[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Red Insane (R - J/Sugizo [Luna Sea])
Red Insane
KsinnДата: Четверг, 26.09.2013, 21:30 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Red Insane

Автор: Aki Kida
Контактная информация: vk

Фэндом: Luna Sea
Персонажи: J/Sugizo
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Романтика, POV
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Покупка очередной милой сердцу безделушки закончилась для Джуна Оносэ необыкновенной встречей, которая вскружила ему голову и заставила голос разума замолчать.

Посвящение:
Сугизо

Примечания автора:
писался с фотки. вылезло это. оно странное.
 
KsinnДата: Четверг, 26.09.2013, 21:34 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
гл.1

Гладкая лаковая поверхность с едва ощутимыми царапинами приятно холодили кончики пальцев, быстро и изучающе пробегающиеся по стенкам старинной деревянной шкатулки. Никаких мудреных вензелей, ярких картинок или секретов – обычная шкатулка с ярко-красной как мякоть спелого арбуза бархатной обивкой внутри. Темно-коричневый корпус и тонкие черные полоски на крышке, образующие рамку.
- Я куплю ее, - проговорил я, поглаживая края старинной вещицы. Продавец улыбнулся, одобряя мой выбор, и принял шкатулку из рук, чтобы упаковать ее в приятно шелестящую и пахнущую цвета кофе с молоком жесткую бумагу. Я спокойно ожидал, неторопливо пробегая глазами по другому товару, выставленному на витрине, на несколько секунд задерживаясь на жемчужном ожерелье, состоящем из расположенных в шахматном порядке перламутровых бусин. «Просто, но превосходно!» - мысленно оценил я, но тут плавный и безмятежных ход моих мыслей прервал звонок колокольчика, оповещающего о приходе другого гостя. Я повернул голову в сторону мелодичного звука, чтобы узнать, кто же еще кроме меня мог облюбовать подобный крохотный магазинчик со старинными диковинами. По правде говоря, я ожидал увидеть школьника по ошибке заглянувшего не в ту дверь, однако посетитель меня поистине поразил. Я стоял, боясь пошевелиться, потому что думал, что этот мираж исчезнет от одного моего неверного движения.
За тяжелой дубовой дверью показалась она... Рыжие волосы, стриженные каскадом и достаточно сильно начесанные, торчали в аккуратном безобразии, подчеркивая тонкое безумно притягательное бледное лицо без единого изъяна с томно опущенными густо накрашенными серо-черными тенями веками, изящным римским носом и тонкими губами цвета спелой малины. На длинной шее покоилось огромное количество бус из белого жемчуга разной длины, какие-то из нитей переходили на грудь и спускались до самого живота... Кстати о груди... Ее не было... На неземное создание была надета длинная черная кофта в очень крупную сетку, что больше не закрывала, а открывала худое тело с такой же синюшно-бледной кожей как и на лице. И это тело определенно принадлежало мужчине. Спустя мгновение, я заметил-таки выпирающий кадык и окинул взглядом нижнюю половину туловища, облаченную в кожаные расклешенные штаны, обтягивающие стройные бедра, отметил явно не принадлежащий прекрасной половине тела бугор пониже пупка, и ко мне пришло осознание истины. «Это мужчина!» - пораженно подумал я, а существо обратило свой взгляд на меня, удивленно вскидывая тонкую бровь. «Я сказал это вслух?» - напряженно подумал я, пытаясь всеми силами скрыть неловкость, и теребил галстук, больше похожий на шахматную доску – в черно-белую клетку.
Тонкие губы изогнулись в язвительной усмешке, и парень (да, все-таки это парень) потерял ко мне интерес.
- Что-то еще, господин Оносэ? – из подсобного помещения показался продавец. – О! Господин Сугихара! Ваш заказ готов, сейчас-сейчас! – пробормотал продавец и закопошился под прилавком.
- Вот пожалуйста, осмотрите тщательно! А вам, господин Оносэ, что-то еще нужно? – повторил он, после того, как вручил небольшой сверток Сугихаре.
- Нет, спасибо! – пробормотал я, украдкой подглядывая, что же хотел приобрести тот парень. А он уже пристально разглядывал небольшой японский кинжал с нефритовой ручкой. Перехватив мой взгляд, он тут же опустил густо накрашенные ресницы и спросил продавца:
- Документы на него?..
- Да, да, все как всегда, как и положено! Я вижу, вам он пришелся по душе? Сейчас я его уберу и принесу документы, - и продавец снова скрылся. Я, не желая оставаться с этим созданием, которое отчего-то заставляет меня задыхаться от одного сурового взгляда блестящих карих глаз, отправился в машину, прихватив с прилавка свою тщательно упакованную шкатулку. Я чувствовал на себе непонятный взгляд, но с трудом заставил себя не поворачивать голову.
Только выйдя за дверь, я облегченно выдохнул и с наслаждением затянулся. Тот парень, Сугихара... Даже осанка, походка, повороты головы, взгляд – казались мне чуть ли не королевскими. Жарко. Я расстегнул пару пуговиц моей черной рубашки и ослабил узел моего шахматного галстука.
- Духота! – протянул мягкий вкрадывающийся прямиком в душу голос. Я обернулся. Рыжее безумие стояло позади меня и, недовольно морща нос и щурясь, оглядывало ярко-голубое небо без единого намека на облачко. Затем он вытащил помятую пачку из заднего кармана штанов и похлопал по остальным в поисках зажигалки.
-Вот черт! – ругнулся он и наткнулся на мои глаза с любопытством изучающие его с головы до ног. На него хотелось смотреть безостановочно, чтобы его образ намертво вгрызся в самую подкорку. Я молча протянул ему железный прямоугольник, тот принял его у меня и чиркнул колесиком о штанину. Признаться, сам так люблю делать.
- Ментоловые? – спросил он у меня, возвращая зажигалку и шумно втягивая воздух. Я сначала не понял, что он имеет в виду, но потом, когда до меня дошло, кивнул. От ментолового Marlboro я так и не смог отвыкнуть. –Спасибо, - произнес он делая глубокую затяжку. Я кивнул, и мое любопытство-таки прорвалось:
- Почему именно кинжал? – Сугихара расхохотался.
- А что по-твоему это должно быть? – произнес он, кашляя и отплевываясь от дыма. Когда он улыбался, он очень мило морщил нос, а его глаза превращались в тоненькие ниточки с кучей морщинок по углам. Глядя на него, я тоже улыбнулся:
- Ну, если на тебя взглянуть, то подумаешь, что ты бы купил скорее кольцо, браслет или колье. Ну не как не кинжал!
- Внешность обманчива, - краешком рта улыбнулся Сугихара. – Оносэ? Я правильно запомнил? – спросил он, а мое сердце пропустило удар. От того, что он просто назвал мое имя? – Оносэ, у тебя классный цвет волос, - внезапно произнес он, смахивая тонкой изящной рукой с длинными пальцами мою белоснежную челку с глаз. Рука мягкая...
- Кхм, да, вот, решил высветлить волосы.
«Боже, что я несу! Надо заканчивать этот разговор, иначе я просто покажусь идиотом!»
- Ладно, мне пора, - Сугихара как будто читал мои мысли. – Прощайте, господин Оносэ! – на прощание он одарил меня пронизывающим взглядом с непонятной искоркой, сел в машину и уехал.
Я постоял немного на крыльце, затем вернулся в лавку.
- Дайте мне, пожалуйста, вон то жемчужное ожерелье!

гл.2

**
Я вертел в руках отливающую перламутровым блеском штуковину, не понимая, по кой черт она мне сдалась. Скорее, она могла представиться на тонкой белоснежной шее Сугихары, чем на моей. В машине я ее еще немного разглядывал, затем убрал в новую шкатулку, закинув ее на заднее сидение. Сегодня я должен присутствовать на важной встрече, которую устроила компания отца. Бросив взгляд на часы, я понял, что наш частный самолет рискует улететь без меня, поэтому прибавил газу.
**
Дурацкий смокинг заставлял чувствовать себя деревянной куклой, ярлык накрахмаленной рубашки неприятно елозил по загривку, спесивые отцовские партнеры сводили зубы от отвращения. Я с трудом заставлял себя растягивать губы, если не в приветливой, то хотя бы нейтральной улыбке, ловко лавируя в толпе парадных пиджаков и вызывающих платьев с бокалом ненавистного мне шампанского, который мне успел сунуть в руку очередной деловой партнер. Отец беседовал с каким-то высоким господином в терракотовом костюме и идеально зализанными волосами. Если я не ошибаюсь, то с ним сегодня должны были заключить контракт.
- Джун! Подойди! – позвал меня отец, его громкий голос легко прошел сквозь какую-то негромкую и скучную музыку. Я покорно побрел к нему, оставив бокал на подносе мимо проходившего гарсона.
- Познакомься, Джун, - я на секунду потерял дар речи, когда выловил в толпе идеально уложенных хвостов, кос и налаченных деревянных кудряшек приближающуюся к нам лохматую рыжую гриву. – Это мой деловой партнер, господин Сугихара, - тут я окончательно перестал что-либо понимать, глядя не на мужчину, а на парня в этой же кофте в сетку и кожаных штанах с густо накрашенными глазами. Вот только сегодня кофта была не на голое тело, а одета поверх обтягивающей черной майки с тонкими бретелями.
- А, это мой сын, господин Оносэ, Джун. Его зовут Юнэ и у него отвратительно вздорный характер, - бросил господин Сугихара-старший, проследив за моим взглядом. Юнэ медленной и грациозной походкой приблизился к нам, улыбнувшись мне и подмигнув.
- Сын? – мой отец тоже растерялся, но быстро пришел в себя. – Ох, если бы это была девушка, то я бы мечтал о такой невесте для Джуна, - попытался он неловко пошутить, но получил от меня резкий толчок в бок. – Впрочем, давайте перейдем к делу, если вы не возражаете.
- Не возражаю, - ответил Сугихар-старший, отворачиваясь от сына и напряженно шаря глазами по залу. Нашарив пробегающего мимо официанта, он забрал у него бокал с золотистой пузырящейся жидкостью и залпом осушил, проговорив, как бы извиняясь:
- Вечно он заставляет меня краснеть, простите. Он как раз собирался нам сыграть. ВЕДЬ СОБИРАЛСЯ? – выделяя последние два слова, произнес он, пристально глядя на Юнэ.
- Да, папа, - невесело усмехнулся он и развернулся, даже не глядя на нас с отцом.
- Сейчас сын господина Сугихары исполнит для нас небольшое произведение. На скрипке! – торжественно объявил кто-то, а Юнэ уже стоял на небольшой сцене со скрипкой необычной формы в руках – абсолютно прозрачный корпус с черным ободком, и блестящим черным лаковым грифом. Юнэ поклонился под шелест скупых аплодисментов и поднял смычок, предварительно плавно описав им круг, словно делая размах. Как только смычок коснулся струн, меня словно обдали кипятком, когда эти неземные звуки проникали в мои уши, казалось, что они бьют током по всему телу, доходя даже до кончиков пальцев. Он стоял, слегка покачиваясь в такт музыке с полуприкрытыми веками, изящно двигая кистью с зажатым между тонкими пальцами с черными ногтями смычком. Я не знаю, что он делал со своей скрипкой, но в середине плавной и нежной мелодии внезапно, он начал извлекать из инструмента звуки, словно вспышки молнии, заставляя сердце щемить непонятно от чего. Я чувствовал, что не могу оторвать взгляда от этой хрупкой фигуры, стоящей на сцене и своей игрой переворачивающей мою душу. И я долго не мог понять, почему все хлопают, потому что он уже закончил играть и скромно кланялся, а мелодия все еще продолжала играть у меня в голове. А Юнэ уже неторопливо спускался, и я обратил внимание на его высокие тонкие шпильки.
Хотелось сказать «Богиня», но он был мужчиной. Хотелось сказать «Бог», но он был слишком порочен. Это читалось в его непокорных темных зрачках, когда он кидал презрительно-насмешливый взгляд на своего отца, и вызывающий на остальную публику. Я погладил пальцами по ожерелью, которое было намотано на мое запястье в два слоя, длины хватило только-только. Но почему-то я не хотел расставаться с этой вещью, сам не зная, почему. Сейчас я понял, что оно напоминало мне о Сугихаре.
**
- Выродок! – зло выплюнул Сугихара-старший, отвешивая, Юнэ звонкую оплеуху. – Позорище! Что ты о себе думаешь?
Публика тут же оставила свои прескучные разговоры и с жадностью голодных гиен стала вслушиваться в разгорающийся бешеным пожаром скандал. Юнэ придерживал краснеющую щеку ладонью и скривился в усмешке.
- Я думаю, что я вправе сам решать за себя! – тихо, но отчетливо произнес он и тут же получил новый удар по второй выставленной щеке.
- Щенок! С чего ты решил, что ты можешь творить подобное! Во что ты вырядился сегодня? Да и всегда ходишь как пугало! Убить тебя мало! – выкрикнул отец Сугихары, и вокруг неприятно зарезала слух идеальная тишина.
- Джун, отвези Юнэ в гостиницу, - велел мой отец, решительно направляясь к разошедшемуся мужчине, и положил руку ему на плечо.
- Достаточно! – шепнул он. – Дамы и господа! – громко заговорил он, обращаясь к гостям. – А сейчас прошу обратить ваше внимание на чудесный зимний сад, который открыт сегодня специально для вас! Пройдемте, прошу вас, - и мой отец ловко увел навострившую было уши толпу за собой, захватив и тяжело дышащего отца Юнэ.
- Поехали, куда мне тебя отвезти? – я потянул его за рукав. Юнэ отвернулся.
- Все равно, - буркнул он.
-Где вы остановились? Я отвезу тебя... Или нет... Все-таки лучше не туда, - я замялся. – Тогда... Тогда я отвезу тебя в отель, где мы остановились с отцом?
- Все равно, - резанул тихий отрешенный шепот мой слух, и я, тихо вздохнув, повел его за руку как маленького, от этого краснея как девчонка. Ладонь Юнэ была холодная и очень мягкая.
- Скрипка! – он вырвал свою руку и, звонко цокая каблуками, отправился за своим инструментом.
- Пошли! – тут уже он схватил мою ладонь и потянул за собой к лестнице. В голове тут же все взорвалось фонтаном искр.

гл.3

**
- Ну, кто первый пойдет в душ? – нервно спросил я, сверля взглядом полированную поверхность тумбочки. Сугихара сидел в кресле, прикрыв глаза.
- Иди первый, я после, - отозвался он, не размыкая век.
- А почему я? – попытался возмутиться я, но попытки сопротивления были раздавлены.
- Я хочу сейчас побыть один.
«Хочу побыть один. А в душе, будто ты не один?» - думал я, забираясь в прохладную кабинку и включая теплую воду.
Свободных номеров в гостинице не оказалось, так что пришлось его тащить в свой люкс. В машине он ехал молча.
- Отец бесится, когда что-то идет не так, как он хочет! – пояснил он по дороге до гостиницы, когда молчание стало слишком утомительным.
- Поэтому ты ведешь себя так? Рядишься во что-то непонятное? – уточнил я, пытаясь не отвлекаться от дороги.
- Сначала да, а потом втянулся как-то. Да и здорово не быть, как все, - задумчиво протянул он, колупая ногтем крышку бардачка.
Остальной путь мы проделали в тишине, потому что я не знал, что ему сказать. Читать нотации или поддержать... Он уже большой мальчик, и мои слова все равно ничего не изменили бы.
Я долго смотрел на запотевшую ручку крана, как баран на новые ворота. С Сугихарой наедине мне было ужасно неловко, а сейчас мы в одном номере... Встряхнув головой, я подставил лицо под освежающие тоненькие струйки душа и с наслаждением провел ладонями по лицу, смывая все мысли вместе с мыльной водой. Внезапно меня словно громом поразило – я услышал знакомые, щемящие душу звуки. Я стоял завороженный, а на глазах, смешивались с водопроводной водой соленые капли, настолько прекрасна была эта музыка.
Я насколько мог быстро вымылся, закутался в черный махровый халат и вышел, все еще окутанный с ног до головы волшебными нотами. Сугихара стоял около окна со скрипкой в руках. Лица его было не видно, а смычок порхал по струнам. Он чуть обернулся, когда услышал, что я вошел. Было поздно, света он не зажег, поэтому в оконном проеме лишь мелькнул его профиль с по-королевски вскинутым подбородком. Он не стал прерываться, а доиграл эту чарующую мелодию, пока я стоял и таял от божественных звуков. Последняя пронзительная трель, и, наконец, он обернулся. Я не мог из себя выдавить ни слова.
- Я заметил тогда, что тебе понравилось, - улыбнулся он, бережно убирая инструмент в футляр.
- Это... Я слов не могу подобрать. Они слишком банальны, чтобы описать мое состояние, - честно признался я. Сугихара смущенно опустил глаза, а я готов был поклясться, что он порозовел! Но темнота скрывала наши лица и оставляла в распоряжение наших глаз лишь силуэты.
- Душ свободен, - я включил торшер и подсветку, нарушая молчание, снова неловкой паузой повисшее в комнате.
- Да, я иду сейчас, - отозвался Сугихара, недовольно щурясь и осторожно, чтобы не смазать аккуратный макияж, потер уголок глаза.
- Там полотенце и халат, - бросил я, отворачиваясь и садясь в кресло.
- Спасибо, - прошелестело сзади меня, и Юнэ ушел в душ. Я сидел и слушал, как в ванной комнате шумит вода.
**
- Эй, Джун! – услышал я тихий вкрадчивый голос и почувствовал, что кто-то меня настойчиво трясет за плечо. Я открыл глаза, и тут же перед ним возникло лицо. Его я узнал сразу, вот только... Ни грамма косметики, волосы, имитирующие взрыв рыжего фейерверка, прямые и красиво рассыпаются по плечам, сам он одет в такой же халат. Такой домашний, такой милый, что сердце сжалось от того, что я просто хотел взъерошить ему волосы.
- Ты заснул прямо в кресле, - Сугихара выпрямился. Сейчас он был похож скорее на котенка, чем на диву.
- Эээ... Правда? – ничего лучшего сказать, я придумать не мог. – Ты голодный? – опомнился я. Юнэ помотал головой.
- Давай закажу что-нибудь? – продолжал настаивать я.
- Не, не хочу, - он все больше и больше напоминал мне ребенка. Все-таки внешность обманчива. Снова это сводящее с ума молчание.
- Тогда... Спать? – неуверенно предложил я.
- Ага! – я не мог понять, чего он от меня хочет, потому что, он как-то совсем выжидающе на меня смотрел.
- Точно! Пижама!
**
Я проснулся от того, что захотел пить. Кувшин с водой стоял в подобие гостиной, где на диване спал Юнэ, поэтому, отчаянно зевая и нашарив тапки, мне пришлось подняться. Юнэ не спал, на диване лишь валялось скомканное одеяло. Балкон был открыт, и сильный ветер колыхал белоснежный тюль так, что он походил на парус. Сугихара стоял и курил, облокотившись на перила.
- Замерзнешь! – зачем-то сказал я, подходя к дверному проему. Сугихара не ответил. Тогда я подошел ближе, оказываясь совсем за его спиной. – Эй! –позвал его я, а он только дернул плечом. – Юнэ! – произнес я, кладя ему руку на плечо. Он повернул голову, и я увидел его темные глаза, в которых плескалась отчаянная грусть. Сжьежившийся от пронизывающего ветра, обхвативший себя руками за плечи, с грустными каштановыми глазами Сугихара выглядел таким несчастным, что я, сам не осознавая, что делаю, обнял его со спины и крепко прижал к себе, чувствуя, как на мое тело от его передается дрожь. Странно, но он не сопротивлялся. Тогда моя голова легла к нему на плечо. Так мы простояли пару минут.
- Ну и зачем это все, - раздался хриплый от холода голос. Сугихара повернул голову и с интересом рассматривал мое лицо, будто впервые видел.
- Тебе же холодно было, - отбил подачу я.
- Я тебе что, баба какая-то? – возмутился он, пытаясь вырваться, но держал я крепко.
- Я могу неправильно это понять! Джун, отпусти! – в голосе появилась новая странная нотка, но мой сонный мозг не понял, что она означала.
- И что тут понимать надо? – лениво зевая, отозвался я.
- Так, как это может понять гей, - глядя на меня, отчетливо произнес он.
- А ты гей? – не без интереса поинтересовался я.
- Да, - помолчав, ответил он. – Пусти.
-Неа, - заявил я, крепче стискивая его за талию.
- Даже так? – я почувствовал горячее дыхание у себя на губах, и легкий поцелуй, который тут же и прервался. Вместо ответа, я придержал его за щеку и притянул его к себе, осторожно целуя. Дыхание Юнэ сбилось, а рот чуть приоткрылся, давая возможность моему языку протолкнуться глубже, попутно успев пройтись по нижней губе. У меня самого сердце выстукивало бешеный ритм, но остановиться я уже не мог, когда это хрупкое изящное и безумно красивое тело вело себя так податливо. Я прикусил его губу, когда рука Сугихары мягко коснулась моей щеки, очертила линию от виска до подбородка и потерялась у меня в волосах.
- Ты... – выдохнул он, когда я все-таки отстранился от его губ, чтобы развернуть его лицом к себе и снова прижать одной рукой за поясницу, а другой поправить его падающие на лицо медные пряди. Не дав ему продолжить, я снова затянул его в безумный поцелуй, а он, перестав сопротивляться окончательно, начал покусывать кончик моего языка, и отвечать с такой страстью, что я сам не заметил, как вжал его в перила, а он уже чуть свешивался, не выдерживая моего напора. Его тяжелое сбивающееся дыхание было сродни той музыке, которую он играл мне до этого, так же било по нервам. Когда мое колено оказалось между его ног, я почувствовал его возбуждение.
-Джун, - прошептал Сугихара, тогда я без слов отстранился и за руку повел его в спальню. Странно. Воздух уже давно нагрелся, а его ладонь была до сих пор холодной. Он молча и покорно шел за мной, но когда мы подошли к кровати, он опрокинул меня на нее, а сам устроился сверху, расстегивая на мне пижамную рубашку.
- Вау! Пирсинг? – воскликнул он, когда оголил мою грудь, и, едва касаясь, провел по животу рукой. Я выдохнул, и тогда он коснулся языком небольшого колечка у меня в соске. Он вкусно причмокивал и оттягивал его, заставляя меня вцепиться ему в волосы и выгнуться. Я не выдержал и перевернул его, сам садясь сверху. Я быстро избавил его от мешающей мне пижамной рубашки, покрывая поцелуями скулы, щеки, шею, оставляя алые следы на белоснежной коже под ключицами.
- Не съешь меня! – простонал Юнэ, когда я особенно сильно впился зубами ему в плечо. Тогда я сладко поцеловал его, чувствуя, что теряю последние остатки самообладания.
- Джун... – этот хриплый стон, вырвавшийся из его губ, когда я начал посасывать его сосок. Самообладание потеряно напрочь.
Я грубо вжимал его в кровать, чувствуя, как он откровенно трется о мою ногу. Скорее всего, он тоже не думал, что творит, судя по его безумному блеску в глазах.
Далее в моей голове все смешалось. И вырывались только отдельные куски, которые с трудом могли сложиться в цельную картину. Горячее дыхание, опаляющее мне плечо, когда я обнимал его и целовал за ухом. Встречные толчки бедрами, когда я в безумном ритме двигался в его теле. Умопомрачительные изгибы его тела, выпирающие тазовые косточки, торчащие ребра, когда его спина дугой прогибается в экстазе. Тонкие полюбившиеся мне ключицы. Мои руки не пропустили ни одного сантиметра, и я уже изучил все его слабые места и самые чувствительные точки. Этот рыжий сатана извивался подо мной и стонал так, что надолго меня не хватало. Однако, сладкие стоны и сводящее с ума придыхание «Джууун», действовало на меня не хуже, чем афродизиак. Поэтому я загорался еще и еще, как, собственно говоря, и он. Это была безумная ночь, поглотившая в себе шелест шелковых простыней и скрип дубовой кровати, вкупе с моим тяжелыми вздохами и с жалобным поскуливанием Сугихары, когда уже на другие звуки у него не оставалось сил.
**
Я с трудом открыл глаза и улыбнулся, когда увидел, что со мной рядом лежит Юнэ и прижимается ко мне. Я приобнял его и чмокнул в висок, от чего он тут же завозился и засопел. Я тихонько хихикнул, потому что Суги сейчас был точь-в-точь, как котенок. Котенок в моей постели разомкнул веки.
- Доброе утро! – поприветствовал я его, а он тяжело вздохнул, обхватил меня руками и уткнулся лицом в грудь.
- Доброе! – пробурчал он, не смотря на меня.
-Доброе! – согласился со мной третий голос. Я в диком испуге нашарил глазами отца, который стоял с широко распахнутыми глазами от шока.
- Пап, ну ты же сам говорил, что мечтал бы о такой невесте для меня! – растерянно выдал я, не зная, что еще сказать.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Red Insane (R - J/Sugizo [Luna Sea])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz