[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Звук цветов (NC-17 - Уми/Ю, Канон/Ю [Vistlip, Kanon Wakeshima])
Звук цветов
KsinnДата: Среда, 13.11.2013, 20:37 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Звук цветов

Автор: Wurro
Контактная информация: vk

Фэндом: Vistlip, Kanon Wakeshima
Персонажи: Уми/Ю, Канон/Ю, немного Руи
Рейтинг: NC-17
Жанры: Гет, Слэш, Романтика, Повседневность, POV, ER
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Звук цветов пробивается через холодный плен зимы, чтобы пригласить тебя в свою сказку, наполненную светом нового дня. Найдёшь ли ты под небом розовой нежности время и меня?

Посвящение:
-любимому Умке
-не менее любимому Юшке
-Канон – поклоннице Ю
-сакуре
-костюмам из сингла Sindra

Публикация на других ресурсах:
С указанием автора и ссылки на данный сайт.

Примечания автора:
Продолжение работ по моему любимому фэндому \(*.*)/

Сюжетно-связанные работы автора:

1. "Жить тобой"
2. "Ты мне не нужен"
3. "Лёг и молчи!"
4. "Пандочка... Наказать!"
5. "Звук цветов"
6. "Вне сцены."
7. "The end."
 
KsinnДата: Среда, 13.11.2013, 20:37 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Тёплый ветер доносил до меня обрывки цветочного аромата, проникая в квартиру через открытое настежь окно. Легкие шторки невольно трепетали в танце, навязываемым им очередным порывом и я поспешил вдохнуть этого свежего, манящего воздуха, подавляя желание встать и подойти к окну вплотную. Подойти бы под единственный, залитый солнцем клочок мрачноватой комнаты, и ощутить вишнёвую нежность, которая так привычна, и в тоже время так по-особенному волшебна. Каждый год, в середине марта, когда зацветает сакура, я становлюсь немного романтиком. Хочется погулять под пышными кронами деревьев с любимым, и радоваться цветению, совсем по-детски, наслаждаясь розоватой негой вокруг, так, словно это первый раз.
А каким был первый раз? Я, конечно, не помню, мы уже слишком взрослые, чтобы помнить. И, наверно, слишком взрослые чтобы по-настоящему наслаждаться этой весной, такой юной, что нам просто не угнаться за её невесомым очарованием. Наверно поэтому я и не спешу бежать на улицу, таща следом за собой Уми. Вжимаюсь в кресло поудобней и уже потихоньку начинаю ненавидеть теплую мягкость его ворсинок, оно немного похоже на хозяина квартиры, если подумать. Уми такой же… всё чаще нежный и приятный, такой, покидать которого не хочется вовсе, но железные пружины, глубоко внутри, движимые непонятными силами, порой выскакивают наружу. Да так неожиданно, норовя побольнее впиться куда-то в район задницы, что невольно начинаешь побаиваться этой обманчивой мягкости. Вот только если проблемное кресло можно оправдать его старостью и потрепанностью, то поведение моего возлюбленного скорее объясняет жуткий недосып и, как он выражается, творческий кризис.
Мои попытки быть нежным и ласковые ухаживания, рассыпались в прах о непреодолимую стену его упорного «Извини. Я занят», и голова в очередной раз склонилась над письменным столом, где наш лидер пытался нарисовать нечто шедевральное, наверно, претендующее в последствие на звание наших новых образов. Творения Уми… Всегда казались мне чем-то особенным, выделяющим нас из немалой толпы вижуальщиков. Наш внешний облик так дополнял каждого участника, и главное, гармонировал с его внутренним миром, что я не переставал восхищаться его фантазией и интуицией, позволяющей добиться «золотой середины» между скучными и чрезмерно пёстрыми образами.
Но его попытки создать что-либо, когда есть время, но нет желания, приводили к тому, что мне и сейчас довелось увидеть. Мой любимый сидит за письменным столом, отвернувшись от меня вполоборота, сгорбленный силуэт спины прикрыт лишь легкой тканью, футболки, которая когда-то, несомненно, была чёрной. Лица не видно, из-за прячущих его длинных прядей, но я уверен, что глаза за тёмной оправой очков сейчас озадачены, увлечены рассматриванием практически пустого листа. Напряжённые руки опираются по обеим сторонам от белого клочка бумаги, и я, без стеснения, любуюсь красивым рельефом мышц, тонким обхватом запястья и длинными изящными пальцами.
Я вжат в тесный плен злосчастного кресла, хочу и не хочу из него вставать одновременно. Делая вид, что играю на гитаре, продолжаю битый час мучить ни в чём неповинные струны, снова и снова потихоньку переигрывая все заученные наизусть партии, стираю пальцы, кажется, до костей, но не могу прекратить. Я так обожаю наблюдать за Уми, даже сейчас, за таким, согнувшимся в жутко неудобной позе, комкающим неудавшиеся наброски и раскидывающим смятые листки по квартире, тихонько ругающимся, но неотступно следующим своей поставленной цели. Я люблю его так сильно, что сердце сводит сладкая судорога, от осознания насколько близко находится самый замечательный и самый упрямый на свете человек. И главное, даже зная всю колючесть Уми сегодняшнего, я знаю какой он на самом деле… идеальный, в своем несовершенстве. Меня опять уносит в романтику… Когда-нибудь, я обязательно привыкну к взрывной смеси весны и Уми рядом… Моего Уми. А пока… Пока мне хочется покрепче обнять любимого и развеять его уныние любыми возможными и невозможными способами. Да хоть на вершину Фудзиямы пусть отсюда пешком скажет добраться – запросто! Что угодно! Лишь бы он не был таким – отчаянно грустным.
Но мой возлюбленный молчит, и швыряет очередной листок в сторону воображаемой мусорной корзины. Он молчит, даже тогда, когда я решительно откладывая прочь гитару спешу к нему и осторожно обнимаю за плечи, нависая за его спиной в весьма неудобной позе – пусть, оно того стоит! Этот манящий, практически неуловимый аромат кожи, смешивающийся с мятным запахом геля для душа, стали для меня чем-то жизненно необходимым, подобным воздуху, по своей значимости. Родной, любимый запах, кажется и меня пропитавший насквозь, проникший в кровь подобно наркотику, в котором я испытываю постоянную потребность. И в такие моменты как сейчас, состояние становится особенно похожим на ломку, нехватку этого родного ощущения его тепла. В такие моменты я совершенно не боюсь возможного, скорее даже вероятного, гнева Уми. Мне просто. Нужно. Быть. Рядом.

-Ну чего ты? Ю? – Сопротивляется, нежно, но настойчиво отстраняет мои руки прочь, и тихонько смеётся. Смеётся – значит состояние уныния ещё не достигло своего апогея и можно не опасаться какой-либо кары за «вмешательство в серьёзный процесс дизайна». О, боги! Да знал бы он, что я готов выступать голым, лишь бы только провести редкий выходной вместе, действительно как выходной! Хотя нет… лучше бы не знал... А то мало ли что в голову нашему любимому психу взбредёт. Не буду рисковать – промолчу на эту тему, тем более, когда есть столько других, более приятных тем.
-Я тебя хочу. – Легонько целую заливающуюся смущенным румянцем скулу, какой же он милый в своём стеснении! Ради этого милого выражения на его лице, я даже научился переступать собственное стеснение и нерешительность. На что только не пойдёшь ради этого прячущегося от меня взгляда, исполненного ответным желанием и попыткой это желание скрыть. – Бросай уже свои карандаши… Ну хоть ненадолго. Прошу. – Кончиком языка касаюсь мочки уха, украшенной множеством колечек-цепочек и слышу уже было ответное касание крепких рук к моим рукам, как сказанное мной доходит до сознания любимого.
Провал!
-Вот именно! Карандаши! Нужно больше цветных карандашей! – Вырываясь из моих объятий окончательно, Уми скрывается под столом, роясь в коробке с коробочками, в которых лежат коробочки и, наконец, выныривает с целой упаковкой цветастых карандашей. – Ю, ты гений! Спасибо! – Звонкий поцелуй в щёку, видимо, единственная благодарность которой я сегодня удостоен. Приятно, но… слишком мало. Уми не в курсе – его нет дома, он в своём мире, ожесточённо исчерчивает листок новым наброском. Возвращаюсь к креслу с видом приговорённого, идущего к электрическому стулу. Точно! Сейчас ещё гитару подключу, вообще шикарно будет, такой оригинальный а-ля электрический стул. Осталось только определится куда провода засунуть…
Из суицидальных мыслей вырывает звук sms сообщения в телефоне, бреду теперь в его сторону, уже подозревая отправителя, и на душе становится немного светлее. Пара касаний к светящемуся дисплею – ну да, она – сообщение от Юки. Милая девушка, с которой мы знакомы… Сколько же мы с ней знакомы? Честно сказать, не помню, сколько я времени уже переписываюсь со своей фанаткой так близко, что даже номер сотового ей сказал. Просто, вдруг, неожиданно она мне показалось особенной… весьма интересной собеседницей, не просто восхищающейся нашей группой, а умеющей заинтересовать занимательной беседой, поднять настроение и даже удивить. Что я о ней уже знал? Что она играет на виолончели, учится играть на фортепиано и гитаре, пару раз мы в шутку говорили о том, что я бы мог помочь ей с обучением, дать пару мастер-классов. В шутку, потому что я даже не знал, где она живёт, зато знал что девушка она ответственная – судя по тому, что кроме неё, из фанаток, сообщений мне никто не писал - слово она сдержала и номером моим не разбрасывалась. А ещё она оказалась романтичной, это читалось в каждой строчке её сообщений, постоянно блещущих оригинальностью. И этот раз не стал исключением:
«Звук цветов пробивается через холодный плен зимы, чтобы пригласить тебя в свою сказку, наполненную светом нового дня. Найдёшь ли ты под небом розовой нежности время и меня?» - И загадка, и баллада, и тысяча поводов озадачится прочитанным, подумывая, не подкинуть ли все сообщения от Юки единым текстом для Томо? Может быть, в сумме и правильном порядке эти строки соберутся в интересную песню… Но нет уж! Хочется оставить необычную поклонницу тайной ото всех, кроме Уми, конечно. Тайн от него быть просто не может.
Ещё один призывный писк от телефона, и передо мной сообщение от той же Юки, но в этот раз загадок нет, зато есть вполне реальный адрес – парк в котором цветение сакуры сейчас проходит на самом пике. По интересному стечению обстоятельств этот парк и не даёт мне покоя с самого утра, потому что окна квартиры Уми выходят как раз на него. Сердце невольно ускоряет темп. В пору бы беспокоится, подумывать, что за милыми смайликами моей собеседницы скрывается маньячный тип, следящий за мной уже долгое время. Иначе откуда бы ей знать, что я сейчас нахожусь именно тут? Но здравый смысл отступает перед натиском простых объяснений – фанатки, они же на то и фанатки, чтобы знать больше, чем им открыто. Вполне возможно, что Юки, как и многие из них, знает примерные адреса квартир всех участников группы, а цветущий парк находится ближе всего к дому Уми. Логично предположить, что желая встречи, она выберет подходящее место, облегчая мне его поиск и, тем самым, приближая себя к заветной встрече с кумиром. Надо сказать, что с вишней она угадала как нельзя кстати, хотя… есть разве кто-то, кто не мечтает прогуляться под небосводом тысяч цветов, вдыхая их аромат? Лично я мечтаю уже несколько дней подряд, а единственный день, когда мы свободны от привычного расписанного чуть ли не по минутам графика, Уми предпочитает просиживать дома.

-Уми, может, прогуляемся? – Да, фанатка зовёт только меня, но разве будет она возражать против кампании самого замечательного и единственного ритм-гитариста vistlip? Конечно не будет! Ей же нравится вся наша группа… Брюнет недовольно отмахивается, продолжая творить нечто на листочке, который уже больше пяти минут не летит в мусор, к остальным – прогресс.
-Может позже, Ю? Прошу! – Кто бы мог подумать, что меня будут таким тоном упрашивать оставить в покое, в тёмном доме, противясь прогулке на солнечной, пропитанной теплом улице. Тон, каким бы вопрошающим он не был, на самом деле твёрд и его обладатель уже всё решил. Жаль.
-Тогда я пойду, прогуляюсь. Хорошо?
-Юки? – Конечно, он знает о фанатке, не буду же я врать ему и скрывать наше общение.
-Да, она…
-Хорошо. – Мне показалось, что на мгновение Уми выполз из кампании десятков карандашей и бумажек. Показалось. Он с таким спокойствием отпускает меня неизвестно к кому, что становится немого неприятно.
-Тебе всё равно?
-Что?
-Что я иду гулять… без тебя? – Хотелось сказать «с девушкой», но мне не осилить такую простую фразу, с таким непростым подтекстом. – Ты не ревнуешь? – Да, я брежу, я дурак, но я бы его так просто не отпустил. Вообще бы никуда не пустил. Тёмные глаза широко распахнувшись, в изумлении, пару секунд смотрят на меня сквозь тонкие стёкла очков.
-У меня нет причин ревновать. Я тебе доверяю, Ю. – Серьёзность тона заставляет постыдиться своих недавних мыслей. Он верит мне… А я бы извёлся уже на тысячу раз, пока он в кампании фанатки, тем более такой вежливой и милой, гулял непонятно где. Стыдно.
-Тебе что-нибудь купить? – Пытаюсь хоть как-то скрыть своё смущение, за банальными вопросами, уже начиная метаться по дому в поисках одежды на выход. Молчание в ответ и звон серёжек – отрицательно покачал головой, порой я поражаюсь, насколько хорошо я чувствую Уми. Вот и сейчас, я чувствую что он улыбается, возвращаясь в мир творчества, в чём могу убедиться одевшись и шагая мимо в сторону двери. – Я ненадолго. – Зачем-то уточняю я, и еле сдерживаюсь, чтобы не затянуть в объятия увлечённо рисующего брюнета.

***

Солнце. Свобода. Пятнадцать минут пути неспешным шагом. Парк. Сакура. Аромат весны. Сколько же я об этом мечтал за последнее время? Достаточно долго, видимо, чтобы наслаждаться сейчас каждым мгновением, и временно заглушить в себе неправильность моего поступка. Оставлять Уми одного дома, а самому идти развлекаться… Мне уже не казалось это чем-то ужасным. В конце концов, каждый из нас имеет право проводить своё свободное время в своё удовольствие. И хотя, я уверен, что высшим пределом удовольствия является время, проведённое с лидером, сейчас я чувствую себя на удивление хорошо, что позволяет наслаждаться наблюдением за окружающей меня красотой цветущих вишен, спокойно посиживая за столиком мини-кафе на открытом воздухе. Потягиваю фруктовый сок из высокого стеклянного бокала и ожидаю фанатку в предложенном ей месте. Почему-то, когда время приближается к назначенному, я начинаю заметно нервничать, то и дело, ёрзая на стуле, теребя светлый рукав джинсовки и перечитывая прошлую переписку с Юки. Как-то неожиданно осознаю, что даже не знаю, как девушка выглядит – в профиле социальной сети была лишь одна аватарка, да и на той было фото виолончели, а не самой фанатки, а ещё, вдруг пугаюсь, что она не узнает меня такого домашнего, без макияжа и костюмов. Красится для простого похода в парк, я бы не стал в любом случае, но всё же надо было подойти к вопросу «узнавания» более ответственно. В момент, когда я уже строчу sms фанатке, стул, стоящий напротив моего, отодвигается.

-Добрый день, Ю-сан! – Девичий нежный голосок, звучит до неожиданности знакомо. Я вздрагиваю, роняю телефон и, уже нагнувшись за ним под стол, понимаю, как наверно сейчас по-дурацки со стороны смотрюсь. Осторожно, стараясь не проломить себе голову о стеклянную поверхность, поднимаюсь обратно, рассматривая новую знакомую снизу вверх. Миниатюрные кукольные ножки в нежно-розовых туфельках украшенных атласными лентами, стройная фигура, лёгкое пышное платьице на которой сидит как влитое. Нежный отлив ткани всё тем же розовым цветом, многочисленные оборочки и бантики, делают девушку похожей на сказочную принцессу, а тёмно-русые кудри, волнами стекающие по хрупким плечам и милая маленькая шляпка на голове, в тон наряду, только подчёркивают сказочность всего образа. Я даже начинаю себе неловко чувствовать – ведь мой наряд восставляет привычный для прогулок светлый джинсовый костюм, белая рубашка и любимые кроссовки, которые успешно доживают второй сезон носки и не спешат рваться, за что я их собственно и люблю. На голове наверняка после погружения под стол творится бардак, спешу убрать прячущие глаза блондинистые пряди, и наконец, решаюсь взглянуть в лицо девушке. Наверняка, такая красавица уже разочарованна своим неряшливым кумиром.
Пухленькие губки затронуты нерешительной улыбкой, правильный овал лица, миниатюрный носик и немного удивлённые очаровательные глаза с пышными ресницами – точно – красавица. Только лицо её, кукольное при минимуме макияжа, кажется невероятно знакомым, вся эта утончённость, грация…

«Хизаки?!» - Первая бредовая мысль, врезается в голову довольно резко, только благодаря чудесной случайности я не сажусь мимо стула, неловким жестом приглашая присесть фанатку тоже. Бредовая мысль не покидает, да и особо бредовой-то не кажется. Если честно, у меня давно развилась фобия на подобного рода платья, с тех самых прекрасных пор, когда я первый раз увидел лид-гитариста Versailles… Тоже, милая такая, девушка… Только вот подойдя ко мне, она вполне себе мужским, хорошим басом, возьми да спроси у меня что-то вроде: «Ю-кун, закурить не найдётся?». Было жутко, если честно. Не с тех ли я пор бросил курить?
Пока я боролся со своими внутренними тараканами, девушка терпеливо ждала меня за столиком, и даже успела сделать заказ, мило улыбаясь официанту, она слегка склонила голову на бок и вновь перевела взгляд тёмных глаз на меня. Наверно именно в этот миг я её узнал.
-Ты же… То есть, Вы… Канон… - Опять разволновался и, плохо контролируя язык заговорил быстро сбивчиво, но видимо принцесса меня понимала, потому как улыбалась всё радостней и смущаясь, кивала головой на все мои слова. – Вы же Канон Вакешима! Я… Мы же знакомы! Но почему же… То есть это Вы всё время писали мне? Но Вы представились Юки, поэтому я совершенно не понимаю, как так странно произошло.
Звонкий смех несколько озадачил меня, и я потерял смысл того что долгое время пытался донести. Но Канон чувствовала себя непринуждённо и с радостью пояснила всё сама.
-Да, это я писала вам, под вымышленным именем… Простите. – Легкий поклон и тёмные кудри послушно вздрагивают с плеч и снова ложатся на них замысловатым узором. – Просто, если бы я пригласила вас на свидание, пользуясь своим именем, вы бы наверняка пришли из уважения. А так, я вас заинтересовала, оставаясь за маской простой фанатки. Хотя я действительно ваша давняя поклонница Ю-кун. Вы не представляете, как я рада встрече с вами!
Хитрая, очень умная девушка, и в тоже время смелая, раз решилась и, главное, смогла завоевать внимание кумира к себе с нуля. Так стоп! Она сказала свидание?! Мне послышалось? Я смотрю на эту продолжающую щебетать принцессу и теряюсь в восторженно-счастливом взгляде её огромных глаз, я даже принимаю участие в беседе с ней, но как-то отстранённо, на автомате поддерживая диалог, чего она не замечает, к счастью… Канон с таким обожанием смотрит на меня и в то же время смущается, очередной раз, чрезмерно ярко признаваясь в любви, что я начинаю чувствовать себя предателем, по отношению к Уми. Но не от её слов, а от того, что находясь рядом с такой беззащитной, хрупкой кукольно-милой девушкой, я чувствую себя иначе, чем раньше, чувствую себя настоящим мужчиной, сильным, способным и желающим защищать это хрупкое, подобное мотыльку создание. В то время как рядом с Уми…
На самом-то деле это нормально, что симпатичная умная девушка привлекает моё внимание, но кто сказал, что норма это про меня? Тем более когда я больше месяца живу с лидером нашей группы… люблю его… Хочется убиться о стол, с размаху впечатываясь головой в его надраенную до блеска поверхность. Всё так… неправильно.
Телефон звонит как всегда вовремя. Или же, наоборот, не вовремя? Не суть… Он вырывает меня из мыслей о том, какой я идиот и предатель, а это главное. Извиняюсь перед девушкой, но вовремя принесённый ей заказ – вазочка с клубничным мороженным – отвлекает её от меня на какое-то время и я, ещё раз извиняясь, отвечаю на звонок.
-Алло?
-Ю-кун, что мне делать? – Хнычущий голос с той стороны трубки принадлежит Руи, процентов на восемьдесят, остальные проценты поглощает алкоголь, судя по интонации звонящего. В последнее время, я нечаянно записался в психологи нашему басисту, в какой момент это произошло, я не знаю и сам, просто один вопрос от Руи, потом, невзначай, второй и вот он уже звонит мне регулярно. Он, думая, что наши отношения с Уми идеальны, консультируется со мной, по поводу своих попыток на отношения с Томо. Именно попыток, потому как назвать их вечную ругань и недовольства друг другом отношениями, язык как-то не поворачивается. Я думаю, они действительно неплохая пара, вот только характеры у обоих, не самые лёгкие, сколько ещё пройдёт времени, прежде чем я перестану быть консультантом амурных дел – неизвестно.
-Что стряслось на этот раз, Руи? – Канон, слыша знакомое имя, оживляется на мгновение, открываясь от мороженного, машет мне, видимо, хочет передать привет Руи. Киваю ей в ответ, и уже жалею что ответил, но и не ответить ему не могу – разобьёт телефон попытками постучаться до меня, а отключать нельзя – вдруг пропущу звонок от Уми. Нельзя ещё и по той причине, что если Руи что-то действительно надо, то он меня и из под земли достанет, поэтому проще выслушать. Делаю глоток сока, готовясь к очередной душещипательной истории о том, какой у нас вокару эгоист.
-Я не хочу всегда быть в пассивной роли, Ю-кун. Что делать? – Поперхнулся соком так, будто случайно перепутал его с ядом гадюки. Послышалось? Не послышалось. Надеюсь, Канон ничего не слышала! На всякий случай незаметно убавляю громкость динамиков. Прекрасно! Теперь я ещё и сексологом подрабатывать начинаю… Росту.
-И… эм… эээ… и чем я могу тебе помочь в этой ситуации, Руи-кун? – Действительно. Чем? Как можно более мило улыбаюсь своей спутнице, жестами давая понять, что сейчас закончу разговор, и верну ей свою кампанию.
-Ну-ууу… подскажи, как так получилось, что ты Уми… - А-ааа! Стоп! Стоп! Стоп! Я не хочу этого слышать сейчас! Наивный Руи, с чего же он предположил, что в наших отношениях роль пассива отведена… Хотя… Я тоже вначале думал, что всё будет… кхм… иначе. Милый, бедный Руи… Как я его понимаю.
-Спроси у него сам. – Говорю первое, что пришло в голову из… приличных ответов, которые можно произносить вслух при юной леди.
-У Уми?! Ты с ума сошёл?! Он же убьет меня! – Кажется, ещё десять процентов моего собеседника вернулись в состояние трезвости. Ещё бы! Представляю как Руи задаст нечто, подобное лидеру, и как весело ему потом докажут что он не прав. Я даже немного завидую… Наверно переизбыток свежего воздуха превращает романтика во мне в извращенца, но я всё же решаюсь сжалиться над басистом… немного.
-Нет, у Томо спроси.
-Ты уверен?
-Да, да. Полностью уверен. Удачи. Извини, мне некогда. – Кладу трубку виновато улыбаясь принцессе, успевшей съесть половину мороженого из вазочки.
-Дела? Я тебя отвлекаю от дел группы? – Глаза напротив виновато хлопают длинными слегка подкрашенными ресницами.
-Да, есть немного дел. Но сейчас я свободен. – Кто бы мог подумать, что я могу быть столь очаровательным? Наверняка это Канон заразила меня своей милой улыбкой.
 
KsinnДата: Среда, 13.11.2013, 20:37 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

В жизни Канон оказалось ещё более интересной собеседницей, чем в соц. сети, способной поддерживать продолжительные споры и темы в различных направлениях, хотя по большей степени, наше общение, конечно, касалось музыки. После кафе мы ещё долгое время бродили по парку, обсуждая интересы друг друга и делая всё новые и новые открытия, количество которых всё никак не убавлялось. Я вынужден был признать, что уже долго время ни с кем, кроме согруппников так открыто не общался, поэтому встреча принесла не мало положительных эмоций, и я нисколько не жалел, что простая фанатка Юки, оказалась не такой уж и простой, и тем более ни какой не Юки.
Всё было… Просто замечательно. Если не считать, что какая-то часть меня, уже вовсю рвалась домой, в то время как вторая была во власти безмерного очарования девушки, и не спешила никуда, вообще. А ещё ход замечательного дня немного нарушал звонок Руи, точнее его мысль, которую он словно вирус заселил и в мой мозг. Хорошо, что никто не мог видеть со стороны, как парень, идущий с невероятной красавицей, модельной внешности, думает о том, почему в их паре именно он пассив и может ли быть иначе… ну хоть иногда.
Незаметно за разговорами сумрак начал накрывать город осторожной пеленой, становясь всё настойчивее, требовательнее отбирая свет у мира вокруг. Гирлянды, удачно спрятанные в кронах за цветами, постепенно загорались, заливая парк рассеянным нежным светом, создающим более чем романтичную обстановку. Воспользовавшись очередным моим особенно глубоким раздумьем, Канон неуверенно коснулась моей руки, и её щёки покрылись едва заметным в розовом сумраке, румянцем. Поборов робость она подала мне свою руку и я, будучи полным идиотом, сжал её в своей ладони. Мягкая, невероятно гладкая, кожа совершенно отличалась от рук Уми, мне в очередной раз приходило сравнение с куклой, которую страшно было нечаянно сломать слишком крепкими объятиями… Объятиями?!

-Ю-сан, ваше сердце… свободно? – Голос девушки дрожит от холода или волнения, или же от обоих факторов сразу. Я думаю о таких мелочах, в то время как должен думать над ответом, хотя… тут и думать не надо. Занято, конечно, занято. Давно и бесповоротно. Но как бы это сказать менее обидно, для неё…
Для скромной девушки, принцесса оказалась слишком решительной, стоило на секунду отвлечься и мы уже стоим, обнявшись под густой кроной одной из вишен, вдали от дорожек, заполненных такими же неспешно прогуливающимися парочками. Она смотрит на меня, пристально снизу вверх, такая маленькая, такая… чужая. Почему-то именно сейчас, когда я мог бы сделать выбор совершенно иной, такой, что не стеснялся бы заявить о своих отношениях открыто, всему миру… именно сейчас я думаю об Уми, и понимаю, насколько я болен им, что даже такая красавица как Канон не способна излечить меня от безумной болезни, являющейся по совместительству нашим лидером.
-Канон… Ты замечательная девушка, но я… - И опять слова уплывают от меня, не желая складываться в цельное предложение, хотя решительность девушки равна её догадливости, улыбка с её губ не уходит, но плавно сменяется с озорной, на грустную, понимающую. Она кивает мне медленно, несколько раз, отчего кудри вновь колышутся мягким переливчатым морем, в свете десятков маленьких лампочек. Морем…
-Я всё понимаю, Ю-сан. Простите за мою настойчивость. Мне… мне пора. Спасибо за встречу! – До того, как я предложил Канон проводить её, девушка приподнялась на цыпочки и поцеловала меня, легонько касаясь моих губ своими. Одно касание и силуэт принцессы скрывается вдалеке, под затихающий стук каблуков. Карамельный аромат её парфюма ещё долгое время щекотал мой нос, после того как я, замерев в ступоре, пытался понять, что произошло.

***

Иду домой с опаской быть пойманным, мне кажется, карамельный запах Канон пропитал меня насквозь, вытесняя любимое мятное сочетание, то и дело касаюсь губ – если след от помады и был, то я его уже стёр сотни раз – как же неожиданно всё произошло, я просто не ожидал. Будь она менее решительной, я бы несомненно всё предотвратил, но она… Я отвратительно оправдываюсь. Если её действия ещё можно отнести к несдержанным порывам юной влюблённой девушки, то мои мысли не имеют никакого оправдания. Сдаюсь и раскаиваюсь. Самолично приговариваю себя к смерти через съедение собственной совестью и поднимаюсь на нужный этаж. К квартире Уми.
И какого чёрта мне не сиделось дома? Сидел бы себе, позвал Тою, посидели бы вместе за просмотром какой-нибудь смешной комедии, которая, с комментариями Тои всегда становилась по-настоящему смешной, а там бы глядишь и лидер оторвался от своих дел, присоединяясь к нам. Хотя о чём это я? Тоя до сих пор под впечатлением наших последних посиделок, вряд ли в ближайшую пару месяцев он рискнёт остаться с нами наедине. Интересно, насколько хватит урока, преподнесенного ему лидером? Пока что, он даже магазины с женской одеждой обходит на безопасном расстоянии, стараясь даже не смотреть в сторону витрин.
В квартире тихо и темно, пробираюсь на ощупь понемногу различая в сумерках силуэты знакомых вещей. Беспокойство в душе нарастает, когда на моё: «Я дома!» ответом является тишина. Спешу в спальню, сбивая по пути стопку журналов на низком столике, сердце предательски ломает грудную клетку, учащая свой стук, до бешеной чечётки. Так страшно не обнаружить сейчас любимого дома, но он тут – уснул, склонившись прямо на письменный стол, в ворохе бумаг и карандашей, тусклый свет из окна даёт мне возможность различить его силуэт. Спокойный выдох сам вырывается из груди – он тут, а значит всё как прежде, значит, всё будет хорошо, если я больше не буду так жутко тупить.
Скидываю с себя джинсовку вместе с рубашкой, бросая её на любимое кресло, следом за ними летит телефон, негромко брякая о железные пуговицы. Подхожу ближе, и сердце замирает от вида спящего возлюбленного. От былого напряжения на его лице не осталось и следа, как же я счастлив, что имею возможность видеть его таким. Даже остальные согруппники не знают, насколько милым становится наш безумный строгий лидер, когда сон берёт над ним власть. Приглаживаю сбившиеся пряди на макушке, осторожно вытаскивая из них очки и снова лохмачу густые волосы, зарываясь в них лицом. Глаза невольно прикрываются от удовольствия, когда в носу становится щекотно от родного запаха, ощущения близости и спокойствия, которое накрывает теплой волной. Кладу руки на плечи любимого, футболка, такая… до обидного ненужная сейчас, лишняя, мои пальцы уже крадутся к её горловине, осторожно проникая под ткань. Касаюсь тёплой кожи шеи, ключиц и скольжу ниже, постепенно пробуждая Уми ото сна.
-Ты уже пришёл, Ю. Я тут дорисовал всё уже. – Брюнет не спешит просыпаться, довольно мурлычет и снова располагается на столе, продолжая бормотать сонным голосом. - Вроде всё нормально, но чего-то не хватает, понять не могу. Посмотришь? Они где-то тут…
Ловлю его руку, на ощупь блуждающую по столу в поисках нужных листочков, и поглаживаю её слегка царапая, от самых кончиков пальцев и вверх плечу, но он продолжает меня игнорировать, поудобнее устраиваясь на карандашах. Возмутительно! Моя вторая рука, всё ещё блуждающая под футболкой, нащупывает сосок – возмущённое ворчание. Так-то лучше! Сжимаю пальцы сильнее, и ворчание переходит в тихий стон, становясь громче, когда мой язык касается мочки уха, игриво поглаживая её, задевая многочисленные цепочки. Уми пытается подняться, но я нависаю над ним, мешая этому, да и карандаши, неудачно оказавшиеся под ладонями лидера, заставляют его руки разъехаться в разные стороны, сильнее припечатывая тело к плоской поверхности. Такой растерянный, неловкий спросонья, он навевает на меня странные, непривычные желания, от которых пах сводит от жара и тяжести, голова идёт кругом, и дыхание никак не желает восстанавливаться... Глубокий вдох! Взять себя в руки! Отойти и дать ему высвободиться из неудобной позы… Может быть и не удобной, но зато какой… какой притягательной. Это всё Руи виноват со своими разговорами! После начала наших отношений, я и не думал об Уми так, как хочется сейчас и… чёрт! Потом, я всё спишу на весеннее обострение, а сейчас…

-Какого чёрта Ю! – Ленивые попытки лидера к сопротивлению, заводят ещё больше, прикусываю его шею, чтобы сдержать собственный стон и продолжаю стягивать с него одежду более настойчиво, покрывая уже обнажённую спину поцелуями-укусами, руки скользят по горячему телу, и я чувствую, как подрагивает мой возлюбленный от этих касаний, как вздымается его грудь под тяжестью моего тела. Лязг многочисленных цепочек украшающих джинсы брюнета оказался последней каплей моего здравого смысла, я изо всех сил прижимаю руки, всё ещё пытающегося подняться со стола, лидера и нежно целую его в висок. – Ю? – Нотки беспокойства в голосе любимого, приятно касаются слуха, видимо я скрываю в себе замашки садиста… конечно, он понял, чего я хочу.
-Ты ведь говорил, что доверяешь мне? – Целую его сквозь чёрные пряди, то и дело, задевая губами чувствительную зону у уха.
-Мне казалось, мы говорили, на тот момент, о другом. – Подрагивающий голос сводит с ума, нужно заставить его замолчать, иначе он меня доведёт до оргазма одними разговорами.
-То есть, ты доверяешь мне не во всём?
-Да… Нет… Ну почему… - Пользуясь моментом подношу к его рту пальцы, призывно касаясь ими губ и, тем самым, сбивая с мыслей. Заставляю застыть в ступоре на мгновение и всё же взять их в рот, облизывая так пошло, что я громко вдыхаю в себя воздух, судорожно вздрагивая и изнемогая от желания обладать любимым человеком целиком и полностью.
-Доверься мне, хоть один раз… прошу… ах… - Одно движение головой вперёд и он вбирает мои пальцы в рот на всю длину. Жарко, влажно и невыносимо приятно чувствовать настойчивые движения его языка – расцениваю проявленную инициативу как согласие и больше не удерживаю его второй рукой. Ласково касаясь позвонков, скольжу по спине вниз, попутно сдергивая с себя джинсы, и, наконец, прикасаясь к его возбуждённой плоти. Сдавленный стон, слетающий с любимых губ, отдаётся вибрацией в пальцы, всё ещё зажатые во рту. Дыхание перехватывает от осознания, покорности любимого, забывая дышать, я уже готов сдаться, но нет… когда ещё представится такой шанс?
Брюнет с некоторым сожалением отпускает мои пальцы изо рта, заметно напрягаясь, ожидая неприятных ощущений. Какая-то часть мозга оповещает меня, что я бессердечное похотливое животное, и тут же тонет в восторженных эмоциях, которые порождаются под сдержанное постанывание любимого, когда я осторожно растягиваю его пальцами одной руки и настойчиво ласкаю второй, стараясь хоть немного отвлечь от неминуемого дискомфорта.
Мне кажется, всё это длится целую вечность, чрезмерное возбуждение и нетерпеливость, замедляют время, заставляя больно закусывать губы, ожидая разрешения продолжить. В предвкушении большего, накручиваю сам себя до предела, касаясь бёдер любовника возбуждением, и всхлипывая от каждого ответного движения в мою сторону. Когда его тело расслабляется достаточно, я собираю в себе все возможные силы, чтобы быть сдержанным и не сорваться, причиняя боль, самому дорогому на свете человеку. Ощущение узости и жара податливого лидера и его сдержанные стоны превращают меня из человека в нечто иное, большее. Каждая клеточка меня сосредоточена, на восприятии ощущений, своих и любимого, мир вокруг становится лишним, когда закрывая глаза, я стараюсь быть предельно осторожным и нежным. Все ощущения сейчас, усиливаются до умопомрачения, так чётко, до самых незначительных, казалось бы, мелочей позволяя ощущать происходящее. Капелька пота скользит с моего лба по шее и срывается с груди, звонко разбиваясь о подрагивающую поясницу любимого. Очередной болезненный стон прерывается - сменяется удивлённо-восторженным, когда я немного варьирую своё положение, находя правильное, наиболее приятное для партнёра. В благодарность получаю уверенный толчок навстречу – разрешение продолжать, позволяя себе ускориться, окончательно отдаюсь вволю чувств.
Каждая наша близость, несёт в себе всё те же, как в первый раз хрупкие, и от этого более дорогие, эмоции, ощущения, которые с каждым разом не становятся слабее - они остаются неизменно нереальными и пьянящими. Дурманящая нега счастья, обладания человеком и ответного принадлежания ему же, чувство когда хочешь и принимаешь столь же много, сколько можешь отдать, а именно – всё. Именно это чувство порождает настоящую близость с человеком, без которого чувствуешь себя неполным, лишь частью единого целого, стремящегося вновь обрести единение.
Вдохи. Движения. Стоны. Возгласы. Запоздалые выдохи. Всё настолько общее, неразрывно связанное, что я не могу себя представить вне этого безумия желаний и эмоций, в равной степени принадлежащих друг другу. Я хочу, чтобы эта взаимность была вечной, никогда не гасла в суете времени и недолговечности памяти, но я всегда хочу больше, чем могу получить… На пике удовольствия мне кажется, я настолько сближаюсь с любимым, что способен читать его мысли, читать и воплощать в реальность доводя до верха удовольствия, растворяя в нём в глубоким чувственным стоном. Картинка перед глазами плывёт, не спеша приходить в норму, память поспешно вбирает в себя очертания выгнувшейся спины любимого, кажущейся в полумраке комнаты особенно красивой, губы же впитывают этот рельеф с поцелуями, ощущение солоноватой кожи так обыденно и в тоже время ново, что хочется целовать её вечно, но стол перестаёт казаться удобным, как только первые ощущения удовольствия оказываются поглощены ненасытностью тела.

-Пора бросать курить. - Уми всё ещё тяжело дыша, опустился на колени, запрокидывая голову назад, на стоящий поблизости стул и поведя бровью, покосился на меня, а я… не зная куда себя деть их последних сил добираюсь до кресла и падаю в него, рискуя засадить в себя очередную бешенную пружину. Но кресло ко мне благосклонно, хрустнув пару раз, недовольно и жалобно, оно принимает моё, растекающееся в блаженстве тело, а заодно впитывает капельки пота с кожи. Всё ещё чувствую на себе пристальный взгляд брюнета, мне не хватит сил посмотреть на него сейчас и не умереть со стыда при этом, наверно, я становлюсь эгоистом, прикрывая глаза, я стараюсь не чувствовать этот взгляд, потому что мне… Мне стыдно чёрт возьми! Чертовски стыдно за своё поведение, хотя и приято…
Телефон. Звонит. Где-то подо мной. Как всегда вовремя. Точнее не вовремя ни черта! Как ни странно опять Руи, хотя мне думалось, на сегодня он больше в консультациях не нуждается. Может и правда что-то случилось, да и соблазн отвлечься от ощущения молчаливого сканирования слишком велик. Принимаю вызов, и хочу провалиться от ужаса, когда радостный вопль сообщает мне и всей комнате свои новости.
-Ю, представляешь, он согласился! Ты мне очень помог! Спасибо, Ю! – Руи слишком громкий, слишком прямолинейный, и слишком в тему сейчас со своими восторгами – как бы лидер не заметил подвоха и моего сговора с басистом, хоть такового и не было... Больной мозг уже рисует эпичные обложки фильма, с не менее эпичным названием: «Восстание пассивов!». Нервно хихикаю и сообщаю Руи что сплю, извиняясь, благодаря в ответ, и побыстрее нажимая кнопку отбоя.
-Какая же ты зараза, Ю! –От моего возлюбленного даже оскорбление звучит как комплимент, хотя судя по сожалению в голосе, я действительно в чём-то провинился. Неужели услышал наш с Руи разговор?! Отбрасывая нахлынувшее опасение, нахожу силы подняться и подойти к любимому человеку, склонившемуся над столом.
Яркий свет включенной лампы болезненно бьёт в глаза и мне требуется время, чтобы привыкнуть и различить эскизы наших будущих костюмов, как всегда оригинально и великолепно, но… случайно попавшие на рисунки белые пятна, делают их…
-А по-моему неплохо… - Слова как-то сами срываются с губ, пока я думаю, стоит ли мне убиться со стыда или же доказывать свою непричастность к «творению» до последнего.
-Хм… Ты думаешь? – Пощипывание подбородка – верный признак глубокой степени задумчивости лидера, в которой им обычно и достигается истина, пожалуй, я не буду говорить что выражал мнение только по поводу работы карандашом… Ведь и правда есть что-то в этих контрастно-белых каплях, хаотично расположенных на некоторых частях нарядов…
-Только о процессе создания остальным не рассказывай, хорошо? – Это будут самые атмосферные и навивающие воспоминания образы, по крайней мере, для меня.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Звук цветов (NC-17 - Уми/Ю, Канон/Ю [Vistlip, Kanon Wakeshima])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz