[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Приобретённое (R - Сан/Юу [Nega])
Приобретённое
KsinnДата: Пятница, 01.11.2013, 19:33 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Приобретённое

Автор: juuichigatsu
Контактная информация: diary, vk

Фэндом: Nega
Персонажи: Сан/Юу, намёк на Сан/Рей, Джин
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст, Психология
Размер: Миди

Описание:
Когда-нибудь зима должна закончиться.
 
KsinnДата: Пятница, 01.11.2013, 19:35 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 1

— Уходи… Просто уйди и никогда больше не поступай так легкомысленно… — подавленно.
— Ещё раз хотя бы так посмотришь – убью, — тихо.
Звук хлопнувшей двери не вернул в реальность и не заставил подняться или хотя бы сесть.
— Он ведь знал, — пронеслось в голове. – Зачем тогда пришёл ко мне?
Это было несколько лет назад, тогда Сан твёрдо решил рассказать Юу, что его дружеские чувства перешли границу своего определения.
Группа гуляла в горах недалеко от железнодорожной станции после утомительного и по-настоящему жаркого выступления, последнего в их турне. Через несколько часов отбывал поезд. Стали возвращаться. Джин и Рей ушли вперёд, восторженно обсуждая прошедшие выступления, шутя, толкаясь и норовя перекричать друг друга. Юу наоборот шёл медленно и любовался прекрасным видом деревьев, расстающихся с последними бесцветными листьями. Когда с неба хлопьями повалил первый снег, он остановился. Сан шёл рядом словно зачарованный. Редкостью было такое поведение возлюбленного. Но такого Юу он любил по-особому. Он словно становился марионеткой, куклой привязанной верёвками к своему хозяину и шёл за ним следом везде. Вообще в его любви было не так много эпитетов, как кажется на первый взгляд. Сан просто любил его, любил независимо от настроения или поведения. Его отнюдь не прельщал сценический образ Юу – все эти “внешние” составляющие лишь дополняли личность, но никак не создавали её. Он не был “пустышкой”. В принципе Сан был уверен, что таких людей просто не бывает. Есть те, кто удачно прячется за своими бесчисленными масками.
Но Юу был не таким. Он вообще не притворялся. Если ему что-то не нравилось, то все об этом непременно знали. Если у него было плохое настроение, то он даже перед камерой не пытался этого скрыть.
Из раздумий вывел его голос:
— Сан… Са-ан, ты теперь стоя спишь? Или работаешь живой статуей? – звал его Юу.
— Что? А, нет, вовсе нет, — быстро очнулся Сан и виновато улыбнулся: — Я просто задумался.
Юу окинул его оценивающим взглядом, словно прикидывая, может ли это ветреное и непостоянное в своих желаниях и поступках существо думать. Хмыкнув, он развернулся и собрался идти на станцию. В этот момент в голове Сана пронеслось много “за” и ”против”, а в следующий он схватил его за рукав и произнёс:
— Подожди.
— Ну чего ещё? – раздражённо возвёл глаза к небу Юу: -Ты снова задумался? Может носилки нужны, а то сам не дойдёшь?!
— Нет, я решил… — слабеющим голосом начал Сан, во все глаза глядя ему в затылок. Тот не разворачиваясь обречённо вздохнул, явно собираясь спросить, что там уже решил его друг, но Сан дал себе мысленного пинка и продолжил: — Юу, я долго пытался понять, что со мной происходит, я даже пытался бороться с этим. Думал, что это просто мимолётное… Но потом я понял, что не могу с этим ничего поделать. Я не могу бороться с тобой. Юу, ты мне нравишься.
Пространство начала захватывать гнетущая тишина. Сан опустил глаза.
— Ты… серьёзно? – после минутного молчания тихо спросил Юу. Этот тихий голос был похож на наступающую грозу. Вон уже виднеется тёмная туча, молнии разрезающие небо, слышен тихий гром… Время прятаться в свои ничтожные убежища.
Сан сглотнул и тихо пролепетал что-то нечленораздельное.
Жертва ведь отлично понимает, что такая страшная стихия может сделать что угодно, и спасёт что только закапывание в землю с головой…
Страшен момент перед началом грозы… Снова наступило напряжённое молчание...
— Это всё? – не дождавшись ответа, Юу выдернул рукав из ослабевших пальцев и продолжил: — Что ж, тогда советую тебе забыть думать об этом. Я бы выбил всю дурь из твоей черепной коробки, но факт того, что я состою в одной группе с тобой, мешает.
Это была страшная гроза. В глазах мелькали жёлтые огни, голова кружилась от грома. Молнии становились ярче, а гром громче с каждым словом. Наверное, если бы сейчас подул ветер, ничего не удержало бы от падения. С каждым словом казалось, что следующее станет настоящей молнией и уничтожит, испепелив до костей. Сквозь раскаты грома доносились слова:
— Лучше забудь об этой глупости, — жёстким, холодным голосом сказал Юу и ушёл. Интересно, почему было так плохо? Такое ведь со всеми бывает. Когда говорят «нет».
Молнии и гром прекратились, но грозовое небо осталось. Стало темно.
— Это не глупости, — тихим, но твёрдым голосом сказал Сан сам себе.

Часть 2

В какой-то момент времени послышался голос:
— Сан, вот ты где! – его догонял запыхавшийся Джин.
— Тебя все обыскались, какого чёрта ты здесь прохлаждаешься? Эй, Са-ан… — Джин запнулся. Теперь, когда он подошёл достаточно близко, он увидел своего друга с опухшим от слёз лицом, безучастно глядящего сквозь него.
— Ты чего… — умерив пыл, спросил Джин. Пока Сан концентрировался на лице своего друга, его глаза становились всё больше. Он плакал? Когда успел? Даже не заметил… Хотя действительно ощущение, будто всё внутри разбавили водой. Солёной, от которой болит каждая царапина на душе. А ещё Сану не понравился взгляд друга. Да и кому он может понравиться, этот острый, пронизывающий насквозь взгляд? Как будто он всё знает. Причём лучше его самого.
— Я что-то не до конца понимаю, — продолжил Джин, когда внимание друга было обращено к нему, а не пейзажу за ним, — Сначала Юу взвинченный прилетел, потом ты тут бродишь весь опухший… Вы что, разборки здесь устраивали? – спросил он и прищурился: — Что произошло?
— Знал бы ты, что произошло, не так бы разговаривал со мной, — с печалью подумал Сан.
— Ну а что ты ждал?! Что Юу признается тебе в вечной любви, отдаст руку и сердце и кинется в твои объятия? – чуть ли не злобно начал изводить он себя. – Только дурак может надеяться на такое!... Хотя маленькая надежда на взаимность была. Юу не враг всё же.
— Ничего особенного, — сказал Сан, пытаясь придать голосу как можно больше бодрости, и, понимая, что такие слова вызовут лишь ещё больше подозрений, добавил: — Я замёрз тут, пойдём кофе попьём.
Сан всегда замечал проницательность Джина. Часто это помогало разрешить ещё не начавшийся конфликт. Но так же часто это доставляло неудобства. Когда Джин чуял что-то неладное, его взгляд становился недобрым и острым. Например как сейчас. Сан всю дорогу домой чувствовал на себе этот взгляд, и в конце концов не выдержал:
— В чём дело? Я в чём-то провинился?
Рей от смеха подавился минералкой, а Джин невозмутимо ответил:
— Ни в чём, забей.
Когда Сан наконец оказался у себя дома, он смог вздохнуть с облегчением. Но расслабиться не успел.
В дверь позвонил тот, кого меньше всего можно было ожидать.
— Юу?
— Сан, я…
Может нервное напряжение сказалось, а может он просто сошёл с ума. Иначе зачем он затащил его в прихожую, не дав возмутиться, прижал к стене и начал целовать?
Юу даже опомниться не успел, как в его приоткрывшийся от удивления рот проскользнул язык друга.
Друга?!
Одной рукой Сан держал руки над его головой, а второй прижимал к себе за талию.
Юу попытался вырваться, но когда находишься в таком положении, это не так легко. Сан убрал руку с талии и провёл ей по шее, к разрезу майки. Углубил поцелуй, проникая глубоко, исследуя его рот так тщательно…
Вдруг стало страшно. Что если он сейчас…
С силой ударив Сана коленом в живот, так, что тот отошёл на несколько шагов и согнулся от боли, Юу заехал ему кулаком по лицу. Сан отлетел к противоположной стене, съехал по ней, а потом упал на бок и свернулся калачиком, обхватив колени руками. Он что-то сказал Юу и услышал в ответ:
— Ещё раз хотя бы так посмотришь – убью.
Звук захлопнувшейся двери, и Сан один на один со своей глупой, безнадёжной и никому ненужной любовью.

Часть 3

Юу не находил себе места. Он ходил по своей квартире и не мог успокоиться.
Почему всё так оборачивается? Неужели он каким-то образом влюбил в себя Сана? Но как?
Теперь Юу думал только о нём. Ещё бы – такого поведения от друга он не ожидал. Неужели сложно было догадаться, что он нормальный?..
Это злило.
Юу залетел в ванную, прополоскал рот и взглянул на себя в зеркало. Он был жалок. Так испугаться поцелуя… Потёр губы, словно пытаясь стереть отпечатавшиеся на них отчаяние и страсть, граничащие с безумием. Да, точно! Сан болен, ему надо лечиться! А он в порядке, самый обычный парень.
При одном только воспоминании о прошедшем внутри всё болезненно сжималось от отвращения. Это всё ещё шок. Юу немного выпил, чтобы отогнать неприятные воспоминания на второй план и повалился спать.
— Чё за фигню я пил?! – подскочил драммер на следующее утро. Взглянул на журнальный столик. Коньяк? Что эта бутылка здесь вообще делает?
Юу постоянно снились странные сны, кошмары после этого напитка. Когда-то ему приснилось, как он убегает от летающих акул. Тогда он проснулся в холодном поту, проверил, все ли части тела на месте, а после поклялся себе, что коньяк навсегда исчезнет из его рациона. Сегодня ему приснилось, как он о чём-то спорит с Саном. Тот хотел уйти, но не мог, а Юу и рад бы распрощаться с назойливым другом, но не хочется.
— Чёрт, и долго он будет у меня в голове торчать? При следующей встрече надо будет сказать, чтобы собирал манатки и проваливал… Нет, вот как такое могло случиться… Почему мне вдруг Сан приснился?
Мысли прервал телефонный звонок.
— Юу, у меня появилась идея! – радостно заявил Джин и замолчал, ожидая, пока его спросят.
— Ммм… — вяло протянул Юу, — Какая?
— Отправить в интернет видео-поздравление в честь Нового года!
— Но до Нового года ещё месяц.
— Ну и что! – послышался недовольный голос друга.
Юу готов был поклясться, что сейчас он сидит с надутыми губками и сощурившись изучает свои ногти.
— Сейчас снимем, а потом отправим в интернет… Ну так как тебе моя идея?
Догадавшись, что в случае отказа Джин будет целую неделю ходить “оскорблённый до глубины души”, Юу, тяжко вздохнув, согласился.
— Отлично! Тогда позвони Сану, а я… — не договорил он, как Юу его перебил:
— Я Сану звонить не буду.
— Ты чего? – после небольшой запинки спросил Джин, умерив пыл. – Вы поссорились?
Юу и сам себе удивился. Вроде как решил забыть тот инцидент, почему бы тогда не позвонить другу?
— Всё нормально, просто голова болит.
— Понятно… — вряд ли ему поверили. – Тогда встречаемся в два в студии, прощай.
— Ага, до встречи, — ответил Юу и бросил телефон в кресло.
Постоянно прощается как в последний раз. Жутковатый он всё-таки.
 
KsinnДата: Пятница, 01.11.2013, 19:40 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 4
Сан пришёл вторым: в комнате уже сидел Рей и что-то старательно записывал в тетрадь.
— Рей, на тебя снизошло озарение и ты подался в писатели? – шутя спросил он.
— На меня это озарение раз в неделю находит, — ответил ему друг, развернувшись к нему лицом. – Тебе Джин звонил?
— Нет, сообщение от Юу пришло. А где сам организатор веселья?
— Специально ждёт, когда его вспомнят, — будничным тоном проговорил Джин за его спиной. – Может дашь остальным пройти?
Вместе с Джином в комнату зашёл Юу, кинул на Сана тяжёлый взгляд и, поздоровавшись с ним и Реем, пошёл переодеваться.
— Сан, а кто тебе зубы повыбивал? – ухмыльнувшись, поинтересовался Джин после неудачной попытки стащить листок Рея с записями.
— Ночью об косяк ударился, когда в туалет пошёл, — на ходу соврал он и, как только пришёл Юу, убежал переодеваться.
Во время съёмок Джин пытался всех развеселить. Его замысел увенчался бы успехом, если бы в мыслях Сан не был далеко. На автомате улыбался, на автомате говорил – не впервые уже. Сан настолько погрузился в себя, что даже не замечал Юу. В душе словно ливень прошёл, волной смыв всё на своём пути. Сан лежал на полу прихожей в полудрёме до тех пор пока не пришло сообщение. Хотелось бы и дальше так лежать, но здравый смысл наконец-таки взял верх и объяснил, что так лучше никому не станет, надо найти решение проблемы, которую сам создал. Может подойти и попросить прощения? А может лучше не надо? Что если это опять повторится? Или, может, Юу даже не захочет его слушать, и на любые попытки поговорить будет лишь молчать и с отвращением смотреть на того, кого раньше считал своим другом?
Сан так и не понял, когда съёмки закончились, и ещё больше удивился, когда ему пришла СМС: «Встретимся в парке у фонтана».
От Юу…
Чёрт, ну что ему надо? Он издевается? Наверняка будет читать длинную лекцию о том, как нехорошо приставать к друзьям.
Сан горько усмехнулся своим мыслям. С каких пор он стал пессимистом? Раньше с Реем и Джином постоянно шутили, дурачились и пытались расшевелить Юу, что почти всегда получалось, и чем они гордились. Почему от одного признания так всё изменилось? Рей вот тоже тихий стал в последние дни – с чего бы? Тёплую и уютную атмосферу сохранял только Джин. А что, если и у него что-нибудь случится, что тогда с группой станет? Нет, бред это всё, не надо думать о таком.
Когда Сан подходил к неработающему фонтану, там уже был Юу.
— Классная идея была с поздравлением у Джина, — попытался завести непринуждённую беседу Сан. Собеседник, однако, не горел желанием развивать эту тему:
— Я позвал тебя чтобы поговорить о нас.
Сан невидящим взглядом посмотрел куда-то в сторону и твёрдо, без эмоций сказал:
— О нас? О каких нас? Нас нет и не будет… По-моему, ты достаточно ясно выразился.
Если бы он сейчас смотрел ему в глаза, то не смог бы говорить так спокойно. Но надо заставить себя всё это прекратить, пока любимый… То есть пока Юу окончательно не возненавидит его.
— Причём тут это, — немного раздражённо ответил он.
Правда, при чём? При чём тут вообще его чувства, разве он имеет хоть какой-нибудь вес в этом мире? Разве имеет вес его собственный мир, умирающий от холода?
Видимо, Юу догадался, что за мысли крутятся в голове его друга и сказал:
— Не истери, Сан, хорошо? Я хочу сохранить нашу дружбу.
— Знал бы ты, как давно она превратилась в любовь…
— Тебе не кажется, что «любовь» — слишком громкое слово? – с долей сарказма спросил Юу. – Я предлагаю забыть тот инцидент… И просто быть друзьями.
Тот инцидент… Это было безумие, отчаянная попытка души согреться. Да именно так, теперь Сан понял причину. Это из-за отчаяния.
— Юу, как ты себе представляешь? – повысив голос, спросил он, посмотрев ему в глаза. – Как ты представляешь чтобы я-забыл-о своей-любви?! Это, по-твоему, просто как спичку зажечь?
Юу на секунду растерялся, а потом нахмурился и тихо произнёс:
— Сан, я тебя ненавижу…
— Я уже в курсе!
— Нет, ты не понял. Я ненавижу тебя за то, что ты рушишь нашу дружбу, — на мгновение задумался и продолжил: — Ты не знаешь, каким счастливым я чувствовал себя, когда был уверен, что ты мой друг… Я просто не могу поверить в то, что можно вот так легко… всё сломать.
В его голосе читалась боль от разочарования, такая боль, словно это ему, а не Сану сердце пронзают железные прутья.
— Мы квиты, Юу, — тихо ответил Сан. – Мне не легче… — и немного упрямо добавил: — Но ты не сломаешь мою любовь.
— Ты сам о ней забудешь! И не надо столько пафоса! — резко, чуть ли не со злостью в голосе сказал Юу и рванул прочь.
Сан остолбенело стоял секунд десять, глядя на фонтан перед собой, туда, где только что был его возлюбленный, а затем очнулся, и прокричал ему вслед:
— Не забуду! Обещаю!
Прохожие оборачивались на него, он проводил взглядом Юу, а потом поплёлся домой.
Ему тоже больно. Его мир тоже рушится… Неужели я для него был настолько ценным другом?

Часть 5

С тех пор прошло несколько лет. Мы больше не говорили и тем более не вспоминали о моих чувствах. Я даже надеялся, что они вскоре исчезнут, и всё станет на свои места, надеялся, что забуду об этом. Но ничего в моём сердце не изменилось. Я до сих пор любил Юу, просто привык исполнять роль его друга.
Больно….Я столько раз пытался забыть, но не находил способа лучше, чем просто напиться до бессознательного состояния. На время это помогало, однако за этим следовали разборки, что да как, обеспокоенные моим поведением друзья спрашивали, что случилось, а мне ничего не оставалось кроме как многозначительно молчать. Юу, судя по всему, даже не приходило в голову, что это его вина. Хотя где тут его вина? Я в него сам влюбился, он не заставлял, нет. Приятно было видеть улыбку Юу, лёгкий беззаботный взгляд, тогда я чувствовал себя счастливым... Но огорчение приходило в тот же самый миг, не позволяя вдоволь насладиться такими редкими в моей жизни светлыми моментами, делая их попросту бесценными. Огорчение от осознания того, что между нами ничего нет и не может быть. А ещё ужас от того, что эти мучения никогда не закончатся… Я тут же старался отвести взгляд, чтобы Юу ненароком не заметил изменения в моём настроении. В эти моменты я словно видел и слышал себя со стороны: болезненный взгляд и пустой смех, фальшивая улыбка. Любимый разрушил мой мир и оставил после себя пустоту, которую я заполнял фальшью. Ведь другого выхода не было. Что я мог ещё сделать? Во мне ведь за эти годы ничего не осталось, с каждым днём я чувствовал, как умирает моя душа, если у неё есть клетки, можно было бы сказать, что её ткани омертвляются, остаётся мышечная масса, потом она отслаивается, представляя на обозрение скелет, кости которого рассыпаются на глазах… Вот так мучительно больно я умирал. Но любовь это не душа и не сердце. Она не исчезнет, если остановится сердце или погибнет душа. Было время, когда я не мог понять, почему всё же могу выглядеть живым, а потом понял: это мои чувства к Юу. Та самая любовь, которая родилась в сердце одного человека, а не двух, слишком слабая, чтобы связать две жизни вместе, но слишком сильная, чтобы не позволить мне окончить своё существование в ближайшей подворотне с перерезанными венами. Однако, сколько я её ни растил, она всё равно оказалась ничего не значащей. Да и разве имеет значение, насколько мои чувства сильны, для человека, который не хочет их принимать?
Вот бывает же такое… Уже и рад бы избавиться от этих проклятых чувств, но они настолько въелись в сердце, что кажется я сам стал ими, и избавиться от неё равносильно смерти. Когда я думаю об этом, понимаю, что на самом деле ни за что не захочу лишиться своей любви к Юу. Даже если бы мне предложили способ безболезненно избавиться от них, я бы отказался. Ведь тогда точно пришлось бы стереть всю мою память за эти годы, особенно касательно Юу, а это для меня самое страшное: забыть его. Лучше уж постоянные мучения. Наверное…
Иногда мне начинает казаться, что это уже не любовь, а если и любовь, то какая-то садистская. Ну сколько уже можно измываться надо мной? Она словно самоуверенная, горделивая девица, а я жалкое пресмыкающееся. Вот она с издевательской ухмылкой наблюдает с высоты своего полёта над тем как я метаюсь в агонии не в силах выбраться из клетки, как постепенно горячий воздух обжигает мои лёгкие, заставляя повалиться на землю, судорожно вцепиться в шею, облизывать иссушённые губы и выгибаться от боли, пронизывающей всё тело раскалёнными прутьями… Вот я лежу спустя несколько лет в той самой клетке, из тела торчат железные прутья, обгорелая кожа и волосы, потрескавшиеся окровавленные губы, белые глазницы, заплывшие кровью. И я не дышу. Потому что не должен. Я мёртв. Но скоро придёт та страшная девушка и снова вдохнёт в меня жизнь, чтобы поднялась буря, чтобы я снова умер в страшных мучениях.


Часть 6

Всему виной алкоголь. Вчера Сан слишком много выпил. Юу уже затащил друга в его квартиру и только начал стаскивать его со своих плеч, как Сан пошатнулся у него на руках, развернулся, обхватил за шею и повалился с ним на кровать.
— Сан, ну ты даёшь… — пыхтя, пытался подняться Юу. – Напился похлеще, чем на свою днюху… Пусти, мне домой надо, а может…
— Юу, — прервал поток слов Сан, проведя указательным пальцем по его губам. – А я ведь не забыл.
Хотелось поцеловать, так, что невозможно было воспротивиться. И прежде чем Юу успел вспомнить, о чём говорил его друг, прежде чем здравый смысл смог остановить, впился в его губы. Он не сразу понял, что скользит языком по его губам, пробуя на вкус, ощущая на них ещё не выветрившийся алкоголь. А когда до сознания дошло, что он делает, не захотел останавливаться, и здравый смысл не помог, его уже просто не было.
Юу дёргается, пытается отстраниться, когда язык Сана проникает в его рот, движется по нёбу, проходится по ряду зубов… До этого он просто не мог поверить в реальность происходящего, да и сейчас был сбит с толку, но зато отлично понимал, что он этого не хочет, и Сану здорово влетит. Неожиданно проскользнула мысль, что этот поцелуй не грубый, а нежный и приятный… Юу постарался тут же избавиться от этой мысли, совершенно не свойственной ему. Это из-за того что он пьян, поэтому в голову лезут такие глупые мысли. Тут же проскользнула ещё одна: а что тут глупого? Мысленно пообещав себе расправу за такое безобразие, Юу собрал все свои силы и попытался разорвать поцелуй, но в результате оказался крепко прижатым к Сану. Одной рукой Сан держал его за талию, другой за шею, зарываясь пальцами в волосы, то медленно перебирая их, то резко сжимая их. Сан… Что же он делает… Юу снова попытался сопротивляться, вырваться из неожиданно крепких объятий, но Сан не разрывая поцелуя перевернулся и подмял его под себя, прижав всем телом и пресекая на корню любую возможность вырваться, задрал его майку, начал гладить кожу, покрывшуюся мурашками. В низу живота почувствовалось возбуждение, что не скрылось от Юу. Ему уже не хватало воздуха, он судорожно дёргался и силился скинуть с себя пьяного друга, мысли метались в его голове словно раненые звери, обрываясь на полуслове и создавая в душе хаос и панику. В какой-то момент времени Юу, задыхаясь, понял, что бессилен, и ничто его не спасёт. Он даже немного, насколько позволяло состояние, удивился, что ещё может осознавать происходящее.
Через мгновение Сан разорвал поцелуй и отстранился, стянул с него майку и с восхищением посмотрел на возлюбленного: неизменные каштановые волосы, бледная кожа, острые плечи, тонкие запястья и хрупкая фигура… Как его можно не любить? Конечно, кому-то показалось бы, что он слишком худой и совсем не интересен, но разве имеет значение, что думают глупые люди? Сан коснулся щеки, нежно погладил её и услышал тихий надрывный шёпот:
— Сан… Не надо…
Это была последняя надежда Юу, что друг наконец-таки услышит голос разума, но результат оказался совсем другим. Сан вообще словно потерял контроль, резко заломил его руки за спину, не обратив внимания на болезненный вскрик, удерживая их одной рукой, а второй расстёгивая ширинку его джинсов. До того как отойти на второй план, проскользнула мысль, что он делает Юу больно, а на его запястьях точно будут синяки, но близость с любимым, пусть и переросшая из нежности в насилие, пьянила и не позволяла остановиться. Не было времени осознавать, что чувства уже остались в стороне, Сан терзал шею возлюбленного, оставляя на ней засосы, стаскивал с него штаны, коленями раздвигая ноги, прижимался к желанному телу, грубо целовал в дрожащие губы, кусая их до крови, на мгновение заглянул в глаза…
Широко распахнутые глаза, он увидел в них испуг, смирение и пугающую мёртвую отстранённость… В этот момент Сан понял, что если посмеет сделать что-либо с ним, то сделает сердце Юу каменной крепостью, которую не пробить его любви, и тот никогда, никогда его не полюбит, на его чувствах будет поставлен вечный крест.
— Юу, прости… прости,— прошептал он ему на ухо, слез и, пошатываясь, побрёл в ванную.
Надо принять душ. Холодный душ. И очень хочется надеяться, что Юу скоро уйдёт. К горлу подступала тошнота. Что он только что собирался сделать? Что ж, вопрос скорее риторический, ведь и так понятно: он только что чуть не изнасиловал самого дорогого на свете человека. Сан подставил голову под ледяные струи, но видимо ему сейчас плохо не физически, а душевно. Сан дошёл до туалета, склонился над унитазом, и его вырвало. Лучше, однако, не стало. Надо всё-таки в душ. Возбуждение не проходило, а от холодного душа он только шарахался и дрожал: не принимал же раньше. Сделал воду чуть теплей, прислонился к стене кабинки и обхватил рукой возбуждённую плоть, плотно сжав губы. Провёл по всей длине…
-Юу…
Ещё раз…
— Юу…
Сжал сильнее, присоединив вторую руку…
— Я люблю тебя…
Ещё пара движений, и желанная разрядка наступает. С тихим выдохом Сан съезжает по стене и закрывает глаза. Смотреть на себя противно. Жалкое животное… Сопливая мразь, которая ничего не может поделать со своими низкими желаниями. И тут же Сан не соглашается с собой. Не может согласиться с тем, что просто хочет Юу. Нельзя просто хотеть человека так долго. Почему тогда никто другой не вызывает у него такого же желания?
— Ну да, ну да, это, разумеется, не абы что, а самая настоящая, светлая и возвышенная любовь! – слышит язвительный голос в своей голове Сан.
А почему бы и не так?! – возражает он сам себе, но тут же не без грусти думает: — Было бы это так, не сделал бы я такого с Юу. А ведь надо ещё как-то на репетиции ходить, вместе работать, общаться… Столько времени я пытался забыть о своих чувствах, что даже поверил в успех, и вот те на! А ведь ему точно было неприятно… Да что неприятно – больно ему было и страшно! И теперь вполне закономерным будет его отвращение ко мне.
Мысли мучили в своих тисках, не отпускали, словно показывая, кто тут на самом деле хозяин. Чувства снова убивали его, вина душила в своих объятиях...

Часть 7

Когда Юу понял, что с ним больше ничего непозволительного не делают, первое, что он почувствовал, было облегчение. Интересно, сколько он так провалялся на диване?
Это всё было страшно и возмутительно.
-Но уже не впервой, — криво ухмыльнулся Юу и поднялся. Майка лежала возле дивана, он одел её и поёжившись почувствовал, что она теперь хранит тепло его друга. Неприятно было это ощущать, но не идти же домой раздетым.
Напоследок Юу заглянул в спальню и увидел там Сана, лежащего на кровати отвернувшись к стене из-за чего его лица не было видно и было непонятно: спит он или нет, хотя поверить в первый вариант при данных обстоятельствах сложней.
-Выясняя отношения можно многого добиться, — мелькнуло в голове Юу. – Но одним неправильным действием можно всё перечеркнуть.
Уже у себя дома он понял, что его мучает совесть. С чего бы это, разве он в чём-то виноват?
— А что, если с ним что-то станет… — волновался Юу, и совесть ехидно подметила, что это из-за него, после чего Юу со злостью её заткнул, заявив, что нечего лезть когда не просят.
Засыпая, он всё ещё размышлял:
— Интересно, насколько тяжело ему всё это время было сдерживать свои чувства, о которых я уже забыл как о кошмарном сне… А теперь, получается, все старания прахом. Я верю, мы приходим в этот мир, чтобы измениться, чему-то научиться и что-то понять. Тогда что с нами?

Часть 8

Проснулся Сан когда ещё было темно из-за шума у соседей. Посмотрел на часы – четыре утра, получается, спал пару часов, не больше.
-Надо бы ещё поспать, иначе на репетиции амёбой буду, — подумал он и тут же чуть не застонал от отчаяния: как же он теперь посмотрит в глаза Юу? Мало того, что мысли о нём заняли сознание целиком, так он теперь, мучимый совестью, не может даже заснуть.
Тревожные мысли не отпускали, было страшно, словно только он появится в поле зрения Юу, как тот испепелит его взглядом , в прямом смысле. Да, на этот раз Юу точно его не простит, Сан был в этом уверен, а потом, похолодев, подумал, что если бы не глаза, если бы он не заглянул в глаза своего возлюбленного, он бы не остановился. Ни за что.

Сан всегда удивлялся, откуда после того, что происходит в его жизни, он находит в себе силы идти дальше. Мучается, боится, но продолжает идти. Хотя смысла в этом не видит. Зачем пытаться получить то, что не может тебе принадлежать?
А на Юу было страшно смотреть. Он был совсем никакой, взгляд бегал со стороны в сторону, руки дрожали, он еле играл – во всём была видна нервозность. Сан чувствовал вину, и от этого сердце так сильно сжималось, словно хотело остаться в этом напряжённом состоянии, перестать перекачивать кровь, остановить её поток. Так бы, наверное, и случилось, если бы он встретился взглядом с Юу. Он не выдержал бы взгляда возлюбленного, а в душу начинали закрадываться опасения, что так его возлюбленный сойдёт с ума, и он до того же докатится. И всё это была лишь его вина. Ну почему он влюбился в него? Ведь можно же, тяжело, конечно, но можно найти человека, который тебя поймёт и полюбит. Так почему сердце не желает признавать поражение?
— Нет смысла продолжать репетицию с таким ударником, — прервал поток его мыслей раздражённый Джин. – На сегодня всё, и Юу, отоспись хорошо, договорились?
Кинув беглый взгляд, Сан заметил, как Юу слабо кивнул и поспешно покинул комнату.
Он боится. Или видеть его больше не желает. Скорее, последнее. А может и то и другое. Теперь он противен Юу. Сан с удивлением обнаружил, что его глаза начинают гореть, он что, реветь тут намерен? Джин болтает о чём-то с Реем, складывающим бас-гитару в чехол.
-Надо срочно умыться, пока всевидящее око Джина не заметило первых признаков истерики, — подумал Сан и направился в туалет.
Стоило ему только умыться и прийти в себя, как на пороге появился Рей.
Сан отлично понимал, что делал. Не понимал только, зачем и за что такое перепало его другу. Тот явно собирался что-то сказать, но Сан затянул его в туалет, притянул к себе и поцеловал, пока он не успел опомниться. Прижал к стене возле прохода, встал на колени и начал стаскивать с него джинсы.
Что я творю?
Сан слышал, как Рей судорожно выдохнул, так и не успев ничего сказать, когда почувствовал губы, целующие низ его живота.
А ещё Сан не понимал, почему Рей его отстранил.
— Тебе ведь нра… — прошептал он, взглянув на лицо друга снизу вверх. Рей не дал ему договорить, резко наклонившись и быстро поцеловав, и прошептал в губы:
— Давай у меня дома.

Часть 9

Юу спешил домой. Вполне логичным был его страх к Сану. Но банальная причина заставила его вернуться в здание репетиций: ему надо было в туалет.
У Юу иногда возникала мысль, что Сан пытается переделать его, чуть ли не силой заставить любить себя.
— Маленький эгоист, — раздражённо подумал он.
— С добрым сердцем, — возникло словно белый огонёк в беспросветной тьме тяжёлых, злых и печальных мыслей. Но он тут же погас. Ноги сами несли его обратно к выходу из этого проклятого здания.
Рей целует Сана. Сан сидит перед ним на коленях. И не сопротивляется. Значит, хочет того же, что и Рей.
Стоило бы радоваться, ведь это означает, что можно прямо послать надоедливого друга к нему или рассказать последнему о его похождениях – и пускай сами разбираются. Но вот почему-то Юу чувствовал себя… преданным?
Надо домой. Последнее время единственным способом забыться был, как ни банально, алкоголь. Ничего крепче пива в холодильнике не обнаружилось, а идти в магазин в таком скверном настроении не хотелось. По правде говоря, после второго стакана от горечи у Юу начало сводить челюсть. Вроде бы и неприятно, но продолжаешь заливать в себя эту гадость, которую купил в первом попавшемся продуктовом магазинчике.
После второй выпитой бутылки стало немного клонить в сон, и Юу остатками здравого смысла рассудил, что незачем убиваться из-за безбашенного дружка, у которого не в всё в порядке с головой. В конце концов у каждого есть свои недостатки, просто та любовь… Нет, те глупые чувства… В общем, у Сана вывести из Юу состояния равновесия получается лучше всех. И это удручало.
Но в конце концов какое ему, Юу, дело до того, с кем спит это синеволосое чудо?
В тот же момент сердце предательски ёкнуло.
— Чёрт, если я начну что-то чувствовать к этому… — подумал Юу и тут же одёрнул себя: — Да что я несу, какие, нафиг, чувства? Как всегда, стоит только напиться, и в голову лезут непрошеные мысли! – а под конец добавил, немного неуверенно: — Глупости всё это… — и пошёл спать. Нечего спиваться из-за чьих-то там похождений.

 
KsinnДата: Пятница, 01.11.2013, 19:42 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 10

Рей надеялся, что, к тому времени как они приедут к нему домой, Сан пожалеет о том, что вытворял в туалете, но ошибся. Стоило только зайти квартиру, как чужие руки обхватили за шею, а горячие губы коснулись его собственных. Рей мысленно чертыхнулся, затем вывернулся из объятий и прижал Сана к стене прихожей, удерживая за запястья. Но тот и не думал вырываться — он словно с цепи сорвался, лишился всего своего разума.
— Блядь, Сан! – в сердцах выкрикнул Рей глядя в пустые, широко распахнутые глаза друга. – Что с тобой?
Он отлично понимал, что ответа вряд ли дождётся, поэтому затащил Сана в душ и облил его холодной водой.
— Рей, ты чего творишь-то?! – как ошпаренный отскочил от него Сан и вжался в стенку кабинки.
— Это я у тебя спросить должен. А так, спасаю от необдуманных поступков. Закаливание, видно, хорошо сказывается на мозговой активности таких как ты, — с видом всезнающего учителя, которому не хватало лишь прямоугольных очков, ответил Рей и начал сверлить друга взглядом, якобы отыскивая в его глазах раскаяние и муки совести. Через минуту столь продуктивного времяпровождения он плюнул на эту затею и пошёл на кухню, предварительно выключив душ и кинув на голову горе-другу полотенце.
Не, ну какого чёрта? В голове Рея до сих пор не укладывалось произошедшее. Он старался не думать о том, к чему велось дело. С чего бы вдруг Сану приставать к нему? Причём без всяких объяснений. Вскоре подошёл сам объект беспокойства, вытирая зелёным махровым полотенцем волосы, и спросил:
— О чём так напряжённо думаешь?
Рей опасливо и со злостью покосился, и он тут же добавил:
— Прости, я сам не знаю, зачем это сделал… Я понимаю, что глупо просить прощения после того как я повёл себя, но я правда больше не знаю как заслужить прощение… И это… — тихо добавил Сан: — Выпить есть? Мне очень надо.
— Всегда пожалуйста, — вздохнув, достал пару бутылок пива Рей. – И так уже понял, что надо.
— Только вот интересно, что могло заставить тебя полезть ко мне с такими нехорошими намерениями… — сказал он, зайдя в зал и усевшись с Саном на диван, на что тот лишь ещё больше поник.
Хорошо, что ничего кроме пива Рей не предлагал. Не хотелось ненароком проболтаться о своих чувствах к Юу. Единственная причина, по которой Сан решил довести себя до опьянения была привычка. Почему-то к нему привязался стереотип, что алкоголь облегчает страдания. Но ведь всем уже давно известно, что настоящую боль не заглушит даже яд. Это лишь даёт надежду на то, что в какой-то момент потеряешься в забвении, и в этот миг не будет совершенно никаких переживаний. Сан выпил ровно столько, чтобы заснуть без усилий, не мучиться перед сном, отлично понимая, что его ждёт там. Почему-то даже его мозг не обрабатывал новую информацию во время сна, а жил лишь одними воспоминаниями о Юу, о каждом его слове, о каждой потерянной крупице надежды. Это очень напоминает помешательство. И казалось, пора бы уже умереть от страшных мучений, но Сан ведь понимал и ни капельки не сомневался, что после смерти это не оставит его…
В полудрёме он почувствовал, как его укладывают на диван и укрывают тёплым пледом, забирают из ослабевших рук пустую бутылку и выключают свет. Не всем на него наплевать, как бы там ни было, у него есть друзья. В конце концов это заставляет жить.

Часть 11

На утро Сан обнаружил себя на диване в гостиной Рея, причём разбудил его сам хозяин квартиры.
— Сколько времени… — сонно прошептал он, высунув нос из-под одеяла.
— На репетицию скоро, поднимайся, — ответил друг и вышел из комнаты.
Через час Сан со своим вчерашним собутыльником уже был на репетиции и перестраивал гитару, стараясь сконцентрироваться лишь на этом и никого не замечать.
Во время перерыва к нему подошёл Юу.
— Сан, можем выйти? – тон друга, собирающегося сказать нечто серьёзное.
— Конечно, пойдём.
Только они вышли в коридор, как Юу с ходу заговорил:
— Сан, можно тебя спросить?
— О чём?
— Я понимаю, что это не моё дело… Хотя, наверное, уже моё… Я хочу удостовериться… — глядя куда-то в сторону, бормотал Юу, а потом выпалил: — Ты теперь с Реем?
Сана как током поразило.
— С чего ты взял? – дрожащим от волнения голосом спросил он.
— Я видел вас вчера… в туалете.
— Что?! – выдохнул Сан. Для сохранения равновесия, если конечно нынешнее состояние можно так назвать, он облокотился на стену. Сердце, казалось, билось в области шеи, забыв, где его место. Он увидел… И всё не так понял.
— Юу, я… Ничего не было, — хрипло проговорил Сан и неуверенно заглянул ему в глаза, увидев в них лишь недоверие.
— Да неужели? И Рей не целовал тебя?
И правда, зачем он это сделал? Надо будет спросить при удобном случае… Хотя нет, лучше не надо.
— Юу ты не так всё понял. Поцелуй ещё ничего не значит.
Сейчас Сан чувствовал себя как ветреная девица, которая объяснялась перед законным мужем.
— А как же я должен понять? Или это была репетиция, фансервис?
— Не так. Не то это всё… Я не понимал, что делаю.
— А когда меня… Хочешь сказать… Когда со мной это делал, тоже не понимал? – прошипел Юу, сощурившись, было видно, как в нём закипала злость.
— Ты – совсем другое! – воскликнул Сан. – Неужели не понимаешь?.. Да и вообще, тебе какое дело? Неужели ты стал таким заботливым другом? По-моему, на меня тебе плевать! А вот Рей помог мне… Он даже спрашивать не стал!
Он понимал, что ведёт себя сейчас как ребёнок и во многом не прав, ведь Юу вовсе не забил на него, но слова сами вырвались, как часто бывает при обиде.
— Вот это да… — картинно округлив глаза протянул Юу. – Трахнул и даже не поинтересовался, по какому поводу… Что ж, это заслуживает похвалы, несомненно!
— Юу, не было ничего! Ничего-не-было! – закричал Сан в отчаянии, не зная, как заставить его перестать издеваться, не сойдя с ума самому. – Сколько тебе ещё раз говорить? Рей просто поддержал…
— Ну так и иди к своему Рею! – выплюнул Юу, не дав договорить, и рванул прочь, пробормотав достаточно громко, чтобы Сан услышал: — Нашёлся заботливый папаша, бля…
— Стой… Ты что, ревнуешь? – высказал внезапно возникшую догадку ему в спину Сан, не успев сообразить, что ляпнул.
Юу на миг замер, а после резко развернулся и буквально взвыл:
— Вообще офигел?!
Сан от страха вжался в стенку и закрыл лицо руками. Он действительно испугался, ведь Юу, всегда добрый и спокойный, никогда себя так не вёл, и уже начал думать, что сейчас тот вспомнит все свои обещания и точно убьёт его, но услышал лишь быстрые шаги и звук хлопнувшей двери.
Когда Сан зашёл вслед за Юу, то сразу заметил сочувственный взгляд Рея, обращённый к нему – неужели он начинает догадываться, что к чему? Зато Джин либо не замечал, либо не хотел ничего замечать и, зная его проницательность, легче согласиться со вторым. Однако, в любом случае, он вёл себя как обычно и не посылал этих неуместных в такие моменты ободряющих улыбок как некоторые.

Часть 12

Сан надеялся, что его отношения с Юу, ставшие после того разговора очень напряжёнными, вскоре охладятся, но этого не происходило. Юу кипел, и на него было страшно смотреть, словно он может испепелить взглядом, полным ярости. Однако в конце концов, сколько ещё искать в себе силы? Да и для чего? Наверное, даже о дружбе между ними стало глупо говорить, так что о чувствах Сана вообще лучше не вспоминать. Эта атмосфера убийственна. Просто невозможно хотя бы нормально работать – что уж говорить об удовольствии от занятия музыкой.
Рей и Джин, увидев изменения в настроении друга, подходили и спрашивали, как дела, всё ли в порядке, на что Сан лишь отвечал, что ничего особенного не произошло, и переводил тему в другое русло. Несколько раз звали погулять, но стоило только ему дать согласие, как у Юу обнаруживались неотложные дела, и он уходил сразу после репетиции, а Сан проводил вечер с друзьями заливая горе алкоголем и практически не разговаривая, после чего те завозили его, не способного держаться на ногах, домой.
Долго это не продолжалось. В один день Рей с Джином вместо репетиции решили устроить серьёзный разговор по поводу обстановки в группе.
— Сан, — обратился к нему Рей, приглашая сесть рядом с ними на стул. – Надо поговорить. С тобой и Юу.
— Что случилось? – осторожно поинтересовался он, присев рядом с другом.
— Такое чувство, что мы на войне. Вы не замечаете, какая атмосфера сейчас в группе? Может быть объясните, что там между вами случилось?
— Ничего не случилось, — пробормотал Сан, опустив голову, когда в студию вошёл Юу.
— О, с тобой нам тоже надо поговорить! – окликнул его Рей.
— О чём? – настороженно спросил он, подходя к ударной установке.
— О ваших отношениях, и о том, как это влияет на группу.
— Каких отношениях? – севшим голосом поинтересовался Юу. – Что случилось?
— У меня такое чувство, что разлад в группе придумали мы вдвоём, — скептически обратился Джин к Рею. – А эти тут ни при чём, хотя ведут себя как муж и жена.
Чёрт, сейчас они поймут, что на эту тему можно шутить.
— Эй, Сан, Юу исполняет свои обязанности? Наверное нет, поэтому вы сейчас не разговариваете друг с другом, — весело обратился к нему Рей.
— А не офигеете так говорить?! – возмутился Юу.
— Ну так расскажи нам, чем тебе не угодил твой муж.
Сан мельком посмотрел на Юу и заметил, что тот сжимает палочки с такой силой, что им пора бы рассыпаться на щепки.
— Рей с Джином теперь точно не отстанут, — грустно подумал Сан. — Нашли веселье, и это первый раз, когда я не разделяю их чувств. Юу тоже, наверное, плохо, но он однозначно винит меня…
Джин что-то мне говорит…
Всё.
Надоело.
Твёрдость решения появилась в момент осознания своей усталости. Надо сделать ещё лишь одно дело, и успокаиваться, медленно, но верно сбавлять обороты.
Сан поднимается, не обращая внимания на удивлённые лица согруппников, кладёт гитару в чехол и говорит ледяным тоном, не терпящим возражения:
— Я ухожу. И не пытайтесь со мной говорить или звонить мне. Я бросаю это дело. Документы оформлю потом.
Посмотрел на гитару в своих руках и положил её на пол:
— Это мне больше не нужно. Желаю вам найти нового гитариста.
И не глядя на лица друзей, застывших в немом шоке, вылетел из студии раньше, чем те успели бы опомниться и остановить его.

Часть 13

В тот момент, когда Джин понял, что случилось, что всё серьёзно и что так не шутят, на него навалилось такое сильное чувство безысходности, что хотелось забиться в самый дальний угол и выть как волк. Когда ушёл Хироки, он чувствовал то же самое. И думал: «Неужели он больше никогда не вернётся, никогда больше не придёт на репетицию... Неужели они останутся лишь с одним гитаристом?»
А ещё не понимал и не хотел понимать Хироки, ведь ему однозначно нравилось заниматься музыкой… Так почему он ушёл?
Сейчас это чувство подпитывалось и тем, что Хироки на самом деле не вернулся назад, и никто из группы его больше не видел. Он под перед уходом выглядел уставшим, но Джин так и не узнал, что было с его другом. Неужели так же будет и с Саном? Какая тогда группа будет с вокалистом, басистом и ударником?
Так тяжело переносить уход согруппников потому что до этого обычно свято веришь, что всех связывает нечто большее, чем репетиции, что-то высокое и недосягаемое для кого-либо ещё… А потом эти самые согруппники, те, кого допускал к себе очень близко, срывают с небес на землю, руша огромный, величественный, но хрупкий мир внутри группы.
Из раздумий вывел голос Юу:
— Ты как, Джин?
— Не очень… Что это, кстати было? – спросил он, про себя подумав, что глупо спрашивать о том, что и так очевидно.
— Сан психанул. Рей к себе сейчас, завезёт свою гитару, а потом к Сану.
— Он же сказал…
— Кто его слушать будет! Во-первых, надо отвезти ему его гитару, а во-вторых, дозу успокоительного этому придурку и на репетицию. Нечего тут свои психи показывать! – со злостью в голосе выдал Юу и задумался о чём-то своём.
— Но-о, мне кажется, что это из-за недопонимания.— отрешённо произнёс Джин. – Может, у Сана что-то серьёзное случилось, и ему просто необходимо прийти в себя?
Юу в ответ лишь неопределённо фыркнул, собираясь что-то сказать, но в последний момент передумал, а Джин с горечью и ужасом подумал, что видит в нём Хироки, чересчур скрытного перед самым уходом, и что группа разваливается у него на глазах. Группа его мечты, к которой он так долго шёл, принеся столько жертв, трещит по швам, а он даже не знает, из-за чего и как это можно исправить. Что могло заставить уйти Сана? Ведь ему нравился проект — так разве можно бросать то, что считаешь делом всей жизни из-за какой-то проблемы?
Со временем всё проходит. Любая человеческая проблема решаема… Ну или почти любая.

Часть 14

Сначала Рей испугался. Он боялся, что всё это из-за него, из-за того, что отшил тогда. Но всё же, он не виноват, что попался Сану под руку. И вообще, просто оказался в ненужном месте, в ненужное время, при явно ненужных обстоятельствах…
А ещё нельзя приставать к друзьям… Да ещё с такими… возмутительными намерениями.
Рея начинал охватывать праведный гнев. Поднимаясь по лестнице на этаж друга с гитарой наперевес, он готов был разнести в пух и прах все доводы Сана касательно его ухода из группы и, если надо, то каждый день приезжать за ним и тащить на репетицию.
Ломиться в квартиру не пришлось: дверь не была заперта. Неужто ждал? Нет, видимо, просто забыл закрыть. Но зато забаррикадировался в спальне.
Всё-таки догадывался, что придём.
Рей пару раз дёрнул ручку – разумеется, результата это не принесло.
— Сан, объясни, что случилось? Открой!
— Уйди, — донеслось из комнаты. – Я же сказал, не пытайтесь меня вернуть.
— Так, послушай меня, — вспомнив о том, что зол, начал Рей: — Мне плевать на то, что ты там говорил, из группы ты не уйдёшь!... – а потом, подумав, добавил самый весомый, на его взгляд, аргумент: — Да тебя и Кисаки не отпустит!
— Я просто не буду приходить на репетиции.
— Я тебя силой буду водить на репетиции, если понадобится! — окончательно вышел из себя Рей.
— Ты может ещё и играть заставишь? – насмешливо спросил Сан.
— Хочешь проверить?! Если надо будет, то заставлю! – рявкнул Рей, со всей силы ударил кулаком в дверь. И услышал тихий смех.
Гневной тираде не дал начаться звонок Юу:
— Рей, ты сейчас где?
— У Сана уже.
— Ну и как он?
— Ты ещё спрашиваешь… Этот псих заперся у себя в спальне, а я веду с ним переговоры, — тяжело вздохнул Рей и спросил: — Джин сейчас с тобой?
— Да, мы только вышли.
— Приезжайте сюда, а то чует моё сердце, один я не справлюсь.
Юу что-то спросил у Джина и ответил:
— Скоро будем.
Рей спрятал телефон в карман джинсов и продолжил штурм спальни, однако Сан практически перестал разговаривать, приводя тем самым Рея в бешенство. Он никогда не терпел вот таких выходок без особых причин. По его мнению, когда паршиво, надо идти к друзьям – иначе для чего они тогда, если делят только радость, но оставляют в тяжёлые времена?
Минут через сорок подошли Джин и Юу.
— Я больше не могу! – разведя руками воскликнул Рей, как только те оказались на пороге. – Он почти ничего не говорит и смеётся! Он надо мной смеётся! – его руки дрожали, он был явно в отчаянии.
— Давай я с ним поговорю, — предложил Джин и добавил: – А ты иди успокойся, сейчас не время унывать, — хотя сам недавно думал, что всё кончено.
— Как хочешь, — вздохнул Рей и ушёл в зал.
Юу мог бы злиться на Сана, на то, что он устраивает истерику из-за разлада в их отношениях, но последнее время он только это и делал, поэтому уже просто не хотелось. В душе поселилась странная пустота, Юу начал задумываться над своим поведением, а не друга… Этот его вопрос про ревность – и в самом деле, зачем было устраивать тот разговор? Со стороны, наверное, действительно выглядело странно. Да и какое ему дело, в конце концов, до личной жизни Сана – разве Юу не решил так после того как увидел его с Реем? Кстати о нём…
Юу покосился на друга: тот сидел рядом с ним на небольшом красном диванчике сгорбившись и думая о чём-то явно нежизнерадостном. Может у него спросить, что это было? Сан ведь говорил, что ничего не было, однако по их поведению не скажешь. Может быть он не смог разобраться с противоречивыми чувствами, выбрать между окрепшими за долгое время чувствами и неожиданно возникшей страстью? Тогда понятно, почему Рей так убивается.
Через несколько минут раздался истеричный хохот, Юу вздрогнул и отвлёкся от мыслей.
— Сан, не думай, что мы это так оставим! – на повышенных тонах сказал Джин, после влетел в зал и шокировано произнёс: — Он ничего не слушает.
— Вот и я о том же, — сказал Рей, откинувшись на спинку дивана. – Может подождать пару дней? Он успокоится, и можно будет нормально поговорить.
— Давай, — согласился с ним Джин. – Тогда не будем задерживаться.
 
KsinnДата: Пятница, 01.11.2013, 19:43 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 15

Сану никогда ещё не было так плохо. В надежде на глоток умиротворённости он выпил слишком много успокоительного, а теперь склонялся над унитазом, и его буквально выворачивало наизнанку от передозировки. В это время где-то на краю сознания мелькнула мысль: «Что же я наделал?», но было не до того.
Через несколько минут наступило небольшое облегчение. Сан обессиленно осел на холодную плитку, облокотившись на стену.
Зачем им было приходить? Если бы они не пошли за ним, он бы не выпил столько таблеток. Не привыкли проигрывать, терять… А теперь лишь усугубляют и без того тяжёлую ситуацию. Говорят, что ещё придут. Чёрт, вот только этого не хватало. Может переехать в другую квартиру? Или вообще покончить с собой?
Сан горько усмехнулся. Раньше он бы подумал, что раз в голову лезут такие мысли, то надо к психиатру, а сейчас понимал, что он ему совершенно не поможет – как может совершенно незнакомый человек вытащить из той безвыходной ситуации, в которой он оказался?
Через неопределённый промежуток времени Сан направился обратно в спальню и провалялся в постели весь день. Так болела душа, когда он думал, что в жизни человека люди приходят лишь на какой-то период, после чего их невозможно удержать, как бы хорошо раньше ни было. Приходится, чтобы не умереть от горя, вырывать из сердца все чувства, связанные с ними, сколько бы крови не пролилось. Сейчас Сан понимал, что вырвать из сердца придётся всё: согруппников и друзей по совместительству, свою любовь к Юу, музыку… Неужели от него что-то останется после этого?
Но в обмен на это его, возможно, оставит раздирающая душу нежность, рвущаяся наружу. Вот такой парадокс: светлое чувство оказалось убийцей. Надо было раньше догадаться, что ни к чему хорошему такой расклад вещей не приведёт. Да, Юу красивый, интересный, любимый. Хотелось бы узнать его во всех проявлениях… Но придётся забыть, что существует такой человек, чувства к которому невозможно обуздать несмотря на то, что прошло уже столько времени, и обычная страсть уже давно должна была угаснуть.

Часть 16

Юу отстал от друзей. Он не мог больше идти: в душе было смятение, и с каждым шагом он чувствовал, что делает что-то не так.
В конце концов он попросил Рея и Джина идти без него, а сам прошёл ещё пару домов и сел на скамейку. Ум требовал идти домой, а сердце… А что требовало сердце? Юу кинул беглый взгляд на дорогу, ведущую к дому Сана. Ну и что это? Совесть?
— Какая, нахрен, совесть, я тут при чём? – одёрнул себя он, просидел в том же положении ещё пять минут, пытаясь успокоить противоречивые чувства, и отправился домой.
А на следующее утро Юу, мысленно чертыхаясь и обещая всему миру и себе в том числе жестокую расправу, шёл к Сану.
— Сначала заснуть не мог, — с раздражением думал он. – Потом подорвался в пол шестого и не мог найти себе места, а теперь вот неизвестно по какому поводу тащусь к дому этого придурка! Надоедливого придурка. Очень нервного… И вообще! Достал он меня! Вечно лезет…
Дверь в квартиру так и не была заперта, и Юу, закрывая её за собой, решил, что Сан даже не вылазил из своей спальни. Ломиться он не собирался и готов был уже развернуться и уйти, однако, к его удивлению, дверь была открыта, и Юу застыл на пороге. Он сразу же понял, что не имеет понятия, что здесь делает. Захотелось позвонить Рею, чтобы тот приехал и хорошенько встряхнул Сана, однако тогда ему пришлось бы признать в себе такое качество как трусливость, а делать этого очень не хотелось, поэтому Юу уверенно шагнул в комнату, осторожно подошёл к спящему другу и сел рядом на холодный тёмный паркет.
— Звёздный мальчик, — мимолётом подумал он. — Краси-ивый, — и тут же покраснел, смутившись собственных мыслей, но в то же самое время легонько дотронулся до лба, потом до щеки и замер, когда встретился с холодным взглядом Сана.
— Что тебе надо? – охрипшим после сна голосом спросил он. – Говори и проваливай.
Как же так? Раньше он так не разговаривал с ним. Горькая досада сдавила горло.
— Я хотел узнать, как ты, — словно оправдываясь, произнёс Юу и убрал руку. – Зачем ты вчера так поступил?
— Как «так»?
— Сказал, что уйдёшь из группы.
— Я уже ушёл, — ответил Сан и отвернулся к стенке, но не тут-то было: Юу развернул его на спину и навис сверху, прижимая за плечи.
— Ты мне тут поговори ещё, — прошипел он. – Я сейчас Рею и Джину позвоню и посмотрю, как ты с ними заговоришь! – встряхнул Сана, заставляя его сесть, и перешёл на крик: — Думаешь, что если зажал меня пару раз, то можешь разговаривать в таком тоне? Поцелуи ещё ничего не значат!
— А что тогда имеет для тебя значение? – тихо спросил Сан.
— Ничего! – выкрикнул Юу прямо ему в лицо, после чего увидел во взгляде друга обиду, и тот со всей силы оттолкнул его. Юу упал на пол и ошарашенно посмотрел на него. Сегодня Сан поражал своей необычной реакцией. Раньше был более тихий.
— Так значит это всё для тебя ничего не значит? – опустив взгляд произнёс он.
Повисло молчание.
Сан поджал под себя ноги и сжал кулаки на коленях. А через минуту Юу услышал тихий всхлип и окончательно растерялся. Всё происходящее выбивало его из колеи, и он не знал, что делать и что сказать.
— Сан… — неуверенно начал он. – Но ведь не может парень чувствовать к другому парню серьёзное влечение, — а в следующий момент понял, какую ошибку совершил.
— Так значит все эти годы, хочешь сказать, я тебя трахнуть хотел?! – вскинулся Сан. По его щекам время от времени стекали слёзы, во взгляде читалось отчаяние, и Юу подумал, что впервые видит человека, способного через взгляд передать всю силу своих чувств.
— Нет, ты не… — шёпотом начал говорить он, но его перебили:
— А что тогда?! Что?! – на грани истерики завизжал Сан. – Юу, объясни мне, что я чувствую! И объясни, за какие грехи мне приходится забыть обо всём!
— Да успокойся ты, — поднялся Юу и подошёл к Сану, но тот шарахнулся от него и прижался к стене. Его губы дрожали, щёки покраснели от слёз, а руки он прижимал к груди, и в этот момент Юу понял, в чём виноват, и до чего довёл Сана за эти несколько лет.
— И неужели он всё это время терпел? – поражённо подумал он, присев на край постели. Ничего не хотелось себе объяснять, находить оправдания – хотелось только попросить прощения за всё.
А что потом?
Пофиг, сейчас надо успокоить его.
Юу забрался на кровать, притянул Сана к себе, приобняв за плечи, и почувствовал, как тот напрягся.
— Прости меня, я не хотел тебя обидеть, — тихо сказал Юу, погладив его по спине, и через несколько секунд Сан расслабился, пододвинулся вплотную и уткнулся носом в плечо.
Так Юу прижимал его к себе до тех пор пока истерика не сошла на нет. После Сан отстранился, и отправился в ванну, чтобы привести себя в порядок, а через десять минут появился на пороге спальни посвежевший, умытый и причёсанный.
— Чай будешь?
— Угу, — кивнул Юу и прошёл на кухню вслед за другом.
— Чего ты вообще в такую рань пришёл? – спросил Сан, и Юу облегчённо подумал, что выставлять за дверь его не будут. И истерику устраивать тоже. Но в то же время он смутился: как объяснить, что места не находил себе весь вечер из-за согруппника? То есть друга.
— Да вот сон не шёл… — промямлил он.
— Неужто все из-за меня? – удивлённо спросил Сан с ноткой гордости, за что Юу захотел придушить мелкого паршивца.
— Ну как бы сказать… Из-за тебя все здорово перенервничали, — ответил он, принимая чашку с горячим напитком. И сам не понял, почему добавил: — Рей очень волнуется, ты бы видел, каким убитым он вчера выглядел.
Сан поставил чашку и холодно произнёс, отведя взгляд: «Правда?..»
Ну вот и какой чёрт просил его говорить про Рея?
Надо было обязательно нарушить образовавшееся напряжённое молчание, но Сан, видимо, не собирался этого делать, а Юу не знал, что делать.
— А пойдём погуляем, — неожиданно выпалил он, удовлетворённо отметив, как Сан перевёл изумлённый взгляд на него.
— Мы никогда… — начал он, а Юу перебил:
— Но мы ведь друзья, а вдвоём гуляли вообще неизвестно когда.
— Ну-у… Ладно… Только я соберусь сейчас.
Идея погулять оказалась неожиданно удачной: друзья успели сходить в парк и насобирать опавших листьев, пройтись по оживлённым улицам Токио и поесть мороженое, а под конец уставшие, но счастливые пошли на железную дорогу, под мост.
— Сан, ты ведь не уйдёшь из группы? – спросил Юу, когда они сидели на асфальте, прислонившись к стене.
Ответа не последовало. Сан сидел и безучастным взглядом наблюдал за прохожими. Через пол минуты молчания он тихо проговорил, разглядывая трещину в асфальте перед собой:
— Думаешь мне легко каждый день смотреть на тебя и понимать, что ты никогда не подпустишь к себе?
— Так ты из-за меня ушёл? – удивился Юу. Не укладывались такие слова друга в сюжет этакого треугольника «Рей-Сан-Юу», успешно придуманного им самим.
— Не то чтобы ты виноват… Просто я так больше не могу.
— Сан… Блин, не неси чепухи, нечего из-за меня такое устраивать.
— А что предлагаешь? Снова быть друзьями, чтобы в один момент я всё испортил своими ненужными чувствами?
— Да нужные они, твои чувства! – воскликнул Юу и во второй раз за сегодняшний день обнял Сана. – Просто мне тяжело с этим смириться… Я хочу разобраться в том, что сам чувствую по этому поводу.
— Что ты чувствуешь? – вопросительно посмотрел снизу вверх Сан, и Юу счёл, что его друг сейчас очень красивый… Но решил не отгонять эту мысль, а наоборот озвучил:
— Ты такой милый, — Сан чуть покраснел, и он, улыбнувшись, добавил: — Очень милый.

Часть 17

На улице шёл осенний дождь, под напором тяжёлых капель опадали мёртвые листья – погода к концу недели заметно подпортилась, но синоптики обещали улучшение обстановки в середине следующей, поэтому был ещё шанс насладиться тёплыми лучами солнца.
Сан курил на балконе, погружённый в свои мысли. Человек не знающий его даже удивился бы тому, насколько серьёзным он может быть.
— Мне нравится эта погода, — сказал Юу.
— А мне нравится чистое ночное небо, когда звёзд много… Чёрт, — Сан нечаянно дёрнул рукой, отчего на сигарету попали несколько капель и затушили её.
— Вот и правильно, нечего курить, — с усмешкой произнёс Юу. – Лучше б сыграл что-нибудь…
— Я сказал! – резко ответил Сан. – Играть я больше не собираюсь.
— Ну-ну, — пробурчал Юу. – Посмотрю потом как ты будешь играть через неделю, когда разучишься… Холодно здесь, — поёжился он и, покидая балкон, услышал тихий смешок.
Ничего лучше чем попытаться сыграть на акустике Сана Юу не придумал. Однако это всё-таки не бас-гитара, к которой он привык, поэтому буквально через минуту в зал влетел владелец инструмента и на ходу выпалил:
— На этом слэп не делают!
— А что делают? – хитро посмотрел на него Юу, сообразив, что хоть так заставит друга взять в руки гитару.
Сан с полминуты стоял в замешательстве, не зная, что ответить, после чего уселся на диван рядом и пробурчал:
— Дай…
Юу поспешил передать инструмент.
— Я соло люблю играть, — глухо произнёс Сан и начал показывать: – Сначала четырнадцатый лад на первой струне два раза, потом четырнадцать, пятнадцать, двенадцать…
За окном лил дождь, небо затянули тёмные тучи, время близилось к вечеру, деревья шатались из стороны в сторону, ветер бился в окно, отчего рамы угрожающе скрипели – погода стала ещё хуже… А Юу думал, как же хорошо, что сейчас не ясное небо, нету звёзд, которые отвлекли бы его друга, и на душе становилось тепло.
***
— Проходи. Я тебя на синтезаторе научу играть!
— Да ну…
— Не отнекивайся! Чай будешь?
— Угу.
Сан сидел в кресле гостиной и упорно смотрел на синтезатор, когда Юу принёс чай с печеньем и поставил на журнальный столик.
— Угощайся.
— Спасибо.
Сан молча пил чай, и Юу, не выдержав, воскликнул:
— Такое чувство, словно хороним кого-то!
Ответа не последовало.
— Сан, ну чего ты? – тихо спросил он, отставив чашку. Друг лишь пожал плечами и продолжил пить чай, глядя в одну точку. Тяжело вздохнув, он стал за синтезатор и начал наигрывать знакомую мелодию. Сан поднял взгляд:
— Это…
— Reminiscence. Хочешь научу?
— Нет… Она сложная.
— Давай, — Юу подошёл, забрал чашку из рук друга, поставил её рядом со своей и потянул его к синтезатору. И только успел поймать Сана, когда тот споткнулся о проходящего мимо кота. Прошло несколько секунд, после чего он вырвался из объятий Юу и недовольно воскликнул:
— Почему твои коты ходят где попало и лезут под ноги?!
— Ну они здесь живут вообще-то, а я их хозяин, — ответил Юу и с удивлением заметил, как его друг начинает краснеть. – С тобой всё в порядке?
— Отлично всё, — буркнул в ответ Сан и сел обратно в кресло.
Наверное, Юу и сам не заметил, однако его дружба стала теплей, появилось в ней что-то очень напоминающее нежность. Казалось, кто бы ещё выдержал такого обидчивого человека как Сан, но в Юу он совсем не вызывал раздражения. Возможно, когда-то давно так и было, но сейчас он готов был терпеть необоснованные обиды и непонятное поведение сколько угодно.
А ещё Юу всё больше мучали некоторые вопросы. Как понять, правдивы слова человека или нет? От души исходят его чувства или это лишь видимость?... Любовь ли в словах Сана или просто помешательство? И если помешательство, то почему до сих пор не прошло?

Часть 18

Юу совершенно не понимал выражения «стерпится-слюбится». Так нельзя. Ведь это на рабство больше похоже. Сразу же вспоминались истории о том, как родители ломали жизни своих дочерей, выдавая их замуж по расчёту.
Зато он был абсолютно уверен в правильности другого высказывания: «Насильно мил не будешь». Юу думал, что Сан как раз пытался силой влюбить его в себя, но это невозможно – лишь оттолкнёт; однако не понимал, почему, если он не любит своего горе-друга, тот снится ему с пугающей частотой, а просыпается Юу с ощущением блаженства и хорошим настроением.
Может быть, он тоже болен? А может…
Нет, он точно сошёл с ума!
— Давай, Юу, беги признавайся Сану в вечной любви, становись его верной жёнушкой, и да будьте вы счастливы, дети мои! – язвительно заявил внутренний голос, на что Юу сухо, без эмоций ответил: «Спасибо, и без твоих советов разберусь».
Все эти истерики, перемены в настроении – очень похоже на попытку привязать к себе. А такой расклад в жизни его не устраивает, абсолютно.
Очередной раз он просыпается со счастливой улыбкой на лице… Может, и правда влюбился?
***
Юу снова идёт по коридорам заброшенного здания, чувствуя, что он где-то рядом, выбегает на задний двор, огороженный сеткой. Вокруг безжизненная степь, а возле забора стоит Сан. Увидев Юу, он улыбается, и у того снова перехватывает дыхание, как и каждые предыдущие ночи, он подходит на расстояние вытянутой руки, улыбается и не успевает сказать и слова, как просыпается от непонятного шума. В прихожей что-то упало. Через пол минуты в спальню заглядывает заспанный Сан. Юу предложил пожить у него, так как на дворе холодная осень, а отопление в квартире друга ужасное – так и простудиться недолго. Вечно они один район отапливают как заведённые, а другой оставляют мёрзнуть.
— Юу… Что случилось? – осторожно спрашивает он, подходя к кровати. – Ты в порядке?
— Нет, не в порядке, — тихо шепчет он потолку. – Но это, наверное, даже хорошо…
Сидя за чашкой чая, он рассказывал Сану и своим кошкам, что ему снятся очень хорошие сны, но искренне жалел, что не мог ухватить самой сути. О том, что главным и единственным персонажем в сновидениях был сидящий перед ним друг, он умолчал.
В душе поселилось прекрасное ощущение ожидания счастья. Юу никак не выдавал свои чувства, но людям вокруг свойственно замечать эмоции, исходящие, от других. Атмосфера в группе стала семейной, никто ни к кому не придирался, Сан заметно повеселел, жизнь, казалось, начинала новый, белый, круг.
Одинокого счастья не бывает. Юу понимал это, когда видел улыбку друга наяву.
***
Сан не знал, откуда, не знал, почему, но искренне радовался тому, что Юу счастлив. Это было видно не только по его улыбке, но просто находясь рядом с ним, он чувствовал внутренний подъём возлюбленного.
Наконец, выдалась хорошая погода, наверняка, последние тёплые деньки года. Нужно запасаться лучами солнца на зиму и не унывать. Обязательно сохранить в душе своё собственное маленькое солнышко.
В один из этих тёплых по меркам осени дней Сан сидел на скамейке в парке и ломал голову над причиной столь разительных перемен в настроении Юу. Что могло так повлиять на него?...
Внезапная догадка свалилась словно гора на плечи. Сан осторожно перевёл взгляд на возлюбленного, зажмурившегося, откинувшегося на спинку скамьи и подставляющего лицо лучам заходящего солнца, пробивающимся сквозь крону редких деревьев.
Спрашивать или нет?
— Юу…
Парень сел, открыв глаза, и внимательно посмотрел на Сана. Наверное, его тон был слишком несчастным.
— Что такое?
— Ты… влюбился в кого-то… Да?
По резко изменившемуся взгляду было всё понятно. Сердце с гулким стуком упало вниз. Сан отвернулся, закусив губу и почувствовав жжение в глазах. Спросил? Получил ответ? Доволен? Мог бы и так догадаться, а теперь ещё и ведёшь себя как сентиментальная девчонка!
— Теперь Юу уже точно никогда его не полюбит, — горько подумал он. – Глупо, конечно, было надеяться на обратное, но так хотелось… Надо будет возвращаться обратно к себе. Хорошо хоть много вещей с собой не брал. Моё присутствие будет мешать им…
В следующий миг он сорвался и убежал прочь, давя в себе подступающие нескончаемые рыдания.
Ну почему, почему, когда хорошо, впоследствии всегда становится плохо? Почему этот мир так несовершенен? Почему я всё ещё не привык к разочарованию и не отступаюсь от своей глупой любви?

Заключение

Юу был в шоке. Неожиданный вопрос прекратил хаос в душе. Теперь всё было понятно… Но как так могло получиться? Неужели постоянное общение может изменить отношения? Понятное дело, люди узнают друг о друге гораздо больше, проводя вместе много времени, но чтобы увидеть друга с иной стороны, в ином плане…В плане возлюбленного…
Где-то на задворках души металась паническая мысль, что это не любовь, просто привязанность, и однажды ему просто всё надоест. Но ведь будущее это результат действия прошлого, а если изначально направлять отношения на распад, ждать спасительного чуда не стоит.
Кстати, а где сам объект любви?
Когда Юу пришёл домой, а он знал, что именно туда ему и надо, то обнаружил Сана в гостиной, поспешно собирающего свои немногочисленные вещи.
— Что ты делаешь?
Сан резко развернулся всем телом и, так как сидеть на корточках не очень удобно, упал прямо на свой рюкзак. Юу подошёл, присел рядом и поинтересовался:
— Куда собрался?
— Домой к себе, — чуть ли не с вызовом ответил тот.
— Так, поднимайся, пойдём разбираться, — вздохнув и подавив в себе непонимание, сказал Юу и, не желая слышать возражений, потащил Сана на кухню, поставил чайник и мысленно приготовился к серьёзному разговору.
— Значит так, никуда ты сейчас не уходишь, прекращаешь психи и выкладываешь всё, что тебе не нравится.
— Но как… Разве я не буду мешать?
— Кому, мне?! – удивился Юу, после чего до него дошло: — Ты что же, подумал, что я в кого-то влюбился, так?
Тот согласно кивнул, непонимающе глядя на Юу, и он продолжил, чувствуя, что говорить становится сложней, но так же осознавая необходимость этого.
— Да, я влюбился.
В глазах Сана промелькнула горечь, обида и усталость, он нервно сжал в руки в кулаки, а Юу улыбнулся, коснулся его руки и тихо сказал:
— Я в тебя влюбился, рёва.
— Как? – на автомате спросил тот.
— Долго, мучительно и упираясь всеми конечностями.
Сан не знал, что делать, как реагировать: прыгать от счастья или искать подвох. Но то, как на него сейчас смотрел Юу… С таким теплом и нежностью во взгляде — так не смотрят на друзей.
На дворе была поздняя осень, зима постепенно вступала в свои права, а главное – это успеть найти своё собственное маленькое солнце, чтобы в сердце было тепло.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Приобретённое (R - Сан/Юу [Nega])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz