[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Надоело. (NC-17 - Агги\Джури, Джури\Леда [Deluhi])
Надоело.
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 20:23 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Надоело.

Автор: _Fierezza_
Контактная информация: vk

Фэндом: Deluhi
Персонажи: Агги\Джури, Джури\Леда
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, ER
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл
Статус: закончен

Описание:
Ему надоела такая любовь...
 
KsinnДата: Четверг, 31.10.2013, 20:24 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Такую никогда не видел смысла пить, когда на душе кошки скреблись и когда хотелось, словно волк выть на полную луну. Он никогда не видел смысла в том, чтобы всю ночь глотать горький виски и беспрерывно что-то бормотать услужливо кивавшему бармену, в глазах которого так и читалось «Когда же ты замолчишь!». Но он продолжал кивать и подливать виски, а Такуя продолжал бормотать.
И кажется он рассказал ему все – начиная от ощущения того, как он волновался в первом классе, до выпускного. Он рассказал, как ссорились его родители и как он волновался из-за этого, как боялся спросить у матери в чем собственно говоря была причина и как осуждал отца, не зная о том, что послужило причиной скандала, а после он вспомнил тот забавный случай в школе, когда впервые закурил в школьном туалете, просто потому что его развели на слабо. Тогда был скандал, а после развод родителей и Такуя еще долго думал, что это он виноват, что это его оплошность подтолкнула к такому развитию событий и скорее всего именно тогда он решил, что больше никогда не поведется на чьи-то слова, подкрепленные «Слабо?». Но это было совершенно не важно, особенно когда осознавался тот факт, что сейчас ему было действительно слабо просто встать и уйти. Вернутся в собственную квартиру где его ждал…

- Блять, - протяжно застонал Такуя, когда ощутил, что руки уже дрожали от выпитого, что янтарная жидкость медленно растекалась на его белых джинсах и что ему было совершенно все равно от этого факта.

- Парень, тебе явно хватит, - спокойно произнес бармен, забирая из трясущихся пальцев пустой стакан. – Тебе такси вызвать? – поинтересовался он и Такуя впервые поднял на него взгляд.
Лучше бы не смотрел, - пронеслось у него в голове и от этой мысли сразу стало жутко тошно, потому что вдруг вспомнилась причина по которой он здесь сидел.
А ведь все начинало как обычно – очередная репетиция, небольшой нагоняй, потому что слишком часто отвлекался и жаловался, а после бурное продолжение уже дома, в стенах которого Юуто не считал важным сдерживаться в выражениях и высказываниях. Он говорил много, но Такуя как обычно не слушал, только кивал и улыбался своей привычной, чуть глуповатой, но открытой улыбкой.
Кажется он даже пытался его поцеловать, но Юуто был настроен слишком серьезно и потому через несколько секунду на щеке нерадивого вокалиста красовалась смачная пощечина. Это не было больно, скорее просто неприятно, потому что Юуто еще поцарапал кожу своими ухоженными ногтями. И это можно было простить, потому что Такуя знал, как сложно было с этим человеком и как нужно было правильно себя вести.
Такуя всегда должен идти на встречу, всегда должен уступать и первым извиняться, потому что он, черт возьми, умеет это делать и не считает чем-то зазорным, но вот Юуто…
Иногда Такуе казалось, что тот просто пользуется своим влиянием на сознание Такуи. Получая от этого удовольствие не меньше, когда позволяет брать себя из раза в раз, когда отдается в его руки и когда призывно трется бедрами в моменты, когда уже терпеть невозможно.
Такуя помнит все это моменты и хранит в собственном сознании, просто потому что только за их счет можно держать дальше, терпеть и ждать, когда Юуто наконец перестанет вести себя, как капризная принцесса и смилоститься. Бывало такое не часто, но Такуя привык ждать и терпеть, идти на встречу и далее по списку. Просто потому что слишком долго знал, ждал и любил.
Да, когда-то он его любил, до дрожи в коленях и замирания сердца. Когда-то весь его мир мог сжиматься до размеров одного человека, которого хотелось боготворить и носить на руках, хотя бы мысленно, потому что оного в жизнь Юуто отказывался воплощать, частенько говоря о том, что так Такуя будет просто ущемлять его права, как мужчины.
В такие моменты Такуе отчаянно хотелось сказать «А то, что я тебя периодически трахаю, не ущемляет, как мужчину?», но он как всегда молчал, потому что знал, один только намек и его принцесса может обидеться и тогда можно было забыть о иллюзии тепла и заботы.
Иногда Такуя просто хотел забыть о том, что любит, потому что это приносило только разочарование и озлобленность. Потому что это делало его совершенно иным, непохожим на себя. Потому что это разрывало его на мелкие куски и не давало шанса собраться во едино.
Такуя готов был терпеть, закрывал глаза на ежедневные скандалы, на оскорбления и откровенный флирт Юуто с другими. Казалось того совершенно не смущало то, что Такуя был его парнем и что находился рядом, что видел все и безумно ревновал, но не мог ничего сделать, потому что Юуто запретил, потому что Юуто убивал в нем те нотки собственника, которые просыпались каждый раз по отношению к нему.
И каждый раз хотелось опустить руки и бросить все. Забыть и забыться, но Юуто словно ощущал все это на своем каком-то подсознательном уровне и вел на мелкие уступки, но после оказывалось, что он просто выворачивал всю ситуацию на изнанки и ничего в итоге не менял.
Не извинялся.
Не брал слова назад.
Не говорил слова любви и не менялся.
Даже не пытался.
А Такуя подстраивался каждый раз, ломал сам себя, потому что Юуто не выполняет столь грязной работы собственноручно, он лишь направляет и подталкивает, коварно улыбается и обещает весь мир в ногам. А весь мир это Юуто.
Такуе много для счастья не надо, но Юуто умудрился сократить это «не много», до нуля, вскоре счет пойдет в отрицательные показатели и Такуя вновь ничего не сделает, потому что любовь застилает глаза и он продолжает верить, что все это из-за ответного чувства.
Но говорил ли Юуто ему когда-нибудь слов любви?
Намекал?
Делал что-то, что говорил бы больше слов?
Он только брал, но не отдавал обратно и в такие моменты, а они были почти всегда, Такуя отдает, а Юуто берет, несмотря на то, что все было как раз на оборот, даже в плане физического контакта.
«Я творческая личность и мне нужна свобода» - каждый раз повторял Юуто, когда Такуя пытался намекнуть на то, что его не устраивает такое поведение и халатное отношение. И в такие моменты он ощущал себя самой настоящей тряпкой. Потому что они, черт возьми, всегда говорили друг другу правду. Не видели смысла врать, просто потому что знали друг друга слишком долго и успели изучить, по крайней мере, Такуе казалось именно так. И каждая измена – словно новый рубец на сердце, который не заживет, а будет пульсировать и отдавать тупой болью. Но Юуто считает, что ложь принесет больше боли, потому всегда говорит правду.
Но ведь он возвращается, - успокаивает себя Такуя, - всегда возвращается ко мне, обнимает и целует в висок, прижимает сильно, словно действительно боится отпускать или же потерять.
Он сердцем мне принадлежит, а вот остальным лишь телом, - продолжал собственную ложь, старался верить, но каждый раз только разочарованно вздыхал и отвечал на объятия.
Это было чертовски больно.
Любить такого.
Но поделать ничего с собой он не мог.
Потому что быть одному, вспоминать и кусать собственные локти, было еще больнее. Он уже пробовал и в итоге снова повелся на протянутую ладонь и приятную улыбку, которая ничего хорошего не предвещала.

- Тебе бы расслабиться, - хрипловатый баритон над самым ухом, но Такуя даже не вздрагивает, просто потому что реакция из-за убойной дозы алкоголя заторможена, а мысли путаются. Он все еще думает о Юуто и тело привычно отзывается тугой болью и возбуждением.
Я гребанный мазохист, - несильно сжав кулаки думает Такуя, но незнакомый голос вновь отвлекает его.

- Эй, парень, ты все еще с нами, - слышится насмешка и Такуя неосознанно сравнивает его с Юуто. Тот так же всегда разговаривал, когда Такуя начинал вести себя, как обиженный на всех ребенок, когда дул губы и глаза блестели.

- Что надо? – слишком грубо, но голос уже хрипит и по другому не получается. А ведь завтра репетиция и знакомство с новым басистом, которого порекомендовали Юуто кто-то из бывшей группы. И ведь надо будет петь, надрывать горло несколько часов кряду, но Такуе все равно, даже на то, что Юуто опять будет отчитывать его.

- Ты, - беззастенчиво и нагло, а чужие руки уже обвивают талию и сдергивают со стула. – Только не говори мне, что сейчас пойдешь домой, потому что уже…

- Нет, - перебивает его Такуя и несопротивляясь позволяет вытащить себя в середину зала. Людей не так много, но музыка продолжает резать слух, несмотря на то, что Такуя только сейчас обратил на это внимание. Незнакомец довольно хмыкается и разворачивает к себе спиной, прижимает к собственной груди и опускает руки на бедра, задавая нужный ритм и динамику. И Такуя снова позволяет взять верх над ситуацией, отдается в эти руки, потому что хмель наконец достиг конечного пункта и на все становится по барабану.
А может быть потому что он устал быть тем, кто идет на уступки и сейчас хочется отплатить той же монетой. Но не с желанием причинить боль, а просто удовлетворить собственное «Я».

Я не зависим, я просто слишком сильно привязался и теперь готов разорвать эти узлы, как бы крепки они не были.

- Что беспокоит симпатяжку? – и не теряя времени, проводит губами по горячей коже, смачно чмокнув поалевшее ушко и быстро проведя по нему языком. Большим и горячим, так что у Такуе в голове не складывается то, что происходит. Ноги дрожат, но он упорно продолжает изображать иллюзию танца, закинув руки на крепкие плечи.

- Недостаток хорошего секса, - срывается с губ, прежде чем Такуя успевает это осознать. Его снова дергает куда-то в сторону и ведут по странному коридору, а в глазах продолжает рябить от мельтешащих тел и ярких стен, а когда все мгновенно прекращается, то хочется зажмурить глаза, но не получается.
Он даже удивленно приоткрывает рот, когда видит того, кто так беззастенчиво приставал к нему несколькими минутами ранее.
Худой и высокий. Со странной прической и черной одежде, с множеством напульсников на тонких запястьях и высоких военных сапогах. И комплекцией далеко не уходит от самого Такуи, но во взгляде этого незнакомца что-то такое, что заставляет подчиниться во всех смыслах этого слова. Какая-то неземная уверенность и самодовольство, нахальство и еще что-то, что Такуя просто не может идентифицировать и впервые не хочется брать, а хочется отдаться, прямо вот в эти руки. Хочется получить желаемое, но в то же время быть этим самым желаемым.
Такое привычное чувство до селе, как доминировать, сейчас кажется абсурдным и нереальным. Сейчас хочется подчинения.

- Иди сюда, - и сам притягивает за руку, коротко улыбается, обнимает за плечи одной рукой, а второй ведет ниже, обхватывает талию, да так, что дыхание замирает и кажется, что сделать вздох самому не получится. На периферии сознания бьется мысль о том, что это не правильно, что дома ждет Юуто и что нужно бы помириться, но она быстро потухает, когда необычной формы губы соприкасаются с его собственными.
Раньше только поцелуи Юуто заводили с полушага, раньше только его блондинистое капризное чудо могло заставить стонать и возбуждаться, желать и трепетать. Но сейчас это было чем-то нереальным и необъяснимым.
И Такуя просто пропустил тот момент, когда его рубашка натянутая на тело была полностью расстегнута. А может быть тот странный звук был звоном пуговиц, что были сорваны с петель? И отступать было уже слишком поздно, но этого откровенно не хотелось.
Обычно это было медленно, затягивающе и томительно настолько, насколько только было возможно. Такуя любил изводить себя и Юуто, мог ласкать несколько часов подряд, просто выцеловывая тело, вырисовывая различные картинки на коже и осторожно дуть в области шеи, потому что там кожа особенно чувствительная и потому что тогда Юуто быстрее сдавался, сам прижимался и чуть ли не просил.
А вот сейчас это напоминало вырезку из какого-то ролика, что отправили на демонтаж и оператор разбил цельный фильм на различные картинки, которые надо просмотреть и убедиться в их подлинности. Исправить или же подкорректировать. Но это было не важно.
Особенно когда его грубо вздернули и развернули лицом к зеркалу, так что он мог видеть свое раскрасневшееся лицо и мутный взгляд то ли от алкоголя, то ли от предвкушения дальнейшего.

- Хочешь, - парень наклоняется и снова шепчет, но Такуя не думая кивает и прикрывает глаза. Снова хмык и кажется руки перемещаются в области бедер.
Гладят.
Надавливают и пробираются глубже, сразу же срывают молнию и позволяют штанинам опуститься на уровень колен. Руки у него горячие, а ладони широкие и когда он обхватывает полувозбужденный член, то становится совсем не до мыслей и каких-то предосуждающих обвинений самого себя.
Просто надоело.
А это расслабляет.
Он в конце концов пьян, а значит можно позволить эту маленькую слабость.
Хоть раз почувствовать себя желанным.

- Я давно за тобой наблюдал, - одной рукой поворачивает голову куда-то в сторону и губы сразу же присасываются в шее. Целует, кусает и тут же проводит языком и от этого все тело дрожит и слишком быстро наступает возбуждение, потому что не только Юуто имеет чувствительные места.
- Все смотрел и думал один или нет, подойти или лучше сразу забыть, - Такуя совершенно не понимает смысл того, что говорит ему этот парень, он хочет быстрого и горячего секса, но попросить о продолжение не получается, только безвольное мычание и ерзание бедрами в попытках раззадорить. И брюнет отвечает ему, подавая вперед и имитируя толчки, но пока не переходя к должным действиям.

- А потом меня просто словно прорвало, ты уж прости не сдержался, - очередной смешок и рукой по члену, так что Такуя откидывается назад и громко стонет, толкается в плотно сжатые пальцы и закусывает губу. Кажется что парень позади замер, словно не ожидал такого, но быстро пришел в себя. Снова толкнул вперед, нажимая на поясницу и заставляя прогибаться, призывно расставлять ноги и ожидать того, чего действительно хотелось.
Ощутить власть. Ощутить внутри себя. И это пьянило.

- Такую симпатяжку и отпускать… - цокает языком и проводит между ягодиц, надавливает и вводит сразу два пальцы, толкается вперед одной рукой, а второй водит по груди, ласкает и опускает ниже, вновь перехватывает уже набухший член, сдавливает и не дает кончить от очередного излишне резкого толчка и поцелуя куда-то в область шеи.
Это отдает пошлостью, но Такуе нравится. Потому что такое испытать можно лишь единожды, но подняв взгляд на брюнета, который словно что-то почувствовал, посмотрел на их отражение и ухмыльнулся, снова подался вперед, Такуя про себя отмечает, что возможно такое можно испытывать каждый раз с нужным человеком. Но вовремя себя одергивает. В нем говорит алкоголь и ничто больше.

- …днями бы из постели не выпускал, - продолжает нашептывать он, замедляя движения на члене и перехватывая у самого основания, так что с губ Такуи срывается жалобный стон, но брюнет только усмехается и целует в макушку. – Но и сейчас останавливаться не хочется.
Такуя кивает головой. Хочет хоть что-нибудь сказать, но стоит мысли сформироваться в сознании, как сразу же его покидает потому что брюнета снова подается вперед и теперь уже входит сам, до конца и вовремя закрывает губы Такуи своей широкой ладонью с капельками спермы. И снова всплывает воспоминание о Юуто, который излишне брезгливо относился к подобному роду, как слизывание спермы с рук или же кожи живота. Он всегда отталкивал Такую от себя, что-то бормотал и уходил в душ.

- Детка, ты сейчас со мной, - в голосе брюнета сквозит недовольство. – Думай только обо мне.
Такуя мотает головой и сам подается назад. Внутри все горит и кажется, что что-то разорвалось, но он игнорирует это чувство, ведь хочется продолжить, так что все остальное кажется совершенно несуразным и неважным.

- Умница, - толчки становятся все хаотичней и неразборчивей, он то замедляется, то снова ускоряется, доводит до пика, но тут же перехватывает сильнее и не дает ощутить блаженную точку кипения, которая сейчас столь необходимо. Что-то нашептывает о том, какой-то он, Такуя, привлекательный, о том, что голос у него заводит еще сильнее нежели сами действия, о том, что тот узкий до невозможности и если бы не знал, подумал, что сейчас лишает девственности. По сути так оно и было, но Такуя на последние слова, отрицательно качал головой и подмахивал бедрами.
Еще несколько минут по небольшой коморке раздаются хлюпающие звуки и Такуя ощущает, как внутри становится невыносимо тепло и как утробно рычит брюнет, как он плавно выскальзывает из него и разворачивает к себе лицом.
Глубоко целует, так что кажется, что языком может достать до глотки и сжимает бедра руками, заводит руки назад и вновь сжимает ягодицы, так что Такуя стонет, несмотря на то, что должного не получил. Член стоит колом и хочется еще раз ощутить это неподражаемое ощущение, но брюнет почему-то медлит и целует вязко, медленно, так как привык сам Такуя. Но сейчас это вызывает лишь раздражение и желание оттолкнуть. Просто уйти.
Но брюнет снова чувствует все наперед, разрывает поцелуй и опускает на корточки, проводит по коленям и раздвигает их, заставляет откинуться назад и наконец ощутить смущение. Слишком запоздалое, но насколько сильное, что смотреть на то, как по собственному члену проводят языком и вбирают в рот становится просто невыносимым. И Такуя закрывает глаза, отворачивает и теперь может только ощущать. Парить в этих ощущениях, все каких-то несколько минут, потому что нужно было просто ощутить привычную тесноту, как оргазм накрыл с головой, так что пальцы на ногах сжимались и волосы, казалось, вставали дыбом.

- А ты вкусный, - довольно протягивает брюнет, когда снова выпрямляется и стягивает Такую с кафельной поверхности. Заботливо вытирает разводы на животе и подтягивает штаны, застегивает на ремень, а после снова целует, но более сдержанно и это напоминает просто прикосновение, как было в самом начале, что становится неприятно от того, что…

- Я тебя подвезу до дома, - произносит тот и тянет к выходу.
Алкоголь замедляет всякую реакцию и теперь Такуя точно знает ответ на первый прозвучавший вопрос.

- Надеюсь еще увидимся, симпатяжка, - произносит напоследок и задорно подмигивает, когда Такуя кое-как слезает с байка и шлепает в сторону подъезда.
Свет в квартире не горит. Но Такуя даже не надеялся.
А когда переступает порог изумленно замирает, стоит заметить сопящего за кухонным столом Юуто в халате и с телефоном в руках. Такуя думает, что просто отключился где-нибудь и все приснилось или же, что его еще не отпустил алкоголь и это просто галлюцинация, но когда он прикасается к плечу и несильно трясет Юуто, то чувствует тепло и слышит недовольное бормотание. Вот только умиление это больше не вызывает, только обреченный вздох и новую попытку разбудить нерадивого Юуто.

- Ты где был? – толком не разлепив глаза интересуется тот. В комнате темно и Юуто не видит в каком виде находится его парень, но словно что-то ощущает и поджимает губы, как обычно делал перед тем, как развернуться и гордо уйти, оставив после себя только напоминание ввиде сквозящегося в воздухе раздражения.

- В баре, - устало отвечает Такуя, когда с языка чуть ли не срывает правда о том, что было. «Я позволил отыметь себя незнакомому парню, приятно?» - хочется сказать и увидеть реакцию, но Такуя знает, что ее попросту не будет, потому решает лишний раз не разочаровывать себя, ведь остался еще приятный осадок от проведенного вечера. Но Юуто удивляет его, тем что сам первый обнимает и целует, а с губ срывается «Мой».
И сейчас Такуя готов забыть о том, что обижался и о том, что ему все надоело. Где-то внутри продолжает зреть тот корень, который должен в скором времени прорастить в цветок их раздора, но пока это только незаметный росток, который Такуя привык игнорировать и все равно, что с появлением того брюнета процесс стал быстрее.

- Опаздывает, - цокнув языком, недовольно ворчит Юуто, когда на часах мигает половина третьего, а встреча была назначена на два.

- Может быть пробка? – беззаботно пожимает плечами вокалист, тихо подкрадываясь к Юуто и обнимая того со спины, положив подбородок на плечо. Юуто недовольно передергивает ими, но не отстраняется пока.

- У него байк, так что ни одна пробка не проблема.
И не к месту Такуя вспоминает о том брюнете и его черном байке.
Просто совпадение, - произносит про себя и даже не успевает среагировать, когда дверь открывает с пинка, а Юуто уже успел выпутаться из его объятий.

- Ты опоздал.

- Ну, прости, - приятный голос с заметной хрипцой и знакомый взгляд, что прожигает спину. Такуя впервые так сильно боится, так что даже Юуто замечает и несильно встряхивает за плечо и удивленно интересуется все ли в порядке.

- Угу, - произносит Такуя и переборов себя оборачивается, плотно закрывая глаза и надеясь, что когда он их откроет то увидит не…

- Ре, - протягивает брюнет руку и довольно улыбается, словно кот которого оставили один на один с целым аквариумом рыбок. Юуто только закатывает глаза и что-то бормочет, Такуя не слышит что именно, но кажется это касалось этого самого Ре и его изучающего взгляда. Кажется Юуто заметил, возможно что-то понял, а может это просто разыгралась паранойя, но Такуя старается улыбаться, как можно более дружелюбно и открыто, так как только он умеет.
Сделать вид, что ничего не помнит или же не помнит самого Ре, почему-то не получается, а получается только смущаться и в деталях вспоминать бар и небольшую подсобку в которой…
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Надоело. (NC-17 - Агги\Джури, Джури\Леда [Deluhi])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz