[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Life like dance (NC-17 - Карю/Кей, Карю/Тсукаса [D'espairsRay, Diaura])
Life like dance
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:28 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Life like dance

Автор: Kirie-sama

Фэндом: D'espairsRay, Diaura
Персонажи: Карю/Кей, Карю/Тсукаса, Зеро, Хизуми.
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст, POV, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
-Жизнь подобна танцу. Какой же танец твой?

Примечания автора:

Это для тех, кто не знает. Но он скорее как промежуточный персонаж будет.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:28 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Пролог
//Так скажем, предыстория всего.//

POV Karyu

Сигарета. Одна. Вторая… Я давно сбился со счета. С того дня я стал больше курить. Если продолжать в том же духе, табачный магазин нехило на мне обогатится. С каждым наступлением ночи это удушающее чувство все сильнее, а сигарета в пальцах дрожит всё больше. А правильно ли я поступил? Я больше всего не любил расставания, особенно, когда это приходилось делать мне. Днями продумываешь разговор, а в конце концов невнятно мямлишь оправдания и в конце дежурное «прости». Я всегда всё продумываю до мелочей прежде, чем принять решение, но почему же у меня так дрожат руки, а сердце так болезненно сжимается от чувства вины?
На часах стрелки уже вздрагивали на цифре 2, и тут мои мысли прервал стук в дверь. Поспешно потушив сигарету в пепельнице и оставив там окурок, я оторвался от окна и пошел открывать дверь. Пара оборотов, пара щелчков и дверь послушно поддалась, пуская гостя в квартиру. На пороге стоял Зеро. В такой поздний час? Зеро был вожделением многих мужчин и женщин, но сам он неразборчиво трахал любого мужчину. Одна ночь, один секс. Он никогда не привязывался к партнеру, даже сексом, ну а в любовь он просто не верил. Вульгарный, успешный, уверенный в себе, независимый, похотливый, пошлый – в этом весь Зеро, и именно это и привлекало в нем многих. Попытка завоевать его сердце была бессмысленной, но это ещё больше подогревало интерес. Запретный плод сладок? Зеро стоял напротив, широко улыбаясь, в черном, не до конца застегнутом пальто и, как обычно, без шапки. Закатив глаза, я усмехнулся и закрыл за ним дверь.
-Снова ходишь по улице, в чем мать родила. – хмуро проконстатировал я, помогая ему снять пальто, но сразу добавил. – Странно, что ты пришел, я думал, ты будешь в клубе, как обычно.
-В клуб я хожу только по одной причине, а сегодня эта причина не хочет работать. – раздраженно ответил мне друг и пошел в гостиную.
-Устройство барахлит, мистер совершенство? – я усмехнулся, но понимая, что этот вопрос был глупым.
Зеро на вопрос не спешил отвечать, а просто взял плед, лежащий на кресле, и плюхнулся на диван, подогнув под себя ноги и сильнее кутаясь в теплый плед. Он однозначно был подавлен, причем очень сильно, хотя это бывало крайне редко, а если быть честным, таким я его видел только несколько лет назад. Очень давно. Начать первым разговор я не решался, поэтому просто опустился на стул и стал терпеливо ждать. Зеро уставился в одну точку, осторожно теребя край пледа. И куда пропал всегда уверенный в себе Зеро? Но прервать молчания мне не хотелось. Не смотря на легкомысленный характер, Зеро был сильным человеком, не только физически, но и морально. Увидеть его в таком состоянии подавленности можно крайне редко, почти никогда. Я всегда восхищался этим качеством, и в своей ситуации хотел быть таким же сильным морально.
-Така, скажи, ты веришь, что падшая звезда исполняет мечты? – неожиданный вопрос застал меня врасплох, более того, таким образом он ко мне обращался крайне редко. Обычно Карю. Просто Карю.
-Все верят… - начал было я, но не находил нужных слов, однако, задумавшись, добавил – Вообще, скажу просто, мне хотелось бы верить, что это правда.
-Не удивительно, - протянул Зеро, лукаво улыбнувшись, добавил. – Секс-то у тебя когда был?
-Ты неисправимая скотина. – сухо ответил я, несильно пнув друга ногой и усмехнувшись. Поправив футболку, я молча встал и направился на кухню, чтобы сварить себе кофе.
Ожидаемых глупых реплик не последовало в спину, чему я немного удивился, но особого значения не придал. Из всех напитков я предпочитал кофе. Горячая обжигающая жидкость сейчас казалась мне более уместной, нежели напиться в клубе до помутнения рассудка, как каждую ночь делал Зеро. Вот и сейчас мы находились в одной квартире, но в полной тишине, ибо нам даже не о чем было друг с другом поговорить. Единственное, что слышалось в этой тишине, так это звонкий стук ложки о стенки чашки, даже телевизор не был включен.
-Карю, - до меня донесся голос друга, но я не отзывался. – Карю, послушай, со мной что-то не то? Может, я болен? Ну, знаешь, всякое там бывает. Переутомление, например.
-Ты вообще о чем? – я, наконец, выбрался из кухни, держа в руках чашку с дымящимся кофе, и, присловнившись к косяку двери, спросил. – Что случилось?
-Сегодня все было как обычно: выпивка, парни, музыка, атмосфера. Ну, всё, как я люблю, ты же понимаешь, - я утвердительно кивнул головой и, оторвавшись от косяка, вернулся на излюбленный мной стул. – Но все не так. Я не чувствую того кайфа, как было раньше. Всё как в дешевом порно: отсосали – кончил, выставил – трахнул – кончил. Всё так пресно, я не знаю, что делать.
-Это забавно, теперь мне можно над тобой злорадствовать, - широко улыбаясь, ответил я, но заметив яростный взгляд друга, осторожно добавил. – Послушай, может тебе нужно какое-то разнообразие в сексе? Ну, знаешь, постоянный секс – это хорошо, но такой постоянный, как у тебя, может наскучить и стать обыденным.
-И что ты мне предлагаешь? – возмущенно воскликнул Зеро, вздернув левую бровь. – Может, мне принять пост о воздержании?
- Это вряд ли у тебя получится. Твоя сила воли треснет под напором твоего каменного стояка, - на столь ярое возмущение друга я только усмехнулся. – Попробуй несовершеннолетнего? Говорят, тела школьников такие несформированные еще и довольно сексуальны.
- Я похож на извращенца? – Зеро вспыхнул просто, как свечка.
- Учитывая, что у тебя встает на все, что движется, - задумавшись, парень добавил, - то думаю, что да.

- У меня встает не на всех! – немного подумав, басист тихо добавил, - на женщин у меня не встает, например.

- Это ты сейчас кому соврал? Мне или себе? – обхватив горячую чашку двумя руками, я изумленно уставился на друга и задумчиво протянул. – Вспомни прошлое лето, а среднюю школу, а университет и …

- Хватит! Это просто было небольшое разнообразие, - вздохнув, Зеро откинулся на спинку дивана, устало прикрыв глаза.

- …которое тебе не понравилось. Я в курсе. Еще в школе ты так яро хотел доказать себе, что не гей, а сейчас даже не скрываешь этого, а наоборот подчеркиваешь, - отпив немного кофе, я добавил. – Ты кажешься таким простым на первый взгляд, а вообще тебя хрен поймешь.

- Да, я такой, - лукаво улыбнувшись, Зеро вылез из-под пледа и встал с дивана. – Слушай, Така, я, пожалуй, пойду.

- Куда? – но вопросы отпали сами собой, когда я увидел, как друг нервно чешет затылок. Эту привычку за десять лет я изучил досконально. – Твоя неработоспособность продлилась не долго. Иди, круши своим стояком все на своем пути.
Зеро хотел было съязвить, но понимая, что это довольно глупо, то не удержался и рассмеялся. Я все также сидел, уткнувшись в свою чашку, поглядывая на друга, и на заливистый смех лишь улыбнулся. Зеро вылетел из гостиной, кинув на прощание «Можешь не провожать. Приятной ночи!». Через полминуты дверь в прихожей громко хлопнула, а я продолжал сидеть, размышляя над пожеланием друга. Приятной ночи… Пфф. Она пройдет, как и все другие. Я поставил чашку на стол, встал со стула и подошел к окну, провожая взглядом своего друга, весело спешившего, думаю, в очередной клуб. Хотел бы я так же не цепляться за людей и просто иметь секс на одну ночь. Но мне этого не достаточно. Зеро посмеялся бы надо мной, но не в сексе счастье. Я, наверное, слишком романтичен. Уже на автомате рука тянется к пачке сигарет, извечно лежащей на подоконнике. Обхватываю фильтр губами. Сейчас ты бы сказал: «Фууу, Така, ну, только не в комнате.» Чиркнула зажигалка, обхватывая пламенем кончик сигареты. Но ты уже не скажешь. Я давно сам всё прекратил. Делаю глубокую затяжку. «У нас всё равно не было будущего» - мысленно успокаиваю я себя. Щурясь, выпускаю дым. Как же всё запутано и сложно. Лениво слежу взглядом за парочкой, гуляющей тихой ночью. В Токио скоро наступит весна. Как новая жизнь. Может, послушаться Зеро и забить на все, начать все заново? Действительно, жизнь продолжается. С каждым такое случалось, что теперь, убиваться чувством вины? Пфф… Не в моем стиле. Я начинаю новую жизнь. Жизнь без тебя.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:28 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Dirty dance
-Расслабься, Тсу. Мы же в клубе, а не на интервью. – смеясь, похлопал его по плечу рыжий, высокий парень, который, кажется, чувствовал себя среди этих ритмов явно в своей тарелке. Чего нельзя было сказать о хмуром драммере, который мрачно наблюдал за всей это колышущейся толпой. Не любил он такие места и, если бы не эта назойливая шпала, он бы здесь и не появился, тем более в таком «подвальном» клубе. Кстати, где эта шпала? Тсукаса оглянулся, но Карю уже и след простыл, снова затерялся где-то в толпе.
-И что мне теперь делать? – недовольно буркнул драммер себе под нос и резким движением развернулся на стуле к бармену, заказав виски с колой. Пока бармен выполнял заказ, Тсу вновь бросил взор на танцующую массу людей, уже готовый привычно усмехнуться, как его взгляд приковала к себе пара в центре – его рыжий изящный гитарист и какой-то парень. Тсу казалось, что они не танцуют, а трахаются на танцполе: страсть, похоть, желание – все это явно витало вокруг них. Колено Карю проскальзывало между худых ног парня, создавая имитирующие движения. На губах незнакомца играла хитрая улыбка, он оплел руками плечи гитариста, ловко соскальзывая на грудь. Глаза Карю закрывала прядь рыжих волос, но по его закушенной нижней губе было понятно, что в предвкушении чего-то, как минимум удовлетворяющего это дикое желание.
-Не знаю, что между этими двумя, но вот так они танцуют только друг с другом – насмешливый знакомый голос возник над ухом Тсукасы. – Кстати, этот парень с ним – Кей. – добавил Зеро, смотря за тем, как рука Карю на пояснице резким рывком притянула парня к себе, подаваясь бедрами навстречу.
-Черт возьми, Зеро, а ты что здесь делаешь? И мне совершенно нет дела, кто этот парень. Карю развлекается, мне-то что?
-Ну-ну, - усмехнулся Зеро. Тсу лишь отстраненно кивнул, слушая друга в пол уха.
Всё увиденное раньше просто ушло на второй план, когда Карю, швырком развернув парня к себе спиной, надавил ему на плечи, с силой пройдясь до поясницы напряженными пальцами, заставляя прогнуться. Блондин покорно внимал его рукам, разводя стройные ноги, по которым прошлись изящные руки Карю, сжимая плотную ткань…
― Так вот по каким забытым богом местам ты ходишь, ― с издевкой посмотрел на басиста Тсу. Зеро рассмеялся, наклоняясь к нему:
― Тут сам себя забудешь, поверь… ― облокотившись о стойку, он, вновь не открываясь, стал наблюдать за совокупляющейся парочкой.
― Я курить, ― бросил Тсу и, с неким трудом скоординировав свое движение, быстро устремился к выходу.
«Как они умудряются танцевать в таком положении? И кто вообще этот парень?» ― крутилось в его голове, в то время как где-то справа он услышал конфетти из женских голосов:
― Ты видела, как они двигаются? ― тихий смех и чирканье зажигалкой, ― я думала, что кончу только от этого, ― слившийся звонкий смех стал напрягать слух.
― А я хочу пригласить Кея на танец. Но боюсь...
― Твою мать, ― ляпнул Тсу вслух на робко произнесенное и уже знакомое имя, прервав этим восторженное щебетание.
С кислым лицом прикончив сигарету, он поспешил вернуться назад, окунаясь в мягкое течение звуков. Недавние страсти закончились, место Зеро рядом пустовало, ну замечательно вообще. Тсу сел обратно у барной стойки и уже было хотел сделать заказ, но...
― Может... потанцуем? ― приятный голос хорошенькой девушки отвлек от собственных мыслей.
― М.. Ты мне?
― Да, ― кивнув, она улыбнулась, подходя ближе, ― пойдем?
― Детка, я не танцую, я тут пью. И пытаюсь расслабиться, ― вспомнил он наставление друга, который, черт возьми, где-то шлялся. Не в его намерениях было обидеть эту милую девочку, но и танцевать он бы точно не пошел… ― В другой раз, ― мягко улыбнувшись, добавил он, ― обязательно, ― девушка натянула расстроенную улыбку и, кивнув, исчезла из поля зрения.
― Я лично прослежу, чтобы в следующий раз ты потанцевал с ней, ― поверх стакана Тсу смотрел тот самый белобрысый парень.
― Серьезно? ― на вопросительно изогнутую бровь тот пояснил:
― Отказывать нехорошо, говорю. Дурной тон.
Кей, как назвал его Зеро, и про которого он уже успел наслушаться, смотрел несколько насмешливо, через стул от него. Тсу не знал, почему не заметил его раньше и где несчастный до его персоны друг, но обещал себе проехаться по этому поводу при возможности.
Вблизи он был еще более занимательным зрелищем: светлые пряди, чувственные губы, низкий голос и такие поучительные речи. Тсу помрачнел, вспоминая, как еще недавно он изгибался в руках рыжего гитариста.
― Да, я смотрю, ― задумчиво покусав губу, протянул Тсу, ― сам ты образец добродетели.
― Разве нет? ― прищурившись, Кей повел плечом. ― Это всего лишь реггетон, ― он выглядел невозмутимо, держа в руках пустой запотевший бокал.
― Тебя нагнули на танцполе…
― Раз для тебя это так дико, ― подавшись вперед, выдохнул Кей, ― что ты тут делаешь?
― Хотел бы я знать, ― честно отозвался Кенджи, выпрямляя спину. Заметив приближающуюся фигуру друга, махнул рукой, привлекая внимание, ― Карю, друг.
― Вы уже познакомились, ― Карю переводил взгляд с одного на другого, ― ты не терял времени зря, Тсу, ― облокотившись на стойку возле Кея, насмешливо ухмыльнулся.
― Да, знаешь, ― Тсу медленно поднялся, стараясь не показывать своего раздражения ― пока ты прохлаждался, мы неплохо провели это время.
-Все так и было – с усмешкой подтвердил блондин, переводя взгляд на Карю, расплываясь в наглой ухмылке. – Така, это, кстати, наша песня. Пойдем? – не успел Тсу опомниться, как этот самодовольный тип ловко перехватил гитариста за руку и потащил в центр танцпола, бросив на Тсу насмешливый взгляд, отдаваясь в руки партнера.
«Така? Какого черта он зовет его Такой? Даже я себе больше этого не позволяю. Что их связывает?»
-Ты чего такой грустный? – на соседний стул плюхнулся Зеро с какой-то миловидной девушкой рядом, обнимая ее за талию.
-Я домой. – резко бросил в ответ Тсу, вставая со стула, подхватив куртку. Бросив на стойку крупную купюру за виски, даже не попрощавшись, быстро ушел из бара, провожаемый недоумеваемым взглядом Зеро.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:29 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Dead hope
-Тсукаса, ты просто изверг собирать нас после вчерашнего, - вместе со звуком открывающейся двери по комнате разлился недовольный стон гитариста.
-Пить меньше надо, - усмехнувшись, буркнул под нос Зеро.
-И тебе привет, - кивнул в ответ драммер, мельком глянув на часы. – Не прошло и 2 часа, как ты пришел.
Гитарист в ответ показательно скривился и застонал, плюхаясь на диван рядом с басистом, который любовно перебирал пальцами струны.
-Ну, мы все здесь, - раздался голос вокалиста, вошедшего в комнату. – Показывай, что ты там написал.
-О, ты песню написал, - моментально оживился до этого изображавший умирающего лебедя гитарист.
Тсу кивнул и передал им листы с текстом. Он заметно нервничал, кусая губы. Наконец, он заметил одобрительные кивки.
-Знаешь, отлично, - одобряюще кивнул Карю, широко улыбаясь. От сердца сразу отлегло – он оценил.
-Согласен, сильный текст, - подтвердил Хизуми. – Можно попробовать.
Зеро так же одобрительно закивал.
-Это может быть стоящей вещью, - гитарист уже держал в руках свою белую красавицу, подкручивая колки. – Я хочу над ней поработать.
-Рад, что вы оценили, - благодарно кивнул, - У меня дома есть кое-какие соображения по поводу музыки, но тебе. Думаю, виднее. – Тсукаса увлеченно наблюдал, как пальцы гитариста ловко скользя по грифу гитары, но тут же прервался – раздался диссонансный звон мобильника Карю. Откладывая гитару, Карю ловкими пальцами выудил телефон из заднего кармана джинс, тут же поднося трубку к уху, улыбаясь.
-Я скоро буду… Нет, я уже свободен. Да, я помню, что я тебе обещал вчера. Нет, у меня были дела. Через полчаса я буду весь твой, покааа… - не слушая дальше истерические вопли в трубке, поспешно выключил телефон, поднимая виноватый взгляд на одногруппников, но больше на Тсукасу.
-На этом всё? У меня просто дела… Я обещал с Кеем встретиться.
Образ Кея моментально всплывает перед глазами Тсукасы. Светлые волосы, надменный взгляд, насмешливая, чуть кривая усмешка. И этот взгляд в сторону Карю. Слишком явный и хищный, чтобы его можно было оправдать простым дружеским интересом.
Тсукасу буквально трясло от ярости, но он лишь кивнул.
-Да, на сегодня всё.
-Отлично! – довольно заулыбался Зеро, убирая свой бас в чехол. Кажется, никто и не заметил бурю эмоций, готовой разразиться в его душе. Мир продолжал жить. Карю же уже был одет и, кивнув привычное «Всем пока!», скрылся за дверью, оставляя Тсукасу наедине со своей ревностью и отчаянием.

POV Tsukasa
«Если человек идиот – это надолго. Если любящий идиот – навсегда» - грустно размышляю, глядя сквозь окно неприметной кафешки в пелену дождя. С каких пор я стал следить за тобой? С того самого момента, как ты сказал, что мы расстаемся или с того дня, как увидел тебя с ним? Чего ты добивался, Тсукаса? Хотел узнать, с кем он? Узнал? Тебе легче? Как же…
Мои шпионские игры за тобой увенчались успехом – я теперь знаю, с кем ты проводишь большую часть времени, я знаю каждый твой шаг. Только что мне это дало? Самое обидное, что чаще всего, это не один и тот же человек. Это разные люди. Вчера я видел тебя с Кеем. Вы мило прогуливались по улице, ты периодически обнимал его за плечи, а он тепло улыбался тебе и что-то рассказывал. А три дня назад я видел вас в кафе. А сколько я ещё всего было, пока я не следил? Почему все твое безобразное поведение не вызывает злости? Почему я не могу просто тебя возненавидеть?
Хотя.. Во всем стоит винить только себя. Тебе было меня мало? Я был недостаточно внимателен? Не умел успокаивать твои пьяные истерики и утешать? Прости, что я умел только любить.
Наконец, мое ожидание увенчивается успехом – в поле зрения появляешься ты, следом, конечно же, он. Вы о чем-то оживленно беседуете, а ты радостно смеешься. Как же тошно. Минут пять вы курите, продолжая что-то обсуждать, потом вы вдвоем отправляетесь в неизвестном направлении. Руки неуловимо дрожат, и почему-то легонько стучат зубы, а внутри все скрутило узлом, и даже дышится прерывисто, болезненно. И тем не менее иду следом. Далеко идти не пришлось, доходите до первого попавшегося клуба-ресторана. Ты снова ему улыбаешься и вы скрываетесь внутри. Выждав несколько минут, захожу следом. Сжимаю пальцы в кулаки, аж костяшки белеют, а перед глазами пляшут картинки, как вы сидите за одним столиком, самым дальним, у окна. А я подхожу к барной стойке, оттуда лучше всего видно. Заказываю двойной неразбавленный виски. Мне уже плевать, что будет завтра. А картинки продолжают травить душу. Как ты улыбаешься, глядя на него исподлобья. Внимательно его слушая, мечтательно смотришь в сторону, и просто невозможно не хотеть сейчас поцеловать твои приоткрытые губы, самые желанные и сладкие на свете. Нет, он не держит тебя за руку, и вообще не прикасается, но все равно больно.
Надо прекращать травить душу. Самое разумное сейчас развернуться и уйти подальше, постараться не думать и, главное – не сидеть в такой опасной близости от тебя. Но мозг явно отвергает все спасительные сигналы. Я упорно продолжаю следить за вами.
Вот блондин снова оказывается в твоих руках, так умело скользящих по его телу, твои губы чуть приоткрыты, на них играет лукавая улыбка, а он подается к тебе, подталкивая подальше от толпы и ближе – к стене. Следующая картинка – вы уже сплелись у стены, ты настойчиво ласкаешь его тело, Кей не сопротивляется, напротив, полностью отдается тебе. Сердце ухнуло куда-то вниз. Когда-то ты так же ласкал только меня, а я поддавался твоим прихотям, отдавал тебе всего себя. Свое тело. Но, кажется, я умудрился отдать тебе намного больше.
Не в силах больше смотреть на это, выбегаю из клуба. Память услужливо стерла, как я оказался в каком-то баре-забегаловке. 5 стакан виски, 7 сигарета – и все равно это не заглушает той внутренней боли, прожигающей все внутри. Темный бар почти пуст, а я так вообще сижу в дальнем углу, никем не замечаемый, медленно напиваюсь и вспоминаю, где я ошибся. С какой стороны не посмотри: виноват только я, один единственный.
Надо было иногда слушать тебя, смотреть в любимые глаза и видеть в них не только свое отражение, но и то, что в глубине.
Неожиданно понимаю, что по лицу катятся слезы. Вот только этого мне не хватало – пьяного рева. Зло тру щеки, но ничего не помогает, чертовы слезы льются все сильней и сильней, грудь давит от рыданий. Как девчонка, как плаксивая девчонка…
Опрокидываю в себя залпом ещё один стакан, но облегчение не приходит, во рту остается только соленый привкус моего горя.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:29 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
The fatal mistake
POV Tsukasa
Прошлая слежка меня так же ничему не научила. Я продолжил свои шпионские игры. Вот сегодня я снова сижу «в засаде». Наконец, появляешься ты, оглядываешься по сторонам, достаешь мобильник, видимо, смотришь время. Ты нервничаешь. Направляюсь за тобой. Наконец, ты останавливаешься, а, соответственно, и я недалеко. Прислоняешься к спиной к стене, оглядываешься по сторонам. У тебя определенно здесь встреча. Вот только с кем? Снова с этой белобрысой выскочкой? А вот и виновник торжества, так сказать… Юнец, лет 17, улыбчивый брюнет, подбегает к тебе и бросается тебе на шею, ты счастливо улыбаешься, обнимаешь его в ответ, пару каких-то вопросов, ты берешь его за руку и уводишь. Куда же? Ресторан? Клуб? Рановато по времени. Нет, не может быть… Ты ведешь его к себе домой. Кажется, у меня совсем крыша съехала на почве ревности. Знаете, как это бывает? Раз и все. И ты уже безумец. «Этого просто не может быть, он же совсем ребенок.» - твержу я себе. А сердце болезненно сжимается. Какая разница, что он ребенок? Он может вот так просто к тебе прикасаться, броситься на шею и крепко прижать к себе, а я нет. А я уже не знаю, что мне можно, а что нельзя. Я теперь уже теперь уже «третий лишний» в этой идиллии.

Вместе с раскрытой дверью раздается звон колокольчика и в кафе ввалились что-то громко обсуждающие двое мужчин – один высокий, рыжий, другой явно намного ниже его, брюнет. Пройдя к ближнему столику возле окна, Карю тут же заказал кофе, продолжив свой рассказ.
-Нет, ты представляешь, ему всего 18, а он уже мечтает стать звездой. Я думал, он меня с ума сведет, этот Аки. Хорошо, что он у меня всего на день был. Сегодня он уже отправился к своему старшему брату. С меня хватит таких детей. Ты бы видел, как он повис у меня на шею с криками «Йошитака-кун!» на всю улицу – Карю демонстративно изобразил похожую радость - Ты вообще представляешь такую наглость в нынешней молодежи? Никакого уважения.
Оживленный разговор и веселый смех прервал неожиданный телефонный звонок. Даже не глядя, кто это, Зеро бодро ответил на звонок:
-Моши-моши? Что?! – лицо его резко поменялось и помрачнело. – Сейчас будем. Мы тут с Карю недалеко. Угу. Пока.
-Что случилось? – лицо Карю так же выражало беспокойство. – Кто это был?
-Хиз. Тсукаса вдрызг пьяный. Как бы делов не натворил, не хочется лишний раз извиняться за это чудо. – уже поднимаясь, кивнул Зеро, -Здесь недалеко.
-Ого, а ещё даже не ночь. – с усмешкой кивнул гитарист, поспешно выходя вслед за Зеро.

Войдя в клуб, они решили разделиться, все-таки так быстрее искать. Карю, в попытках дозвониться, косился вокруг на всех и каждого, пытаясь найти глазами горе-пьяницу. И с чего ему так приперло нажраться именно сегодня, именно сейчас выдернуть из уютного кафе и планов на ночь?
Всем было весело, даже несмотря на то, что люди давили друг другу ноги и задевали локтями. Но, похоже, только Карю был в претензии, и, почувствовав чужие пальцы, раздосадовано дернул плечом, оборачиваясь.
-Полагаю, ты за нашим общим знакомым пожаловал?
Перед ним вырисовался знакомый блондин – Кей. Руку он убрал и теперь стоял рядом. Карю хмуро кивнул:
-Где он?
Блондин равнодушно кивнул себе за спину, погладывая на рыжеволосого гитариста, который, видимо, не планировал зависать тут.
-Твою мать, - проследив за движением руки Кея, Карю, наконец, увидев своего горе-лидера, восседавшего за барной стойкой. Даже на расстоянии можно было заметить множество рюмок возле него. И девушек. Конечно, куда же мы без внимания. Даже тот факт, что мы вдрызг пьяны, нам не помешал.
-Раньше он напивался так? – нарушил молчание Кей.
-Настолько и в одиночестве – редко, - спокойно и как-то поникшим голосом ответил Карю, заметив, как Зеро уже подоспел к нему и они с Хизом пытаются его уговорить уйти. – Терпения мне. – Карю сделал пару шагов вправо и, вздохнув, пошел в нужном направлении, а Кей молча направился за ним. Непонятно зачем, наверное, из скуки или просто почувствовал, что Карю нужна поддержка.
-Тсу, - Карю, кивнув Хизу вызвать такси, склонился над другом – тебе на сегодня хватит.
Драммер, отлепившись от какой-то девицы, широко улыбнулся, схватив рыжеволосого за руку.
-Ка-а-арю, - он глупо улыбнулся. – Ты так долго шел, что я тут уже заскучал, - протянул тот, намекая на свою компанию. Карю, обернувшись, посмотрел на Кея, который, насмешливо усмехнувшись, пожал плечами, мол, сам видишь.
-Я с Зеро, а Хиз ждет нас на улице.
Лицо драммера вмиг сменило выражение, заметив, кто стоит рядом.
-А ты какого черта тут? Что, спелись, да? – Карю и Кей переглянувшись, снова бросили взгляд на Тсукасу, несущего пьяный бред. – Ой, вот не надо так смотреть. Я что, не прав, вот скажи мне, не прав? – язык у мужчины заплетался, у остальных троих на лицах промелькнула даже секундная растерянность.
-Карю, а где же вчерашний брюнет? А? – пошатнувшись от того, что резко поднялся, Тсу схватился за стул. – Где он? Сегодня, я вижу, ты отдаешь уже предпочтение этому белобрысому, а кто будет завтра? Знаешь, что… - Тсу приблизился к Йошитаке вплотную, смотря на плотно сжатые губы, - тебе трудно представить, чего мне стоит каждый раз его видеть с тобой – ткнув пальцем в сторону Кея, он говорил медленно и зло, цедя каждое слово.
-Хватит. – резко оборвал его Кей. – Заткнись и прекрати молоть чушь.
Зеро чувствовал, что ситуация накаляется и пора сворачивать всё это в ускоренном темпе.
-Тсу, ты сам потом пожалеешь от того, что несешь, - он попытался оттянуть друга за плечи, но тут же встретил сопротивление. – Тсу, прекра…
-Нет, я ещё не всё сказал… - перебил его пьяный лидер.
-Пусть выскажется,. Ну, же! Давай, говори. – холодно процедил Карю сквозь зубы, едва сдерживая раздражение.
-Ооо, а я скажу. Ты никогда не думал о других. Тебе всегда было плевать, что чувствуют другие. Конечно, лишь бы ты был счастлив. Ведешь себя как шлюха. – Зеро было дернулся к Тсукасе, но Карю остановил его едва заметным движением руки. – Меняешь людей, как перчатки. Вчера один, сегодня другой, завтра – третий. А что чувствуют другие – тебе плевать. Не пора остановиться и заметить кого-то рядом? Как ты можешь играть людьми? Помнишь ты ещё, что такое любовь? Ты – равнодушный эгоист. Эгоист и шлю… - резкий рывок и острые костяшки Карю прошлись по скуле Тсукасы, мотнув голову мужчины в сторону. Налетая на барную стойку спиной, тот в нее рукой, другой снося бутылки, со звоном разбившиеся об пол. Поднялась суматоха, раздался женский крик.
-Прекрати истерику. Противно. – с отвращением и злостью на лице выпалил Карю.
Кей присвистнул:
-А вот это был перебор.
Хизуми, пробравшись, наконец, сквозь толпу, замер, смотря глазами на творящееся вокруг.
-Черт! Вы совсем с ума посходили?! Какого черта вы творите? – В растерянности он смотрел то на Карю, то на Зеро, который помогал подняться другу, отрешенно озиравшемуся вокруг, словно не понимая, что происходит.
Так ничего больше и не сказав, Карю резко развернулся и поспешил к выходу из клуба. Засунув руки в карманы джинс, за ним поплелся Кей.
Тсукаса уже стоял на ногах, правда с поддержкой Зеро и Хиза. В ладони впились осколки стекла, а на лопнувшей, припухшей губе выступила кровь, на что тот не обратил никакого внимания. Мысли были только об одном – он сказал слишком много тому человеку, которого меньше всего хотел обидеть.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:29 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Falling
Нет ничего хуже, чем просыпаться от разрывающей головной боли. Разве что более паршивым можно считать состояние, когда предпочитаешь лежать и умирать от похмелья, чем возвращаться в этот мир, который, несомненно, хуже.
Открываю глаза и сперва ничего не могу понять, где я, черт возьми, нахожусь хотя бы. Через секунду осознание – мой дом. Ещё через миг – вспышками события, ты, он, клуб, обильная выпивка… Хотелось бы все забыть, но саднящая губа услужливо не дает этого сделать.
Пожалуй, я ошибся – хуже, чем просыпаться с похмелья, может быть ситуация, когда ты вдобавок к этому не помнишь половину вчерашнего вечера.
Собираюсь с силами и поднимаюсь с постели. Прохладный душ с силой бьющий тугими струями по телу понемногу возвращает в гребанную реальность, давая возможность, но отнюдь не желание, мыслить.
Всё напрасно, Така, всё это зря и ни к чему.
Я могу напиваться изо дня в день, меняя жизнь на алкоголь. Я могу взращивать ненависть к тебе в своем сердце, холить и лелеять. Я могу найти себе сотни любовников любого пола, внешности и характера.
Я могу погрести себя под работой, полностью занимаясь только группой, любимым делом, посвящая себя только лишь ему, да так, чтобы ни сил, ни времени не оставалось думать о чем-то другом. Я все могу сделать. Но это бесполезно, пустая трата времени и сил.
Потому что все, что я хочу – быть любимым тобой.
Я сделаю ещё одну попытку. Последнюю. Прямо сегодня. Без лишних эмоций, без жалости к себе и тоске о прошлом. Я попробую ещё раз.
И если ты разрешишь остаться, приложу все силы, чтобы вернуть твою дружбу и уважение – на эту жизнь мне хватит, ведь даже твое присутствие – это так много.
Ну, а если прогонишь… Буду учиться жизнь без тебя. Жил же как-то до. Значит, буду и как-то после.
Вот именно, что как-то.
К черту , все к черту! Решаем проблемы по мере их поступления.
От принятого решения неожиданно становится легче, я решительно закручиваю воду и выхожу из душа.
А если тебя нет дома? А если ты будешь не один? А если…? Стоп, хватит ныть. Всегда поражался людям, которые заранее переживают о том, что ещё не произошло. И Вот, пожалуйста – жизнь наказала, сам стал таким же.
Звонок в дверь. В ответ – тишина. За дверью так же ни звука. Значит, ещё не вернулся.
Закуриваю очередную сигарету, закидываю ногу на ногу и нервно болтаю одной в воздухе. Уже более двух часов сижу под твоим подъездом, а тебя всё нет. Мы много репетируем, ты сильно устаешь, весь такой изнеможденный в последнее время, что сил нет смотреть. Даже если ты сейчас придешь из чужих объятий, хочется прикоснуться к твоей шее и шептать все накопившееся нежности, которым не было выхода в последнее время.
Тихие шаги выводят из раздумий, поднимаю глаза и вижу в нескольких метрах от себя тебя, точнее – твой силуэт. Ты стоишь не двигаясь, в темноте не видно выражения твоего лица, но я знаю, что ты рассматриваешь меня, и сердце ухает в пропасть, а в душе разливается липкий страх.
Докатился… Я боюсь тебя, самого любимого человека на свете. А страх все больше сжимает. Ничего не выйдет, не получится, ты усмехнешься в обычной манере и попросишь уйти с дороги..
-Привет, Кенджи. – неожиданно теплые нотки в голосе, делаешь шаг вперед, попадая в полоску света, и я чувствую, как ужас отпускает – ты улыбаешься, тепло и нежно, как не улыбался мне давно. Я сглатываю, пытаясь выдавить ответное приветствие.
Говорить не хочется, сейчас бы просто обнять тебя, надеясь, что ты все поймешь без слов, мечтая, что ты не оттолкнешь. Но надо.
Скованно улыбаюсь, любуясь тобой, мои самым дорогим сокровищем. «Любимый, любимый мой», - шепчет сердце.
Даже если ты сейчас накричишь, прогонишь, развернешься и уйдешь, я все равно самый счастливый на свете. Самый счастливый дурак. Ну и пусть.
-Почему ты сидишь здесь? – тихонько шепчешь. Почему шепотом, Така?
-Извиниться хотел. За вчерашнее. – честно отвечаю .
На секунду прикрываешь глаза, судя по всему, вспоминаешь «вчерашнее».
-Пойдем. Нечего тут стоять.
-Пойдем. – маленькая победа, сам пригласил в дом. Значит, есть шанс поговорить.
В лифте едем молча, старательно не смотрим друг другу в глаза. Этажи мучительно сменяют друг друга.
-Така, я хочу извиниться, - ты стоишь спиной ко мне, делаешь чай, и так даже лучше, потому что страшно смотреть в глаза в ожидании реакции, вполне возможно нежелательной. Ты внимательно слушаешь. – Думал, что не смогу так. Не смогу делить тебя со всеми. Но я ошибся – на самом деле я не могу без тебя. И я прошу… Прости за вчерашнее.
Ты молчишь и не двигаешься, и я уже не рад, что не вижу твоего лица. Что ты чувствуешь сейчас? Что ответишь мне? Но тишину ничто не нарушает, и я продолжаю говорить, искренне и от чистого сердца.
-Я люблю тебя и хочу любить всегда. Я не представляю жизни без тебя. Просто будь со мной… Хотя бы иногда, когда самому этого захочется. Ведь будет хотеться, ну хоть изредка, правда же?..
Время замерло. Где-то в комнате тикают часы, ведя отсчет секунд, но я точно знаю, что оно стоит, не дышит и, как и я, ждет приговор – твой ответ.
Наконец твои руки вздрагивают, ты продолжаешь делать чай, и только выговариваешь:
-Кенджи, ну что ты такое говоришь? Идем в зал.
Выдыхаю… Смертную казнь пока отстрочили, но ещё не отменили.
Заходим в гостиную, я дергаю шнурок на торшере, чтобы комната озарилась слабым светом. А ты настолько погружен в собственные мысли, что, наверное, и не заметил, что мы в темноте. Медленно садишься на пол, как ты любишь, и я сажусь рядом, неотрывно вглядываясь в любимые черты. Таким измученным, худым и усталым я не видел тебя за все годы, что мы работали вместе. Надо заставить тебя сходить к врачу хотя бы… Но это позже.
Однако, молчание затягивается.
-Така, ответь мне, - возвращаю тебя в реальность, и ты, словно очнувшись, поднимаешь на меня тяжелый взгляд.
-Ты вчера назвал меня шлюхой.
От неожиданности дергаюсь, пугаясь, что разговор сейчас сворачивает не туда. Но ты совершенно прав – да, назвал.
-Я так не думаю. Сам не знаю, что на меня нашло, - и это снова чистая правда. Хотя звучит как жалкое оправдание.
-Ты давно так думаешь. Вся твоя ревность, скандалы, молчаливые обиды – явное тому доказательство. И самое неприятное, ведь ты совершенно прав. Я – действительно настоящая шлюха.
Это ложь, но почему-то все равно так больно это слышать, когда самый чудесный прекрасный человек на свете такое на себя наговаривает.
-Нет, это не так, - решительно отвечаю, сжимая кулаки, словно вся сила, вложенная в руки, делает мой ответ более убедительным. – Ты просто не такой, как все. Но в этой перемене виноват только я один.
Поднимаешь на меня удивленный взгляд.
-Это беда многих пар: однообразие, быт… Многие устают друг от друга, расходятся спустя много лет. Но это история не о нас. Если тебе нужно много партнеров, я смирюсь в этим, привыкну, вот увидишь . – произнося это, понимаю, как больно, черт побери, но ничего, я справлюсь. – Больше никаких сцен. Я обещаю. Тебе не придется это терпеть.
Ты молчишь, наверное, ошеломлен таким ответом. А я смиренно ожидаю вынесения приговора. Наконец тишина обрывается, как лопается чрезмерно натянутая струна.
-Мне все равно придется терпеть тебя, Кенджи. Придется терпеть, потому что, когда с тобой рядом человек, его можно либо любить, либо терпеть. Третьего не дано.
Звон битого стекла. Грохот рухнувшего мира. Оглушительная тишина пустоты.
Но я смотрю на тебя, и мне становится легче. Потому что ты врешь, откровенно лжешь, и это отлично видно. Ты любишь меня и сейчас мучительно страдаешь из-за собственных слов. Я же знаю тебя.
- Ты любишь меня, Така - озвучиваю свои мысли тихо и медленно, ласково, чтобы ты осознал, что я понимаю это, точно знаю, чтобы прекратил по-детски вредничать и спорить со мной.
- Ты ошибаешься, я не люблю тебя. Раньше любил, а теперь не люблю. Все прошло.
Браво, Така, очень убедительно! Вот только актер из тебя, блин, херовый вышел, танцуешь ты и то лучше! Почему голос дрогнул на последней фразе, раз все прошло, а?
Ну как, как, скажи мне, выбить из тебя эту дурь? В чем причина твоего глупого жестокого упрямства. Протягиваю руки, чтобы приобнять тебя. И тут твоя реакция выбивает меня из колеи, хотя пора бы ко всему привыкнуть.
Грубо отталкиваешь, как-то даже возмущенно взвизгнув, на твоем лице отражается злость и брезгливость:
- Не трогай меня!! Не смей!!!
Стою и смотрю ошарашено, даже не опускаю рук. Что это было?..
- Я ухожу, Кенджи. Навсегда.
Это звучит какой-то чужой голос, не имеющий к нам никакого отношения. До меня даже не сразу доходит суть сказанного. А когда все же доходит…
Опускаю руки и смотрю, как ты устало прикрыл глаза, как ты облегченно выдыхаешь, явно радуясь тому, что смог это сказать.
А я усмехаюсь. Навсегда… Скажешь тоже, Така.
Сейчас очень хочется расплакаться, встать перед тобой на колени, целовать руки и просить прощения за все, что я тебе сделал, что вынуждает тебя теперь поступать так. Я чем-то обидел, где-то поступил неправильно, но готов все-все исправить, ведь не может же быть поздно. Ведь нам дано любить только раз, а значит нельзя так запросто потерять это чувство.
И я не делаю ничего. Потому что точно уверен, что не поможет, а потеря остатков гордости в твоих глазах не сделает легче ни мне, ни тебе.
Звучит как-то гротескно твое "я ухожу", ведь ты у себя дома, и, значит, уйти должен я. Просто ты выбрал более мягкий оборот, не желая говорить "пошел вон".
- Твое решение окончательное и не подлежит обсуждению? – сухой вопрос, вместо разрывающих рыданий, вместо одной слезы, которая горше сотен иных, вместо криков, рвущих барабанные перепонки и душу.
- Да. Именно так, - холодный ответ, такой же льдисто-прозрачный, как слово "навсегда", когда его произносят тихо и без пафоса.
И все же я не пойму, зачем ты это делаешь. Интересно, а ты понимаешь?
- Ты сам понял, что сделал? – почему-то я совершенно спокоен и, словно в каких-то рабочих делах, обычном деловым тоном уточняю, во всем ли я правильно разобрался. - Ты же предал. Меня. Нашу любовь. Така, ты предатель.
Поразительно, но ты улыбаешься. Йошитака, ты что, рад? Ты этого и добивался?
- Ты не прав. Нельзя предать то, чего уже нет. Ты вчера кричал мне, помню ли я ещё, что такое любовь? Да, помню. И я любил тебя, больше жизни любил. Но этого больше нет. Я не люблю тебя, Кенджи.
Еще одна большая ложь. Но их за сегодня столько уже было, что впору прекращать обращать внимание.
И впервые за долгое время я понимаю, что не чувствую боли. Нет, моя любовь не была тобой добита. Нет, я не перехотел быть с тобой.
Просто сегодня, когда наконец нам обоим удалось поговорить спокойно, я абсолютно четко понял. Ты любишь меня, хотя по непонятным причинам не хочешь быть со мной. А я люблю тебя, и потому отпущу, раз ты так этого добиваешься. Но если захочешь вернуться, всегда приму назад. И пусть кто-то скажет, что у меня нет гордости.
Уже стоя на пороге, вспоминаю об одном деле.
- Карю.
- Да? – тихий голос, боишься, что начну опять и вновь чего-то добиваться? Или наоборот – надеешься на это? Напрасно. Причем напрасно в любом случае.
- Сходи к врачу. Ты очень плохо выглядишь, бледный и похудел сильно. Сходишь?
- Схожу.
- Обещаешь? – со всеми детьми так надо, требовать, напоминать, уговаривать.
- Обещаю.

Дверь тихо закрывается за спиной, и я медленно спускаюсь по лестнице, почему-то игнорируя лифт.
Надо о многом подумать, много осмыслить, привести в порядок чувства.
Навалившаяся сейчас странная апатия скоро пройдет, и мне будет плохо, тяжело, больно привыкать жить. Жить отдельно от тебя. Но не без тебя. Ты ведь не можешь запретить себя любить, а я и пробовать не стану.
Сейчас, меряя шаги в обратную сторону от тебя, от твоей жизни, мне вспоминается, как часто в романах пишут: "За спиной осталось его прошлое". И понимаю, что горе-писатели опять глупость наваляли, не зря я книги не люблю. Ну, или может не глупость, но, по крайней мере, точно не обо мне, потому что любовь остаться в прошлом не может. Она либо есть, либо ее никогда не было.
Йошитака, Така… Ты моя жизнь, мой свет. Ты весь во мне, а я весь в тебе. Нельзя быть по отдельности одному целому, когда оно неделимо.
Уходит он. Еще и навсегда. Выдумщик.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:30 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Black Waltz
…Март неприветливо встречает холодом и промозглой сыростью. В памяти всплывают наши теплые посиделки в этом кафе, словно контраст тем промозглым осенним дням, но я отмахиваюсь от этих мыслей. Ты определил наши отношения, работа и ничего больше. Зачем тогда провоцировать болезненные неудобные ситуации? Пусть все так и останется.
Легкие фортепианные звуки достигают моего слуха, возвращаюсь в реальность, как и в тот день - mother's journey, Yann Tiersen. Конечно, как же, ещё бы мне не узнать. Я знаю эту мелодию лучше любой другой, уж слишком хорошо она въелась мне в память. Даже если сейчас теплый ассоциативный ряд причиняет боль, избавиться от этого я уже не смогу.
…Готовлю кофе, думая, что же подарить тебе на Новый год. Хочется сделать сюрприз. Да вот только что? Вдыхаю, методично помешивая кофе в чашке, как тишину в квартире нарушает мелодия. Такая чистая, светлая, мягкая. Напоминает весну. Слушаешь ее и видишь, как чьи-то длинные, тонкие пальцы практически невесомо касаются клавиш, выводя чистый звук, от которого внутри все начинает трепетать.
Прислоняюсь к дверному косяку с чашкой кофе в руках, ты с чем-то возишься за ноутбуком. Мешать тебе совсем не хочется, но тут ты сам оборачиваешься ко мне, улыбаясь так тепло и нежно, как улыбаешься только мне.
-Что это, Карю? – с любопытством интересуюсь я, кивая на льющиеся из колонок звуки.
-М? - отрываешься от ноутбука, поворачиваясь ко мне с вопросительным взглядом. Боже, какая все-таки милая мордашка. – Это мелодия из фильма «Амели» Ммм… Не помню ее названия, надо посмотреть. – ты чуть морщишься, напрягая память, и так хочется сейчас подойти и прикосновением губ разгладить эту морщинку.
-Красивая. – отпивая кофе, сажусь на диван, наслаждаясь ароматом любимого напитка, и украдкой любуюсь тобой. Вдруг ты резко оборачиваешься, на губах лукавая усмешка, в глазах пляшет огонек – ты точно что-то задумал.
-Тсу, потанцуй со мной.
-М? – от удивления даже переспрашиваю, не послышалось ли мне. – Карю, ты же знаешь, я не танцую, куда мне до тебя и твоей пластики. – пытаюсь отшутиться, продолжая пить кофе. Но ты меня уже не слушаешь и расцениваешь мой отказ как простое упрямство из вежливости и уже вскакиваешь со стула.
-Да брось ты, Тсу. Давай. Я тебя научу. – ловко берешь меня за руку, притягивая к себе, я едва успеваю не расплескать кофе и поставить его на столик, как оказываюсь в твоих объятиях. Положив мою руку себе на плечо, своей скользнул чуть ниже лопаток, беря как на манер девушки.
-Я тебя не съем, расслабься. – ты довольно улыбаешься, вижу, моя неуверенность доставляет тебе удовольствие.
-Ано… Я же не умею.
-Здесь ничего сложного. Счет простой, на раз, два, три. А я веду, - нежно улыбаешься, глядя мне в глаза, и мягко ведешь в сторону, – только ты ведись.
Вроде бы и правда ничего сложного, просто три шага вовремя, успевая за тобой, но я все равно страшно путаюсь в простых движениях. Когда ты рядом так близко, сложно сосредоточиться на чем-то.
-Извини… - смеясь, в очередной раз наступаю на ногу.
-Ничего, а теперь давай по полу? Раз, два, три, раз, два, три… - смеясь, ты продолжаешь свои попытки, а заодно - и мои мучения. – Все, что тебе сейчас нужно – это почувствовать меня. – снова эта по-лисьи хитрая улыбка, ты притягиваешь меня ближе, глядя в глаза. – И не смотри вниз.
Сердце неумолимо выстукивает бешеный ритм, не желая подчиняться твоему простому ритму на три счета. Быть так близко, а тем более смотреть в глаза и того сложнее. Я до сих пор к этому не привык.
-Эй, Тсу! Ты меня слышишь? Вернись на землю, не важно, что внизу, на меня смотри, только я важен сейчас для тебя. – ловким движением руки ловишь двумя пальцами меня за подбородок и поднимаешь голову, тут же запечатляя страстный поцелуй, в момент отстраняясь и лукаво улыбаясь, продолжая вести танец, а я следую за тобой, просто на автомате. Да, Карю, только ты сейчас важен для меня. И сейчас, и потом, и всегда.
Мелодия давно сменилась незатейливой песенкой безголосых девочек, а я, казалось, ничего не слышал. Кофе в чашке давно остыл, а я продолжал сидеть. Мне казалось, что в голове нет мыслей, но при этом перед глазами шел фильм под названием «Мое счастье». Фильм был цветным, но немым, не было слышно ни единой фразы, ни единой мелодии, только оглушающая тишина.
…Вот я, простуженный дурак, выхожу из клуба покурить, забыв даже зажигалку. Вот ты, точнее твой профиль, полуоборот, вопросительно поднятые брови, сбивающая мое сердце с нормального ритма красота.
…Студия, волосы в неаккуратно собранном хвосте, насмешливая улыбка. Ты что-то говоришь мне в оправдание на свое опоздание, виновато улыбаясь. Жаль, что фильм без звука, а то я не помню, что именно ты сказал, а теперь мне никто не подскажет.
…Первый поцелуй, испуг – сначала мой, а у тебя – довольная, лукавая улыбка, в которой можно раствориться. А после – неудержимая страсть, шелковая кожа, прохлада простыней в контрасте с горячими объятиями, пошлые стоны, едва слышный шепот на ухо – я шепчу твое имя, и безудержное «люблю» на выдохе…
И далее – бесконечно много картин моего сна. Просто, самого обыкновенного сна, который так неожиданно закончился, но при этом был таким долгим, что успел поверить в реальность и полюбить ее. Всего лишь на всего сон, потому что устал от меня и не хочешь больше быть моим. Но что же я видел в твоих глазах, Така? Что это было, Карю? Ты все ещё любишь меня, но, по непонятным мне причинам, вредничаешь и упрямишься, словно капризный ребенок. Чего ты этим добиваешься, родной мой? Чего ты добивался этим предательством? Что бы ни происходило, что бы ты не делал – я все ещё люблю тебя. А в душе – тоска. Я скучаю, боже, Карю, если бы ты только знал, как я скучаю…Чего ты боишься? Не думай, что вот так опустил руки, не думай, что я отступлюсь. Я сделаю все, чтобы тебе больше никто не был нужен, чтобы тебе ни с кем не было так хорошо, как со мной. Я слишком упрямый баран, слишком люблю тебя, Карю, я верну тебя, Така, и отпускать больше не посмею.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:30 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
3R
Re:Try
Время шло, я продолжал жить со своей болью, со своей никому не нужной любовью. Я продолжал жить без тебя. По крайней мере, я пытался. И каждая попытка была провальной. Как можно забыть эти руки, эти пальцы, так ловко скользящие по грифу, и так нежно когда-то скользящие по телу, как можно забыть эти мягкие, чуть приоткрытые губы, едва сдерживаясь, чтобы их не поцеловать, а глаза!.. Иногда мне казалось, что в них можно утонуть, как я беззаветно тонул в этой любви. Но все прошло. Теперь мне дозволено тебя видеть только на репетициях, но ты быстро ускользаешь из моего поля зрения сразу после окончания, и на тех редких встречах, когда мы собираемся все вместе, там я могу спокойно любоваться тобой, слышать твой смех и видеть твою улыбку, делая вид, что я тоже счастлив. Жизнь измеряется не количеством сделанных вдохов, а количеством моментов, когда от счастья захватывает дух.
Из размышлений меня вырывает звонок дверь. Вздохнув,я отправил птичку обратно в клетку и поплелся открывать дверь. Пара щелчков в двери и вот я вижу своего незваного гостя – Кей. Настроение сразу пропадает, его я хотел бы видеть меньше всего. Точнее я вообще не хотел бы его видеть. Все тот же надменный взгляд, все та же наглая усмешка.
-Зачем пришел? – в дом даже не приглашаю зайти.
-И тебе привет. – снова эта усмешка. – Поговорить надо.
-О чем?
-О Карю.
Сердце ухает камнем вниз. Что с ним? Ещё вчера я видел его здоровым и довольным. Если бы что-то случилось, он бы сам мне позвонил, не стал бы присылать…этого.
-Я не собираюсь с тобой говорить о нем. – холодно отрезав, показывая, что разговор окончен, захлопываю дверь и прислонясь к ней спиной, глубоко вдыхая. Он пришел поиздеваться? Спасибо, я не хочу это слушать.
Снова назойливый, долгий звонок в дверь. Не выдержав, снова открываю дверь.
-Чего ещё?
-А поговорить придется. Я просто так на тебя время тратить не собираюсь. 10 минут на сборы хватит? Жду тебя внизу. – и с этими словами он развернулся и спустился по лестнице походкой человека, который уж точно никуда не спешит. Я хотел было уже выругаться на него, плюнуть на все и никуда не пойти, но что-то меня остановило, что там, внутри, слабая надежда – а вдруг и правда что-то важное. Аргх, Тсукаса, ты как был дураком, так им и остался. «Влюбленным дураком» - услужливо подсказывает внутренний голос. Да, тебя вот не хватало. Сам разберусь.

-Не мое дело, конечно, но не пил бы ты столько. – недовольно хмыкнул этот белобрысый выскочка, который себе же заказал чашку кофе.
-Мне плевать на твои советы. – огрызнулся я. – Нашелся мамаша меня воспитывать.
-О, Тсукаса, наконец, проснулась твоя воинственная натура, о которой я столько слышал. – Кей начинает в прямом смысле слова радостно ржать, вызывая бурю моего негодования – нашел время. – А то, что тебе наплевать, так подумай о том, что Карю точно не оценил бы твое безразличие к собственной жизни.
Я как раз делаю глоток, потому давлюсь, и в глазах резко начинает щипать.
-А вот ему так точно было бы все равно… - проглатываю подкативший комок.
-Идиот. – насмешливо усмехнувшись, Кей поднес чашку к губам и отпил глоток. – Он любит тебя больше жизни.
-Ага. Так любит, что даже разговаривать со мной не хочет. – непонятно откуда взявшаяся злость прорывается наружу криком. – Я вообще все узнаю от третьих лиц! Хороша любовь!
Тише, тише – Кей успокаивающее, как будто сдаваясь, поднимает руки. – Это не умаляет его любви к тебе. Он светился рядом с тобой. – Кей так улыбается, вспоминая о тебе, что горькая обида тут же отпускает.
-Ты его тоже любишь, да? – спрашиваю тихо. Наверное, раньше я побоялся бы услышать ответ, а теперь уже без разницы. Да и кто, скажи мне, смог бы не полюбить тебя?
-Конечно, он же мой друг. – невозмутимо снова отпивает глоток кофе, осторожно опуская чашку на блюдце. – Тсукаса, у нас с ним никогда ничего не было, вся твоя ревность абсолютно напрасна.
-Что значит – ничего? – тупо уставляюсь на Кея.
-Ничего значит ничего. Мы никогда не спали вместе, если тебе от этого легче. Мы всегда были друзьями, Карю любил тебя. Когда вы расстались с ним, он был в таком подавленном состоянии, что я просто не мог его бросить. Он всегда приходил ко мне и я его развлекал, успокаивал его пьяные истерики и слушал откровения. Чтобы отвлечь его от всего этого, вытащить из этой затяжной депрессии, пришлось таскать его хотя бы по клубам, кафе да или просто гулять. Я думал, это пойдет ему на пользу. Внешне – да, он стал больше улыбаться, делал вид, что все хорошо, но он продолжал любить тебя, я видел это.
Я молчу, пытаясь осознать все, что этот не к месту жизнерадостный дурень рассказал мне сейчас, и все равно не могу поверить, переспрашиваю:
-Что, правда, ничего не было?
-Ничего. – неожиданно он смотрит серьезно, что я сразу верю его словам.
-Я видел вас в клубе… Он.. – мне больно это говорить, а вспоминать эту картину – тем более – целовал тебя, прижимая к стене.
Очередная усмешка. Недовольно хмыкнув, Кей ответил:
-Не поверишь, но тогда он называл меня твоим именем. И в тот вечер он здорово напился. – подперев голову рукой, он продолжил на меня смотреть, видимо, ожидая следующих вопросов, ядовито ухмыляясь.
-Ну что ж… Раз не ты, значит, другие…
-Какие – другие? – Кей неожиданно взрывается. – Идиот ревнивый! Он тебя любит, понимаешь ты это?! Тебя! Только тебя! Не было у него никого!
-Кей, он сам мне говорил. – я устало прикрыл глаза. – Говорил, что я у него далеко не единственный. И ещё говорил, что не любит меня, раньше любил, а потом все прошло.
Произнося эти слова, не испытываю горечи, я так устал, что, кажется, никакие эмоции не смогут всколыхнуть каменеющую душу. Поднимаю взгляд на Кея – он смотрит на меня, как на ученика, который не может понять простейший пример.
-Идиот несчастный. – произносит одними губами, нервно доставая сигарету. Обхватывая фильтр губами, через пару секунд чиркнув зажигалкой у кончика сигареты, сделал глубокую затяжку, выдыхая дым, усмехнулся. – Не думал, что с тобой будет так тяжело.
-Чего ты пришел? Успокоить меня? Спасибо, не надо.
-Я пришел, потому что мне надоело смотреть, как вечерами Карю убивается, пытаясь найти замену тебе хоть к чем-то, но так и не находит. Ему нужен ты, пойми. Это, конечно, ваши дела, но только ты можешь это прекратить. Послушай меня – поднял руку, Кей прерывал возможный поток моих возражений. - Сегодня Карю вечером будет ждать меня в клубе, где ты нас видел в тот раз, но я не пойду. Вместо меня туда пойдешь ты. Ты, может, и не веришь мне, но не пока не проверишь сам – не будешь знать наверняка, верно? – Кей подмигнул мне и, затушив сигарету, откинулся на спинку стула, довольно улыбаясь, видя, что его слова меня точно задели.
-Последний шанс для утопающего? – скептически усмехаюсь, качая головой. – Если он меня любит, почему все отрицал мне? Почему?
-Вот сегодня и выяснишь. – хитро улыбаясь, он развел руками в стороны предоставляя мне свободу выбора.
А ведь он прав. Прав, черт возьми. Меньше всего хотелось принимать помощь от него, но я был в таком отчаянии, что мысленно хватался за любую соломинку, пусть и самую тонкую. Я обещал, что тот разговор был последним. Что больше я не буду перед тобой унижаться и просить, но если все, что говорит он, - правда, то ты не оттолкнешь меня в этот раз. Я верю.

Re:Birth
Громкая музыка, колышущаяся толпа людей, алкоголь. Всё то, что я так не люблю. И ты тоже не любил. Когда-то. Пробираюсь сквозь толпу. Черт, и как мне найти тебя в этом море тел? Ты, конечно, персона заметная, но не настолько же. У барной стойки мелькнула копна рыжих волос. Ура. Маленькая победа. Я тебя нашел. Я всю дорогу продумывал разговор, но сейчас в голове было пусто. Ни единой зацепки, ни единой ниточки, а повторять до боли банальные фразы не хотелось. В один момент мне приходит идея. Безумная на самом деле, в обычном состоянии я бы, наверное, и не пошел на это.
-Потанцуем? - мягко опускаю руку на твое плечо, немного сжимая пальцы, с довольной ухмылкой выдыхаю предложение на ухо. Ты уже выпил, но все равно, видимо, меньше всего ожидал меня увидеть. Вздрагиваешь, удивленно вскидываешь бровь.
-Тсукаса? Что ты здесь делаешь? Ты же не ходишь в такие места. И не танцуешь. – с издевкой бросаешь последнюю фразу, по-лисьи хитро улыбаясь.
-А я говорю – пойдем потанцуем. – отзеркаливая твою улыбку, ловко беру за руку, уводя в толпу. У меня нет права на ошибку. Может, это и правда мой последний шанс. Прикосновение твоих рук, дыхание над ухом, хитрый взгляд из-под челки. Пользуясь моментом, скольжу руками под одежду, лаская твое тело, припадая губами к шее, шепчу у самого уха:
-Не сопротивляйся, милый. Я же знаю тебя до кончиков ресниц. Признайся, что тебе не хватает меня. Поддайся этому, ну же! Ты помнишь это?
Оставляю красноватый засос на шее, мягко прикусывая кожу, ты ответно вздрагиваешь, но не сопротивляешься мне. Ты помнишь эти ночи, Карю? Ты помнишь нас? Помнишь, как мы спешили домой, нервничали, когда кто-то из нас опаздывал, как замирали, в предвкушении прикосновения к нежной коже, пальцы, как чья-то невидимая рука скручивала все внутренности в тяжелый узел, как нас тянуло друг к другу? Ты помнишь хотя бы это? Ты помнишь, как любил дразнить меня? В этом было свое очарование.
-Ну, же, Карю, ответь, ты помнишь? – чуть громче уже шепчу я, прикусывая мочку уха. – Я нужен тебе.
Сильные, холодные пальцы впиваются в запястья, ты отталкиваешь меня.
-Не надо, Тсу…
-Карю! – но ты уже спешишь скрыться в толпе. Я знаю, что я не проиграл, в тебе не было отвращения, ты все помнишь. Если я не смог достучаться до тебя словами, то прикосновения не дадут соврать. Слова могут лгать, но язык тела – самый правдивый. Этим ты меня не обманешь.
Бегу за тобой следом, выбираясь, наконец, из этой толпы. Ты скрываешься за дверью в конце коридора. Тяжело вздыхая, уверенно захожу следом.
Ты склонился над умывальником, плеская в лицо холодной водой. Почему, Карю? Почему ты бежишь от меня? Поднимаешь голову, упираясь руками в раковину, разглядываешь свое отражение в зеркале и только через несколько секунд замечаешь в нем меня. Посмотри на меня, Карю. Что ты видишь? Но ты отводишь взгляд от отражения, глядя куда-то в сторону.
-Зачем ты вообще пришел, Тсу? Мы, кажется, всё выяснили ещё в тот раз. Сколько раз я ещё должен повторить тебе, что не люблю тебя, чтобы ты исчез из моей жизни?
Браво, милый. Да только неубедительно. Почему ты не смотришь мне в глаза, почему голос так предательски дрожит? Ты так впился пальцами в раковину, что побелели костяшки пальцев.
-Ты любишь меня. – спокойно возражаю я, подходя ближе. – Но, по непонятным мне причинам, ты упрямишься и боишься. Чего же?
Ты стоишь ко мне лицом и пристально смотришь в глаза. В твоих глазах нет ни злости, ни отвращения, ни обиды, в моих же – только бесконечная любовь к тебе. Видишь ли ты ее, Така?
-Я не боюсь. Я счастлив и без тебя. У нас все равно не было будущего.
-Ещё одна ложь. Така, ты же любишь меня, себе-то хоть не ври. – ну как, как, скажи мне, выбить из тебя эту дурь? В чем причина твоего глупого жестокого упрямства. В следующий миг я заключаю твое лицо в свои ладони, покрываю нежными поцелуями, ты жмуришься, сжимая пальцами мои запястья, но я вижу, что тебе не противно. Отступать и не собираюсь, тихим голосом шепчу тебе:
-Така, любимый мой, хороший, самый лучший… Все у нас будет хорошо, я же так люблю тебя. И ты меня, дурачок, любишь… Все уладится… Не может не уладиться…
Но ты прерываешь мой шепот, в следующий миг – твои губы касаются моих, наконец я чувствую их вкус. И тут уже ты не можешь остановиться, набрасываешься на меня, как измученный жаждой набрасывается на живительную влагу. Делаю к тебе ещё шаг, ты упираешься бедрами в умывальник. Покрываю поцелуями лицо, высокий лоб, закрытые глаза с пушистыми ресницами, скулы, подбородок, снова губы… Такие изумительные губы. Потом шея, а еще ухо, висок, и зарыться носом в твои волосы, и гладить при этом легонько твой затылок, тихонько шепчу тебе на ухо:
-Мы начнем сначала. У нас все уладится, вот увидишь. Мы построим все заново, мы сделаем лучше. Я обещаю тебе, Така. Я же так люблю тебя, поверь мне. И не надо бояться, я всегда буду с тобой. У нас все будет хорошо, я обещаю.
Ты улыбаешься, не открывая глаз, только крепче обнимаешь меня.
-Кенджи… Давай уедем отсюда?
-Давай.

Как добрались домой – не помню. Помню только страсть, начавшуюся ещё в коридоре. Ты же всегда отличался нетерпеливостью, а я был не против. Обнимаешь меня, а я уже не могу остановиться.
Твоя шея - нежный бархат… Прикасаюсь губами, чувствую как под кожей бьется жилка, а запах такой, что если не опомнишься вовремя, вдыхая пьянящий аромат, можно потерять сознание. Прикасаться к тебе наяву настолько нереально, что не могу отделаться от мысли, не сон ли это. Я так скучал по тебе, Карю. Тело уже дрожит от нахлынувшего контраста прохладных пальцев и горячих поцелуев.
Буквально тянешь меня за руку, спотыкаясь, обнимая, целуя, и дальше по коридору… Добравшись до постели, дергаешь с нее покрывало и толкаешь меня вперед, забираясь следом. Какое-то безумство… Но останавливаться нет сил и тем более желания. Сдираешь с меня и с себя попутно остатки одежды, я замираю от обжигающего восхищения. Как же ты красив, Карю. Просто идеален.
Ведешь ладонью вдоль моего тела, от шеи, по груди, вниз, поглаживаешь живот и переходишь на бедра, с по-лисьи хитрой улыбкой глядя на меня, ты меня рассматриваешь, любуешься, я знаю. А я только замираю в твоих руках, сжимаю пальцами простынь, беззвучно шепча твое имя.
-Карю…
И ты сдаешься, сначала обманчиво нежно берешь губами, а потом резко и даже грубо во всю длину начинаешь наслаждаться.
Несколько твоих движений и с моих губ срывается стон. Прогибаюсь в спине, откидывая голову назад, закрывая лицо рукой, а ты продолжаешь меня мучить, но ради такого мучителя я бы продал душу.
Соприкосновение горячих тел на холодных простынях, такой контракт ещё больше возбуждает.
Руки заведены за голову, дрязнящие поцелуи, укусы. Завтра будут синяки. Мне плевать, что будет потом, и будет ли это "потом" вообще.
Тихо выдыхаю, покорно подчиняясь, как и все это время, замираю, немного разведя ноги, отдавая тебе всего себя. Тихо умоляю. Мое тело в твоих руках.
Резкая боль, сменяющаяся наслаждением. Громкие стоны, постепенно срывающиеся на хрип.
Откровенный пошлый стон. Едва слышный шепот у самого уха - ты произносишь мое имя. Еще. Скажи мне это еще раз. Умоляю.
Громкий стон, и голос резко обрывается. На миг потемнело в глазах, хотелось больше ничего не видеть. Дыхание замерло, и не хотелось больше дышать.
На миг остановилось сердце и…
Ты вновь шепчешь мое имя. На выдохе.
Мне кажется, что я на секунду теряю сознание, потому что в следующий миг ты уже обнимаешь меня сзади, гладишь влажную кожу и шепчешь что-то ласковое.
А меня накрывают воспоминания.
Карю… Мой сладкий мучитель… Мой светлый Ангел…
И этот светлый ангел мог такое вытворять в постели, откуда на полном серьезе не хотелось сутками вылезать.
Горячий шепот, дразнящие развратные прикосновения, и я срываюсь в пропасть, забыв стыд, да и вообще себя забыв, делаю все, что ты захочешь и попросишь.
И в то же время – опущенные глаза, искренняя сосредоточенность на работе и такая искренняя улыбка. И меня прорывает от нежности, я душу тебя в объятиях, покрываю поцелуями, а ты только смеешься.
Меня затягивало, как в сладкий сироп, и в какой-то момент я окончательно перестал сопротивляться, отдавая тебе свое сердце и свою душу.
Но я был счастлив. Откровенно и безоговорочно счастлив.

Мне снились чьи-то ласковые руки и тихий шепот, повторяющий "прости" и "люблю", наверное, проснулся я с улыбкой, и с улыбкой оглядывал спальню, залитую солнечным светом – хорошо же я разоспался.
А потом увидел, что твоих вещей нет. И тебя самого тоже. Ты ушел. Ушел, оставив рваную рану в моем сердце. Снова.

Re:Start
Сомнения не перестают терзать меня. Что это было прошлой ночью? Я снова был всего лишь игрушкой на одну ночь? Телефон молчит. Сегодня мы празднуем выпуск очередного сингла, но тебя нет. Зеро успокоил короткой фразой, что ты задержишься. Где же, интересно знать? Не зная, как теперь определить наши отношения, как заявить на тебя свои права, чтобы при этом не спугнуть или, что хуже, не наткнуться на насмешливый взгляд, вопрошающий, какое право я имею на что-то претендовать, я сильно дергался перед этой встречей, размышляя, как теперь себя вести перед коллегами. Но ты вошел, поздоровался со всеми, и после сделал нечто совершенно невероятное: в два шага приблизился ко мне, прижался всем телом и быстро поцеловал в губы, промурлыкав "привет". Вот так просто, под недоуменными взглядами всех наших согруппников, заявив и расставив по местам, кто тут кому принадлежит, и кто здесь с кем. А я так и стоял ошарашенный и не верил своему счастью. Пока думал, с какой стороны к тебе подойти, ты сам все решил и сделал, как посчитал нужным. Зеро и Хиз лишь переглянулись, пряча улыбки. Да, это конец. Конец черной полосе, и начало нашего счастья. Теперь все будет хорошо. Я смотрел на тебя, такого головокружительно красивого, на твои плавные движения, слушая то тихий приятный голос, то заразительный, но такой же тихий смех, и не мог понять, как живут окружающие тебя люди, живут и не хотят тебя при этом все поголовно. Это просто какая-то массовая слепота, которая не дай бог пройдет, и тогда кто-то другой, кто-то лучший и более тебе подходящий уведет мое сокровище.
- Слушай, Кенджи, у нас же на следующей неделе получается целых три выходных. Поехали вместе куда-нибудь!
- Что?.. – тупо уставляюсь на тебя, думая, что вижу очередной сон.
- Ну, вместе, куда-нибудь на море, ты и я. Думаю, будет весело, - наивно улыбаешься, глядя немного исподлобья.
Вот так просто – "поехали вместе", "ты и я", "будет весело". Какой же я непроходимый дурак… Мнительный дурак и трус.
- Ну Кееенджи… Ну что ты все молчишь? Не хочешь, что ли? Или у тебя уже другие планы? – ты смотришь на меня огорченно, похоже, эти предположения тебя действительно расстроили.
Обнимаю крепко-крепко, треплю одной рукой по волосам и выдыхаю:
- Хочу, Така, очень хочу. Конечно, поедем. Нет у меня никаких планов, уже нет.
 
KsinnДата: Пятница, 30.08.2013, 11:31 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Эпилог
- Вставай, соня…
В ответ только недовольное мычание, натягиваешь одеяло на голову.
- Така, дел невпроворот, а ты валяешься…
- Еще ровно две с половиной минуты и я встану, - глухое ворчание из недр постели.
- Две минуты и тридцать три секунды, - искренне веселюсь.
- Не все такие бодрые, как ты, я вот, между прочим, не выспался, - голос уже капризный, вставать тебе явно неохота.
- А нечего было вчера до ночи ко мне приставать, - запрыгиваю на постель, со смехом пытаясь вытащить тебя из-под одеяла. Ты вовсю упираешься и моей радости отнюдь не разделяешь.
- А нечего было меня соблазнять! И вообще, раз такие разговоры, больше не пристану! – упрямо поджимаешь губы, активно сражаясь за отнимаемое у тебя одеяло.
- Ах, не пристанешь… - "разозлившись", окончательно сдергиваю одеяло, начинаю щекотать теплое спросонья тело, а ты хохочешь, брыкаешься и требуешь "прикрыть срам".
Наконец, устав от этого поединка, тяжело дыша, прислоняюсь своим лбом к твоему.
-Я люблю тебя, Тсу… - ощущаю мягкие губы на своей коже.
- И я люблю тебя, Така… - не открываю глаз, легко скольжу губами по твоим прикрытым векам, и чувствую, что ты улыбаешься и прижимаешься ко мне. – Завтрак на столе. Я буду после девяти, не раньше.
Нехотя отпускаю и привожу в порядок растрепанную одежду. Сегодня мне предстоит загородная поездка, родители попросили кое с чем помочь, потому уже с порога бросив "до вечера", спешу по делам. Выйдя на улицу, я довольно улыбнулся и посмотрел на небо: полдень – самое то. Сейчас выходной, а дома вечером ждут. Сейчас я был по-настоящему счастлив.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Life like dance (NC-17 - Карю/Кей, Карю/Тсукаса [D'espairsRay, Diaura])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz