[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 512345»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Что делаем, то и хотим: на рассвете юности (NC-17 - [Malice Mizer, X-Japan, BUCK-TICK, Luna Sea])
Что делаем, то и хотим: на рассвете юности
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:12 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Что делаем, то и хотим: на рассвете юности

Автор: hiruko_nei
Соавторы: Screamin
Контактная информация: vk
Беты: Lucifer's Angel

Фэндом: Malice Mizer, X-Japan, BUCK-TICK, Luna Sea
Персонажи: X Japan, Luna Sea, Buck-Tick, Malice Mizer (Эра Тетсу).
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Юмор, ER
Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Макси
Статус: закончен

Описание:
Первая часть большого произведения. Не будем раскрывать тайну заранее. Можно лишь сказать, что это «Наш взгляд, на возможную правду о жизни музыкантов».

Посвящение:
Целиком и полностью Хидэ-сану, который нам и подбросил эту идейку одним солнечным деньком..)

Примечания автора:
Автор сохраняет свой вкус перевода имён и названий групп.
OOC не исключен.

Сюжетно-связанные работы авторов:

Что делаем, то и хотим: на рассвете юности
Что делаем, то и хотим. Мы взрослеем?
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:15 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
1987. Начало. Знакомство с Хидэ.

Все началось в 1987 году. Нет, вы скажете, что в 78 и будете правы, но это было время "Без времени". А в 87 Х в очередной раз стоял в сложной ситуации: музыканты из состава разбегались как крысы с тонущего корабля. Только что в очередной раз группа попрощалась со своим неизменным гитаристом ради того, чтобы в ней стопроцентно был бас-гитарист и креативщик. Второй гитарист вечно пропадал на основной работе, а вокалист начинал не справляться с бухгалтерскими обязанностями в силу вечного кризиса: денег не хватало. А занимать деньги у матери Лидера и драммера группы было попросту уже неудобно. Короткие выступления с саппорт-музыкантами уже смешили и раздражали.
- Я так больше не могу!- стукнул ладонью по столу рыжеволосый юноша.- Пата, нам нужно дальше искать второго гитариста. Иначе.. Иначе на улице будем жить.
Музыканты общались, в основном, по телефону. А все из-за того, что у их лидера уже давно было гнетущее настроение. И справиться с этим не мог никто.
- Ничего, Йо-чан. Х попадал уже и не в такие истории.
Но рядом с ним всегда был друг его детства и вокалист Х. Как тень. С трудом, но удерживал рыжеволосое сумасшествие на месте. Удерживал его по истине строптивую натуру в своих крепких руках.
- Знаю, Тоши. Но где мы найдем гитариста?
- Х нужен самый лучший гитарист. И он будет найден.
Лидер вечно разваливающейся на части группы вновь покрутил телефон в руках. Он уже несколько ночей не спал из-за мучающего его вопроса: где найти гитариста?
И вот именно в этот день раздался звонок. Тот самый, на который драммер группы и не рассчитывал. Слегка скрипящий от вечного смеха приятный голос радостно и заговорщически тихо сообщил в трубку:
- Хаяши, я согласен. Я стану гитаристом в Х! Так и быть: карьера косметолога подождет меня!- на том конце провода тихо засмеялся
Мацумото.
Он бы и в правду ушел на косметолога - карьера музыканта у него не особо шла, а вот в косметологии могли быть успехи. И он бы ушел - но в последние дни позвонил некий Тошимицу Дэяма и предложил стать гитаристом в группе X. Хидэ задумался, попросил пару деньков, посоветовался с предками...и все-таки решился.
- Когда подобраться к вам?
- Ам, да хоть сейчас..- опешивший драммер назвал нужный адрес и оторопело посмотрел на Дэяму: вот так-так, уже почти ставший легендой, великолепнейший гитарист Японии Хидэто Мацумото согласился присоединиться к их группе! Тоши и Йошики давно хотели пригласить гитариста, но у драммера вечно были "дела по важнее, чем угробить ночь на выпивку", и честь пригласить легенду выпала вокалисту...
- Так что, если это удобно..- голос Хаяши даже немного дрожал просто... От неожиданности происходящего.
- Да не грузись ты, будто тебя гитарой по голове ударили. Ждите, скоро буду.
- и гитарист повесил трубку.
Подхватив гитару, Хидэ накинул на плечи олимпийку и выскочил на улицу.
На улице стоял новенький мотоцикл - даром что Мацумото любил скорость и ветер в ушах. Оседлав своего "коня", гитарист радостно присвистнул и помчался в офис X. Надо же познакомится...
На немой вопрос в глазах Дэямы, Хаяши жестом попросил того молчать, отложил телефон... И радостно рассмеялся.
- Нужно предупредить Ишидзуку, что все-таки к нему в квартиру мы заселяться не станем.
***
- Ну вот как-то так мы и работаем, честно говоря.
Все-таки в очередной раз уговорив мать, Йошики удалось набрать денег на покупку отдельного небольшого здания, куда из маленькой квартиры был перенесен собственный лейбл Х и студия на чердаке. Уж инструменты были обустроены в первую очередь.
А здание... Здание больше походило на одноэтажный коттеджный домик в 4 комнаты. Вот здесь иногда музыканты и ночевали - выбирать не приходилось...
Хидэто мрачно присвистнул, окидывая взглядом здание, где ему теперь придется работать. Сам недо коттедж выглядел не очень примечательно - Мацумото даже приуныл немного. Зато стоило Хаяши показать юной легенде студию, как настроение гитариста тут же взлетело до небес. Вот только за одно такое отношение к музыке надо было вытаскивать такую группу! Живут черт знает где и черт знает как, зато студия сделана первоклассно. По крайней мере, для такой неустойчивой группы. Хидэто пробежался взглядом по инструментам, проверил аппаратуру...а потом обнял пришибленного драммера за шею и тихо засмеялся, положив подбородок ему на плечо.
- Вытащимся. Аппаратура и инструменты есть, а это главное. - выдав такую тираду, Мацумото разомкнул объятия и положил руки на плечи Йошики, доброжелательно улыбнувшись. Все-таки ему начинал нравится этот состав.
- Лиха беда начало.
То, что Йошики выглядел как пришибленный - явно точное замечание. Доказывало это уже то, что он за столько времени преимущественно молчал, хотя обычно мог и болтать без умолку.
- Тогда, может, на "ты" перейдём, раз нам предстоит работать вместе?
Этот красный вихрь с каждой секундой все больше и больше располагал к себе вечно ко всему критически относящегося Хаяши. И это уже определяло очень многое.
- Репертуар у нас пока еще скромный, но над этим мы все усиленно работаем.
- Расслабься, чувак, все мы с этого начинали, - улыбнулся гитарист. Теплая улыбка растягивала губы Хидэ, а сам он смотрел на драммера как старший брат. Тем более, он все равно старше и опытней Йоши в этих делах, так что группу придется вытягивать именно этим двоим - рыжику в силу безудержной инициативы, а Мацумото просто потому, что одну группу он уже умудрился выставить в свет.
- Итак...Йошики, да? Раз уж на "ты"...тогда я просто Хидэ. - красноволосое нечто тихо засмеялось, после чего гитарист взъерошил драммеру волосы и еще раз доброжелательно улыбнулся.
- Очень приятно,- невольно для себя, Хаяши улыбнулся, умиляясь детской непосредственности красноволосого гитариста. И уже тогда было ясно, что они определенно очень скоро подружатся.
- Итак, репетиция завтра в 10 здесь. С собой гитара, улыбка и творческое расположение духа.
То ли драммер все еще был ошарашен до чертиков, то ли просто Мацумото так располагал к себе, но ни единого привычного жеста Хаяши не мог сделать. В две головы работать им будет явно проще.
- И попрошу не опаздывать.
- Вот он, характер лидера. С таким чудиком группа не пропадет. Приеду, не боись. - тихо засмеялся гитарист, закидывая ремень чехла от гитары, на плечо и выскочил из студии. Тут же умудрился чуть не навернуться на лестнице, красным вихрем вылетел из дома, чуть не сбив подходящего к двери вокалиста, и через минуту по улице прочь от дома-студии понесся мотоцикл. Настроение у Хидэ явно было веселое - тут было, за что бороться.
Дэяма молча покрутил пальцем у виска и заскочил в дом. Поправил ковер на полу у лестницы, взобрался на чердак и наткнулся на ошарашенного Йоши. Сначала по разглядывал его минуты 2-3, а потом показал пальцем на дверь и вкрадчиво произнес:
- Если это нечто наш новый гитарист...то мы однозначно выйдем в мир.
- Молчите, господин вокалист, я сам пока ещё в шоке.
Хаяши в это время усиленно потирал рыжий затылок.
- Нет, я, конечно, ожидал чего-то такого... Но что всё настолько серьёзно - это.. Попахивает большим и явно успешным делом.
Уже один вид молодого гитариста кричал о том, что всё будет сделано, и все будут в выигрыше. Оставалось только познакомить его с Тайджи и Патой, порепетировать... И начать записывать альбом.
- Грядёт что-то сумасшедшее, Тоши.
- Да я понял, когда он меня чуть дверью не пришиб...- Тошимицу нервно усмехнулся и взъерошил себе волосы. Йоши был прав - если этот гитарист и в правду такой же генератор идей и веселья, как кажется на первый взгляд...то им однозначно повезло найти самородок.
Тяжело вздохнув, Дэяма обнял своего драммера за талию и притянул к себе, шепча тому куда-то в щеку "Какие планы дальше?".
Из головы Хаяши всё не выходил сумасшедший красный вихрь, который одним своим присутствием буквально преобразил весь этот цех "рабов музыки".. Поэтому действия певца едва не выбили почву из-под его собственных ног.
- Спать, Тоши, спать,- устало засмеялся драммер, обнимая блондина за шею.- У нас завтра будет большая репетиция. А если ты окажешься не в голосе, то мне придётся серьёзно с тобой поговорить после неё, а ты прекрасно знаешь, как меня это рассердит.
- Где ночуешь? - почти что мурча от тепла Йошики, произнес Дэяма, щуря наглые глаза. Ему хотелось....хотелось ему. И сегодня, по возможности. Вот только вечное упрямство Хаяши его немного раздражало...Все-таки они уже около полугода вместе. Не то чтобы в группе, просто вместе. Как люди.
- А какой у нас сегодня день?-тут же опомнившись, Хаяши выпутался из тёплых объятий и поспешил вниз, к кабинету. В столе нашёл свою записную книжку и проследил по календарю:
- Среда. Так.. Сегодня.. Сегодня.. Сегодня у меня ответственное задание: Не получ..- почесав макушку, Йошики задумался.- В любом случае, сегодня ты ночуешь у Томоаки. И не смотри на меня: он просил ему помочь с работой. Он же на дом берёт, сам знаешь.
- Ну, Йо...- тихо взвыл от досады Дэяма и бросил на рыжеволосого обиженный взгляд. А ведь он так надеялся провести ночь в объятиях своего драммера...все-таки правда что - все рыжие в постели звери. И Йошики не был исключением.
Еще раз покосившись на Хаяши, Тоши тихо произнес "Я на тебе еще потом отыграюсь" и стремительно вышел из комнаты. До Томоаки добираться около получаса - и то, если вокалист умудрится поймать машину. А пешком...
- Распеться с утра не забудь!- бросил Хаяши вслед Дэяме и завалился в кресло.
Драммер планировал тихо отоспаться прямо в студии: иначе опоздает ещё на репетицию. И причина была бы в том, у кого рыжеволосый ураган решил бы переночевать. А Тоши не за чем было знать о всех пристрастиях его «благоверного». Так что на диване в студии, которая, к счастью, отапливалась… Был идеальный вариант.
***
Утро для Хидэ было по-настоящему добрым. Не из разряда "солнце светит, птички поют", а просто из-за настроения. Хватая гитару и выбегая из дома, красноволосый гитарист с улыбкой подумал о первой репетиции. Конечно, нужно узнать состав, понять принадлежность кого к чему, разобраться в отношениях, но для Мацумото это все казалось чем-то несущественным. Гораздо важнее было вытянуть группу на поверхность. Мотоцикл гнал на 70-ти км в час, кровавые волосы трепались на ветру - Хидэто по привычке не нацепил шлем, а на лицо гитариста сияла почти что счастливая улыбка.
Доехал на место он тик в тик - время было 9:58. Кое-как завернул в небольшой дворик, припарковал своего "коня" и бросился к двери. Ровно в 10:00 на весь недокоттедж раздался звонок.
Утро в студии началось с грозного объявления Христа-Тайджи народу: раздобыл отличные кожаные куртки со штанами и украсил их по своему методу: стекло, заклепки и все такое. В итоге драммер был за грозный взгляд послан в Татеяму за нормальными сигаретами. Ну только Тайджи никогда не боялся лидера.
Ближе к 10 добрались и Пата с Тоши, а в 10 прибыл и их новый лид-гитарист.
Встретил его конечно же Хаяши. Быстро познакомил с музыкантами и что-то протараторил на тему их музыкальной активности.
- Главное, Хидэ, забудь о своих Тиграх,- с усмешкой заявил рыжеволосый, загоняя музыкантов в студию.- Очень скоро Х превзойдут теперь уже память о них. А ты поможешь нам всем шагнуть гораздо дальше и выше. Ведь так?
- Так, если ты затухнешь и дашь мне сориентироваться. - недобро улыбнулся Мацумото, перехватывая гитару поудобнее. Наградой за смелую реплику ему послужили смех Тайджи и одобрительный хлопок Паты по плечу. А вот Дэяма вообще отжёг - ухватил момент и шепнул на ухо новоиспеченному соло-гитаристу "Так его, сволочь, а то совсем зазнался". Хидэто негромко рассмеялся и кивнул вокалисту, пробегаясь пальцами по струнам. Кажется, это начало большой дружбы и головокружительного успеха.
Один Хаяши было возмутился… А потом махнул рукой и вручил Хидэ первые несколько листов с аккордами к одной из композиций. Как-никак драммер всё это сам писал. Вопрос был в том, насколько быстро гений гитары освоит всё это. А потом ещё незаметно подбавил целую папку подобных листов: что поделать, учить надо было всё и очень быстро.
- Итак, мы получили приглашение в местный клуб на следующую пятницу. Наша задача помочь нашему новому другу освоиться за эту неделю.
- Хаяши, прикрой лопалку, сами разберемся. Лучше за позвоночником своим следи...- то ли в шутку, то ли серьезно проговорил красноволосый гитарист, весело щуря карие глаза. Потом пробежался глазами по нотам, просмотрел это все на гитаре...поднял глаза на рыжеволосое нечто и с улыбкой заявил:
- Ну, что, попробуем?
Пата приподнял бровь, проглядел партию и хмыкнул.
- Ну ладно, если сыграешь...
- То за сегодняшнюю выпивку плачу я,- тут же оповестил музыкантов Тайджи.
«Ну явно не просто так нас костюмами порадовал»…
А вот поведение гитариста начинало откровенно раздражать драммера. Красноволосый ещё просто не знал, куда попал и что его ожидает. Хотя пугать его с самого начала не стоило, но если вынудит…
- Раз Тайджи пообещал, то, в случае хорошей игры до 6 вечера, будет вам праздник,- пообещал пока ещё не грозный Тайшо, уже мысленно жалея. Создавалось чувство, что Мацумото его провоцировал, не специально… Или это просто соревнование?
«Мы ещё посмотрим, Хидэ, из какого ты сделан теста…»- подумал Хаяши, сжимая в руках палочки.
- Начали!
***
Когда репетиция закончилась, все взгляды были устремлены на новичка. А Хидэ преспокойно добрал последние аккорды и с широкой улыбкой посмотрел на Йошики. За все песни он запнулся всего один-единственный раз, и то ловко сымпровизировал и переделал мелодию под себя так, что заметить его запинание мог только профи. К счастью, все участники этой группы были далеки даже от любителей.
Мацумото знал особенности своего характера и прекрасно понимал, что теми фразами, которые его Тигры принимали за шутку, можно довести рыжеволосого беднягу до приступа ожесточенной ярости. И это Хидэ не было нужно, а потому было куда удобнее обернуть все, как банальное соперничество.
- Ну как?
Йошики долго молчал, пустым взглядом смотря на Мацумото. Потом поднялся из-за установки, отложил палочки, прошёлся по самодельной студии, одел рубашку – Хаяши даже на репетициях старался играть без верха по понятным причинам – сел на диван и задумался. На память ему тут же пришло, как в прошлом году, когда они выпустили второй сингл, ему лично пришлось работать с каждой копией. Глядя на гитариста было ясно, что такого ужаса драммеру пережить снова не придётся. Затем первое выступление SAVER TIGER, увиденное Йошики. Он был на сольном концерте группы, который состоялся в клубе EXPLOSION, и был потрясен их энергетикой и особым стилем. Казалось, сила Хидэто задавала тон всей группе. Они совершенно не придерживались определенных рамок, являясь и модными и в тоже время дикими. Их выступления, напоминавшие BLACK SABBATH времен Оззи Осборна, и особенно игра Хидэто на гитаре, производили огромное впечатление на зрителей. Это группа была действительно популярной и имела множество фанатов, так что слухи о том, что вскоре состоится их настоящий дебют, были не лишены оснований. И вот сейчас Тигры всё-таки распались, а всё тот же Хидэ показал драммеру то, что ему и было нужно.
Задумчиво вытащив из-под подушки на диванчике пачку сигарет, рыжеволосый стряхнул длинные волосы с лица и закурил. И тут он молчал, терроризируя молчанием присутствующих. Лишь когда сигарета была стёрта прямо об пол у дивана, Йошики счастливо улыбнулся и тихо шептал:
- Теперь у меня есть еще одна семья.
Тошимицу улыбнулся, похлопал Хидэ по плечу...а потом повернулся к Тайджи и со смехом заявил "Тащи бухло, у нас пополнение!"
Мацумото радостно подпрыгнул и засмеялся. Он старался, по-настоящему выкладывал душу. Стремился добиться совершенства - и ему это удавалось, в ноты он заглядывал лишь на самых трудных аккордах и переходах. Теперь можно было не волноваться - лидер принял его. У группы был шанс, и Хидэто пообещал себе сделать все, чтобы не упустить его.
- Думаю, Томоаки, придётся тебе бросать свой видеопрокат и перебираться уже на музыкальное поприще.
Поднявшись с дивана, Йошики подошёл к Хидэ и обнял его с тёплой улыбкой. В этом объятии была некая доля благодарности за то, что тот решился поверить им и решился на этот сумасшедший шаг.
- Спасибо,- шепнул драммер, отлипая от гитариста и всё так же улыбаясь.
- We are?
- X!
- Праздновать!
Хидэ был принят всей группой безоговорочно. Было ясно, что всё это приведёт их к огромному успеху.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:15 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Великая тайна.

Сказать, что Хидэ заподозрил неладное, значит, вообще ни черта не сказать. Но все, что происходило вокруг – пугало, и пугало сильно. Причем не без оснований.
Началось все на следующее утро после их приезда в Токио. Тогда они поселились в какой-то гостинице неподалеку от окраины. Поскольку денег у состава X Japan было не очень много, пришлось брать два номера – один трехместный по две комнаты и один двухместный на 1 комнату. Тайджи и Пата – Матсумото долго не мог запомнить имечко их ритм-гитариста – тут же забрали себе двухместный, подмигнув Рыжей Няше. А Хидэто пришлось поселиться вместе с Тоши и Йоши. Причем лид-гитарист сразу заявил, что он будет спать в отдельной комнате. Хаяши и Дэяма особо не расстроились. А Йошики посмотрел на нового гитариста с легкой улыбкой.
После размещения в гостинице Грозная Рыжая Няша, а по паспорту Йошики Хаяши, потащила новоявленных звезд город осматривать. Улицы, машины, толпа народу… Хидэто ко всему этому привык, а вот его согруппникам это явно было в новинку: драммер, восторженно оглядывался, дергал Дэяму за рукав и радостно пищал на всю улицу. Тоши, Тайджи и Томоаки – Хидэ специально уточнил его имя у «Йо-чана» - вели себя более сдержанно, но и по их челюстям, уж больно часто рвущимся на интимное свидание с асфальтом Матсумото мог понять, что и вокалисту, и басисту с ритмером все это видится в первый раз. Вот только неспокойно было на душе лид-гитариста. Что-то не то было в обнимашках Саввады и Ишидзуки, а Йошики как-то слишком двусмысленно висел на шее вокалиста. Подумав, что у него в очередной раз снесло крышу, блондинистый музыкант улыбнулся и потащил своих согруппников в магазин за выпивкой – нужно же было обмыть их выход в большой мир. И опять в магазине ему привиделось неладное. Уже стоя на кассе, их драммер заметил отсутствие двух гитаристов. И Хидэ, как самый старший и самый крайний, был послан на их поиски. Ребятушки нашлись в отделе с алкоголем. Причем так нашлись, что лучше бы не находились. Лид-гитарист заглянул в этот отдел…и выпал в осадок: Пата и Тайджи целовались, прижавшись к стеллажу с выпивкой. Томоаки стоял спиной к бутылкам, а к нему лез Саввада, обнимая за шею и отчаянно целуя в губы. Ритм-гитарист отвечал с не меньшим напором. Матсумото поплохело. Он-то был стопроцентным натуралом и о том, чтобы переспать с мужчиной, и думать не смел. А тут такая порнография прямо у него под носом. К счастью, ему не пришлось заявлять о своем присутствии – Тайджи на мгновение оторвался от Томоаки, облизывая губы, а потом краем глаза заметил ошарашенного блондина и тут же отпрыгнул к противоположной стене, краснея, как школьник, пойманный за подсматриванием в замочную скважину женской раздевалки. Пата тут же повернул голову и уперся взглядом в лид-гитариста. Хидэ прокашлялся и махнул рукой на кассу.
- Вас Йошики ищет…
Ишидзука кивнул и, приобняв басиста за талию, пошел к выходу, по пути остановившись около Хидэто и виновато произнес:
- Прости за такую сцену. Он постоянно что-то подобное выкидывает.
Тай тут же поскреб черными ногтями по груди ритмера и довольно заурчал, поглядывая на отводящего взгляд согруппника. Матсумото через силу улыбнулся и кивнул: мол, понятно с вами все. А потом развернулся и потащил сладкую парочку к кассе, где они наткнулись на оставшихся членов группы.
Всю дорогу от магазина до отеля Хидэ молчал и поглядывал на дурачащегося Йошики с легкой улыбкой. Из головы не лезла сцена, произошедшая в магазине: прижавшийся к стене Томоаки, обнимающий целующего его Савваду. Переплетенные языки, – музыканты целовались по-французски – объятия, тяжелое дыхание, крепко прижимающиеся друг к другу тела и томные взгляды. Гитарист покосился на «сладкую парочку». Пата шел спокойно, Тай тоже ничего не выкидывал. Их выдавали только переплетенные пальцы рук – басист крепко держал ритмера за руку. «Так что же, они – любовники?»
От тяжелых размышлений его отодрал обиженный писк Хаяши.
- Тоши, а почему они держатся за руки, а мы нет? Мы же тоже вместе! Я тоже хочу!
- Йошики, успокойся, Бога ра… Хидэ?
Дэяма оборвал успокоительную речь на полуслове. А все Хидэто: лид-гитарист замер, широко раскрытыми глазами оглядывая согруппников. Вот чего-чего, а такого он не ожидал. Дыхание участилось, а в глазах светился шок. Матсумото глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, а потом хрипло произнес, окидывая вокалиста и драммера взглядом:
- Вы…вы что, как они?
- В смысле...- поинтересовался Тошимицу, явно не понимая, о чем идет речь. А потом темные глаза вдруг резко сузились, блондинистый вокалист развернулся к Пате и Тайджи и рявкнул, - Что вы еще натворили?
- Да ничего! Тай целоваться полез, а Хидэ нас увидел! – тут же отозвался Ишидзука, расплетая пальцы и обнимая басиста за талию. Тот тут же прижался к любовнику, косясь на разозленного Тоши. Йошики вертелся рядом, ничего не понимая. А потом до рыжей Няшки вдруг дошло, о чем идет базар, и она развернулась к лид-гитаристу, сверкнув глазенками.
- Ну да. Мы - пары. Знаешь, вдвоем. Как мальчик и девочка…только мальчик и мальчик.
Матсумото покачал головой…и выдавил из себя улыбку.
- Ясно.
- А сам-то ты какой ориентации?– подал голос Саввада, устремляя темные глаза на Хидэ. Тот убрал с глаз красную челку, холодно посмотрел на музыкантов и гордо ответил:
- Натурал.
До отеля не говорили ни слова. Хидэ шел впереди, не оглядываясь и гордо выпрямив спину. Угораздило же его попасть в общество геев, а Тоши и Йошики все-таки взялись за руки, и лид-гитарист не оглядывался, стараясь игнорировать сочувственные взгляды в спину. Уже позже, когда все напились – а Матсумото так вообще напился больше всех, ему нужно было забыться – Йошики тихонько поинтересовался, а не хочет ли Хидэто к кому-нибудь из них третьим нелишним подлезть. Блондин смерил драммера взглядом и тихо, но угрожающе ответил:
- Еще раз спросишь о чем-то подобном – и тебе придется искать нового лид-гитариста, Йо-чан, уж это я тебе обещаю.
Еще позже, вечером, гитарист лежал в своей кровати и думал. Угораздило же его нарваться на такое общество! Быть единственным натуралом в группе – дело далеко не легкое. Но Хидэ справится. Только бы не было слышно этих сдавленных «Тоши, Господи, еще» из соседней комнаты, только бы не было больше всяких вопросов и сочувственных взглядов. Иначе Матсумото действительно придется искать другую работу. Хидэ вцепился зубами в уголок подушки и зажмурился. За что ему были посланы эти мучения – он не понимал. Но точно знал, что пройти их он обязан. Тем слаще будет ему награда.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:16 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Июнь 1989. Париж.

Тошенькино утро началось довольно весело: на прикроватной тумбочке лежала записка следующего содержания:
"Еда на кухне, пустой кошелек там же, я в Париже :3".
Дэяма закатил глаза и взвыл.
- Ну, Хаяши, не жить твоей заднице спокойно!
А Няша умотала в город Париж. Съёмки, всё такое... И прихватила с собой спящего, а оттого на всё согласного, Хидэ. И вот сейчас гитарист матерился на весь город Моды, но шёл за боссом: тот и у блондина все деньги отобрал. Изверг - изверг он и есть.
- Так.. А 26 встречаетесь в Нью-Йорке и.. По плану.
- Ага. Только где я деньги на билет "Париж - Нью-Йорк" достану? - мрачно осведомился гитарист, одергивая красную ветровку и убирая собранные в хвост волосы назад - ветер развевал длинные белые пряди и бросал их в глаза. А поскольку в таком многообразии Матсумото вообще не ориентировался, то пришлось уцепиться за теплую ладошку драммера и позволить тащить себя куда угодно.
- Выделю. Потом. За хорошее поведение и усмирение Дэямы, иначе останешься без работы.
Рыжик шёл, запахнувшись в тонкое чёрное пальто. Настроение было отличным, о съёмках он уже договорился - шикарно. Можно было тратить время исключительно на себя любимого. Именно здесь драммер искал... Красную помаду.
Да-да, вы не очитались. Именно красную помаду. Как знак смерти и всё такое. К тому же, она ему страшно шла.
- Ну а что? Он всё равно был против моих покупок. Тебе нужно что-нибудь?
- Шоколад и теплая постель. А еще шлюху и вина в номер. - отозвался блондин, убирая за ухо красную челку и продолжая держать их Грозную Рыжую Няшу за руку. Лично ему вообще было непонятно, зачем Хаяши строит из себя женщину. Но ничего против музыкант не имел - пускай дитя развлекается. Чем бы оно не тешилось, так сказать. Но знаете, бредя между всех этих бутиков с косметикой и парфюмом, Хидэ почти что терял сознание от головокружительных французских духов и обилия всяческих румян, теней, туш и помад самой различной расцветки.
- А губозакатывательную машинку и счет расходов и доходов? Нет? Не хочешь?- но рыжик почесал крашенную макушку и отсчитал гитаристу нужную сумму с лихвой, сразу убрав в карман ветровки.- Только прошу тебя: из отеля ни ногой. Нам не нужны проблемы, сам понимаешь ведь. Мало ли, что здесь по ночам бывает?
- Понимаю. - фыркнул Матсумото, пряча руки в карманы ветровки и улыбаясь, - А чем тебе во-о-он та помада не нравится? Глянь только.
- Она же розовая,- драммер тут же побагровел, раздраженно разглядывая Мацумото.- Ты что, совсем цвета не различаешь?
- Идиот, рядом. Темно-красная. - постучал по лбу музыкант.
- Нет, не то,- качнув головой, Хаяши присмотрелся.- Париж, блин, столица моды! Да меня любая бабуля в японской глуши овощами красоткой сделает!
- Вот именно. - отозвался лид-гитарист, все-таки заходя в бутик и рискуя здоровьем и психикой. Потом начал прохаживаться между витринами. Где-то в закоулках была откопана ярко-красная помада, но очень дорогая.
- Йо, а такую не хочешь?
- Тоши меня за цену убьет,- ребенок, увидав такую красоту, сразу потянул к ней ручки и запищал что-то вроде "мимимимимимими".
Матсумото же, тихо вздохнув, вытащил из кармана ветровки деньги на перелет и с улыбкой отдал рыжику.
- На. Я в ближайшем банке сниму, хоть это и долго. Хватит же?..
- Нет, нет, нет,- рыжик кивнул и убрал руку блондина обратно.- Мы походим и поищем еще. Я хочу их много закупить, а тут за одну можно пойти попрошайничать. Лучше еще посмотрим.
- Ну пошли... - покачал головой Хидэто, убирая деньги и хватая драммера за руку, - Если что, вернемся и купим хотя бы одну. Цвет шикарный.
- Заведи себе девушку,- буркнул драммер, оглядываясь. Не такое уж и теплое было лето в Европе.
- Завел. Сорвался из ее объятий, между прочим. - рыкнул блондин, вцепившись в ладошку Хаяши мертвой хваткой, - держи меня, или я потеряюсь.
- Ну прости, мне ты сейчас куда нужнее.
И правда: прилавки, люди.. Как восточный базар. Даже странно.
- Я думаю все-таки полностью на женскую одежду перейти. Как считаешь?
- В платьях по городу бегать? - со смехом поинтересовался музыкант, окидывая взглядом дорогие по стоимости бутики, доверху забитые дешевой - опытный глаз косметолога видел - косметикой, - Я только за.
- Да нет. На выступлениях,- хотя такая мысля драммеру в голову не приходила и показалась ему шальной.- Хотя и в жизни.. Было бы здорово.
- Можно. Тогда и нам надо образы продумать... - задумчиво протянул лид-гитарист, оглядываясь. А потом радостно подпрыгнул и потянул рыжика за собой к витрине, указывая на один понравившийся ему экземпляр. Ярко-красная помада, явно качественная. И стоящая приемлемо.
- Эпатировать публику - наша задача,- через минуту музыканты стояли у прилавка и расплачивались.- Думаю.. Лак для волос - и волосы кверху, как Эйфелева башня. Как тебе?
- Это лучше Тоши. А я хочу что-то наподобие шухера индейцев, знаешь, веер такой, - жестами и словами объяснил Матсумото, улыбнувшись, - Ну что, помада есть, пошли духи и платье искать?
- Над образом Тоши вообще думать и думать: он в жизни тихий, а нам-то лицо группы обратное нужно,- довольно разглядев содержимое пакета - а оно явно зашкаливало - драммер пересчитал деньги.- И настоящий сценический грим. Как у KISS, а?- Няшка подмигнула гитаристу.- Вообрази только: года через два о нас будет говорить вся Япония, потом Азия, затем мы покорим Америку..- карие глаза восторженно горели.- А потом и весь мир. Хидэ, да ты представь только!
- Не говори "гоп"... хотя это вполне возможно,- с легкой усмешкой ткнул рыжеволосого в плечо Хидэто. - Грим - да. И вообще, решим в гостинице. Ты мне на вопрос ответь: тебе что-нибудь еще, помимо помады, надобно?
Энтузиазм рыжика радовал блондина. Это хорошо. У группы есть надежда - их Грозная Рыжая Няшка. Хаяши кровь из носа добьется известности X Japan, в этом худой лид-гитарист был уверен. Как и в том, что энергии и энтузиазма Йошики хватит на всех членов группы, даже на тихого-мирного-послушного Тошеньку.
- Ну.. Купить чего-нибудь вкусного,- драммер соединил указательные пальцы.- Понимаешь.. Я только сейчас понял, что один спать не смогу,- виновато-виновато.- Придется работать, пока просто не вырублюсь.
- О Господи...- застонал Матсумото, погладив рыжика по мягким прядям, - Я тебе работать не дам. А вот лечь рядом с тобой могу. Такой вариант устроит?
Драммер X Japan был реальной няшкой. Знаете, такое радостное, милое, смущенное...будь Хаяши девкой, Хидэ влюбился бы в него без памяти. Но рыжик был парнем, хоть и похожим на женщину. А потому блондин считал себя другом Йошики и всячески покровительствовал ему, ибо а) он старший; б) Йо - это большой ребенок. А поспать в одной кровати -не беда.
Рыжик, в свою очередь, очень виновато взглянул на Хидэ,- спасибо. Но ты ведь хотел вечером отдохнуть, а мне правда есть, чем заняться,- Хаяши кивнул. Ну уж нет: друг - не друг, а на жертвы ради себя драммер пойти так просто не даст.
- 4 дня без секса - не проблема. А в качестве оплаты будешь делать мне массаж,- улыбнулся гитарист, протягивая Хаяши ладонь. - По рукам, чудо ты азиатское?
- Сам такой,- Хаяши вздохнул и пожал протянутую руку.- Только если вдруг обниму тебя во сне - не обессудь. Я мерзну.
- Я тебя одеялом укутаю,- в шутку пообещал гитарист, хватая рыжеволосого за руку и потащил в кондитерскую, откуда через двадцать минут вышел улыбающийся Хидэ с шоколадкой в руках и время от времени оглядывающийся назад.
- Йо, ну ты идешь?
- Да иду я,- Йошики завис у витрины на улице, теребя упаковку жевательного мармелада: рыжеволосый оглядывал себя, как мог.- Та мадам сказала мне "деточка" или "девочка"?- удивленно.- Что, я так похож, да?- Хаяши такой ребенок. С большими удивленными глазками.
- Похож. Ты идешь, любитель мармелада? - поинтересовался Матсумото, улыбаясь. Почему-то в сознании появился образ Йошики в платье, на каблуках, накрашенного... Истинная девушка. Гитарист вздохнул и подошел к Хаяши, наклоняясь, и шутливо подул ему на шею.
- Пошли. Ты и впрямь как маленькая девочка.
- А ты не приставай, а то как дам своей косметичкой,- драммер чуть сердито надул щеки, а потом нажал на них указательными пальцами и со свистом выпустил воздух из легких, имитируя сдувающийся шарик.- Ладно. Большую часть этой помады я просто хочу сохранить на память.
- Обормот. Зачем помаду хранить на память? - улыбнулся блондин, погладив музыканта по рыжим лохмам.- Пошли в гостиницу, все равно весь день по Парижу промотались, а у нас из окон номера Эйфелева башня видна.
- Затем, глупый, что она будет всегда мне говорить, там, на вершине, одергивать меня: "Эй, Йошики, у тебя же не всегда все было так хорошо! Вспомни, что когда-то ты был простым парнишкой, мечтающим стать рок-звездой!"- Йошики рассмеялся.- Пошли. У меня устали ноги.. Страшно. Так что веди.
- Угу.
Минут через двадцать музыканты добрались до гостиницы, залетели в номер, после чего Матсумото упал на кровать, застонав, и принялся стягивать с ног кроссовки. Ступни болели немилосердно. Какого же было Хаяши в его полу туфлях на небольшом каблучке?...
- Сейчас бы сюда Тоши: он так массаж делает..- мечтательно. Разувшись, рыжик плюхнулся рядом.- А мы его чуть не потеряли: родители хотели сына-медика, а сам он хотел стать баскетболистом.
- О Господи, мои ноги... - сдавленно застонал музыкант, вытягиваясь на кровати и утыкаясь носом в покрывало.- Тоши не пойдет баскетбольная форма, будь уверен. И вообще, ты мне массаж моих бедных плеч должен.
- Хидэ, да я видел, как он играл. О чем ты? Я даже игру на трубе ради этого пропускал,- задумчиво. Потом драммер улыбнулся: было прикольно после школы забегать к школьной команде на тренировку и наблюдать исключительно за Тоши. Он хорошо играл.- А, может, по тебе походить?
- Сколько весишь? - поинтересовался блондин, поднимая голову и зевая.
- Мало,- в подтверждение, Йошики встал на ноги и одну расположил на спине блондина, чуть надавив.
Гитарист тут же уткнулся носом в подушку и уркнул, чувствуя тяжесть на ноющей спине. Хаяши действительно мало весил, даже меньше дистрофика по фамилии Матсумото. Хидэ тихонько заурчал и прошептал:
- Ну ладно...
- Войду во вкус и подамся в балет.
Хаяши был очень осторожен. Придерживаясь рукой о стену, сначала он таки встал на лопатки Хидэ обеими ногами, а потом аккуратно, на носочках, стал перемещаться вниз, до поясницы, и обратно, до плеч.
- Веселой походкой идет канатоходка,- с усмешкой.
- Широкий канат, не кажется? - выдавил из себя гитарист, чуть болезненно жмурясь. Но, по большей части, на лице его млело блаженство - Йошики делал ему приятно.
- Пока помолчи. А то отдавлю чего - и больше ни звука не издашь.
Драммер иногда останавливался, второй ногой массируя мышцы, просто переминался с ноги на ногу... В общем, поработал мамонтенком.
А Матсумото даже нравилось, хоть и приходилось в какие-то моменты болезненно шипеть и упираться руками в кровать. По большей части Хидэ довольно мурчал, ластился и делал некое подобие выгнувшейся кошки, если хотел побольше подставить несчастную спину босым ногам драммера.
- Ты похож на тесто, которое раскатывают скалкой.
Минут через 10 драммер устал и свалился на кровать.
- Все, я больше не встану.
Да и зачем? Встанет, Тошеньку накликает, а тот ему все грехи припомнит - а у рыжей бестии их мноооого.
- Спасибо...- довольно застонал гитарист, чувствуя себя асфальтом. Потом приподнялся на локтях, выгнул спину, потягиваясь, и усмехнулся.
- Сам до душа добредешь, или тебя отнести?
- Успею,- рыжик махнул лапкой.- Я умираю. Скажешь Дэяме что я умер под.. Над.. Гитаристом,- рыжеволосое чудо расхохоталось и уткнулось фейсом в подушку.
- Вот сам это Тошеньке и выскажешь,- засмеялся блондин, уткнув надавив на голову Хаяши пару раз.- Место, Йоши, место.
А потом отпустил, схватил полотенце и умотал в душ - от греха и рыжей няши.
- Уууух..- грозно и обиженно засопев, Хаяши поймал себя на глубоко философской мысле :"Царь я или не Царь?" Решив, что, по ходу, максимум принцесса, Йошики нашел телефон в номере и, пока Хидэ плещется, решил немного поболтать с любовником. А то вдруг все так плохо, что ему лучше в монастырь, а не в объятия певца?
Дэяма взял трубку не сразу. А потом, когда взял, в трубке послышалось тяжелое дыхание и реплика куда-то назад:
- Тайджи, держи его, сейчас приду - вместе закончим.
И уже в трубку:
- Привет, Йо. Тебя за отсутствие Хидэ и пустой бумажник сразу убить?
- Поздравляю: мы решили сделать эрекцию твоим волосам, побрить на лысо Томоаки и сделать из Тайджи хиппи,- и невинно.- А что такое?
- Смотря какую эрекцию. А Пате лысый череп не пойдет... - и снова куда-то в сторону.- Тай ну держи ты его, вон, там наручники, прикуй к кровати и успокойся!- и опять в динамик.- Прости, но Ишидзуку мы уже решили красить в красный, а Савваде сделать кудри и надеть на них шляпку. Да, и ты у нас теперь в женском по сцене бегать будешь.
- Я что, разговаривал во сне?- рыжик обиженно засопел и намотал рыжий локон на палец.- Хидэ! Нашу идею украли!
- Передай им, что я их поубиваю! - выдал лид-гитарист из ванной. Тоши и Тайджи тем временем принялись возиться с трубкой и Патой одновременно.
- Дэяма, блин!- взревела Няшка, топая ногой.- Если вы не прекратите - будешь спать с этой парочкой, и..- драммер задумался.- Короче встретимся - всем троим харакири пилочкой сделаю!
Ну вот, довели ребенка с ранимой душой.
Матсумото очень вовремя выкатился из душа. Мокрый и взъерошенный, в одних джинсах, с полотенцем на плечах, лид-гитарист выхватил у Йошики телефон и заорал в трубку, что в Нью-Йорке, ибо приедет он только туда, обоих гитаристов и вокалиста ждет расчлененка. После чего погладил Хаяши по волосам и улыбнулся, добавив в трубку, что "А любовника своего ты до слез довел", и повесил трубку, подмигнув драммеру.
- Я с ними не разговариваю,- посопев, рыжик вытер нос запястьем и вздохнул.- Нет, Ишидзуке хаер нужен как у панков, так что по бокам волосы придется сбрить. Уверен: это Саввада там идеями блещет,- мрачно и явно намекая на затею певца с платьем.
- Это точно,- фыркнул Хидэто, устраиваясь рядом, и вытирая мокрую голову.- Генератор идей у нас Тайджи. Я не пойму, а что ты его так не любишь? Хороший вроде парень...
- Он уже от нас уходил. И из-за его возвращения пришлось искать лид-гитариста в твоем лице,- Хаяши вытянулся.- Он - музыкант, креативщик, но как человек - не всегда постоянный фактор.
- Возможно. Тебе виднее. Но лично мне с ним легко общаться,- пожал плечами гитарист, откидывая полотенце и ероша рыжику волосы.- Давай в душ, на горшок и спать.
- Рано еще,- ворчливо.- Мне поработать нужно.
- Трудоголик, 10 вечера, давай в кровать!- рявкнул Матсумото, сгребая Хаяши в охапку и падая на кровать.- Лежать!
- Не буууду!- Хаяши начал брыкаться, вопя.- Пусти.
- Лежать! - гитарист придавил рыжика собой и ухмыльнулся.
Но Хаяши был непреклонен: он вопил, брыкался и кусался.
В результате музыканта укусили за руку, и Хидэто птицей слетел с кровати и забился в угол, мрачно глядя из-под красной челочки.
- Дура. Больно же.
- Не дура, а дурашка,- рыжик смахнул волосы с лица.- Да и сам ты дура, если считаешь, что меня можно в чем-то убедить.
- Нет, Хаяши, ты именно дура,- рявкнул лид-гитарист, показывая Йошики язык.- Что у тебя там с работой?
В блондина была метко запущена подушка,- изверг!
- Это было давно и неправда,- улыбнулся Матсумото, посылая подушку обратно. А потом ухмыльнулся и принялся исполнять план мести: рванул на кровать, схватил эту самую подушку и начал душить ей обнаглевшего рыжика.
- Ай!- завопила Няшка!- На помощь! Хулиганы невинности лишают!
Драммер вопил и брыкался, пытаясь смахнуть с лица подушку, ну а заодно и наглого Мацумото.
- Лежать, лежааааааать! - со смехом выдал лид-гитарист, усаживаясь сверху на рыжеволосого драммера и, убирая подушку, предупреждающе взглянул на Хаяши.
- Будешь еще старших не слушаться?
- Я на тебя Тоши пожалуюсь!- драммер нервно сдул прядку с лица.- Казнить, нельзя помиловать!
- Жалуйся, моя радость,- засмеялся лид-гитарист, щуря карие глаза.
- Изнасиловать тебя мало,- обиженно засопев, рыжеволосый повернул голову на бок и уткнулся носиком в подушку.
- Только попробуй,- Матсумото ласково погладил Хаяши по волосам и чмокнул в лоб, сползая с него.- Ну что, спать? Или ты все-таки построишь из себя трудоголика?
- Ты сейчас будешь спать на коврике,- сев, Йошики подобрал ноги под себя и обиженно уставился на гитариста. Потом, видимо, подумав, взял вещи и смотался в ванную.
Хидэ улыбнулся и лег в постель, прикрывая глаза. Длинные светлые волосы рассыпались по подушке, а сам лид-гитарист сдвинулся в сторону, оставляя место драммеру. Коль обязался спать с ним в одной постели, будь добр исполнять. И хотя Матсумото хотелось женских объятий, сон их Грозной Рыжей Няши был важнее. А так как рыжик никаких попыток лезть к Хидэто не предпринимал, то поспать несколько раз, прижавшись друг к другу, даже неплохо. Да и если закрыть глаза, то и не догадаешься, что рядом юноша, не правда ли? Хаяши выполз минут через 20. Усталый, но.. Такой счастливый.. Натянув длинную футболку едва не на колени, Тайшо Иксов влез на кровать и высыпал на неё из пакета по меньшей мере 25 одинаковых помад.
- Вот. Наследство кому-то перепадёт, а...
Хидэ, успевший уже снять джинсы и натянуть футболку, молча покивал и кивнул на кровать.
- Ложись спать, чудо.
Но Няша завазюкалась. Больно было.. Весело, мягко говоря. И странно.
- Но всё-таки: с чего Тоши-то решил меня в платье запихать?
- Хороооооший вопрос... - засмеялся гитарист, поднимаясь на локтях.- Может, он решил ориентацию сменить, а партнера менять не хочет?
- Что?!- драммер аж на пол свалился.- Что-что-что?!
- Ничего,- покачал головушкой лид-гитарист, хихикая в кулачок.
- Я ему, блин, сменю ориентацию - менять нечем будет!- смахнув будущий раритет в пакет, рыжик забрался на кровать.. А потом вдруг взял телефон и помчался опять Тошеньке на нервы действовать.
Дэяма поднял трубку почти сразу, слету задавая вопрос:
- Йо, а какое тебе платье купить: синее или белое?
- Зелёное, блин!- заорал в трубку драммер, именуемый ГРН, не своим голосом.- Что вы там курили с утра, шайтановы дети?!
- Неправда!- заорал на том конце трубки Саввада.- Мы не Сакураевское отродье!
- Йоши, ты что, опять укурился, блядь Татеямская? - отобрал телефон вокалист, в голосе которого явно слышалось изумление. Матсумото же просто ухахатывался, уткнувшись носом в подушку.
- Гопота японская..- Хаяши закатил глаза. При упоминании вокалиста неких Buck-Tick'ов, драммер и вовсе поёжился: Хидэ как-то рассказывал о нём... И оставил в памяти рыжика неизгладимо жутковатое впечатление.- С какого хрена меня в платье, позволь узнать, пока я Мацумото в кровать не закатал?
- Ах, ты мне еще и изменяешь?! - возмутился Тошимицу, явно злясь. А потом глубоко вздохнул и немного насмешливым тоном произнес.- Ну, тебе пойдет платье, ты же у нас дееееевочка.
Матсумото не удержался и заржал в голос.
- Ты меня не любишь!- тут же заныла Няшка.- До слёз доводишь, в платье запихиваешь, ещё и с этими двумя там чем-то занимаешься!- короче актёр из Хаяши был отличный: ныл натурально - не отличишь.- Хидэ хоть пожалеть может!
Тошимицу помолчал минуту, явно отходя в нелюдное место. Потом тихо выдохнул в динамик и прошептал:
- Я люблю тебя, Йо... Честно-честно люблю. Приезжай ко мне побыстрее... Возвращайся в Японию.
- Вечно ты отмазываешься,- сопя.- В Америке увидимся. Через неделю, вот.
И жестом показал блондину петлю на шее.
Хидэ показал большой палец и продолжил ржать. Дэяма тихо рассмеялся в трубку и шепнул:
- Тебе пойдет платье. В конце концов, ты у меня хрупкий...совсем как девочка.
- У тебя навязчивая идея,- ворчливо.- Вот и завёл бы себе девочку, раз такое дело.
- Зачем мне девочка, если я люблю тебя? - с явной улыбкой поинтересовался Дэяма,.- Мне просто хочется попробовать. Тебе однозначно пойдет. Кстати, помаду-то купил?
Хаяши промолчал, явно задумавшись.
- Что, неужели не купил?
- А?- удивлённо.- А, нет, купили. Хидэ подобрал,- и тише.- Тоши?
- Что? - отозвался вокалист, там, далеко в Японии, прижимаясь к шершавой от обоев стене коридора и закрывая глаза. Безумно приятно слышать родной голос. Знакомый и любимый. Его Йошики. Только его, и ничей больше. Не отдаст.
- Давай.. Давай вместе платье выберем?- тихо. И почти заговорщически. Как в школе, когда вместе прогуливали уроки.- Закончим все записи, вернёмся домой - и неделю потратим, а найдём именно то, что нам обоим понравится?
- Давай,- с легкостью согласился Тошимицу.- Какое захочешь. Любое. И цвет любой. Надо же тебя баловать, а то зачахнешь совсем...
- Молчи: тебе всё равно придётся избавляться от своей скромности,- рыжик подмигнул Хидэ.- Мы с этим обормотом сделаем из тебя настоящего рокера. Ну да Хидэ сам тебе объяснит, как встретитесь.
- Посмотрим. Я пойду...люблю тебя, солнце мое... - с легким смехом выдал Тошимицу.- Спи спокойно.
И положил трубку.
- Я тебя тоже..- рыжик тяжело вздохнул и отложил телефон.- Мда.. Как покойнику. С ним ещё работать и работать.
Гитарист улыбнулся и пожал плечами.
- Тебе очень повезло. Дэяма тобой дорожит, и это видно.
- Ещё бы, дорожит,- драммер чуть рассмеялся.- Моя головушка со столькими книжками на свидания сходила, когда мы уроки прогуливали.. Ну да вряд ли тебе это интересно, так что давай спать,- Няшка забралась под одеяло свернулась калачиком.
- Браво! - засмеялся гитарист, укладываясь поудобнее. Потом замер на несколько секунд...и немного отодвинулся, будто давая рыжику место. Большие карие глаза немного насмешливо уставились на драммера.
- Тебя обнимать надо?
- Да нет..- рыжик широко зевнул, потягиваясь. Как-то средне между кошкой и ребёнком.- Надеюсь, обойдусь без этого как-нибудь.
- Бля... - тихо вздохнул музыкант и погладил Йошики по волосам, пододвигаясь обратно и обнимая рыжика за талию, будто девчонку.- Этого не было.
И закрыл глаза, при обнимая согруппника крепче. Запах травяного шампуня и изысканных французских духов. Как настоящая девушка.
- Чего "этого"?- не въехала засыпающая Няшка, упираясь кулачками в грудь гитариста и устраиваясь чуть удобнее. Что ж, если обнимают - отказываться нельзя не под каким видом. Тем более Хидэ - его же бояться совсем не нужно.
- Объятий,- с легкой улыбкой произнес лид-гитарист, а потом ласково коснулся губами плеча музыканта, чисто по привычке шепнув томном голосом тихое "Спи, красавица, устала".
- Не забывайся..- зевнув, Йошики погладил белые волосы гитариста и заснул, сладко причмокивая во сне. Будущая принцесса.
Матсумото лежал так еще долго, вдыхая запах травяного шампуня и легкий аромат каких-то духов, явно дорогих и французских. И совсем не жалел о том, что остался с драммером, а не пошел искать себе развлечение на ночь.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:18 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
1990. Поездка в Прагу.

Этот тур Матсумото запомнит надолго. Вероятность более 90%. Хотя...какой нафиг тур? Просто Великий Хаяши вытащил Иксов в Европу. А если еще точнее, то в Чехию. А если еще точнее, то в Прагу. Пиво, древность архитектура, знаете ли...
Еще с утра у Матсумото начала болеть голова. А потому лид-гитарист легендарных музыкантов был похож на ежика: мало того, что волосы нормально ложиться не хотели(лак бедному гитаристу в помощь, что, собственно, он и использовал), так еще и кололся как вышеуказанное четвероногое.
- Девочки, я вас что, на панель сдать забыл?- скептично-полу ошарашено вопросил Тайшо, оглядывая своих "собратьев" на утреннем завтраке в кафе гостиницы. Музыканты сидели в два ряда за столом и пялились ни то друг на друга, не то гитаристы на Дэяму, мягко говоря негодуя, как он не остановил порыв их персонального идиота.. Простите, любимой няши с этой поездкой. Ей, наверное, был доволен только Пата: тишь, благодать.. Можно от шефа смыться. Архитектура, всё такой.. В чём его, несомненно, поддерживал Тайджи. Хотя, по ходу, общее настроение квартета можно было расценивать как грозный посыл лидера "прятаться".
- А самому тебе туда не пойти бы? Как раз платьице носишь...- съязвил Тайджи, щуря наглые глаза и запуская руку в темные кудри. И тут же вскрикнул - сильная рука маленького гитариста отвесила ощутимую затрещину.
- Базар фильтруй, придурок.
Мрачный настрой блондина с красной челкой был виден всем. Карие глаза мрачно зыркнули на сидящих за столом и устало закрылись - Хидэ распластался по стулу, как только мог, и откинул голову назад.
- Очень умное замечание, Тай,- одобрительно кивнув, Хаяши стащил со стола виноградинку, отправил её в рот и отряхнул ладони.- Тоши, мы идем за шмотками. И не смотри на меня, зря что ли ты у нас столько времени бюджетом распоряжался?- затем последовало паросекундное молчание, поскольку драммер подналег на бедный фрукт.- Томоаки, Тайджи, с вас нормальное бухло на вечер. Я повторяю: нормальное. И Томоаки,- заметив блеск в глазах гитариста, рыжик приторно фыркнул.- Не вздумайте все выжрать до общего сбора, как это было в последний раз после концерта.
Встряхнув свою кучерявую шевелюру, Йошики помялся,- Хидэ.. ты у нас как самый адекватный, но не совсем здоровый, отвечаешь за ужин. И не вздумайте нажраться,- теперь это уже относилось к троим гитаристом, дабы за певцом он сам намеревался следить.- В три часа у нас экскурсия. Идут все. Вопросы - пожелания - предложения?
-...можете оставить при себе. - мрачно закончил соло-гитарист, пристально разглядывая Тошимицу, - мне вот интересно, почему ты позволил ЭТОМУ вытащить нас, а меня в особенности в свет Божий? Али Йошики и тебя отсутствием секса припугнул?
Вот тут уже Матсумото отвесили крепкий подзатыльник. Блондин сдавленно застонал, хватаясь за и без удара больную голову ручками и пристально зыркнул на сидящих по бокам от него невинно хлопающих глазенками гитаристов. Знаете, как Вуди Вудпекер: угадай, кто?
- Голубки, ваш завтрак окончен.
Мрачно зыркнув на разошедшихся ритм-гитариста и басиста, Йошики свистнул со стола маленькую гроздь, развернулся и пошел на верх, в номер.- Встречаемся здесь в половине третьего. Тошимицу, за мной!
Ну вот. Опять все сначала.. А вроде ж не в Японии.
***
Прага такого никогда не видела: парень, как есть парень, примерял платья. А потом еще выбрал парочку вместе с кружевными колготками, перчатками, заколками всякими.. И только одни джинсы. Словно для приличия. Хоть мужские. Но, в общем, ужас. Продавщицы аж заикаться стали.
В целом, все было чинно-благородно. Даже на экскурсию впятером успели: бродили по старому городу. Знаете, описывать нереально: Пата с Тайджи валяли дурака, Йошики бегал с фотоаппаратом и запечатлял что можно, и что нельзя.. Словом, бедная Чехия этих японцев надолго запомнит.
- Ну что, разойдемся и встретимся в 7?
- Да хоть в полночь, как ведьмы. - видимо, Тайджи от одного вида чешского пива разнесло не по-детски. Остальные же оказались в относительном адеквате и, договорившись встретиться в холле отеля в семь, разбежались, как тараканы по кухне.
После осмотра местности, драммер с певцом вернулись в гостиницу, где Йошики ни с того ни с сего облачился в новое полу платье - на удивление, в его стиле - ну и все ему подобающее.
Уже когда все собрались, Йошики отметил, что пить желания у него нет. А причину он искал долго. С час, когда другие уже были... Не в форме. Наконец, поняв свое категорическое нежелание бухать, Хаяши подтянул перчатки и дернул Тоши за шиворот:
- Тоши! Тошенька!- нет, по ходу, дело дрянь. Тошимицу отозвался раза с 45:- Алкашня Японская!- уже и гитаристам.- Перекличка!
- Пата, Тайджи, Хидэ, эээ..- начал было загибать пальцы певец, ошалело глядя на Йошики и пытаясь понять, где согрешил. И какого черта он отчетливо видит ба.. Девушку.
- А вам не кажется, что Хидэ-то и нет?
В самом деле: Мацумото не возвращался. Его не видел и конферансье.
- Я пойду поищу его. Ему здесь кафе приглянулось.
Тоши же, все так и не понимая, где согрешил, возмутился,- в таком виде? Это в Токио тебя все знают, а здесь.. вместе пойдем.
Как это было комично, представить вы не сможете. Йошики с пару минут убеждал Дэяму, что того итак до номера тащить придется. Погуляли, епрст. Но, если они потащатся втроем.. То можно быть спокойным.
Однако ночь была прохладной. Хаяши даже пожалел, что не одел джинсы. Ну и где искать любителя приключений? Прикурив, драммер пару раз окликнул гитариста и медленно побрел по улице, прислушиваясь и оглядываясь. Пообещав себе убить крашеное недоразумение.
Брел драммер долго и упорно. Знаете, как танк, ей богу. Упорства и железа ему точно не занимать, несмотря на девчачий облик. Но дело даже не во внешнем виде. Просто по характеру рыжая няшка могла не то что с танком, с ядерной ракетой сравниться. Причем еще не факт, что ядерная боеголовка победит.
Пробредая мимо внеочередного переулка, Хаяши услышал сдавленный то ли всхлип, то ли стон. Уже подумав было о разврате, музыкант хотел пройти мимо. И знаете, прошел бы...если бы уставший мозг вдруг не распознал голос, который стонал. Йошики метнулся в переулок...и замер, широко распахнув глаза. Потому что на земле, согнувшись пополам, лежал соло-гитарист, а над ним стояло два амбала грозного вида. Но это еще полбеды. У этих...этих. Короче, у тех двоих было оружие - складные ножи. Один из нападающих - бритый, в наколках - обернулся на звук шагов. И тут же расплылся в улыбке.
- Ты глянь, какая красотка заглянула. И тоже ведь узкоглазая. Твоя подружка? - Хидэ получил удар ногой в живот. Блондин сдавленно застонал, поднял голову, облизывая окровавленные губы, и едва слышимо произнес:
- Йошики...
На большее у музыканта сил не хватило - он опустил голову обратно, стараясь не шевелиться.
- Хидэ!
Первой реакцией Хаяши было вспомнить, пил он или нет. Что эти двое сделали с Мацумото – передать сложно. По его внешнему виду можно было подумать, что он еле живой. И, возможно, так и было… И, знаете, драммеру стало реально за него страшно: не додумайся он пойти на поиски, чёрт знает, что…
- Ублюдки,- яростно сжав кулаки, прошипела «красотка» явно не мужским голосом – хотя и достаточно тихо, чтобы существа что-то расслышали - закатывая рукава по самое не балуйся. А уж разряд по дзюдо у этого чуда был со школы. И был бы ещё выше, занимайся он хотя бы изредка.
Мозг блондинистого судорожно соображал: звать на помощь бесполезно. К тому же, тут и по-английски мало кто понимает, про японский вообще умалчиваем, бросаться на этих двоих тоже глупо, раз Хидэ с ними не справился… Что? Попробовать охмурить что ли? Ересь, ересь… Просил же он Мацумото не вляпываться!
Да ещё к тому же вновь подул ветер, из-за которого драммер почувствовал себя Мэрилин Монро – подол платья упорно ему кричал о том, что надо было надевать штаны. Сплошная порнография: и Хидэ не поможет, и сам влипнет по самое не балуйся.
На пару секунд закрыв глаза, Йошики уставился на амбалов, одним только взглядом не позволяя им вернуться к гитаристу, а ладонь его забралась в собственные волосы, нащупывая там острую заколку. Ну что ж… Была не была.
- Только лежи и не шевелись,- тихо попросил клавишник, распуская волосы и извлекая из них достаточно важный сейчас атрибут.
Гитарист в ответ еще раз сдавленно застонал, закрывая измученные карие глаза. Еще при первой волне неожиданно посыпавшихся на него ударов Хидэ ударился об асфальт головой, а потому теперь красной у него была не только челка. И какого черта его понесло гулять по этой гребаной Праге?! Все тело отчаянно болело. Мужчины же продолжали рассматривать "девушку", перемигиваясь между собой. Видимо, сочтя новоявленного героя столь неожиданного и трагичного действия достаточно симпатичным для удовлетворения своих плотских желаний, бандюги ухмыльнулись. И тут же Хидэто получил удар в бок.
- Посмотрит, как мы с его подружкой развлечемся.
Да, здесь всё было ясно и без переводчика. А вот как только один из парней вновь ударил гитариста, драммер злобно зашипел, сжимая ладони и поднося одну к груди, чувствуя, как предмет в ладони больно впивается в кожу. Что ж.. Захотели развлечений – будут им развлечения.
Что мы имеем? Девчачий видок, охрененный маникюр, из-за которого и в рожу нормально не дашь… Ну, ещё острые каблуки. А каблуки что любят? Правильно. Эх, чёрт, пора всё-таки с таким видом завязывать. Да-да, так будущий рыжик себе и поверил.
Хаяши и не заметил, как один из мужчин оказался за его спиной. Он уже, скорее, почувствовал дыхание на собственном затылке и ладони на плечах. Ошарашенно пискнув, драммер пообещал себе привязывать своих балбесов – если жив останется – и не выпускать на улицу после 8-ми. Дальше всё было быстро: едва блондин оказался «в объятиях», к ним подошёл второй. Не долго думая и не собираясь ждать чего страшного, Йошики ухватился за ладони на собственных плечах, оттолкнулся ногами от земли и, понятным действием, хорошенько толкнул ногами того, что был перед ним. Разумеется, амбалы такого не ожидали: отлетевший получил ещё и приличные две небольшие, но уже кровоточащие раны от каблуков на животе; второму же повезло ещё меньше: в тыльную сторону его ладони тут же была вонзена та самая, острая как настоящий нож, заколка. Не насквозь, конечно, но прилично.
Вам смешно? А Хаяши было страшно. Вот и выпутавшись из «объятий» орущего, драммер уже с кулаками и яростным криком набросился на пытающегося оклематься второго. И, знаете, уже нанося ему удары, Йошики
почувствовал, что страха нет… Просто какая-то апатия… Страх разве что за любимого, горячо любимого друга.
Хидэ кашлянул кровью, приподнимая голову. Все тело отчаянно ныло. Как будто и так сплошной синяк. А еще была рана. Сильная. На животе. От ножа.
Глядя, как раскидывает тех, с кем не смог справиться он, рыжеволосый драммер, Матсумото чувствовал себя слабым. Очень слабым. Будто девчонка не Хаяши, а он, лид-гитарист Иксов.
Однако было не до того: с земли поднимался первый амбал, уже очухавшийся. Хидэ, сам не зная, откуда взялись у него силы, крикнул "Хаяши, сзади!" и, лежа, подставил мужчине подножку. Тот рухнул мордой в асфальт.
Из забвения, где было светловолосое чудо, его вывел крик Хидэ. А через секунду и вовсе тело с грохотом упало рядом с ним. Да еще так захрипело, что умирающе. Слабаки. Хотя зрелище, открывшегося.. Словом, что он успел сотворить с лицом лежащего - передавать страшно. В критической ситуации появляются все новые силы.
Однако больше мужчины не шевелились. Хаяши вытер ладони об платье, убрал волосы со лба и подскочил лежащему гитаристу:
- Надеяться нам не на кого,- тихо произнес, приподнимая голову Хидэ с земли и ласково стирая пальцами со лба кровавые полоски.- Тебе придется собрать силы. Я помогу тебе дойти. Готов?
- Не-е-е-ет...Йошики, положи меня на место, я тут ночевать буду. Принеси мне подушку и одеяло, а с утра подбери...
Нет, ну вы гляньте! Даже в таком ну явно незавидном положении Хидэто умудрялся смеяться. Облизнув окровавленные губы, гитарист медленно перевел глаза на живот, который он до сих пор закрывал рукой, а потом поднял карие глаза и опустил голову обратно, болезненно жмурясь.
Вздохнув, Хаяши отодрал от подола приличную полоску и перевязал живот Хидэ прямо поверх одежды.
- Если они очухаются, то убьют нас. Так что нечего. Тебе осмотр врача нужен.
Погладив щеки гитариста, драммер все-таки попробовал хотя бы посадить его.
- Я тебя пну, если не встанешь.
- Мне и так досталось, пощади...- взмолился соло-гитарист, прислоняясь спиной к стене. Что-то сильно он сомневался насчет очухивания амбалов...подняв карие глаза на рыжика, Матсумото тихо вздохнул и через силу поднялся.
- Как ты вообще так вляпался?
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:19 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Поднявшись, Йошики закинул руку Хидэ себе на шею, а сам обнял его за талию и осторожно повел к гостинице.- Боже, я.. Я так испугался, когда понял, что ты вообще не возвращался!
- А как я перепугался, когда меня сзади ударили...- гитарист наплевал на все отнюдь не гомосексуальные убеждения - обнимать себя за талию он не позволял согруппникам даже ради фансервиса, - и уцепился рукой за шею драммера, еле передвигая ноги. Ну охуенная же картина: девушка в рваном платье тащит окровавленного парня! Такое Прага точно не забудет.
- Я же просил по одному не ходить. Ну почему же ты с нами-то не пошел?
Теперь, народ, вы знаете, почему на самом деле распалась Чехословакия. Чехам просто не поверили с их рассказами о японцах в платьях.
- А я, между прочим, на еврейском кладбище побывал.
И то, сколько денег отдал длинноволосый блондин за вход, драммеру знать не обязательно.
- Давай...помолчим?
Хаяши хотел было отчитать друга..
- Ладно, береги силы.
А потом надулся, злобно выдохнул, понял, что отбил руку и прибавил шаг. Нужные три улицы прошли минут за десять.
Что было в гостинице? Хаяши поднял кипиш, требуя врача, говорящего по-японски, и консула. В течение 10 минут. В противном случае дама "сбежавшая с панели" пригрозила разнести полгостиницы. Получив от администратора ключ, парни смогли добраться до номера гитариста, где тот был уложен в кровать, а Хаяшик захлопотал, дожидаясь врача.
Разумеется, на это явление Христа народу сбежались и протрезвевшие музыканты. Результат: Тайджи сидел рядом с жертвой избиения и устраивал его поудобнее, за что Хидэ был ему очень благодарен, Тоши просто сидел, уткнувшись лицом в ладони, а Пата, как наиболее зоркий, стоял у окна и смотрел на вход в гостиницу.
- Дождались. - второй гитарист обернулся и покосился на дверь.
- Пошли вон, полуночники,- недобро оглядев присутствующих, Йошики выдал это просто.. Знаете, словно
говорил о погоде.
Подойдя к врачу, Хаяши быстро и в двух словах объяснил ему ситуацию, показывая на израненного гитариста. Получив одобрительный кивок, Йошики обернулся к Мацумото, тихо сказал "Я сейчас вернусь" и поспешно сбежал из номера, кусая губы и сдерживая накатывающую истерику.
Гитарист же остался на попечение врача и Тайджи, который, несмотря на рявк Хаяши, остался с другом.
Йошики же прошел в их с Тоши номер, принял душ, переоделся, выкинул многострадальное платье и собрал, наконец, мешающие волосы в хвост. Меньше всего хотелось говорить, думать.. Поэтому приведя себя в порядок, Тайшо группы спустился в вестибюль, где его и впрямь ждали. Не консул, конечно, но представители посольства с полицией. Музыкант объяснил им что, как и вообще где остались лежать нападавшие.
И только когда рыжика уверили, что те двое получат по всей строгости за нападение на иностранного гражданина и не огласку, он вернулся в номер Хидэ.
- Ну что.. До свадьбы заживет или еврейское кладбище в помощь?
- Как бы не ваше родное. - отозвался врач, аккуратно перебинтовывая хрупкий торс гитариста. Тайджи сидел рядом и аккуратно втирал какую-то чешскую хрень в синяки на груди и боках блондина, - видимо, на грамотных бандитов нарвался. У него голова почти что пробита...- врач коснулся повязки, пересекающей лоб и затылок музыканта, - если честно, то я советую вам последить за ним несколько дней, а потом уже либо возвращаться в Японию, либо продолжать гулять по нашему городу.
Врач был молодой, не старше самого драммера. Практикант, или вроде того. А еще у него был приятный голос и почти незаметный акцент.
- Хидэ..
Закрыв ладонью глаза, Хаяши болезненно застонал и сполз на пол, думая. Черт так черт, а.
- Спасибо вам большое. Пара дней, так пара дней.
Примерно неделя в запасе у них была. Только зная Хаяши, это его нужно было оберегать: сорвется мальчик и в участке тем двоим продолжение банкета устроит.
- Как нам заботиться о нем?
- Просто меняйте повязки и мажьте синяки. У него потрясающий организм, сильный до невозможности. - врач помог рыжеволосому подняться, - до свидания.
Когда чех ушел, басист поднял на Йошики злые глаза и тихо - Матсумото заснул - рявкнул:
- Есть возможность с теми идиотами переговорить?
- Если их все-таки арестуют..- поглядев вслед ушедшему, Йошики опустился на ближайший стул.- Тайджи, нам не нужны проблемы. Это итак едва не разгорелось до международного скандала.
Прижав больную ладонь, драммер начал разминать её второй,- давай так: мы поговорим с утра за завтраком. А пока ты иди, я останусь с ним.
- Я его никому не дам в обиду. И просто так тоже никому не дам. - фыркнул бас-гитарист, спрыгивая с кровати. Карие глаза будто предупреждающе зыркнули на Хаяши, а потом музыкант ушел.
Ни для кого не секрет, что Иксы были геями. И один только Хидэ хранил верность традиционной ориентации. При этом он не мог не нравиться остальным джеям, одни косые взгляды Тайджи и Йошики чего стоили. Однако блондина это практически не трогало.
Вознеся руки к потолку, Йошики прочитал молитву и тяжело вздохнул. Как бы то ни было, важно, что Хидэ остался жив. А там уже..
Через некоторое время Йошики перебрался на кровать, рассматривая спящего гитариста. На него было больно смотреть, у Хаяши до сих пор кровь стыла в жилах при воспоминании о произошедшем.
- Господи, ну почему ты позволил?- тихо. Тонкие пальцы забрались в волосы гитариста, распутывая их.- И правда: на кой черт мне приспичило ехать сюда?
- Я этим вопросом с утра задаюсь, оставь мои волосы в покое...- жалобно и полусонно простонал Хидэто, приоткрывая глаза. Голова отчаянно болела, - лучше дай мне обезболивающее...
- Ой, прости пожалуйста.
Отстав от гитариста, Йошики свесился с кровати и залез в тумбочку, выуживая таблетки. Через минуту были готовы и таблетки, и вода, а гитарист осторожно усажен.- Как ты?
- Дурацкий вопрос. - Матсумото залпом выпил таблетку и поднял на драммера карие глаза, - что с теми двумя?
- Полиция их арестовала.
Драммер еще раз ласково потрепал волосы блондина.
- Я так рад, что ты живой..
- А я-то как рад...- вздохнув, Хидэ виновато покосился на рыжеволосую няшу.
- Ты...извини меня, что ли...
- Ты не виноват, хотя тебе итак досталось..- Йошики поджал губы.- Как тебе станет по лучше, мы вернемся домой.
- Хаяши...можно спросить кое-что совсем не по теме? - карие глаза как-то странно блеснули.
- Отчитаешь меня за явку в платье?- рыжик потупил взгляд, виновато смотря на гитариста.
- Почему ты и Тайджи так на меня смотрите, будто я кость, а вы собаки?
Хидэ не знал, зачем задал этот вопрос. Просто безумно надоело ловить косые взгляды басиста и чувствовать, как тот прижимается к нему на сцене, пока они играют спина к спине.
- Боимся за тебя.
Да, Йошики еще пока ни словом не обмолвился с гитаристом. А вот то же отношение Тайджи его напрягало, и сильно.
- Нет, серьезно. Я не вру тебе.
- Да не об этом речь, я за вас тоже боюсь. Этот взгляд...он...другой. Тяжелый, будто я самое дорогое, что есть в вашей жизни. А еще...меня пугает отношение Саввады ко мне. - Матсумото поежился и поднял пытливые глаза на драммера, -его будто подменили.
- Мало ли, что у них там с Ишидзукой?- драммер легкомысленно пожал плечами.- Хидэ, ты мой лучший друг, и ты сам прекрасно это знаешь. Именно поэтому ты и ловишь такие взгляды.
- Действительно, мало ли...вот только это ничего не проясняет. - тихо вздохнув, гитарист с шипением улегся обратно, - я безумно устал...
- Поспи, поспи,- рыжик понимающе кивнул и плотнее укутал гитариста одеялом.- Сон тебе только на пользу пойдет.
- Угу...
Гитарист вырубился достаточно быстро.
Ну, что делать? К Йошики сон как раз не шел. Он обратно перебрался на стул, стащил со стола журнал и принялся его листать.
В дверь тихонько постучали. Та открылась, у в комнату скользнул тот самый басист.
- Как он?
- Спит,- не отрываясь от журнала, произнес драммер.- Чего и тебе желаю.
- Мне сон в голову не идет. - Тайджи тихо вздохнул и сел рядом с кроватью, откинув на нее голову, - ты вовремя там оказался.
- Не то, что вы, бухарики,- фыркнув, Йошики оглядел басиста.
- Не смотри на меня так. - Саввада нервно фыркнул и уперся ладонями в пол, поворачивая голову к спящему гитаристу. Карие глаза невольно залюбовались такой мирной и немного трагичной красотой. Хидэ был шикарен даже в синяках и с перевязками.
- А ты на него. Или, думаешь, мне нечего Ишидзуке рассказать?
Отложив журнал, Йошики напрягся. Взгляды Тайджи и все прочее напрягали. Особенно сейчас.
- Рассказывай, ничего не будет. Он и сам на него поглядывает, просто ты этого не замечаешь. - басист пожал плечами, не отрывая глаз от согруппника, - а еще я ни за что не поверю, что ты и сам не заглядывался на нашего лид-гитариста. Вот только у тебя это плотское желание. А для меня нет. Он важен мне, и, если честно, Хидэ гораздо важнее Томоаки.
- Ну и тварь же ты, Саввада.
Хаяши фыркнул, подбирая ноги под себя. Этот сучонок еще смел так с ним разговаривать. Да откуда в нем столько наглости? Правильно: это же Тайджи.
- В любом случае, держись от него по дальше. Дело будешь иметь со мной.
- Так ты его еще и под крылышко взял, как заботливая мамаша? - басист фыркнул, поворачивая наконец голову к драммеру. Взгляд его был поистине угрожающим: только тронь его - порву.
- Зачем он тебе? У тебя есть Тоши, с ним и забавляйся. А мне...мне он безумно нравится. - немного шершавая ладонь аккуратно накрыла руку блондина, поглаживая. Тот слабо улыбнулся во сне.
Йошики напрягся, как струна. Затем поднялся на ноги, вздохнул пару раз, но не смог с собой совладать: в момент подскочив к басисту, Хаяши крепко ухватил его за длинные волосы и именно за них протащил до двери. Это, черт возьми, явно был аффект - в обычный момент рыжик ни за что бы и не решился. На этот раз Саввада отделался вышвыриванием из номера.
- Если я еще хоть раз тебя с ним увижу - последуют другие меры. Разговор будет в другом месте и на другом уровне.
- Посмотрим...- Тайджи перевернулся и поднялся на ноги, приглаживая темные кудри. Карие глаза вызывающе сверкнули, - в конце концов, ты не сможешь его взять. А я смогу.
После этого наглый басист смотался к себе в номер - приводить себя в порядок и обдумывать план правильного подкатывания к блондинистому гитаристу.
- Сука..- Йошики злобно ударил кулаком по стене, взвыл от боли, вернулся в номер и запер дверь, чтобы избежать повторного инцидента.- Ну я тебе устрою, Тайджи, ты у меня допрыгаешься.
На счастье драммера, Хидэ продолжал спать, хоть и перестал улыбаться, так как тепло, окружающее его ладонь, неожиданно исчезло.
Эта, пусть и мелочь, а все-таки больно кольнула драммера. И он впервые отчетливо понял, что готов избавиться от басиста, если понадобится. Но подбивать клинья к Мацумото у него не выйдет.
Через какое-то время Йошики все-таки устроился рядом с гитаристом и даже не заметил, как задремал. Но больно тревожно.
Сон Хидэто же, в отличие от сна рыжика, был спокоен.
Однако уже на утро, обсуждая с Тоши ночное происшествие, Хаяши понял одну вещь: ему не стоит препятствовать действиям Тайджи. Тогда уже Мацумото сам его пошлёт. То есть, басист устранит сам себя.
Да, рыжик был очень коварный. А вы что думали?
Саввада же просто косился целый день на Хаяши, выжидая: стукнет или нет? Не стукнул. Угроза миновала, а значит можно продолжать клеится к Хидэ. А Матсумото в виду своих синяков и ножевого ранения удерживался в своей комнате...привязанный к кровати. Ибо на свободу гитарист хотел, и хотел сильно.
- Нет, и не просите меня его отвязывать!- в очередной раз топнул ножкой большого размера Хаяши, злобно зыркая то на гитариста, то на певца.- Мы его вчера итак отпустили. А кто-то, не будем показывать пальцем, ужрался вчера в три физиономии..- .."и только с утра заметил мое отсутствие".
Проснувшись с утра, Хаяши реально и прочно привязал Хидэ к кровати. Чтобы не сбежал. Выяснилось, что его можно считать за растение, а Тоши с Патой отправить в ряды Гринписовцев.
В очередной раз топнув все той же ножкой, драммер захлопнул дверь перед носами просящих и прошел в спальню, где и находился бедный гитарист.
- Спишь?
Хидэто лежал на кровати, укрытый одеялом по бедра. Руки, соединенные крестом в запястьях, было крепко привязаны к щитку кровати. А при избитом виде гитарист так вообще выглядел жертвой насилия. Карие глаза смотрели жалобно и немного печально.
Почувствовав приближение рыжика, Хидэ отрицательно покачал головой.
- Не сплю.
- Кушать хочешь? Обед скоро.
Хаяшик был готов отвязать чудо разве что побегать по номеру.
- Не голодный. Йо, пусти меня...- тихо заныл блондин, дергая руками. Ибо они уже сильно так затекли.
- Нет.
Сев рядом с гитаристом, рыжик взял со столика расческу и медленно начал расчёсывать его волосы.- Куда ты еще вляпаешься?
- Никуда...
Хидэто еще с утра понял, что свободы ему ближайшие несколько дней не видать. Но у него был союзник. Тайджи. Басист приходил и подолгу сидел рядом, всячески развлекая пострадавшего. Хидэ был безумно благодарен ему за это.
- Да ладно?- а вот рыжик сдаваться не собирался. И даже был готов репрессировать любого, пытающегося свергнуть его тиранический режим.
- Честно...- Матсумото тихо вздохнул и закрыл карие глаза, приподнимая голову, чтобы драммеру удобнее было расчесывать светлые волосы.
- И не мечтай.
Фыркнув, Хаяши перебрал светлые окрашенные пряди, заботливо распутывая и укладывая их.
- Ты у меня домой на поводке отправишься.
- Ага, ты мне еще ушки и хвост прицепи. - вот теперь пришла очередь гитариста фырчать и ворочать головушкой.
- Поучи еще, обормот.
Поцеловав светлую макушку, драммер громко присвистнул и вышел на этаж.
- Тайджи? Тайджи! Посиди пол часика с нашим бедолагой, мне отойти нужно!
- Да не проблема. - тут же высунулся из номера басист, улыбнувшись. На ходу натягивая майку, шатен с самодовольной улыбкой скользнул в номер. Там парень со смехом бросился на кровать и ткнул блондина под ребра.
- Ну что, жертва пражских гопников, не отпустили тебя?
- Как видишь...- Хидэ слабо улыбнулся и дернул связанными руками.
Закатив глаза и закрыв в номер дверь, драммер решил пока поговорить с Дэямой на тему вчерашней пьянки.. Чтобы время зря не терять.
А вернулся Йошики чуть раньше обещанного. И.. Что-то подсказало ему не шуметь, когда он прошел в номер и прислушался. А послушать было что.
- Тайджи, умоляю...
Почти стон - жалобный умоляющий, будто гитаристу было нереально плохо. Собственно, так оно и было: басист воспользовался отсутствием Хаяши и состоянием Матсумото, и теперь почти что обнаженный соло-гитарист с ужасом смотрел на сидящего у него на бедрах Савваду, раздетого по пояс.
- Тише, Хидэ, тише...- ласковое прикосновение губ к губам блондина. Тот дернулся и попытался отвернуться. Не тут-то было: сильная рука шатена заставила голову музыканта остаться на месте.
За всем этим развратом ни привязанный Хидэто, ни лежащий на нем Тайджи не заметили замершего у двери драммера.
Едва только услышав стон Хидэ, Йошики весь замер и сжался: а вдруг ему стало еще хуже? А вдруг происходит самое худшее? А все из-за него, из-за рыжика!
Вытерев ладонью вспотевший лоб, Йошики вцепился
в стену и дошел на цыпочках до двери в спальню, заглянул...
- Сукин сын, я тебя предупреждал?!
Не на весь отель, но на весь этаж рев драммера распространился точно. Знаете, в рыжике с такой нереальностью взыграла ревность, что просто передать невозможно.
На этот раз басист так легко не отделался: уже привычным жестом - хватая за волосы - Йошики отстранил шатена от гитариста. Первый удар был точно кулаком в челюсть. И, пока Саввада не успел очухаться, рыжик скинул его с кровати, на ходу умудрившись врезать коленом в поддых.
- Мразь, Тайджи, да как ты решился-то только?!- не теряя времени, Хаяши освободил руки бедного Мацумото. На суде ему бы снизили срок за аффект.
Хидэ тут же сел на кровати, подтягивая одеяло к груди и глядя на обоих музыкантов испуганными глазами. Мозг отказывался воспринимать происходящее и произошедшее. Тайджи просто в какой-то момент влез на него, заткнул поцелуем и принялся раздевать, попутно лаская истерзанное тело. И это пугало, пугало до дрожи в коленях. Музыкант качнул головой и, поджав коленки к телу, отполз подальше, продолжая скрывать тело, на котором Саввада успел оставить пару засосов, тонким одеялом.
Тайджи кашлянул и сплюнул кровь на пол. Удар Хаяши разбил ему губу, но это ничего. Терпимо. Поднявшись на ноги, басист оглядел разъяренного драммера и перепуганного гитариста, а потом улыбнулся, слизывая кровь с губ и тихо произнес:
- Что, ревнуешь, шлюха? Тебе-то наш гетеросексуал не дал, я ведь прав?
По глазам Хидэ было видно, что прав.
- Убирайся, пока живой,- тихо, злобно.. И вообще странно, что Хаяши ещё предупреждал.
Знаете, что забавно? Хаяши задело, как назвал его басист. И была бы ситуация другой – без зубов шатен бы и остался по этому поводу. Но сегодня рыжик этого словно не заметил. У него просто в голове не укладывалось: ещё вчера те двое едва не убили их лид-гитариста, с самого утра Йошики разрешил ребятам приходить, чтобы посидеть рядом с ним, поддержать… И уж когда Хаяши оставлял с ним Савваду, он ну никак не мог представить, что произойдёт подобное.
- Именно поэтому ты, умник, решил воспользоваться его беспомощностью? Умничка, Тай..- всё во взъерошенном виде драммера буквально кричало, что он и убить решится. И как-то было не важно, что, по логике вещей, всё равно сил больше было у басиста.
- Я-то уйду. Но прежде выскажусь.
Никто и глазом моргнуть не успел, как Саввада очутился на кровати, совсем рядом с ничего не понимающим Хидэто. Взяв в свои ладони руку соло-гитариста, басист с легкой улыбкой заглянул в глаза своей недавней жертве и тихо заговорил, поглаживая хрупкую ладонь:
- Хидэ, я не стану принуждать тебя к чему-либо. Это глупо и неправильно. Ты боишься. Не стоит. Просто пообещай мне одну вещь...- немного наклонив голову вперед, Тайджи коснулся своим лбом лба блондина, -...если тебе вдруг захочется...провести такой эксперимент и переспать с мужчиной, то никогда, слышишь, никогда не ложись в постель с Хаяши! Он ветрен, как погода за окном, легкомыслен и жесток. Поиграет и бросит, а ты до безумия ранимый...просто не смей ложится с ним в одну постель, никогда в жизни.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:19 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Саввада замолчал. Потом нежно коснулся своими губами губ ошеломленного согруппника, отчаянно посмотрел на него и, подобрав с пола майку, вышел из номера.
Хидэ смотрел вслед Тайджи каким-то грустным и изумленным взглядом. Слова басиста не укладывались в голове, а про взгляд шатена Матсумото вообще молчал. Полный отчаяния, жалости...и какой-то безумной нежности, будто Хидэто - единственное, что есть у Тая. Пальцы сами по себе коснулись губ.
У Саввады был вкус коньяка и сигарет.
Однако Йошики - пока Мацумото намеревался подумать о жизни, о том, о сем - бросился за чертовым басистом. Прощать наглеца рыжик не собирался, поэтому и напал на него в коридоре со спины.
Тайджи вскрикнул и рухнул на пол, тут же откатываясь в сторону. Карие глаза злобно сверкнули - сваливать басиста Иксов на пол ударом под колени не позволено никому.
- Ты что, охренел?!
- Я уничтожу тебя!
Пастыря! Пастыря этому рыжему -
точнее, пока ещё блондинистому – Сатанёнку! Смахнув вечно мешающие волосы с лица, драммер вновь накинулся с ударами на басиста. Интересно, он вчера от амбалов ничем не заразился, нет?
На шум в коридоре поднялись ужинающие в кафе Иксы. Увидев еле уворачивающегося от ударов Йошики басиста, Тоши хотел было кинуться на подмогу бедному гитаристу. Но его опередили. Угадайте, кто?
Матсумото. Непонятно каким образом поднявшийся с постели Матсумото. Он раньше всех выскочил на шум драки и, когда Тайджи вдруг оступился и упал на спину, непонятно откуда взял силы и рывком встал на колени между драммером и шатеном, заслоняя лежащего собой.
Удар, который Хаяши не успел остановить, пришелся ему на лопатки. Глухо застонав, соло-гитарист рухнул на Савваду как подкошенный.
Услышав стон явно не басиста, Йошики раскрыл глаза и закричал, увидев, кого он ударил. Это галлюцинации что ли?!
- Мацумото, ты совсем ебанулся что ли? Какого хрена ты здесь вообще делаешь?!
Первой реакцией было оттащить гитариста – с ним можно было разобраться позже – от басиста и продолжить концерт. А вот только заметив появление не так далеко от них Тошимицу, заставило дебоширящего рыжика в секунду потерять весь свой пыл, закричать… И убежать. К чёртовой бабушке, а лучше ещё дальше. Именно это он и сделал: уже через пару секунд белобрысая макушка скрылась в вечно не закрываемом номере певца и драммера, а сама жертва своего характера заперлась в ванной, громко крича.
Тошимицу бросился к шокированному Тайджи и помог ему подняться. Тот огляделся, увидел распластавшегося на полу Хидэто и, коротко вскрикнув, бросился к нему. Подхватил на руки и утащил к себе в номер - надо же было позаботиться о бедном гитаристе...
Дэяма пожал плечами и зашел в номер, недовольно морщась от громкого крика Хаяши. Стукнул пару раз по двери в ванную и тихо попросил:
- Пусти меня, Хаяши.
- Уходи! Видеть вас всех не желаю!
Надо было видеть драммера в тот момент. Он поверить не мог, что ударил Хидэ. Хотя то, что он защитил собой Тайджи – ещё более не укладывалось в кучерявой головушке. Драммер уже сто раз проклял себя самого за грёбаное желание посмотреть чёртову Европу. Здесь происходили одни неприятности.
Финальным штрихом стал звон стекла: Хаяши разбил большое зеркало.
- Йошики, что сделано, то сделано. Открой мне дверь.
Одно из качеств Дэямушки - упорство. И хотя временами оно граничит с обыкновенным упрямством, именно это и помогает Тошимицу находить общий язык со всеми.
- Уйди..- на этот раз тихо, сдавленно. Знаете ли, Йошики что-то и не подумал о том, что кожа не прочнее стекла. И уж тем более поверить не мог, что осколки в ладони – настолько болезненное удовольствие.
- Йоши, открой мне...- так же тихо. Так же жалобно. Еще один козырь Тоши - повтор.
И, чёрт возьми, именно из-за этого драммер его порой и боялся. Понимаете, почему Тоши уйдёт в секту? Он просто мастер давить на психику.
Мысленно послав всех и вся куда по дальше, Йошики доплёлся до двери и открыл её. При этом больную ладонь он завернул в рубашку, ставшую из белой красной.
- Хаяши!
Тоши тут же обнял драммера за шею, крепко прижимая к себе. Темные глаза закрылись, лоб уткнулся в плечо.
- Господи, да что же это такое...
***
Хидэ очнулся уже лежа в постели. Укрытый одеялом, с подушкой под головой...гитарист потянулся, открыл глаза...и резко сел. Он явно был не у себя в номере.
- Проснулся?
Матсумото аж вздрогнул от тихого вопроса. Повернув голову на голос, гитарист увидел Тайджи, сидящего на полу. Тот слабо улыбнулся.
- Ты у меня, не беспокойся.
- Тай...
Хидэто впервые был удивлен встречей с этим человеком.
***
Драммеру не позволено было ни пищать, ни рычать, ни материться – ничего, пока Тоши не привел его руку в относительно божеский вид . А всё любовь к спорту и, как следствие, частые травмы. Так что певец ещё и в этом разбирался.
- я не понимаю..- тихо начал рыжик, прижимая перевязанную ладонь и смотря на свои ноги.- Я что, зря его оттащил? Скажи мне?- любопытные светло карие от напряжения глаза по-детски уставились на Дэяму.- Чего я не понимаю? Почему он его защитил?
Было ясно, что, рыпнись драммер побежать извиняться, а, может, и убить Мацумото, привязанным уже окажется он сам. Поэтому Йошики решил просто поговорить, пока Тоши не даст добро… Или пока не появится возможность слинять.
- Тебе лучше спросить самому... - Тоши тихо вздохнул и погладил своего драммера по умной головушке. Потом Дэяма вывел Хаяши в комнату и усадил на кровать, устраиваясь у ног светловолосого. Темные глаза с пониманием уставились на Йошики, - Хидэ всегда защищает тех, от чьих рук страдает. Он склонен к самопожертвованию, и готов отдать всего себя, лишь бы другие жили. Если, конечно, эти "другие" его друзья и близкие.
Дэяма не врал. Он очень даже неплохо разбирался в психологии, и определить, что да как в блондинистой головушке повернуто, ему не составило труда.
Раздался робкий стук в дверь, а потом донесся тихий голос лид-гитариста.
- Ребят, можно?
Вздохнув на слова Тоши, Йошики согласно кивнул, тяжело вздыхая. Как ни крути, а он был абсолютно прав. И это всё… Банально расстраивало. Погладив волосы певца, драммер задумчиво закусил губу задумываясь. Ему всё равно было не дано понять Хидэ. Вот просто никак. Его чуть не изнасиловали, так он..!
- Ты прав. Как и всегда.
Заслышав стук, Йоши тихо-тихо всхлипнул, на пару секунд сжав ладонь на плече Тоши, как бы прося поддержки и контроля, ведь ничто не мешало рыжику вновь сорваться. И, не смотря на малый остаток сил, новая буря могла оказаться ещё сильнее. На Хаяши и сам понимал, что хватит. За последние сутки уже точно.
- Входи, конечно.
- Взъезжай.
А вот это был голос уже совсем не Хидэ. Щелчок открывающейся двери, тихие шаги, и в комнату заявился Саввада...с Матсумото на спине. Ссадив гитариста на кровать, басист тихо вздохнул и сел рядом с Тошимицу, ловя его понимающий взгляд.
Увидев подобное, Йошики вновь зажался, не зная даже, как себя вести. Разве что уставился куда-то между гитаристами и взял Тоши за руку, для того, чтобы успокоиться. Но в сумме дело было очень и очень хреновым.
- Не подумай. Просто ты сильно бьешь. А он довез в качестве искупления вины. - Хидэ слабо улыбнулся, Тайджи фыркнул, а Дэяма...а что Дэяма?
- Так. А теперь, члены круглого стола, рассказывайте, что, как и почему.
- Обычно такие речи Томоаки толкает,- шикнул рыжик, легонько толкнув певца коленкой.- Смотри – я буду ревновать. И сильно,- недовольно оглядев гитаристов, хотя Хидэ, скорее, виновато, Йошики пожал плечами.- А нечего рассказывать. Просто собралась кучка идиотов, неспособная адекватно мыслить и действовать.
- О да, Тоши, ревновать он умеет...- протянул Саввада и тут же обиженно покосился на Хидэто: тот легонько пнул басиста в плечо ногой, призывая замолкнуть.
- Тайджи пытался переспать со мной...потом пришел Йоши, Саввада его обозвал...ну, а дальше была драка в коридоре. - Матсумото потупил глазки.
Сил у Тоши хватило лишь на то, чтобы присвистнуть.
- Не свисти, итак денег на обратную дорогу уже начинает не хватать,- застонав, Йошики ещё раз толкнул Тоши, уже ощутимее.- А ты, Мацумото, вообще наглая, бессовестная и бессердечная зараза. И даже не смотри на меня, только ты умеешь притягивать приключения на задницу круче меня.
А ещё Хаяши всё ещё хотел ещё разок вмазать басисту.
- Да не виноват я в том, что сексуальным натуралом по природе своей являюсь! - взвыл Хидэ, чуть ли не падая с кровати. Это ж надо было, а!...
Тошимицу покачал головой и тихо вздохнул, опуская глаза.
- Да изнасилуйте его уже хоть кто-нибудь, коли из-за него такие споры!
Дэяма давно уже заприметил, что Матсумото желанен для Йошики. Да и косые взгляды со стороны Тайджи нельзя было не видеть.
- Ну, ты-то куда лезешь?- возмутившись, на этот раз Йошики залепил любимому шикарный подзатыльник – разболтался не в меру, сил нет.
- Что-то те двое вчера изнасиловать не тебя собирались,- простите, вспомнив новое, выкинутое вечером платье, Йошики едва ли не всплакнул: он так хотел его на концерт одеть… А потому Мацумото получил злобный-злобный взгляд.- Так что не нужно мне зубы заговаривать – из зарплаты вычту.
- Да пожалуйста, блять... - Хидэ встал с мягкой поверхности, быстрым, хоть и ломаным шагом дошел до двери и вышел прочь из номера. Душа медленно наливалась свинцовой обидой.
- Довели ребенка...- задумчиво протянул Тайджи, оборачиваясь вслед гитаристу, - жестоко ты с ним.
- Правда что, ему и так не сладко среди нас, убежденных гомосексуалов...- Тоши специально отодвинулся.
- Да идите вы оба к чёрту! Пнув уже теперь обоих музыкантов, Хаяшик помчался за Мацумото.- А ну стоять, гроза Японии!
Гитарист будто не слышал. Дошел до своего номера, зашел туда и рухнул на кровать, отворачиваясь от двери. Настроения ругаться с Йошики у него не было.
В соседнем номере все стихло: Тайджи и Тоши принялись тихо-мирно решать дела.
- Хидэ?- в очередной раз позвав гитариста, Хаяши прошел за ним, завалился рядом на кровать, взял подушку и положил её на голову Хидэ, словно бы собираясь задушить.- Ну хватит. Давай мириться.
- Ну разве я виноват в своей ориентации?...
Сдавленно, тихо...так непохоже на лид-гитариста. Хидэто слабо дернулся и откинул подушку с головы, устраиваясь на кровати поудобнее. Карие глаза смотрели с глубокой печалью.
- Ну почему так?..
- Прости нас,- вздохнув, Йошики крепко обнял гитариста, прижимаясь.- Просто ты красивый, добрый, и.. Знаешь, как? Хочется взять то, что недоступно. Но я не претендую, серьезно,- рыжик вздохнул.- Тоши меня итак убьет, если узнает.
- Тогда с чего Тайджи завел этот разговор? Вот объясни мне? И почему ты набросился на него с такой яростью? Почему жмешься ко мне, в конце-то концов! - Хидэ почти выкрикнул последнее предложение. Столько вопросов в голове...и ответа не видно.
- Ты забываешь, что являешься моим лучшим другом. Как тебе, я доверяю только Тоши,- рыжик помедлил.- Как ни крути, с самого начала ты стал мне как старший брат. Я.. Я просто не хочу, чтобы ты страдал из-за чужой прихоти.
- Я страдаю, пока ловлю тяжелые взгляды на своем затылке! - фыркнул гитарист, зажмуриваясь. Потом на его щеках выступил румянец, и блондин тихо прошептал, устраиваясь поудобнее, - неужели у всех мужчин такие же мягкие губы, как и у Тайджи?
Хидэ - это большой ребенок.
- Мацумото, ты неисправим!- засмеявшись, рыжик легонько пихнул его.- Не знаю. Хотя упорно в этом сомневаюсь.
- Надеюсь, что мне не удастся это проверить. - блондин насмешливо улыбнулся и шикнул, - спать, мелочь!
- Не говори "гоп", пока живешь на этом свете,- фыркнув, рыжик взобрался на живот гитариста.- Ты на часы смотрел, спать? Еще даже для дневного сна рано!
- А я сказал спать! - рявкнул Хидэ, отчаянно спихивая с себя младшее недоразумение, - полночи со мной промучался!
- Полночи Дэяма с головой промучался, а я спал под твоим боком,- почесав рыжую макушку, Йоши поджал губы, насупился.. Словом, девочка-припевочка сейчас заплачет.- Не хочу спать. Не буду!
- Тоооооооошииииииии!
- Что?- возмутился рыжик.- Сам справиться с дитятей-то не в состоянии?
- Я тебе сейчас!...- фыркнул гитарист, мгновенно успокаиваясь. Хидэ на то и ребенок - шикарно ведется на слабо. Вот и сейчас...
- Самое страшное ты в силу ориентации осуществить не можешь,- а Хаяши лишь хмыкнул и уставился в потолок.- А остального я не боюсь.
- Забью до смерти. - мрачно пообещал Матсумото, щуря карие глаза и подкладывая руки под голову. Он устал. Один только удар по лопаткам чего стоил.
Хаяши лишь пискнул, присвистнул и уставился на гитариста,- ах вот, как ты за мою доброту? Отлично.
- Ну, извини. Я просто безумно устал, несмотря на дневной свет...- блондин закрыл темные очи рукой и слабо улыбнулся.
- Спи, спи,- согласившись, Йошики укрыл гитариста одеялом, хихикая.- Если я опять останусь у тебя - Тоши сдаст меня в монастырь, а тебя прибьет.
- И не дай Бог проснусь связанным по рукам и ногам! - усмехнулся гитарист и повернулся на бок, укладываясь поудобнее. Карие глаза в изнеможении закрылись, дыхание выровнялось...Хидэто хватило минуты, чтобы уснуть.
Улыбнувшись, Йошики уютно устроился под боком гитариста и тоже задремал достаточно быстро.
Идиллия же!
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:20 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Знакомство с Бак-Тиками.

- Имай, хорош уже, пошли! - Ютака искренне недоумевал, как после концерта у лидера легендарных Buck-Tick’ов, Хисаши, еще оставались силы что-либо смотреть по документам, что-то сверять и попросту копаться в гримерке с бумагами. Гитарист поднял голову, еле заметно улыбнулся басисту, попросил "Еще 5 минут" и вновь с головой бросился в омут бумажной работы, проглядывая бумаги и подписывая их.
Тур Aku no Hana проходил ну просто отлично. Группу радостно встречали, так же весело провожали, просили приезжать еще, а щедрый Хисаши давал своим оболтусам денег на регулярные попойки, смело уединяясь в офисе и работая до рассвета, умудряясь спать при переездах из одного города в другой - самолетов Имай сторонился. Правда, не всегда у музыканта получалось спокойно поработать. А все Атсуши Сакурай. У вокалиста Buck-Tick’ов в марте умерла мать. Атчан месяц ходил в депрессии, и даже вечные попойки не помогали. Потом певец оклемался...и стал требовать к себе внимания. Хиса его уделял.
А сейчас Ютака вздохнул, помахал ручкой длинноволосому брюнету в конце коридора и заорал:
- Атча-а-а-ан, Май-Май от работы не отрывается!
Блондин застонал.
- Сейчас я надеру ему его тощую задницу - так и передай!- со смехом отозвался вокалист группы, позволяя заботливым женским рукам стилистки, сидящей и смеющейся на подоконнике за его спиной, собирать длинные черные волосы певца в конский хвост.
- Вы бы с ним не так строго,- попросила юная брюнетка, тщательно приглаживая непослушную прядь.- Имай-сан вечно крутится как белка в колесе. И все же..
- Все же для вечного блага,- закатив глаза, закончил за девушку Атсуши и помог ей спуститься на пол.- Спасибо, Саюри. Когда ты мне понадобишься - я дам знать.
По слухам, вокалист только и успевал менять одну модель на другую, но на деле же..
- Ты мне что, бойкот объявил?- поинтересовавшись, брюнет прокрался к сидящему за столу Хисаши и обнял его за шею.- Я устал и хочу спать. Хотя, возможно, меня даже хватит на то, чтобы поиграть с тобой этим вечером.
Чуть прохладная ладонь с вызовом забралась под верх гитариста и погладила плоский живот.
- Как думаешь?
- Я думаю, что тебе нужно убрать руку с моего живота, пойти выпить, пока есть возможность, и Юта с Толлом еще не все выдули, и дать мне уже дописать это гребанное интервью. - отозвался лид-гитарист, оборачиваясь к певцу и ласково целуя его в подбородок, - Оно мне третий день покоя не дает, вопросы провокационные.
И тут же уткнулся носом обратно в бумаги, прочитывая внеочередной вопрос: "С кем их вашей группы вы хотели бы жить?". Ну и что прикажете отвечать? О них с Атсуши и так слухи нехорошие ходят, а тут еще такая хрень. Имай подумал-подумал, пососал кончик ручки и вывел аккуратные иероглифы:
"Я предпочел бы жить один". Коротко, четко и лаконично.
А еще Хисаши нельзя подпускать к работе. Его любимые и неповторимые "5 минут" с вероятностью в 99% перетекали в час-другой, а то и больше, если блондинистый лидер увлекался.
Карие глаза быстро бегают по строчкам. В интервью осталось пять идиотских вопросов. Потихоньку, полегоньку Май-Май уполз на последний вопрос. Он...касается ориентации. Хисаши не задумываясь выводит "натурал", ставит точку.
- Вот теперь пошли.
- Нужно было написать, что ты живешь с Хидехико, а я с Толлом. Бедный Юта, единственный натурал на всю группу!
Атсуши тут же расхохотался и притянул блондина к себе, обнимая его за плечи и зарываясь лицом в белые выкрашенные пряди. Хорошо, тепло и по родному. Сразу хочется начать протяжно мяукать, забраться к гитаристу на колени и ласкаться до потери пульса.
- У кого ночуем сегодня?
- Атсуши, мы живем в отеле, в одном номере и нам завтра рано вставать. - усмехнулся Хиса, явно намекая на свое несогласие заниматься чем-либо сексуального характера. Потом ласково поцеловал вокалиста в лоб и взял за руку.
- Пошли за нашими...
- Тогда давай лучше снимем квартиру,- спорить с Атсуши было себе дороже. Мог и обидеться.- И от супружеского долга тебе не уйти.
Передернув плечами и выпустив руку Хисаши из своей, Атсуши взял со столика солнечные очки и водрузил их на макушку, тут же выходя в коридор.
- А еще, тебя Мацумото искал.
- Ну просто шикарно! - выругался блондин, быстро переодеваясь в нормальную одежду и подхватывая ставший привычным рюкзак со всеми причиндалами. Найти в "черной дыре" можно было абсолютно все: от наушников, утащенных из звукостудии, до заветного тюбика смазки и черной ленты. Ибо Сакураю могло приспичить когда угодно, где угодно и в какой угодно форме.
Собравшись, Имай взъерошил себе волосы перед зеркалом, помахал рукой стаффу и бросился следом за темноволосым любовником. Отпускать Атчана одного или ссориться с ним лид-гитарист ни малейшего желания не имел.
- Рыжая стерва утащила их в Европу, а теперь, не дав отдохнуть, тащит в Америку. Видимо, он хочет увидеться с тобой.. Для моральной поддержки. Атсуши помнил Хидэ уже лет 5, не меньше. Еще до того, как он вступил в Х, он уже был другом Хисы, и, волей-не волей, им часто приходилось видеться.
Брюнет выскочил на улицу и счастливо огляделся,- ну ты где там?
Блондин выскочил следом, закидывая рюкзак на плечо. Их согруппники давным-давно поняли, что лучше оставить этих двоих наедине, а потому свалили бухать. Завтра им уезжать из этого города, и снова машина, снова Ютака сядет за руль, а Хиса на переднее, не давая возможности погладить свое колено или облапать. А потому музыкант огляделся, вздохнул и пошел по направлению к отелю. Особенно упрямые фанаты еще стояли у входа и ждали своих кумиров. Хисаши улыбнулся.
- Ты посмотри, они ждут. Нехорошо ломать их мечты. Пойдем к ним, хотя бы приличия ради.
- Я бы предпочел черный вход,- ворчливо отозвался певец, снимая с макушки очки и надевая их на глаза.- Но если твоей детской мечтой было стать камикадзе,- брюнет отвесил гитаристу поклон и указал руками на дверь.- То только после Вас.
- Ах так?! - усмехнулся лид-гитарист, оборачиваясь и строя из себя обиженного, - Дамы вперед.
И после этого схватил вокалиста за шиворот и попросту вытолкал из здания в руки фанатов, с улыбкой выходя следом. Атсуши тут же обступили девочки разных возрастов, а блондин оказался не особо замеченным, чему искренне радовался, стоя на ступеньках, и разглядывая, как радостно пищат девочки при виде кумира.
Мысленно пообещав каждую из них припомнить гитаристу, Атсуши нацепил на лицо одну из своих широчайших блядских улыбок и, что называется, бросился в бой. Автографы? Фото? Да легко. Правда уйти с букетом номеров он как-то не ожидал. Однако минут через 15 сладкими речами, от девушек удалось избавиться.
- О, Боже.
А вот тут Май-Май уже не выдержал и откровенно заржал, рассматривая стопку листиков, явно вырванных из блокнота, которую держал в руке Сакурай.
- Браво, Атчан, бра-во!
Даже в ладоши похлопал, чуть ли на умирая от смеха. И когда понял, что еще немного, и он попросту умрет от сердечной недостаточности, гитарист смеяться прекратил, обнял Атсуши за плечи и рассмеялся.
- Надо братьям отдать - а то все одни сидят,- бережно сложив листочки, певец убрал их во внутренний карман косухи.- А я быстро.
- А то. - усмехнулся Хисаши, поглядывая на наручные часы, - Заслужил поощрение, умничка.
Сакурая погладили по длинной шевелюре, ласково пожурили и чмокнули в носик, а потом взяли за руку и повели в отель.
- Боже, какой ужас,- тяжело выдохнув, Атсуши убрал очки в карман и протер глаза.- Черт. Ты мне должен.
- Я подумаю. - усмехнулся Имаюшка, убирая за уши блондинистые пряди, - пошли-пошли!
Певец за руку утащил гитариста в лифт,- Май-Имай?
- М? - поднял подведенные глаза Хиса, улыбнувшись, - в чем дело, Атчан?
- Ты - самый зверский изверг,- блондин оказался прижат к стенке кабины.- Будешь спать сегодня на коврике.
- Обязательно... - улыбнулся Май-Май, улыбнувшись. Потом обвил брюнета за шею и ласково чмокнул в щеку.
- Что ты мне глазки строишь, подлиза маленькая?- и хотя в этой паре активом пришлось быть далеко не певцу, в обычной жизни о подобном догадаться было сложно.
- Ну ты же меня пожалеешь... - наивно протянул Имай, делая красивые глазки и вообще всячески строя из себя невинную жертву, - Ну неужели ты причинишь мне неудобства и будешь ломаться, м?
И тут же ласково поцеловал Атсуши в щеку, усмехнувшись.
- Что ты там вякнул?- брюнет прищурился, прижимая гитариста к стенке за плечи.
- Атсуши, отпусти мои плечи, мало не покажется. - тихо, но с легкой угрозой в голосе произнес Хисаши, щуря темные глаза. Злить Имая - дело опасное для здоровья. Можно всю ночь мучиться, а наутро не подняться с кровати из-за боли во всем теле.
- Ты сегодня ночью собирался спать, так что..- ухмыльнувшись, Атсуши вытащил ключ из кармана любовника и, поскольку дверцы открылись, рванул прочь.
Хисаши, не будь дурой, умотал следом, догоняя и даже перегоняя Атчана. В результате подлетел к двери на пару секунд раньше Сакурая и улыбнулся.
- Вроде сильный, а бегать не умеешь.
- Я на каблуках,- и, пнув блондина платформой в колено в знак подтверждения, Атсуши открыл дверь и впихнул Имая в номер.- Что это ты такой борзый стал?
- Имею полное право, ты мой пассив. - улыбнулся Хисаши, на ходу стягивая толстовку и скидывая кроссовки. Уж ему-то поудобнее было бегать, ничего не скажешь. Положив у кровати рюкзак, гитарист схватил полотенце, чмокнул певца в щеку и, бросив насмешливое "Я в душ", умотал в соседнюю комнату.
- Сучка.
Атсуши бесила эта "несправедливость". Но деваться было некуда - С Хисаши спорить хреново. Потому пришлось завалиться на кровать и.. Заткнуться.
Имай вывалился из душа довольный, в одних джинсах и с полотенцем на плечах. Подошел к кровати, шлепнул певца полотенчиком и завалился рядом, улыбнувшись.
- Бегом в душ, или спишь на коврике.
- Свали, комар!- Имаю на голову опустили подушку, придавили - и свалили. Атсуши смотался в душ от греха по дальше.
Хиса рассмеялся, переодеваясь в длинную футболку с коротким рукавом. Когда-то он купил ее без примерки, футболка оказалась велика, и теперь Хисаши просто спал в ней. Натянув белье, блондин взъерошил себе мокрые волосы, улыбнулся своему отражению в зеркале - хрупкий худой взъерошенный блондин в длинной черной футболке - и лег в кровать, сразу заворачиваясь в одеяло.
Певца не было не меньше получаса. Атсуши любил портить кожу водой. Зато приятно, черт возьми. И потом долго-долго вытирать длинные черные пряди полотенцем.. Какое-то извращенное ощущение. Но приятное.
- Спишь?- присев на край кровати, певец натянул футболку на колени и сладко зажмурился, потягиваясь.
- Нет. - сонно пробурчал Хисаши, приоткрывая теплые карие глаза и усаживаясь на кровати. Потом взъерошил себе волосы и протер глаза, окончательно просыпаясь. Взъерошенный, сонный, маленький...этакая няшка. По идее, типичный пассив. А по факту - сильный духом парень, уложивший на лопатки Дьявола.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:20 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
История, которую Атсуши аж стыдно вспоминать. Ой, как стыдно. С тех пор певец боялся подушки на голове и связывания рук.
- Спать..- Атсуши рухнул на спину и раскинул конечности.
- И этот человек хотел развлечься сегодня ночью... - насмешливо протянул Май-Май, прикрывая глаза и ласково целуя вокалиста в лоб, - я тут, может, жду тебя, а ты...
- Я хочу спать,- грустно.
- Соня... - с улыбкой отозвался Хисаши, поглаживая вокалиста по волосам, - большая ленивая соня!
И гитарист ткнул Сакурая под ребра, укусив за нос.
И тут же получил рефлекс по макушке,- комар!
- Пассивное одноклеточное, человека слабее себя на лопатки уложить не можешь! - рявкнул блондин, стукнув Атсуши по макушке.
- Мне просто это нравится,- сладко протянул Атсуши, вытягиваясь и сладко жмурясь.
- Шлюшка. Видел бы ты себя после пьяной ночи... - засмеялся лидер Buck-Tick’ов, шлепнув Дьявола по упругой заднице. Потом невозмутимо лег рядом и устроился поудобнее, повернувшись в брюнету спиной, и явно дал понять, что обиделся.
- Ну что поделать, если я люблю, когда ты грубо дерешь меня? От стимуляции простаты я готов кончать всю ночь. Имаааааай!- певец сложил ладони на плечах блондина.- Ты же у меня такой необузданный кошак.. Ну Май-Имай,- чуть обижено.
- Ну что тебе?... - обиженно отозвался Хисаши, дуясь.
- Мой нежный, сладкий котенок..- брюнет убрал белые пряди от уха и лизнул его.
- Атчан, не лижись. - уже немного теплее отозвался Хисаши, оборачиваясь к вокалисту и тыкая его в ребра.
- Не толкайся.
Вот он. Маленький блондинистый обормот, сбивший будущего Дьявола с пути истинного.
- Ну почему ты сердишься, мой маленький?
- У тебя дурацкая привычка доводить меня. - усмехнулся лид-гитарист, прикрывая глаза и ласково целуя любовника в щеку.
- Я тебя спас от малолетних фанаток. Так что цыц.
Вот так куда лучше. Иногда эти двое могли ласкаться как две кошки весь вечер. И насколько же это горячее зрелище!
- А ты еще и обижаться вздумал.
- И буду! - с жаром отозвался Май-Май, щуря теплые глаза и вообще всячески мурча и ластясь.
- Ни стыда, не совести,- чуть прищурившись и взъерошив волосы гитариста, брюнет усмехнулся.- Тебе в рыжий нужно перекраситься - будешь рыжим и бесстыжим.
- И это мне говорит человек, так томно стонущий подо мной прошлой ночью. - рассмеялся лид-гитарист, обнимая вокалиста сильными руками, и тихонько выдохнул ему в губы, - Хочу тебя, Атчан...дашь мне?
- И прошлую, и сегодняшнюю, и любую другую,- вот так. А что ломаться? Хочешь - делай. Жизнь на века все-таки не растянешь.- А как сильно ты хочешь?
- Хочу. - скромненько отозвался блондин, убирая за ухо осветленную прядь, - Ты же не хочешь спать...просто ломаешься для приличия, уже зная, что будешь раздвигать для меня ноги и стонать, как потаскушка.
- Зато тебе это нравится. Нравится?- брюнет усмехнулся, укладываясь на спину.- Так перед тобой никто не раскрывался, не правда ли?
- Араки. - еле слышно прошептал Май-Май, целуя вокалиста в губы и ложась сверху. И скользнул руками под футболку Атчана, проводя руками по бедрам, сжимая ладонью пока что безучастную плоть и хрипло прошептал в губы певца, медленно двигая рукой:
- Тебе ведь тоже нравится?
- Подожди,- Атсуши чуть отстранился, перехватывая руки блондина и чуть хмурясь.- Ты опять за него речь заводишь? Мы же.. Мы же договаривались?
- Да ладно? Ты спросил, я ответил. - еле заметно улыбнулся Май-Май, коснувшись носом губ брюнета, и тихо выдохнул ему в подбородок:
- А что? Накажешь меня?
- Да иди ты к чёрту,- спихнув с себя Хисаши, певец взял со стула халат, накинул его на плечи и вышел в коридор. С минуту поискав там сигареты, Сакурай вернулся, открыл окно, устроился на подоконнике и закурил.- У меня иногда такое чувство, что ты жалеешь, что тогда я согласился.
- Я не жалею... - отозвался Имай, выползая из кровати следом и ежась. Пускай за окном лето, но ночи все равно холодные. А Атсуши окно открыл. Гитарист вздохнул, слушая пьяные вопли Толла и Хидэ в соседних номерах, и устроился на полу у ног брюнета, обнимая его колени.
- Я люблю тебя. И не жалею ни о чем. Просто...ты все время такой послушный, такой податливый...даже не верится, что на сцене ты меня чуть ли не на лопатки кладешь...
- Ты забываешь, что на сцене у каждого из нас есть своя роль, которую мы обязаны играть. Иначе спектакль не удастся, фанаты не будут довольны, а нам не заплатят.
Да... Кто хоть раз видел, что эти двое вытворяют на сцене - сразу заподозрит что-то неладное. И будет прав. Вздохнув, брюнет постучал кулаком по прилегающей стене,- да заткнитесь вы! Не то я сам до вас доберусь!
Обычно работало. С Ютакой. Или с Хидэ. Но вот Хидэ и Толла вместе взятых, а уж тем более пьяных, Атсуши боялся до чёртиков.
- Пол холодный. Лучше сядь рядом.
- Я хочу у твоих ног.
- Хисаши, не огорчай меня.
Музыкант покачал головой и крепко обнял ноги вокалиста руками, прижавшись щекой к коленям, и закрыл глаза, улыбнувшись.
- О несносный мальчишка.
В общем, они друг друга стоили.
- Кто бы говорил...
Они просидели так еще минут пять. Хисаши вставать не хотел, а Сакурай попросту не мог: лид-гитарист держал его за ноги. Потом блондин встал, поправил взъерошенные волосы, отдернул длинную футболку и с лукавой улыбкой поманил к себе Атсуши, отходя обратно к кровати. По обижались и хватит.
И Атсуши покорно пошел. Почему нет? Его Хисаши был настолько чудесной Няшкой, что еще и менялся как погода.
- Май-Имай, ты меня соблазняешь что ли?
- А почему нет? - лукаво блеснул карими глазами блондин, пятясь обратно к кровати. Потом насмешливо улыбнулся, показал вокалисту язык и, ляпнув "А может я ролями поменяться хочу?", умотал под одеялку.
- Эй!- удивленно. Сакурай присел на кровать и потрогал блондина за плечо.- Солнышко, голова горячая? Температуру померить?
- Ой, уйди. - тут же забарахтался Май-Май, уползая от руки певца. А поскольку музыкант от гитариста не отстал, Хисаши с писком удрал под кровать.
- Имай, марш в душ!- Сакурай подпрыгнул на кровати, заставив ее прогнуться.- Там же грязно, пыльно.. Фу, даже не приходи ко мне.
Хисаши тихонько всхлипнул под кроватью, потом повозился, - видимо, гитарист старался свернуться клубочком - а потом из-под постели донеслось обиженное:
- Ну и пожалуйста, буду здесь ночевать. А ты меня не люююююбишь.
И ведь не скажешь, что в жизни это абсолютный и бесповоротный актив.
-Уйду бухать к Ютаке: он девочек обещал,- певец пожал плечами и скрестил руки на груди, устремляя взгляд в окно.- Выбираааааай, мой сладенький?
Имай под кроватью замолк, зашебуршал и выполз под ноги певцу. Глаза у гитариста опять были на мокром месте. Хиса плакса. У него слабые слезные каналы. Чуть что не так - и из чистых карих глаз льются не прошенные слезы. И это вовсе не значит, что Май-Маю больно. Ему обидно, а от этого знакомо щиплет в носу, и из глаз льются слезы.
Блондин поднялся на ноги и, не глядя на вокалиста, направился в ванную. Терять тепло на ночь он не собирался, а вот по мокнуть гитарист любил.
- О Господи..- чуть улыбнувшись, певец поднялся и бодро потащился следом. Он любил купать своего котёнка. Да что там? Он вообще любил его целиком и полностью. Няша. Добрая милая Няша.
- Я понял одно: если я соберусь завести ребёнка - ты сможешь его прокормить. Ну да не забивай голову,- пройдя в ванную, певец замер у косяка, наблюдая за любовником. И невольно ползут уголки губ верх: такая Няшка есть только у него.
Хиса сидел под душем и отмокал. По светлым волосам стекали шустрые капли, а сам гитарист, довольно жмурясь и обнимая руками колени, мотал головой в попытке увернуться от капелек. В результате вода попала ему на нос, и лид-гитарист запищал, отшатываясь назад. Потом заметил любовника, состроил обиженно-надутую мордочку и занавесился шторкой.
- Уйди, противный.
- Красавица моя,- Атсуши проплыл к ванной и отдёрнул шторку, приземляясь на колени.- Май-Имай?
Певец уютно устроился на коленях, перебирая белые прядки на хрупкой спине,- плещешься?
- Топлюсь... - отозвался гитарист, явно оттаивая на несколько градусов. И обернулся к брюнету, лукаво улыбнувшись, - Залезай ко мне, Атчан, вместе топиться будем.
Надо сказать, что от тихого, почти интимно сказанного прозвища - так коверкать его фамилию имел право только Сакурай - Хиса млел, мурчал и ластился.
- Давай лучше я тебя вымою. Ммм?- игриво погладив живот гитариста, брюнет потянулся, чуть зевая.- Будешь у меня чистым и душистым, как невеста на выданье. Хочешь?
- Только если женихом будешь ты. - улыбнулся в ответ Май-Май, протягивая певцу мочалку и гель для душа.
- Без вариантов.
Да.. Угораздило же судьбу так раздать им роли!
Смочив мочалку в воде, Атсуши выдавил на неё геля и тщательно вспенил.
- Подставляй свою спинку, моя красавица.
- А голову мне помыть? - требовательно заявила блондинистая няшка, поворачиваясь к вокалисту спинкой и изящно выгибаясь, - Ты мне еще голову помоешь, там тоже пыль.
- А шею тебе не намылить?- беззлобно. И тут же ладонь певца с мочалкой в ней забегала по спине блондина, как кисточка художника по полотну. Боли Хисы из-за ношения гитары всё учащались, поэтому массажу Атсуши уделял особое внимание, массируя очень аккуратно и осторожно.
Сначала Сакурай намылил плечи, убирая в сторону вечно мешающиеся волосы, затем медленными круговыми движениями спустился по позвоночнику до самой поясницы.
- Принцесса моя, я подумываю завести тебе ушки и хвостик.. Как считаешь?
- Если меня будут гладить, кормить, любить и позволять спать в одной кровати - пожалуйста, я весь ваш. - про мурчал в ответ Хисаши, блаженно жмурясь и выгибая спинку. Кошка. Хотя любит собак. И мечтает завести одну, а Атсуши шипит и не позволяет. И Имай слушается. А что? Против Дьявола не попрешь.
- Ну..- певец чуть задумался, откладывая губку. Мягкие ладони тут же пробежали по хрупким плечам, массируя.- Как только тур окончится - мы вернёмся домой. И не в Токио, блин. Будешь целую неделю не вылезать с речки. И никакой работы. Усёк?
- Не-е-ет, не усек. - наигранно протянул гитарист, поворачиваясь к Атсуши лицом, - потри мне грудь.
Ну как такой Няшке можно отказать? Он же такой милый. Как плюшевый. Вновь взяв губку в ладони, певец аккуратно принялся намыливать кожу круговыми движениями.
- Лучше спать на диване: под него ты не залезешь.
- Изверг...- протянул Хисаши, хватая вокалиста за воротник футболки и притянул его к себе, шепнув, - Ну дай ты мне уже наконец!
- Я не хочу здесь. И..- певец поднял, переключая воду на душ и направляя поток на макушку блондина.- Твоя голова еще не вымыта!
Май-Май радостно запищал и тут же выпустил футболку Атсуши, подставляя голову теплой воде.
- Уточка, блин.
Да уж, пусть лучше тащится от воды. А пока певец пару минут выбирал самый вкусно пахнущий шампунь. Им оказался персиковый. Персик тоже рыжий. Все, быть Хисе рыжиком.
- Подставляй макушку, красавица.
Убрав душ, Атсуши вылил на белобрысую макушку нужное количество шампуня, чуть ероша длинные волосы и тщательно их намыливая. Как-то это чудо пообещало отрезать их.. Так Сакурая чуть инфаркт не хватил!
А Хиса держал идею в тайне, но все-таки шипел иногда, что откромсает себе волосы и окончательно угробит их краской. А сейчас блондин мог лишь довольно мурчать, млея от прикосновений, да постанывать от удовольствия - массаж головы всегда был верным способом заставить Хису подчиняться.
- Я тебя еще научу хорошо себя вести.
Иногда, конечно, Атсуши со сцены переходил и в жизнь, но дальше недолгих пыток не заходило: что называется "честь" Май-Мая для певца была святым. Потому он и действовал гитаристу на нервы в такие минуты, усердно массируя вечно загруженную голову.
Имай же лишь мурчал и ластился, всячески подставляя светлую головушку теплым знакомым ладоням. Иногда гитаристу казалось, что еще чуть-чуть - и Атсуши сорвется, перевернет его к себе спиной и войдет во всю длину, шепча тихое "Я люблю тебя". Давно хотелось узнать, какой Сакурай в активе. Но сам певец данного не желал, а намекать или говорить прямым текстом о таких вещах Хисаши стеснялся.
- С тобой все в порядке?- поцеловав щеку блондина, Сакурай снял душ с держателя и увеличил напор воды, смывая шампунь с волос гитариста.
- Да-а-а... - с наслаждением протянул Хиса, подставляя голову под теплую воду и довольно жмурясь. Потом, когда белая пена смылась, Май-Май по мок еще немного, треплясь с брюнетом ни о чем, а потом выключил воду и похлопал глазами, глядя на Атсуши.
- Что?- чуть улыбнувшись, Атсуши поднял блондина и завернул в полотенце.- Выныривай.
Хиса довольно улыбнулся, показал Сакураю язык, дал щелбан и умотал в постель, на ходу откидывая полотенце. Только с Атчаном он может позволить себе такое.
- Обормот.
А все от того, что певец любил эту "дурашку". До безумия. Устранив "потоп" в ванной, брюнет вернулся в комнату и замер у двери, наблюдая за Хисой.
Имай поглядывал хитрющими карими глазенками из-под одеяла. Потом хихикнул и поманил вокалиста к себе. И тихо зашептал, улыбаясь:
- Дай мне уже свою узкую задницу.
- Тише-тише, разболтался. Ты скоро вынудишь меня воспользоваться твоим сладким ротиком.
Атсуши лениво и очень медленно снял с себя футболку и откинул её в сторону. Шаловливая ладонь тут же прошлась по бедру, животу, груди и шее, а тонкий палец оказался чуть прикушен. Разумеется, Атсуши неприкрыто и молча смеялся.- Хочешь?
Но Хисаши тоже не промах. Лид-гитарист уселся на кровати, развратно прикусывая губу и томно глядя на Атчана из-под длинной светлой челки. Ему не нужны лишние движения: пара мимических жестов, взъерошенные мокрые волосы, обнаженные острые плечи, подтянутое к груди одеяло, скрывающее хрупкое тело - и перед вами самый сексуальный человек на свете.
- А ты меня хочешь?
- Маленький развратный бесенок..- восхищенно выдохнув, певец забрался на кровать и погладил щеку блондина.- А ты как думаешь?
- Ну, даже не знаю...- улыбнулся Май-Май, щуря темные глаза, и ласково поцеловал вокалиста в губы, - Сегодня ты скачешь на мне.
И лег на спину, уложив Атсуши на себя.
Обычно, Хисаши просто не пускал любовника. "Твое дело лежать, стонать, а с утра валяться без сил!" Так что брюнет на пару секунд опешил, но вовсе не растерялся.
- Я бы привязал твои руки, да больно хочется, чтобы ты ими до синяков сжимал мои бедра.
Атсуши весьма пошло облизал пальцы на руке и коснулся члена блондина, пару раз проведя по нему рукой.
- Котенок.. Да я тебя заставил ждать весь вечер?- невинно и удивленно.
- Заста-а-а-а-авил... - почти обиженно протянул Хисаши, вытягивая руку и шлепая самоуверенного вокалиста по упругой попке. Руки он ему привяжет, конечно. Никому не позволено касаться кистей лид-гитариста - не дай Бог повредишь, Хиса играть не сможет. А тут - связал бы.
- Сильнее,- чуть стервозно, намекая на шлепок.- Что ты как не родной?
Иногда они могли ласкаться, а иногда все переходило в дикую кошачью страсть. Собственно, все виды ласк вполне устраивали обоих - это же всегда сладко и как будто в первый раз. Брюнет еще немного "пошалил" ладонью, устроился удобнее и плавно ввел плоть в себя. Сакурай, признаться, терпеть не мог всяких там прелюдий, растяжек.. Ну так, только если изредка. Куда слаще дикий и необузданный секс, как они сами.
- Ну, что, пришло тебе время вспомнить, что сегодня было на сцене?- и первые неторопливые как будто бы отвлекающие движения.
- Ты меня чуть на колени перед собой не поставил, стерва...- и резкий толчок бедрами вверх, - Всего зацеловал и за облизывал.
И, положив руки на бедра Атчана, начал насаживать его на себя, изредка довольно постанывая.
- Людям необязательно знать, что на деле все наоборот,- облизав губы, Атсуши вцепился рукой в спинку кровати и саму кровать, подстраиваясь под ритм Хисаши.- Ничего: на следующем ты у меня между нога лежаааа.. Ай, блядь! Лежать будешь!
- Блядь у нас ты. - насмешливо протянул Хисаши, прикрывая глаза и судорожно стискивая бедро вокалиста тонкими ловкими пальцами. Хрипло простонал, насаживая брюнета глубже, и усмехнулся, прикидывая, что с ним сделает Атчан.
А Атсуши только это и надо было: чем грубее и даже, вполне возможно, больнее - тем только слаще в конечном итоге.
- Ничего-ничего. Я тебя еще науч.. Черт..- Вот верный способ заставить Сакурая не ругаться: заставить его стонать.
- Стони, мой хороший...- издевательским тоном протянул гитарист. А потом сам хрипло простонал, хватаясь за член Сакурая свободной ладонью, и принялся быстро двигать рукой, избавляя мужчину от возбуждения.
- Господи, да помолчи ты..!
А вы говорите «Хиса маленький», «Май-Мая нужно как хрустального лелеять»… Да вы его хреново знаете: Атсуши от него уже несколько лет ни на шаг не отходил. И пока уж точно не собирался. А это о многом говорит. Ведь гитарист хорошо знал, как правильно вести себя с этим порочным созданием, так развратно стонущем на нём сейчас.
Блондину не привыкать удерживать кого-либо рядом с собой. Так он держал в железной узде Араки, так сейчас держит на привязи Сакурая. Ему не впервой. А движения похожи на прежние: руки на бедрах, терзающие до синяков, томный взгляд из-под белой челки, будто не он имеет, а его, хриплые, почти неслышные стоны и до неприличия громкий шепот, говорящий о том, как прекрасно и жарко внутри разгоряченного тела, как хочется насадить глубже, заставить соскользнуть и помучить от бессилия, дать певцу в рот - просто так - или вовсе представить, как Атсуши точно так же мучает его. Все это завершает картину, и Хиса больше ничего делать не станет - все и так понятно.
Толчки участились - Имая завели все их сегодняшние похождения по комнате, ванной....особенно концертный зал, где Сакурай чуть не разложил сделавшего влюбленные глаза блондина.
Это было немного странно. Они все-таки разные, но обрели друг в друге отличные дополнения к себе. И Атсуши не нужно было удерживать - он и сам уже давно с радостью принял их отношения. И совсем не жалел о них. Верилось с трудом, но на деле было именно так.
На последних движениях коснулся губ блондина, вскоре замирая в сильных руках гитариста и тихо выстанывая имя любимого ему в губы. Приятная пульсация и жар постепенно спадали... И все это с ним делал его любимый котенок.
- Май-Имай..
Хисаши кончил следом, выгибаясь и широко раскрывая глаза. Потом хрипло застонал...и обмяк, тихо выдыхая и снимая с себя вокалиста.
- Какой же ты хороший, Атчан...
"Как же я тебя люблю..."
- Котенок..- устало выдохнув, Атсуши слез на кровать, обнимая Хису за плечи, и ласково поцеловал его в висок.- Милый мой.. Хороший.
- Ты моя радость... - улыбнулся Хисаши, погладив вокалиста по длинным черным волосам. Потом тихонько зевнул и уткнулся носом в плечо Атсуши, мгновенно засыпая.
Утром их разбудит сорванное одеяло и бесцеремонный вопль Ютаки "Подъем, жители сказочного королевства!". Атсуши опять будет злиться, закрывая собой Имая, а тот, быстро натянув рубашку, вытолкает из номера оборзевшего басиста. Потом они снова сядут в машину, снова Хисаши будет спать на переднем сидении, и снова на ближайшей стоянке его место займет Хидэ, оттащивший Имая назад, в объятия Атчана. А больше ничего и не надо. Это их мир. Их время. Их жизнь.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:21 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Съёмки Celebration.

"Как говорит наш дорогой шеф: если человек идиот - то это надолго". Но это не относится к господину Хаяши, дабы новую поездку в конце того же лета нужно было совершить для съёмок клипа на их новую песню.
- У меня со школьных лет осталось несколько знакомых байкеров, к тому же, у Тайджи таковых знакомых не мало. Значит, нужно им заплатить и задействовать их в съемках.
Сцены с байкерами сняли в Японии, а остальной клип...
- Члены японской делегации, чур Статую Свободы не соблазнять: мы в Нью-Йорке!
- Снова…- кисло донеслось с задней площадки. Нарушитель свободы тут же получил по кучерявой головушке.
Йошики либо издевался - перелет был утомительным - либо устроил каникулы: в городе была куча мест и куча дел. Побережье… Да хоть жить оставайся - красота же!
А еще прошлым вечером Йошики и Тоши поругались так, что едва все к чертям не сорвалось: Хаяши купил себе туфли. Как позже выяснилось, для съёмок. А Тоши не читал сценарий. Вы еще не догадались, о чем речь?
- Celebration..- напевал рыжик, пока они проходили таможню в американском аэропорте. Туристы чертовы, мало им Праги... Зато Хаяши купил себе туфли для роли Золушки!
***
Следующее утро встретило радостно... Если не учитывать смену часовых поясов и неудобства, возникшие из-за этого. Головная боль, там, сонливость… Но у Иксов есть Хаяши – им ничего не страшно! Почему? У Хаяши есть барабанные палочки!
- Ну и где наш эпицентр идей?- поинтересовался Тайджи, обмахиваясь шляпой.
- Скоро будет: изучает принцип хождения на каблуках. Всю ночь вместо сна старался не упасть.
Музыканты уже по традиции по завтракали и ждали все в том же месте Лидера, с его, как правильно выразился басист, "эпицентром" идей. Эпицентром в Эпицентре, так сказать. Чем дальше, тем больше четверка понимала, что "тронулась девочка умом". Но озвучить эту мыслю мог только басист, а за это ему досталось бы в первую очередь от Мацумото. И это не говоря о самом Хаяши - их вражду с Саввадой с Праги никто не отменял. Да и не только не отменял, но и не собирался: Йошики пристально следил, чтобы Саввада палку не гнул.
И вот вскоре сверху раздалось такое сладкое грозное "Хлабысь! Хрясь! Ой! Хлабадумс!" и послышалось такое тихое, почти умирающее "Тошенька..!"
- Все-таки рухнула птичка,- заржали басист с ритмером, пожимая друг другу пятерню.
- А ну не ржать, обормоты! - рявкнул в ответ Дэяма, в точности копируя манеру речи Грозной Няши, и поднялся на ноги, глядя в сторону лестницы. Растянувшийся на ступеньках Йошики с задравшимся платьем - картина не то, что смешная. Но "супружеский долг велит спешить на помощь", как выразился их любимый лид-гитарист, а потому блондин со вздохом попросил пожелать ему удачи, получил средний палец правой руки от сидящего на другом диване ритм-гитариста и поспешил в сторону лестницы, с бормоча что-то вроде "Это чем же я так провинился, что мне на голову такое наказание свалилося? "
Итак, чисто пофиг было одному лишь Матсумото. Он просто растянулся на одном из диванов и спал в обнимку с инструментом, положив под голову чехол от гитары. Ну, устал красночелочный блондин, устал.
Завидев благоверного, Йошики сразу заныл на тему того, что он чуть не умер, а «вам бы, идиотам, всё ржать, да ржать. А я тут, понимаешь ли, ещё вон какую штуку продууумал!»
- Так падать – не то, что без спины – без ног останусь. Где драммера возьмёте?
Да, до того, как «колибри» совершила своё падение – надо сказать, это он без падений ещё долго продержался – в голове рыжика родилась ещё пара коварных мыслишек для съёмок. Но сейчас он сидел на лестнице, не в силах встать, и теребил подол платья, жалобными глазёнками глядя на Дэяму.
- Обормот. Однако ты еще долго продержался на своих "туфельках", - хмыкнул "Тошенька", аккуратно поднимая драммера на руки и взъерошивая светло-рыжую шевелюру. Темные глаза смотрели с нежностью и укором: ну вот нахрена ты поперся сюда в этой обувке?
Правда, Хаяши всегда: что в лоб, что по лбу, а все равно как об стенку горох. Вот и пришлось красавцу вокалисту спускаться вниз с "дамочкой на руках".
- О, голубки возвращаются! Хидэ, просни-и-и-ись! - затеребил лид-гитариста Тайджи. И тут же получил ладонью в нос от сонного Матсумото.
- Руки, Тай.
- Ну а что я- то сразу, Тоши? Решили же «Золушку» брать…- тут же начал оправдываться рыжик, снимая с ног чёртовы туфли. Планы были грандиозные, всё должно было быть натурально… Даже прыгать нужно было на бетонный пол, дабы вариантов не было.
- В общем, звонили со студии: просили слишком сильно всё им не ломать,- усмехнувшись, Йошики болезненно заныл, хватаясь за больную лодыжку. Повредил при падении, получается.
- Кстати, Хидэ, я тебя поздравляю: ты у нас будешь крёстным феем.. Ведьмой… Ну волшебником, короче. Вопросы, мальчики?
Хидэто опустил вниз челюсть, покраснел, побледнел, потом подобрал нижнюю челюсть и, буркнув тихое "ребята, вы меня не видели", смотался к себе в номер. А Пату с Таем пробрало на ржач: Хидэ? Феем? Крестным? Ну, Хаяши…
- Хаяши, ты что курил ночью?.. - сквозь смех простонал Саввада, падая с дивана от смеха. И один только Тошимицу сделал морду кирпичом и усадил Грозную Няшу на диванчик.
И аккурат новенькая беленькая блестючая туфелька угодила кучерявому басисту в лоб:
- Наша маленькая актриса, исполняющая роль маленькой Золушки, очень просила именно Хидэ. Всё равно кроме него с детьми никто обращаться не умеет.
Идей была куча, а денег мало. Спецэффекты, к счастью, не нужны. А надписи и всё прочее входило в стоимость монтажа. Но всё равно чего-то не хватало.
- И вообще, Саввада: я тебя разбаловал. Так что заткнись и думай своей головой, чего нам не хватает.
Рыжик дёрнул певца за руку, прося усесться.
- Туфлю верни, а то самого в дамское наряжу. В следующий раз Нотр-Дам де Пари поставим. Будешь Эсмеральдой, красавчик.
Да, у Хаяши было много извращённых идей. Но Тошенька умудрился ему запретить. Можете представить? Это как так вообще?
- Бедный Матсумото...Тай, ты что, совсем с ума сошел?!
Возглас принадлежал Пате. Но крикнул, да и заметил угрозу красноволосый слишком поздно. Тайджи размахнулся...и туфля звезданулась Йошики прямо в лоб. А сам басист рявкнул "Ненормальный! Мое чудо ведьмой нарядить вздумал! Меня цыганкой! Да по тебе панель плачет, тип ты аморальный!" и умотал следом за Матсумото. Да, он был единственным из группы, кто ладил с детьми. Но это не повод!..
А Тоши тихо вздохнул и погладил тут же занывшего драммера по больному лобику. Ну как занывшему? «Я его на поруки взял, а он!» Ну, словом, было у рыжика желание немного по строить из себя принцессу – ну так ему же никто не запретит! А Саввада слишком многое себе позволял. Тот же Хидэто: их басист считал его своим, хотя блондин - единственный с нормальной ориентацией. Это было... Ну чем-то из рук вон выходящим. А все потому, что и Йошики на лид-гитариста запал. Ох, ты ж Господи... И ведь не поделаешь ничего.
- Ну, всё, гопота японская, мои нервы сдали!- сорвав с тонких плеч шаль, Йошики бросил её на пол, оглядывая злобно обиженным взглядом двоих оставшихся. Ну, сволочи, ну дегенераты… А потом припомнил жест с шалью и отметил в голове галочкой: нужно задействовать в клипе.
- Я вам устрою: потащу в баню и вениками отхожу. А кто будет противиться – домой самостоятельно поплывёт, без транспорта. Так что нужно заказать веников 20.
Сделает же. Возьмёт и сделает – дайте только срок. И так отходит, что ни один потом неделю даже подумать о том, чтобы встать, не сможет.
- И вообще мы не разговариваем,- вдруг осенило Няшу, когда до неё дошло, что она уже с пару минут висит на Тошином плече. Но всё равно было тепло, поэтому Йошики с жалобным видом указал на лодыжку, буркнул «больно» и уставился на Томоаки:
- Ну, что, друг сердечный, вечером гуляем по городу или просто алкоголь проще закупить?
- С твоей ногой... - задумчиво протянул Пата.- Закупаемся и сидим по номерам. А Хидэ закажем девочку, пускай развлекается. Он у нас итак… Фей.
Тошимицу лишь усмехнулся.
- Ты что, опять его хочешь оставить одного?- рыжик потёр правую ладонь с тыльной стороны: на ней осталось два маленьких шрама после того, как он разбил в отеле зеркало.- А если девочка окажется киллером? Кто проверять будет, позволь узнать?
- Я из своих источников достану, - скривил губы в улыбке Ишидзука, поднимаясь на ноги. Темные глаза смотрели с усмешкой.- А тебе, наш милый драммер, не помешает провести вечер наедине с бутылкой и разобраться в себе. Потому что любишь ты одного... - косой взгляд на Дэяму. - А хочешь абсолютно другого.
После этого Томоаки как ветром сдуло. От греха подальше.
- Это какие у тебя связи в Америке? Томоаки!- Йошики аж подпрыгнул, бубня:
- Тоже мне, Святой нашёлся… За Саввадой бы следил, умник чёртов.
И что вы думаете? Хаяши подорвался, наступил на больную ногу и с криком рухнул обратно. Было больно. Было очень больно. Туфли всё-таки зло.
- Ну? Что за беспредел?- изумлённо уставился драммер на Тоши.- И куда они? А съёмки? А график? А… А… Да что за чёрт в принципе?
- Я так понимаю, по номерам. Хидэ - от тебя подальше, Тайджи - за ним, Пата - за басистом... Теперь мы, - рассмеялся музыкант, подхватывая драммера на руки и пулей взлетая по лестнице в номер, всучив перед этим своему благоверному те самые туфельки. А то ведь… Весь отель на воздух из-за них взлететь может.
В номере Матсумото творился полный беспредел: где кто - понять нереально. А все потому, что Пата начал щекотать лид-гитариста в попытке заставить его быть "феечкой". Тайджи подумал-подумал... И подключился. И теперь по номеру катался большой клубок переплетенных гитаристов.
На момент влетания Дэямы в номер раздавались жалобные стоны и недовольные возгласы с самого центра номера:
- Ребят, а как теперь распутываться? Ай, Тайджи, блядь ты японская! Что же ты творишь?!
- А ты руку с моего паха убери, извращенец!
- Саввада, не верещи мне на ухо! Ладно-ладно, буду я ведьмой, только снимите с меня этих двоих, они на мне плохо смотрятся!
- Придурки….
Няша сделала «лапуморду» и себе, и Тоши. Чтобы неповадно было. Предварительно скинув бесценные туфельки на пол, разумеется. Этот кавардак говорил не о том, что здесь взрослые парни, мужики почти, а о кучке детишек. Кучке полнейших идиотов. Но каких милых, а. И даже грозного Тайшо они сейчас скорее закатали бы в свой клубок, чем стали слушать.
- Ну, ты, Змей Горыныч-алкоголик-извращенец, у нас съёмки через 2 часа. Так что распутывайся.
«Я и не подозревал, что за свою личную жизнь должен отчитываться перед кучкой банальных гопников»- пронеслось в голове драммера. В самом деле, блин: все такие умные, аж тошно. Томоаки ему замечания делал, а сам как будто не соображал, что делал Тайджи. Есть же кучка умников. Ничего. Уж разберутся и без них.
- И пока всё нормально отснято не будет – даже не надейтесь на отдых,- убрав руки вновь на шею Тоши, Йошики нахмурился и рявкнул:
- А ну живо, дегенераты! Без зарплаты оставлю!
- Ох... <<поток нецензурной брани, оставленный за кадром>> - так выполз из плотного клубка тел Тайджи. Следом за ним выпутался и Пата. А Хидэ вздохнул и растянулся на полу, заныв:
- Я не встану... Хаяши? Ищи нового гитариста!
Саввада хихикнул, взял лид-гитариста на руки, предварительно насмешливо взглянув на драммера, и отнес на кровать.
- Отдыхай.
Дэяма прошел к кровати, посадил на нее Йошики, положил руку Таю на плечо и тихо прошептал ему на ухо:
- Не провоцируй. Не надо.
Рыжик же фыркнул, сделал вид, что ничего не заметил, и принялся жаловаться Хидэ на свою больную-больную ножку. А вдруг пожалеет? Ну, вдруг? От Тоши по шее можно и потом получить. А пока гитаристу пожаловаться – дело святое.
- Но, если такие проблемы, оставим нашего бедолагу отсыпаться, а сами займёмся сценами без его участия, раз всё так плохо.
Нужно было пересмотреть отснятое в Японии и в первую очередь разобраться с декорациями, которые были категорически перепутаны.
- Вопросы-пожелания-предложения?
- Спать... - зевнул Хидэ сонным голосом и погладил драммера по ноге, - поболит и перестанет, Йошики.
Тошимицу улыбнулся, глядя на этих двоих. Даже не смотря на неровное отношение Хаяши к Мацумото, последний оставался драммеру лучшим другом. Гитаристу можно было доверять.
- Утешил,- растрепав волосы гитариста, Йошики глянул на часы.- Мы вечером вернёмся. Так что на твоей совести разобраться с костюмом: у администратора отеля спросишь. Мал он тебе, не мал – сам разберёшься. А вы двое,- относилось к ритмеру и басисту.- Ровно через час в вестибюле.
Хидэ кивнул и закрыл глаза, тут же засыпая. Нечего с Тайшо спорить. Даже если этот Тайшо с самого утра валяет дурака.
***
Вернулась компания с вымотанными нервами. Тай еле волочил ноги, Пата волочил Тая, а Тоши волочил на себе Йошики, который сопел в обе дырочки после рабочего дня. Можно сказать, что всё прошло… Вполне и вполне.
Зато в холле их ждал «сюрпрайз»: Хидэ в костюме ведьмы с "Золушкой" на плечах. Матсумото улыбался.
- Тайшо, доволен?
- Ой, блин!- перепугался сонный рыжик, хватаясь всеми конечностями за певца.- Эт что? Эт как? А это нафиг..- продрав сонные глазёнки, Синдерелла оглядела малышку и гитариста и довольно улыбнулась.- Отлично, в общем.
Показав гитаристу и девочке большой палец, Няша относительно аккуратно слезла на пол, совсем забыв про больную ногу.
- Слушайте, это же то, что нужно!- поправив на Мацумото шляпу, рыжик чуть призадумался.- Ну и порепетировать с недовольной мамочкой – вообще отлично же будет. Саввада, Ишидзука? Думаю, пришло время вам за «праздничным» и ребёнку за мороженым бежать.
- Я. Не. Пойду, - в голос высказали Пата и Тайджи, держась за руки. Вдвоём против Босса не так страшно.
- Ладно, обормоты... - вздохнул Хидэто, опуская девочку на пол и через голову стаскивая с себя костюмчик. Потом пригладил и взъерошил себе волосы, взял ребенка за руку и подошел к Хаяши, протягивая руку.
- Бабло, Йо-чан.
- Иди в тыкву.. .- поняв, что сморозил, драммер помотал головой, отгоняя остатки сна, и взъерошил девочке волосы.- Брр, в пень, Мацумото, ты вечно куда-то влипаешь: закажем. А вы двое,- всё той же сладкой парочке.- Я с вами потом поговорю. Меня на панель, а сами денег требуете? Дожили! Вот попрошу у нашего казначея план доходов и расходов – всё вам припомню.
Вот есть же наглецы, а! Слов нет. Вспылив, драммер прошёл к администратору, своё королевское высказывать. Хорошо хоть, девочка не понимала по-японски:
- Хидэ-сан, он всегда такой?- поинтересовалась блондинка, дёргая гитариста, с которым успела подружиться, за рукав.- Или просто не в духе?- остальных малышка стеснялась. Хотя Тоши вызывал у неё интерес. Ну понятное дело, он и у Хаяши интерес вызывал неподдельный.
- Он... Ой, Хан, он почти всегда не в духе, - усмехнулся лид-гитарист, усаживаясь на диване и устраивая ребенка рядом. Девочка была ему симпатична.- Спросишь «почему»? Весь в работе. Весь в заботах о нас, дармоедах.
- Как?- искренне удивилась американка, дёргая музыканта за рукав.- Он же такой милый. Милый-милый. Ой,- засмущавшись, Ханна почесала макушку.- Ну, вы тоже… Но так всё равно не годится. Может, накормить вас всех конфетами, чтобы больше улыбались?
- Не надо, - в разговор влез Тоши, усаживаясь рядом с блондином.- Йошики только мармелад ест.
- Я учту, что я милый. А еще...- гитарист воровато огляделся и, бросив тихое "Тоши прикрой меня", смотался вместе с девчонкой. Просто на улице был ларек с мороженым.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:21 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Счастливый же Ханна ребёнок: и с кумирами познакомилась, и в клипе их снялась, да ещё и Хидэ мороженым кормит. Вот это жизнь!
- Кто там что про мармелад говорил?- поинтересовался Йошики, с ужасом замечая очередной побег Мацумото.- Полчаса, сказали.
Матсумото и Хана вернулись минут через двадцать, оба с рожками.
А эти двое так и сидели на диванчике, обсуждая съёмки. Ханна же болтала без умолку, крутясь вокруг гитариста как маленький белокурый волчок.
- Ну, что, Хидэ, удочеряешь?- рассмеялся Йошики, глядя на эту сцену. Да, посмотреть явно было на что. Зрелище было… Немного необычным.
- Удочеряю! - выдал Хидэто, поедая мороженое. Тайджи и Пата лежали на диване в обнимку... И спали. Что логично, кстати.
- Благословляю вас, дети мои,- улыбнувшись, Йошики уселся удобнее. Наконец, бедная драммерская нога перестала ныть, от чего рыжик смог дышать спокойнее.
- Если позволите,- начала малышка, подплывая к дивану и чуть смущённо делая реверанс азиатам.- То могу устроить вам послезавтра экскурсию по городу.
- А что, идея хорошая: нам нужен гид. К тому же пиар лишним не бывает,- тут же кивнул рыжик.- Что скажете?
- Я только за, - хихикнул Матсумото, облизывая губы.
- А эти двое... - Тоши покосился на сопящих гитаристов.
- Свяжем,- кивнул драммер, потрепав девочку по волосам.- Или скажем, что это… Премия.
Ханна вновь застеснялась, бросила хитрый взгляд на гитариста и пожала плечиками:
- Тогда договорились. А мне уже пора, так что,- поманив Хидэ к себе, прося наклониться, девочка осмелела на столько, что поцеловала гитариста в щёку, и выбежала из отеля, предварительно помахав всем рукой.
- Хорошая. Толк выйдет,- одобрил рыжик, вытягивая ноги.- Томоаки, подъём! Кто-то что-то обещал!
- Идите нафиг...- вздохнул Томоаки..
- А месяц без зарплаты?
- А наплевать.
В результате за алкоголем были посланы Тоши и Хидэ. Вдвоем. Ну, всё короче, ложись да помирай. Пока их не было, Йошики распинал двоих разгильдяев, отпинал, а так же успел переодеться. А всё почему? Начальство – только с виду «девочка-припевочка». А вот отходить может так – что никакой врач не исправит. Вернулись музыканты с алкоголем. Но было его подозрительно много. И кто всё это пить будет?
***
И как всегда: спустя два часа трезвых не было. Врём, были. Или не было. Но суть одна: почти всё смели и планировали топать за добавкой.
- Интересно.. А что мы так разошлись?
- А вот кто нас знает... - протянул сидящий на полу Саввада. Тайджи был пьян. Очень сильно. И один лишь Пата понимал, что пора бы уже баиньки.
- А давайте потихоньку расходиться, завтра же не встанем... - робко протянул ритм-гитарист.
- Плевать, Томоаки, гулять так по полной, - усмехнулся Хидэто, отпивая коньяк прямо из горла.
- Вы как хотите, банда по сговору, а я пойду воздухом по дышу,- отмахнулся Йошики, поднимаясь на ноги. Ну как всегда: ночь на дворе, он во всём женском... А туда же, воздухом подышать... Вот и сдуло его как ветром на эту самую улицу. Без сопровождения даже.
Хидэ продолжал бухать, Тай с ним... А Пата заснул. Представляете? Это из разряда «Вы представляете, что может быть?» Так-так, а певца куда задевали? А певец нашёлся чуть позже с желанием любовника разыскать. Но вернёмся к драммеру.
Йошики сначала стоял у входа в отель, наслаждаясь чуть прохладным воздухом. Ночь была тёмная, но звёздная, дул лёгкий ветерок… И было тихо. Даже непривычно, ведь говаривали, что «Нью-Йорк никогда не спит». Видимо, весь нет, а вот его отдельные районы да. Застоявшись, драммер решил немного прогуляться вокруг отеля… И что вы думаете? Он на втором кругу нажил себе неприятностей!
Тошимицу вздохнул и, пошатываясь, пошел за драммером. Что-то долго он уже дышал. А его нигде не было. Вообще нигде. И Дэяма пошел искать свое рыжее чудо по территории отеля. Вот только не на одном из 5 этажей рыжика не было. В это самое время Йошики чисто случайно наткнулся на, что называется, на «красоты». Кто бы мог подумать, что музыкантов поселят в отель в районе под названием Гетто? Темнокожие и злобные жители. Вот драммер и нарвался на одного из типичных представителей.
Не найдя своего благоверного на территории отеля, Дэяма как-то даже...протрезвел. Это куда это вдруг их рыжего драммера черти унесли? Убедившись в том, что согруппники разошлись по номерам, Тошимицу вышел из отеля и пошел искать их Грозную Няшу. На душе было неспокойно. Что-то не то должно было произойти. Да и нашелся Хаяши совершенно случайно: Тошимицу из интереса заглянул в какой-то переулок.
Драммер Иксов не знал, что умеет так орать. А всё от того, что не среагировал вовремя и теперь расплачивался. Достаточно высокий и крупный парень легко поймал замешкавшуюся пташку и зажал между собой и домом. Ну, всем понятно зачем, ведь Хаяши за парня в таком виде никто не примет. И как музыкант не старался отбиться, ничего не выходило. Вывернуться и вмазать мужчине просто не представлялось возможным.
А Тоши...Как увидел это, так чуть не озверел. Просто огромным усилием воли музыкант удержал себя в руках и заскочил в переулок, кашлянув при этом. А стоило... Давайте смотреть правде в глаза, насильнику обернуться, как ему заехали кулаком в переносицу. А Йошики был вытащен из-под негра и прижат к Дэяме за талию. А дальше... Дальше вокалист решил привести своего "соперника" в ступор и заговорил на английском с легким акцентом:
- Руки прочь, это мое.
Йошики аж дар речи потерял от такого ужаса и… Неожиданности. Он никак не ожидал, что вдруг объявится Тоши и… Вытащит его. Драммер был безумно напуган. Настолько, что не верил в происходящее.
- Да ну что ты?- поинтересовался темнокожий, потирая ушибленный нос и сплёвывая на землю. Ну вот, опять перед развлечением нужно постараться.- А если хорошо подумать?
Не успели музыканты и глазом моргнуть, как бритоголовый вытащил из кармана нож продолговатой формы с тонким лезвием.
- Отдавай.
- Тоши..- Йошики задрожал, испуганно косясь на мужчину.
- Йоши, когда скажу - беги. Я прикрою, - ответил певец на японском, прищуривая глаза, - за меня не бойся.
А потом было нечто непредсказуемое: Дэяма отпустил драммера и бросился вперед. Крикнул на английском "ну все, сука!" и...Сделал вертуху. Нога попала американцу прямо роже. Не спрашивайте, откуда тихий-мирный-послушный вокалист X Japan умеет делать такие вещи. Но он умеет. И связываться с ним опасно. А дальше была рукопашная.
- Беги, Хаяши, чего стоишь?!
Ну как откуда? Хороший мальчик Тоши в школе был спортсменом. Вот втихаря и выучился, что уж скрывать-то? Иначе, какого лешего ему вечно носиться по сцене приходится? Форму поддерживает. А Йошики ему в этом помогает.
Йошики же просто стоял в оцепенении и не мог пошевелиться. Ему давно не было так страшно. И ничего себе «Не бойся»! Да эти жители трущоб – ещё те отморозки! Кто знает, что может произойти? Подняв подол платья, Хаяши побежал со всех ног в отель. Напомним, переулок был за ним. Драммеру повезло: на ресепшене как раз менялась охрана. Именно поэтому взлетевший перепуганный Йошики тут же завопил, что нужна помощь. На счастье, один из охраны признал в помятой красавице лидера японских музыкантов, остановившихся у них, именно поэтому помощь была на месте драки ровно через две минуты. Мужчин было четверо, но им стоило усилий разнять дерущихся.
Йошики тут же подбежал к Дэяме, во все глаза ища признаки травм и наличие повреждений. У Тоши была всего лишь разбита губа. Зато негру повезло в разы меньше. Синяки, лицо в крови...Короче, за своего любовника певец мстил как мог. Освободившись из рук охраны, блондин подошел к нападавшему, заглянул ему в глаза и засмеялся.
- А знаешь, что самое смешное? - из-за насмешки в голосе акцент был почти незаметен.- Девушка, которую ты хотел изнасиловать, - мужчина.
И певец отошел к драммеру, утыкаясь лбом ему в плечо.
- Боже, Тоши!- Йошики тут же крепко обнял певца, жестом благодаря спасителей, которые явно собрались сдать гетто полиции. Это здесь частенько бывало. Погладив белые волосы, драммер наконец-то смог перевести дух,- Господи, ты в порядке..
Сказать, что Хаяши был перепуган до полусмерти – не сказать ничего. По дороге в отель он боялся, что не найдёт подмоги, по дороге обратно, что не успеют… Нет, рыжик знал, что его любимый не из слабого десятка, но… Всё равно страшно. Возможно, вам тоже знакомо это чувство? Ведь никогда не знаешь, что случится в следующую секунду. Не правда ли?
- Обормот ты мой...- Тоши взял драммера за руку и повел на место стоянки их бравой группы, - зачем ты ушел из отеля?
Дэяма шел рядом с Хаяши, крепко держа его за руку. А то вдруг опять потеряется? Но сердце радовалось: его рыжик жив и здоров, хоть и перепуган.
- Погулять захотелось. И в первый раз всё было нормально,- внезапно остановившись, Йошики бросился певцу на шею, пытаясь унять сердцебиение.- Прости, меня, Тоши, прости…
Правда страшно. Теперь рыжик и сам ни за что не будет гулять ночью один. Хватит приключений. Тоши же мог и не успеть, в конце концов.
Дэяма лишь улыбнулся и обнял любовника за талию, прижимая к себе и закрывая глаза.
- Прощаю. Не пугай меня так больше... - тихо прошептал вокалист, чувствуя, как бешено колотится сердце его рыжика. Йошики жался к Тоши так, словно бы его пытались оттащить в сторону – из всех сил. Надо же… Теперь явно из-за этого всего новую песню напишет!
- Я так испугался, ты вовремя пришёл… Спасибо тебе.
- Обращайся, Йошики... - Дэяма лишь улыбнулся в ответ. А в глазах - радость и нежность: ты в порядке. Я не опоздал.
- «Обращайся»? «Обращайся»?!- тут же вспылил драммер, отталкивая любовника от себя и зверея на глазах.- Да я не переживу такого ещё раз! Ты в своём уме такое говорить?!
И Няша, как будто и не виноватая вовсе, с видом «ещё слово – и ты труп» потопала к отелю, грозно матерясь.
- Да я чуть не умер, а ты, а ты… Гопота японская!
А Дэяма со смехом пошел следом, догоняя рыжика и прижимая его к себе. Вот и отошёл драммер от шока. Значит, можно заканчивать съёмки и возвращаться домой.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:22 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Январь 91-го. Знакомство с Луновцами.

День был как день. Не считая того, что Хаяши пришлось отменить все дела по просьбе Мацумото: "Йо-чан, я таких парней нашел!" По простоте душевной, драммер чуть инфаркт не заработал. Потом все стало ясно: нашел гитарист молодую группу. Вот и решил на Экстази их записать, если Йошики понравится. А там можно и на Саммит, и альбом...
Тем временем под окнами студии - все того же небольшого домишки, к которому теперь пристроили два этажа, да еще и расширили, проходила перекличка. Джун Оносэ, или просто Джей, лидер индис-группы Lunacy пересчитывал своих обалдуев. А было это в январе..
- Так, - нахмурился басист, ероша короткие переливчато-коричневые патлы.- Кавамура у нас.. Кавамура?- парень огляделся. Вообще дредастый певец отличался пунктуальностью. Но судя по лицам присутствующих ритмера Шинобу Иноуэ - для своих Иноранушки - басист про себя отметил, что еще вчера у Ино была блондинистая грива, а сегодня черноволосый взрыв на макаронной фабрике - и драммера Шиньи Ямады - которого из-за, как позже назовут, "перьев" в волосах страшно хотелось спутать с Кавамурой - Джун просек, что ни певца, ни лид-гитариста на месте нет.
- Ну и где они?
Ответом был дикий ржач двоих музыкантов, вывалившихся не пойми откуда. Позвольте представить: будущие Ходячая Порнография и Серебряный голос Японии - красноволосый лид-гитарист Ясухиро Сугихара и брюнетистая Няшка Луновцев Рюичи Кавамура. Эти двое были не разлей вода. Судя по всему, по девочкам тоже вместе ходили. Оносэ хотел было вставить обормотам, как на пороге появилась макушка Мацумото.
- Здрасте, девочки! - засмеялся с порога лид-гитарист X Japan, влетая в помещение и взглядом пересчитывая новоявленных знакомых. Потом пригляделся и устремил прищуренные глаза цвета растопленного шоколада на Инорана. Потом сделал "морг-морг-морг" длинными пушистыми ресничками, подошел к Ино, обошел его по кругу и приподнял темную прядь.
- Ты же вроде блондином был...
- Был. - со смехом закивал ритм-гитарист, поглядывая на Хидэ. Тут голос подал Сугихара, продолжая дурачиться вместе с темноволосым Кавамурушкой:
- Хидэ-сан, он постоянно окраску меняет, забейте.
И один только Шинья улыбнулся и доброжелательно помахал гитаристу. Хидэто аж умилился.
- Это же мы..-пожал плечами Оносэ.- Нужно же как-то среди остальных выделяться.
- Ага, - захохотал Рюичи, пихая Юнэ в бок.- Поэтому он так демонстративно патлы отстриг!
Джей шикнул на болтуна и пожал плечами, глядя на Хидэ,- ну вот как-то так. Хоть гитары не забыли.
- Уже что-то. - усмехнулся лид-гитарист X Japan, потянув Инорана за черную прядь, - крашенный!
И отскочил обратно к двери, делая более-менее серьезное лицо.
- Ждем нашего Тайшо, а дальше...дальше вам придется выложиться по полной. Ибо он только такое-то и понимает.
- А это не его рыжая макушка мельтешила в окне третьего этажа?- Кавамура влез на плечи красноволосого, шикнул "да не ворчи ты", заглянул на верх в окно и спрыгнул на землю.- Вот.
- Юнэ, усмири его,- закатил глаза басист.- Еще подумают чего не то.
- Как я тебе его усмирю? - возмутился Ясухиро, отвешивая Рюичи легонькую затрещину, - Кавамура, не хулигань - прогонят.
- Он-то он, занят просто. А пока...пошли в дом, там потеплее будет. - лучезарно улыбнулся Матсумото, уматывая обратно в дом. Ино и Шинья переглянулись и бросились следом, попутно схватив за шкирку Осонэ. За ними рванул и Юнэ, прыгающий через сугробы и тащущий Кавамурушку за лапку.
У Кавамуры - охренеть, так с Няшей обращаться - проснулось второе дыхание: раздевшись и переобувшись, брюнет вперёд остальных рванул наверх по лестнице.. А через минуту наверху раздался вопль - один Кавамуры, второй, как позже выяснится, Хаяши,- Ебаааааать!
На верху раздался грохот, а Рюичи с ужасом слетел с лестницы и бросился прятаться за красноволосым, дрожа. Сверху донеслось донельзя перепуганное "Всё, больше не пью!" и "Хииииидэээээээ!".
- Ой, боже... - застонал лид-гитарист, разуваясь, и, на ходу стягивая куртку, умотал наверх, дав знак следовать за ним. Ино и Шинья опять переглянулись, разулись и, опять-таки схватив в охапку бедного Джея, убежали наверх. Юнэ же с минуту успокаивал перепуганного вокалиста, потом разулся сам и повел Рюи наверх, ласково уговаривая.
- Мацумото, чёрт тебя дер..
Ошарашенный Хаяши встретил банду "раскрашенных" в коридоре.
- А, это вы что ли? Тьфу ты, басурмане,- сделав жест музыкантам топать в кабинет, совмещённый со студией, драммер заметил так напугавшее его чудо.- Ты? А ну иди сюда.
Кавамура было вцепился в гитариста, а потом понял, что рыжик-то не такой страшный, и выбрался на свет Божий.
В общем, не важно, что и как, а два чуда с минуту внимательно оглядывали друг друга, пока наконец с улыбками не выдали "Няшка", а Хаяши даже добавил:
- Хидэ, мы эту прелесть завербовываем себе.
Тут уж Оносэ пришлось спасать болтливого подопечного,- посадят, Хаяши-сан, он маленький ещё,- засмеявшись, Лидер Луновцев указал друзьям, куда садиться, а сам забрался на подоконник, чтобы всё видеть.
- Няяяша,- с лыбой повторил Хаяши и повёл певца в студию, оборачиваясь на собственного гитариста.- Так что у нас по программе?
- Йошики, я боюсь, Сугихара за него на эту крепость штурмом пойдет. С кем же ему по бабам ходить? - засмеялся Матсумото, залетая в студию и тут же устраиваясь в удобненьком кресле, в коем сидел и разбирался с бумагами до появления "басурман". Юнэ в подтверждение данных слов сполз с дивана, на котором устроился, подошел к Хаяши и ненавязчиво, но твердо выхватил у него вокалиста, тут же забирая на диван к остальным. Иноранушка устроился удобно: окружил себя подушками и Ясухиро с Рюичи. Один только Шинья, поняв, что место на диване придется отвоевывать потом и кровью, состроил из себя пацифиста и устроился на полу в ногах лид-гитариста X Japan. Тот улыбнулся, взъерошил Ямаде волосы и пропел, рассматривая бумаги:
- А по плану...по плану у нас твоя оценка данной группы. Так что...Джей, командуй.
- Ааа.. Ооо..- рыжик удивлённо оглядел новообретённую Няшку, записанную в число фаворитов. Бабник? А, чёрт с ним, всё равно Няшка. Когда же Рюичи у него отняли, наглющий Ясухиро был записан в ряды "Я буду мстить, и мстя моя страшна".
- Ну что ты в самом деле?- тут же зашептал певец, устраивая голову на плече Инорана.- Босс-то у них лапочка какая. А вы все "Зверь". Выглядит как девка, но по характеру явно... Я хочу с ним подружиться.
- Эта "Лапочка" ещё и быстреший ударник Японии,- напомнил Джей, сверяя часы.- А эта,- указал на своего певца.- Ещё и поёт.
Хаяши выдал несдержанное "охуеть" и сел на подлокотник кресла, где сидел Хидэ.
- Ну, милости просим в нашу студию,- драммер расстрепал волосы Ямады.- Благо, тебя я уже давно знаю, так что предлагаю своего зверя.
- От винта!- Оносэ спрыгнул и жестом указал музыкантам на студию.- Только, Юнэ, без порнографии.
- Короче не обнажайся и гитару не насилуй,- пояснил Кавамура и утащил Инорана за собой, занимать места, так сказать.
- Спалили, сволочи... - недовольно забурчал Сугихара, потягиваясь и вообще всячески выгибаясь. Потом поднялся, взял свою гитару и виновато взглянул на Йошики: мол, извини, но эта Няшка - натурал и по совместительству мой лучший друг. Ямада тут же вскочил на ноги, улыбнулся Хаяши и вскочил за барабанную установку, тут же подбирая палочки. Иноран тут же устроился на привычном месте и расчехлил гитару. То же самое проделал и Юнэ, закидывая ремень через плечо и оборачиваясь на Джея. Мол, давай уже, один копаешься. Хидэто улыбнулся и прошептал драммеру на ухо, смеясь:
- Ну, неужели не лапочки?
- Ну не знаю, меня смущает этот длинноногий,- тут же отозвался Хаяши, любуясь на музыкантов через стекло.
- Он у нас гордость,- тут же улыбнулся басист, пригрозив шалящему певцу кулаком.- Кавамура, я тебя лично на лысо побрею - хватит!
Рюичи сделал физиономию кирпичиком и прирос к микрофону.
- Ну.. Ладно, с Богом.
Войдя в студию, Джей сел на своё место, расчехлил басуху и объявил "как репетировали". Потом Шинья дал отсчёт и музыканты начали играть.
Сыграли Lunacy 5 песен, причём две из них явно были Каверами - Хаяши хорошо узнал переделку AC/DC "Back in Black" и Guns N' Roses "Welcome to the Jungle". Конечно, у Ангуса и Эксла голоса были иные, нежели у Рюичи, но музыканты грамотно переделали песни под его тонкий вокал.
- Что скажешь?- первая фраза скучающего Хаяши, направленная к Хидэ.
- Лично мне нравится. Они хорошо работают, да и этот, как ты выразился, "длинноногий" - их гордость и вообще...посмотри на него. Он же Ходячая Порнография. У группы есть шанс...но это только мое мнение. - выдал лид-гитарист, глядя на играющих музыкантов. Юнэ за стеклом вился, как мог, Иноран не отставал, да и Шинья мотался из стороны в сторону, отбивая нужный ритм. И никто ни разу не сбился. В общем, придраться было не к чему... но это только мнение Хидэ.
- Нет, ну, в принципе, если ты готов взять их под свою опеку..- Хаяши покачал головой, зевая. Продолжил он только когда музыканты вернулись в комнату.- Только название вам придется сменить. "Luna Sea" лучше звучит. Тем более, если выходить на мировой рынок.
Кавамура ошалело взглянул на Юнэ, прочищая ухо.
- Парни,- обрадованно выдал Джей со своего места.- Кажется, мы понравились.
Последующие минут 10 Луновцы ликовали, подкидывая бедных Иксов к потолку. В итоге Йошики утащил согруппника на широкий комод для бумаг и всяких заначек,- добро, добро.
Хидэ же свесил ножки и довольно заулыбался, смеясь. Иноран и Шинья носились внизу по кругу, крича "Слава Иксам" и радостно улюлюкая. Юнэ и Рюичи на радостях полезли было на тот самый комод, но были быстро скинуты оттуда Матсумото: мол, нечего, наше место.
Вечер так и прошел в дурдоме. Но вскоре с помощью Хидэ новоявленные Luna Sea выпустили свой первый альбом и обрели себе друзей в группе X Japan. В частности, Хидэ связался с Юнэ, а Хаяши - с Рюичи.
Но об этом позже. А пока в Иксах произошло неожиданное: с Тайджи пришлось распрощаться.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:23 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Лето. Ночное происшествие.

- Ну... Чтобы больше никто не уходил? - почти что жалобно произнес уже нетрезвый Хидэто, на удивление аккуратно поднимая рюмку, наполненную немного горьковатым сакэ. Пата кивнул и залпом осушил свою долю, отставляя рюмку на столик. Иксы и Сугихара вместе с Рюичи из LS пили за здоровье ушедшего бас-гитариста - Тайджи. Сам экс-басист нарисоваться не рискнул - один только фингал под глазом, забитый Матсумото, чего стоит... А Томоаки просто молчал, шокированный новостью. В конце концов, он ожидал такой подлянки от любого создания, но только не от своего Тайджи. Каждый раз вспоминал виноватые глаза своего случайного возлюбленного - и каждый раз на глаза наворачивались слезы. Ишидзука сам не помнил, когда началось его странное увлечение молодым одногруппником... Но, в конце концов, Тайджи все-таки раскусил его, и тогда у Паты была ночь искреннего счастья. А потом и несколько лет.
А сейчас... Томоаки помотал головой и поднял глаза на остальных.
- Ребят... Помогите до дома дойти, я просто упаду по дороге...
- Давайте я рискну?- тут же вызвался Кавамура. Вокалист Луна Си в те годы еще не пил, а за Сугихарой наблюдать было уже бесполезно.
- Рюи?- тут же уставился на друга удивленный и слабо выпивший Хаяши. Официальная версия в группе была, что Тайджи ушел сам. Но на самом деле к этому давно шло, с ним постоянно что-то случалось.. А пару дней назад Хидэ подошел к Йошики и поставил вопрос ребром: либо он, либо Тайджи. И решение было понятно заранее. Сейчас же Хаяши слегка недовольно потирал нос и пытался представить, где им искать нового басиста.
- Успокойся, Йо-чан,- тут же улыбнулся Рюичи.- Провожу Пату, вернусь домой и позвоню нашему Лидеру: может, он подскажет, где вам искать нового музыканта?
Потрепав рыжеволосого драммера по волосам и бросив косой взгляд на уже веселого Сугихару, Кавамура поднялся из-за стола и подошел к Пате:
- Идем, Томоаки. Хоть узнаю, где и как ты живешь.
- Спасибо, Кавамура...- слабо улыбнулся Пата и ухватился рукой за плечо брюнета, вставая на ноги. Прошел парочку шагов, потом оперся на вокалиста, и оба музыканта все- таки покинули место прощальной попойки.
Слава Богу, Ишидзука жил не очень далеко от этого не то кабака, не то кафе - всего-то пара кварталов. Вот только идти придется по узким улочкам и темным переулкам. Пускай гитарист X Japan жил очень даже неплохо - трехкомнатная квартира в центре Токио, но все-таки...были там свои "темные местечки". Пройдя квартал, Томоаки немного смущенно покосился на поддерживающего его вокалиста Луна Си и виновато пробормотал:
- Извини, что так вот оторвал...без тебя я бы уже тысячу раз дрепнулся...
И это была чистая правда - Пата и вправду бы уже валялся где-то в подворотне...
- Да ладно тебе, делов-то,- поудобнее при обнимая гитариста, Рюичи опасливо огляделся. Бог с вами подумать, что Кавамура трус. Вы что? Уже почти год жить в одной квартире с Сугихарой и Инораном.. Да певцу памятник можно ставить. Просто Рюичи был осторожным. И эмоциональным. Не таким, как Йошики, но тоже себе на уме. Эти двое и подружились так. Не для кого не секрет, что тогдашних Lunacy с Х познакомил Хидэ, решивший продюсировать их на лейбле Йошики. И суждено же было столкнуться Рюичи и Йошики при плохом освещении! Оба вырядились так, что перепугали друг друга до смерти. Вам смешно? А Тоши и Сугихаре было не смешно их валерьянкой отпаивать..
- Ну и угораздило же нас забраться в такой закоулок..- брюнет невольно прижимался к Пате при каждом шорохе. Ну мало ли, что может произойти?
- Боишься? - голос Томоаки получился каким-то уж больно хриплым и томным. Может потому, что просто перепил...а может и потому, что точно так же жался к нему Тайджи, впервые провожая бухого в стельку Пату домой.
- В новостях только и успевают рассказывать, как кто-то из Якудзы очередному прохожему брюхо вспорол..- честно признался брюнет, опасливо поглядывая на Пату.- Не люблю потому ночью на улице бывать.
- Зайдешь?..- склонил голову набок Пата, покрепче при обнимая человека, который так напоминал ему Тайджи. Даже повадки те же...
- Да я в такую темень и не пойду один,- улыбнувшись, Кавамура кивнул.- Уложу тебя в кроватку спать - а там посмотрим.
"Уложу тебя спать - а там как выйдет..." - мгновенно всплыли в мозгу слова экс-гитариста X. И все что было дальше - прижатый к стене Тайджи, его стоны, крики, мольбы о пощаде и продолжении...все это накатило на бедного гитариста огромной волной чувств и эмоций, связанных с почти любимым человеком. Ишидзука не удержался.
Грубо отпихнув Рюичи от себя, Томоаки прижал вокалиста к стене и заглянул в его глаза своими – на удивление трезвыми. Губы Икса тихо шевельнулись, шепча что-то до жути похожее на "Как Тайджи..", а потом...потом Пата прижался к губам ошалевшего Кавамуры своими, аккуратно завлекая в поцелуй. Точно так же он целовал тогда и Савваду...хотелось все повторить еще раз, последний - и Ишидзука был почти на сто процентов уверен, отзываться Рюичи будет точно так же, как и Тайджи...
Однако вместо ответа, Рюичи сцепил зубы и попытался вывернуться, одновременно отталкивая гитариста от себя. Вот чего-чего, а этого молодой певец никак ожидать не мог: нет, конечно, Йошики говорил, что у них в группе один только Хидэ стопроцентно женщин предпочитал... Но все-таки чтобы так - это явно ни в какие рамки, ни в какие рамки... Да еще всегда такой тихий Ишидзука - верх понимания. В их группе подобным изредка Ино и Суги баловались... А вот Рюичи такая перспектива совсем не радовала.
И вот только когда Рюи стал сопротивляться, Пата пришел в себя. Ведь это далеко не его Тайджи. Прижатый к стене, отчаянно сопротивляющийся, перед ним стоял испуганный и взъерошенный Кавамура. Томоаки резко отшатнулся, прижимаясь спиной к стене противоположного дома и во все глаза посмотрел на вокалиста Luna Sea. Зрачки у гитариста были расширены - выпивка плюс осознание того, что он сейчас попытался натворить, сыграли свою роль.
Ишидзука буквально сполз по стене на асфальт, тяжело дыша, не отрывая взгляда от Рюичи. И только через несколько минут сбивчивый тихий голос разорвал внезапно воцарившуюся тишину.
- Рюи...прости...- Пата опустил глаза, - ты...ты просто вел себя, как он...я не удержался, прости меня...
Как только Томоаки отпустил его, Рюичи вжался спиной в стену дома и закрыл себе рот ладонью, во все глаза таращась на гитариста. Сказать, что юноша был шокирован - ничего не сказать.
- Давай все-таки дойдем до твоего дома..- тихо-тихо ответил брюнет Пате, пытаясь принять нормальный вид. С трудом, но юноше все-таки удалось выглядеть так, словно ничего и не было.
- Томоаки..- подойдя к гитаристу, Рюичи подошел к нему и присел рядом. Помедлив, даже погладил мужчину о плечу.- Тихо. Ты просто устал. Пойдем?
- Рюи...я тебя честно предупреждаю...если ты сейчас же не уйдешь - то сам нарвешься...- Ишидзука резко поднял расширенные как у наркомана глаза и подхватил двумя пальцами подбородок Кавамуры, заставляя смотреть в эти пугающие темные глаза. Сейчас зрачок занимал почти всю радужку, и казалось, будто глаза Паты по- настоящему черные, - прости мне эту минутную слабость...слишком похожими фразами ты говорил...- тихо и лихорадочно шептал гитарист Иксов почти в губы своей недавней жертве, - я и сам дойду дальше...тут недалеко...
- Я пообещал ребятам довести тебя. И слово я сдержу,- упрямо ответил брюнет, осторожно коснувшись руки, сжимающей его подбородок.- Ты ничего плохого не сделаешь, это же ты,- Рюичи слегка улыбнулся, хотя и сам слабо верил своим словам. Поднявшись на ноги, Кавамура упрямо попробовал поднять гитариста.- Идем, черт возьми. Лично я замерз уже.
- Рюичи Кавамура, или ты уходишь и спасаешь себя от изнасилования...или я не выдержу и трахну тебя прямо тут. - глаза Паты тут же сузились, рассматривая упрямое недоразумение, которое само провоцировало на совершение уголовно наказуемого акта, или, если говорить на популяционно-видовом языке, изнасилование. Ишидзука умудрился все-таки подняться, прижимаясь спиной к стене и долго рассматривал Рюи, ожидая ответа.
Немного взъерошенный вид, темные волосы, правильные черты лица...вокалист Луна Си был по- настоящему красив. "И все же Тайджи лучше..." - тут же возникла в темной курчавой головушке констатирующая факт мысля.
- Я намекну Йошики на тот факт, что вместо коньяка тебе нужно наливать чай,- как будто проигнорировал слова Паты Кавамура. На самом деле он жутко боялся, что гитарист и правда сорвется... Хотя что он сделает, когда он итак на ногах еле стоит?
- И вообще: если бы я убегал из собственной квартиры каждый раз, когда меня грозился изнасиловать нетрезвый Сугихара..- усмехнувшись, Рюичи подтолкнул Ишидзуку к дому того, явно не собираясь сдаваться.- То проще было бы жить где-нибудь на вокзале.
И вот тут у Паты все-таки унесло крышу. Хотя как унесло - крыша сама помахала ручкой и укатила в даль дальнюю...гитарист развернулся, прижал вокалиста к стенке и тихо зашептал ему в губы, перехватывая его запястья одной рукой и мягко опуская вторую ему на бедро.
- О чем ты думаешь, Кавамура?...нет, не так. Боишься ли ты?...- почти черные от желания и алкоголя глаза смотрели прямо в испуганные зеркала души Рюичи.
Все-таки Кавамура просчитался. Жестоко просчитался. В момент прижатия к стене, сердце певца пропустило удар. И он испугался. Ему было действительно страшно. Настолько, что весь он сразу похолодел и сжался, с ужасом смотря в настоящие черные омуты-глаза гитаристов Иксов.
- Ты не в себе, слышишь? Томоаки..- судорожно облизав губы, прошептал Кавамура.- Опомнись, Томоаки.. Томоаки?
- Слышу...- горячее дыхание Паты переместилось на ухо вокалиста, сухие обветренные губы аккуратно убрали несколько мешающихся прядей...Ишидзука аккуратно поцеловал замеревшего от ужаса певца за ушком, облизнул ушную раковину, прикусил мочку, спустился дорожкой из поцелуев ниже, оставляя на белой шее пару засосов...
- Ты сам виноват...прости меня, если сможешь...- горячий воздух коснулся губ перепуганного Кавамуры, а дальше был поцелуй. Легкий, аккуратный, не требующий ничего взамен, только позволения на ту мимолетную слабость, овладевшую сознанием Томоаки. Свободная рука скользнула под рубашку Рюичи, проводя по животу и груди. Пата словно спрашивал разрешения...хотя, если ему откажут, то губы будут впиваться куда жестче, а рука сорвет всю одежду к чертям.
- Как шлюху - в подворотне..- едва сдерживая крик отчаяния, Рюичи предпринял еще одну попытку вырваться. Хотя куда там? Он итак особой физической силой не отличался, а с Патой он не справился, даже будь тот трезвым. Но инстинкт самосохранения упрямо заставлял Кавамуру дергаться изо всех сил, чтобы все-таки выбраться. Хотя почему он старался не причинить гитаристу вреда - вопрос. Эстетика что ли? Вполне возможно. Наверное, слабая надежда, что тот все-таки отпустит.
- Тише, тише...- успокаивающе почти про мурчал Томоаки, накрывая губы Рюи своими, целуя мягко, глубоко, спокойно...рука медленно водила по животу, то спускаясь чуть вниз, то поднимаясь на груди, тонкие пальцы обводили бусины сосков. Пата старался сдерживать себя – лучше будет, если и Кавамура получит хоть какое-то удовольствие.
Ишидзука мог быть разным. Мог быть диким, как огонь, сжирающий все на своем пути, сжигающий в пламени страсти, не давая возможности вырваться и спастись...но мог быть и терпеливым, почти домашним – и тогда то самое пламя приятно грело тело, покалывая кожу, будто котенок, который вот-вот сделает небольшую пакость, а потом тут же извинится. Так и ритм-гитарист - мягко прикусил нижнюю губу вокалиста, тут же зализывая ее. Будто извиняясь за свое поведение.
Но ничего этого Кавамура не знал. Да если бы и знал - легче бы ему не стало. Еще бы, его сейчас изнасилует его же друг в какой-то подворотне! "Инициатива наказуема". Более того, на брюнета от ужаса накатывала настоящая истерика, с которой даже его чертов инстинкт самосохранения ничего поделать не мог. Разумеется лучше всего для певца было заткнуться и сдаться - гляди, и обошлось бы все еще совсем спокойно... Но куда там? Эмоциональная и никогда прежде не принимающая гомосексуальные отношения натура Кавамуры не смогла удержаться. Брюнет изо всех сил закричал, хотя из-за поцелуя это было и проблематично, зато укусить гитариста у него вышло отлично, задергал обеими руками, пытаясь освободить их из стальной хватки, и, не смотря на абсурдность, попытался заехать гитаристу хоть по чему-нибудь ногой. Жить, черт возьми, хотелось.
- А ну цыц! - рявкнул Пата, разрывая поцелуй и слизывая кровь с прокушенной губы. Кавамура брыкался как мог, и гитарист отлично его понимал - он сам боялся, вот только его первый раз был с куда более грубым человеком...да не важно это сейчас. Сейчас был перепуганный до полусмерти Рюичи, пытающийся спасти свое тело от столь странного явления. Ишидзука глубоко вздохнул, успокаиваясь, и прошептал на ухо певцу, крепко сжимая его запястья и придавливая к стене своим телом.
- Успокойся...я аккуратно, поверь...не буду же я тебя насиловать...- темные глаза взглянули в широко распахнутые от ужаса глаза вокалиста Luna Sea, - Рюи...поверь мне, прошу.
- Ты именно изнасиловать меня и пытаешься!- остановиться Кавамура уже был не в состоянии, он упирался все так же твердо. Голос брюнета срывался, сам он проклинал себя за доверчивость. Нужно было послать Инорана вместе с Йошики куда по дальше и дома сидеть, завернувшись в плед на диване и смотря какую-нибудь ерунду. по телевизору. Но, черт возьми, происходящее в голове юноши не собирало укладываться.- Тебе это не вернет его, понимаешь? Томоаки, я же не он!
- Я знаю. Тише, прошу, Рюи. – голос Паты было почти умоляющим, в глазах плескалось понимание, - успокойся, Бога ради...- теплые губы мягко касались шеи певца, пытаясь хоть как-то успокоить и привести в чувство, - Рюи...- и еле слышно, почти не шевеля губами, - Как Тайджи... Саввада тоже сопротивлялся, брыкался, просил остановиться...и Кавамура, сам того не зная, просто заводил ритмера все сильнее и сильнее.
- Пусти!- из последних сил закричал Кавамура, журясь от ужаса. Ему казалось еще вздох - и он точно умрет.- Я не хочу, слышишь? Я после этого жить не смогу!
Жестокие принципы? Возможно. Было проще умереть в ту же секунду.
- Отпусти меня, ну пожалуйста..- прошептал Рюичи под конец, едва стоя на ногах.
- Я не могу, Рюи...рано или поздно это все равно произойдет...разница лишь в обстановке...- тихо и почти отчаянно прошептал Томоаки, отрываясь от шеи брюнета и виновато взглянул ему в глаза, - я бы отпустил...и тебя, и его...я просто не могу.
Голова гитариста опустилась на плечо Кавамуры. Курчавые волосы рассыпались по плечам и груди, соединяя воедино два тела. Тонкий мост...
- Я тебе этого никогда не прощу,- тихо, не слышно, одними губами. Певец был готов лишиться чувств, ноги его слабо держали, дыхание внезапно нормализовалось. Рюичи словно перестал испытывать какие- либо эмоции. Все равно спастись у него не было шанса.
- Хорошо. Я не буду сопротивляться.
- Аригато...- тихий, виноватый шепот...и легкий, словно шаловливый укус в плечо.
Рюичи закусил губу, стараясь реже дышать.
- И все-таки, ты мог бы потерпеть до дома. А если кого дернет здесь пойти?
- Тут никто не ходит, успокойся...не так уж и много времени это займет...- тихо, виновато. Пата аккуратно поцеловал шею брюнета, выпуская его руки из своей ладони и тут же перехватил одну, переплетая пальцы. Темные глаза виновато взглянули на молодого певца. Все-таки Томоаки делал это все непроизвольно...просто так...сухие обветренные губы мягко коснулись губ певца, завлекая в поцелуй, а свободная ладонь ловко расстегнула рубашку, продолжая ласкать тело вокалиста.
Черт знает, почему Рюичи ответил на поцелуй, почему приобнял Томоаки за плечо, тихими стонами отзываясь на каждое прикосновение. Представлял на месте гитариста другого? Нет. Рюичи никогда не думал о подобном... Но случается, что один чертов случай, подобный этому, может разрушить всю жизнь человека и из ничего сделать её совсем иной.
- Не медли,- прошептал брюнет сквозь поцелуй, перехватывая его инициативу на себя. Что делать – быстрее отмучается, если повезет.
Ишидзука лишь кивнул, опуская руку на пах певца, чуть сжал, помассировал...а потом расстегнул ширинку на штанах и ловким движением стянул с Рюи джинсы, аккуратно откладывая их на землю. Закончив с мешающейся одеждой Кавамуры, Пата принялся за свою. Почти разорвал белую как снег рубашку - улетело несколько пуговиц, стянул с себя джинсы...потом аккуратно подхватил Рюичи под колени и зашептал, заглядывая в глаза.
- Обхвати ногами за талию...будет легче обоим...
Ночной ветерок приятно ласкал кожу, а вот ледяной дом совсем был не в радость. Рюичи судорожно сглотнул и почти послушно обхватил Томоаки ногами за пояс, сцепляя их где-то на пояснице гитариста. Было страшно. Было очень страшно от одной мысли о том, что вот-вот должно было произойти.
Нельзя забывать и тот факт, что Рюичи хотя и не принадлежал к аристократам, как наши будущие знакомые Мана и Атсуши Сакурай, а вот манерным и принципиальным был до жути. Все происходящее давило на психику певца как лавина, сходящая с гор. Признаться, он и обнаженного мужчину видел до этой нови всего пару раз - иногда они баловались с Юнэ групповым сексом. Но с девушкой же. И это было, пожалуй, единственным пороком "Невинного" Кавамуры. А тут...
Ритм-гитарист ненадолго замер, всматриваясь в глаза певца и с легкостью разбирая его эмоции. Страх - первый раз, обида - все это собрался творить его друг, и чуточку желания - иначе Рюичи не стал бы ему подчиняться и продолжил бы вырываться, сам напрашиваясь на изнасилование. А то, что произойдет сейчас, можно обозвать секс по обоюдному согласию...
Пальцы гитариста - костлявые, с немного шершавыми подушечками пальцев - скользнули по приоткрытым губам Кавамуры, ласкаясь в псевдо- поцелуе, успокаивая...зато потом прямо в ухо брюнету тут же выдохнули почти приказ, попутно обсасывая мочку его уха:
- Оближи...
Ишидзука медлил, все время тихо извинялся и заглядывал в глаза Рюичи. А тому просто хотелось больше ничего не ощущать. Возможно даже уже никогда.
Шёпот на ухо - томный, властный, до дрожи где-то в самом сердце. Уже было отключившийся от реальности Кавамура широко распахнул глаза и уставился в противоположный дом. Страх никуда не делся, но гордость была раздавлена. Предупреждал его Ино, что так все и закончится.
- Томоаки..- тихо, почти томно и непонятно почему выдохнул брюнет имя гитариста. Облизав губы - а что делать, это для его же блага, да и Кавамуре вообще повезло, что с ним возились - юркий язычок певца коснулся тонких пальцев Паты. Помедлив, брюнет наплевал на все, что трепыхалось в его сознании, и выполнил этот приказ, тщательно и почти развратно вылизав пальцы. А что делать?
Шатена бросило в дрожь, когда горячий мокрый язык облизнул его пальцы, смачивая в слюне. Ради себя старался бедняга Рюичи или просто так, инстинктивно, облизывал пальцы ритм-гитариста?.. А вот черт его знает, этого Рюичи. Даром что Кавамура - скрытный, зараза, до одури. Благодарностью за старание Рюи послужил нежный поцелуй за ухом.
Пате не хотелось причинять вокалисту Luna Sea ту боль, которую он заставил испытать Тайджи. Все-таки Рюичи был прав: он - не экс-гитарист X Japan. Просто очень похож на него. Не внешне, конечно. Морально. Характером и повадками. Убрав руку от лица брюнета, Томоаки аккуратно погладил сжатое кольцо мышц, поцеловал певца и тут же протолкнул один палец. Надо же было хоть как-то подготовить беднягу Кавамуру...
И вот на собственной шкуре Кавамура в красках начинал ощущать то, что изредка в пьяном именно угаре, а не бреду, выдавал ему во всех подробностях Хаяши.
Пальцы Ишидзуки были тонкие, шершавые. И если их еще можно было перетерпеть, привыкнуть к ним - ну, черт возьми, не такая уж и проблема, то вот дальнейшее как-то отрезвляло.
Все-таки ожидало вскоре Кавамуру нечто явно большее, и это уже напрягало, хотя он из всех сил старался расслабиться. Рюичи тяжело выдохнул и застонал от собственной беспомощности - попал, так попал.
- Тише...- успокаивающий шепот. Пата умел приносить удовольствие так же хорошо, как и причинял боль. Мог быть аккуратным и нежный, как сейчас, а мог сорваться и сделать все ради своего удовольствия. Не заботясь об ублажении партнера.
Однако ему и так потом перед Кавамурой на коленях стоять и просить прощения. Еще неизвестно, что заставит его делать этот брюнет в качестве мольбы о прощении... Аккуратно протолкнув второй палец, Томоаки крепче вжал Рюичи в стену дома, освобождая руку. Та тут же скользнула вниз и обхватила плотным кольцом полу возбуждённую плоть вокалиста. Медленные, мучительные движения, приносящие удовольствие, и плавные движения пальцев внутри разгоряченного тела, добавляющий боль...безумный калейдоскоп эмоций и ощущений.
- Ммм..
Движение пальцев и прикосновения. К плоти. Рюичи всхлипнул, тихо и протяжно. Как щенок, которому придавили лапу, но всячески старались облегчить боль. Пальцы на плечах Томоаки крепко сжались, к тому же брюнету было немного неудобно. Да и стыдно, элементарно стыдно.
- Давай уже..
Шепнув, Рюичи закрыл глаза. Может, он просто отключится?
Пата пристально посмотрел в лицо певца. Дрожащие ресницы, прикушенная губа...судорога мучения. Она не искажала лицо, лишь делала его более прекрасным. Заставляла желать...все-таки Кавамура хотел его. Хоть и стеснялся этого чувства, но...он желал.
Вытащив пальцы, Ишидзука жадно поцеловал брюнета и плавно вошел до конца. Бедный, бедный Рюичи...гитарист прекрасно понимал, что испытывал сейчас вокалист Luna Sea.
Хотел? Еще бы, блядь, не хотел! После таких-то манипуляций со стороны Томоаки - это не реально, остаться равнодушным. А вот член, проникающий в задницу - вот это уже, пардон, не для изысканных натур, совсем. Закричать от жуткой боли ему помешали целующие губы Томоаки. Из глаз брюнета тут же брызнули слезы, а тонкая ладонь скользнула по спине мужчины, держась. Это же пройдет.
Ишидзука замер, разрывая поцелуй и закусывая собственную губу. Внутри было узко, горячо... Невероятно, короче. И только одной силой воли удерживал себя Пата от резких толчков. Не хотелось бы, чтобы завтра с утра Рюичи с постели подняться не смог...
Немного успокоившись, ритм-гитарист начал покрывать поцелуями бледную шею, оставляя кровавые метки засосов и тихо бормоча что-то успокаивающее.
И вот последний порог был стерт: брюнет стал отзываться на ласки. Пусть и не осознанно. На каждое прикосновение Рюичи приглушенно стонал. Причем, хотя ему было больно, стоны говорили обратное. К тому же он и сам, в меру своего положения, попытался сильнее опуститься на плоть гитариста. Чисто механически? Или Кавамура просто во многом был.. Как бы это сказать.. Латентным?
- Томоаки..- скорее мольба, чем просто стон. Замирать было невозможно.
Пата в изумлении уставился на прижатого к стене брюнета. Ему же больно...а он просит большего? Удивительный человек...Ишидзука пожал плечами и начал плавно двигаться, работая рукой в такт толчкам. Стараясь причинить больше удовольствия, нежели боли. При одном из тех плавных толчков Пата случайно задел комок нервов внутри Рюи...посмотрел на реакцию и начал двигаться под нужным углом.
По началу Кавамура жмурился и кусал губы, сдавленно шипя. Было больно. И это, что называется, нормальный отклик организма на происходящее. И от боли, не смотря ни на что, Кавамура проваливался в какую-то нирвану. До той поры, пока Томоаки не сделал что-то непонятное, когда все тело брюнета встряхнуло, и он закричал. И это было.. Очень приятно.
- Так же лучше? - хрипло прошептал Пата, продолжая движения под нужным углом и задевая простату при каждом толчке. Темп движений постепенно нарастал, а вместе с ним увеличивалась и скорость движения руки на возбужденной плоть певца. Все-таки шатен обещал не насиловать Рюичи, и это у него вполне себе так получалось - ведь Кавамура удовольствие получает? Получает. Он сам попросил его делать все быстрее? Сам. Так что потом это все можно будет обозвать культурным словосочетанием "секс без обязательств по обоюдному согласию".
Рюичи не ответил. Что называется, был не в состоянии. Ну сами посудите: даже ледяной каменный дом стол раскалённым. Единственная мысль "лишь бы не застали". И больше ничего, кроме происходящих действий, уже вполне приятных, и даже более того.. Стоны сменились хриплыми вскриками. Певец был на исходе.
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:23 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Гитарист не отставал от него. Толчки были быстрыми, глубокими, приносящими одно лишь удовольствие. Рука на члене брюнета двигалась очень быстро, будто пытаясь успевать за движениями разгоряченного тела. А потом был экстаз и финал. Курчавые длинные волосы липли к спине шатена, спадали струящимся водопадом на грудь его жертвы...с губ Томоаки сорвался хриплый крик удовольствия, перед глазами потемнело, и тело изогнулось дугой, вжимаясь в бедра Кавамуры своими.
Одно ощущение чего-то теплого, разлившегося внутри, несколько движений, и Рюичи кончил в теплую ладонь. Несдержанный вскрик не приглушили даже попытки закусить губы.
Через несколько секунд, еще не пришедший в себя певец, разжал затекшие ноги и опустил их на землю, пытаясь удержаться на них. Страшно болела голова, сознание туманилось..
Пата выпустил певца из объятий и аккуратно вышел из разгоряченного тела, натягивая джинсы и пытаясь отдышаться. Пальцы не слушались, и застегнуть штаны удалось лишь с третьего раза. Вся ладонь была в белесой липкой жиже, которую Ишидзука вытер о стену дома - благо, она была шершавая.
Когда в голове немного прояснилось, и ритм-гитарист все-таки протрезвел - удивительное дело секс, однако! - до сознания все-таки дошло, как сильно он набедокурил. Вперив в Рюичи виноватый донельзя взгляд, Томоаки нежно обнял его, опуская подбородок ему на плечо.
- Прости меня, Рюи... Пожалуйста, прости...
Переведя дух, Кавамура потрепал Томоаки по волосам и осторожно оттолкнул, чтобы одеться.
- Ты, все-таки, иди домой. Хаяши мне не простит, если что-то случится.
" Обо всем этом не буду думать - подумаю завтра",- произнес в мыслях Рюичи знаменитую фразу Скарлетт О'Хара, натягивая на себя джинсы и застегивая рубашку, стряхивая прилипшие пряди черных волос лица.
Пата прижался спиной к стене, не отводя взгляда от одевающегося певца. Рюичи был по-настоящему красив...повезет тому, кто будет с ним рядом.
- Предлагаю переночевать у меня. Ты сейчас вряд ли куда-то дойдешь. Плюс те самые идиоты из Якудзы...
Веско. А к тому же честно.
Застегивая пуговицы, Рюичи перевел дух, приходя в себя. Вот это ночка.
- Ино с меня три шкуры спустит, здесь недалеко. Задержались мы больно,- брюнет даже улыбнулся, погладив Томоаки по плечу.
- Не волнуйся и иди домой. Вот если я к себе не явлюсь - тогда действительно будет плохо.
- Ты уж лучше явись, иначе три шкуры спустят с меня...- тихо вздохнул Пата, перехватывая руку певца и переплетая пальцы. Чувство вины душило его, будто удав, овившийся вокруг шеи.
Подняв на Кавамуру абсолютно трезвые и понимающие ситуацию глаза, Ишидзука тихо произнес "Я пойму, если возненавидишь", развернулся и быстрым шагом пошел прочь. Было безумно стыдно.
- Томоаки!- крикнув в след удаляющемуся гитаристу, Рюичи остановил его, удерживая что-то за плечи. Он бы сделал это в любом случае, дабы Рюичи был Рюичи.
- Я никому ничего не скажу,- уверенно кивнув, брюнет смотрел в глаза Ишидзуки.- Ты будешь счастлив - у тебя сердце доброе,- улыбнувшись, Кавамура коротко поцеловал губы гитариста, чувствуя безумие с каждой секундой всё больше. Этого не должно было произойти.- Пойду я, поздно уже..- на прощание улыбнувшись, брюнет собрал всю волю и силы в кулак и побежал прочь, через пару секунд скрывшись из виду.
А Пата еще долго стоял в темном переулке, глядя вслед убегающему вокалисту и касаясь пальцами изогнувшихся в улыбке губ.
***
Несколько кварталов Рюичи пробежал за пару минут. Взлетел по лестнице на третий этаж, открыл входную дверь ключами из-под коврика: они с Ино всегда оставляли, если ночью Сугихара задерживался. Едва входная дверь захлопнулась, квартиру разразил тихий отчаянный вскрик.
Наплевав на все, даже на наверняка спящего Ино, Рюичи прошел в ванную, на ходу сбросив одежду. Нужно было смыть с себя пыль улицы, заварить крепкий чай и убедиться, что, черт возьми, жить можно.
- Рюи?
- Спи, Ино, все хорошо.
Закусив губы, Рюичи медленно промыл лицо водой, нежась под теплыми струями. Можно было просто забыть обо всем. Ничего же не было? Не было, ночной бред.
Взгляд брюнета упал вниз: вода была окрашена в красный цвет. Не вся, совсем немного. Рюичи смутно припомнил, что ободрал бедро, когда одевался.
- Вот же черт...
- Кавамура, ты не хочешь мне сказать, какого черта происходит?- вошедший в ванную Иноран держал в руках джинсы Рюичи, на которых отчетливо видны были кровавые пятна.
***
- Посиди, я в аптеку сбегаю.
Едва дверь за Ино захлопнулась, как слегка протрезвевший Сугихара устремил взгляд на завернутого в безразмерную футболку и одеяло Рюичи: после ванной он все время молчал. Безмолвная истерика: он вскрикивал, грыз губы, слезы не останавливались. Даже руки разодрал в кровь.
- Рюи? Да что с тобой?- обеспокоенный гитарист сел рядом с певцом и осторожно обнял его за плечи. Такого Рюичи никто и никогда не видел. И это пугало Ясухиро. Он искренне не знал, как поступить.
Рюичи же закрыл лицо ладонями, чуть сполз и уткнулся лицом куда-то в район груди Сугихаре, руками обнимая того за пояс. Он все так же продолжал рыдать, и никакие мольбы не помогали его успокоить. Гитарист даже начал побаиваться за рассудок друга.
Медленно перебирая черные волосы, Ясухиро думал. Он прекрасно знал характер их вокалиста: если тот не желает говорить, то и не скажет. Нет, он не был скрытным, как подумал Томоаки. Рюичи был просто... Невероятно добрым. Он всегда заботился о других и старался свои неурядицы держать при себе. Так было и сейчас: он не хотел ничего говорить друзьям, искренне считая, что это будет лишним.
- Может, всё-таки скажешь? Хотя бы намекнёшь? Сам же знаешь: я сейчас явно сам…- покачав головой, Сугихара разжал объятия брюнета и усадил того, пытаясь заглянуть в карие глаза.- Давай вместе попробуем во всём разобраться?
Рюичи протёр глаза и попытался вслушаться в слова гитариста. «вместе попробуем » . Да, кто-кто, а именно Ясухиро-то сейчас поможет: пойдёт и первому попавшемуся головушку оторвёт.
- Ты действительно хочешь знать?
- Я хочу помочь.
И Рюичи решился. Сугихара сейчас все узнает, пока Ино не пришел. А там будь, что будет.
***
- Нет, понимаешь, я лег от хохота, увидев голого привязанного Сугихару к кровати, да еще с кляпом,- Инорану было стыдно. Но он все равно хохотал, рассказывая это Йошики, примчавшемуся, чтобы навестить Рюичи.- Поверить не могу, что это с ним сделал наш Святой. Да в голове не укладывается!
- Хидэ называет это состоянием аффекта,- пожав плечами, драммер представил себе картину с Сугизо. Однако рассказанное Инораном ранее не позволило рыжеволосому улыбнуться.
Пройдя в квартиру, Хаяши быстро скинул обувь и прошел в комнату Кавамуры, ожидая увидеть все, что угодно. Но, по закону подлости, не то, что он увидел.
Рюичи не спал. Певец лежал на кровати, не шевелясь и смотря в потолок. Дышал он совсем бесшумно. Жизнь в нем выдавало только редкое покусывание губ. Белое лицо, искусанные губы, заклеенные пластырем ладони. Стакан с водой и таблетки успокоительного на столике. "Дело совсем дрянь".
- Рюичи?- тихо позвал драммер.
- Пойду чай сделаю. Зови, если что,- Ино прикрыл дверь и ушел в кухню, изо всех сил надеясь, что Хаяши оторвет его ото сна.
Йошики присел на край кровати и взял бледную, почти прозрачную ладонь певца в свою. Вновь позвал брюнета по имени, но тот не реагировал. Ни малейшим движением.
- Кавамура, ну не пугай меня...
Рыжеволосый выпустил тонкую руку и слегка потряс друга за плечи, потом сильнее. И никакого эффекта не последовало. Йошики не на шутку испугался: сколько же Рюичи будет так лежать? Неделю? Месяц?
- Кавамура! Да приди ты в себя!
Еще раз встряхнув брюнета, Хаяши со всей силы ударил того по щеке.
- Ну, какого дьявола ты молчишь?!- квартиру сотряс крик драммера.- Кто сделал это с тобой, Рюичи? Кто?!
Прибежавшие на шум Сугизо и Ино еле спасли своего вокалиста от побоев обезумевшего драммера. Он кричал, тряс брюнета, хлестал ладонями, сам бился в истерике. А Кавамура не слышал, полностью уйдя в себя. Лишь когда Сугихара увел Йошики в кухню, Иноран заметил слезы на щеках брюнета. Тот вроде попытался что-то шепнуть, но у него не вышло. Гитарист помог выпить ему воды, и глаза Кавамуры почти сразу закрылись. Певец заснул.
- Ну почему, Суги? Почему это произошло с ним?- в кухне Хаяши едва ли не локти кусал от злобы. Он же чувствовал, что нельзя было их с Томоаки вдвоем отпускать.
- Йо-чан, если бы все можно было предвидеть..- Ясухиро лишь пожал плечами, нервничая. Поведение Кавамуры ночью, его вторая волна истерики... А потом он заснул на груди гитариста. Утром же он стал таким, каким застал его Йошики.
Достав телефон, Йошики позвонил Тоши и отменил музыкальную и прочую активность на полмесяца. Какая к Дьяволу музыка? Именно, что не сейчас. Поговорив с приехавшим чуть позже Джеем, Йошики было решено увезти Рюичи по дальше. Туда, где тепло. Где ничто ему не будет напоминать о случившемся. Он должен был быстро поправиться.
- Рюичи всегда хотел побывать на Гавайях,- сообщил Сугихара, постукивая тонкими пальцами по столу.
И это был отличный вариант: не так далеко, не дорого, тепло, с морем...
***
Этот отдых действительно помог вокалисту Луна Си. Было немного необычно наблюдать, как он заново привыкает к жизни... Надо отдать должное Сугихаре: все-таки, именно он вытащил одногруппника из безжизненного состояния.
Уже через неделю обе группы вернулись к работе, а Рюичи сделал вид, что забыл, с кем он был в ту ночь. Забыл все.
А Йошики продолжил искать нового басиста.
Примерно в то время Хидэ и Сугихара начали пропадать в барах дольше обычного. Виной тому был некий Хисаши Имай. Но это уже другая история. А пока Хаяши стал замечать необычный взгляд Юнэ в сторону Рюичи…
 
KsinnДата: Понедельник, 26.08.2013, 19:24 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
4 сентября.

Бывают вечера, когда просто хочется посидеть где-нибудь с другом, поговорить о жизни и отдохнуть от повседневной суеты. В тот вечер в клубе играла только хорошая музыка: совсем молодые группы, но с очень хорошими репертуарами. Душевно все было, как раз для бесед средних, между деловыми и неформальными.
За одним из таких столиков сидел Рюичи Кавамура, поглядывающий то на сцену, то на свой бокал с вином. Брюнет то и дело крутил прядь кучерявых волос и слегка недовольно косился на собеседника, коим был, ну разумеется, Йошики Хаяши. Оба юноши выпили достаточно много, поэтому сейчас смеялись по поводу и без него, слушая живую музыку.
- А потом Сугихара поспорил с Инораном, что в ближайшие лет 20 не женится.
- В 40 лет... А он мечтает о репутации старого ловеласа,- усмехнулся Хаяши, глядя на Рюичи.- Только что-то мне подсказывает, что Ино проиграет. И имя этого чего-то начинается на букву "Р".
- Молчи, не то я расскажу твоим, где ты был в прошлый вторник до трех утра,- рассмеялся Кавамура.- Чтобы не сглазить... Юнэ же все-таки на 10 фронтов успевает. А я не очень уверен в том, что мне оно нужно.
- Попомни мое слово: уже лет через 10 будешь сварливо гонять его сковородкой и наказывать за измены, которых не было,- Йошики мягко улыбнулся. Сам он проблем не наблюдал в личной жизни. Тоши он не изменял, по большей части всем глазки строил, и дальше флирта никого не подпускал.- Уж поверь.
- Тебе легко говорить: тебя Хидэто-сан отчитает, а потом тащит Суги опустошать ближайший бар,- брюнет вздохнул. С недавних пор к этим заядлым алкоголикам добавился и третий... Выступление группы которого музыканты и ждали.
- Они хоть не буйные. Вот Тоши пить не умеет: у него то похмелье, то он все помнит до мельчайших подробностей, то мне хоть дома не ночуй!- драммер сделал неприличный жест ладонями.- А все туда же. Учит меня... Хоть в мои дела нос не сует.
- Йо-чан, он просто тебя очень любит,- Рюичи мягко-мягко улыбнулся. Как-то особенно мило, нежно и тепло. Как немногие могут.- А этот может и скандал устроить, и на запись не явиться... Ясухиро, словом.
- Тяжелая доля для них любить нас. А для нас - любить их.
- Хороший тост.
Два бокала радостно звякнули друг об друга. Музыканты выпили и расслабились.
В последующие минуты Йошики мало что соображал: по сцене загулял дым, на ней появились пятеро музыкантов, одетые в черное. Особенно внимание драммера привлек вокалист: высокий, как Йошики позже убедится, кареглазый, достаточно худой, с длинными черными волосами и бледной кожей - он привлек внимание еще до того, как запел. А уже с первых слов дыхание Хаяши сперло. Как знакомо. Они давно не виделись.
- Йо-чан, заметят,- одернул его Рюичи, с пониманием проследив за взглядом друга. Вокалиста Луна Си больше привлек гитарист с аббревиатурой на щеке. " А вот и Хисаши Имай, вот и Buck-Tick.."- догадался Шерлок Кавамура. Они изменились с их последней встречи весной- Силен, Хаяши, губа у тебя не дура.
- Ты на что намекаешь, альпийская девственница?- не сводя глаз с певца на сцене, Йошики и не заметил, как в два глотка осушил свой бокал с вином, пораженный голосом юноши. Его аурой.. Темным образом.. Намеком на женственность, но все равно он выглядел очень мужественно и.. Привлекательно. Привлекательный Дьявол с бархатным голосом. Вот это погуляли... Неужели, это и правда Сакурай?
- Атсуши Сакурай - твой давний дружок - не возмущайся, я все знаю - почти женат. Ходят слухи, скоро станет отцом. При этом встречается уже несколько лет с Лидером. То бишь, с Хисаши. В скандалах замечен не был... Зато по молодости дебоширил,- еле поймав взгляд гитариста, Кавамура жестом показал, что они его ждут.
- Ба! И откуда только ты все знаешь?
- Информация, Йо-чан, не повредит. Особенно сейчас, когда запад прогрессирует, а нашу музыку продают вне страны черные торговцы,- Рюичи почесал затылок.- Только губу закатай: Суги и Хидэ с Хисаши на короткой ноге. У них в группе отношения сложные, так что не видать тебе этого Сакурая как заколки на твоем затылке.
- Это мы еще посмотрим,- хмыкнул драммер, слишком увлеченный объектом наблюдений.
- Ты не обижайся, но зря Тошимицу тебя не бьет. Ой, как зря.
Скажи кто другой - Йошики бы послал к чертям и ушел. А Рюичи... С Рюичи они были давними друзьями. Хотя как давними? Знакомы они были всего два года. Но всё равно они друзьями были хорошими. Очень хорошими. Но вернее их охарактеризует фраза "между нами, девочками". Позже Хидэ и узнавал о Йошики все от Сугихары. А тот из первых уст, от любимого Рюичи, который как верный оруженосец будет всю жизнь сопровождать и поддерживать Йошики. А с другой стороны будет тот самый Сакурай, но об этом позже.
- Явно зря,- согласно кивнул Хаяши. Он обо всем знает или догадывается. Но закрывает глаза.
- А тебе осталось еще только начать спать с его друзьями.
- Простите, дамы, у вас свободно?
Йошики обернулся и уже собрался залепить хорошую оплеуху придурку, назвавшему их дамами. Однако он замер, увидев прямо перед собой живого Дьявола... Он только пел на сцене, а уже стоял перед ними. И улыбался, своей чуть наглой, задорной улыбкой. А огонек в глазах если не раздевал, то точно звал нарваться на суровые приключения эротического характера. Хотя вообще - это все шутки ради.
- А мы со своими не пускаем,- невинно съязвил Кавамура на фразу гитариста и пригласил обоих музыкантов присесть.- Хисаши Имай и Атсуши Сакурай, сколько же мы не виделись?
- Рюи, ты подрос. На одной геркулесовой каше что ли сидишь?- гитарист, что с аббревиатурой на щеке, совершенно искренне и беззаботно улыбался. И даже засмеялся.- Мы же только из тура. Но лестно, что вы убили вечер ради пары минут общения с нами.
Последующие пару минут Рюичи хохотал как девушка на свидании. Собственно, Хисаши от него не отставал. Нашли друг друга две души и перемыли кости двум другим.
- Рюичи, а почему ваш спутник такой.. Молчаливый?- поинтересовался Имай спустя какое-то время.
- Спутник до глубины души, как и ваш покорный слуга, поражен выступлением ваше группы,- с улыбкой ответил Кавамура, поглядывая за Хаяши.
- Лестно и приятно услышать похвалу от таких... Легенд,- Йошики едва не свалился от счастья, когда Сакурай, наконец, сказал хоть пару слов. До этого брюнет играл с ним в гляделки. И проигрывать он явно не собирался.
Однако сколько надменности и высокомерия в его голосе! Это же... Несносно! Хотя Рюичи и продолжит улыбаться, уверяя, что они обычные музыканты, как и остальные, что выступление было действительно великолепным, а акцент группы на готику, надо сказать грамотный акцент, сильно их выделяет. Но Хаяши такой наглости терпеть не мог. И он чувствовал, что Сакурай прекрасно знал что и как он говорил. Но как он только смел?! Несносный человек! Хотя... Люди с более холодными головами, чем у Йошики, прощали Сакурая в считанные минуты. А Сакурай… Достаточно вспомнить историю их знакомства – уже всё будет понятно без слов.
- Атсуши! Хисаши!- раздалось откуда-то стороны, не дав драммеру и слова вымолвить.
Йошики тут же заметил, как и без того бледное лицо Атсуши на пару секунд стало еще белее, пальцы нервно и крепко сжали салфетку, а сам он перестал дышать. Рюичи же отметил, помимо этого изменения в певце, странный, даже подозрительный испуг в лице гитариста. Но они же всегда такие спокойные!
- Черт, может..- начал было Имай.
- Мы пойдем, Хисаши,- неуверенно кивнул Сакурай, внезапно улыбнувшись.- Не хорошо заставлять ребят ждать, да и наших собеседников мы почти наверняка утомили.
- Были рады знакомству,- а Рюичи все сверкал. Желал понравиться? Нет. Просто в те годы он еще полностью хранил в душе ребенка. Хотя, как мы знаем, и в наши дни Кавамура как был ребёнком, так им и остался.
- Еще увидимся.
- Обязательно увидимся,- подтвердил слова одногруппника Хисаши.
Когда они оба ушли, Рюичи склонился над столом,- хорошие ребята.
- Ты видел, как он..
- Не он, а они,- пожав плечами, Рюичи вздохнул.- Говорил же, у них все сложно... Но и нам пора: темно уже, а водителей мы разогнали.
- Да, любой дурак позарится на таких красоток.
Музыканты посидели еще немного и отправились по домам. Разумеется, вместе. Да и жили они не далеко друг от друга.
- Нет, что-то здесь не так..- бубнил себе под нос Хаяши.
- Чего? Ты чего там бубнишь, старый?- не унимался не в меру веселый Кавамура.
- Я говорю, что нужно еще раз пересечься с Имаем. И все разузнать.
- Любишь же ты приключения на свою задницу,- брюнет остановился, поправляя шнурок на сапоге.
- Мужу верен и верным помру,- хмыкнул Йошики, наблюдая за сим процессом. И как Кавамура только мог ходить в самых натуральных ботфортах, м?
- А что это такие красотки делают здесь поздно ночью?- послышалось из-за спины Йошики.
- Ой,- нервно пискнул драммер. Догулялись.
- Бежим, спортсмен. Утром о своих догадках скажешь.
К счастью, спортом и в школе, и после нее, оба музыканта занимались усердно. Это и помогло им убежать. Правда, в одном из кварталов разбежались в разные стороны, а Хаяши, по ходу, заблудился.
- Говорил же мне Тоши домой вовремя возвращаться! Проклятье!
Нервно усмехнувшись, драммер закурил и поправил чертовы колготки. И надо же им было так вырядиться!
- Нет, ну это судьба.
Хаяши приготовился защищаться, как взгляд его упал на до боли знакомое лицо.
- Атсуши?- Хаяши тут же простил юноше все его высокомерие, надменность, все-все! Он же его в обиду не даст в случае чего. Точнее, вдвоём на них уже явно никто нападать не станет.
А через пару минут болтовни оба музыканта уже шли по дороге к дому лидера Buck-Tick'ов. Обнаглев, Хаяши согласился на приглашение. Да и нужно же ему было свое любопытство умерить!
***
Утром, обнаружив на столе шикарный завтрак с букетом цветов и не обнаружив в большом доме хозяина, Хаяши привел себя в надлежащий вид и схватился за телефон.
- Йо-чан? Живой?- раздался с того конца какой-то неестественный голос.- Слава Ками-саме и твоим быстрым ногам.
- Рюи,- тут же одернул друга драммер.- Ты у нас мозг, ты и спасай: я дома не ночевал, мне алиби нужно.
Новоиспечённый Шерлок помолчал. Ему нередко приходилось прикрывать драммера, но чтобы так...
- Ну, скажешь, что я у тебя ночевал?
- А на самом деле?
- Ну..- драммер замялся.- Заблудился, наткнулся на Атсуши.. И вот, наблюдаю.. Точнее не наблюдаю его уже с полчаса.
- Не слабо, фантазер.
- Рюичи!- шикнул драммер.- Я просто переночевал у него, перестань пошлить.
- Ну да, ну да.
- Так прикроешь?- Йошики состроил няшные глазки, словно Рюичи смог бы увидеть.
- Понимаешь,- начал брюнет.- Я сам сегодня ночевал не дома. Точнее дома, но не у себя. Вот тут очередь молчать дошла и до Хаяши. Драммер поразился до глубины души - раньше такого за Рюичи... Особенно, с тех пор, как он и гитаристы разъехались…
- Не поделишься?
- Ну.. Скажем так, ты меня сглазил..- зевнул на том конце брюнет, потягиваясь.- Ты же знаешь, что мы с парнями разъехались наконец-таки. Сугихара позвал к себе. И.. Я решил остаться.
- В 4 утра он ждал тебя? Стальные нервы, улыбнувшись, драммер подобрал ноги под себя.- Поздравляю, радость моя: ты стал мужчиной.
- Смешно.
Хаяши тут же осекся: Рюичи все никак не мог забыть тот случай пару месяцев назад... Йошики отчетливо вспомнил, как хлестал по щекам смертельно бледного Кавамуру, но тот так и не сказал, кто его изнасиловал. Он молчал. Лишь потом сказал, что на него напали...
- Рюи, я..
- Да ладно,- отмахнулся певец. По голосу, он улыбался.- Просто я думал, мужчиной в армии становятся.
- Ты на себя в зеркало давно смотрел?
- А что такое?
- А длинные волосы, макияж?- Йошики покатывался со смеху.- Да и что ты? У тебя зрение минус 300, плоскостопие и трое детей: Джей, Иноран и Шинья. Теперь еще и отец имеется.
Засмеявшийся Кавамура явно смог поднять настроение им обоим,- тогда четверо: ты себя забыл.
Когда в коридоре послышался шум, Йошики заговорил шепотом,- прости, Солнышко, я позвоню вечером. И отдыхай: пусть Сугихара чувствует себя виноватым!
Шум усиливался. Стараясь не создавать еще большего, Йошики подплыл к двери и осторожно стал наблюдать, не высовываясь. Атсуши вернулся не один, а с Хисаши. Тот явно был зол и усиленно ругал согруппника. А поскольку Сакурай сохранял невозмутимость, все грозилось перерасти в скандал.
- Нет, ты совсем с ума сошел?- возмутился гитарист на очередное молчание друга.- У тебя гордость есть?
- Имай, ты перестанешь капать мне на мозги? Я с этим сам разберусь, о себе заботься.
- Да?!- в два шага преодолев расстояние между ними, Хисаши выдернул рубашку любовника из брюк и резко задрал её, обнажая кожу, на которой не было живого места. Одни синяки, царапины и кровоподтеки.- Это тоже?
"Они бьют его!"- догадался драммер, сжимая рот ладонью и отворачиваясь, с трудом сдерживая рвотный рефлекс.- "Но вокалиста? Он же... Куда без него? Как можно? Насилием за ошибки?"- Мне плевать, Хисаши,- тихо зарычал Сакурай, отталкивая от себя друга и одергивая рубашку.- Если я начну - то группа может развалиться. Ты - это ты. А я - это я. И мне нужны деньги, а не проблемы.
- Даже такой ценой?- тяжело вздохнул гитарист, понимая, что он ничего не добьется.
- Даже такой,- встряхнув волосы, Атсуши вздохнул.
- Атсуши, если бы это были пьяные побои - я бы молчал. Доставалось бы всем..- Хисаши явно готов был.. Хорошенько встряхнуть любовника. Видимо, в последнее время они не ладили, ведь иначе Атсуши бы не позволил себе так с ним разговаривать.- Но это.. И почему ты мне-то ни разу не сказал, а?
- Май-Имай, не лезь не в свое дело, повторяю,- брюнет, наконец, заметил, что за ними наблюдают.- Йоши.. То есть, Хаяши-сан?- оба музыканта учтиво поклонились. Привычка.- Ты так рано?
- Я...- пальцы Йошики невольно сжались.- Простите, я задержался...
Рыжая макушка скрылась в спальне, а гитарист непонятливо пожал плечами:
- Атсуши... Хотя нет: если бы у вас что-то было, это неземное создание лежало бы сейчас без чувств от твоего вида.
- Заткнись, Хисаши, и лучше узнай, где мы выступаем завтра,- Сакурай передернул плечами, выталкивая друга за дверь.- Сам говорил "много работы".
- Ладно-ладно. Но перед женой я тебя прикрывать не стану, учти.
Едва за гитаристом дверь закрылась, Атсуши тяжело вздохнул и облокотился о нее, прикрыв глаза. Хисаши все утро внушал ему, что пора прекратить то, что происходило уже с месяц. А ведь скоро вернётся Саюри. И Атсуши нужно было как-то ей объяснить, что они расстаются. Проблемка…
" И угораздило же мне еще на Хаяши наткнуться",- протерев глаза, брюнет отлип от двери и тихо прошел в спальню.
Йошики сидел на кровати, пытаясь собрать волосы в очередную безумную, но красивую прическу, при этом играя с сонной любимицей певца – чёрной как ночь кошкой.
" А если он правда что-то видел? Мало ли что в эту сумасшедшую головушку придёт?"
- Хисаши ушел?- тут же спросил драммер.- Мне так неловко, что я потревожил вашу беседу.
- Все в порядке, он не собирался задерживаться.
Повисло молчание: певца волновал вопрос, видел Йошики или нет, а драммера лишь "что это значит?" И, как назло, нужно было бежать домой. Пришлось переводить тему.
- Вчера после песни ты сказал "Когда-нибудь меня сотрет ветер". Что это значит?
- О ком-то из нас память останется, а кого-то забудут. В любом случае, умрем все. Так почему бы не жить сейчас.. И не задавать глупых вопросов?
- Ты считаешь меня глупым, Атсуши?- тут же вспылил лидер Иксов, запустив в голову певца расчёску. К счастью, он промахнулся.
- Конечно, нет,- брюнет улыбнулся. Хаяши взрывался как пороховая бочка. Но ему явно повезло, что на собственной голове до сих пор не ощутил праведный гнев драммера.
- Тем лучше,- со вздохом встав, Йошики легко коснулся живота певца, намекая, что всё видел.-Ты же мой друг, Атчан. Об этом мы еще поговорим. А сейчас мне пора, так что увидимся.
Драммер быстро выскочил из дома, предвкушая скандал у себя. Но он твердо решил, что раскроет эту тайну. Атсуши лёг на кровать, обнимая свою Айко и закрывая глаза. Скорее бы год закончился. Страшно хотелось закончить дела и жить вновь вместе с Хисой. Но это будет потом. Потом? А потом, как мы знаем, в ноябре, была та неподражаемая фотосессия этих странных друзей…
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Что делаем, то и хотим: на рассвете юности (NC-17 - [Malice Mizer, X-Japan, BUCK-TICK, Luna Sea])
Страница 1 из 512345»
Поиск:

Хостинг от uCoz