[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Маленький ублюдок (NC-17 - Manabu/Kazuki [Screw])
Маленький ублюдок
ShioshaДата: Суббота, 26.10.2013, 20:29 | Сообщение # 1
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 48
Награды: 2
Статус: Offline

Название: Маленький ублюдок

Автор: Shiosha (Kenko-tan)
Контактная информация: vgavrilchenko@mail.ru

Фэндом: Screw
Персонажи: Manabu/Kazuki
Рейтинг: NC-17
Жанр: Слэш, Драма, Психология, Даркфик, POV
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие, Инцест
Размер: мини
Статус: закончен

Описание: Не бывает ненаказуемых преступлений, не остается безнаказанных преступников.


Я сыт по горло злыми людьми, я становлюсь подобным им.

Сообщение отредактировал Shiosha - Суббота, 26.10.2013, 20:36
 
ShioshaДата: Суббота, 26.10.2013, 20:30 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 48
Награды: 2
Статус: Offline
- Маленький ублюдок!
Эта кровь на моих руках.. Почему? Эти косые взгляды исподлобья. Сирена. Что меня ждет?
Я смутно помню события того дня. Я был ужасен. Мне нравились крики, на которые срывался голос обреченной жертвы, её жалкие попытки освободится от моих беспощадных грубых рук. Но в моих безумных глазах не было жалости, как и не было её в моем сердце. Это конец. Теперь я – страх. Я никому не нужен и все боятся меня. Мне нравилось мучить, теперь мучиться должен я.
Все было как в тумане, пока я не пробудился. Я понял, что я в полной темноте. Буквально. Общество выбросило убийцу. Это отец, он запер меня в нашем старом сыром подвале. Пожалуй, я заслуживаю. Я – псих, я – ненормальный, я – отброс, и я ни о чем не жалею. Вам интересно, почему? Просто мне хотелось. Я испытывал эйфорию, глядя на извивающееся, затухающее тело. Интересно, я еще увижу свет? Хотя демонам место во тьме. Кажется, я чувствую рога. Бред. Зато, я могу больше не бояться её... темноты. Теперь я тут «свой», а там – «чужой». Интересно, я еще смогу испытать то чувство, когда острый конец холодного оружия пронзает тонкую нежную кожу, повинуясь моей, от природы не сильной, руке.
Я убивал крыс, но они противны. Этот жуткий писк – не мелодия. Конвульсии, в которых они бьются от боли, не грациозны. И кровь не сладка как нектар.
Я не считаю часы, дни, месяца. Я путаю сон с реальностью: ни там, ни там не происходит ничего нового. Но лучше так, чем вновь и вновь ловить ненавистные взгляды, которые меня только провоцируют, вдохновляют, нежели огорчают, как они думают.
Я спал очень долго.

***
Я не ждал этого дня, не надеялся, что он наступит. Я боялся его ровно столько же, сколько и желал. Казалось, глаза сгорают. Я не знаю, сколько я не видел света, но видеть его стало очень больно. Это мой дом? Нет, глупый, дома у меня больше нет. Его не стало уже очень давно. Хотя я теперь могу звать преисподнюю своим домом.
В зеркале в прихожей я увидел неизвестного мне человека. Черт в обличии потрепанного мужчины. Ну да, смешно. Я схватил свою руку и впился в нее зубами. Этот идиот в зеркале делает то же самое. Но мы отличаемся. Я чувствую боль, а он нет. Он просто отражение. Нет, не верно. Я должен чувствовать боль, но мне все равно. Меня одолевает истерический смех. Значит, я все-таки? А я изменился! Вся моя одежда изорвана и мала. По сути, детская одежда никак и не могла быть как раз мне такому, но я не сильно много ел и почти ничего не делал, только время от времени ходил туда и обратно, чтоб размять мышцы и не потерять возможность двигаться.
Эта вещь зовется календарем. Но я не понимаю этих знаков. Интересно, сколько же мне сейчас лет? Я попал в подвал, когда мне было всего пять. Маленький ублюдок ха-ха-ха. Я не умею читать, не умею писать и не понимаю счета. Я не разучился разговаривать, потому что я разговаривал сам с собой и с крысами. От такого можно и сума сойти. Хотя так и случилось. Но это все не имеет значения. Демонам такие формальности не нужны. А где же сам отец? Кто меня выпустил? Зачем? Без разницы. Я ухожу.
Я схватил плащ, висящий на вешалке у двери, и покинул это место как можно быстрее.
Уличный свет куда ярче домашнего. Я хватаюсь за свои глаза. Мне нужна тень, иначе я сгорю, как вампир, как любое создание тьмы. Я слышу голоса. Это «другие». Это люди. Наверно, им весело. Хотел бы я прикоснуться к ним. Коснуться гладкой шеи и сжать её. Тогда бы и мне стало весело. Они думали, я был психом и исправился. Наивные. Я был исправным и стал одержимым.
Надо попытаться открыть глаза. Больно. Очень. Я сжимаю их как можно сильнее и бегу в ближайший переулок. Понимаю, что не смогу открыть их до наступления ночи. Я слеп при дневном свете. Но ничего, ночь – именно то время суток, что нуждается во мне. Я сжимаю глаза сильнее и вскоре засыпаю.
Полная луна, небо без звезд. Это моя пора. Сегодняшний ритуал был долгожданным. Не смотря на то, что жертва немногим отличалась от той же красы, это все-таки был человек. Какой-то бомж. Я проткнул его чем-то острым, изрядно помучив до.
Почему же я испытываю такой кайф, видя боль других?
Я слизал кровь с пальцев.
Так продолжалось из ночи в ночь. И с каждым разом жертвы становились все интереснее и интереснее. Сначала бомжи, потом «ночные бабочки», после запоздалые дети. Я ужасен. Но это не то, что мне надо.
А вдруг обо мне передавали в новостях? Может я вызвал у людей панику? Хотя я убивал ненужных отбросов. Таких как я. Их исчезновения даже никто не заметит.
Предо мной стал вопрос питания. Я привык не есть долгое время. Мог обойтись неделю без еды. Обошелся, да. Но дальше как? Я очередной раз убиваю, склоняюсь над еще теплым телом и вкушаю его запах. А что, если? Нет. Не смотря на то, как я развлекаюсь, каннибализм вызывает у меня отвращение.
И я опять засыпаю на рассвете в переулке, в котором всегда темно, свернувшись в калачик. Весь мой плащ в кровавых разводах. Мои руки и даже моё лицо.
- Эй, вы в порядке? – слышу я чей-то голос. Видимо, это ко мне обращаются. Я повернулся и увидел парня. Он красивый. Красивый и молодой. Красивый и молодой парень в инвалидном кресле. Он был бы мне не нужен, смог бы спастись, не будь он таким симпатичным. Наверное, его больное тело не сможет извиваться от моих прикосновений. Я встаю и стремительным шагом приближаюсь к нему. Он смотрит на меня в замешательстве, не понимая, что делать. Мой вид наводит ужас. Он колеблется. Стоит помочь мне или помощь понадобится ему. Глупый, все равно не успеешь уехать. Я догоню тебя. Но ты и не собираешься. Я удивлен, ты сглатываешь и подавляешь страх.
- Вам помочь? – я подошел слишком быстро. Он смотрит мне в глаза. Я схватил его за подбородок и провел рукой по его шее.
- Эй, что вы делаете? – от только кричит, но ничего не может поделать. Неужели, его тело парализовано полностью? Что ж, интересно. Это будет первая моя такого рода жертва.
Я посмотрел ему в глаза и хищно улыбнулся. Но я резко оторвался от него, схватился за живот и упал к нему на колени. Это была адская боль. Как будто меня пырнули ножом. Я посмотрел на его руки, они легли мне на голову. Не полностью, да? Ну логично, раз он передвигается в кресле самостоятельно.
- Простите, я не знаю вас, и может быть, я чем-то рискую, но мне уже все равно. Я вижу, что вам нужна помощь. Пойдемте ко мне домой, я помогу вам.
Я лишь поморщился, оскалив зубы, но я понимал, что мне нужна пища, иначе боли не прекратятся.
- Куда? – прохрипел я. Моя речь была нескладной и нелепой. Я давно уже не разговаривал.
- Э.. тут недалеко. – Неуверенно сказал парнишка.
И я побрел за ним. Я шел позади его коляски. Я созерцал его тонкую шею, дрожащие пальцы, скользящие по пульту управления коляской.
Недолго я наслаждался зрелищем. Мы пришли быстро. Как он и говорил, это было недалеко. Какой-то старый, побитый домик. Если бы я не знал, что там кто-то живет, я бы считал его заброшкой.
Он заехал, а я смотрел на дверь как дикое животное – шипя и с недоверием.
- Что же вы? Проходите. – он попытался улыбнуться, но вышло криво. Кажется, это приятно, когда тебя боятся.
Я принялся осматривать местность, редко, но глубоко вдыхая всю эту пыль, которая смела называться местным воздухом. Мальчик следил за моими действиями, явно, нервничая. Мне это нравилось, и я продолжал. И продолжал бы и дальше, если бы не вновь прорезавшаяся колкая боль на уровне живота. Я таки сделал шаг вперед. Затем еще один. Еще. И вот я в доме. Тут так же холодно, как и на улице. Я бы спросил, как он здесь живет, но мне это ни к чему. Демонам негоже так себя вести.
Итак, вот я внутри, и что дальше? Я покосился на парня. Он, уловив мой взгляд на себе, покраснел и сдвинулся с места. Он указал мне рукой на дверь, которая вела в другую комнату.
- Там ванна. Она в вашем распоряжении. Я думаю, приведя себя в порядок, вы станете другим человеком. Я позвал вас потому, что вы мне понравились. Мне кажется, вы добрый человек. - последние слова он произнес с затухающей интонацией, косясь на мой окровавленный плащ. Я быстро скинул тот самый плащ на пол. Глаза парня в панике начали искать на моем теле раны, которые объяснят кровь. Я усмехнулся, ибо ран не имел. Он опустил глаза и отвернулся. Я скинул всю свою маленькую изодранную одежду прямо при нем. Он смутился и по-прежнему отводил глаза.
- Я постираю. – Я посмотрел на него с укоризной, медленно переводя взгляд на одежду. Понял. – Простите, я дам вам что-нибудь из своего. А можно спросить? Как вас зовут?
Я к тому времени уже отвернулся, стремительно двинулся в ванну, захлопнув дверь за собой. Идиот. Неужели, похоже, что у меня есть имя? Ладно, как же этим пользоваться?
Повернув голову, я снова увидел того мужчину, что и когда-то недавно. Видимо зеркало.
Интересно, а если сбрить бороду, я пойму сколько мне лет? Как выглядит бритва? Кажется это. Такая была у отца. Я взял ёё и провел по лицу. Из щеки просочилась кровь, а волосы мгновенно посыпались вниз. Такая острая. Отличная вещь.
Когда я сбрил всю бороду, моё лицо буквально истекало кровью. Я умыл его холодной водой и раны начали сильно печь. Я чуть не разразился истерическим смехом. Взяв себя в руки, я глянул в зеркало. Теперь там был не мужчина, а парень. Причем, далеко не урод. Не урод, но с множеством шрамов на лице. На этот раз смех мне сдержать не удалось.
Я залез в душ, включил воду. Именно в этот момент я вновь почувствовал резкую боль в животе. Скрючившись, я сидел какое-то время под напором еле теплой воды, пока живот немного не отпустило, а меня не начало трусить. Я поднял голову. Вода лилась прямо мне в лицо, обжигая порезы от бритвы.
Я мылся и изучал свое новое тело. В последний раз я видел его еще очень давно, совсем маленьким. Сейчас я был тощим настолько, что были видны ребра, мои плечи были по-женски неширокими. Мои дрожащие конечности были тощими и длинными. Кожа была почти белая. Удивительно, немногое время назад она была почти черная, теперь же наоборот.. Я был черным, а стал белым.. нет, это просто внешность. Душу нельзя так просто отмыть под напором воды.
Тогда я подумал об еще одной части моего тела. Подумал и ухмыльнулся. В голову пробрались ужасные мысли.
Когда я вышел, возле двери на полке лежала одежда. Я посмотрел на эти вещи с насмешкой. Парень находился на кухне, которая располагалась напротив. Готовил еду. Не стирая той насмешки с лица, я двинулся к нему.
- О, вы уже закончи? – он учуял моё приближение.
Обернулся. Я тогда оказался совсем близко к нему. Я склонился и расстояние между нами почти сошло на ноль. Глаза его расширились, полные удивления. Я смотрел на его шейку, прилюбовавшуюся мне ранее. На ней чуть заметно пульсировала жилка.
- Вы.. ты.. Ты теперь другой. – пролепетал он, а я не удержавшись прислонился к его шее вплотную и лизнул языком, словно пробуя на вкус. Вкус был замечательный.
- Понравился, значит? – прохрипел я, давая парню вновь услышать мой голос. Может он напугает его и он одумается, пока не поздно.
Но мне не стоило забывать, зачем я первоначально сюда пришел. Живот заболел в очередной раз с двойной силой. Я взревел, но быстро заставил себя замолчать. Теперь я посмотрел ему в глаза. Они были красивые. Красивые – даже не то слово. Может, я просто давно не видел других людей, может любые глаза покажутся мне красивыми, не важно.
Я отстранился, и он увидел моё нагое тело. Взвизгнув, он сильно сжал глаза.
- Смотри. – велел я ему. Меня забавляло наблюдать за его эмоциями: смущение, страх, волнение, тревога. Он выражал каждую эмоцию так мило и так игриво. Верно, он испытывает меня. Может, провоцирует? Может инвалидность извела беднягу и он искал простой способ проститься с жизнью?
Свой рой мыслей я сопровождал жадным поглощением пищи, приготовленной парнем, которая убывала с невиданной скоростью. От этого желудок болел еще сильнее, но вкус еды во рту был неповторим.
Что ж, мальчик сделал свой выбор.
Почувствовав насыщение, я решил вернуться к задуманному. Парень сидел с вновь опущенными глазами и, видимо, до сих пор в шоке. Мне нравился его вид. Я встал, подошел, одним сильным толчком придвинул его кресло-каталку к стене и прижался к нему, прильнув к сладенькой шее. Как ни странно, но он ничего не молвил в ответ.
- Тебе нравится это? – спросил я, смеясь ему на ухо.
- Меня зовут Казуки. Ты не скажешь мне своего имени?
- Я не знаю его. – Все равно, моё имя ему ничего не даст, наивный. – Казуки значит? Ты очень красивый, к твоему несчастью.
Парень снова промолчал в ответ. Взглянув на его лицо, я увидел только грусть. Я не разбираюсь в человеческой психологии, но эта эмоция была тут неуместна. Он должен боятся меня.
- Почему ты так спокоен? Ты не понимаешь кто я? - я сжал свою руку на его шее. - Не будь идиотом! Лучше веди себя идиотом, это будет интереснее. - его молчание. Игнорировать вздумал? Я сжал руку еще сильнее. Как смог. Я уже говорил, что тело моё слабо с рождения. Глупый путь я выбрал с такими физиологическими особенностями, верно? - Ты кашляешь, Казуки, тебе трудно дышать. Ты хочешь, чтобы я тебя убил? Жизнь разочаровала тебя? Ты так молод, а уже инвалид? - я смеюсь и опускаю свою голову к его парализованным ногам, целую их, слегка покусываю, опускаю свою голову на уровне паха, смотрю ему в глаза и ехидно улыбаюсь. - Милый, я же тебе понравился. Хочешь меня? Расскажи мне, как люди это делают? Моя жизнь обошла меня стороной. Я не знаю таких вещей. - а ты по-прежнему молчишь. Тогда я расстегиваю ширинку и ласкаю тебя ртом. Действую по интуиции и движения мои грубы. Я сам груб и груба моя интуиция. - Хах, ты бы отдал все, чтобы твое тело могло чувствовать сейчас, правда? Жалко. Я старался, а он не встал. - я бросаю своё занятие и поднимаюсь. Я прислоняюсь к его уху. - А знаешь, от чего я возбуждаюсь? Знаешь, что мне нравится? Знаешь, почему я это делаю? Знаешь, что будет дальше? Знаешь, как я жил? - я завел правую руку за спину и в ней блеснуло лезвие. - Мне понравилась эта штучка. Я сомневался, но услышать крик немого - пик удовольствия для таких как я. Казу, ты знаешь кто я?
- Знаю. - этот ответ вонзился в меня острым кинжалом. - Ты - преступник, Ма-на-бу. Не бывает ненаказуемых преступлений, не остается безнаказанных преступников. - острый кинжал вонзился в меня с этим ответом.
Забрать мне тебя с собой или оставить? Я не успею насладиться твоими муками. Это все был спектакль? Кто ты, парень в коляске?
- Я твоя первая жертва, братик. Первая и последняя. - ты схватил мою руку и пырнул себе в живот.
И опять темнота. Интересно, увижу ли я еще свет? Хотя демонам место во тьме. Я снова нащупываю свои рога. Бред. Наверное, там где сейчас ты очень светло. Странно, это было так быстро. А теперь я опять впадаю в сон. На этот раз длинною в бесконечность.
Теперь я дома.


Я сыт по горло злыми людьми, я становлюсь подобным им.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Маленький ублюдок (NC-17 - Manabu/Kazuki [Screw])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz