[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Сахарная пудра (R - Die/Kaoru [Dir en Grey])
Сахарная пудра
KsinnДата: Среда, 13.11.2013, 20:22 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Сахарная пудра

Автор: Laas

Фэндом: Dir en Grey
Персонажи: Die/Kaoru
Рейтинг: R
Жанры: Флафф, PWP
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
***

Публикация на других ресурсах:
С разрешения автора.

Примечания автора:
А во всем виноваты моя жена со своими стебными шутками, фото Каору на фоне прилавка с пончиками и Хелли, которая придумает причину для секса любимых гитаристов на ровном месте. хДД А я, в общем-то, не при чем, так, мимо проходила, решила себе же подарок на день рождения сделать))
 
KsinnДата: Среда, 13.11.2013, 20:23 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Если бы не сбитый график, то Дайске наверняка спал бы в три часа ночи, а не смотрел посредственный боевик, распивая пиво и периодически отвечая на сообщения Тошии, которому отчего-то тоже не спалось в столь позднее время.
Под очередной громогласный рев из колонок домашнего кинотеатра, в момент наибольшей активности главного героя на экране, ритм-гитарист с сожалением обнаружил, что бутылка как-то неожиданно быстро опустела. Кондиция еще не наступила, развязка в боевике тоже: требовалось добавка.
Уже было решив окликнуть Каору, который буквально десять минут назад ушел как раз на кухню, Дай в последний момент передумал. Лидер не станет нести пиво даже за «пожалуйста» и не проникнется жалобным тоном.
Прихватив с собой пустую тару, Андо прошел на кухню, с сожалением глянув в последний раз на экран, где гадко ухмылялся злодей со шрамом на все лицо. Но стоило появиться на пороге, как мысли о фильме напрочь вылетели из головы мужчины, уставившегося прямо перед собой. За круглым стеклянным столом, уютно уместившись в плетеном кресле, сидел Каору, поджав под себя босую ногу. Он не курил, как предположил сначала Дайске, не изучал листы документации или же партитуру, даже не пил – Ниикура жевал пончик. Сосредоточив взгляд на осыпающейся сахарной пудре, он старался языком слизать ее раньше, чем она в очередной раз окажется на стеклянной поверхности. Рядом с ним стояла большая тарелка, полная сладкой выпечки, а с другой стороны блюдце с той самой белой сладостью, в которую макались пончики, прежде, чем быть съеденными.
- Что? – невнятно пробормотал лидер, заметив ступор гитариста. Вопросительно изогнув бровь, откусил очередной лакомый кусок. Белесой пеленой пудра осела на его бороде и губах, заставляя непроизвольно облизнуться обоих.
- Ничего, - Дайске пожал плечами, понимая, что отвести взгляд у него не получается. Пустая бутылка, не дожив до мусорки, была оставлена на барной стойке. - Ты на время смотрел? – сиплым голосом поинтересовался Андо, понимая, что гремучая смесь любовника в пижаме и сладких пончиков начинает сводить его с ума. Он уже чувствовал на пересыхающих губах приторный вкус сахара.
- Смотрел, - Каору кивнул, все еще не понимая причины такого удивления. Хотя, правильнее сказать, делая вид, что не понимает эти самые причины. – А что?
Дайске довольно улыбнулся, подходя ближе. По тонким губам Ниикуры вновь пробежался язык, снимая остатки белесой сладости. Тело в предвкушении передернуло.
- Не устраивает, что я могу располнеть? – продолжал провоцировать лидер, вернувшись к жеванию пончика. Взгляд его предательски заблестел.
- Кого? Меня?! – искренне удивился Андо, отставляя блюдо с выпечкой на ту же барную стойку. Возмущений не последовало. – Ты же знаешь, я люблю, когда ты поправляешься, - рука замерла над блюдцем с пудрой. По губам растеклась еще более широкая улыбка.
Под удивленным взглядом любовника он рассыпал белый порошок по столу, небрежно размазав его ровным слоем. Оставшиеся на ладони частички нагло вытер о рукав пижамы лидера.
- Что ты делаешь? – поинтересовался Каору, облизывая собственные сладкие пальцы. Дайске мысленно застонал от собственной неспешности и провокаций со стороны своей второй половинки. – Я не полезу на стол, - добавил он, глубже усевшись в кресло.
- Что тебя не устраивает? – мягко поинтересовался Дай, нащупав жилистое запястье и потянув за руку на себя.
- Он стеклянный, - назвал очевидную причину Ниикура, однако, подаваясь вперед и вставая на ноги, чтобы тут же закинуть голову, когда горячие губы коснулись его шеи, не став пока трогать сладость испачканного лица. – Дай…ске.
- Ты легкий, - заверил Каору мужчина, сжимая в ладонях упругие ягодицы и вдавливая тело в себя. Его любовник не собирался сопротивляться, несмотря на все свои страхи, ведь Дай не потерпит отказа, настояв на своем. Да и как можно отказаться, ощущая на себе желание пылающего взгляда, твердость шершавых губ, возбуждение, вжимающее тебя в его тело.
Нетерпеливо потянув с гитариста рубашку, Ниикура умудрился снять ее, не расстегивая пуговиц под жалобный треск ткани. Когда схлынет этот прилив, еще придется выслушать об испорченной любимой вещи. А пока ее можно небрежно кинуть на пол бесформенной кучей, да еще и наступить сверху, позволяя сильным рукам грубовато сжимать собственное тело, оставляя липкие следы пудры на заднице.
Широкие пижамные штаны съехали по ногам в тот момент, когда Дайске добрался, наконец, до сладости тонких губ, успевших склеиться от белого налета. Каору промычал что-то протестующее, утонувшее в глубине поцелуя, когда его таки усадили прям в снежное облако на холодную столешницу. Кожа мгновенно покрылась мурашками. Мужчина инстинктивно прижался к любовнику плотнее, ища тепла, но вместо этого с неудовольствием ощутив шероховатость джинсовой ткани.
- Аккуратнее, - промычал Дайске, слизывая пудру с усов и щеки.
- Мы можем поменяться местами, - напомнил ему Ниикура, остервенело дергая ремень и молнию. Ритм-гитарист благоразумно вернулся к своему занятию, стараясь повалить лидера на стол, но тот противился, стряхивая липкую ладонь со своего плеча. – Я не хочу быть весь в пудре!
- Я не спрашиваю твоего мнения, - с нахальной улыбкой парировал Андо, переступая через собственные штаны и уже без лишних уговоров опрокидывая мужчину на стол.
Каору зашипел, стукнувшись головой о металлический край, и поежился, ощущая пронизывающий холод. Тело погрузилось во взметнувшееся со всех сторон матовое облако пудры, осевшее на коже сладкой пеленой. Дайске в предвкушении облизнулся, наклоняясь и проводя языком по груди.
Он еще не начинал, а пить уже хотелось. Сахар оседал на языке, сковывал горло, делал слюну еще более вязкой. Тонкая ее нить оседала на напряженном животе, поблескивая в кухонном освещении. Каору под ним поерзал, боясь сделать лишнее движение – все-таки он побаивался ненадежных поверхностей и стеклянный столик, в его понимании, был именно таким. Пальцы то и дело вцеплялись в угловатые плечи, в желании хоть как-то обезопасить себя. Сознание еще не отдалось Дайске, хотя тело начинало пылать и требовать большего.
Липкая пудра покрывала тело сладким белым панцирем, не сказать, что от этого лидер был в восторге, но молчал, а потом и вовсе забыл, едва почувствовав горячий липкий язык в себе. Ноги непроизвольно сами раздвинулись еще шире, пальцы уже не ощущали твердости сильных плеч. С губ слетело довольно «мвах». Каору закрыл глаза, не желая портить момент привычным интерьером кухни.
Дайске то отстранялся, поспешно сглатывая слюну, то возвращался вновь, добавляя влажные пальцы, убирая их и вновь проникая языком. Ниикура лишь беспомощно жмурился, нетерпеливо закусывая губу и скользя ладонью по собственному члену. Его любовник, сосредоточенный на своем занятии, не видел подобной вольности. Но как только заметил, тут же шлепнул по напряженному запястью, прежде чем навалиться на мужчину весом своего тела.
Каору довольно улыбнулся, обхватывая сильный торс ногами и подставляя ключицы и изгиб шеи под новые поцелуи.
- Когда же ты побреешься, - недовольно пробурчал Дайске. Эта фраза была так привычна, произносима почти каждый раз, когда гитарист наталкивался на преграду из бороды в стремлении облизывать свой фетиш – линию подбородка лидера.
И сам не дал Каору ответить, толкнувшись в глубину жаждущего тела под сдержанный короткий стон. Тонкие губы приоткрылись, в попытке глотнуть побольше воздуха. Жадный Дай тут же припал к ним, еще хранящим вкус выпечки и сахара.
- Что ты делаешь? – с запинкой спросил Ниикура, удивленно открывая глаза, когда по его влажным от поцелуев губам грубо мазнули пальцы. Он тут же облизнулся, вновь ощутив вкус сахарной пудры.
- Не облизывай, - с разочарованием протянул Андо и вновь опустил ладонь в сладкое облако на столе, чтобы оставить мелкие крупицы на губах.
Возможно лидер смотрелся и забавно со всей своей растительностью на лице и по-детски перемазанный сахаром, но Дайске до нестерпимого трепета в груди хотелось самому слизывать пудру вновь и вновь. И Каору уже не обращал внимания на его странный фетиш, подаваясь назад, настаивая на смене темпа на более быстрый. И Андо подчинялся. Он всегда подчинялся.
- Дайске, мне больно, - еще более надрывно прошептал Каору, морщась и зажмуривая глаза. Пальцы его все судорожнее вцеплялись в предплечья.
- Что? – не понял ритм-гитарист, оглядывая распластанное под ним тело и пытаясь осознать, где именно больно.
- Столешница… Ах, давит, - пожаловался Као и приподнял в доказательство ногу, где в сгибе колена был виден отчетливый красный след от стеклянного края.
- Закинь мне на спину, - торопливо предложил Дай, не останавливаясь и все так же вбиваясь в горячее тело. Вся трагичность ситуации для него сейчас не имела смысла, когда сознание заволакивал туман наслаждения с отчетливым привкусом сахара, когда Каору позволял прижиматься и елозить по себе, когда его можно было щупать, гладить и щипать.
- Дайске, - настаивал мужчина, начиная соскальзывать с возбужденного члена, для чего ему приходилось двигаться по и без того небольшой поверхности стола.
Любовник в ответ раздраженно зарычал, дернув лидера обратно на себя: глубоко и резко. Он знал, что Каору вполне может сейчас слезть и уйти, оставив его наедине с собственным стояком. И вот что хочешь, то и делай.
- Погоди, - процедил Дайске, почувствовав, как Ниикура начинает сопротивляться, слабо стараясь оттолкнуть. Это заводило. Это вызывало негодование.
Покинув тело, Андо грубо схватил мужчину за руку, одним рывком ставя на ноги. Каору еще успел зашипеть, ударившись о многострадальный стол бедром. Но потом был развернут спиной к своему партнеру и поставлен раком. Мокрые от пота ладони проехались по столешнице, все еще местами покрытой пудрой. Лидер больно стукнулся о нее локтями и сорвался на ругань, приглушенную его же собственным стоном, когда Дайске вновь вошел в него, на этот раз сразу набирая темп.
Взору предстала узкая спина, покрытая неровными островками сахара, который осыпался на пол. Дайске провел ладонью вдоль позвоночника, оставляя после более чистую полоску кожу, по которой можно было сказать, что у Ниикуры раздражение от этой пудры.
- Быстрее, - вернул его в реальность хриплый низкий голос.
Сильные пальцы сжали бедра, удерживая, позволяя вбиваться глубже. Каору опустил голову к рукам, елозя волнами волос по столешнице. Его эти мелочи уже не волновали. Он рвано дышал через рот и иногда приоткрывал глаза, видя перед собой только прозрачную поверхность. Потянулся к собственной плоти, ловя ритм своего партнера, но в итоге сбиваясь с него и двигаясь в своем собственном. Лишь иногда позволял себе короткие стоны, оседающие обильной влагой на губах.
Дайске все было мало его. Он то наваливался совсем, прерывисто дыша над ухом, то чуть приподнимал Каору, скользя ладонью по животу, ловя влажные пальцы на члене любовника, кусая спину, а потом целуя в отпечатки собственных зубов. Он сжимал сильно покатые плечи, оставляя на них следы своих прикосновений, а потом вновь хватался за бедра, то любовно оглаживая их, то сжимая и с силой шлепая по ягодицам. Именно последнее вызывало у Каору желание стонать громче.
Лидер сдался первым, окончательно упав на столик и болезненно проехавшись по нему лбом, собирая волосами горстку пудры. Его всего мелко трясло, и он уже практически не чувствовал стремительных толчков. Протестующее застонал, когда Дайске повалился сверху, но не пошевелился.
- Сладкий, - констатировал спустя какое-то время Дайске, едва разлепив губы, рядом с которыми прорисовывался отчетливый контур выпирающей лопатки. От Каору пахло сладостями и сексом. Вкусно.
- В душ надо, - прохрипел под ним Ниикура и вяло пошевелился. – Неси меня… - потребовал он, цепляясь пальцами за столешницу.
Андо пожал плечами, выпрямился и кое-как подхватил мужчину на руки.
- Я же пошутил, - вяло запротестовал лидер, однако, не попытавшись соскользнуть на пол, где ему было гораздо комфортнее.
Дайске устало улыбнулся, направляясь в сторону ванной и оставляя после себя дорожку из сахарной пудры.

OWARI



16 апреля 2012г
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Сахарная пудра (R - Die/Kaoru [Dir en Grey])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz