[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Break the silence (R - Aki/Kei, Mao, Mizuki, Tsurugi [Sadie])
Break the silence
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 21:31 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Break the silence

Автор: Ryuuta
Контактная информация: diary , twitter

Фэндом: Sadie
Персонажи: Aki/Kei, Mao, Mizuki, Tsurugi
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Романтика, Повседневность
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
В результате недоразумения Аки и Кей оказываются вдвоем в незнакомом городе. Из-за ряда обстоятельств они вынуждены провести там целый день. И этот день приносит им новые открытия относительно личностей друг друга. Черта дружбы отныне пересечена. И что же ждет их теперь?

Примечания автора:
В последующих главах предполагается дальнейшее описание развития отношений ребят.
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 21:37 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 1. Снежный день
Посвящение: спасибо ежедневному моему мотиватору Дайске ^^v

«Черт, и угораздило же меня предложить Аки задержаться, чтобы отрепетировать наш дуэт, но это все мое волнение перед туром по Европе! А в итоге мы опоздали на самолет, пришлось лететь следующим рейсом. И за это время Аки не удосужился и пары слов мне сказать», - сидя в машине рядом с басистом, Кей выглядел очень напряженным. – «Нет, я ничего против Аки не имею, но когда нахожусь с ним рядом, то у меня ощущение, что стоит совершить неверный шаг и меня ждет какая-нибудь изощренная экзекуция. Брр… Неуютно…». Из-за темных очков Аки, Кей не мог понять уснул парень или пребывает в состоянии бодрствования. Решив, что, в принципе, не обязан поддерживать как-то разговор в этом затянувшемся дорожном молчании, он включил свой mp3-плеер и постарался перенастроить себя на позитивный лад.

- Аки, - сидя в кресле номера отеля, Кей хмурился и стучал пальцами по столу, - объясни мне теперь, пожалуйста, почему вся группа оказывается в одном отеле, а мы совершенно в другом не то, что отеле, но и городе! У нас же завтра интервью, - ударник подскочил на ноги и зашагал по комнате, эмоционально размахивая руками, - я готовился, настраивался. И что в итоге? – Кей уселся на край кровати, на которой уже расположился басист.
- В итоге, - Аки приоткрыл один глаз, которым и взглянул на Кея, - мы выедем с утра и к полудню как раз успеем. Не вижу проблемы. Как и не вижу смысла в том, чтобы ехать ночью, учитывая, что мы устали.
- Аки, - вздохнул Кей, - до сих пор не могу поверить, что ты перепутал названия, как и то, что данный… - парень замолчал, подбирая нужное определение для места, в котором они оказались, - городок имеет такое похожее название на большой мегаполис. Они что, не могли придумать что-нибудь другое? Или это потому что он курортный и вроде как маленький брат у крупного города? Эй, Аки, скажи уже что-нибудь, - Кей наконец соизволил повернуться в сторону басиста. – Эй! Ты что, уснул?!
Рот Кея приоткрылся в возмущении, и он принялся трясти басиста за плечо, дабы тот не вздумал сейчас спать.
- Аки! Не смей спать, пока мы не поговорим! В конце концов, нужно позвонить хотя бы парням!
- Кей… - хрипло пробормотал басист. – Не шуми. Я так устал.
И Аки внезапно потянул барабанщика за руку к себе. А в следующую секунду Кей лежал уже рядом, а Аки крепко обнимал его одной рукой, лицом уткнувшись ему куда-то в шею.
- Ты что вытворяешь, - возмутился все еще недовольный Кей и попытался выбраться из крепких объятий сильных рук. – Аки!
- Я же попросил тебя не шуметь. Поспи, - и прижав парня лишь крепче, басист, казалось, снова заснул.
Кей еще пытался предпринять попытки выбраться, сопровождая их недовольными бурчаниями: «Силищи у него сколько… Накачал себе мышц… Медведь…». Через время Кей понял, что это бесполезно и, тяжело вздохнув, успокоился. «Хорошо, что это хотя бы только рука, а не еще и нога, а то бы я задохнулся… Ну ладно… И с другой стороны он прав. К чему эта суета сейчас, когда можно выехать утром». Однако же, уснуть парню удалось не сразу. Не смотря на то, что Аки давно уж спал и видел, наверное, какие-нибудь сны, и Кей мог запросто выбраться из его захвата теперь, но он не спешил этого делать. Было что-то в едва слышимом посапывании басиста успокаивающее. Сейчас не было и намека на напряжение. Сейчас было уютно – именно так определил Кей свое пребывание возле Аки на данный момент.
Проснулся Кей довольно легко, не веря, что еще даже будильник не прозвенел, а он уже выспался.
- Что?! – драммер чуть не свалился с кровати, так как часы показывали, что уже далеко перевалило за полдень. – Но как?! Аки? Где ты?
Оглядевшись, Кей понял, что в помещении находится только он. Допустить мысль, что Аки уехал на интервью без него – он не мог, потому что… Просто потому что это невозможно. Но отыскать причины своего здесь присутствия парень также не мог. Быстро умывшись, дабы избавиться от остатков сна и взбодриться, хотя куда уж больше, Кей выбежал в коридор, намереваясь отыскать Аки. Но басист, словно, знал, когда тот проснется и стоял уже перед самой дверью.
- Аки! – только и выкрикнул возмущенный и обеспокоенный Кей, при этом активно начав жестикулировать руками.
Басист молча прошел в номер, потеснив в сторону Кея, и, усевшись в кресло, закурил. Кей недоумевающим взглядом продолжал сверлить Аки, надеясь, что хотя бы пару дырок в его теле сделает.
- Мост ремонтируют, - произнес негромко Аки, выдыхая в сторону струйку дыма.
По вновь воцарившемуся молчанию Кей понял, что продолжения фразы ему не слышать, если не начать вытягивать информацию самому.
- Ну ремонтируют, и что? – начал уточнять драммер.
- Сюда можно попасть только через этот мост, либо в объезд.
- То есть?
- То есть, если бы мы поехали в объезд, то в любом бы случае не успели на интервью. А к завтрашнему утру мост починят, и мы сможем спокойно вернуться.
Аки замолчал, а Кей обрабатывал полученную информацию. Вернувшись обратно на кровать, он тоже закурил. «Замечательно… И что мы тут будем делать сутки?», - мрачно размышлял Кей, поглядывая на вновь игнорирующего его согруппника. Достав свой телефон, Кей подключился к интернету и навел справки о городке, в котором они вынуждены были остаться. Оказалось, что заняться тут вполне было чем. Вот только басист, забравшийся на кровать и включивший телевизор, как бы намекал, что намеревается заняться полноценным и бестолковым отдыхом.
- А вот так дело не пойдет, - Кей выключил телевизор и подошел к Аки. – Уж коль мы оказались здесь по твоей вине, то изволь хотя бы организовать интересный досуг.
- И чего ты хочешь, Кей?
- Даже не будешь отрицать свою вину? – удивился драммер.
- Глупо отрицать то, что явно.
- Вот и отлично, - Кей с довольным видом хлопнул в ладони. – Тогда поднимайся, мы идем перекусить, а потом отправляемся гулять по городу!
Аки ничего не оставалось, как молча последовать за горящим энтузиазмом Кеем.

- Аки, смотри! Конкурс ледяных скульптур! – Кей уже упорно тянул в сторону зимних чудес хоть и не сопротивляющегося, но явно не вдохновленного Аки. – Обалдеть! – парень внимательно разглядывал уже готовые и еще незавершенные работы. – Ты только посмотри какая красота! – он обернулся, ища взглядом друга, и увидел его курящим в сторонке с безразличным взглядом. Кей не выдержал и, подойдя к басисту, легко толкнул его в плечо. – Аки, ну разве можно быть таким? Тебе что, ничего не интересно? Ты же мне пообещал, что мы весело проведем время.
- Мне весело, - выдал Аки и для большей убедительности даже натянул губы в улыбке.
- Угу, - Кей слегка поежился, ибо неестественная улыбка Аки выглядела несколько пугающе. – Я заметил. Ну ничего, я знаю, как извлечь из тебя пользу, - хитро заулыбался драммер и достал из кармана какую-то помятую бумажку. – В конкурсе может принять участие каждый желающий.
- Ты хочешь сказать, что умеешь делать ледяные скульптуры?
- Нет, но чем не повод научиться? Тем более, они предоставляют рабочий материал, заготовку изо льда, а если надо, то даже дают краткий инструктаж.
- Ладно, все равно заняться здесь больше нечем, - выбросив сигарету в урну, Аки побрел за Кеем записываться на участие в конкурсе.

После того, как прошли два часа усердной работы, Аки отошел перекурить, а когда вернулся, то застал момент, когда Кей уже покрылся весь ледяными крошками, бьющими фонтаном из-под сверла, с которым парню никак не удавалось совладать. Аки усмехнулся. Их скульптура была далека от нарисованного Кеем эскиза на бумаге. К тому же значительно уменьшилась от первоначального размера.
- Кей, прервись, у тебя уже губы посинели.
- Что? – Кей обернулся.
- На вот, выпей, - басист протянул ему пластиковый стаканчик с горячим шоколадом.
Кей с благодарным видом принял этот горячий дар, вот только незадача – у драммера дрожали руки, то ли от холода, то ли от работы с новым инструментом. Поэтому сладкая жидкость стала расплескиваться.
- Черт побери, - Кей пытался совладать с дрожью, но у него это плохо получалось. – Кажется, я увлекся.
- Ты с самого начала знал, что у нас ничего не получится, - Аки покосился на кусок льда, который пережил за это время столько издевательств со стороны музыкантов.
- Да ну тебя, что за пессимизм, - Кей пытался поднести стаканчик к губам, пока не все еще пролил.
Аки, наблюдавший за ним, хмыкнул и покачал головой. Приблизившись к парню, он коснулся его рук своими ладонями, сдерживая его дрожь и помогая пить.
- Вкусно, - улыбнулся Кей, только сейчас заметив, что себе Аки ничего не купил, хотя вряд ли меньше замерз, ведь они не рассчитывали на такие зимние прогулки, когда собирали вещи. – Попробуй.
- Нет, я не очень люблю сладкое.
- Да всего один глоточек, - настаивал Кей и уже протягивал стаканчик к его губам.
- Ладно-ладно, - забирая из его рук напиток, - дай я сам, а то и я буду весь в шоколаде.
Сделав пару глотков, Аки задумчиво посмотрел в сторону. Затем сделал еще глоток. Кей в это время дул на свои ладони, после чего тер их друг о друга, согревая.
- А вообще неплохо, - вынес вердикт Аки.
- Попробовал и хватит, - засмеялся Кей, пытаясь забрать стаканчик.
- Смотри-ка, в твое тело вернулась жизнь, - хмыкнул басист, уворачиваясь от рук Кея.
Тогда Кей решил применить другую тактику. Быстро слепив снежок, он бросил его прямо в Аки, попав как раз в руку, в которой тот держал напиток, который тут же оказался на земле.
- Вот ты как, значит, - Аки уже наклонялся за снегом.
Весело хохочущий Кей понял, что теперь силы вновь неравны и пора бежать с поля боя. Однако, Аки не намерен был оставить это так. Шустро нагнав парня, он схватил его за руку и приготовился засунуть снежок ему за шиворот. Но активно пытающийся избежать страшной участи Кей, поскользнулся и начал совершать падение в сугроб, потянув за собой и басиста. Снег был мягким, поэтому их падение было почти даже приятным. Хотя скорее только для Аки, потому что он всем телом упал на Кея.
- Вот, в следующий раз подумаешь перед тем, как обижать меня, - вновь рассмеялся Кей, как только освободил свои глаза от снега.
- В следующий раз мой снежок точно достигнет своей цели, - улыбнулся Аки и, натянув шапку Кея ему на глаза, поднялся.
- Эй! – возмущенно, но в шутливых интонациях выкрикнул Кей возвращая шапку на место.
Аки продолжал наблюдать за действиями драммера с улыбкой. И за тем, как он принимал сидячее положение, громко крича, когда снег все-таки попадал ему под одежду. И за тем, как он пытался встать, падая все вновь и вновь, пока Аки не помог ему подняться. И за тем, как он оттряхивал себя от снега, весело говоря о том, что давно так не отдыхал. И за тем, как он потом заботливо принялся отряхивать от снега самого Аки. Хоть Кея он знал уже несколько лет, но сейчас ему казалось, что видел его как-то иначе или изменилось восприятие? Кей же тоже не сразу заметил, что вместо напряжения, которое раньше он испытывал в присутствии басиста, пришла какая-то легкость.
- Я думаю конкурс мы провалили, - Аки наконец перевел взгляд на их творение. – Давай зайдем куда-нибудь погреться, а потом приступим к следующему пункту твоей культурно-оздоровительной программы.
- Купание в снегу – это не входило в мою программу, - вздохнул Кей, взглянув на бесформенный кусок льда. – Но с предложением согласен! Я жутко замерз, - добавил парень, отряхивая с шапки последние признаки тесного контакта со снегом.

- Хорошо, что бармен рассказал нам про предрождественский фестиваль, который проходит у них, а то бы мы так и ушли спать, ничего не увидев, - радостно улыбался Кей, уверенным шагом следуя в указанном барменом направлении.
- Да уж, - вяло заметил Аки, - это была бы невосполнимая потеря.
- Мне кажется или я слышу иронию сейчас? – обернулся Кей.
- О чем ты? Я счастлив. Мм… Рождественский фестиваль – это круто, - Аки поднял большой палец вверх, показывая насколько сильно он это одобряет.
- Ты плохой актер, Аки, - рассмеялся драммер. – Но тебе не нравилась ни одна из моих идей, но в итоге мы разве плохо провели день?
- Наблюдать за тем, как ты попадаешь в несуразные ситуации – это было действительно неплохо, - по-доброму усмехнулся басист.
Когда они достигли своей цели, то Кей замер с открытым ртом перед открывшимся им видом. Кругом все было украшено различными гирляндами, играла веселая музыка, различные палатки ломились от предлагаемых товаров и еды с напитками, повсюду раздавался звонкий смех, дети и взрослые с довольными улыбками катались на единственном аттракционе, чуть дальше проходили живые выступления, а центре этой общей атмосферы праздника и радости стояла высокая и украшенная с домашней теплотой ель.
- Кей, осторожно!
Засмотревшись, драммер и не заметил, что было у него под ногами, потому, если бы не руки Аки, оказавшиеся у него на талии, то Кей успешно бы споткнулся о какой-то ящик и приземлился на далеко не мягкий асфальт. Внезапно ему стало жарко, а щеки запылали предательским румянцем. Точную причину данной реакции организма он определить не мог. «Не понимаю, почему у него всегда такие теплые руки», - единственная мысль, которая была у него сейчас в голове.
- Кей? – басист немного напрягся от этого внезапного молчания Кея.
- Просто не ожидал, - решил так пояснить свое замешательство парень.
Аки убрал свои руки и потянулся за сигаретами, а Кей тихо и разочарованно вздохнул. Ему показалось, что без рук басиста стало как-то пусто. «Что за бред?», - мысленно поругал себя Кей.
- Смею заметить, что ты очень желал сюда попасть, так может сдвинемся с места? – поинтересовался Аки, наблюдавший за странным поведением друга.

Когда перед глазами Кея мир начал рассеиваться и куда-то плыть, и когда уже не мог вспомнить сколько стаканчиков глинтвейна он в себя влил, то где-то в отголосках разума стукнула мысль: «Парень, да ты пьян». Уперевшись лбом в плечо Аки, Кей вздохнул и глупо заулыбался.
- Аки, а пойдем-ка кататься на гусыне.
Аки признаться не сразу сообразил, что Кей имел ввиду. Потом включив весь ассоциативный ряд и логику, он определил, что Кей должно быть имел ввиду детский аттракцион, на котором катались как дети, так и взрослые.
- Видимо, ты имеешь ввиду лебедя? – опустив ладонь на макушку Кея, Аки улыбнулся – драммер выглядел сейчас очень забавным.
- Ну какая разница, лебедь-гусь-жираф, все равно – птица, - дабы не соскользнуть с плеча Аки, Кею пришлось для большей надежности приобнять его.
- Не спорю, жираф – очень красивая и редкая птица.
- Мне кажется, ты придираешься к словам, - для большей убедительности Кей укусил Аки за плечо, точнее до тела он не добрался, сумев ухватить лишь только ткань куртки.
- А мне кажется, что кому-то явно сегодня хватит гулять, - хмыкнув, Аки cлегка взъерошил волосы драммера.
- Вот и иди, а у меня еще пункт остался, - и Кей, не совсем уверенной, но бодрой походкой направился в сторону сугробов.
Не бросать же нетрезвого товарища в незнакомом городе одного? Вот Аки ничего и не оставалось, кроме как последовать за парнем, дабы тот воплотил свой последний пункт в реальность.
- Мы сейчас будем лепить снежного медведя, - пояснил Кей свои действия.
Аки предпочел не участвовать в этом виде зимней забавы, тем более, что Кей неплохо (если не брать во внимание его неустойчивое состояние) справлялся. Через некоторое время басист услышал:
- Ну вот, он и готов, осталось… - Кей огляделся по сторонам в поисках чего-то, что ведомо было только ему. – Аки, снимай с шеи цепочку, - и Кей направился в сторону друга.
- Зачем это?
- Ее не хватает для образа, - Кей тем временем уже уверенно расстегивал куртку Аки.
- Медведи не носят цепи, - но Аки не сопротивлялся, ему было просто лень.
- Этот носит, - заявил Кей, наконец, сумевший расстегнуть цепочку.
После парень вернулся к своему творению и немного повозившись все-таки сумел сделать так, чтобы цепочка прошла от губы «медведя» к его уху. Кей отошел чуть в сторону с довольным выражением лица, дабы рассмотреть результат своих нехитрых стараний. Аки поравнялся с парнем и в душе его закрались подозрительные мысли на тему: «Этот медведь мне кого-то напоминает».
- Кей, ты ничего в своей голове не напутал? – поинтересовался басист.
- Слушай, Аки, а удобно с таким пирсингом целоваться? – повернувшись к Аки, спросил Кей с серьезным и задумчивым выражением лица.
- Мне удобно, - ответил Аки, ожидая, что же дальше взбредет в голову Кею.
- А партнерам? – но Кей так просто сдаваться не был намерен.
- Не интересовался этим вопросом. Но и жалоб не слышал.
- Ну какие ощущения? Это отличается от обычного поцелуя?
- Ты не в меру любопытен сегодня.
- Аки, ну скажи! Я хочу знать! – Кей сжал пальцами воротник куртки Аки и шутливо потряс басиста.
- Хочешь узнать – попробуй сам.
Когда Аки произносил эти слова, то он не догадывался, что в следующую секунду эти пальцы, так трясшие его за воротник, теперь потянут на себя, а через долю секунды губы Кея прильнут к его губам. Это еще нельзя было назвать поцелуем, скорее какое-то чувственное, изучающее прикосновение. У Аки немного закружилась голова от нахлынувших странных чувств. Губы Кея были мягкими и холодными. Сам парень казался сейчас таким хрупким и беззащитным. Кей дрожал от холода или нет? Прежде, чем Аки осознал, что готов был уже позволить себе углубить этот поцелуй, как Кей отпрянул в сторону. Кажется, до сознания парня все-таки дошло, что он переступил некую дружескую черту. Но он упорно пытался себе доказать, что виновато влияние алкоголя.
- Ничего необычного, - не слишком натурально засмеялся Кей, стараясь избегать взгляда Аки.
Кею было очень неловко, к тому же он опасался, что Аки начнет его чего доброго сторониться, а они только наладили контакт. Но бонусом ко всем переживаниям добавилась мысль, которую Кей, конечно же, прогнал – ему понравилось. Вкус вина и крепких сигарет – таков был вкус губ Аки.
- Ну раз мы выполнили на сегодня твою программу – вернемся в отель. Нам рано вставать, - Аки удалось первому прийти в себя, и Кею вдруг показалось, что все это было фантазией, словно, ничего и не было, ничего и не изменилось.

Когда Кей вышел из душа, Аки уже спал. Это немного и огорчило драммера, и обрадовало. Неловкость еще не прошла, хотя Аки и вел себя как обычно, за что Кей и был ему очень благодарен. Таким образом, решив, что завтра новый день, все забудется, парень погасил свет и забрался под одеяло, довольно пробормотав:
- Кроватка… Как здорово! Тепло. Жаль, что завтра уже нужно возвращаться. Неожиданно мне здесь понравилось.
Однако, Кей никак не мог согреться, хотя в комнате была подходящая для этого температура. При этом он не забывал ругаться вслух.
- Кей, - через время он услышал недовольный голос Аки.
- Чего?
- Не мог бы ты заткнуться? Ты не даешь мне уснуть своей возней.
- Мне холодно, - обиженно засопел парень.
«Ну вот, только начнешь думать о человеке хорошо, как на тебе – заткнись», - не слишком радостные мысли продолжали плодиться в его голове. Но через пару секунд он почувствовал, что его наглым образом отодвигают в сторону. Распахнув глаза, он увидел, что басист устраивается рядом с ним. Беззастенчиво прижав Кея к себе, он, так ничего и не объяснив, закрыл глаза. Сам Кей же несколько был шокирован, поэтому не сразу нашел в себе силы что-либо сказать, а когда нашел, то и смысла говорить уже не было. Зато одно было ясно четко – тело Аки было очень горячим, и Кей почти что вжался в него, получая долгожданное тепло. Конечно, он немного смущался, ведь они были практически обнажены, лежали на одной кровати и в обнимку, но при этом было так хорошо, что он решил не забивать себе голову другими мыслями.
- Аки, почему ты такой теплый? У тебя что, есть встроенный обогреватель? – все-таки не удержался от вопроса Кей.
- У меня ночью повышается температура тела. Будешь ты спать или нет?
- Все, молчу, - улыбнулся Кей, отметив для себя, что после сегодняшнего дня ему даже стало нравиться то, как проявляет свое недовольство Аки. – Хоть ты и медведь, но... – закончить свою мысль драммеру не удалось, так как заряд его тела и разума был исчерпан, и он отключился, погружаясь в царство снов.
Аки еще некоторое время лежал с открытыми глазами в задумчивости, прижимая парня к своему телу. «Кей, почему же ты такой наивный? Это ведь может быть опасным для тебя», - эти мысли Аки не произнес бы вслух. Удостоверившись, что Кей спит крепким сном, басист коснулся губами его волос и улыбнулся уголками губ, после чего и сам погрузился в столь долгожданный сон.
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 21:40 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 2. Шаг вперед или назад?

Европейский тур проходил успешно, и каждый день был очень насыщенным, так что у Кея не оставалось времени, чтобы подумать о том, о чем ему думать было страшно, например, об Аки и о волнении, которое возникало при более близком с ним взаимодействии, чем обычно. Поведение же басиста ничем не изменилось. По крайней мере, внешне он этого никак не проявлял. А сегодня у группы был свободный день, и ребята решили начать его ни с чего иного, как с посещения местного парка аттракционов, так как Мизуки и Мао слишком сильно вдохновились печальным рассказом Кея, что он не смог прокатиться на «гусыне», когда попал с Аки в «трудную жизненную ситуацию». Тогда-то Мизуки клятвенно и пообещал, что обязательно устроит день развлечений, а Мао его тут же поддержал, но скорее по причинам, связанным с желанием отдохнуть и просто весело провести время.

- Слушай, Мизу, ты бы прекратил Аки доставать, - негромко произнес Мао, покупающий мороженое, - мы не можем предугадать, когда предел его терпения достигнет своей критической черты, - усмехнулся вокалист.
- Нет, - возмутился в шутливых интонациях Мизуки, - ну я просто не понимаю, если не хотел идти – остался бы в номере, а раз пошел, то чего ходить с таким выражением лица, будто мы такие без него бы не справились, а он вообще такой весь несчастный, жертва нашего эгоистичного поведения.
- Да? Хм… А мне показалось, что тебе просто искренне нравится отпускать шутки в его сторону, - рассмеялся Мао, передавая гитаристу его рожок с тремя шариками мороженого.
- Я имею право сохранять молчание, - Мизу постарался принять серьезное выражение лица, но через секунду уже вновь весело хохотал, возвращаясь вместе с вокалистом к дожидающимся их согруппникам.
- Мизу, как ты можешь есть мороженое при таком холоде? - посмотрев на друга, поежился Тсуруги, которого изначально идея пойти в парк в зимний период не очень-то привлекала.
- А я тепло одет, - ответил Мизу, с довольным видом облизывая мороженое, - да и Кей вон тоже не мерзнет, наш милый Аки обмотал вокруг его шеи свой шарфик, кошмар, это было так заботливо, - со всей полагаемой здесь трогательностью произнеся последние слова, он посмотрел на непоколебимого басиста и смутившегося Кея. – А между прочим шарфик мог быть нужен любому из нас, Аки, почему ты нас обделяешь вниманием, м?
Суровый на вид басист лениво повернул голову в сторону Мизуки, смерил его с головы до ног мало о чем говорящим окружающим взглядом и отвернулся, продолжив курить.
- Так какой у нас дальше план? – счел нужным сменить тему Кей.
- Ну как какой, - оживился Мао, - сейчас дождемся, когда длинный язык Мизуки примерзнет к шарикам мороженого и пойдем в комнату страха уже со своим, так сказать, экспонатом.
- С каким это? – уточнил Мизу, который был слишком поглощен сладостью, чтобы вникать в смысл слов вокалиста.
Мао же предусмотрительно сменил свое местоположение и встал позади Аки, выжидая, когда же до друга дойдут его слова и он активизируется для ответных действий. Мизуки не заставил себя ждать.
- То есть ты хочешь сказать, - глаза гитариста сузились в недобром прищуре, но их веселый блеск выдавал его позитивный настрой, - что я настолько страшный, что меня можно выставлять в комнате страха? Ты, мелкий, взъерошенный воробей, совсем смотрю страх потерял, - погрозив ему вместо кулака рожком с мороженым. – Иди сюда, я устрою тебе комнату страха прямо здесь. И тебе не скрыться от меня даже за этой горой! – Мизуки импульсивно вытянул руку, указывая, тем самым, на басиста.
Но вот чего гитарист не предусмотрел, так это того, что из-за резкости его движения и довольно близкого расстояния, мороженое полетит прямо в Аки. И ведь попадет в свою цель! Правая половина лица, волосы, куртка – басист неторопливо поднес руку к лицу, стирая с правого века часть холодного лакомства. Весь его вид: выражение лица, медленные движения кричали просто Мизуки: «Беги!». Повисло молчание. И сейчас был тот самый момент, когда ни в коем случае нельзя рассмеяться, иначе каждого уже будет не остановить, что чревато последствиями. Тсуруги прикрыл рот ладонью, явно удерживая себя из последних сил, ведь Аки выглядел крайне нелепо и забавно, как и вся ситуация в целом. Виновник происшествия растерянно хлопал ресницами с немного глуповатой улыбкой, не зная, что предпринять. Мао же себе не верил, что до сих пор не рассмеялся во весь голос, поэтому, давясь от смеха, он выдавил из себя:
- Я за билетами, - и умчался в сторону касс.
- Я помогу! – Мизуки ретировался вслед за ним, и затем можно было услышать отдаленный звонкий хохот парней.
Аки продолжил вытирать с лица таявшее мороженое, но лишь еще больше ухудшил свое положение. Кей тихо фыркнул, но, взяв себя в руки, подошел к басисту:
- Давай я тебе помогу, - и достав из своей сумки бумажные платочки, начал бережно приводить Аки в порядок.
Тсуруги же в свою очередь решил, что нужно заговорить на какую-то отвлеченную тему, тогда это полностью спасет ситуацию – и самому перехочется смеяться, и тяжелая «туча» ненависти над Аки рассеется сама собой.
- Кхм… - кашлянул гитарист, - Кей, а где ты купил ту синюю вазу?
Молчание воцарилось вновь. Драммер замер, не зная, что ответить и пытаясь осмыслить сказанное сейчас другом: «Ваза? Какая ваза? Причем тут ваза?». И только когда до него дошло, что Тсуруги таким способом решил сгладить неловкость, не засмеяться уже не мог. «Мрачный Аки в мороженом, я, очищающий его, и Тсуруги со своевременным вопросом в тему и к месту – это нечто», - улыбался Кей.
- Тсу, сходи-ка лучше посмотри на карту и найди уборную.
Дважды парня просить не пришлось, и он также быстро исчез, как и Мизуки с Мао. Кей, уже не скрывая улыбки, стал к по-прежнему молчавшему Аки еще ближе и вернулся к своему занятию.
- Не злись на Мизуки, он же не специально.
- Если бы я злился, то ему было бы уже плохо.
Кей ничего не ответил, лишь слегка усмехнулся, посмотрев Аки в глаза. На самом деле он не припоминал еще случаев, чтобы их басист выходил из себя. Да, он был временами строг, но никогда не кричал или ругался. Парень слишком увлекся размышлениями на эту тему и совсем не обратил внимания на то, насколько сам с каждой секундой сокращал между ними расстояние. Его сейчас интересовала цепочка пирсинга, которую он со сосредоточенным видом вытирал. Однако, когда ощутил на своем лбу дыхание басиста, то в руках появилась уже знакомая дрожь. Воспоминания услужливо предоставили картину поцелуя, а губы, казалось, вмиг пересохли и нуждались в спасении, именуемом «поцелуй Аки». По телу, словно, прошелся электрический разряд от почти физически ощущаемой такой знакомой теплоты тела парня. Драммер сразу засуетился, в результате чего неудачно дернул пирсинг.
- Ой, прости…
- Поэтому необязательно было так близко стоять, - закурив, Аки выдохнул дым в сторону и вновь посмотрел на согруппника.
И тут Кей чуть не задохнулся от возмущения: «Я, значит, ему тут помогаю, стараюсь, а он «необязательно», медведь неблагодарный, выдернуть бы тебе этот пирсинг совсем! Мало в тебя мороженого попало».
- Я нашел! – как раз подоспел вовремя и Тсуруги.
- Сам справится, - буркнул Кей и, схватив ничего непонимающего Тсу за рукав, потащил в сторону комнаты страха.
Аки едва заметно усмехнулся, смотря на спины удаляющихся парней. От его внимания также и не укрылось то, что Кей уже почти обернулся, чтобы посмотреть на него, но, видимо, собрал все свое чувство достоинства в кулак и гордо зашагал дальше.
- Да я тоже не понимаю, чего хочу, - сказал сам себе Аки и, выбросив сигарету, отправился приводить себя в порядок, если в этом была еще необходимость после заботы Кея.

Вечер закончился гораздо быстрее, чем изначально планировали ребята. Похоже, на волнах позитива по-прежнему плыли только Мизуки и Мао, поэтому они и решили задержаться в баре, дабы продолжить свою «пиратскую» вечеринку. А остальные же предпочли разбрестись по своим номерам. Кей делил комнату с Тсуруги, а Аки в очередной раз жил один, что его более, чем устраивало. Спать совершенно не хотелось, поэтому Кей делал вид, что заинтересован какой-то глупой передачей, в том время, как его друг что-то действительно увлеченно рисовал. Через какое-то время в дверь их номера постучали. Тсу поднял голову и недоумевающе посмотрел на драммера, который лишь пожал плечами и направился встречать нежданных гостей. Но в коридоре было пусто. Кей, немного рассеянно улыбнувшись, закрыл дверь.
- Смотри, конверт, - ткнул карандашом под ноги Кею Тсуруги.
- И правда, - он наклонился, чтобы взять находку в руки. - Любопытно.
Драммер, не отходя все еще от двери на всякий случай, открыл конверт и обнаружил в нем записку и фотографию. Развернув, свернутый в десять раз (кто-то явно постарался) клочок бумаги, он зачитал написанное знакомой рукой вслух:
- «Привет, наши милые соседи! Мы две горячих цыпочки из 202 номера томимся в ожидании своих классных принцев, приходите скорее!». И два отпечатка губных помад вместо подписей, и, кажется, бумага пропитана каким-то странным запахом, - закончил Кей, после чего уже не сдерживаясь, рассмеялся.
- Какой глупый текст, - до Тсуруги не сразу дошло, кто являлись отправителями данного послания, но потом он резко замолчал и легонько хлопнул себя по лбу. – Подожди, в 202 же Мао с Мизу.
Кей кивнул, весело посмотрев на гитариста, который все еще медленно переваривал информацию. А в следующее мгновение драммер упал на кровать, уже просто рыдая от смеха. Из его рук на пол выпала фотография. Тсуруги, желавший узнать поскорее, что же настолько сильно развеселило его друга, быстро подобрал фотографию, а потом присоединился и сам к рыданиям Кея.
- Идиоты, - простонал Кей, смахивая набежавшие от смеха слезы.
По всей видимости, вокалист с Мизуки не рассчитали количество выпитого, что принесло свои плоды в их творческие головы. Они восседали на фотографии в развратных позах на одном кресле, при этом лица были покрыты щедрыми слоями косметики. Платья же они себе смастерили из полотенец, штор и элементов собственной одежды. При этом на руках Мизуки даже красовались накладные ногти. И по всей видимости ногти были самодельными. Приглядевшись внимательнее парни поняли, что сделаны они были из туалетной бумаги.
- Вот это находчивость! Где они успели распечатать фотографию? Неужели в таком виде ходили? – Тсу тоже было все еще сложно успокоиться.
- Странно, что они тогда в дороге не нашли «принцев», а написали нам, - Кей еще раз взглянул на фотографию, которая вызвала вновь приступ смеха. – Нужно дать им ответ, - решительно заявив, он поднялся и подошел к столу. – Тсу, ты умеешь шарады рисовать?
- Шарады? – гитарист приподнялся на локтях, чтобы видеть Кея. – Какие шарады в их состоянии? – рассмеявшись. – Они до утра будут разгадывать. Или чего доброго придут выпытывать ответ в самых лучших традициях жанра.
- Тогда нарисуем им кокосы и перечеркнем их красным крестиком.
- Почему кокосы?
- А чтобы не катили их в наш номер, - фыркнул драммер, взяв в руки карандаш.
- Кей, - у Тсуруги уже начали побаливать мышцы от неконтролируемых приступов смеха.
Переписка продолжалась еще долго, при этом сопровождалась веселым смехом и громким топотом в коридоре, ведь нужно было успеть убежать в свой номер до того, как откроется дверь. Но после полуночи запал и фантазия поубавились. Тсуруги уже минут тридцать назад, как уснул прямо в кресле. А судя по долгому молчанию Мизуки с Мао, то и они решили побаловать себя отдыхом. Только Кей все сидел, а сна не было ни в одном глазу. И тогда ему в голову пришла интересная мысль. В который раз за вечер уже взяв карандаш, он быстро написал: «Что делаешь?». Чем ближе парень подходил к номеру Аки, тем неувереннее делались его шаги. «А вообще чего я волнуюсь так, будто на свидание его приглашаю?», - набрав побольше воздуха в легкие, Кей выдохнул, после чего совершил уже знакомый ритуал: записку под дверь – постучать – бежать. В номере он осушил стакан воды и забрался под одеяло, прислушиваясь к тишине и, в глубине души, наверное, надеясь. Внезапный звонок телефона его немного напугал. Уж чего-чего, а звонков в такой час он не ждал, тем более, в номер.
- Да?
- Вы пьяные? – на другом конце провода был, конечно же, Аки.
- Почему сразу пьяные?
- А что это за записка? И что вы там в коридоре устроили? Вы дети малые?
- Да ну тебя, Аки, ты что, никогда дурака не валял? – Кей даже немного обиделся.
- До завтра, - коротко бросил басист.
- Подожди! – резко выкрикнул парень, удивляясь как не проснулся при этом Тсуруги. - Аки?..
- Да?
- Можно я зайду?.. Прямо сейчас.
- Хорошо, - после некоторого молчания, ответил он, наконец, и положил трубку.
Кей еще некоторое время просидел на кровати, смотря куда-то в ноги. Он злился сейчас на себя. Злился и был взволнован. Драммер уже признался себе, что его тянуло к Аки. Пребывание в непосредственной с ним близости пробуждало в Кее набор из различный чувств и эмоций. Больше всего он ругал себя за ставшее теперь частым, но обычно ему не характерное смущение. При этом ему казалось, что этим он себя выдает, от чего смущался еще больше. «Так, успокойся, мужчина ты, в конце концов, или нет… Черт, что за бред я несу!.. Итак, просто мне скучно, - Кей вскочил на ноги и начал передвигаться из одного конца комнаты в другой, - а все уже спят. По телевизору ничего интересного, вот почему бы и не пойти к Аки, он же не спит. Да! Я просто иду к нему, потому что мне скучно. Вовсе не потому, что мне хотелось бы его увидеть. И прикоснуться… Нет. Мы – группа, команда!». Поток его размышлений прервал оживший вновь телефон. Драммер подбежал к нему и быстро схватил трубку.
- Ты забыл, что я живу с вами в одном отеле и ходил в какой-то другой, меня там не обнаружил и теперь сидишь в номере и не знаешь, что делать? – поинтересовался будничным тоном Аки.
- Я одевался, - лучшего ответа Кей сейчас не придумал.
- Мог прийти и в халате – я бы не смутился. Ну так и сколько часов ты еще планируешь наряжаться?
- Да иду я уже, - буркнул в очередной раз Кей.
Дверь басист открыл после первого стука, будто стоял возле нее и ждал. Или Кею просто хотелось так думать. От предложения выпить парень также не отказался, хотя им и нужно было рано вставать, к тому же вечером должен был быть концерт. Но ведь и необязательно напиваться, а легкое опьянение может поспособствовать раскрепощению.
Время шло, а разговор как-то не клеился. Банальные вопросы и не менее банальные ответы, слишком глупая музыка на фоне. Даже на диване они сидели друг от друга на расстоянии вытянутой руки. При этом сам Кей испытывал такое напряжение, что казалось проведи он рукой между ними, как ударит током. Вкус алкоголя был не ощущаем, а запах сигарет лишь раздражал. Но вот наблюдать за тем, как курит согруппник, драммеру нравилось, поэтому он чуть развернулся, чтобы было удобнее смотреть. К тому же, Кею казалось, что он делает это незаметно. Вот губы Аки касаются кончика сигареты, затяжка, медленный выдох… Чувственные, немного пухлые губы соблазнительно приоткрыты. Цепочка пирсинга игриво подрагивает при любом легком движении своего обладателя. И снова затяжка, Аки тянется за бокалом виски, выдох, глоток, влажные губы. Кей не выдерживает больше. Мыслей нет, есть только одно желание. И даже не важно какова будет реакция Аки, как и не важно, что будет потом. Сейчас важны только эти губы и воспоминания о том, каковы они на вкус. Придвинувшись чуть ближе, Кей встретился взглядом с басистом. Парню казалось, что в комнате слышен только бешеный стук собственного сердца. Нерешительно он коснулся желанных губ, прикрыв глаза. Аки тут же запустил пальцы в его волосы, а Кей приоткрыл губы, впуская мягкий язык. Впиваясь поцелуем все более жадно, Аки притягивал парня к себе ближе, пока между ними не осталось пустого пространства. Оба мечтали об этом и сейчас тонули в жарких ощущениях, не в силах остановить то безумство, в которое они окунулись с головой. Басист терзал его так настойчиво, но так чувственно, что Кей совсем потерял над собой контроль, готовый застонать в голос, если бы губы не были заняты более интересным. Холодная ладонь Аки скользнула под рубашку, пока горячий поцелуй продолжал вводить в эйфорическое состояние, и по телу прошлась приятная дрожь. Желание ощущать нежные прикосновения этих сильных рук по всему телу захлестнуло Кея с головой, и он прижался к басисту плотнее. Аки не собирался теперь останавливаться на этом. Губы уверенно скользнули ниже, покрывая поцелуями тонкую шею драммера, который откинул голову немного назад, наслаждаясь каждым прикосновением. Но внезапно на Кея, словно, вылили ведро холодной воды откуда-то сверху и в голову врезалась мысль: «Что ты делаешь? Вы же друзья, вы же играете в одной группе!». И его охватил страх, что если они продолжат начатое, то что-то рухнет в их отношения, сломается, и этого будет уже никогда не собрать. Парень отпрянул от басиста, чуть ли не грубо оттолкнув его от себя. В глазах Аки можно было прочитать сейчас недоумение поведением Кея.
- Извини… Я забылся… - растерянно забормотал драммер, пятясь к выходу из номера. – Я… В общем, пойду лучше.
Развернувшись, он все быстрее сокращал расстояние между собой и дверью. «Попроси меня остаться. Аки, останови же меня. Пожалуйста… Скорее», - в душе Кея сейчас шло настоящее противоборство. – «Если ты попросишь остаться – я останусь». Но Аки так и не попросил. Стоя уже за дверью в коридоре, Кей осознал, что у него дрожат руки и ноги, а воздуха просто катастрофически не хватает. Ему тяжело было взять себя в руки, тяжело упорядочить мысли. От обиды хотелось разбить что-нибудь об эту чертову дверь. «Что я за дурак!», - до боли сжимая пальцы в кулаки.
- О, Кей, а ты почему не спишь? – из своего номера выходил взъерошенный и заспанный Мао.
- Да так, - парню пришлось приложить много усилий, чтобы заставить свой голос звучать спокойно, - с Аки пообщались немного. А ты куда?
- У нас там что-то с вентиляцией, и телефон не работает, - возмущался вокалист, - что за сервис. Короче ругаться иду с администратором, а то мы там до утра не доживем в таком холоде.
- Схожу с тобой, - улыбнулся Кей, - а то ты запугаешь там всех своим суровым настроем.
И они отправились вниз, в то время как за дверью своего номера Аки еще не скоро отпустил дверную ручку, которую уже готов был открыть, пока не услышал голос Мао. Не опоздай он лишь на какие-то доли секунды, как могло сложиться все дальше?

Разборки Мао с администрацией не успели даже начаться, потому что уж слишком обаятельная девушка взялась разрешать их проблему, что вокалисту как-то было даже неловко поднимать шум из-за такой, как ему теперь казалось, ерунды. А Кей со спокойной душой мог уже прогуляться. Глоток свежего воздуха – это было ему сейчас просто жизненно необходимо. Парень запомнил, что недалеко был круглосуточный магазин, до которого он и решил дойти, дабы купить себе пачку сигарет. Возвращаясь обратно в по-прежнему невеселом расположении духа, он не сразу обратил внимание на такую же одинокую фигуру, идущую ему на встречу. И что-то в ней показалось парню очень знакомым.
- Аки? – Кей притормозил.
- У меня сигареты закончились, - Аки, казалось, тоже выглядел слегка удивленным.
- Магазин за углом, доброй ночи, - драммеру не хотелось сейчас с ним говорить, как и не хотелось видеть, ведь это было немножко больно.
Мягко улыбнувшись басисту и плотнее обмотав вокруг шеи шарф, Кей прошел мимо, искренне надеясь, что выражение его лица не выдает никаких других эмоций, кроме как простого дружеского расположения.
- Стой, - Аки с особой бережностью схватил его за предплечье, словно, боялся неосторожными действиями навредить, - мне нужно кое-что сказать, - какая-то пугающая серьезность слышалась в его голосе.
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 21:41 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 3. Новая ступень
Дорогие читатели, поздравляю вас с Новым Годом! Пусть это будет для вас самым ярким и самым сказочным праздником. Пусть сегодня каждый из вас поверит в чудо. Я от всего сердца желаю вам особого настроения, чтобы новый год подарил вам вдохновение в любом начинании, а также неугасаемую силу и яркий поток энергии.
Надеюсь вам понравится мой новогодний подарок в виде 3й главы ^_^v
С Новым Годом и Рождеством!


Стоя уже около пяти минут в полном молчании, Кей чувствовал себя одним из главных героев какого-нибудь не слишком высокобюджетного фильма. А как иначе? Ночь, лишь двое, освещаемых унылым светом единственного на всем квартале фонаря. Порывы ветра, пробирающие до дрожи, звук полицейской сирены, раздающийся где-то вдалеке. А Аки по-прежнему продолжал держать драммера за руку. «Может мне сейчас драматично закатить глаза, взять платочек и надрывно проголосить что-то вроде «Аки, так больше не может продолжаться, забудь все, что между нами было», а затем отвернуться и побежать?», - Кей тихо хихикнул, но смешок этот был немножко нервным. Да, тон Аки заставил его поволноваться, и только для того, чтобы как-то себя отвлечь Кей и начал придумывать всякую околесицу. Но после этого Аки будто пришел в себя и отпустил руку парня.
- Ты в моем номере забыл свой телефон, - произнес спокойно басист. – Забери на обратном пути.
«Что?!», - от удивления глаза Кея распахнулись настолько широко, насколько могли. – «Забыл телефон? И ты это хотел сказать?! И поэтому мы стояли здесь все это чертово время? Потому что я просто забыл телефон?!». Но, разумеется, ничего из этого парень вслух не произнес. Он лишь жалел, что силой мысли пока нельзя если не убивать, то хотя бы частично уничтожать.
- Заберу утром, - выдавил из себя Кей. – Это все? – однако, сохранять самообладание ему было тяжело.
- Нет.
- Аки, мы не на интервью, - разжраженно пнув камешек, лежащий под ногами. - Если есть что сказать, то вперед, - драммер скрестил руки на груди, недовольно смотря на мрачный объект своей симпатии, который медлить с ответом не стал.
- Не хочу, чтобы мимолетное желание и секс на одну ночь испортили наши отношения или еще хуже - помешали потом совместной работе.
Но вот к чему Кей все-таки привыкнуть еще не успел, так это к переходам в разговоре Аки. «Он может хрень какую-то говорить не особо важную, а потом резко как ножом режет своей серьезностью», - однажды поделился своими размышлениями с Кеем Мизуки. И драммеру именно сейчас вспомнились эти слова. Кейта не знал, как ему реагировать на услышанное. Выдерживать долго взгляд Акиры он тоже не смог, поэтому опустил глаза. С одной стороны он понимал, что да, сорвись они, например, этой ночью – неизвестно, что было бы утром. Но с другой стороны его дико оскорбляло, что Аки либо свое поведение характеризует «мимолетным желанием», либо поведение самого Кея. А он не мог назвать свои недавно зародившиеся чувства лишь желанием. Это было что-то другое, что-то более серьезное. Любовью это назвать пока тоже было рано, влюбленностью слишком просто, поэтому эмоции парня были запутаны, как и мысли.
- Я понял, - наконец, Кей нашел в себе силы гордо вскинуть голову и посмотреть в глаза. – И, конечно, ты прав. Это все было глупо, - и не смотря на то, что парню казалось он выглядит уверенно, он не понимал, почему же его голос был таким тихим и жалким. – Увидимся завтра, - Кей решил, что самое время уйти, ибо ему не хотелось продолжать разговор, в котором, как казалось, и так все ясно.
Развернувшись, парень зашагал в сторону отеля. Шаг его был неторопливым, хотя Кей знал, что как только исчезнет из поля видимости Аки, то, скорее всего, побежит. Это было таким странным и глупым ощущением, словно, вылили ведро холодной воды, а кругом тысячи глаз, которые смотрят и смеются. Сердце набирало нехилый ритм, словно, он уже пробежал несколько километров. Парень мечтал оказаться один в каких-нибудь четырех серых стенах. Но внезапно он ощутил как чья-то рука, скользнув по его груди, резко схватила за плечо. И Кей оказался прижатым к твердой груди Аки.
- Это не было глупо, если у нас не был глупый мотив, - услышал Кей тихий голос басиста возле своего уха. – Я хочу попробовать другой путь. Более долгий и серьезный, но тогда мы не разрушим то, что есть, если поймем, что совершаем ошибку.
«Ты что, забыл как дышать?», - спрашивал себя Кей.
- Аки, мне уже нужно успокоительное. Ты меня за эти минуты и ввел в состояние стресса, и вывел из него, и снова ввел. Я, словно, то падаю, то поднимаюсь.
- Ты должен сказать мне сейчас – забудем мы все или попробуем понять друг друга.
Басист развернул Кейту к себе и медленно скользнул подушечками пальцев по линии его скулы, и затем слегка приподнял за подбородок. Взгляд у Аки был серьезным, но при этом каким-то теплым. Кею совсем не хотел отводить глаза или терять приятные ощущения, которые дарила эта близость с ним.
- Я не хочу ничего забывать.
Кей не был уверен показалось ему или губы басиста действительно тронула легкая улыбка. Но вот в нежном поцелуе Аки он сомневаться уже не стал. Слишком романтично для них? Да к черту все – решил Кей, потому что, когда эти губы, ставшие уже почти родными, касались его собственных губ, то любой поцелуй возносил к небесам. При этом, не смотря на всю нежность, руки достаточно властно обнимали тело Кея, словно, Аки хотел сказать «принадлежишь теперь мне». Но Кей ведь и не был против.

Отдавая в номере телефон, Аки не торопился намекать драммеру, что тому пора бы пойти и поспать. Наоборот, он задал совершенно неожиданный вопрос:
- Может останешься у меня?
Кей удивленно на него посмотрел: «Не ты ли пару минут назад намекал, что мы торопимся?». Акира, будто, прочел его мысли и дал ответ:
- Кей, ты можешь просто, - делая акцент на это слово, - остаться со мной.
- Нет, - теперь парень чувствовал себя глупо за такие мысли, - Тсуруги, когда проснется и не увидит меня – начнет переживать.
- Отправь ему смс, - басист как обычно не видел проблемы в простых вещах.
- Нет, Аки, сегодня и так был насыщенный вечер, мне нужно пару часов побыть одному. У меня до сих пор ощущение, что это происходит не со мной, и я наблюдаю за кем-то со стороны. Как-то так все неожиданно, сложно поверить, представить, - казалось, у Кея открылся словесный поток, будто он, наконец, начал приходить в себя.
- Сложно поверить? И в это тоже?
С легкостью потянув парня за рубашку на себя, Аки коснулся губами его щеки, осторожно очерчивая контур соблазнительных губ Кея кончиками пальцев. Драммер замер, казалось, забыв как дышать в очередной раз. Хоть это была и такая почти невесомая, простая ласка, но настолько интимная, что парень никак не мог выдохнуть. И это легкое, пробуждающее прикоснование пальцев сменилось жадным поцелуем, посылающим нити наслаждения в каждую клеточку тела.
- Ну так что? – оторвавшись от губ драммера, Аки, тем не менее, не стал отстраняться больше, чем на несколько миллиметров.
- Я... – Кей еле удерживал себя, чтобы не потянуться за очередным поцелуем. – И все-таки я пойду, - весело улыбнувшись, он быстренько выскользнул за дверь, пока басист ничего не успел сказать, иначе Кейта рисковал изменить своему решению.

Перед подготовкой к выступлению у парней была запланирована утренняя небольшая прогулка по некоторым улицам города, в котором они давали концерт. Тсуруги увлеченно рассказывал Кею свой сон, но при всем желании драммер не вспомнил бы даже о теме разговора, потому что все его мысли были заняты только одним человеком и состоявшимся с ним накануне разговором. Парень чувствовал себя легко, счастливо. Все время хотелось улыбаться. Он понимал, что ведет себя, наверное, немного глупо для своего возраста, но как сдержать улыбку, когда стоит чуть повернуть голову и можно встретиться со взглядом Аки? Нет, в поведении басиста не изменилось ровным счетом ничего, но Кей все равно был счастлив.
- Кей, - внезапно положил другу руку на плечо Тсуруги, - с тобой все нормально?
- А? Да, а что такое? – Кей недоумевающе смотрел на Тсу, а также услышал дружные смешки Мао и Мизуки.
- Если не считать того, что ты надеваешь на руки, то ничего, - улыбнулся гитарист.
Кейта перевел взгляд на свои руки и рассмеялся. Увлекшись своими размышлениями, он машинально полез в сумку за перчатками, поскольку на улице было довольно-таки прохладно. Однако, Кей еще с утра не учел один маленький такой нюанс – перчаток у него с собой не было вообще. Таким образом, собираясь в спешке, он засунул в карман сумки носки, которые и пытался сейчас надеть вместо необходимых перчаток.
- Не буду спрашивать, что у тебя на ногах тогда надето, - хмыкнул Мизу. – А вообще, парни, грядет Рождество, встречать опять вместе, в общем, к чему я это все – мне подарите элитные наручные часы, ну и себе можете что-нибудь купить.
- Максимум, что ты заслужил в этом году – уголь, - заметил Тсу.
- О да, я был непослушным мальчиком, но мое природное обаяние сглаживает это недоразумение, да, Мао?
- Да не переживай, это будет элитный уголь, мы для тебя никаких средств не пожалеем, - «успокоил» его вокалист.
- Все понятно, опять на мою фразу «пора открывать подарки» - Мао уйдет в туалет, Кей выйдет покурить, Тсуруги будет улыбаться и делать вид, что он уже пьян, а Аки посмотрит в стиле «мне пофиг» или «мальчик, ты ничего не попутал?!». А, кстати, где мускулы нашего коллектива? – Мизуки огляделся в поисках басиста.
- Наверное, пошел часы тебе покупать, - фыркнул от смеха Мао, понимая невозможность данного расклада.
- Вот, берите с него пример. Стоило сказать, что хочу, как настоящий мужчина тут же пошел и купил.
- А позволь уточнить, ты в данном союзе тогда выступаешь в роли женщины? – продолжал веселиться Мао.
- Я еще в этот союз вообще не вступал, а что, там какие-нибудь льготы предлагаются? – Мизуки тоже поддерживал общий позитивный настрой.
- Обещаю не пороть без надобности, - неизвестно откуда появился и сам Аки.
- О! – обрадовался Мизу. – У нас есть еще один непослушный мальчик. Где же ты был, ненаглядный мой?
Аки лишь хмыкнув, прикурил и двинулся вперед, как ни в чем не бывало. Мизуки наигранно вздохнул, немного посетовал на свою тяжелую судьбу, после чего вся группа последовала за басистом.

День live-выступления – это всегда утомительная в какой-либо степени суета. Но Аки предпочитает не поддаваться общим волнениям. Вот, например, в данную минуту обычно более рациональный Мао поднимал какую-то необоснованную панику по поводу слишком низкой платформы. Вскоре басист махнул рукой, поняв, что тут бесполезно что-либо делать – проблема в дурном настроении вокалиста. Так что парень направлялся в сторону одной из гримерных комнат, где рассчитывал несколько минут покурить в полной тишине. Зайдя в помещение, он тут же услышал какой-то пыхтение, доносящееся из небольшой комнатки, отведенной под душевую кабину. А за этим пыхтением последовала череда не самых лицеприятных слов. Аки сразу же узнал этот голос, но пока решил не выдавать своего присутствия, а попробовать понять, что же так разозлило драммера.
- Ну, конечно, это должно было случиться именно со мной, - голос Кея наполнился отчаянием. – Эй! Кто-нибудь! Спасите!
И судя то по стуку в дверь, то по тому, как Кей ее дергал, Аки предположил, что заклинило замок. Оперевшись спиной о стену, он закурил, как и планировал. Надо признать эта ситуация веселила басиста.
- Я чувствую запах сигаретного дыма!- внезапно прокричал Кей. - Здесь кто-то есть?! – но Аки продолжал молчать, при этом намеренно выдыхая колечки дыма в сторону душевой. – Как в фильме ужасов. Ну все, если меня сейчас порешит какое-нибудь чучело с пилой вместо головы, то я стану привидением и буду приходить каждую ночь к группе и насылать на каждого из парней кошмары. А одному - особые кошмары. Да черт побери, кто здесь?! Я чувствую запах! Эй! Это что, новый вид извращения? Я сейчас выбью эту дверь и тогда за себя не отвечаю!
- Кей, остановись, - хмыкнул Аки, уже просто не выдержав, - здесь мог быть кто-то другой, и тогда он мог получить серьезный испуг от таких угроз, - не без иронии произнес он.
- Аки! – облегченно выдохнул драммер. – Вытащи меня отсюда, я замерз.
- Ты какого черта там забыл – это раз. Два – что случилось? И три – почему ты замерз? – подойдя, наконец, к злосчастной двери.
- Решил принять душ – это же душевая – логично? А замерз, потому что стою в нижнем белье и с мокрым полотенцем, а здесь знаешь ли здесь не жарко!
- Ну так а проблема в чем?
- Не знаю, я зашел, а дверь теперь не открывается. Я тут уже минут пятнадцать стою.
А дальше Аки просто решил для начала проверить самую простую версию - повернуть ручку двери - и, о чудо, тихо щелкнув, она открылась. Перед взором басиста предстал порядком расстрепанный Кей, с немного посиневшими от холода губами, весь дрожащий и пытающийся закутаться в не такое уж и большое полотенце.
- Аки! – в очередной раз выкрикнул радостно драммер и бросился на него с радостными объятиями, рассыпаясь в благодарностях.
А поскольку Кей потянул басиста на себя, то тому пришлось сделать роковой шаг вперед – дверь за его спиной с каким-то тихим, но будто насмешливым скрипом захлопнулась. Кейта вздрогнул, на лице появилось выражение лица “только не это опять”. Аки же попробовал открыть дверь, но она не поддавалась.
- Видимо, здесь нужен ключ, - заключил парень.
- Все, это конец, - вздохнул драммер и прислонился спиной к кафельной стене, но тут же отпрянул, получив очередную порцию холода.
Аки лишь молча снял свою рубашку и накинул ее на плечи парню, а затем просто притянул его к себе, крепко обняв. Чтобы «разогнать кровь», ладонями он растирал спину Кея, который в это время уткнулся носом в теплую шею басиста. «Даже если я заболею – это стоило того», - драммер был теперь вполне доволен сложившейся ситуацией.
- Кей, почему ты выбрал гримерку, которую мы вообще не собирались использовать?
- Я хотел спокойно принять душ, - пробормотал парень, все еще дрожа в руках Аки и, к сожалению, не от возбуждения.
На этом вопросы Аки закончились. К тому же его мысли начали принимать совершенно другой оттенок. Да и как иначе, когда столь привлекательный объект находится в его руках в столь соблазнительном состоянии? «Держи себя в руках, сейчас не самая подходящая ситуация», - вздохнул басист. Однако, его тело явно не собиралось подчиняться воле разума. Спасительное растирание стало все больше и больше становиться похожим на настойчивую ласку. Ладони переместились на бедра Кея, заставляя пылать каждый участок кожи, к которому прикасались. Губы парня приоткрылись и из них вырвался легкий вздох, когда язык Аки прочертил влажную дорожку на шее. Басист тут же воспользовался «приглашением» и прижался к полуоткрытым губам, мягко скользнув языком между ними. Тела обоих охватила жаркая волна желания. Больше Кей не чувствовал холода, наоборот, он не знал как выдержать резко поднявшуюся температуру тела. Зарывшись пальцами в волосы басиста, он не менее страстно отвечал на его поцелуй, впиваясь в губы все с большей ненасытностью. Казалось, они хотели утолить свою жажду друг в друге. Руки Аки продолжали беспорядочно ласкать оголенные участки тела Кея, который лишь прижимался к нему все ближе, желая большего.
- Здесь есть кто-нибудь? – внезапный голос Мизуки сейчас для парней доносился, словно, из каких-то дальних далей.
Аки, найдя в себе силы прервать поцелуй, посмотрел на Кея, который теперь рвано дышал, а щеки его порозовели. Басист в мыслях выругался в адрес так невовремя пришедшего Мизуки. Ему понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя и выпустить Кейту из своих рук.
- Мизуки, открой душевую, - не смотря на все обстоятельства, Аки не мог позволить себе допустить, чтобы Кей заболел, поэтому быстро вернул себе рациональность.
- Ты хочешь принять со мной душ? – фыркнул Мизу. – Не ожидал от тебя такого напора, Аки, - но дверь, тем не менее, парень открыл, хотя и не скрыл своего удивления. – А вы, позвольте узнать, что здесь делали? – заинтересованным взглядом окинув Кея.
- А на что это по-твоему похоже? – поинтересовался Аки, осторожно выталкивая скованного неловкостью ситуации Кея из душевой, который тут же пошел одеваться.
- Мне делать выводы на основании твоих припухших губ или посиневшей кожи Кея? – усмехнулся гитарист, но встретившись с не особо вдохновленным взглядом Аки, поспешно добавил, - молчу-молчу, избавимся от подробностей. Пора бы к выступлению готовиться, я собственно вас и искал.
- Через пару минут будем. И горячий чай не повредит.
- Я что, похож на официантку? – шутливо возмутился Мизу. – Прекрати так смотреть на меня. Будет чай, будет, пойду я, пока шубу не попросили, - пробурчал Курокава, хлопнув дверью.
Аки повернул голову, чтоб узнать оделся ли уже Кейта. По недовольному выражению лица парня и по его нервным попыткам застегнуть рубашку, басист задумался на тему, что успело Кея разозлить. Неторопливо подойдя к драммеру, Аки коснулся губами его макушки в легком поцелуе и поинтересовался:
- В чем дело? – он искренне не понимал сейчас, что произошло с настроением Кейты.
- Ни в чем, - при этом Кей демонстративно отошел от согруппника.
- Не веди себя как ребенок. Я спрашиваю – в чем дело? – хоть это и был спокойный тон, но Аки немножко был теперь раздражен.
- Ты дразнишь меня. Понимаешь, о чем я говорю? Ты сказал, что нам лучше идти к этому постепенно, зачем тогда испытывать мое терпение?
- Кей, мне казалось, что просто секс – это не твой вариант. Но если я заблуждался – скажи. И мы это исправим.
- Знаешь что, - разозлился Кейта, - иди ты к черту! – ему совершенно не пришелся по душе тот пренебрежительный тон, которым говорил Аки, как и то, что он мог так о нем думать, поэтому отпихнув басиста в сторону, парень быстрым шагом вышел из помещения, не забыв для надежности хлопнуть дверью.

Начало празднования Рождества как для Кея, так и для Аки было не слишком радостным. Кейта все еще злился, а тот факт, что подобный конфликт случился перед таким праздником – раздражал его еще больше. Акира тоже понимал, что его слова прозвучали все-таки грубо, но сложности характера периодически брали свое. Тсуруги тоже было немного грустно, потому как Кей был необычайно молчалив и слишком вяло поддерживал его веселье. Только Мизуки с Мао подошли к празднику с серьезным настроем, все быстрее набирая обороты в достижении наивысшей стадии веселья. Аки продолжал хмуро курить в стороне и попивать виски, изредка поглядывая на драммера, который пытался всячески вернуть себе ощущение праздника. Но Кей также не забывал время от времени смотреть в сторону басиста. При этом, если их взглядам удавалось встретиться, то каждый по-детски делал вид, что смотрел вовсе и не туда. Ближе к полуночи Мизуки пришла в голову навязчивая идея поиграть в “Твистер”. Отсутствие необходимой атрибутики его не смутило. Он-таки вынудил Тсуруги и Кея изобразить упрощенную версию «поля», пока они с Мао создавали особую рулетку, которая могла придать игре некую долю пикантности. А когда все было готово - начался первый этап игры, который чуть не завершился первой травмой, потому как Тсу, потеряв равновесие, толкнул Мао, который в силу своего уже и так неустойчивого состояния не очень удачно завалился на Мизуки. Пока парни пытались выпутаться, Аки подошел к наблюдавшему за ними Кею и на словах помогающему каждому вернуть свои руки-ноги на место.
- Кей, - Аки коснулся его локтя, привлекая к себе внимания, - на минутку, - и он направился уверенным шагом в одну из пустующих сейчас комнат.
Драммер внимательно посмотрел на парней и решил, что они вполне справятся и сами, поэтому молча последовал за басистом, вновь чувствуя прилив беспокойства. Всегда было сложно предугадать, что скажет Аки в той или иной ситуации. Прикрыв за собой дверь, Кей немного нерешительно потоптался возле двери, а, встретившись взглядом с Акирой, все-таки подошел к нему ближе.
- Хотел что-то сказать? – Кей решил напустить на себя для разнообразия вид «оскорбленной королевы».
- С Рождеством, - просто произнес басист, на несколько мгновений коснувшись губами виска парня и вложив ему в руки какой-то сверток.
Тут уже Кей просто растерялся. За короткий промежуток времени, пока он шел за Аки, то продумал в голове множество вариантов беседы, но такой версии у него не возникло. Озадаченно, но и заинтересованно он повертел сверток в руках. Не сдержавшись, парень фыркнул от смеха. На зеленой бумаге были нарисованы забавные олени с красными носами. Кей просто представил как Аки выбирал этот рисунок, и он бы многое отдал, чтобы на это посмотреть. Но гораздо больше ему сейчас хотелось узнать, что же там внутри. Так что быстро расправившись с бумагой, особо ее и не щадя, он добрался до сути содержимого. Теперь в руках он держал пару новых перчаток. Зимних, кожаных перчаток черного цвета и явно отличного качества. Кей переводил взгляд то со своего подарка на Аки, то наоборот. Басист же выглядел немного напряженным и, как показалось Кею, даже смущенным. И драммер просто не мог прийти в себя от радости и выразить словами всю теплоту чувств, которые он испытывал сейчас. Эти перчатки ему казались сейчас самыми ценными и необходимыми. Не смотря на внешнюю простоту зимнего аксессуара, Кей же смотрел на него как на какую-то диковинку. «Подарок от Аки», - такое внимание и забота со стороны басиста, конечно же, заставили простить его недавние слова.
- Но когда ты успел?
- Если тебе не нравится, то я могу их вернуть.
- Нет! – закричал Кей, и сам не ожидавший такой эмоциональной реакции от себя. – Ну, в смысле, мне очень нравятся, - крепче сжимая в руках перчатки и во все глаза смотря на Аки. – Спасибо...
Акира улыбнулся и, подойдя к парню чуть ближе, взял одну перчатку в свои руки. Затем, все также не произнося ни слова, надел ее на руку Кею, внимательно рассматривая, дабы убедиться, что все в порядке. Кейта же готов был лопнуть от нахлынувшей волны нежности. Рождественский подарок от Аки, такое проявление его заботы, неловкость из-за чувства вины – с каждым днем драммер открывал в нем все новое и новое. И эти открытия ему очень нравились. Привычный образ Аки немного рушился, и парню также жутко льстило, что только он мог видеть эти его стороны. Да, он все еще не всегда мог понять о чем думает его согруппник или что на самом деле хотел сказать, но ведь для этого они и пытаются узнать сейчас друг друга.
- Аки, - тихо позвал его Кей, коснувшись ладонью груди и привлекая к себе внимание.
- М?
- С Рождеством.
Кей потянулся к любимым губам и нежно коснулся их, замерев лишь на миг и улыбнувшись, будто хотел удостовериться, что все это реальность, прежде, чем утонуть в тепле, которое ответно дарил ему Аки. Счет времени был потерян, а голова, словно, опьянела.
- А вот я сейчас подтвержу свои слова брошюркой! – судя по все четче распознаваемому голосу Мизуки, он двигался по направлению именно к той комнате, в которой находились парни.
Дверь была приоткрыта, поэтому гитарист с легкостью толкнул ее, одновременно делая шаг вперед, но вот чего он не ожидал, так это того, что буквально ударится лбом об эту дверь. Пока Мизуки ломал голову над тем, почему он не может попасть в комнату, отчаянно дергая дверь за ручку, с другой ее стороны Аки всей ладонью с усилием надавливал на гладкую поверхность. Теперь он никак не мог позволить себе нарушить то волшебство рождественской ночи, которое окутало их с Кеем своими ласковыми нитями.
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 21:42 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 4.1. Чья вина?
С Днем всех влюбленных! Надеюсь эта глава станет для каждого из вас приятным подарком (⌒_⌒)

Кей проснулся уже давно, но открывать глаза не торопился. Лежа на животе, он чувствовал на своей спине приятную тяжесть руки Аки. Вспоминая, какая страстная ночь у них была, Кейта уткнулся в подушку, покраснев и довольно заулыбавшись. «Не могу поверить, что Мизуки, находясь в своем вчерашнем пьяном состоянии, смог догадаться и увести ребят к ним с Мао в номер, дав нам возможность остаться с Аки вдвоем», - размышлял драммер, прислушиваясь к размеренному дыханию Акиры. – «Как и не могу поверить, что наши отношения стали развиваться в новом ключе». Кей осторожно, чтобы не разбудить басиста, попробовал лечь на бок, но ощутил ниже поясницы такую резкую боль, потянувшуюся к каждой клеточке тела, словно, она, как дикий зверь, затаилась и выжидала, когда драммер совершит свое первое движение. Парень невольно простонал, скривившись от боли: «Ох, кажется, теперь могу поверить». Аки тут же заворочался, открывая глаза. Окончательно ему удалось высвободиться из паутины сна, когда он рассмотрел выражение лица Кейты. С учетом всего произошедшего ночью, догадаться было не сложно, что именно послужило проблемой для парня сейчас. Басист приподнялся на локте, второй рукой коснувшись щеки Кея.
- Спрашивать как ты себя чувствуешь, наверное, глупо, - Аки чувствовал себя немного даже неловко теперь.
Акира знал, что когда-то у Кея был уже сексуальный опыт с мужчиной, но он хотел, чтобы их первая ночь прошла во взаимном удовольствии. Слишком нетипично было для Аки размышлять на тему как и где это должно будет случиться, но рядом с Кеем он, незаметно для себя, менялся. Однако то, что случилось этой ночью, было спонтанным, внезапным порывом. Чувства и долго сдерживаемое желание просто вырвались наружу, оттеснив все здравые мысли. Теперь Аки чувствовал свою ответственность за ту физическую боль, которую сейчас испытывал его любовник. Обнадеживало, что хотя бы концерта у них сегодня не было, как и других мероприятий. Справиться с этим Кей безусловно мог, но переживания Акиры никуда не делись бы все равно.
- Конечно, глупо, - надул обиженно губы Кейта, но долго притворяться не смог, видя расстроенного Аки, и потому почти сразу рассмеялся, - глупо, ведь все прекрасно. А говоря эти слова, я испытываю смущение, так что прекрати так смотреть.
- Хочешь я придумаю что-нибудь и вернемся завтра, а они пусть без нас сегодня едут? – басист коснулся губами шеи Кея, оставляя на коже легкие поцелуи.
- Это хорошее предложение, но…
- Тогда отдыхай, а я в душ, и потом все улажу, - не дал ему договорить Аки и, поцеловав парня в губы, вышел из комнаты.
- Ну и ладно, - вздохнул Кей, стараясь совершать минимум телодвижений, - в конце концов, кто я такой, чтобы отказываться от дня лишнего отдыха, - весело заулыбался парень, - да еще и в компании с Аки.

Следующий месяц для парней прошел довольно быстро. Из-за записи нового альбома время летело незаметно. Развитие отношений Аки и Кея протекало как-то в спокойном ритме: никаких претензий друг к другу, ссор или конфликтов. Этакая начальная стадия, когда хочется быть рядом, наслаждаться и радоваться. Мизуки своими намеками и шутками четко дал понять, что, конечно, он обо всем догадался, но Аки быстро утихомирил его, потому как пока не считал нужным, чтобы группа знала об их отношениях с Кеем. Однако, последнее время Аки заметил за собой некую раздражительность. Адресовать это усталости он не мог, потому как раньше бывали времена и потяжелее. К тому же, теперь у него был Кей, который всегда менял настроение Акиры на позитивный полюс. А сейчас Кей, Аки и Тсуруги сидели вместе в баре, отдыхая после очередного напряженного дня. Тсуруги и Кей, как обычно, оживленно разговаривали о чем-то их интересующем, а Аки предпочел не то, что отмалчиваться, а просто не слушать их, спокойно попивая виски. Да, времени с Кеем он проводил все меньше и меньше, а в тот период, который удавалось проводить вместе, почему-то непременно рядом с ними оказывался Тсуруги. И всегда у Тсуру было хорошее настроение, и всегда Кейта охотно смеялся над его шутками. Аки в какое-то мгновение осознал, что просто начал ревновать. Явных каких-то поводов у него для этого не было, но Тсуруги жутко бесил. «Вот и происходит то, чего я опасался», - мысленно вздохнул Аки, закуривая очередную сигарету.
- Аки, тебе с нами ни капли неинтересно что ли? – вдруг развернулся в его сторону Тсуруги.
- С чего ты взял? – без особой заинтересованности задал свой вопрос басист, выдыхая сигаретный дым в сторону.
- Ну, - замялся было Тсуруги, но потом решительно продолжил, - ты, конечно, и обычно не выглядишь особо довольным, но сейчас я буквально физически ощущаю негатив, идущий от тебя.
«Так иди домой», - чуть было не слетело с губ Акиры, но вместо этого он произнес:
- Не придумывай лишнего.
- Хорошо, если так, - облегченно выдохнул гитарист, - а то я начал переживать, что мы с Кеем мешаем твоему отдыху.
«Он с Кеем… Скорее это ты Тсуруги нам мешаешь», - размышляя, Аки затушил сигарету в пепельнице.
- Хотя, Тсуруги, тебе бы и стоило обратить внимание на то, что уже не в первый раз я звал в бар только Кея, - все-таки не удержался басист, пребывающий в дурном настроении, от замечания.
Тсуруги опустил взгляд на свои ладони, не зная, что ответить. Эти слова его задевали, стало обидно. Он ведь ни в коем случае не хотел навязываться. Просто привык, что они часто с Кеем куда-то ходят вместе. И скорее неожиданное вмешательство Аки в их компанию его беспокоило, но он никак не допускал мысли, что сам является мешающим фактором. И тут он начал вспоминать, что последнее время действительно драммер и басист стали все чаще общаться друг с другом. Резко поднявшись, гитарист тихо и неловко пробормотал:
- Да… Я не подумал… Простите. Не хотел мешать… До завтра, - выдавив из себя улыбку, Тсу быстро направился к выходу.
Аки понимал, что был сейчас груб по отношению к своему другу и не прав, но никаких действий предпринимать, однако, не торопился, кроме того, чтобы вновь закурить. А вот Кей сверлил его возмущенным взглядом.
- И ты вот так продолжишь здесь спокойно курить? – драммер чувствовал, что начинает задыхаться не то от прокуренного воздуха в помещении, не то от собственной злости на Аки.
- Я не прав в том, что хочу проводить время с тем, кто мне дорог? – именно сейчас Аки не желал признавать, что в чем-то был не прав.
- Это дает тебе основания грубить другу?
- Утром он уже и забудет об этом.
- Знаешь что? – поднялся Кей. – Последнее время ты отвратительно себя ведешь. Я не могу понять причин. Но если это такой настоящий ты, а я заблуждался, то лучше остановиться сейчас. Приятного вечера, Аки.
- Кей, - басист схватил парня за руку, не позволяя так просто уйти, - не надо выбирать самый простой путь из всех имеющихся.
- Не надо думать, что ты можешь позволить себе все, потому что ты такой, - Кей без лишних церемоний «вырвал» свою руку и побежал за Тсуруги.
А Аки просто залпом допил виски, оставшееся в бокале. Идти за Кеем он не собирался, как и искать способ связи с Тсуруги. Действовать утром по ситуации – таково было решения басиста, который заказал себе новую порцию напитка.

А утром Кей демонстративно игнорировал Аки, который, тем не менее, первым делом все-таки поговорил с Тсуруги. Гитарист, как и ожидалось, обиды не держал, а вот драммер не намерен был так легко отступать, ибо для него это стало чем-то вроде дела принципа, чести и задетой гордости. А когда Акира не стал молить о прощении и продолжал себя вести так, как и вел до этого, то Кею стало еще более обидно. Он сразу это начал понимать для себя как то, что Аки не так уж и заинтересован в отношениях с ним. И переживая, он вел себя еще более по-детски глупо, чем сейчас. Но через пару дней, терпению Аки все-таки пришел конец.
Всей группой они ехали в микроавтобусе к зданию, где планировалось проведение сегодняшнего концерта. Аки и Кей сидели рядом, однако, каждый из них за всю дорогу не произнес ни слова, да и смотрели они в разные стороны, словно, за стеклом происходило что-то настолько наиудивительнейшее, что ни в коем случае нельзя было упустить. Этой грозовой тучи на сидениях заднего ряда никто не заметил. А обида Кея постепенно приняла форму печали. Он больше не мог отрицать, что не скучал по Аки. Но задевало это его безразличие в свой адрес. «Ты ведь таким всегда был, а я не причина, чтобы меняться. Просто это я выдумал себе другое», - вздохнул Кей, выходя из машины вслед на Акирой, неспешно двигающемся в указанном им всем направлении.
В появившиеся минуты перерыва перед съемками обращения к фанатам, Кей вышел в помещение, отведенное для курения, чтобы успокоить свои нервы. Буквально через пару секунд к нему присоединился и объект его душевных терзаний. Прикрыв за собой дверь, Акира оперся о нее спиной, то ли, чтобы им не помешали, то ли, чтобы Кею было некуда бежать – сам драммер точно уверен в его мотивах не был.
- И как долго ты еще собираешься дуться на меня неизвестно уже за что? – сразу спросил басист, скрестив руки на груди и решительно смотря любовнику в глаза.
- Пока не перестанешь себя так вести.
- Конкретнее.
- То есть для тебя все нормально?
- Кей, - басист устало вздохнул, - ты хочешь, чтобы я бегал за тобой как за обиженной принцессой?
- Может для начала хотя бы перестал делать вид, что меня не существует?
- Я не делаю вид, что тебя не существует. Ты носом каждый раз от меня воротишь. Я вообще не понимаю в чем проблема-то? Если все еще в Тсуруги, то мы с ним давно поговорили и все уладили, так чего ты злишься-то? – тон Акиры начал немного повышаться.
«А правда, почему?», - задумался вдруг Кейта. – «Тот инцидент исчерпан, бегать за мной Аки действительно не должен, и вел он себя, как обычно, я же демонстративно игнорировал… Теперь непонятно, кто из нас еще и обижаться должен был». Кей уже был готов пойти на мировую, убедившись, что тоже был не прав. Но, увы, парень не успел ничего сказать.
- Прекрасно, - басист истолковал молчание Кея, как продолжение бойкота, что лишь разозлило его. – Давай, продолжай в том же духе, принцесса. Не думал я, что ты окажешься таким ограниченным.
Аки уже давно вышел из помещения, но Кей так и не шелохнулся. Грубые слова, которые так легко слетели с губ басиста, слишком сильно вонзились в сердце Кейты. Ему казалось, что если он совершит сейчас хоть какое-то движение, даже если просто моргнет, то распадется на множество осколков. Впечатлительных людей эмоции захватывают сильнее других, полностью. А в душе Кея сейчас красовалась палитра из множества красок. Он не знал что делать, обижаться ли вновь, ведь Аки был действительно груб. Или переживать, что басист стал так о нем нехорошо думать. Или злиться на обстоятельства, что они так сложились. Когда кожу обожгла дотлевающая сигарета, драммер, наконец, вышел из своего отрешенного состояния. «Виноват ли я в том, что ты стал так обо мне думать, или виноват ты, что позволил себе так думать обо мне, Аки?», - подавленному Кею все-таки пришлось взять себя в руки и вернуться к парням. Акира выглядел удрученным и даже казалось не мог смотреть Кею в глаза. Он чувствовал себя неуютно. Просто стоило ему оставить драммера после этого инцидента, как в душе что-то оборвалось. И конечно же, он знал, что был не прав.

Мао что-то рассказывал, смотря в камеру, изредка слышался и голос Мизуки. Вот только трое парней, стоящих позади них на ногах, были сейчас как будто ограждены невидимой оболочкой от происходящего. Аки вообще старался не двигаться и смотреть в сторону. Лишь изредка он поглядывал в камеру и то, только потому что надо и не хватало смелости взглянуть налево, в сторону Кея. Сам Кей же не знал куда себя деть и как вытерпеть. В такие минуты самое главное – выждать. Кейта не был слабой личностью, слезы – это не то, что он мог позволить себе. Но именно сейчас он чувствовал, что если откроет рот, то уже не сдержится. А это стало бы для него двойным унижением. Поэтому парень лишь грустно кивал, когда было надо. А вот Тсуруги было просто неуютно, потому что он кожей чувствовал неприятное напряжение, сосредоточившееся по правую сторону от него.
После концерта Кей стремительно убежал домой. Тсуруги ринулся за ним, намереваясь выяснить, что у друга стряслось.
- Мао, в завтрашних съемках я буду с Кеем и Тсуруги, - заявил Аки, сев напротив вокалиста, который еще отдыхал после выступления.
- Чего? – Мао приоткрыл один глаз, дабы убедиться, что это на самом деле говорит Акира, а Мизуки даже прекратил вести диалог по телефону, чтобы не упустить деталей этого разговора.
- Мы же записываем материал для Undead завтра, вот я и решил изменить идею.
- Ну, спасибо, друг, что ты хотя бы не завтра с утра решил об этом сообщить, - Мао пришлось открыть и второй глаз. – Как ты это себе представляешь? У нас уже есть определенный план действий или если хочешь, то называй это сценарий.
- Я не вижу проблемы. Меня может заменить Мизуки.
- Ну нет! – замахал руками из своего угла гитарист. – У меня уже есть свои планы, не впутывайте меня!
- Справишься сам тогда, Мао, - по-прежнему для Акиры не существовало проблем, - язык у тебя хорошо подвешен, а я не любитель разговоров, так что все даже удачно.
- Тебя кто во время выступления укусил? – удивленно продолжал смотреть на него Мао. – Мизу? Так он вроде бы даже не подходил к тебе сегодня.
- Эй! – возмутился Курокава, бросив в сторону Мао какой-то баллончик, стоящий на столике.
- В общем, решено, - твердо произнес Аки и поднялся. – До завтра.
- Мизу, когда я успел что-то упустить? – озадаченно поинтересовался вокалист, как только за Акирой закрылась дверь.
- На Рождество, - тихо хмыкнул Мизуки, но сразу же чуть громче добавил, - да они, наверное, когда с Кеем вместе день провели, то их взгляды на мир изменились. Они оба странно себя ведут.
- Ладно, я то справлюсь, а вот парни завтра удивятся, - рассмеялся Мао.

- С нами сегодня будет Аки? – Кей был настолько изумлен, что даже споткнулся, чуть не упав.
- Я тоже не ожидал, думал даже, что Мао шутит, - делился впечатлениями Тсуруги, пока оператор настраивал видеокамеру. – Кей, ты чего засуетился? Это, конечно, внезапно, но это же всего лишь наш Аки.
- Вот именно, - буркнул Кей.
- Все готово, - уведомил оператор.
- А вон и Аки идет, - радостно помахал ему Тсуруги.

Еще никогда Кею не приходилось так нервничать во время съемок. Драммер постоянно озирался, при этом старался не смотреть в сторону Акиры. Но с этим он, пожалуй, даже перестарался, приковав свой взгляд к одной точке. При этом, если приходилось что-то говорить, то Кейта от волнения просто не знал куда деть свои руки, потому постоянно подворачивал рукава рубашки, что уже начало несколько беспокоить Тсуруги, но который, как обычно, вида не подал. Акира же был на удивление чересчур в некоторой степени милым и притихшим. Если они все-таки встречались взглядами, то Кей тут же отворачивался. «Черт побери, не смотри так на меня, Аки», - мысленно простонал Кейта. – «Почему он не мог прийти сегодня в пафосном образе?! Что за виноватый взгляд? Что за милая улыбка?! Хотел извиниться, так сделал бы это уже давно! Не понимаю, чего он хочет добиться, явившись на съемки».

Пока Тсуруги и Кей сидели на траве, удобнее устраивая в руках холсты, рядом стоящий Аки незаметно наблюдал за драммером. «Как-то я действительно не все продумал. Да и чего ожидал? Кей любит повредничать, это я уже заметил, но в этот раз перегнул палку я. Как человек, которому он доверился, я поступил паршиво. Если бы я просто обнял его и извинился, то уверен, что все снова стало бы прекрасно. Отношения… Как же это сложно», - Акира вздохнул и отправился искать вдохновение в другом месте.
- Слушай, Кей, - через какое-то время позвал друга Тсуруги. – Ты бы сходил и проверил как протекают дела у Аки.
- Почему я? – заволновался Кейта.
- Потому что ты уже дорисовал.
- Ладно… - вздохнул парень.

- Что это? – решил уточнить Кей, рассматривая рисунок в блокноте Аки, холст которого при этом был все еще пуст.
- А на что это по-твоему похоже?
- На медведя, - без колебаний ответил драммер.
– И этот медведь извиняется перед тобой, Кей. Он совсем не хотел тебя обидеть. Он очень глупо себя повел.
- Аки… - этого было достаточно, и драммер радостно улыбнулся, ведь теперь с его души, словно, мгновенно сняли жесткое покрывало. – Но почему медведь? – еле сдерживая смех.
- А думаешь я не слышал, как ты называешь меня, когда ворчишь? – тихо рассмеялся Акира, притягивая к себе парня ближе и целуя его в висок.
- Эй, тут же дети кругом бегают, - возмутился Кейта, отодвигаясь от басиста и оглядываясь по сторонам.
- А мы не делаем ничего дурного, - ответил Аки, взъерошив волосы Кея. – Пока что не делаем. Давай после съемок прогуляемся, нам есть о чем поговорить и чем заняться. Только, Кей, вдвоем, - на всякий случай решил он внести ясность.
- Да понял я, а вот тебе не помешало бы поторопиться с рисунком, времени не так уж и много, - Кей улыбался, их плечи соприкасались и от этого становилось очень тепло на душе. - Оператор возвращается. Мы с ним позже вернемся к тебе.

«Кажется, я сейчас услышал в своей голове хруст ломающихся костей руки Тсуруги», - именно такие мысли возникли у басиста, когда он заметил, что Тсу коснулся плеча Кея в процессе их последней записи на сегодня. – «Видимо, с этим чувством я быстро не справлюсь».
- Ребята, а давайте сходим куда-нибудь выпить, - предложил после съемок гитарист. – Мы отлично поработали вместе! – от его внимания не укрылось, что настроение друзей изменилось в лучшую сторону, так что упускать такой шанс не хотелось.
- Отличная мысль! – обрадовался Кей, но, взглянув на тут же нахмурившегося Аки, быстро добавил, - но не сегодня, Тсу. Нам с Аки нужно поговорить.
- Понял. Ошибок не повторяю, - Тсуруги хоть и улыбнулся, но вышло это у него не слишком-то жизнерадостно. – Ну что ж, парни, до завтра тогда, - махнув рукой, гитарист удалился.
- Аки, по-моему он расстроился.
- Если честно, Кей, то я так соскучился, что мне сейчас плевать на все остальное. Идем, - взяв драммера за руку, Акира решительно потянул его за собой.
- Куда мы?
- Увидишь.
Чем дальше удалялись они от шума, тем Кей больше убеждался в своих предположениях, что Аки знает о каком-то уединенном здесь месте. Место это оказалось, конечно, не слишком романтичным. Какое-то старое, полуразрушенное здание, не внушающее уверенности в своей крепости. Однако, долго размышлять об этом Кею не пришлось. Аки не шутил, когда говорил о том, что соскучился. Без лишних слов, прижав Кея к стене, Акира с жадностью впился в его губы, ладонями проведя по бокам парня. Чем сильнее Аки вжимал его в стену, углубляя свой поцелуй, тем ближе сам Кей старался прижаться к нему. Сердце бешено колотилось, а от жара, исходящего от тела басиста, казалось, сейчас воспламенится одежда, а вслед за ней и кожа. Протиснув руки между их телами, Кей дрожащими от возбуждения пальцами пытался расстегнуть пуговицы легкого пальто любовника. Но ему не удавалось сейчас справиться с этим, потому он попытался просто сорвать непокорные пуговицы. Аки же, отстранившись от его губ, прошептал парню на ухо с улыбкой:
- Вижу, что не один я соскучился.
Забравшись ладонью под рубашку Кея, басист мягко провел по его боку ногтями. По телу драммера прошла приятная дрожь, а когда язык Аки скользнул по его шее, то Кейта и вовсе забыл бы как стоять на ногах, если бы его не держали. К тому же парень и не успел заметить, пока наслаждался губами Акиры, как тот уже освободил его от верхней одежды и начал проникать кончиками пальцев за пояс брюк, дразняще лаская кожу. Избавить басиста от пальто Кею все-таки удалось, и немного отодвинув его от себя, он поспешно стянул с него и футболку.
- Хочу видеть… Трогать… Ласкать… - на выдохе произносил Кейта, едва касаясь губ любовника, неторопливо водя по его плечам и торсу ладонями.
Чудом Акира еще сдерживал свое желание овладеть Кейтой прямо сейчас и без промедления. Но разве мог он отказать себе в удовольствии насладиться тем, чего они оба были лишены в течении нескольких дней глупой ссоры? Нет. Проведя языком по губам Кейты и раздвинув его ноги коленом, он прижался к парню, давая тому ощутить в полной степени свое желание. Кровь в паху драммера пульсировала, дыхание окончательно сбилось. Кей осторожно потерся своей возбужденной плотью о бедро Аки и тихо простонал от охвативших его ощущений, прикрыв глаза. Но часть этого стона утонула в очередном жарком поцелуе. Обхватив талию драммера руками, Акира оторвался от губ, начав медленно покрывать поцелуями шею. Пока руки Аки прокладывали себе путь к поясу брюк Кея, его язык добрался до мочки уха. Хоть басист и сам готов был стонать от непреодолимого желания, но он нарочито медленно расстегивал ремень Кея, слегка посасывая и прикусывая мочку. Пальцами драммер коснулся затылка своего любовника и несильно сжал его волосы, немного отстраняя его от себя. Воспользовавшись этим, он провел губами по шее, опаляя кожу Акиры своим горячим дыханием, а свободной рукой поглаживая его сосок. Басист резко выдохнул, наслаждаясь этими распаляющими прикосновениями, и теперь уже поспешно стал расстегивать брюки любовника.
- Парни, вы здесь? – внезапно на пороге появился Тсуруги, глаза которого заметно расширились от удивления, когда привыкли к освещению, и он смог рассмотреть, что происходит. – Оу…
- Черт бы тебя побрал, Тсуруги! – недовольно, почти со злостью, произнес Аки, развернувшись к гитаристу и закрывая Кея своим телом. – Чего тебе надо?
- Ну, - парень смутился, опустив глаза в пол. – Я не думал, что… Простите, что помешал… - растерянно почесал затылок гитарист и улыбнулся, несмело взглянув на согруппника и вновь отведя взгляд.
- Да, ты очень помешал, - подтвердил его слова раздраженный басист, пока посмеивающийся над ситуацией Кей пытался одеться за его спиной. – Как ты нас вообще нашел?
- Ну, оператор видел, куда вы повернули… А я предположил...
- Какой ты сообразительный оказался. Итак, что надо?
- О, да! – вспомнил Тсуруги о своей цели поисков. – Мне… В общем-то с Кеем поговорить надо.
- Это не могло подождать? – Аки чуть не взвыл, к тому же он не знал какими силами сейчас себя сдерживает, чтобы пинками не вытолкать гитариста отсюда.
- Аки, раз Тсуруги вернулся, значит, это не могло подождать, - решительно заявил Кейта, коснувшись плеча басиста. – Остынь пока, если получится, - не удержался от двусмысленного замечания парень. – Я скоро, - весело улыбаясь, он утащил Тсуруги, дабы они оба сейчас не попали в опасную зону недовольства Аки.

Дорогие читатели, тут автор колеблется продолжать ли ему работу над этим фанфиком или написать еще небольшую концовку и остановиться на этом. Поэтому если у кого-то возникнет желание поделиться своими мыслями на этот счет, то прошу вас сообщить мне их каким-нибудь способом ^^v
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 21:43 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 4.2. Попытка совместного свидания
Небольшой бонус в честь праздника.
Действия разворачиваются после Рождества, но до произошедшего между парнями конфликта в главе 4.1.


- Слушай, Аки, - Кей подсел к басисту, печатающему что-то со сосредоточенным видом на своем ноутбуке, - я не в претензии, но мы почти никуда не ходим вместе.
- Мы ездим каждый день в студию, - ответил Акира, не отвлекаясь от своего занятия.
- Аки, ну я же имею ввиду другое, - пробурчал Кей, недовольно скрестив на груди руки.
- Тебе напомнить, что случалось, когда мы ходили с тобой куда-нибудь?
- А что такого было? – почти что возмутился парень.
- Первый раз мы пошли в ресторан, и ты отравился, - начал перечислять Аки, сняв очки и устало откинувшись на спинку дивана, - потом ты захотел в бар и опять отравился. В третий раз ты предложил пройтись по парку и, Кей, ты даже там умудрился отравиться, съев шоколадку. Я боюсь, что если мы еще куда-то пойдем, то твой организм просто не переживет этого потрясения, - не смотря на серьезный тон, глаза парня искрились смехом.
- Я не буду ничего есть и пить, - Кейта и сам засмеялся.
- Ну хорошо, и куда бы ты хотел тогда пойти?
- Я набросаю к завтрашнему утру целый план!
- Не сомневаюсь, ты любитель составлять программы развлечений, - притянув к себе драммера, Акира крепко обнял его и поцеловал в щеку. – Жду не дождусь теперь следующего дня.

- Места поспокойнее ты выбрать не мог, - Акира с недовольством смотрел на проходящих мимо людей.
- Парк аттракционов! Аки, это же весело! Помнишь, когда мы застряли в том городке, то там был всего один аттракцион. Я еще тогда подумал, как бы было здорово пойти в огромный парк развлечений!
- Все-все, успокойся. Шкала позитивных эмоций уже зашкаливает, - улыбнулся Акира, разглядывая довольного драммера.
- Тогда с чего начнем? – нетерпеливо сжав ткань рукава куртки басиста, Кей принялся озираться по сторонам.
- Все по твоей программе.
- Тогда вперед!

- Давай что-нибудь выберем поспокойнее, - предложил Акира, которому уже поднадоело после первых двух часов устраивать турне по самым быстрым и высоким аттракционам.
- В комнату смеха ты сказал, что не пойдешь.
- Пойдем тогда в комнату страха.
- Страха? – уточнил Кейта.
- Да. Вот в эту, например, - указал рукой Акира в сторону мрачного дома, которому, видимо, пытались придать вид устрашающего замка.
- Хорошо, идем, - живости в Кее как-то поубавилось, а когда они оказались перед входом, то парень и вовсе помрачнел.
- Кей, только не говори мне, что ты боишься, - самодовольно заулыбался Акира.
- Посмотрел бы ты на свое довольное выражение лица сейчас в зеркало! Так что даже, если бы и боялся, то не сказал бы, - ответил Кей, принявшись увлеченно поправлять пояс на своей куртке.
- Кееей, - протянул его имя Аки и осторожно приподнял пальцами его лицо за подбородок, - в чем дело? Если ты не хочешь, то мы не пойдем. Я же сказал, что сегодня будет все так, как желаешь того ты.
- Не то, чтобы я боялся… - но стоило посмотреть Аки в глаза, как Кей снова замолчал, не находя в себе сил, чтобы признаться.
- Кей, ну говори уже, а то я начинаю чувствовать себя участником слезливой дорамы.
- Многие женщины были бы счастливы увидеть тебя в образе героя-любовника, - рассмеялся Кейта.
- Но вряд ли они бы хотели узнать, что этот герой-любовник нашел себе другого героя-любовника, - осторожно щелкнув Кея по носу, Аки улыбнулся. – Но вернемся к проблеме.
- Я темноты боюсь, - выпалил драммер. – Да! И не смотри на меня так. В комнатах страха всегда темно, а меня сразу в дрожь бросает, и я не могу дальше идти.
- Кей, ты такое чудо, - рассмеялся басист.
- Так и знал, что не отнесешься серьезно, - уже было начал обижаться парень.
- Не переживай, сейчас ведь ты со мной, я буду твоей путеводной звездой, - Аки все никак не мог успокоить свое веселье, развившееся от полученной информации.
- Ну все, поехали домой, - развернулся к нему спиной Кей.
- Куда это ты? – взяв его за руки, басист не был намерен давать любовнику покинуть «поле боя». – Мы сейчас пойдем сражаться со страхами.
- Хватит тогда смеяться!
- Просто ты выглядел очень милым, - легко поцеловав в затылок парня. – Пойдем, я буду держать тебя за руку.
- Ну что мы, дети малые? - начал ворчать Кейта, тем не менее, крепко сжав теплую руку Аки, ведь все-таки так было спокойнее.

- Аки, а ты меткий?
- Не жалуюсь, - ответил басист, стряхивая пепел с сигареты.
- Коалу хочу.
- Это как-то связано?
- Да. Сейчас ты будешь стрелять по банкам и выиграешь мне коалу. Вон ту большую, сиреневую.
- Сиреневая коала… - Аки внимательно разглядывал это произведение искусства. - Ты знаешь, Кей, моя жизнь за эти года немного изменилась, и я перестал стрелять по баночкам, а так, конечно, да, это было мое самое любимое занятие в свободное время, - разумеется, не без иронии говорил Акира, докуривая свою сигарету.
- А что это ты такой язвительный сегодня? – скрестил Кей руки на груди, сдерживая смех. – Мы, кажется, договаривались, что это будет романтичный день.
- И страстный вечер.
- Но это уже не романтичный день.
- За страстный вечер не переживай, я несу ответственность.
- Да у тебя все мысли только и об этом. Я в твоей квартире выполняю функции сексуального раба.
- Вон та пожилая пара еще не расслышала, - усмехнулся басист. – Ты бы погромче повторил.
- От зависти лопнут, а я сегодня милосерден к миру, - развел Кей руками в стороны.
- Ну что же, тогда ты заслужил коалу.

- Эх… - в третий раз вздохнул Кей, взглянув на Аки.
- Я не знаю, с чего ты решил, что я умею стрелять, - ответил, наконец, на эти вздохи басист.
- Но ты так хорошо начал! Но эта свинка тоже, конечно, выглядит симпатично.
- Да, у нее твои губы, - тихо рассмеялся Аки, за что получил это свинкой по голове.
- Ну знаешь ли, я рассчитывал, что мои губы более сексуальны, - полушепотом произнес последние слова драммер.
- Стоит в этом убедиться, - коварно улыбаясь, Акира затолкал Кея в проем между двумя высокими автоматами.
Не медля ни секунды, Аки крепко прижал парня к себе. Медленно проведя подушечкой пальца по губам Кея, басист улыбнулся.
- И правда они сексуальнее.
Потянувшись к лицу Кея, он мягко коснулся его щеки. Драммер прикрыл глаза, невольно подавшись к губам Аки навстречу. Отвечая на требовательный, чувственный поцелуй возлюбленного, Кейта буквально задыхался от сумасшедшей нежности к этому человеку. И все бы, наверное, сложилось замечательно и дальше, если бы вдруг не безумное желание Кея почесать руку. А, когда он увидел, как по его рукам пошли пятна, то и вовсе испугался.

- Ну давай уже, скажи это, не сдерживайся, - хмурый Кейта из-под челки посмотрел на Аки.
- Не думаешь же ты, что я стану смеяться над твоей бедой? – басист положил руку на плечо парню, ласково поглаживая его.
- Со мной правда нельзя ходить на свидания! Я неудачник, - опустил Кей голову.
- Кей, откуда мы могли знать, что у тебя возникнет аллергия на материал, из которого сделана эта злосчастная свинка. Не переживай, через несколько дней пройдет, если будешь следовать рекомендациям доктора.
- Я снова все испортил.
- Напротив, мы увлекательно провели время, особенно, когда ты чуть не упал в обморок, увидев в кабинете врача шприц, - все-так не сдержавшись, Акира начал посмеиваться.
- А зачем ты начал настаивать, чтобы мне сделали укол?!
- Да я взбодрить тебя хотел.
- Доктор подумал, что мы два идиота, - вспомнив выражение лица мужчины, Кейта и сам рассмеялся.
- Кстати, почему ты не выбросил эту свинку?
- Я заверну ее в прозрачную пищевую пленку, но ни за что не выброшу, Аки. Ведь это почти живое доказательство того, что наше свидание все-таки состоялось!
- Неисправим, - усмехнулся басист. – Но у меня есть встречное предложение другого подтверждения нашего свидания, - и парень начал расстегивать рубашку Кея, с улыбкой заглядывая ему в глаза.
А на утро вместо свинки Кей обнаружил рамочку с ее фотографией и записку от Аки: «Так будет надежнее».
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 21:45 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Глава 5. Нет жизни друг без друга

«Наверное, Аки жутко зол», - обеспокоенно размышлял Кей, следуя за Тсуруги и периодически оглядываясь назад, то ли надеясь, что Акира их догонит, то ли, наоборот, переживая насчет этого. – «Но Тсуруги и правда «хорош», что такого важного могло произойти за такой короткий промежуток времени?.. Нет, он точно зол». Кейта обреченно вздохнул. С раздражительностью басиста ему уже приходилось сталкиваться и далеко не единожды. Больше всего Кейту выводил из равновесия не факт наличия злости как таковой со стороны Аки, а то, что было совершенно непонятно злится он или нет. Эмоциональности в Акире было примерно 20%, но это ничуть не мешало Кею наслаждаться его обществом. К тому же, большая часть из этих процентов пробуждалась только тогда, когда они оставались наедине. Но когда Аки все же был чем-то недоволен, то последствия могли проявиться через день или два, а может и через неделю или в ту же секунду. Поэтому Кей иногда не понимал, что сделал такого, что пришлось басисту не по душе. Но после долгой «пытки» обычно ему удавалось добиться правды, что, например, пару дней назад случилось нечто, непонравившееся господину лидеру.
- Эй, Тсуруги, - нагнав друга, Кей придержал его за плечо, - долго ты еще собираешься бесцельно идти?
- Как давно вы уже вместе? – гитарист резко остановился, боясь, тем не менее, повернуться.
- Можно сказать, что с Рождества, - Кею показалось, что на его плечи сейчас опустили тяжелый груз под названием «вина и смущение».
- Оу… - все, что ответил на это Тсуруги.
- Тсуруги, я понимаю, что ты… - замялся парень, не зная, какое слово лучше подобрать, - удивлен. И, возможно, обижен на то, что я тебе ничего не рассказывал, но на это были свои причины. Мы еще сможем поговорить об этом, но сейчас, Тсуру, прости, мне нужно вернуться к Аки. Что ты хотел сказать?
Услышав вопрос, гитарист растерялся, тут же принявшись поправлять свой шарф, оттягивая время. Он не знал, как объяснить то чувство, что вернуло его обратно к парням. Как и не понимал, что за чувство настигло его, когда он увидел друзей вместе и какое чувство охватывает его сейчас. Но хотелось одного – схватить Кея за руку и убежать с ним отсюда куда-нибудь подальше. Да, все именно так, он вернулся обратно, потому что хотел убедиться, что ошибается в своих предположениях. Однако, Тсуруги совершенно не ожидал, что лишь подтвердит их. И к тому же, что это вызовет в нем такую бурю эмоций, доминирующими из которых станут ревность и огорчение.
- Я… - в голову Тсу не приходило никаких идей. – Мне показалось, что Аки все еще зол, и я не хотел, чтобы из-за меня у тебя были неприятности, - гитарист лгал другу и себе, и едва ли не задыхался от боли, словно, сжимающегося сердца, - а потом увидел вас, растерялся, сказал первое, что пришло в голову. Кей, но почему именно Аки?
- Потому что он стал особенным для меня, Тсуруги. Я удивлен не меньше твоего, - Кей слегка улыбнулся, взглянув в сторону, - но разве мог я просто приказать сердцу перестать любить?
- Я понимаю… Извини, что так вышло. Я пойду. Кей, - парень, наконец, повернулся к нему и весело улыбнулся, как бы тяжело эта улыбка ему сейчас не давалась, - надеюсь у тебя достаточно терпения, ведь это наш Аки. Ну, до завтра, - махнув рукой, гитарист быстрым шагом скрылся за ветками деревьев.
- Теперь я вижу, что мои подозрения были не беспочвенны.
Кейта вздрогнул от неожиданности и быстро обернулся. Позади него стоял Аки, докуривая сигарету.
- Что? – драммер не понимал, что его любовник имеет ввиду. – Стоп. И как давно ты нас слушал? - щеки Кея вдруг вспыхнули легким румянцем.
- Не переживай, твоего признания я не слышал, - Аки улыбнулся уголками губами, а в глазах горели хитрые огоньки.
- Ну, это главное, - весело усмехнулся Кейта, рассматривая басиста. Конечно, он немного смутился, но сказал именно то, что чувствовал, потому и речи не могло быть о том, чтобы брать свои слова обратно или стыдиться произнесенного вслух.
- Значит, любишь? – мягко оттолкнувшись от дерева, Аки приблизился к любовнику, ни на секунду не отводя от него своих глаз.
- Аки, когда ты так на меня надвигаешься, у меня складывается ощущение, что на меня сейчас нападет хищник, - Кей, сложив руки на груди, посмотрел в сторону. Ему стало немного неуютно.
- Этот хищник твой, поэтому он никогда не причинит тебе вреда, Кей.
Акира улыбался, наблюдая за реакцией парня. Ему нравилось всегда в Кейте то, что он не скрывает своих эмоций. Если его обижает что-то, то он демонстративно дает об этом понять. Если он чем-то смущен, то сразу краснеет и не знает, куда деть свои руки. Если ему весело, то он дурачится и задорно смеется. А если он возбужден, то его откровенные стоны, слетающие из приоткрытых губ – этого достаточно, чтобы забыть обо всем. Коснувшись подушечками пальцев скулы драммера, Акира осторожно повернул его лицо к себе. Пальцы нежно продолжили свой путь дальше – мягко коснулись губ, невесомо приласкали щеку, ласково убрали волосы за ушко. Сжав запястье басиста, Кей едва заметно улыбался, чувствуя как его окутывает теплом от каждого прикосновения.
- И все-таки, любишь? – повторил свой вопрос Акира.
- Ты используешь запрещенные приемы сейчас, - с озорством взглянул на него парень.
- Если они действуют, то для меня нет запретов на их использование.
- Да, Аки, я люблю тебя, - наконец, со всей решимостью в голосе произнес Кейта.
И драммер ожидал сейчас какого-то взаимного ответа, намека или хотя бы просто какой-то ласки, но то, что выдал Акира – этого Кей даже и представить не мог.
- Поехали домой, - произнес почти что равнодушно Аки и, просто взяв парня за руку, повел за собой.

«Не вести себя как ребенок, не обижаться, не вести себя как ребенок, - мысленно уговаривал себя Кейта, когда они уже ехали в машине. – Ну разумеется, я не могу требовать от него взаимного ответа, как и заставить полюбить, но зачем было тогда выпытывать у меня эти слова? Чтобы я чувствовал себя растоптанным неудачником? Удовлетворить свое любопытство? Черт побери, да он и так все слышал! Все-таки я идиот… Нет, чтобы уйти, гордо подняв голову, но… Да кого я обманываю? Я же без него не смогу… А раз я такой слабак, то придется принять его условия». Драммер еще раз взглянул на мужчину, сидящего слева от него. Самоуверенность, обаятельность, серьезность… Кей лишь еще раз убедился, что собственная гордость проиграет сильным чувствам.

Оказавшись в квартире, Кейта прошел в центр комнаты и замер. С мрачными мыслями сейчас соревновалось удивление. Акира привез парня в свою квартиру, что случалось нечасто. Ведь для басиста его квартира была все равно что его гитарой, такая же неприкосновенная для других. «Значит ли это что-то?», - Кей знал, что если бы он озвучивал хоть половину своих мыслей, то собственных нервов тратил бы меньше, так как парень всегда был предрасположен «накручивать себя».
Прикосновение теплой ладони к спине вернуло его в реальность. Не долго давая Кею размышлять, Аки обнял его за талию, крепко прижав к себе. Руки басиста находились в интимной близости от паха, удобно зацепившись за ремень брюк Кея. А его горячее дыхание приятно ласкало кожу шеи, устраняя тревожные мысли.
- Люблю гораздо больше, чем ты себе представляешь…
Кей не мог поверить своим ушам. Знакомо ли вам это чувство, когда сердце начинает бешено стучать так, что кроме его ударов становится не слышно более ничего? А ощущение безграничного счастья, когда перехватывает дыхание, и тебе кажется, что если сейчас не получишь глоток воздуха, то просто умрешь? Неконтролируемая улыбка, которую ты никак не можешь уговорить хотя бы замереть, а не ползти дальше? Все это сейчас и испытывал Кейта. Любовь, которую он разделил с самым дорогим ему человеком.
Акира не намеревался давать возлюбленному возможности отвлекаться на собственные мысли. Губы покалывало от желания прикоснуться к оголенному, подобному бархату, участку кожи. Прижав парня к себе настолько близко, насколько это было возможно, Аки не стал отказывать себе в удовольствии и мягко провел губами по шее. Одобрение в виде тихого стона лишь возбудило сознание и тело еще сильнее. Чувственные поцелуи уступали место страстным, пока руки басиста уверенно расправлялись с ремнем брюк любовника. Стоило коснуться друг друга, как температура тела начинала достигать невероятных высот, но этого было мало. Желать больше, еще и еще, пока окружающие предметы не станут расплываться перед глазами от того жара, что стремительными волнами достигает каждой клеточки тела. Вряд ли Кей хоть наполовину осознавал какую власть имеет над басистом. Только находясь рядом с ним, Аки мог моментально терять весь свой контроль. А как иначе, когда с соблазнительных губ возлюбленного слетают столь возбуждающие просьбы, а пальцы с такой чувственностью ласкают пах? От того, чтобы овладеть этим прекрасным и дрожащим от желания телом сию же минуту, Акиру удерживало лишь то, с какой нежностью парень тянулся к его губам, ни на минуту не желая с ними расставаться, словно, от этого зависела жизнь.
Ненасытно терзая вновь и вновь, прижимаясь плотнее к бедрам и вдавливая весом своего горячего тела в диван, Аки позволял сходить себе с ума от мазохистского удовольствия оттягивания момента проникновения. Сдерживать стоны – для Кея это было совершенно исключено. Ему нравилось задыхаться в попытках прошептать имя любовника, впиваться ногтями в его кожу, сильнее и сильнее, пока до слуха не донесется шипение с последующим «наказанием». Поцелуи граничащие с укусами заставляли Кея извиваться и с особой жадностью впиваться в шею басиста.
- Аки, пожалуйста… - молящий, хриплый шепот почти сорванного голоса Кея.
И в следующее мгновение Кейте показалось, что на какую-то долю секунды он исчез из этого мира и ворвался в него вновь с острым ударом боли и мягкими нитями распаляющего и сладкого наслаждения. До боли собственных пальцев, парень сжимал плечи басиста, жадно пытаясь поймать своими губами его горячее дыхание и стоны. Проникая все глубже, быстрее, стараясь слиться в едином порыве принадлежать только друг другу. Если бы можно было гореть от страсти, то их пламя охватило бы все окружающие предметы.
- Быстрее…
До упора, лишь ускоряя темп, сжимая бедра так, что на них непременно останутся следы. Расставаясь с реальностью с безумным огнем в глазах, хаотично даря ласки, одним стоном в припухшие губы друг друга – момент наивысшего наслаждения, который был разделен лишь ими двумя в жаркой близости.
После того, как Аки дал себе и Кею немного времени, чтобы отдышаться, он просто прижал расслабленного парня вновь к себе. Вот уже почти размеренное дыхание, возвращающаяся в норму температура тела, легкие поглаживания, слабая, но такая любимая улыбка. Не удержавшись, Акира прильнул к губам парня, теперь уже спокойно растягивая минуты чувственной ласки.
- Сладких снов, Кей…

- Черт побери, - ругнулся Кейта, неудачно раскачавшийся на стуле, вместе с которым и завалился на пол.
- Вот даже не знаю, хочу я, чтобы ты упал на выступлении или все-таки нет, - хохотал Мизуки, до этого внимательно наблюдавший за Кеем в ожидании этого момента.
- Если я упаду на выступлении, - начал фантазировать драммер, - то…
- Ты не упадешь, - не дал ему договорить Аки, который, оставив недоумевать рассказывающего ему что-то вокалиста, подошел к Кею. – Когда ты научишься быть более осторожным? – помогая парню подняться, Акира немного сурово смотрел на него.
- Не надо со мной, как с ребенком, - возмутился парень из-за того, что его отчитывают перед группой, а к тому же еще и смутился, потому что Аки принял решение от парней не скрывать более их отношений. Кей не предполагал, что это будет настолько неловко.
Акира что-то тихо ответил, ласково взъерошив волосы на голове парня. Драммер продолжил возмущаться. Но при этом оба выглядели настолько счастливо, что и в комнате становилось как-то светлее и теплее.
Мао, без каких-либо эмоций теперь, вернулся к журналу, который листал до этого. Мизуки надеялся на какой-нибудь «концерт» в виде шуток или шока, но вокалист вел себя так, словно, либо ничего не понял, либо делал вид. Весело улыбаясь, Мизу разместился рядом с ним на диване.
- Эй, Мао, а ты как бы ничего необычного не заметил в поведении Аки и Кея?
- Если ты об их отношениях, то я знал давно.
- Но как? – гитарист чуть не вскочил с дивана, ведь он точно знал, что в курсе этого только он сам и Тсуруги. – Откуда ты узнал? И когда?
- Догадался, - усмехнулся Мао. – И уж поверь мне, что гораздо раньше тебя или того Ромео, что вздыхает сейчас в углу.
- Не может быть! Я самый проницательный в этом коллективе! – Мизуки был искренне удивлен. – Мао! Ну, скажи как ты догадался? – гитарист легонько начал дергать его за рукав рубашки.
- Хм, - лишь загадочно хмыкнул Мао и, поднявшись, добавил, - пойду кофе возьму.
Мизуки не собирался сдаваться, потому отправился за вокалистом, чуть ли не повиснув на нем и не забывая при этом страдать из-за якобы вредности Мао. Тсуруги, почувствовав, что явно сейчас будет здесь лишним, тоже незаметно выскользнул из помещения вслед за друзьями.
- Из Мао вышел бы прекрасный кукловод, - улыбнулся Акира, когда они остались с Кеем вдвоем.
- Думаешь он специально увел их?
- Кей, ну ведь не думал же ты, что тогда на Рождество тем человеком, который увел всех из номера, был Мизуки? – усмехнулся басист, притягивая парня к себе.
- Нет?.. – растерянно посмотрел на него Кей.
- Конечно же, нет.
- Выходит все уже давно знали. Черт, чувствую себя глупо, - драммер уперся лбом в плечо любовника. – Аки, а что будет теперь?
- В каком смысле? – поинтересовался он, ласково водя ладонями по спине Кейты.
- Ну, все в курсе, недоразумения улажены, что будет дальше с нами?
- А дальше, Кей, у нас просто не будет жизни друг без друга…
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Break the silence (R - Aki/Kei, Mao, Mizuki, Tsurugi [Sadie])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz