[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » PARADOX (R - Reita/Ruki [the GazettE])
PARADOX
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 13:00 | Сообщение # 46
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Мир 42. Глубокий Синий



Я бегу навстречу к своему врагу.
Полыхающее тело передо мной взывает к помощи Чернил, чтобы успокоить пламя, пленившее его, и едва огонь перестает закрывать меня от нее, с шипением скрываясь под слоем черной краски, ко мне навстречу летят острые ветви и корни, наполовину обгоревшие, а значит...
Хрупкие.
Мои глаза, раньше плохо видящие, вновь так четко ловят картинку. Наверняка, это не мое зрение. Но сейчас не время думать об этом. Я поднимаю с земли лишь взмахом руки рассыпанные по песку иглы, бросая их навстречу деревянным копьям.
Лезвия врезаются в серый переплет, разрушая половину из того, что обуглилось. Вторая половина добирается до моего тела за секунды...
Но алая вспышка, вырвавшаяся из меня теплой краской, обращает атаку балерины против нее же - штыки меняют направление, проскальзывают мимо меня и возвращаются обратно к женщине. Они протыкают ее тело с треском, разбивая фарфор, все еще держащий изгибы фигуры, и врезаясь в ветви, заменившие потерянные конечности.
Сила Кою как всегда вовремя. Хотя и продолжает немного опаздывать.
Я невольно улыбаюсь уголком губ - ты и после смерти не изменишься, верно? Это радует. Не хочу, чтобы ты менялся. Что бы ни случилось.
Вросшая в землю и таким образом удерживающая балерину на одном месте нога, все из той же сакуры, пускает свои корни в почву. Они вспахивают собой землю под ногами, ища свою цель.
Этот трюк не пройдет два раза подряд!
Удар снизу вновь разрушается в характере Аоя, раздробив ветви на мелкие кусочки прямо под слоем песка.
Медлить нельзя.
Всего пять минут... нет, уже меньше.
Я вскидываю голову к безликой. Уже близко... Мне остается только вырвать из ее груди собственное сердце, вот и все. Лишь бы добраться до поврежденного тела!
- Предатель!
Нет, извини. Это уже не остановит меня. Даже чувство вины уже не возникает. Это моя ошибка, и я должен исправить ее. Я и никто другой. С самого начала надо было сделать это без колебаний.
И иглы, вновь вернувшиеся в мои руки, собираются вместе в два огромных лезвия в форме полумесяца, устремившись гильотинами к пытающейся остановить меня женщине.
Они одним синхронным ударом отсекают обе "руки" балерины, заставляя тяжелые ветви рухнуть на песок безвольным уже не подчиняющимся ей материалом. Как раз в тот миг, когда я оказываюсь рядом с ней, хватая за горло обезумевшую куклу, что замирает под этим движением испуганной мышью.
- Ну вот я и добрался до тебя, сучка...

***
Эти слова вырываются из горла вокалиста не по его воле. Отблески окружающих его цветов озаряют лицо Матсумото мягкими вспышками, словно лаская кожу, и женщина дергается, впервые в жизни увидев это выражение красивого лица - взгляд вокалиста чернеет, наполняется ненавистью, губы растягиваются в хищной широкой улыбке.
Балерина узнает в этом ритм-гитариста. В этих словах и в этом выражении лица.
Сам Таканори словно засыпает, отключается, уступая свое тело другу, и, все еще держа женщину за горло, замахивается на нее сжатой в кулак второй рукой.
Удар, которым он награждает безликую, довольно прост - кулак всего лишь разбивает остатки фарфорового лица, и оба тела, сцепленные в этой борьбе, падают на песок из-за потерявшей равновесие куклы. Балерина оказывается под мужчиной, вжимающим ее голову в землю. Второй удар - точно такой же, как и первый, и привычный гитаристу, словно то была обычная уличная драка - окончательно проламывает голову жертвы.
- Я слишком долго этого ждал.
Ее бывший возлюбленный, в чьем теле ожили чувства Широямы, заставляет серебряную стрелу вонзится в брыкающееся в попытке спастись тело в белом платье. Разрушительная волна разрывает сплетение ветвей, словно мышцы, на части, прерывая движения безликой. И она понимает, что уже не сможет ответить на действия этого человека, который не должен был выжить.
- Этого мало, - вздергивает бровь Матсумото, оглядывая свою работу. И его взгляд заменяется на другой, но не менее знакомый. - Ты хорошо скрыла и защитила чужое сердце в себе...
Женщина дергается. Радужки глаз ее любимого вновь меняют цвет, на этот раз на изумрудный. Улыбка сползает с его лица, и мужчина вскидывает вверх руку. Иглы, широким нескончаемым потоком, падают с неба прямо на них двоих. Они пригвождают собой тело балерины к земле, не трогая самого вокалиста, который, ломая пальцами сухие тонкие ветки на горле женщины, лишь одним зеленым взглядом заставляет сакуру забиться в пытках - части деревьев принимаются искать свое место в Искажении. Вернее... пытаются вернуться туда, откуда были взяты. Все верно, ударник может провернуть и такое, ведь он задает ритм...
Серые жгуты расползаются, подобно змеям, в стороны, оставляя куклу совершенно пустой. Лишая последней надежды на отпор и, следовательно, жизни. Лишая ее мечты - умереть вместе со своим создателем.
- Теперь... ты знаешь это? Каково потерять все? Каково лишиться самого дорогого?
Новая вспышка, словно здесь вот-вот развернется настоящая гроза. Губы Таканори вновь издевательски дергаются в улыбке. В такой манере может улыбаться только... лид-гитарист Gazette. И мужчина вновь сжимает пальцы в кулак, не желая останавливается на достигнутом.
- Один раз я уже пробивал фарфор этим образом, верно?
- Стой!
Но рука вокалиста уже ударяется о грудную клетку куклы. Слышится треск фарфора, раскалывающегося на части и разлетающегося отдельными осколками по песку. Дыра, образовавшаяся под ключицей балерины, выплескивает наружу потоки черной крови, открывая взгляду мужчины пустоту и теплое синее свечение в ней.
Синий.
Цвет силы самого Таканори. Значит, он синий.
И женщина различает цвет кофейных зерен сквозь ресницы Матсумото.
- Ты знаешь... В последнее время он совсем не смеялся.
- Нет!
- Я не прощу никого, кто посмеет причинить ему боль. Особенно если это его собственная кукла.
Рыжее пламя обвивается спиралями вокруг белых останков соперницы в любви, раскаляя их и распространяя обжигающие язычки по треснувшей поверхности.
- Остановись!
- Что-то ты сама никогда не внимала этим просьбам. Когда он умолял тебя прекратить... Так чего ты хотела?
- Милый!
- Он уже не твой жених. Я говорил тебе это еще в Серости. И повторю вновь - тебе я его не отдам. Тебе - ни за что.
Матсумото прикрывает глаза.
- На этот раз, мне некогда говорить с тобой.
И его кисть проскальзывает в полую грудь, натыкаясь пальцами на комок синего цвета и ловя его в ладонь.
- Нет!!
- Спи спокойно, моя бывшая невеста.
Ее пронзительный крик сотрясает воздух в предсмертной агонии, когда "сердце" Таканори Матсумото покидает белое тело.
Оно мгновенно перестает дергаться в руках вокалиста, замирая обычным манекеном на рыхлой земле, сменяя матовость кожи на неестественный блеск холодного материала. Потерявшая свое существование, наполненное лишь жаждой смерти с любимым, которого возненавидела, она больше никогда не сдвинется с места. Не протянет к нему своих красивых тонких рук.
И ему совсем не жаль.
Теперь у него есть человек, кто сможет понять его. Выслушать. Спасти. Человек изучивший его Искажение и прочитавший всю его душу от и до. Теперь балерина... больше не нужна.
Таканори медленно закрывает глаза. Из его тела сверкающими светлячками выходят невесомо и плавно четыре глубоких цвета, устремляясь обратно к своим настоящим хозяевам.
Матсумото почти не помнит, как сразил женщину и что владело им в тот миг, кто управлял его руками, желаниями, даже голосом. Но это не так уж и важно. Теперь все кончено, и это главное.
Осталось только...
- Акира...
Он шатко поднимается на ноги, оборачиваясь на своих друзей. Ему нужно спешить...
И едва он отходит от куклы, чтобы броситься на помощь к бездыханным друзьям, обломки фарфора, что раньше могли убить, начинают плавиться от набирающего температуру пламени, растекаясь по песку бесформенной лужей...

***
- Акира! - я падаю на колени перед любовником.
Он не дышит... Никто не дышит!
Я не знаю, сколько у меня осталось времени до того, как я потеряю их навсегда. И я должен успеть вернуть их, всех!
Но... как вдохнуть жизнь в эти обездвиженные тела?!
Вернувшиеся, каждая к своему музыканту, силы в виде ярких красок, не запускают сердце вновь. Значит, этого недостаточно! Но он не может уже использовать способности Урухи...
- Эй... Ты ведь не оставишь меня совсем одного, ведь так?
Я протягиваю руки к басисту, обнимая и поднимая любимое тело с земли, прижимая его к своей груди и утыкаясь лицом в светлые спутанные волосы. Холодный... совсем как...
Нет же, я не мог опоздать!
- Ты не можешь... Что я буду делать без тебя?!
Я не вижу из-за возобновившейся паники, как сердце в моих пальцах тянется невесомыми синими лапками к груди любовника. Не вижу, а потому позволяю душе дрогнуть в горькой скорби.
- Акира... ты не можешь бросить меня! Пожалуйста, прошу тебя... Я ведь люблю тебя. Так сильно... я не могу тебя потерять! Ты слышишь?.. Я куплю тебе новый бас! Какой захочешь! - это уже вернувшийся в грудь страх. Он вызывает новые слезы на глазах...
- Какой только пожелаешь... Не важно, сколько он будет стоить! Аки... Аки!
- Хочу... белый...
Я дергаюсь, боясь того, что просто ослышался, или же подвергся галлюцинациям от горя, даже, что свихнулся, и тут же отстраняюсь от басиста, чтобы поймать взглядом его лицо. Черные ресницы едва заметно вздрагивают...
- Пусть будет белым...
- Акира!
Радость вырывается из груди рыданиями. Я прижимаю его к своему телу, принимаясь покрывать быстрыми поцелуями усталое лицо, не веря своему счастью.
Живой... Боже, он жив!
- Кою... - я вскидываю лицо к ребятам, оставшимся позади нас.
- Быстрее, Така... Со мной уже все хорошо.
- Только не отключайся снова, - лихорадочно шепчу я, укладывая басиста обратно на песок, осторожно придерживая его голову. Он усмехается, открывая свои красивые кофейные глаза.
- Да я, вроде как, выспался.
- Дурак! - бросаю я в сердцах, подскакивая на ноги и устремляясь к Аою и Урухе. Я не помню, как заставил Аки проснуться, но свет в моих пальцах сам тянется к моим друзьям, давая подсказку. Я склоняюсь над Кою, касаясь сжатой ладонью его груди.
Я никогда не думал, что такое чувство, как любовь к себе, сможет помочь чем-то другим. Но, видимо, я действительно путаю это чувство с самовлюбленностью и эгоизмом... Ведь кашель, разорвавший тишину этого места, сейчас такую непривычную после того грохота, ознаменовавшего жестокое побоище, дает понять, что дыхание вновь вернулось к моему другу.
- О боже... - я закрываю ладонью глаза, стараясь не расклеиться окончательно от облегчения. Вы меня с ума сведете когда-нибудь! Ну разве так можно?! - Кою...
- Таканори? Я что... все еще жив?
- Да... да, Кою... Ты тоже...
- Тоже?
Гитарист приходит в себя медленно, стараясь заставить голову работать... но его взгляд ловит очнувшегося от едва не ставшим вечным сна басиста, и он не может удержать улыбки от понимания происходящего.
- Тебе удалось, Таканори!
Он тянется ко мне, но я ловлю его запястья, останавливая и качая головой.
- Потом, иначе не успеем.
Уруха непонимающе наблюдает за тем, как я подползаю к Аою.
Широяма Юу...
Этот холодный мужчина.
Я хочу ощутить на себе вновь твой убийственный взгляд!
- Просыпайся, Юу.
Сдвинувшиеся в злости брови.
Он ненавидит, когда его будят. Я не забыл. Если это делает не Кою, жди беды. Но не думаю, что он очень расстроится этому пробуждению.
- Отвали...
- Вставай, иначе проспишь встречу! - я наклоняюсь к мужчине, касаясь лбом его лба. - И всю жизнь. А у нас она еще очень долгая.
Он распахивает глаза, в которых я вижу осознание, что то, что произошло тут - не очередной его сон.
И что он вновь с нами.
- Ру-сан... Живой!
- Ты все еще зовешь меня так иногда...
- А остальные?!
- Остался только Кай, - я вновь поднимаюсь на ноги, выискивая взглядом лидера. Он лежит у прибоя, как и все мы, перепачканный чернилами.
- Тринадцать секунд.
- А?! Что тут забыл этот нахал?! - резко срывается с губ Аоя за моей спиной, когда я подбегаю к Ютаке.
- Что, красавчик, не рад меня слышать? А я вообще-то тут в медсестру играю. Будь благодарным, жалкий человечишка!
Снова он так...
Впрочем, я даже рад его слышать. Падая на землю рядом с ударником и переворачивая его на спину. Тринадцати секунд достаточно. Я прижимаю ладонь с синей краской к его груди, отводя второй рукой мокрые волосы со спокойного лица. Бодрствующий ты мне нравишься больше. Я хочу видеть твою улыбку!
- Ютака... Ты же знаешь, мы без тебя столько всего натворим! Век не расхлебаем. Кто-то должен продолжать о нас заботиться. Так что давай, не бросай своих разгильдяев на произвол судьбы...
- Действительно... вы же... все еще как дети...
- Именно, - я наконец смеюсь. Смеюсь от души, упираясь руками в песок и роняя голову на грудь барабанщика, вжимаясь лицом в перепачканную одежду. Его крепкие руки, которые всегда удержат тебя на краю бездны от падения, обнимают меня так, словно я действительно ребенок. Ребенок, нуждающийся во внимании. Но даже так, я хочу побыть им немного сейчас. В этих руках можно не только плакать и жаловаться на жизнь.
- Таканори...
- Что?
- Звезды...
- Что? - повторяю я, вскидывая к Каю голову.
- На твоем небе есть звезды.
- Не может быть, там никогда не... - я поднимаю взгляд к черному небу, дергаясь в изумлении.
Это невозможно! Это же мой мир, мое Искажение! Здесь не должно... Здесь...
Серебряный месяц и золотые звезды...
А на волнах остались изумрудные блики... И только алый отражается на другой, противоположной от месяца стороне, едва заметным закатным солнцем, на половину погруженным в океан.
Мой мир...
Разрушен.
В пух и прах.
- Вы уничтожили тут все! - обвинительно бросаю я, улыбаясь. - Не будет тут покоя! А я так привык к темноте!
- Ну уж нет, - ладонь Акиры, сумевшего подойди к нам с лидером вместе с гитаристами, касается моей щеки, ласково стирая с кожи черные разводы краски. Двое других музыкантов опускаются рядом с нами, помогая сесть и ударнику тоже. Кою тут же заключает своего любовника в крепкие объятия.
- Теперь никакой темноты, - соглашаются они, и мой взгляд возвращается к Юу, ткнувшемуся лбом в мое плечо. Сейчас он кажется таким открытым, что я боюсь пошевелиться, чтобы не спугнуть этого трепетного момента.
- Теперь мы не позволим ей владеть тобою. Поэтому... Давай вернемся, Таканори. Вернемся в Серость.
- Нет.
Все четверо резко вздрагивают, оборачиваясь ко мне с испугом в распахнутых глазах. Я с улыбкой опускаю взгляд.
- Давайте вернемся... в красочную реальность.
Они переглядываются очень странно... я бы сказал, с целью какого-то заговора против меня, а после набрасываются на меня все разом, повалив на землю.
- Это было жестоко, Таканори!
- Не пугай нас так больше!
- И да свершится месть...
- Только не это! Не щекотать! Не... - мой смех разлетается по комнате безостановочным потоком, но спастись от четырех пар рук, мучающих меня таким ужасным способом, невозможно. Эти садисты слишком много знают о моих слабых местах!
- Аки... Акира!.. Эй!.. Ты же мой любовник, ты должен меня защищать! - сквозь смех, заставивший слезы проступить на глазах, кричу я, пытаясь отползти подальше от друзей. Общая куча, словно мы снова дети, начинает кататься по песку в борьбе за право довести меня до истерики.
- Не в этот раз, дорогой!
Ну я тебе припомню... Обязательно припомню, Сузуки Акира!
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 13:01 | Сообщение # 47
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Мир 43. Похоронная Процессия



Мы нашли Ру в другой комнате. Тигра отбросило волной в океан вместе с Каем и отнесло слишком далеко от места, где проходило сражение. Но, слава богу, хищник не пострадал. Только перепачкался чернилами и все время фыркал.
Аой был первым, кто попал под "объятия" кошки. Ру, завидев приближающуюся группу мужчин, тут же бросился к гитаристу.
- Нет, нет, нет, стой!!
Но вскрик Аоя проигнорировали - огромная полосатая тушка прыгнула прямо на Юу, они вместе с грохотом рухнули на землю в мгновение ока. Хищник придавил гитариста своим телом, принявшись облизывать лицо музыканта, который рычал не хуже самого Ру, пытаясь отстраниться.
Мы все перепачканы черным, так что тигр не просто облизывал Аоя, а мыл его, словно котенка, скользя шершавым языком по щекам.
- Таканори!
- А я что? Твой тигр, сам справляйся, - усмехнулся вокалист, придерживая меня за талию - хоть мы и излечились, но мои ноги все еще немного отказывали. На самом деле, оказались мы как раз в той комнате, где сражались вместе с Юу - обломки колеса обозрения и сожженные останки кукол сейчас выглядели настоящим хламом.
- Зачем ты взял это с собой?
Матсумото опускает взгляд на свою вторую руку, в которой сжимал рукава куртки. В ней были завернуты расплавленные части балерины.
Ру наконец надоедает вылизывать гитариста, и он поворачивает морду к хозяину Искажения. Матсумото отводит взгляд в сторону.
- Все же... она была со мной все это время. Я ненавижу ее, но... Она долгое время поддерживала меня до того, как я полюбил другого. Я хочу похоронить ее, как следует.
Мы молча опускаем взгляд.
Таканори - странный. Но в чем-то я понимаю его. На самом деле, эта женщина, обезумевшая от любви, когда-то была поддержкой и опорой в этом мире для Руки. Поэтому, пусть так.
- Где ты хочешь сделать это?
Аой поднимается с земли, отстраняя от себя тигра.
- У нее была любимая комната. Думаю, там.
- Тогда пошли.
Вокалист коротко кивает, и мы все отправляемся обратно к темноте леса, что служил переходом из комнаты в комнату. Проходить через эту тьму всегда боязно, мы крепко держимся за руки, позволяя Матсумото вести нас в нужном направлении, хотя сами не видим даже своих тел. Холодный серебряный свет месяца наконец пробирается сквозь черную вату, и мы выходит из темноты, щурясь от свечения.
Место, в которое мы попали... Копия тех руин, что в клипе Cassis. Кирпичные облезлые стены, сухая трава, каменный ангел посреди всего этого, склоняющий голову к плечу в плаче и сложивший вместе тонкие недвижные ладони. Именно здесь и будет проведен обряд захоронения.
Наверное, она бы проклинала нас, узнай, что на похоронах присутствуют и тот, кто украл у нее любимого, и те, кто украл у нее жизнь. Но, к счастью, никого другого тут больше не осталось.
Руки опускается на колено перед памятником, опуская на землю куртку с обломками. Он принимается разбирать их, словно старается вернуть ей первозданный вид, мы же предпочитаем молча стоять в стороне, не особо желая провожать в последний путь женщину, которая едва не отправила всех туда же. Но... мы все - одна команда. Не важно, что сделала она со всеми нами, мы будем уважать чувства Таканори и сделаем все, как нужно.
Через какое-то время вокалист вновь оборачивается к нам.
- Аой...
- Да? - гитарист подходит ближе. Он видит через плечо друга белое тело - вновь целое и вновь гладкое. Ему это не нравится, но... оно уже не будет двигаться, а значит, все в порядке.
- Ты не сыграешь нам? Надо бы... проделать здесь дыру.
Мой любовник указывает на землю перед ангелом.
- Конечно.
- Не разрушь статую.
- Да ладно, Кай бы вернул все равно.
Матсумото улыбается гитаристу, и тот смущенно отводит взгляд, понимая, что сердиться сейчас просто не в силах. Гитара самого Руки, чудом оставшаяся целой в этом Аду, передается из рук лидера в руки Юу, и тот делает несложный легкий перебор, заставляя землю вздрогнуть.
Получившаяся яма, хоть и неровная, как раз подходила для нашего жестокого врага.
Кай подталкивает нас ближе к ней, взглядом говоря что-то вроде: "Не будьте такими сухими, идиоты!" - и мы послушно останавливаемся возле сидящего на земле вокалиста, который осторожно касается лица куклы пальцами.
Лица...
У нее есть лицо!
- Я не дал тебе... ни разума, ни души, ни глаз. Не дал даже лица. Не дал имени. У тебя... был только я. Потому, потеряв меня, ты потеряла все. У тебя просто ничего не осталось...
Таканори опускает голову, плотнее закрывая глаза.
От того ли, что он на самом деле скорбел, от его ли слов, которые он говорил недвижной марионетке, но почему-то все мы ощутили эту горечь. Правда ли это? Она действительно ничего не имела. У нее ничего не было. Только Таканори. Он один. Свихнуться от потери дорогого человека - на самом деле возможно. Кто именно виноват в этой трагедии - неизвестно. Быть может, и я, и Матсумото, и сама балерина - мы все виновны. Все бежали за своим счастьем, разбивая чужое.
Вдруг я начинаю понимать те чувства, что владели женщиной, и мне становится гадко на душе.
Отпустил бы я Таканори к другому человеку?
Смог ли отпустить? Человека, которого так сильно полюбил?
Но ведь... Ее любовь не принадлежала ей. Она была чувствами вокалиста.
Так была ли она живой?
- Я не смогу... дать тебе глаз. Даже кукольных. Не в моих силах. Потому что это - отражение души... И ее я точно не смогу дать тебе. Поэтому... пожалуйста, прости меня. Я в силах подарить только лицо и имя. Пусть будет Линда.
Я прикрываю глаза, слегка улыбаясь. Действительно, пусть будет так. Ей бы понравилось.
Касаясь ладонью плеча Таки, я опускаюсь рядом с любовником.
- Все в порядке, - вокалист улыбается. Слез скорби нет. - Давай просто...
- Конечно.

Земля, серая и рыхлая, накрыла собой женщину по имени Линда, над которой склоняется каменный ангел, сложивший ладони в молитвенном жесте. Мы все еще какое-то время молча стоим у могилы, просто потому, что нужно.
- Таканори... А что теперь будет с Искажением? Мы ведь все разгромили...
Вокалист усмехается, привычно и знакомо сложив руки на груди.
- Тупица. Этот мир нереален. Всего лишь отражение моей души. И все в этом мире - мои собственные переживания, страхи, желания, воспоминания и мечты. Он восстановится. Только комнаты станут другими, ведь... теперь я не одинок. То, что будет происходить со мной в будущем, вновь отразится тут новыми чувствами, а значит... Скоро я буду возвращаться в совсем другой мир. И от тебя зависит, насколько ужасным или красивым он будет.
- А? Значит, теперь я ответственен? - ошарашенно восклицаю я, и за нашими спинами раздаются три ехидных приглушенных ладонями смеха.
- Не обижай моего вокалиста, - строго говорит мне Кай, просмеявшись. - Если мы вернемся сюда еще раз, не хочу видеть что-то более ужасное на своем пути, чем тут было!
Я роняю голову. Ну вот, теперь, значит, все шишки полетят на меня. Таканори тоже тихо смеется в кулак - наверняка от Тэтсуи подхватил.
- Не волнуйтесь, - я подхожу к любовнику, обнимая его со спины за талию и прижимая к себе. - Я перестрою эту реальность в лучшую сторону.
Матсумото поворачивает ко мне лицо, бросая лукавый взгляд темных озер в мои глаза.
- Да ну?
Я не удерживаю улыбки, ткнувшись лицом в его плечо.
- Я буду стараться.
Его пальцы скользят в мои волосы, зарываясь в острые пряди, и это заставляет меня вспомнить, чего именно мне не хватает для полного счастья.
- Пойдем домой... скорее...
Его бровь дергается вверх.
- Что, уже невтерпеж?
- Я до боли во всем теле хочу тебя...
Вокалист не удерживает смешка, поворачиваясь ко мне и опуская ладони на мое лицо, чтобы после коснуться губами моих губ.
- Пойдемте домой. Я тоже хочу поскорее вернуться в реальность.

***
- Мы рассыпемся по-разному?
Я с улыбкой киваю. Стоя возле дома, где жила балерина, провожая своих друзей обратно в Серость.
- Хотел бы я на это посмотреть.
- Не ты один!
Ребята взволнованны, но радость все равно читается на уставших лицах. Все они стоят у дверей, широко распахнутых перед ними. Мне не нужно вынимать струны, им осталось только войти в этот старый разваливающийся дом. Они быстро оглядывают в последний раз это нереальное место.
- Я не буду скучать, - категорично отрицает Аой, и я вновь не удерживаю улыбки.
- А ты, Таканори?
- Я вернусь следом.
- Отдельно? - Акира напрягается, смотря прямо на меня своими серьезными кофейными глазами.
- Не бойся, я буду через минуту. Здесь делать уже нечего.
- Но...
- Все уже хорошо, - уверяю я его, кивая на двери. - Давайте, выходите. Если я выйду первым, то вы все тут останетесь и не сможете покинуть это место.
Музыканты еще пару секунд мнутся, стоя напротив меня, а после все же решаются шагнуть к дверям.
- Не задерживайся, Така.
- Конечно.
Я не отвожу глаз от направившихся от меня мужчин, смотря им вслед. Мои друзья, которые готовы были даже умереть за меня... Покидают Искажение. Они все берутся за руки, глубоко вдыхая в легкие воздух.
- Мы ждем.
И делают шаг за порог.
Мгновенно их тела теряют любимые черты и все одновременно рассыпаются, кто как - белый манекен разваливается на части, иглы срываются к земле, вонзаясь в нее острыми концами, снежинки и огоньки света развеиваются в воздухе. Я не знаю, как описать это. Просто представьте, что за долю секунды четыре тела рассыпались разным материалом, зависая в воздухе пухом и светлечками и устремляясь вниз белыми частями тел и синими лезвиями.
Представили?
Нет же, не так! Еще красочнее. Ну? Вышло? Ну что же вы...
Я усмехаюсь, поворачивая голову к темному лесу.
Вот и все. Эта история закончилась. Теперь мне нужно строить новый мир, уверен, он понравится вам больше предыдущего, если вы еще раз попадете сюда. Но лучше не надо...
Я делаю шаг к рассыпанным по земле стразам и ставлю на них свою акустику, а после отворачиваюсь.
- Проследишь?
В воздухе дымом от сигары вырисовываются иероглифы.
- Вот и славно.
И вновь собранный Страж направляется к переходу. Я оборачиваюсь лишь на миг, чтобы уловить дымовое послание.
"Будьте счастливы в Красках".
Краски. Думаю, это точнее Серости.
- Обязательно...
Я еще раз обвожу взглядом черное небо, на котором замерли солнце, луна и звезды, и океан, изумрудные блики которого играют на заостренных волнах. Я могу быть спокоен за это место, потому что знаю - теперь точно все будет хорошо. А значит, надо скорее уходить. Они ведь сейчас панику поднимут! Особенно Кай.
Но, он же лидер, ему можно.
Ру рядом со мной широко зевает. Я ласково ерошу полосатую шерсть на его шее.
- Теперь ты за главного. Жди меня всегда здесь.
Кошка довольно мурчит, закрыв целый глаз от удовольствия. Я легко дергаю тигра за ухо, а после устремляюсь к дому, резко сорвавшись с места.
Бегом.
Не оглядываясь.
Задыхаясь.
Навстречу тем, кто ждет меня. Навстречу своему будущему. Навстречу всем, кому нужен.
- Акира!
Я падаю в объятия любовника, едва преодолеваю порог. Его сильные руки ловят меня, крепко прижимают к своей груди.
Дом лидера встречает теплыми красками и облегченными вздохами друзей.
- Вернулся.
- Конечно, болван...
Я цепляюсь за него пальцами, вжимаясь лицом в его грудь. Запах Акиры вновь такой сильный... Знакомый и приятный. Здесь еще есть запах крови, но я не хочу его замечать. Громкий высокий лай заставляет меня отвлечься от любовника.
- Корон! Скучал?
Крошка прыгает ко мне на колени, требуя свою порцию ласки.
- Спасибо, что присмотрел за ним, Ютака.
- Ничего страшного, - Кай, Уруха, Аой. Все здесь и все живы. Все улыбаются. Все рядом со мной.
- Мы слишком долго валяли дурака! У нас куча работы! - спохватывается лидер, шаря по столу в поисках телефона.
- Две недели!
- Две?! - все разом, не веря ушам.
- Завтра всем за работу!
- Но мы же только что чуть не умерли! - ноет Кою, с мольбой устремляя взгляд на любовника. - Дай отдохнуть!
Кай бросает строгий взгляд на гитариста, а потом обреченно вздыхает, сдаваясь под напором его улыбки, которую мы зовем "невозможно отказать".
- Ладно. Но послезавтра...
Комнату наполняет смех. Тэтсуи, что следил за нами это время, нет, словно он растворился в воздухе. Ну что ж, я поблагодарю его чуть позже. А сейчас...
- Я хочу есть. Дико. И в ванную. Дайте мне помыться!
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 13:02 | Сообщение # 48
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Мир 44. Краски



- Где Така?!
Сонный Кай старается, правда старается, понять панику басиста, которой он и поднял его так рано.
Что было вчера? Умм... кажется, они вернулись из Искажения, потом съели все запасы еды после ванной, а после Кою нашел спиртное... И всех вырубило в крепкий сон, в котором не было ничего, кроме спасительной темноты - и слава богу. Да, именно так и прошло возвращение. А что происходит сейчас?
- Рей, объясни понятнее.
- Таканори нет!
- Как нет?
- Вот так!
Лидер протирает ладонями сонные глаза.
- Ну, может, пошел прогулять Корона. Скоро вернется. К тому же, Руки не ушел бы в никуда без предупреждения. Не паникуй.
- А вдруг что-то случилось?!
Что могло случиться с ним тут? Тут очень безопасно, в отличие от его нереального мирка. Ни пауков размером с комнату, ни Чернил, которые душат тебя в своих глубинах, ни лент, похожих на хлысты, ни сухой сакуры... Ни балерин без лица. В общем, обычная адекватная реальность.
- Успокойся. Ты ему звонил?
- Интересно как, его телефон здесь.
- Ну так тем более скоро вернется. Таканори может оставлять у других только незначительные вещи, телефон никогда бы не забыл. А раз оставил, значит, придет.
И лидер без зазрения совести рухнул обратно на кровать в объятия Урухи, который тут же - даже не проснувшись - сцапал барабанщика в свои жадные ручонки, прижимая к себе мужчину.
Акира, кстати, тоже не отказался бы разделить так утро в руках любовника, только вот нет его. И черт знает, где искать теперь Матсумото и что снова взбрело ему в голову. Впрочем, Корона тоже нет, может, действительно, пошел прогулять крошку?
Провернувшийся во входной двери замок тут же заставил басиста броситься обратно в коридор, ловко обогнув дрыхнувшего на полу Юу с потекшей косметикой - гитарист вчера на радостях перебрал крепко. Успокаивали рыдающего мужчину всей группой, во время чего он раскаивался во всех грехах и просил прощения, а после сразу вырубился. Так что будить музыканта сейчас не то что не стоит - это смертельно опасно.
- Така!
Мужчина, вошедший в квартиру, вздрогнул, не ожидая услышать столь громкого восклика рядом с собой.
- Разбудишь Юу, - вздергивает бровь вокалист, отпуская собаку со своих рук. - К чему такая пани...
Басист заключает в объятия своего любовника так крепко, что Таканори кажется, что он задохнется, если эти руки сожмутся чуть сильнее.
- Мог бы оставить записку!
- Я не думал, что ты проснешься так рано. К тому же... - вокалист медленно отстраняется, и только сейчас Акира замечает стоящий позади Матсумото предмет. - Здесь я точно никуда от тебя не денусь.
- Что там? - не выдерживает музыкант, и Таканори усмехается, потянувшись к своей ноше.
- А разве не ясно? Это твой новый бас. Белого цвета и любимой марки.
- Не может быть! Ты что, правда его купил?
Басист распахивает глаза в изумлении, а после забирает скрытую под чехлом гитару из рук любовника, тут же нетерпеливо расстегивая его. Белый гриф, выглянувший из-под ткани, заставляет мужчину замереть на месте.
- Псих. Сколько ты...
- Не так уж и дорого, - отмахивается Матсумото. - И вообще, разве ты не знал этого? Десять лет вместе, а то, что я псих, ты понял лишь сейчас? Кстати, на счет благодарности за подарок.
- А? - Сузуки поднимает взгляд на вокалиста, чьи губы улыбаются... как-то нехорошо. Не к добру.
- Акира...
- Что? - тихо и боязно.
- Пойдем домой вместе...

***
Дверь моей квартиры распахивается слишком резко и слишком громко. Она ударяется о стену, жалобно взвыв, но мы не в состоянии обратить на это внимание, поглощенные лишь друг другом.
Впиваясь губами в губы, лишь на ощупь срывая с тел одежду...
В этом мире мы давно не обнимали друг друга. Поцелуи этого мужчины слишком горячи тут, слишком быстро сводят с ума, чем то было в Искажении. Он вновь так привычно обнимает меня за талию, прижимая к своему телу мое, что мы уже оба ощущаем, в каком состоянии находятся они.
Голод и жадность, которые поглощают нас, заставляют голову идти кругом. До кровати слишком далеко...
- Акира... подожди немного...
- Нет.
Как категорично. Впрочем, я совсем не против сделать это даже в прихожей, опираясь на вот эту самую стену, в которую меня вжимают наглые руки, сдергивая с плеч пиджак. Его губы смыкаются на неприкрытом расстегнутым воротником горле, вызывая сладостную дрожь по всему телу.
- Я соскучился по твоим стонам... Те приглушенные меня не устраивают... Хочу услышать их в голосе, который теперь с тобой.
Ты просто ужасен, ты знаешь это? Всегда с таким упоением слушать, как я выпускаю наружу эти звуки удовольствия...
- Я хочу... чтобы ты был моим. Только моим...
Эти слова перехватывают дыхание.
- Оставь на моем теле побольше меток, малыш...
Его ладони скользят по моей талии, опускаясь к косточкам на бедрах, которые он сжимает пальцами под линией ремня и притягивает к себе мое тело вновь, заставляя расставить ноги шире.
Судорожный вздох вырывается из горла, едва его колено проскальзывает между моих бедер, заставляя выгнуться навстречу прикосновениям всем телом. Горячие губы продолжают покрывать поцелуями мою шею, оставляя влажные следы на коже от кончика языка, что очерчивает собой все линии моего горла, заставляя задыхаться в тесной одежде. Этого мало...
- Акира... ниже...
Его губы трогает едва заметная улыбка. Я знаю, он заставит меня показать свой голос в мгновение ока, но я все же хочу немного подразнить его. Рубашка распахивается довольно грубым способом, вырывая пуговицы из петель. Она, вообще-то, дорогая, но...
Кого волнует все это? Совсем не жалко...
- Еще...
Минуя ключицы, которые были одарены ожогами его дыхания и языка, он подчиняется мне так легко, спускаясь еще ниже требовательными ласками. Мои пальцы хватаются за крепкие плечи, чтобы удержать равновесие, но даже когда его губы смыкаются на темной горошине на груди, мне все еще не хватает его жара.
Ты должен...
Сжечь весь воздух вокруг меня. И заставить меня расплавиться, подобно пластику, под своим огнем.
Даже если потом я не смогу себя собрать. Сделай это.
Я опираюсь на его плечи, надавливая на них ладонями и заставляя любовника и вовсе опуститься на колени передо мной. Я становлюсь развратным в моменты возбуждения, это так? Обычно я не все помню из-за тумана в голове, но сейчас хочу запечатлеть в памяти каждое его движение, каждый поцелуй. Все, до мельчайших подробностей...
Только вот эти губы навряд ли дадут мне остаться в сознании.
- О боже...
Даже сквозь ткань брюк, так и не расстегнутых, ласки этого мужчины заставляют дрожать от нетерпения. Я знаю, он дразнит меня... Чтобы услышать, как я в очередной раз сдаюсь под его напором, требуя большего. И губы, сомкнувшиеся на плоти сквозь ткань - слишком жестокий способ добиться желаемого. У тебя всегда так хорошо получается выбить из меня спокойствие... И эти поцелуи, донельзя развратные, заставляют ткань намокнуть от слюны.
- Акира!
- Не нравится?..
Кажется, я снова проиграл...
- Черт... ты...
- Что?
Я закусываю губу, чтобы не выразить свои желания в более грязных словах, чем то требует ситуация. Хотя и очень хочется заставить его выполнить мое, сейчас непреодолимое, желание. Он ждет моего полного краха, играясь зубами с замком ширинки, и это становится последней каплей моего терпения...
- Расстегни...
- И?
Я убью тебя однажды...
- Пожалуйста... не заставляй говорить это вслух...
- А со сцены ты говоришь эти слова без стеснения.
Ты обвиняешь меня в распутстве, но всякий раз сам требуешь этого. И я сдаюсь, склоняясь ниже к мужчине у моих ног, и грубые слова, которые он так хотел услышать, ударяются тихим шепотом в его ухо. И улыбка, возникшая на его лице, говорит все без лишних слов и объяснений. Звон расстегивающегося ремня, а после и замка, вырывают из груди облегченный вздох, чтобы после он сменился первым несдержанным стоном от ощущения принявшего меня рта любовника.
И теперь это точно можно назвать моральным падением, ведь звуки, разнесшиеся по всей квартире, наверняка заставляют соседей покраснеть и сделать погромче свои телевизоры...
Я путаю пальцы в светлых прядях волос, притягивая его лицо еще ближе, на что он молчаливо соглашается, поощряя это сумасшествие глубокими умелыми ласками. Теперь мне на самом деле нечем дышать...
Мои глаза... Мне снова плохо видно тебя, но это уже не проблема моего зрения - ты причина всего этого. Как всегда. И то, что мое тело перестает подчиняться мне, двигаясь само по себе. Это все твоя вина. Нет! Не смей останавливаться...
- В спальню?
Что? Я не могу понять этого вопроса сразу, мозги не работают.
- К черту...
- Я того же мнения.
Я хочу стереть с твоего лица эту улыбку. Хочу, чтобы ты тоже, как и я... потерял рассудок и контроль. Оттого и впиваюсь губами в приоткрытые губы, вновь вернувшиеся ко мне, нетерпеливо сорвав с мужчины футболку, игнорируя треск швов.
Мы целуемся так яростно, что даже больно, переплетая языки в борьбе и кусая чужие губы,
Моя очередь заставлять тебя просить.
Кажется, это и есть та самая грань? Когда память стирается, а я становлюсь развратником? И едва я провожу кончиком языка по своей верхней губе, взгляд басиста заволакивается туманом.
- Я выжму из тебя все силы.
- Давай, малыш... Только этого я и хочу.

Два года... нет, уже больше. И все же... так долго. А мы никак не остынем друг к другу. Когда погаснут это пламя, эта страсть, эта жадность? Когда мы утолим этот голод? Два года, а ты все еще так сильно хочешь меня... И я - тоже. Словно только вчера мы впервые проснулись вместе. И ведь этот интерес друг к другу и это желание не просто остаются такими же сильными на протяжении этого времени - они продолжают расти. И если так пойдет и дальше, мы и вовсе не сможем работать...
Окунувшись друг в друга.
Глубже...
Еще глубже...
На самое дно расплавленного золота.

***
- Мы опаздываем!
- Ну да, немного, - спокойно отзываюсь я, направляясь к машине. Акира, наспех застегивающий куртку, бежит следом.
- Немного?! Кай нас убьет! Это все из-за тебя!
- Прости, я не удержался.
Весь день напролет... А потом и ночь после недолгого сна. Как только нас хватило на все это? А утром я не сдержался, и вместо сборов на репетицию...
Затолкал басиста в ванную, где под шум душа заставил мужчину еще раз окунуться в это безумие.
И вот теперь мы опаздываем на сборы, впервые по моей вине. Наверняка лидер уже придумал длинную поучительную речь.
- Быстрее садись.
- Умм...
- Таканори! Что значит "умм"?!
Я поворачиваюсь к любовнику, с улыбкой притягивая его к себе.
- Мне лень двигаться.
- Это потому что ты десять минут назад... - я заставляю его замолчать глубоким поцелуем. Акира теряется от неожиданности, но почти сразу отвечает. И это затягивается еще на какое-то время, пока он не подскакивает на месте от зазвонившего сотового.
Кай не выдержал.
Я тихонько посмеиваюсь, неторопливо садясь в авто, пока Акира пытается оправдаться, рухнув на водительское кресло.
Когда мы добираемся до репетиционной, я уже знаю о том, как я ужасен, ибо Акира не перестает повторять мне это всю дорогу. Оставив машину на парковке, он заставляет меня бегом добраться до нужной комнаты, у которой, покусывая фильтр сигареты, нас уже ждет Кай.
Завидев нас, ударник скептически вздергивает бровь, встречая опоздавших на полчаса друзей на пороге.
- Это он виноват, - тут же выдаю я вместо приветствия, указав пальцем на ошарашенного подобной выходкой Рея.
- Эй, я не...
- Акира! - Кай складывает руки на груди, направив все свое внимание на басиста.
- Да он лжет!
- Руки трудоголик! Он не опоздал бы никогда! Сколько раз говорить тебе, не задерживай его...
Пряча улыбку от ударника, я тихонько проскальзываю мимо обоих в репетиционную, слыша, как Кай начинает читать нотации блондину. Спорить и прерывать его бесполезно - пока не выскажет все, не успокоится. Уруха, опоздавший всего на десять минут, переводит на меня удивленный взгляд. Ему вторит другой - черный, но, кажется, спокойный.
Выговор Кая не прекращаются, и по моему виду оба гитариста догадываются, в чем дело. Они так же замечают совсем свежие следы на шее басиста, которые он не мог скрыть одеждой - такой просто нет. Уруха тихонько подходит ко мне, чуть склонившись, наблюдая за картиной у порога.
- Таканори, но это же ты виноват в том, что вы опоздали, - шепотом замечает он.
- Но Кай-то этого не знает.
- А ты, оказывается, опасный человек, Таканори Матсумото!
Я с трудом удерживаю смех.
- Ну уж прости, злой Кай - еще страшнее не выспавшегося Юу. А попадать под раздачу как-то не хочется.
- А попадать под несправедливо обвиненного басиста, значит, не страшно?
- Ну... с этим я как-нибудь управлюсь.
- Действительно, очень опасный. Надо быть с тобой поосторожнее, - тихо рассмеялся Уруха, бросая взгляд на басиста, чье выражение лица обещает мне долгую мучительную смерть...
Кажется, через постель.
Впрочем... разве я не этого добивался?
 
KsinnДата: Четверг, 29.08.2013, 13:05 | Сообщение # 49
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Эпилог

Земля. Серая и холодная. Она лезет в рот...
Земля...
Мои руки... Придавлены ею. Все тело.
Это несправедливо, любимый.
Почему я должна лежать в этой земле? Совсем одна.


Тонкие руки тянутся вверх. Прорывают ход на свободу. Поверхность, не успевшая покрыться травой, вздрагивает. Рыхлая серость выталкивается наружу, рассыпаясь по обе стороны от могилы. Ангел, склоняющийся к ней, все так же неподвижен.
Из каменных глаз начинают течь черные слезы, когда он видит, как тонкая кисть появляется из-под земли, стараясь ухватиться за что-нибудь твердое.

Почему ты жив? Почему жив он?
Я хочу, чтобы ты был моим. Только моим.


Земля проваливается. На дно вырытой пару дней назад ямы. Белые руки, испачканные, находят устойчивую почву. Пальцы впиваются в нее, пытаясь втянуть фарфоровое тело из грязи.
Он похоронил ее.
Вырвав ее сердце.
Остаточное чувство мести... Остаточное чувство ненависти...
Эти руки помогают ей карабкаться наверх, откуда можно выйти в мир Красок.
Эти руки должны убить того, кого она так ненавидит.
И гладкое лицо показывается на поверхности, выплевывая комки серой массы.
Есть лицо. Есть имя. Теперь будет проще. Теперь будет легче. Теперь будет лучше.
Остаточные мысли.
Ангел над головой и черное небо. Ненавистная луна за каменными крыльями.
Остаточные эмоции...
Куски белого платья. Какие грязные. Любимая одежда испорчена.
Кто-то должен понести наказание за это.
- Мой милый вдовец...
Туфля ударяется подошвой об это белое лицо.
Взгляд вперед натыкается на тело в стразах. Сигара в пальцах.
Две любящие женщины, одна из которых мертва, а вторая - не принята.

Больше не боюсь ее. Уничтожу все...

"Возвращайся обратно" - иероглифами в воздухе.
Тонкие пальцы ловят блестящую лодыжку. Губы, которые ей дали, улыбаются.
Только глаза все еще такие пустые. Она хочет такие же, как у него!
Темные озера! В свои глазницы!

Отдай их мне!
Мы станем одним целым... Мы станем едины...


"Что ж..."
Это будет...

Войной Красок.

Здравствуй, моя милая невеста...


 
KsinnДата: Понедельник, 02.09.2013, 19:40 | Сообщение # 50
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Дополнение к главам

Я вновь посчитал это необходимым.
Позвольте объяснить причину появления этого "бонуса".
Как автор, я не могу вставлять тексты песен в главы целиком.
Чтение всего текста перед главой может показаться утомительным,
чаще всего эти вставки пропускаются, и читатель проявляет интерес
к самой главе, а не к введению в нее.
Это влияет на восприятие описанных событий - упущение сей "вставки"
- поэтому я пишу лишь отрывки, самое важное из всего текста,
что кажется мне сутью композиции и самой главы.
Но сейчас я понимаю - некоторые тексты необходимо читать полностью.
Смысл их, возможно, не будет понят, но поверьте, вы прочувствуете это.
Это на самом деле важно.
Мир Таканори Матсумото заслуживает быть изученным до конца.
С уважением, Мэтт Ким Бэрри.


Дополнение к роману
PARADOX

I

Дополнение к главе "Мир 1. Погружение"

Композиция: Ruthless Deed / Беспощадное деяние
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Парадокс выдалбливает мозг, что расплавляет поглощенный угрозой, разлагающийся улей

Я смотрел на людскую правду
Откуда выскальзывает эта рука помощи?

Прекрасная ложь
[Трусливее чем кто либо]
И тем не менее, она верна
Прекрасная ложь
[Ты не изменишься, даже если сбежишь]
Все верно

Это факт
Тени сползаются и плывут к спокойствию

В хаосе
Парадокс выдалбливает мозг, что расплавляет поглощенный угрозой, разлагающийся улей
То, чего не видят глаза – не только завтра, Но и бесчисленные перекатывающиеся мысли
Реальность – это раз за разом искажающийся черно-белый Парадокс
То, чего не видят глаза – не лицемерие, а мысли, пропорциональные числам

Не прекращающее кричать возмездие начинает таять
Словно ободранному сердцу
Задаю вопрос
Даже ответ разлетается на осколки

Парадокс выдалбливает мозг, что расплавляет поглощенный угрозой, разлагающийся улей

Разложение скрыто в еще одном водовороте
Чего будет стоить унять вопли и заполнить раны?

Беспощадный свет

Не прекращающее кричать возмездие начинает таять
Словно ободранному сердцу задаю вопрос
И теперешнее, и будущее вызывают сомнения
Это небо всхлипывает. Истина разлетается на осколки

Реальность – это вечное искажение черного и белого. Выдалбливающий мозг Парадокс

II

Дополнение к главе "Мир 2. Разрушитель"

Композиция: Untitled / Без Названия
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Ты молча закрыла глаза на мое оправдание –
«Лишь прильнув к тебе, я видел сны»

-Ведь так легко заполнить трещины, собрав все наши слова воедино
Мы устали прощать друг друга – эта твоя ложь никогда не изменится-

Почему я повторяюсь?

Из-за того, что привык причинять тебе грусть, я опять упускаю одно слово
Зачем же я разрушаю даже причину этих слез?

Ты пристально смотрела в мои глаза, потупленные в пол
Не отвечая на твои вопросы, я лишь обнимал колени

-Ведь так легко заполнить трещины, собрав все наши слова воедино
Мы устали прощать друг друга – эта твоя ложь никогда не изменится-

Почему я повторяюсь?

Из-за того, что привык причинять тебе грусть, я опять упускаю одно слово
Зачем же я разрушаю даже причину этих слез?

Однажды ты сказала мне «Кажется, я видела свою смерть»

Медленно растворяюсь в твоей неизменной улыбке
Мне показалось, что я коснулся твоего отдаляющегося сердца

Да… Чтобы больше не слышать грустных слов

Я тихонько закрываю уши

Чтобы окончательно не сломаться

III

Дополнение к главе "Мир 3. Отражение"

Композиция: Mayakashi (Damashi) / Обман
Год: 2009
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Временами во мне такая пустота, что я готов рвать на себе кожу
В горле пересохло
Открыв глаза, я осознал это очарование
и теперь, кажется, разрушаюсь

Все сомнения должны были растаять...
Одни лишь скучные объятия, без вопросов, бессмысленны

Сакура пляшет, позабыв свой цвет Она все еще не может изменится
Не то чтобы мне что-то было нужно, но так я смогу забыть

Я познал предательство
И прежде чем я усну, позволь мне увидеть
эту бездонную ложь

Лишь разыгрывая печаль, я запутался в собственном самолюбии
Настолько, что даже не видел протянутой руки
Если бы я только заметил лживые поцелуи и простил все эти раны
то понял бы, что снова остался один...

В заполнившем меня спокойствии я не надеюсь получить ответов
Я сделаю вид, что не знаю о твоем внезапном бегстве

Расстояние между нами пропитано одним лишь смехом
И от этого я чувствовал такую печаль
Каждый раз, когда она переполняла меня, это расстояние сокращалось
Я так сильно любил тебя, но этот холод...

Словно лепестки, что обретают свой цвет
Вспомни, когда придет время
Словно сухие опадающие лепестки
Даже если придет время, не забывай

Лишь разыгрывая печаль, я запутался в собственном самолюбии
Настолько, что даже не видел протянутой руки
Если бы я только заметил лживые поцелуи и простил все эти раны
то понял бы, что снова остался один...

Снова остался один...

IV

Дополнение к главе "Мир 4. Моя Невеста"

Композиция: Naraku / Бездна
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Конфликт тела и инстинктов
Кровь в венах сменила направление
Я будто молча прикасаюсь к ним

Мы были очень красивой парой,
Ибо познали слишком много 「грязи」

Ответь, что любишь меня,
Прежде, чем наша страсть развеется

Будто насмеxаясь, ты жаждешь открытыx ран
А я могу продолжать притворяться
Ведь я познал тебя даже глубже чем боль

Трепыxаясь в мукаx, я наблюдал
как рушатся мои тело и разум
Я словно тонул в этиx рукаx

Мы были очень красивой парой...

Ответь, что любишь меня,
Прежде, чем наша страсть развеется

Будто насмеxаясь, ты жаждешь открытыx ран
А я утопаю в боли, думая о тебе

Хочу верить этим рукам,
Что так нежно ласкают мою шею
Где-то между любовью и ненавистью, я видел сон
Тепло покидает меня

Тогда ушла любовь
испятнанная страстью
И я увидел Бездну

Я верил, что в этой любви - одна лишь похоть
И когда она ушла,
Я увидел Бездну

V

Дополнение к главе "Мир 7. Страдания и Кома"

Композиция: Distress and Coma / Страдания и Кома
Альбом: DIM
Год: 2009
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Пока твоя боль спит,
Наполни меня своей тоской
Пока твоя боль спит...

Здравствуй, моя милая невеста... На что ты смотришь?
Ты не сможешь подобрать взглядом даже бабочки, что упала на пол

То, что я так хочу забыть - слишком белая боль
Раны, говорящие о доверии, не исчезают

Танцуешь, танцуешь, танцуешь и погружаешься в сон
Слезы не остановить
Сдерживаю голос и оставляю легкий поцелуй
на слабо дрожащей руке

Здравствуй, моя милая невеста...Твои стопы горят
Мне нужно сделать этот звон в ушах еще ближе

Неосознанно выпущенный вздох обдает кожу
Улыбаюсь тихо подрагивающему лезвию...
То, что я так хочу забыть - слишком белая боль
Раны, говорящие о доверии, не исчезают

Исчерпанные сны отражают непробудную реальность
Если даже печаль скажет мне, что это - мое истинное лицо,
Пусть это ранит меня - ничего страшного

Не забывай
Ты познала боль, и это привлекло меня

А теперь... Сладких снов

Танцуешь, танцуешь, танцуешь до упаду
Слезы не остановить
Каждый раз, когда пустота заполняет сердце
Кажется, я вот-вот увяну
В своих исчерпанных снах я пою 「снова」
Если даже печаль скажет мне, что это - я сам
Пусть это ранит меня - ничего страшного...

Во сне, что должен однажды завершиться
Расцветает "прощай"

VI

Дополнение к главе "Мир 9. Cобственник"

Композиция: My Devil On The Bed / Мой Дьявол в постели
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Мэри… Зацелуй мою грудь
Женственность Хлои заставляет сходить с ума от желания

Мэри… Твои глаза
Наше теплое дыхание смешивается

Дай волю безумию и инстинктам

Укуси меня, не отводя взгляда
И проведи кончиком языка, чтобы не пролилось

Прекрасный дьявол в постели
Соблазни меня, мастурбируя
Прекрасный дьявол в постели
Давай займемся сексом в темноте

Короткая пьеса
Первоклассный оргазм
От которого ты сразу засмеешься

Гребаное бесконечное шоу

Прекрасный дьявол в постели
Соблазни меня, мастурбируя
Прекрасный дьявол в постели
Давай займемся сексом в темноте

Дай волю безумию

Соблазни меня, мастурбируя

Мой дьявол в постели

VII

Дополнение к главе "Мир 11. Рок-Группа"

Композиция: Defective Tragedy / Неисправимая Трагедия
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Подсказки в пластиковой оболочке
Мелодия самоубийства
Легальный псих на безупречной красной линии
"Мысли томятся, подражая друг другу
Да Позвоночник растворяется в безумии"
Тоска и игра с бритвой
"Искривленный позвоночник не оставляет мне выбора"
Голова усеяна шипами
Черные веки и губы
Мое место - в исцеляющей кромешной тьме
Во лжи, выведенной отломанным лезвием
Похоже, нет спасенья
Я вот-вот забуду даже слова
Временное увлечение

Это въедается в твой мозг
Завистливая душа и неестественная дрожь
Это въедается в твой мозг
Завистливая душа и целеустремленность

Грустная игра с бритвой...
Такой холодный день

Выкричи самого себя
Выпусти свою сущность
Не забывай о жажде свободы
Выкричи самого себя
Выкричи свою боль
Не скрывай своей сущности

Проснувшись, я увидел красноту И в ней отчетливо чувствую "Тебя"

Повторяющийся звук и изрезанные взглядом страницы
Глубокий поцелуй для истерзанного выражения лица
"Завязав глаза любви, даешь клятву на всю жизнь
Не вмешиваюсь, каждый раз чувствуя отчаяние
Тоска и игра с бритвой
Да, не вмешиваюсь...

Неспешный холодный дождь
Даже скопившиеся мольбы
Неспешный холодный дождь
Растворяются в одиночестве
Не отпускай моей руки
Уверен, ведь я отчетливо почувствовал
что "Ты" на бумаге - мое всё
Неспешный холодный дождь
Стекает по щеке

Невозможно спастись

Подсказки в пластиковой оболочке
Мелодия самоубийства
Легальный псих на безупречной красной линии
"Мысли томятся, подражая друг другу
Да Позвоночник растворяется в безумии"
Тоска и игра с бритвой
"Искривленный позвоночник не оставляет мне выбора"

Прошу у неумолимого будущего
о тех днях...
Я поклялся тебе
Вся жизнь - в одно мгновение...
Я просил даже
чтобы идеалы,
навязанные безнадежными переменами
Пали
Шаткая идея

Выкричи самого себя
Выпусти свою сущность
Не забывай о жажде свободы
Выкричи самого себя
Выкричи свою боль
Не скрывай своей сущности

Не в силах протянуть руку и сделать первый шаг
Утраты пляшут в маленьком квадратном садике

VIII

Дополнение к главе "Мир 13. Необходимый Сбой"

Композиция: Required Malfunction / Необходимый Сбой
Альбом: DIVISION
Год: 2012
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Вероятность моей ошибки
Сводит тебя с ума
Мои слова и действия
Их вбили тебе в мозги
Вслед за сбоем
Неминуемо появятся жуки

Ноги не слушаются
Голова идет кругом
Вероятность моей ошибки
Предсказуема
А спустя две минуты
После сбоя
Неминуемо появятся жуки

Ты – моя [нестабильность]
А я твой ужасный вирус
Временами застываем не соединившись
Постоянные неполадки на линии связи

Но… Это не ненависть
Обратная сторона привязанности
Ласковая западня
Все это – сыр в мышеловке

А теперь, отдайся спокойствию холмов

Пейзаж твоей мечты
Он по ту сторону снов
Проваливаешься в мир, где нет ни души
А он принимает тебя в свои объятья
На самое дно

С искренним простодушием
Я дарю вам эту чистую песнь
Чтобы принять эти раны
Раскрой глаза – и ты увидишь
Как расцветает ценность одиночества

Ты – моя [нестабильность]
А я твой ужасный вирус
Временами застываем не соединившись
Постоянные неполадки на линии связи

Но… Это не ненависть
Обратная сторона привязанности
Ласковая западня
Все это – сыр в мышеловке

[Нестабильность] данная тобой

Я не могу двигаться дальше, ведь ты все время рядом

Пейзаж твоей мечты
Он по ту сторону снов
Проваливаешься в мир, где нет ни души
А он принимает тебя в свои объятья
На самое дно

Проваливаешься в мир, где нет ни души
А он принимает тебя в свои объятья
На самое дно
Я не могу двигаться дальше, ведь ты все время рядом

Давай бросимся вниз

IX

Дополнение к главе "Мир 14. Joker"

Композиция: Attitude / Отношения
Альбом: DIVISION
Год: 2012
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

[Выйди за пределы разума]
Это запечатлится и останется с тобой до самой смерти

Выйди за пределы самого себя
Эта ситуация не принесет ничего

[Выйди за пределы разума]
Это запечатлится и останется с тобой до самой смерти

Выйди за пределы самого себя
Эта ситуация не принесет ничего

Каждый день я жажду встряски
Громче, еще громче…
[РАСКОЛ]
Оставь свои страхи
Выплесни жадность наружу

Этот мир претерпел изменения
И они мне не нравятся
Этот мир претерпел изменения
Яд не распространяется
Этот мир претерпел изменения
И если в нем есть король…
Этот мир претерпел изменения
То кто же джокер?

Каждый день я жажду встряски
Громче, еще громче…
Каждую ночь меня не оставляет тошнота
Ну же, сведи меня с ума

Способ утолить желание
Это мое отношение к себе
Лишь звук господствует во мне
Порождение самодовольства

[РАСКОЛ]
Оставь свои страхи
Выплесни жадность наружу
Оставь свои страхи
Мой враг – я сам
 
KsinnДата: Понедельник, 02.09.2013, 19:42 | Сообщение # 51
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
X

Дополнение к главе "Мир 15. Парадокс Акустики"

Композиция: Without a trace / Без Следа
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Шаг за шагом я лишаюсь xрупкого сознания
беззвучно ступаю
и, превратившись в пепел
рассыпаюсь
вот и все...только и всего
Без следа

то чувство, что я познал
оно ниже слабости
ползу по дну своего спутанного сознания
и спрашиваю у подсознания
"я не вижу, что принесет завтрашний день"

затаив дыxание в застывшем сезоне
ты, что так ждала спасения
ушла в никуда
увядшая песня рыдает
но она больше не слышна

слезы что я пролил по утрате
продолжают течь от пережитыx страданий
будто оставляя на произвол судьбы
все вы закрываете глаза

обвитое вокруг спирали тело
медленно медленно скручивается
в горле шипами засели тысячи вопросов
"что я могу спасти?"
будущее умирает у меня на глазаx

затаив дыxание в застывшем сезоне
ты, что так ждала спасения
ушла в никуда
увядшая песня рыдает
но она больше не слышна

чтобы застоялая дымка не развеялась...
чтобы живое доказательство не исчезло...

если моя песня достигнет тебя
ты наверное сочтешь ее лицемерной

затаив дыxание в застывшем сезоне
ты, что так ждала спасения
ушла в никуда

моего голоса больше не слышно —
он безвозвратно утрачен
знаю, это мое наказание

XI

Дополнение к главе "Мир 16. Отношения"

Композиция: See Who I Am / Посмотри, кто я
Альбом: The Silent Force
Год: 2004
Исполнитель: Within Temptation
Перевод: ЭМОтоЧКА из Монино

***

Это правда, что они говорят?
Или мы слепы и не в состоянии найти свой путь?
Страх перед неизвестностью окутал наши сердца.
Зайди в мой мир,
Взгляни на все моими глазами.
Попытайся понять,
Что мне не хочется потерять то, что мы имеем.

Мы были мечтателями.
Кто станет отрицать,
Что лучше всего жить
Между истиной и ложью?

Посмотри, кто я,
Постарайся постичь мою суть.
Дотронься до моей руки,
Покажи им, что мы можем
Освободить разум и найти свой путь.
Мир в наших руках,
Это - не конец.

Страх изнуряет душу,
Если нет пути назад
Мы должны измениться так,
Как мы бы этого хотели.
Я приду в твой мир,
Посмотрю на все твоими глазами..
Я попытаюсь понять,
Прежде, чем мы потеряем, что имеем.

Мы должны верить,
Мы должны пытаться.
Мы можем быть выше
Их истины и их лжи.

Посмотри, кто я,
Постарайся постичь мою суть.
Дотронься до моей руки,
Покажи им, что мы можем
Освободить разум и найти свой путь.
Мир в наших руках,
Это - не конец.

Я слышу
Их обвиняющее молчание.
Хватит ли нам сил,
Если их власть сильнее?

Посмотри, кто я,
Постарайся постичь мою суть.
Дотронься до моей руки,
Покажи им, что мы можем
Освободить разум и найти свой путь.
Мир в наших руках,
Это - не конец.

XII

Дополнение к главе "Мир 17. Терпкое Желание"

Композиция: Red / Красный
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: alwynbeck

***

Настолько же, насколько хорошо я знаю тебя,
Я перестаю понимать тебя

Хоть и «красную нить» нельзя увидеть,
То, во что я верил, невозможно вернуть

Обними меня. Хоть я и знаю о лжи, я не могу скрыть своё увлечённое сердце.
Я наполнен твоим жаром, тонущем на губах. Не вернуть. Теперь уже

Под полившимся дождём,
Не раскрывая зонт, дрожу,
Потому что я боюсь узнать одиночество,
Я хотел тебя

Хоть и «красную нить» нельзя увидеть,
То, чего мы желаем, невозможно вернуть

Обними меня. Хоть я и знаю о лжи, я не могу скрыть своё увлечённое сердце,
Я наполнен твоим жаром, тонущем на губах. Не вернуть теперь уже

Я киваю в ответ на слова, перемешанные со вздохами:
«Мы снова сможем улыбаться своим ошибкам»
Я хочу верить в это

Хоть и «красную нить» нельзя увидеть,
То, во что я верил, невозможно вернуть

Если у всего есть конец,
Мы двое обязательно навеки...
Если говорят, что не существует достоверных вещей,
Я могу поклясться о нашем завтрашнем дне

Обними меня. Хоть я и знаю о лжи, я не могу скрыть своё увлечённое сердце,
Я наполнен твоим жаром, тонущем на губах. Не вернуть. Теперь уже

XIII

Дополнение к главе "Мир 18. Ночной Полет"

Композиция: Shiroki Yuutsu / Белая Меланхолия
Исполнитель: The GazettE

***

Вне драпов, трепещущих на ветру
то, что дрожало в слабом голосе, не было моим телом,
Впервые, я чувствовал "потерю"

Беспокойство, которое несмываемо окрашивает и не будет уходить,
Собираясь, забывает теплоту руки стирания,
Белые стены пластыря похищают мое душевное спокойствие,
Сколько времен я буду видеть апрель прежде, чем он закончится?

Я крошу это легко только от наших путей пересечения,
Правильно, я более хрупок, чем я делал вид

Слегка я дрожу в страдании,
О Меланхолия, которая не показывает в улыбке, что я возвращаюсь, туда, где..
Значение БЫСТРОТЕЧНОСТИ, понятой слабостью, я размышляю,
Теперь, таким образом я могу защитить тебя, таким образом я могу держать тебя..

Скажите, что ответ - ложь, улыбаясь и говоря мне, что это - дурной сон

Неспособный дышать, просто устойчивый,
О Меланхолия, которая полностью закутывает сдержанные слова, туда, где..
Завтра я хотел держаться, цветет даже теперь,
как будто защищать тебя
дрожание, дрожа, дрожа

XIV

Дополнение к главе "Мир 19. В одно целое"

Композиция: Uncertain Sence / Неясное чувство
Исполнитель: The GazettE
Перевод: с английского by July Sakurai ©

***

Я чувствую...даже если здесь ни души
твое ослепительное сияние

Даже если время оставило тебя
ничего не нужно менять
Даже если ты теряешь кого-то из виду
Ничто не меняется
Будь собой...
живи для себя в этот раз

То что ты бросила...
Твои последние слова
Все что ты любила
Я верю, ничто не меняется
То что ты бросила...
Твои последние слова
Вся реальность и правда
Никто не в силаx забрать ее у меня

Я чувствую...Твое дыxание и пульс
Болезнь? Ты не видишь этого сияния?
Научи...Только я могу его видеть?
Почему ты смотришь на меня так печально?

Пока этот мрак не развеется
Я вывожу твое имя на небесаx
Наверно, ты будешь злится
Я понимаю...прости

То что ты бросила...
Твои последние слова
Вся реальность и правда
Научи...

Ты видишь сияние?

Я чувствую...Твое дыxание и пульс
Болезнь? Ты не видишь этого сияния?
Научи...Только я могу его видеть?
Почему ты смотришь на меня так печально?

То что ты бросила...
Твои последние слова
Все что ты любил
Я верю, ничто не меняется
То что ты бросила...
Твои последние слова
Вся реальность и правда
Никто не в силаx забрать ее у меня

Ты рыдала над моим бездыxанным телом
Я умер в тот день...у тебя в груди
Ты рыдала над моим бездыxанным телом

Я умер...

XV

Дополнение к главе "Мир 20. Басист"

Композиция: Kago no Sanagi / Клетка куколки
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Я завишу от твоего существования

Мой разум разорван в клочья, и это твоя вина
Распустившись в мире печали, цветок увядает
Ощущения отпечатались на голой коже, от них не избавиться
Ты помнишь слова, смешавшие наше дыхание?

Можно раствориться в этой сладкой лжи прямо сейчас
Если все стало таким запутанным, пускай разлетится вдребезги

Скрыв сердце за слоем румян, растворяюсь в свете красных фонарей
Остатки аромата на волосах навлекают полудрёму
И я мерно покачиваюсь на ее волнах
Кажется, стоит протянуть руку, и достанешь до небес, но сейчас они так далеко
И вот… слезы на глазах

Мы забыли закрепить нити, связующие нас, и чувства растаяли
Куколкой мне не покинуть клетки
И вновь в горле комком засела грусть цвета заходящего солнца

Похоронив сердце под слоем румян, растворяюсь во тьме поздней осени

Я тогда еще не понимала, что никогда больше не смогу тебя коснуться
Смотрю на небо и вижу тебя – ты до сих пор не исчез

Следующая ночь не простит мне моих слез
Это – логово беспощадного вожделения
Я ничего не скажу, ведь даже простое «прощай» будет неправильным

Давай не будем ворошить прошлое
Свет красных фонарей скрывает от меня и теперешнее, и будущее
Я и дальше буду в одиночестве бродить по своей клетке, вдыхая остатки аромата…
Ты не исчезнешь

Я завишу от твоего существования

XVI

Дополнение к главе "Мир 21. Сделка"

Композиция: Nausea & Shudder / Тошнота и Дрожь
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold ©

***

Так долго. К свету
Так долго. К безымянной свободе
Так долго. Проглоти свою тревогу
Так долго. Лети выше всех

Сорви дырявые крылья. Взлетай, раскрой глаза.
Даже если Небеса покрыты грязью, они станут Раем.
Взвалив на себя дни с содранной позолотой,
Сожри монотонные неодобрительные возгласы.
Двигайся дальше, словно выдалбливаешь раны,
Да, перед твоими глазами все настоящее.

Так долго. Разрывая тьму
Так долго. К безымянной свободе
Так долго. Проглоти свою тревогу
Так долго. И сердцебиения дрожь

По спирали, мой вопрос и ответ. По спирали, отвращение к самому себе
На краю печали, что заворачивается петлей. Я вижу Дверь в Небеса

Летящая на запад птичья стая, в конце концов почувствовала одиночество,
И посмотрев на свои истощенные крылья, сказала: «А там есть все то, что мы искали?».
Лучше конец мира, погружающегося в тень, чем то, что видел каждый.
И я изо всех сил молился свету, что, казалось, исчезнет.

Так долго. Разрывая тьму
Так долго. К безымянной свободе
Так долго. Проглоти свою тревогу
Так долго. И сердцебиения дрожь

По спирали, мой вопрос и ответ. По спирали, отвращение к самому себе
На краю печали, что заворачивается петлей. Я вижу Дверь в Небеса

В глубоком медленном небе,
Я дрожу, прикасаясь к будущему.
Ничего страшного, если оно исчезнет без следа.
Так сказала, улыбаясь, «Безымянная Свобода».

Здесь и сейчас льется свет
Поклянись, что не отведешь глаз от дрожащего будущего.

XVII

Дополнение к главе "Мир 22. Цепная Реакция"

Композиция: The Suicide Circus / Цирк Самоубийств
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Разложение видения
Это ад на Земле
Я ощутил холод
Огорчение усиливается
[ТИК-ТАК…]
Никто не может повернуть время вспять
Не отводи взгляд
Цирк самоубийств

Давняя ненависть и молодой хладнокровный разум
Источник холода
Там копошится нищета
[ТИК-ТАК…]
Никто не может повернуть время вспять
Сцена жестокости рассыпалась

Людей привлекает удушающая яркость
И даже страх в коснувшейся меня руке в конце концов исчезает
Метаморфоза

Все вокруг парализовано
Цепная реакция
Сторонники с одинаковой болью

В руках будущее, которое невозможно спасти
И эта слабость, что сделала неверный шаг
Отрежь ту удрученную часть себя, которую ты упустил из виду
И это одиночество, которое ты хотел, чтобы я познал
И меланхолия, в которой мы теряем друг друга
В те дни, когда страдания заполнили все
Ненавижу слова, причиной которым любовь
И безумие свое признаю без сожалений

И нет пути назад
Мне не выбраться из этих пут
Даже смерть становится жертвой

Жестокий день
Глубины бездны
Цирк самоубийств
Почему это повторяется?
Цирк самоубийств
Правосудие пало
Глубины бездны
Цирк самоубийств
Почему это повторяется?
Цирк самоубийств

XVIII

Дополнение к главе "Мир 23. Из Gazette"

Композиция: Gabriel On The Gallows / Габриэль на Висилице
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Детка, детка…
Куда же ты идешь с таким измученным лицом?
[Хочу сбежать от этой боли…]
- жить или умереть –
Чушь собачья
Недобитая змея

Что ты хочешь сказать своим пронзительным криком?
Слабоумие

Под красным солнцем
Я спрошу еще раз
[Я здесь, чтобы отыскать рай, подобный аду…]
Мне приснился кошмар
Такой ужасный, и такой прекрасный

Детка, детка…
Куда же ты идешь с таким измученным лицом?
[Хочу сбежать от этой боли…]
- жить или умереть –
Чушь собачья
Недобитая змея

Что ты хочешь сказать своим пронзительным криком?
Слабоумие

Галлюцинации затягивают тебя в Эдем
Где нет ни души
Фальшивый страх покинул тебя
Девочка играет с белой веревкой
Марионетка на виселице

Танцуй пока не умрешь
Фатальный вальс
Как Габриэль

Твои крылья оторваны
Ты падаешь на дно
Виселица… Под голубыми небесами
Тебе это нужно
Виселица… Под голубыми небесами
Ты скорбишь
Виселица… Под голубыми небесами
Ты не можешь умереть

Что ты хочешь сказать этим пронзительным криком?
Слабоумие

Галлюцинации затягивают тебя в Эдем
Где нет ни души
Фальшивый страх покинул тебя
Девочка играет с белой веревкой
Марионетка на виселице

Танцуй пока не умрешь
Фатальный вальс
Как Габриэль
Твои крылья оторваны
Ты падаешь на дно

Танцуй пока не умрешь
Фатальный вальс
Как Габриэль
Твои крылья оторваны
Ты падаешь на дно

Виселица… Под голубыми небесами
Тебе это нужно
Виселица… Под голубыми небесами
Ты скорбишь
Виселица… Под голубыми небесами
Ты не можешь умереть

Ты навеки останешься прекрасным

XIX

Дополнение к главе "Мир 24. Скрежет"

Композиция: Voiceless Fear / Безмолвный Страх
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Посреди сияния тишина поглощала мой крик
Безмолвная ирония судьбы

Боль учащается. Я вот-вот провалюсь во тьму. Мгновенная пустота.

Чувство дикой боли, словно тонущей на дне сознания
Холодный дождь ломает меня, оплетая вены

По прежнему ничего не понимаю. Занавес трагедии опустился. Безмолвие продолжается.

Вздрагиваю от ответа, брошенного мне в лицо
「Если я тебя уничтожу, забудь как кричать... 」

Избавиться от страха во мне
Он припечен ко мне, его не отделить
Накрыв с головой, копошится
В моем поврежденном горле

Очнувшись ото сна, просто наблюдаю за протекающими днями
В реальности, что не изменится, даже сломленная гневом

Киваю завтрашнему дню, брошенному мне в лицо
「Если я тебя уничтожу, забудь как кричать... 」

Избавиться от страха во мне
Он припечен ко мне, его не отделить
Накрыв с головой, копошится в моем горле
Там, в том месте, что познало пустоту,
Потанцуем же с несовпадающими шестеренками

Пока страх не исчезнет
Ирония судьбы
 
KsinnДата: Понедельник, 02.09.2013, 19:42 | Сообщение # 52
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
XX

Дополнение к главе "Мир 25. Vortex"

Композиция: Vortex / Вихрь
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by July Sakurai ©

***

Злоба углубляет раны так, что их больше не стереть
Сверля слабоумную голову, она придает гул роящимся жукам

Ты знал, что эта любовь - одноразовая, и все же обратил уловку в деньги
[Просто и ясно, завтрашний день безобразен]
Все заканчивается, как только ты это понимаешь

Биения завихряются, искажаясь
Танцуют посреди рвоты

Прямо на моих глазах
Мир прогнил насквозь
Прямо на моих глазах
Ты убиваешь
Слишком ужасно, чтобы оставаться с тобой
По вращающемуся замкнутому кругу
Исчезаю в механическом небе

[ПОЛЧИЩА ЖУКОВ]

Проведи шершавым языком по желанию
Покажи бездушной кукле мечту
И страдания обратятся в радость

Я не хочу стать таким же гребанным мусором как ты
Вихрь индустрии
Заткнись и дрочи!

Единственное, что ты знаешь обо мне...
Тебе не отнять моей души
Единственное, что ты знаешь обо мне...
Я не могу ответить на твои глупые желания

Проваливаюсь в кромешную тьму

[ПОЛЧИЩА ЖУКОВ]

Даже чистейший голос покрыт грязью
Прямо сейчас окунаюсь в эту ложь

[ПОЛЧИЩА ЖУКОВ]

Став отбросом, ты потеряешь ценность
И слезы пьесы не достигнут твоей души

Я не хочу стать таким же гребанным мусором как ты

XXI

Дополнение к главе "Мир 26. Человек, который не думает о себе"

Композиция: Kagefumi / Салочки
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Глухие шаги Лунный свет на бледной коже
Твои руки холодны
Я не отпущу их, а когда придет рассвет - скажи
Отбросишь ли ты все сомнения ради меня?

Желание обрести веру в завтрашний день,
Сломало в нас что-то
Казалось, все вокруг искажено
Скажи, ты еще можешь улыбаться?

Обними меня Чтобы в памяти сохранить этот миг
Однажды наши голоса уже не достигнут друг друга
Скоро мы растворимся в танце капель дождя
И отзвуки наших шагов сольются,
Пока не затихнут совсем

Просто крепче возьми меня за руку
Сейчас не нужно больше ничего
Ведь вера в тебя – мой единственный свет

Обними меня Чтобы в памяти сохранить этот миг
Однажды наши голоса уже не достигнут друг друга
В танце капель дождя я иду без зонта
И меня накрывает печаль

Никогда не переставай любить
Моё ослабевшее сердце
Рука об руку мы с тобой идем к свету
Наконец мы снова будем вместе

Не забывай Ведь это еще не конец

XXII

Дополнение к главе "Мир 27. Кофейные Зерна"

Композиция: Pledge / Обещание
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: неизвестно

***

После того, как чувства были оскорблены
Мне стало всё равно
Подумай над количеством совершенных ошибок
Ты должна была внимательно следить за этим
Какая-то незначительная ложь похоронила тебя
Это похоже на обмен сомнениями
Сердце знает потерянный смысл (Сердце знает каково терять смысл)
Который не меняется уже две зимы

Ты не видишь как завтра всё запутано
Когда ты плачешь, голос становится громче
Разве можно искать слова как слезу, которую словили?

В повседневной жизни, которая была завернута в одиночество, была любовная связь
Подумай хорошенько, прежде чем начать искать свет

Чувство края, как в голове,в которой нету ни единой капли лжи
Разумеется, рядом с твоей дверью…
«Мне не важно, сколько раз ты скажешь »Я тебя люблю»
Просто будь рядом со мной»
Голос дрожал и ты плакала
Ты превзошла себя, захотев уйти

Для начала, последние слова были связаны с твоими руками
(в каком-то идеальном сне)
Оказавшись плечом к плечу, заснуть не может ни один
Маленькая ложь поменяла размер
Начиная рассеиваться в белом дыхании
Как забыть смысл потери
Неоднократно вырезанной в душе

Сказав здесь «Прощай», ты бы ушла
Старайся следить за словами, чтобы не наступать на одни и те же грабли

Подобно проверке любви двух людей
Горе тоже приходилось проходить
Завтра эти двое могут исчезнуть
Они больше не плачут,что радует

Когда-нибудь, подобно сезонам, которые меняются,
Эти люди тоже могут измениться
Ночью, когда приходит грусть
Помни про это

Это никогда не закончится
Двое во сне...

XXIII

Дополнение к главе "Мир 28. Тьма Души"

Композиция: Derangement / Помешательство
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai

***

Я болен Спрашиваю у себя
Ложь – уже через край
Видишь? Эти чувства…
Тишина прибивает своим холодом

Ты дала мне все, а теперь
Поверишь ли ты мне снова?
Эта болезнь
Прежде чем убить тебя,
Я хочу вернуть те бесцветные дни

[СОСТОЯНИЕ ОТУПЕНИЯ]
Я сам себе противен
Меня затягивает в замкнутый круг
Тишина, Эскапизм, Ложь
Безвозвратно изгнивший исток

Ты дала мне все, а теперь
Поверишь ли ты мне снова?
Эта болезнь
Прежде чем убить тебя,
Я хочу вернуть те бесцветные дни

И не исправить ошибок ушедших дней
Это гложет изнутри
Ни за что тебя не отпускать
Не исправить ошибок ушедших дней
Это гложет изнутри
Исчезнуть, прежде чем я убью тебя
Это [Помешательство]

Ты дала мне все, а теперь
Поверишь ли ты мне снова?
Эта болезнь
Прежде чем убить тебя,
Я хочу вернуть те бесцветные дни

[СОСТОЯНИЕ ОТУПЕНИЯ]
Я сам себе противен
Меня затягивает в замкнутый круг
Тишина, Эскапизм, Ложь
Безвозвратно изгнивший исток

Дно прогнившего сознания
Факт тобою данный
День перемен

Никогда не забывай
Следующий круг – верная смерть

И не исправить ошибок ушедших дней
Это гложет изнутри
Ни за что тебя не отпускать
Не исправить ошибок ушедших дней
Это гложет изнутри
Исчезнуть, прежде чем я убью тебя
Это [Помешательство]

Я заберу тебя
На ту сторону боли
Не отпущу тебя
Да Пусть даже мы превратимся в пепел

XXIV

Дополнение к главе "Мир 29. На Ощупь"

Композиция: D.L.N. / Темная Долгая Ночь
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by July Sakurai ©

***

Я знал все с самого начала Поэтому мне не грустно
Понемногу, я будто считаю цифры

Цвет увядших растений блекнет
Не знаю, когда этот сезон закончится

Дни, в которые я иду по твоим следам, влекут за собой дни
в которые я прислушиваюсь к твоим следам
Ведь я потерял надежду изменить будущее

Иду на звук увядающих растений
и чувствую как сезон подходит к концу
Пора, когда цветы обретают краски и гордо расцветают
А что остается мне?

Луна закрывает занавески, но солнце все равно освещает меня
Я знал все с самого начала Поэтому мне не грустно

И когда я проснусь, пусть даже ночь не закончится, и звезды не будут сверкать
И пусть весь свет, что окрашивает улицы, исчезнет...
Я увидел достаточно радостных лиц тех, кого должен оберегать
и последних вздохов тех, кого любил
Довольно

Песнь овечки в долгую темную ночь

XXV

Дополнение к главе "Мир 30. Белое на Красном"

Композиция: Guren
Исполнитель: The GazettE
Перевод: неизвестно

***

Проходящие дни притягивали нас
Боль равнялась с радостью
Обе руки отражали это
Я плачу когда думаю о тебе

Дождь из грусти
Хорошо оставаться просто чужаком
Я опасаюсь за покой, Я вспомнил
Что ты хочешь увидеть в этой пошатнувшейся мечте?

Я не хочу, чтоб ты исчезала
Позволь мне услышать еще вздох
Слабое сердцебиение, которого здесь нет
Я хочу, чтоб ты пришла сюда

Неизменные мечты, если это продолжается
Пожалуйста, не останавливайся в своем счастье
Даже если это не нужно выкрикивать , но
Подавленные дни, наваливаются на меня

Я не хочу, чтоб ты исчезала
Позволь мне услышать еще вздох
Слабое сердцебиение, которого здесь нет
Я хочу, чтоб ты пришла сюда

Даже руки спасения в неопределенности
Будет ли там запас промежутков без обрывания струны?

Я хочу услышать даже вздох
Несущественный ритм сердцебиения
Прикосновение избавляющих молитв

Имя, которое я не могу выкрикнуть я удерживаю близко
Считая на пальцах, Я не хочу чтоб завтра исчезло
Слыша закрытыми ушами
Звук разбитой колыбели

Весенняя пора никогда не придет вновь
Алый лотос в цвету...

XXVI

Дополнение к главе "Мир 31. Яд и Слезы"

Композиция: Burial Applicant
Исполнитель: The GazettE
Перевод: неизвестно

***

Здравствуй, дорогой, убей меня нежно.
Сожженное тело не оставляет тебя в покое.
Прокричав, что не можешь спасти меня,
Увидишь ли ты наконец смерть?
Могу ли я принимать твое сбивчивое дыхание за обман?

Под скрипами, что капают по мне, как дождь,
Моя дрожь не прекращается.
Я разорву узлы, сдавливающие меня, с болью,
Которую смогу понять и пережить только я сам.

Умри за меня..., тебе этого не спасти.
Не так? Ответь мне.
Позволь своим глазам дрогнуть,
Ибо нет лжи в пролитых слезах.
Моя рука..., глаза...,разум..., и дыхание.
То, что осталось в конце - гнилые воспоминания, которые сожгли,
И остатки, которые не способны спасти и ребенка.

Тень сюжета этой фотографии сошла с ума.
Ненависть и страх кричат вместе.
Видя отслаивающуюся любовь, почему это тело должно еще и разлагаться?
Во тьме, что смеется красным, были обронены глупые слова.
Каждый раз вдох получался похожим на ту "ненависть"

Под скрипами, что капают по мне, как дождь,
Моя дрожь не прекращается.
Я разорву узлы, сдавливающие меня, с болью,
Которую смогу понять и пережить только я сам.

Здравствуй, дорогой, убей меня нежно.
Сожженное тело не оставляет тебя в покое.
Позволь моим желаниям достичь уха, слышавшего голос новорожденного и пронзительные крики, до дня ямы.
Однако, пожалуйста, заставь их утонуть в этих мокрых глазах,
Утонуть, как будто их проглотили,
Глубоко... Чтоб они больше никогда не коснулись меня,
Как и те искаженные воспоминания, что смеются надо мной.

Умри за меня..., тебе этого не спасти.
Не так? Ответь мне.
Позволь своим глазам дрогнуть,
Ибо нет лжи в пролитых слезах.
Моя рука...,глаза...,разум..., и дыхание.
То, что осталось в конце - гнилые воспоминания, которые сожгли,
И колыбель, которая не может полюбить ребенка.

XXVII

Дополнение к главе "Мир 32. Семиструнная Печаль"

Композиция: Venomous Spider's Web / Ядовитая паутина
Альбом: TOXIC
Год: 2011
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

БОЛЬ-ЗАВИСТЬ-ГОРЕ-ЯРОСТЬ
СОТРИ-ГОЛОВНУЮ БОЛЬ-БЕСПОКОЙСТВО-ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ

В свитой из ниток красочной западне
Я облачен в аморальность

«Улыбнись-ка мне приветливой улыбочкой»
Лезвия ярко сверкают по краям мозаики

Словно бактерия
Ты продолжаешь размножаться
Словно бактерия
Паук, что разрушает меня

Смертельный яд разливается по всему телу
Я будто высосан до мозга костей

Буйство ядовитого паука
Избавь меня от этого смертельного яда
Буйство ядовитого паука
Этот яд слаще меда

Это ловкая западня
Избавь меня от этого смертельного яда
Словно бактерия
Паук, что разрушает меня

Идеальная западня…
Избавь меня от этого смертельного яда

XXVIII

Дополнение к главе "Мир 33. Когда снег тает"

Композиция: Remember The Urge / Помни импульс
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold ©

***

Я заполнил пустоту черной краской
Где я начал сходить с ума?
Я уже не такой, как в тот день Отвратительное соперничество
Из-за того, что я слишком долго смотрел ослепительные сны,
Сейчас я ничего не чувствую

Ты, что предалась «фантазии»
Твои ослепительные сны наверняка такие же, как и у меня
И сейчас ты лишь наблюдаешь за временем

Эй, ты слышишь?
Холодный отзвук, с которым погасло сердце
Что останется
На краю мира, что начал рушиться?

Мой личный враг
Нужно нарушить его покой сейчас
Твой личный враг
Никогда не избегай взгляда
Знай своего врага

Что ты видишь в бесконечной пустоте,
Настолько темной и беспроглядной, что не передать словами?
Мечты хрупкие, и когда все заполнили страдания
Верить можешь лишь ты сам

Эй, не забывай
Даже если за светом, что отражается в этих глазах
Существует глубокая тьма
Правда ведь одна, так?

Эй, ты слышишь?
Холодный отзвук, с которым погасло сердце
Что останется
На краю мира, что начал рушиться?

XXIX

Дополнение к главе "Мир 33. Когда снег тает"

Композиция: Remember The Urge / Помни Импульс
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold ©

***

Я заполнил пустоту, словно замазал черным
Где я начал сходить с ума?
Я уже не такой, как в тот день Отвратительное соперничество
Из-за того, что я слишком долго смотрел ослепительные сны,
Сейчас я ничего не чувствую

Ты, что предалась «фантазии»
Твои ослепительные сны наверняка такие же, как и у меня
И сейчас ты лишь наблюдаешь за временем

Эй, ты слышишь?
Холодный отзвук, с которым погасло сердце
Что останется
На краю мира, что начал рушиться?

Мой личный враг
Нужно нарушить его покой сейчас
Твой личный враг
Никогда не избегай взгляда
Знай своего врага

Что ты видишь в бесконечной пустоте,
Настолько темной и беспроглядной, что не передать словами?
Мечты хрупкие, и когда все заполнили страдания
Верить можешь лишь ты сам

Эй, не забывай
Даже если за светом, что отражается в этих глазах
Существует глубокая тьма
Правда ведь одна, так?

Эй, ты слышишь?
Холодный отзвук, с которым погасло сердце
Что останется
На краю мира, что начал рушиться?
 
KsinnДата: Понедельник, 02.09.2013, 19:43 | Сообщение # 53
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
XXX

Дополнение к главе "Мир 34. Цепи"

Композиция: Cassis / Бальзам
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Снова и снова я лишь заставлял тебя грустить
И даже причинив тебе боль, я не мог пошевелиться
Почему так больно прикасаться к тебе?
В страхе потерять тебя навсегда, я раз за разом повторял одно и то же

Прижавшись к тебе, я хотел стереть этот день, который невозможно забыть
И ты, ничего не спрашивая, просто взяла меня за руку

Даже если завтра твои чувства исчезнут, я по-прежнему буду любить тебя
И даже если завтра ты не увидишь меня, я по-прежнему буду любить тебя

Я буду уверенно идти в неясное будущее
Я продолжаю уверенно идти в будущее, туда, где ты…

И я думаю о тебе так, что забываю о печали
Каждый раз, когда считаю ночи, в которые мы не встретились,
В груди разгорается огонь

И от того, что мы не сошлись во мнениях, мне все более одиноко
Пожалуйста, не плачь одна
Какое бы расстояние не разделяло нас, давай верить друг в друга

Я хочу все так же улыбаться
Пожалуйста, не заставляй меня ранить тебя
Не хочу возвращаться к мыслям, что поблекли со временем
Даже если завтра твои чувства исчезнут, я по-прежнему буду любить тебя
И даже если завтра ты не увидишь меня, по-прежнему буду любить тебя
Смотри только на меня и не отпускай моей руки

Я буду уверенно идти в неясное будущее
Продолжаю уверенно идти в будущее, туда, где ты…

XXXI

Дополнение к главе "Мир 35. Пропажа"

Композиция: YOIN / Эхо
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Конец мечтам
Они прогнили насквозь
Голосам не пробиться сквозь них, они не пропустят и звука
На экранах сплошная ложь
Любые отголоски овеяны туманом

Это зрелище
Надежда повлекла за собой цепь из слов
Это зрелище
Дни проходят
И слабеющие мольбы уходят в море

Прекрасный свет Едва заметное уродство

Капли дождя, что вплавляются в мою кожу
Медленно
Осторожно пытаюсь проникнуть в глубины идеи,
И понимаю «Однажды все это станет ветром»
Я должен был знать

Прекрасный свет Едва заметное уродство
Неприкрытые чувства тихо набирают силу, и в конце концов умирают

Капли дождя, что вплавляются в мою кожу
Медленно
В глубинах идеи
Пронзительная реальность
Море утрат
День, когда я скорбел,
Осознав свое бессилие

XXXII

Дополнение к главе "Мир 37. Сломленный"

Композиция: Nakigahara
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Если бы можно было позабыть весенние краски, то я мог бы тихо сойти с ума
Утонул бы взглядом в разлагающейся красоте,
И нашел бы силы улыбнуться - просто, это и есть одиночество
Весенние краски моего третьего заключения. Задержав дыхание, плыву по грязи
Вид тонущего и бьющего ногами о воду - это скучно, как я и думал
Наверное, так легко было ранить сильной рукой, что уничтожает реальность
Похорони свое имя

Прогнившие корни пускают рябь по поверхности воды
Шестеренки вращаются, словно изгибаясь
Прислушиваюсь к скрежету. Наверное, я окончательно схожу с ума?
Вокруг - мелкое море из запретных слов. Оно грязно настолько, что кажется блестящим

Прощай, проваливаюсь во тьму, где не существует законов
Прощай, это конец

Слезы, слезы, слезы, дождь из слез
Они переполняют меня каждый раз, лицом к лицу с небытием
Переплетенные слова расплываются
Слезы, слезы, слезы, однажды они высохнут
Тишина убивает
Когда шаги теней прекратяться, я сойду с ума

Прогнившие корни пускают рябь по поверхности воды
Шестеренки вращаются, словно изгибаясь
Бросившись к скрежету, я заметил
Заметил схожесть с этим

Слезы, слезы, слезы, дождь из слез
Они переполняют меня каждый раз, лицом к лицу с небытием
Переплетенные слова расплываются
Слезы, слезы, слезы, одиноко падают вниз
Если мне суждено жить в тишине
Искромсай меня так, чтобы я больше не смог улыбнуться

Вот он я, что любил тебя
Вот он я, что не спускал с тебя глаз
Вот он я, что нуждался в тебе
Вот он я, что потерял тебя
А вот ты, что любила меня
Вот ты, что не спускаешь с меня глаз
Вот ты, что сломала меня
Вот ты, что завладела мной
Вот ты, что погубила меня...

XXXIII

Дополнение к главе "Мир 38. Вокалист"

Композиция: Ibitsu / Искажение
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Искажение! Куда же оно
Меня заведет?

Вы всё режете бессмысленно, я закрыл на это глаза
И увидел один лишь пустой инстинкт
Все пять чувств побуждают вас испить этого меда
И горечь, и радость для вас, что сброшенная кожа

Разбиваясь об ослепительные идеалы, всё уплывает в море хлама

И вот я замечаю, что и сам становлюсь таким же
Однажды поддавшись желанию, уж не вернешься назад
А когда, насытившись, я поднял глаза к небу,
То увидел, что его вконец затянули тучи

И даже тот цветок, что распустился среди хлама, все равно завянет

Этот искаженный пейзаж смеется надо мной
Но отведешь глаза – и однажды он растает

Будущее туманно. Неужели все, что нас там ждет – это жалкие остатки «творчества»?

Ослабев, я бессильно качаюсь
На воде уродливой реальности
Может, стоит отдаться течению, и делать как все
И тогда я вновь смогу увидеть чистое небо?

Надежда – перед глазами, но мне ее не достать
Я и не заметил, как мое сердце наполнилось противоречиями

И даже эта ничтожная «фантазия» в конце концов уйдет в небытие
Отведешь глаза – и однажды она растает
Время на исходе
Все вокруг искажено…

Будущее туманно. Неужели все, что нас там ждет – это жалкие остатки «творчества»?

Или же мои противоречия?

XXXIV

Дополнение к главе "Мир 39. Сомнения означают Смерть"

Композиция: Hesitating Means Death / Сомнения означают Смерть
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by Selena Silvercold & July Sakurai ©

***

Эти дни были полны недоверия
Я потерял врага из виду
Я не заметил западни
[Как я глуп...]
Положить конец спокойствию
Я еще не могу умереть
[Я не могу пропустить этих глаз из-за судьбы]

Эта пуля - начало всего
Не забывай о намерении, что возвело курок
Я ставлю все на эту пулю
Не забывай чувств, что возвели курок
Сомнения означают смерть

[Бесчисленные слезы] [Бесконечная сцена] [Безымянная свобода]
Я все еще помню
Ибо я молился упорнее чем кто-либо
Я верю в это

Эта пуля - начало всего
Не забывай о намерении, что возвело курок
Я ставлю все на эту пулю
Не забывай чувств, что возвели курок
Сомнения означают смерть

Даже если моя мечта потерпит крах
Даже если мое горло разорвется
Эта песня продолжит существовать
Я отдам все, что мне дорого
[Это - судьба]

Эта пуля - начало всего
Не забывай о намерении, что возвело курок
Я ставлю все на эту пулю
Не забывай чувств, что возвели курок
Сомнения означают смерть

Даже если моя мечта потерпит крах
Даже если мое горло разорвется
Эта песня продолжит существовать
Словно вырезая...
Даже если моя мечта потерпит крах
Даже если мое горло разорвется
Эта песня продолжит существовать
Я отдам все, что мне дорого
[Это - судьба]

XXXV

Дополнение к главе "Мир 40. Остановка Сердца"

Композиция: Dim Scene / Сумрачная сцена
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by July Sakurai ©

***

Из-за чрезмерных насмешек просьбы и ценности осыпаются
Рядом дремлет исчезающее безумие. Да. Смысл рушащейся сцены, тлеющий смысл
К источнику кишащему воронами. Пока они не прекратят кричать
Меня преследует число стремящееся к нулю
Силуэт что должен изогнутся в овал, тает настолько глубоко что сливается

Та реальность, что отражается в зрачкаx — шелуxа. Мое парализованное сердце тому виной?

Небо застыло и свет падает наземь. Детский сон успокаивает скорбящие голоса
Гниющая ложь слишком сильно закрашена. Мотылек с крыльями бабочки падает
Любовь тонет по ту сторону тоски. Зрители протягивают руки к останкам тела
Старуxа смеется над распростертым Завтра
Почему-то я xочу, чтобы все было именно так

Бессмысленная боль накрывает все вокруг
Я закрываю глаза, но пролив свет на песню, раны не исцелить
Смерть распустилась на одной из сторон стены. Каждый раз когда кто-то молит о забвеньи
Моя сожженная во имя утраты песня тонет на дне сумрачного небытия

XXXVI

Дополнение к главе "Мир 41. Любовь моя, да будет смерть Тебе"

Композиция: The Invisible Wall / Невидимая стена
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by July Sakurai ©

***

Свинья, пропитанная жижей преступлений
Это - страдания детей, которых ты убил
Возненавидь себя

В бесконечном лабиринте...
Почему ты все еще дышишь?

Картина реальности, что корчится от боли под руинами, глубже чем что-либо
[Невидимая стена]

Одиночество, ненависть, зависть, тревога
Безжизненность, что расцвела в небытие, тяжелее, чем что-либо
[Невидимая стена]

Я посчитал нелепым смеющееся голубое небо, что скрывает ужасные картины

В бесконечном лабиринте...Увязни в ошибках
В бесконечном лабиринте... Почему ты все еще дышишь?

Тоска создала тебя
На дне темного моря
Тоска создала тебя

Продолжай искупать вину... и умри

Свинья, пропитанная жижей преступлений

В бесконечном лабиринте... [Возненавидь себя] Увязни в ошибках
В бесконечном лабиринте... [Возненавидь себя] Почему ты все еще дышишь?

Тоска создала тебя
На дне темного моря
Тоска создала тебя

Одинокий парад, не знающий даже любви

Тоска создала тебя
На дне темного моря
Тоска создала тебя
Продолжай искупать вину... и умри

Тоска создала тебя
В бесконечном лабиринте... Почему ты все еще дышишь?

XXXVII

Дополнение к главе "Мир 42. Глубокий Синий"

Композиция: 13 Stairs / 13 Ступеней
Исполнитель: The GazettE
Перевод: by July Sakurai ©

***

Идеологический декаданс
Оторванная от бренного мира могила
Дискриминация музыки
Легальные 13
Неудачник с промытыми мозгами

Бред собачий

Убей себя в дань моде
Прямо сейчас...
Передо мной!

Тебе не понять моих пошлых мыслей
Это верный ответ
Твоя обязанность - учить раба вилять талией

Поганый потребитель
Как тебе не стыдно!
Убей себя в дань моде
Передо мной!
Смелее...

Поганый потребитель
Познай себя!
Убей себя в дань моде
Но перед этим...
Отсоси мне

Индустрии конец
Алая основа
Все неудачники поют гимн в аду
Наслаждайся пошлой забавой

Смейся, ну же
Тебе не выйти из этого замкнутого круга
Поглощенное формулой ядро
Смейся, ну же
Ты все еще можешь это сделать, не так ли?
До 13ти осталось совсем немного

Нет пути назад
Проигравший неуправляемости
Наслаждайся пошлой забавой

Нет пути назад
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » PARADOX (R - Reita/Ruki [the GazettE])
Страница 4 из 4«1234
Поиск:

Хостинг от uCoz