[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Лёг и молчи! (NC-17 - Уми/Ю, Ю/Уми, намёк Руи /Томо, Тоя [Vistlip])
Лёг и молчи!
KsinnДата: Суббота, 02.11.2013, 21:41 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Лёг и молчи!

Автор: Wurro
Контактная информация: vk

Фэндом: Vistlip
Персонажи: Уми/Ю, Ю/Уми, намёк Руи /Томо, Тоя
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст, Драма, Повседневность, POV
Размер: Драббл
Статус: закончен

Описание:
На восьмом повторе телефон стих, и я, прекратив раскачивания в такт музыке, удивлённо уставился на телефон. Вызов был принят, хотя тишина в трубке настораживала.

Посвящение:
Всё ему, самому-самому...

Примечания автора:
Работа является продолжением фанфиков по основному пейрингу:
Не знаю будет ли продолжение, но пока этот замечательная пара автора, вроде, отпустила.

Сюжетно-связанные работы автора:

1. "Жить тобой"
2. "Ты мне не нужен"
3. "Лёг и молчи!"
4. "Пандочка... Наказать!"
5. "Звук цветов"
6. "Вне сцены."
7. "The end."
 
KsinnДата: Суббота, 02.11.2013, 21:43 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
POV Уми.

-И ты тоже. Не нужен. – Зачем? Зачем?! Зачем, я это делаю? Прижаться к мягкой щеке своей. Не вырываться из объятий. И главное, молчать, не произнося не слова отдаваться этому человеку без остатка. Но нет же, это же я… А значит, без глупостей не обойтись. Дверь хлопает слишком громко. Болезненным гулом отдаваясь в затуманенной гневом голове.

Мне долгое время хотелось верить, что жизнь течёт своим плавным неспешным чередом, и, несмотря на, казалось бы, огромнейший ворох дел связанных с группой всё было… просто. Даже в этой невзаимности с Томо, мне было просто, хотя и больно. Особенно было больно в тот момент когда… Угораздило же меня ошибиться дверью! С этого всё и началось, просто лавина безумных событий, которая теперь складывается в не менее безумное слайд шоу – Томо и Руи, потом Ю со своим признанием, с чёрт бы его побрал, утром в кампании всё того же Ю. С ума сойти можно! Хотя куда уж тут сходить? Дальше не куда. Ворох эмоции рушит привычную простую картинку, оплетает её сложной паутиной, и я теряюсь. Ю… Мне не хочется его отталкивать и дело совсем не в жалости - я не привык строить что-либо на таких хлипких чувствах как жалость, сочувствие или страх – не самый прочный фундамент получается. Наверно, он просто во время появился со своей заботой и… силой, которую сложно было не увидеть. Странно, что мне потребовалось столько лет совместного пребывания рядом, в одной группе, чтобы понять, что наш лид-гитарист сильнее меня морально. И интересно, сколько же времени мне бы потребовалось, чтобы увидеть его чувства, если бы не обстоятельства… Или я слеп, или он хорошо скрывал то, что успел показать всего за несколько часов дождливой ночью, которую я никогда не забуду. Странный он… Но мне приятно чувствовать эту странность и открывшиеся вместе с ней качества. И даже не смотря на его наглость, я понимаю, что он прав – трезвость мышления подло усугубляют плотские желания, а сейчас так не хочется спешить с этим.
И вот опять. Решив, что нужно отстраниться ото всех, подумать над своими чувствами, я не выдерживаю даже полдня. В поиске того, с кем можно просто помолчать, чтобы не свихнутся от одиночества, все пути ведут к Ю. Больше никто не подойдёт так идеально на роль успокоительного… Звонить? Не хватило наглости. В сообщениях есть что-то более непринужденное, не обязывающее его ни к чему. В конце концов, он может просто сделать вид, что не заметил. Но, к моему удивлению, он приходит. Даже зная, что я ничего не могу предложить ему в замен, на открытые им чувства. Мне просто хочется, чтобы кто-то был рядом, и Ю не против быть этим «кем-то» для меня, безвозмездно.
Я бы с радостью проспал на его груди всю ночь, но стоит ему заснуть, как я неохотно встаю и плетусь в свою спальню. Стоит ли говорить, что я надеюсь на его скорое пробуждение? Надеюсь, что он заметит моё отсутствие и нахально, против моего видимого желания, последует за мной? Я очень этого жду. Зачем же тогда вообще сбегаю? Даю выбор, перекладываю решение на чужие плечи?
Но он спит крепко, наверно устал где-то там… Там, откуда сбежал ко мне, запыхавшийся и пахнущий алкоголем. Эгоизм внутри меня тоненькой иголочкой покалывает, подбрасывая мысли о том, как было бы хорошо если бы Ю не был с кем-то… кого я даже не знаю, возможно. Я успешно засыпаю лишь под утро, до полусмерти загрузив себя размышлениями. Хотя засыпаю, сказано громко, правильней говорить проваливаюсь в полудрёму, и тут же наступает утро. Выныриваю из бреда короткого сновидения, жадно хватая воздух ртом и боясь задохнуться. Встаю ни свет, ни заря - мне хочется застать Ю спящим. Каприз – увидеть его беззащитным, без маски героя – и он того стоит, милый до безумия, совершенно не тот Ю, который нёс меня на руках. Хотя и я тогда не тот был, но это неважно, когда на моём диване ютится это белокурое лохматое чудо. Хочется подойти и потрепать его за щёчку, легонько так, нежно…
По комнате разносится трель дверного звонка, скольжу к ней и тут же открываю, боюсь разбудить эту блондинистую прелесть, смешно посапывающую во сне. Кого принесло в столь ранний час, ума не приложу, зато с радостью бы приложил пришедшего. Открывая дверь, я уже приготовил отборную брань-лекцию, о вреде раннего хождения по гостям, но теряюсь, видя перед собой Томо.
-Ты… - Выдыхаю беззвучно. Кого-кого, а его я точно увидеть не ожидал сейчас. Судя по виду, он ещё и не ложился после очередного ночного торжества, потрёпанный, помятый не в меру. Волей-неволей, а сердце начинает трепетать при виде этого маленького эгоистичного злюки. Здравый смысл возрождает перед глазами его руки, скользящие по чужой пояснице, но я ничего не могу поделать когда он на меня так смотрит.
-Уми. – Тихий голос интимными нотками дополняет выражение лица, окончательно придавая пришедшему вид соблазнителя. Лучше бы он молчал, я бы мог свалить всё на своё долгое воздержание, из-за которого мне уже в каждом вдохе видится стон. – Я к тебе.
-И? – Не спешу впускать его, не хочу чтобы он застал Ю тут, да и вообще не вижу смысла его прихода, но Томо незамедлительно показывает всё на деле, лезет обниматься нахально без приглашения заталкивая меня в мой же в коридор.
-Умии-и? – Надувает губки, высматривая мою реакцию из под косой чёлки, ожидает чего-то. А я теряюсь от этого мурлычущего голоса, такого желанного, что впору простить бы его за всё и поддаться ласкам. Но губы сами выдают молящие просьбы прекратить всё, прошу уйти его, но как-то не очень убедительно получается. Руки со значительно выделяющимися коготками, блуждают по моим ногам, даже сквозь толстую ткань касания кажутся не выносимо горячими.
-Томо… Пожалуйста… прошу тебя… прекрати. – Каждое слово получается всё тише и тише. Последнее не слышу даже я сам. Надо взять себя в руки, потому что не правильно, просто неприлично, быть такой тряпкой. На фоне спящего в гостиной Ю, это как-то особенно непозволительно.
-Уми, ну ты чего? Хотел же... Так зачем ломаешься? – Не знаю, что нашло на вокару, но он явно переходит все границы, когда его рука расстегивает молнию моих джинс. Вопреки его ожиданиям, это несколько отрезвляет.
-Ты мне не нужен! – Вкладываю в этот крик всего себя, в том числе нахлынувшее, дающее знать о себе, неудовлетворение. Томо не так глуп, как порой хочет казаться. Сразу понимает, что пришло время скрыться подальше от меня, что и спешит сделать. Хлопнув дверью, и бурча что-то про психа, удаляясь прочь.
Начало дня минимум странное, более странным может быть только неожиданное столкновение с лид-гитаристом. Значит, всё-таки я его разбудил своими воплями, хотя судя по виду, он проснулся раньше и слышал, соответственно больше. Прячу взгляд. Да, мне стыдно, что я позволил поддаться своим эмоциям, хоть ненадолго, но дал слабину и вот теперь, он обнимает меня, и умом-то я понимаю, что это попытка приободрить, поддержать. Но попробуй, объясни это и без того не хило возбужденному телу, а я не хочу быть как Томо, я не хочу использовать друзей. Это подло, низко! Даже когда друзья не против…
Хочется объяснить всё это Ю, но я слишком заведён для продолжительных осмысленных речей, поэтому выдаю нечто и смысл сказанного доходит до меня только сейчас, под ледяными струями душа. Я мог бы догнать его попытаться всё объяснить, но лицо Ю… Его взгляд… Резко сменившийся, потерянный говорил о том, что сейчас он не услышит ничего. Чувствую себя последним кретином. И самое печальное, что через два часа у нас намечена репетиция, на которой я увижу их…. Всех.

Прихожу, заставая в студии одного только Руи, одиноко настраивающего бас. Как ни странно, я не испытываю к нему ничего вроде ненависти или чего-то в этом роде, будто бы не в его спину, недавно, так неистово впивал когти небезразличный мне вокару. Для меня он всё тот же басист Руи, весёлый, дружелюбный, приятный в общении. Кивает мне в знак приветствия и возвращается к издевательству над струнами, с удвоенной жестокостью.
-Болит? – Я замечаю, что стоит ему прислониться к спинке стула, как он тут же отстраняется, недовольно шипя, тихонечко как… змейка. Глаза его, расширяются в изумлении, переходящем в ужас и мне становится безумно смешно. Я даже не могу изобразить строгий вид, не то что озлобленный. Руи, своим видом, показывает, что он в курсе, того что я знаю о них с Томо. И судя по его виду, он думает мне этого знать не следовало.
-Уми, это было всего один раз и случайно, я не особо хотел, просто выпил много и ты же знаешь… - Сдерживать смех всё сложнее, очень уж забавно он выглядит, оправдываясь, выбирая слова по-тактичнее.
– Да знаю я, что тебе пить нельзя. Забей, мне всё равно.
Последние слова взбодрили, басиста достаточно, чтобы он вернулся к прерванной деятельности. А я и правда понимаю, что мне вдруг как-то резко становится всё равно, что творится у этих двоих. Я не думал, что могу отпускать людей так быстро, но мне приятно быть свободным, хоть немного. Теперь Томо для меня лишь друг, один из членов нашей крохотной семьи зовущейся vistlip. Мне приятен его голос, его стремление улучшить нашу группу и вообще я рад, что все мои ребята такие, какие есть.
Казалось бы, всё хорошо, и радоваться нужно, что отлегла давняя печаль на сердце, но я нахожу новый повод для беспокойства. Ю… Нужно извинится перед ним, за то что накричал, ляпнул невпопад не то, что хотел. Стыдно. Очень даже. Ухожу в сторонку, появилась новая идея для костюмов, надо бы её зафиксировать, пока не пропала.
Тоя приходит с громкими воплями – здоровается, а вскоре, вместе с Руи забывает о моём существовании. Они начинают разыгрываться вдвоём, импровизируя, играя что-то вместе. Перебрасываются шутками и ржут как кони… как обычно то есть. Сижу, рисую, никого не трогаю, и видимо вскоре пропадаю с поля зрения ребят, да и вообще из их памяти. Логично, что вбегающий Томо, не заметил меня.
-Ты выиграл Руи-кун! - Выдаёт он с порога, заставляя басиста скривиться и с опаской посмотреть в мою сторону. Улыбаюсь в ответ, давая понять, что всё хорошо. Ситуация меня и правда забавна, Томо влетает в студию с бутылкой явно недешевого вина и буквально впихивает её в руки Руи. – Чёрт, я и не думал что он…
«Что он…» - я так и не узнал, потому что вокару, наконец, заметил меня и замолк, несколько раз поменявшись в лице. Хотя тут и так понятно, на что вёлся спор. Неожиданно, если честно, немного гаденько и неприятно, но улыбка всё равно не спешит исчезать. Мне весело, мне хочется смеяться и всё как-то на удивление солнечно и хорошо, как будто я снова… влюбился?
-Доброго утра, Томо-кун! – Выдаю я, как ни в чем, ни бывало, Тоя тоже машет нашему охреневшему малышу и продолжает лупить барабаны, судя по нервозности, появившейся в ровной до этого дроби, я понимаю, что он тоже еле сдерживает смех. – Я сейчас закончу с набросками и присоединюсь к вам. – Как забавно всё же выражение его лица! И глаза большущие будто его убить только что собирались.

Хотя про «убить» я, кажется, угадал, к сожалению. Не прошло и минуты как помещение влетел Ю, быстро, ни с кем не здороваясь, он схватил вокару за локоть и поволок прочь. И вот тут-то мне действительно стало не до шуток. Это взгляд Ю… Столько уверенности, ненависти и.. безумия?! Даже мне не удаётся выглядеть так, даже специально для образа… Расстояние до двери, за которой скрылись оба, вдруг становится просто огромным, преодолеть его даже бегом, не удаётся так быстро, как хочется. Вопли вокару за стеной удаляются, а вскоре и вовсе стихают, как назло перед дверью, загораживая проход, появляется драммер.
-Пусть разберутся сами, Уми. Не стоит мешать. – Выпаливает он быстро, приготовившись быть сметённым мной с дороги, но я отстраняю его как можно осторожней – он не виноват в своей попытке помочь, не виноват и Руи, всё ещё продолжающий обнимать бутылку и бас. Виноват только я, и я обязан остановить этот конфликт.
Коридор второго этажа, на котором расположено отведённое нам помещение, встречает пустынной тишиной – сегодня мы в здании одни. Ничего не слышу, значит наверняка Ю вытащил вокару куда-то на улицу, начинает трясти от мысли что он, в порыве безумия, выкинул его в окно. Но стоит мне спуститься по лестнице на первый этаж, как я слышу яростные крики знакомых голосов наверху. Чёрт! Поспешно, чуть ли не ломая на лестнице ноги, спешу назад. Одна из ранее незамеченных дверей оказывается приоткрыта, забегаю в неё, как раз в тот момент когда кулак Ю, прилетает в район правой скулы Томо. Судя по заляпаности второго кровью, удар далеко не первый, Ю не теряет времени на словесные нравоучения. Вокару вскрикивает от боли и, пытаясь закрыться руками от нападающего, практически сползает по стене, но вторая рука лид-гитариста смертельной хваткой удерживает его за горло, прижимая к стене в прежнем положении, заставляя шатена беспомощно скрестись ногами по полу.
Кажется, что я вижу всё в замедленной съёмке. Каждое их движение, вскрик Томо и его испуганный взгляд, ярость в глазах Ю и его рычание, всё за считанные секунды успевает врезаться в память, до мельчайших подробностей. В следующую секунду, я уже пытаюсь оторвать гитариста от Томо. Но силы его, под действием отчаянной злости заметно возрастают, он заносит кулак для очередного удара и решение приходит само собой.
-Ю! – Мне не остаётся ничего иного, кроме как встать между ними, загородить вокару собой, потому что, судя по его виду, следующий удар может стать последним. – Остановись, Ю! – Кулак замирает на таком маленьком от меня расстоянии, что я могу спокойно рассмотреть сбитые от сильных ударов казанки, кровоточащие или же залитые кровью вокару – не разобрать. Стараюсь казаться спокойным – хоть кто-то из нас должен оставаться таковым, смотрю в глаза Ю и вижу как безумие сменяется испугом, страшно что чуть не ударил того, кого пытался защитить? Ослабив хватку на горле Томо, гитарист виновато отступает назад, я слышу, как вокару позади судорожно хватает ртом воздух и откашливается от крови – жить будет. Мне почему-то совсем не жаль его, но и оставить поведение Ю без внимания я не могу.
-Томо не виноват что всё так… Зря ты его трогал. – Первыми пришедшими в голову словами не получается передать то, что я действительно хочу донести до Ю, мне не хочется чтобы он марал себя, об этого человека. Мне хочется продолжать его видеть чистым, светлым и добрым, не способным на то, что он только что сделал.
-Придурок! – Хрипящее тело позади, плюётся ядом, значит, повреждения незначительны…
-Значит всё таки он… - От холода в голосе Ю, становится жутко. Он всё не так понял, наверно, со стороны кажется, что я… - Хорошо. Я приму это, Уми-сан. Но сегодня я вынужден уйти, простите.
-Стой, Ю… - Слова… Чёртовы слова застревают в горле, когда этот взгляд с отчаянной лаской впивается в мои глаза, трудно дышать и хочется вернуть время назад. Сегодняшнее утро, могло быть другим.
-Вали отсюда, идиот! – Томо не может успокоить свой гнев, видимо, чувствует себя защищённым рядом со мной. И зря. Если он не заткнётся в ближайшие пять секунд, я добью его сам.
Ю идёт прочь, не успеваю поймать его руку и он ускоряет шаг, а мои ноги становятся ватными, предательски подкашиваясь. Пытаюсь взять себя в руки и не отрываю взгляда от спины гитариста, спешащего прочь, почти сбивающего с ног появившегося в проходе Руи.
-Ю! – Ни слова в ответ. Он ускоряется, и я слышу, как по коридору разносятся гулкие шаги, переходящие в бег. Мне кажется, что я упускаю нечто важное, будто из памяти стирают то, что не хочется забывать, будто из комнаты выкачивают воздух. Меня лишают самого главного, даже не давая ничего объяснить.
-Томо! – Голос странный, а ещё более странным оказывается тот факт, что принадлежит он басисту рухнувшему на пол перед окровавленным вокару. Он пытается рассмотреть его лицо, что-то быстро много и неразборчиво говорит, вытирает разбитые губы неизвестно откуда взявшимся платком и мне становится жалко… Руи.
-Уми, хватит тупить может, а? – Голос позади принадлежит Тое, конечно. – Догони этого ненормального. Ты же знаешь…
Я не знаю, что я знаю, по мнению Тои. Правда. Но то что я должен поговорить с Ю, это точно. И то ли от банальности этой мысли, то ли от голоса возмущённого драммера, силы возвращаются ко мне, и я спешу от него прочь, на улицу. Неважно куда, лишь бы найти Ю. Стараюсь не думать как легко затеряться в Токио, надеюсь, что такси, которое проехало мимо меня только что, везёт Ю к нему домой. То что на пассажирском сидении сидит именно наш лид-гитарист я уверен, чувствую это. Звоню ему, но короткие гудки сброса вызова, неумолимы, ловлю авто слишком долго, отчаянно приходит мысль лечь на дорогу, чтобы остановить любую машину, но поздно, его такси скрывается из виду, а значит мне не остаётся ничего, кроме попытки найти Ю у него дома. Называю водителю нужный адрес, и продолжаю звонить, слыша в ответ всё тот же звук сброса звонка.
С одной стороны, наверно, стоило бы оставить Ю в покое, дать ему остыть, но одиночество плохой советчик, задушит вопросами без ответов, замучает догадками и построением всевозможных: «а если…», мне ли не знать о подобном. Тем более что Ю не оставил меня одного, когда эмоции взяли верх надо мной, и я после этого просто не могу не ответить ему тем же. Это что-то вроде благодарности – добро за добро.
Только внутри-то я понимаю, что за поиском объяснений своего поведения я пытаюсь скрыть банальное желание быть ближе к Ю. Сколько раз я уже пожалел о том, как закончил сегодняшнее утро? Наверно, даже больше, чем о вчерашнем вечере, когда мог бы просто принять даримую им заботу.
 
KsinnДата: Суббота, 02.11.2013, 21:43 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Неужели это вечная участь людей? Бегать друг за другом, игнорировать чувства других и только тогда, когда они начнут остывать, дадут слабину, замечать их. Спешить, догонять, лишь бы удержать тающее, оказывающееся нужным чувство. Почему нельзя сразу принять тепло от любящего? Только по тому, что ждёшь этого тепла от совершенно другого человека, который точно так же жаждет кого-то иного, и длиться эта бесконечная цепочка может невероятно долго, замыкаясь в итоге в круговорот невзаимности.
За этими странными мыслями, я обнаружил себя стоящим у двери Ю и непрерывно звонящим в дверь. Точнее я пытался звонить, нажимая чёрную кнопку рядом с собой, но никаких звуков не следовало, он отключил звонок. И в этом виделся маленький плюс – он дома, я верил в это, отметая любые попытки мозга объяснить мне, что звонок мог быть отключен и раньше. Но если он отключил его сейчас… значит знал, что я приду? Был уверен, что брошусь за ним?! Так двояко всё получается…
Здравый смысл не советовал вышибать дверь, стуча в неё, привлекая внимание хозяина квартиры, поэтому я принялся звонить, снова набирая невольно заученный наизусть номер. Мелодия разнеслась откуда-то неподалёку из-за двери. Я отчётливо представил как вибрирующий телефон, светясь, ползает по тумбочке в коридоре, наигрывая песню снова и снова. Звонком Ю, к моему удивлению, оказалась Sindra.
Коря себя за назойливость, я сидел на полу, возле запертой двери и продолжал звонить, снова и снова. На третьем повторе песни я стал её подпевать, на четвёртом телефон жалобно пискнув, грохнулся на пол. «Довибрировался!» - Подумал я про себя с каким-то злорадством, и отметил, что звук стал громче. На седьмом повторе я уже ненавидел эту песню, каждая её пиликающая нотка въедалась в меня, да ещё и голос Томо… будь он неладен. Если бы не Томо, со своей зашкаливающей временами глупостью всё было бы хорошо, хотя… Тогда бы я не узнал Ю с той стороны, с которой мне представилась возможность увидеть его теперь. На восьмом повторе телефон стих, и я, прекратив раскачивания в такт музыке, удивлённо уставился на телефон. Вызов был принят, хотя тишина в трубке настораживала.
Как-то неожиданно захватывает понимание, что он прекратил игнорировать меня. Чувства внутри переполняют, давя друг друга. Хочется злиться и возмущаться на баранью упёртость друга, радоваться его не безнадёжности в этом вопросе, смущаться, извиняясь за собственную назойливость и просить его больше так не делать. Сердце начинает стучать быстрей, когда я осознаю, что Ю сейчас стоит в паре метров от меня и, я бы мог видеть его, если бы не разделяющая нас стена и… дверь!
-Открой дверь, Ю! – От бурной смеси эмоций внутри голос срывается на крик, воплю в мобильник и яростно стучу рукой по двери, привлекая внимание, всеми возможными способами. Если он и сейчас продолжит игнор, я пойду к его соседям. Точнее через балкон соседей к нему, несмотря на всю безумность этого поступка и возмущения тех же соседей. Я просто не могу больше быть не рядом. – Ты нужен мне, Ю. – Выдаю я почти шепотом, противореча сказанному, утром и сжимаю телефон до хруста, пальцев или телефона – не разобрать. Неважно. Важно насколько просто звучит мой диагноз с некоторых пор – всего три слова. – Ты мне нужен.
Дверь открывается почти бесшумно, но даже этот тихий щелчок, кажется, оглушает меня своей пронзительностью и желанностью. Я хочу его слышать. Поднимаю глаза с опаской, любое замечание в мой адрес сейчас прозвучит правдивым заслуженным приговором. Но вместо этого я получаю приглашение войти и брошенное совсем по-родительски: «Не сиди на холодном, простудишься».
Вот мы и поменялись ролями… Стою на пороге, нерешительно, не зная с чего начать, как и он вчера вечером. Вот только я его позвал сам, а сейчас? Ю, наоборот, всячески пытался показать обратное. Смотрит на меня, виновато так, теребя в руках телефон, неужели думает, что я его полчаса вызванивал лишь бы отругать за вокару? Я не знаю с чего начать разговор, который просто обязан произойти. Ю видит это, видимо, потому как вдруг выпаливает всё о чём молчал.
-Уми, если ты пришёл читать мне нравоучения по поводу произошедшего то зря, я не капли не раскаиваюсь, мне просто жутко надоело смотреть как он издевается на тобой. Как ты страдаешь из-за того, кто тебя даже недостоин. Ему это будет уроком. Это всё совершенно не моё дело, но, прости, я, правда, не думал, что ты до сих пор будешь его защищать, даже после того, как они с Руи… - Ю… Сейчас такой Ю… В его стиле сказать за раз столько, что мозг, честно пытаясь принять и понять всю информацию просто взорвётся. Во избежание несчастного случая, мне просто необходимо заткнуть говорящего, и приятней, и действенней всего это получается только одним способом.
Он всё ещё продолжает что-то говорить, когда я делаю несколько шагов, сокращая расстояние между нами до минимума. На каждом учащающемся вдохе задеваю его грудь, и считаю реснички, разглядывая полуприкрытые глаза, ожидая пока говорящий тоже поймёт, насколько излишни сейчас слова. И стоит ему затихнуть, поднять на меня удивлённый растерянный взгляд, как я не выдерживаю и касаюсь приоткрытых губ осторожным поцелуем. Сдерживаемый всхлип в ответ, расцениваю как согласие, прикасаясь к мягким губам чувственнее, покусывая и ловя тихие стоны, едва уловимой вибрацией, слетающие прямо в мои губы.
В какой-то момент Ю словно озаряет, что всё происходит по-настоящему, здесь и сейчас, на не где-то в его сокровенных мечтаниях, ни в чём неповинный телефон выскальзывает из его рук и второй раз лязгает об пол. Ю перехватывает инициативу поцелуя, жадно врываясь в рот по-собственнически, изучая языком каждый миллиметр, вжимая меня при этом собой в стену, давая ощутить жар его тела, жар рук, касания которых чувствуются везде и сразу одновременно. Не выдерживая такого напора, чувствую как непослушные ноги расслабляются, заставляя скользить по стене на пол, но стоит почувствовать это Ю, как он тут же подхватывает меня за ягодицы и держит на весу, прижимая к стене, не давая сбежать от его ласки. Я вновь поражаюсь, как в этом хрупком теле может жить такая огромная сила, я далеко не пушинка, знаю, но в его руках… Последние более или менее связные мысли прерываются, когда острые зубки игриво прикусывают нежную кожу на моей шее. Это сводит с ума… Довольное рычание – наверно моё. Обвиваю бёдра Ю ногами, притягивая его к себе максимально близко, при наличии этой ужасной, противной, ненужной одежды. Следующий за моей шалостью стон уже точно принадлежит Ю, не успеваю порадоваться своему коварству, пальцы впивающиеся в нежную кожу, даже сквозь джины, ощутимо причиняют боль. Вскрикиваю возмущённо, но голос сдаёт меня с потрохами, даже в этой боли есть что-то, заставляющее пьянеть от возбуждения. Прекрасно. Я мазохист.
Холодная стена за моей стеной спиной, сменяется шершавым рельефом двери, которую Ю тут же открывает. С ноги. Простенько и со вкусом. Зато не нужно меня из объятий выпускать, а я и не против. Кажется, теперь я понимаю все восторженные вопли девушек при фразе «носить тебя на руках» и в этом духе. Действительно приятно побыть немного слабее кого-то, тем более столь желанного. Но приятного как всегда помаленьку, меня выпускают из объятий резко, требовательно. Секунда свободного полёта, до того как я утопаю в мягкой перине кровати, радушно принимающей меня в свои объятия. Хочется снова ощущать его губы, терзать их не сдерживаемой более страстной лаской, но подняться мне Ю не позволяет, успев сорвать с себя футболку, он спешит проделать тоже самое и с моей. Охотно помогаю ему, в награду получая желаемое, впиваюсь в губы, наверно, даже сильнее позволенного, слишком уж жалобным получается стон моего белокурого друга. А нет, всё нормально, просто моё колено, оказавшись меж его ног, непроизвольно трётся о пах, заставляя Ю нервно всхлипывать от ярких ощущений, успеваю пару мгновений позавидовать ему, но тут же вскрикиваю сам, от его руки, осторожно сминающей натянутую ткань джинс. Удовольствие невероятное, такими темпами мне даже не обязательно будет каких-либо более активных действий, достаточно Ю продолжить хаотичные цепочки поцелуев груди и поглаживания через штаны, меня надолго не хватит. Слишком уж приятно, чувствовать его так рядом, по-новому, ранее даже не представляя в роли любовника.
Покорно отдаюсь ласкам, принимая их, отвечая несдержанными стонами и рваным дыханием, тону в удовольствии, стараясь тоже дарить нежность в ответ, но побороть напор со стороны Ю практически невозможно. Его голод сильнее, я чувствую это в каждом властном, требовательном движении, в дрожащих руках, пытающихся победить пряжку на моём ремне. Я помогаю, ловко освобождаясь от остатков ненужной одежды сам и помогая сделать тоже самое ему, за что, в благодарность, получаю укус в плечо. Картинка перед глазами плывёт, задыхаюсь, выгибаюсь, в желании прикоснутся к обнаженному разгорячённому телу своим, но Ю играет, отстраняясь в самый последний момент, заставляя разочарованно стонать. Но стоит мне обхватить его талию ногами и притянуть к себе вплотную, как вся его игривость тонет в приглушенном хныканьи - желании большего.
Крепкие руки тянут за ягодицы на себя, заставляя ощутить упирающуюся меж них плоть сильнее, почувствовать, как отдаётся пульсацией кровь в напряженном органе. Призывно делаю движение на встречу, давая понять, что не хочу больше медлить. И тут, спохватившись, Ю отстраняется от меня и пробурчав что-то вроде «я сейчас», на четвереньках, через всю постель направляется к прикроватной тумбочке, нагибаясь к ней в поисках смазки, конечно же. А я с интересом изучаю, новый, открывшийся мне ракурс, не мешая увлечённым поискам. Подкрадываюсь, и губы сами расплываются в предвкушающей улыбке.
-Нашел! – Победное ликование и нужная баночка взмывает в руке вверх.
-Отлично… - Голос получается неожиданно «злодейским», когда я перехватываю крем в свою руку и, требовательно прижимая Ю к кровати не даю выпрямиться. Слышу возмущённые возгласы, но его голова вжата в ворох подушек – разобрать что-либо невозможно. Приходится отвести взгляд в сторону, чтобы не кончить только от безумно-эротичного вида содрогающейся спины, когда мои, обильно покрытые смазкой пальцы касаются напряжённого колечка мышц.
-Уми? – Так жалобно, что я даже немного смущён своим порывом, хотя нет… вру. Меня до безумия заводит этот молящий пощады взгляд, ошарашенный сменой позиций. – Я думал, что ты…
-Тсс! Лёг и молчи… – Ю обречённо вздыхает, но перестаёт сопротивляться, а я стараюсь быть предельно нежен и аккуратен. Зацеловываю подрагивающую спину, и хочется вторить его стону, задыхаться вместе с ним, когда Ю, чувствуя движение пальцев внутри, прогибается насколько того позволяет его не хилая пластичность. Прикусываю губу, когда сдерживаться становится невыносимо, и жду матов в свой адрес, когда возбуждение шкалит и медленное проникновение переходит в резкий толчок. Но Ю, к моему удивлению даже не кричит, давлено стонет в подушку, и вильнув бёдрами призывает продолжать двигаться. Наверно, моя фраза была принята в буквальном её смысле… Позже, я наверно буду чувствовать себя последней скотиной, но сейчас это полное повиновение сводит низ живота сильнейшей судорогой и прекратить движение, значит умереть. Каждым новым толчком вырываю из приоткрытого рта вскрики, я потерял тот момент, когда с болезненных они сменились на вызывающие, молящие не останавливаться. Я потерял счёт времени, и не чувствую мира вокруг есть только желанный Ю, его голос и я. Ничего более существовать не имеет права мир вокруг нас это и есть мы, наши стоны движения, мысли, всё сливается в единое целое. Безумно хочется видеть, как его глаза распахнутся на пике приближающегося оргазма, поэтому прерываюсь на мгновение, чтобы перевернуть его на спину, открыть себе обзор на его зажмуренные глаза, алеющие от многочисленных укусов губы, шею, покрытую поблескивающей паутинкой пота. И вот желанный стон, разрезает пространство особо яркой волной удовольствия, и я ловлю выражение неописуемого восторга на лице напротив, ловлю задыхающиеся губы своими губами. Не выдерживая прекрасного вида любовника и сокращающихся в спазме удовольствия мышц, тоже проваливаюсь в сладкую негу удовольствия, обессилено падая на кровать с тихим стоном.

Когда дыхание восстанавливается и у меня хватает силы открыть глаза, я замечаю на себе взгляд Ю. Любящий, восторженный и немного удивлённый. Не могу лишить себя маленького удовольствия и осторожно провожу пальцами по щеке с легким алым румянцем смущения.
-Всё в порядке? – На всякий случай уточняю я, любуясь красивым лицом, убирая скрывающие его белые пряди.
-Да, всё хорошо. Просто… неожиданно как-то. – Ю тянется ко мне, вжимается в грудь забавно щекоча меня своим дыханием, из за чувство теплоты охватывающее меня можно отдать всё. – Прости меня, Уми.
Я теряюсь, мне не за что прощать этого человека, ведь он лучший, единственный и такой… разный. Сильный и беззащитный одновременно, как я мог раньше не замечать рядом с собой этого человека, не видеть в нём всей удивительной противоречивости, которая делает из обычного гитариста самое настоящее белокурое счастье. Моё счастье.
-Мы ведь теперь… вместе? – Голос, сколько в нём наивных интонаций и страха услышать отрицание. И этот человек около часа назад чуть не убил вокару? Ну вот как тут не улыбнуться невольно.
-Мы всегда были вместе, Ю. - «Только тупили по-страшному», подсказывает что-то внутри. – И будем вместе. Всегда.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Лёг и молчи! (NC-17 - Уми/Ю, Ю/Уми, намёк Руи /Томо, Тоя [Vistlip])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz