[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 4«1234
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт
KsinnДата: Пятница, 15.11.2013, 14:00 | Сообщение # 46
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Где-то на краю сознания у Рёджи мелькнула мысль о том, что он не имеет представления, как поступать дальше и что вообще делать. Леда не являлся девушкой, которых у Рёджи было так много, что теперь он даже не помнил их лиц. И, несмотря на свой богатый личный опыт, он чувствовал себя совсем неискушенным, словно эта близость была первой в его жизни.
"Потому что до этого ты никого не любил", - подсказал внутренний голос, и Рёджи согласился сам с собой. Ни один человек, повстречавшийся ему на жизненном пути, не вызывал и тени тех эмоций, что он испытывал рядом Ледой.
Преобладающим чувством в душе Рёджи в этот миг был, как ни странно, страх. Рёджи до одури боялся сделать что-то не так, опростоволоситься, но больше всего страшился того, что Леда по какой-то причине в последний момент откажет. А от мелькнувшей мысли о том, что ему это все и вовсе снится, Рёджи почувствовал, как в груди что-то сжимается.
Целуя губы Леды, жадно, почти яростно, Рёджи торопливо дергал пряжку на его штанах, и секунды, которые понадобились, чтобы справиться с ней, показались очень долгими. Подсознательно он ждал, что в любой момент друг перехватит его руки и холодно скажет, что Рёджи все неправильно понял. Но этого не произошло.
Справившись с застежками, Рёджи резко дернул вниз, так, что ткань чуть не затрещала, и тут же медленно, едва касаясь, провел раскрытыми ладонями по бедрам Леды, отмечая лишь то, какая горячая у него была кожа. Только теперь Рёджи, делая глубокий вдох, понял, что задержал дыхание и не дышал очень долго – грудную клетку даже немного щемило. Смотреть на Леду он не мог, потому зажмурился и замер, чувствуя, что друг прижимается своим лбом к его, и ощущая его дыхание на своих губах.
- Не торопись так, - тихо попросил его Леда, и Рёджи понял, что тот улыбается, только от этого не стало спокойней.
- Ага, как же. Сейчас проснусь и ничего не успею, - честно пожаловался Рёджи, однако глаза все же открыл.
Леда не стал ничего отвечать на это и вместо лишних слов стянул с плеч Рёджи рубашку, будто не специально поглаживая по предплечьям. Хотя в комнате было достаточно тепло, Рёджи почувствовал легкий озноб, не без иронии отметив, что теперь знает на деле, как это, когда бросает то в жар, то в холод. Если до этого он не мог сдержать себя, целуя и обнимая Леду так, будто того вот-вот могли отнять, то теперь почувствовал неожиданно накатившую слабость. Желание не стало от этого меньше, голова все так же шла кругом, но Рёджи не делал ничего, пока Леда стащил через голову последнюю одежду, и просто позволил целовать свои губы, пока сам мучительно медленно поглаживал Рёджи по животу.
- Не надо так волноваться, - шепотом произнес Леда, и Рёджи хотел ответить ему, что тот просто ничего не понимает и не знает, каково это, когда внезапно исполняется несбыточная мечта. Но он осекся, так и не произнеся ни звука, потому что в этот момент рука Леды опустилась ниже.
"Я не выдержу", - обреченно констатировал Рёджи, закрывая глаза и понимая, что для разрядки ему будет достаточно просто отпустить себя, даже лишних прикосновений не понадобится. А вместе с тем разорвется и сердце, потому что слишком давно он мечтал об этом, слишком долго хотел и ждал.
- Если что, я не знаю, что делать дальше, - предупредил Рёджи, отмечая, как глупо прозвучали его слова, и что голос показался неуместно громким.
"И прекрати меня трогать", - мысленно добавил он, потому что не хватало сил терпеть даже касание рук Леды. Это было чересчур томительно и сладко, и так хорошо, что почти больно. Рёджи было страшно думать о том, что же будет дальше.
- Не надо переживать, - снова попросил его Леда, но руку убрал, прикасаясь к шее Рёджи, а после и вовсе обнимая его за плечи.
Впервые в жизни в таком интимном положении Рёджи захотелось вместо того, чтобы перейти к решительным действиям, оттянуть этот момент, потому что очень многое надо было сказать. Донести, как важно для него доверие и близость Леды, как давно он мечтал об этом, и пообещать, что Леда никогда не пожалеет о том, что позволил быть с ним. Мыслей и чувств было так много, что Рёджи затруднялся выделить самое важное, и уж тем более не придумал бы, как подобрать правильные слова. Собственное косноязычие мешало сказать хоть что-то – Рёджи боялся, что неосторожными словами только испортит все, пускай до этого Леда всегда прекрасно понимал его неуклюжую речь.
- Давай ты не будешь ни о чем думать до завтрашнего утра, - вдруг предложил его друг, немного отстраняясь и заглядывая Рёджи в глаза.
Рёджи не сразу понял, а когда понял – не поверил в то, что Леда улыбался, искренне и даже немного весело. Мелькнула мысль, что, быть может, эльф не придавал такого значения происходящему, как это делал Рёджи, и на мгновение стало горько. Физическую любовь можно легко купить, как Рёджи было прекрасно известно, и сама по себе близость еще ничего не значила, чтобы забывать из-за нее дышать и думать, как это делал он.
Но Леда опять проявил чудеса наблюдательности, по одному выражению его лица то ли догадавшись, то ли предположив, о чем он подумал.
- Чувства, которые мы испытываем, очень отличаются, - негромко произнес он, чуть нахмурившись, а Рёджи медленно закрыл глаза, почему что в этот момент думал лишь о пальцах Леды, которые путались в его волосах, когда тот осторожно поглаживал его по затылку. – Потому что мы с тобой совершенно не похожие. Но, поверь, для меня все это тоже немало значит.
- Правда? – зачем-то спросил Рёджи, не открывая глаз.
- Правда, - серьезно ответил Леда. – Быть может, для меня даже больше, чем для тебя.
- Не-ет, вот это точно неправда, - улыбнулся Рёджи.
"Больше просто некуда", - хотел добавить он, но промолчал, подумав, что слова прозвучат слишком помпезно и громко, а сути все равно не передадут.
Леда не стал с ним спорить, а вместо этого немного отодвинулся, и Рёджи наконец нашел в себе силы смело посмотреть на своего друга.
"Успокойся, ты уже все это видел", - мысленно попросил он сам себя и, конечно, не послушался, потому что спокойно смотреть на Леду было невозможно. Даже в полумраке у Рёджи захватывало дух от восхищения, хотя умом он и понимал, что ничего необыкновенного во внешности его друга не было. Просто любоваться Ледой было удивительно и приятно, и хотелось прикасаться и обнимать – на свете не существовало никого, к кому Рёджи испытывал бы подобные чувства.
Леда больше не улыбался, смотрел на него серьезно, даже немного строго, не отводя глаз, даже когда выпутывался из собственной одежды, которую Рёджи так и не снял с него. А сам Рёджи глядел во все глаза, будто потеряв способность двигаться и соображать. Даже отстраненная мысль о том, что такого дурака у Леды, наверное, никогда не было, и что ему уже, должно быть, смешно смотреть на поведение Рёджи, не привела его в чувство.
Рёджи боялся рассматривать его, и потому цеплялся взглядом за жемчужину на цепочке, которую когда-то – как теперь казалось, бесконечно давно – он подарил ему. Друг исправно носил украшение, никогда не снимал его, и совершенно неуместно Рёджи подумал о том, что эта жемчужина не подходила к сережке-перышку, с которой Леда тоже не расставался. Быть может, второе украшение тоже что-то значило для него.
- Ну же, смелей, - поторопил его Леда, откидываясь на спину, на согнутые локти, и Рёджи, моргнув, мотнул головой, словно пытаясь так привести себя в чувство.
Поспешно стаскивая с себя штаны, Рёджи не столько видел, сколько чувствовал, что у него дрожат руки и дрожит сама душа от предвкушения чего-то неизведанного. Что делать теперь Рёджи по-прежнему не знал, а точнее – предполагал, но не был уверен, что Леде это понравится, и до сих пор не верил в то, что друг позволит подобное. Не покидало подспудное чувство, что он что-то понял не так, и что Леда не о том думал, когда пришел к нему этой ночью.
- Страшно, - честно признался Рёджи, склоняясь над Ледой и опираясь на руку, все еще не решаясь прижаться всем телом.
- Нет, - ответил ему Леда, ложась на спину и обнимая за шею.
Рёджи не оставалось ничего, кроме как зажмуриться и выдохнуть, когда Леда, согнув ноги в коленях, заставил его прижаться к себе. В этот момент Рёджи окончательно потерял ощущение реальности, потому что в его самой обыкновенной жизни не могло быть так хорошо, не существовало такого наслаждения. Но осмыслить и прочувствовать момент Леда не позволил, требовательно сжав его плечо. Рёджи почувствовал, что у его друга взмокли ладони, и понял, что, наверное, тот был все же не так спокоен, как казалось. Почему-то самому Рёджи от этого понимания стало немного легче, будто общее волнение сближало их.
- Не спеши только, - прошептал Леда, закрывая глаза, и Рёджи торопливо кивнул, хотя друг уже не смотрел на него.
Ничего подобного Рёджи в жизни своей не испытывал, и собственным ощущениям он не смог бы дать определения, даже если бы его попросили. В первый момент Рёджи не мог сказать, приятно ему или неприятно, было даже немного больно, а из головы вылетели все мысли. Он не мог смотреть в глаза своего друга – Рёджи сам не знал из-за чего, и еще было странно, почему он не свихнулся сразу от одного понимания своей близости, даже целостности с Ледой – самым важным и самым нужным ему во всем мире.
Сделав первое осторожное движение, Рёджи выдохнул через сжатые зубы и подумал, что происходящее с ним сейчас не похоже ни на что испытываемое прежде. Рёджи сам не знал, в чем причина: в том, что Леда не был женщиной, что он не был человеком, или дело было в самом Рёджи, который относился к своему другу как к кому-то совершенно особенному и неповторимому.
Леда смотрел на Рёджи снизу вверх из-под полуопущенных ресниц, часто неглубоко дышал, и понять, что он чувствовал, было сложно, однако Рёджи казалось, что нравиться ему такое просто не может.
- Плохо? – одними губами произнес он, но Леда в ответ только вздохнул и неожиданно протянул вперед ладонь, закрывая Рёджи глаза, как будто не желал, чтобы тот смотрел на него.
Рёджи хотел сжать его руку в своей, чтобы прижаться губами к запястью, там, где кожа самая нежная и чувствительная, ощутить биение пульса, но тут же забыл о собственном желании. Он сам не понял, что произошло, но в один миг все тревоги, страх и неуверенность отступили, как отходит от берега волна. Голова стала совершено пустой, даже легкой, в то время как желание, словно жар от костра, становилось все сильней, невыносимей – Рёджи показалось, что кончики пальцев покалывает от удовольствия.
"Что ты сделал?..»– хотел спросить он Леду, но не смог произнести ни слова.
Когда Леда отнял ладонь от его лица, когда Рёджи крепко сжал запястья его рук, будто тот сопротивлялся или вырывался, он сам не заметил. Происходящее оставалось в каком-то тумане, будто было не с ним, а он сам видел все со стороны, будучи не в силах повлиять на что-либо или изменить. Рёджи двигался все быстрее и резче, но при этом точно знал, что Леде хорошо с ним, что тот тоже испытывает наслаждение – просто чувствовал это, как чувствовал бы, если б для того, чтобы понимать друга, им больше не нужны были слова.
Нарастающее желание, такое сильное и острое, как никогда прежде, отпустило мгновенно и неожиданно, на миг все вокруг перевернулось с ног на голову, чтобы тут же вернуться обратно. У Рёджи было чувство как детстве, когда долго кружишься вокруг своей оси на месте, а потом не можешь понять, на каком ты свете, потому что весь мир пляшет перед глазами. Он с трудом удержался на выпрямленных руках, чтобы не рухнуть прямо на Леду, постепенно и не сразу осознавая, как часто дышит, как колотится сердце, как ему жарко и как ошеломительно сладко одновременно.
Рёджи хотел бы поделиться всем, что испытывал, но только выдохнул еще раз, заведомо зная, что никогда не подберет слов – что никто не подобрал бы их на его месте. И совсем некстати Рёджи понял, что улыбается, счастливо и по-глупому. Но перед Ледой стесняться было нечего, именно в этот момент Рёджи подумал о том, что тот примет его таким, какой он есть, в любом случае.
- Тебе хорошо? - на всякий случай спросил он, посмотрев на Леду, который казался уставшим и немного потерянным, но тоже слабо улыбался в ответ на улыбку Рёджи.
- Мне ужасно, - не удержался от иронии Леда. - Рёджи, когда же ты научишься не задавать глупых вопросов?
И хотя это были совсем не те слова, которым следовало прозвучать после такого ослепительного удовольствия, Рёджи не удержался и негромко рассмеялся, а Леда только закрыл глаза и, наверное, если бы мог снисходительно покачать головой в лежачем положении, обязательно сделал бы это.
Улегшись рядом, Рёджи пошарил рукой в поисках плаща, и, нащупав его, укрыл их обоих. Леда продолжал лежать без движения и невидящим взглядом смотрел в полоток, а Рёджи глядел на его профиль и, как обычно, не мог налюбоваться. Несмотря на то, что все закончилось, на душе было спокойно и счастливо – наверное, так, как должно было быть всегда.
- Теперь я должен проснуться, чтобы все это закончилось, - наконец произнес Рёджи, и Леда, немного помедлив, повернул голову в его сторону.
- Тебя послушать, так случилось нечто невероятное, - тихо произнес он.
- Так и есть, - серьезно ответил Рёджи.
Леда ничего не сказал на это, и его взгляд оставался совершенно нечитаемым, но отчего-то Рёджи верилось в то, что друг ни о чем не сожалеет.
- Леда, а ты... Ты останешься здесь? - еще не так давно Рёджи сам не поверил бы, что ему хватит наглости произнести подобное, но теперь он говорил решительно, немного пугаясь собственной смелости. - В смысле, я не прошу, конечно, но просто хотел спросить, ты уйдешь к себе или...
- Я останусь, Рёджи, - перебил его Леда.
- А... - осекся на миг Рёджи, но тут ж нашелся: - Хорошо. Я ж не против, ты не думай...
Что он уже городит какие-то глупости, Рёджи понял с опозданием и поспешно замолчал, подаваясь всем телом к Леде и прижимая его к себе. Еще утром в этот же день он подумать не мог, что у него получится вот так по-хозяйски обнимать друга, к которому он относился с таким трепетом. И самым поразительным было то, что эльф не возмутился и не оттолкнул, не поставил Рёджи на место. Если его что-то и удивило в этом порыве, он промолчал, только замер, не двигаясь. Голова Леды была на плече Рёджи, и самому Рёджи верилось в это с трудом.
На уме крутилась сотня вопросов. Почему Леда пришел к нему, почему вдруг решился на такой шаг, хотя не так давно категорично отказывал ему? Что он сделал своим прикосновением, отчего у Рёджи закружилась голова и потерялась связь с реальностью? И значило ли все случившееся, что их отношения изменились раз и навсегда, либо же, быть может, это была минутная слабость, обусловленная причинами и обстоятельствами, которые Рёджи, в силу своей недалекости, не мог осознать и понять?..
- Мы поговорим обо всем завтра, - сонно произнес Леда, будто подслушав его мысли.
- Да, - ответил Рёджи. - Как скажешь.
"Как скажешь, и я люблю тебя. Ты первый, кого я люблю", - мысленно добавил он, про себя радуясь, что хватило ума не произнести подобный абсурд вслух.
- Я все знаю, - ответил ему Леда, как будто слышал и непроизнесенные слова, а после добавил не совсем понятную Рёджи фразу: - Время уходит, я помню.
- Что? - растерянно пробормотал Рёджи.
- Завтра, - коротко ответил ему Леда. - Все завтра.
И Рёджи не посмел настаивать. Он напомнил себе, что не в праве ничего требовать, тем более, когда и так все его самые смелые мечты сбылись. И, закрыв глаза, он неожиданно даже для самого себя, пожелал, чтобы завтра никогда не наступало, чтобы его время остановилось на этой ночи, когда Леда принадлежал ему без остатка, без объяснений и причин, когда можно было обмануть себя и поверить, что все так сложилось просто потому, что Леда тоже любит его.
 
KsinnДата: Среда, 20.11.2013, 05:29 | Сообщение # 47
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 17.

Поутру Рёджи проснулся так, будто и не спал вовсе – просто открыл глаза и понял, что сна не осталось ни в одном глазу. Накануне он думал, что не сможет забыться: от пережитых впечатлений Рёджи был взбудоражен, а усталость как рукой сняло. Тем удивительней было то, что стоило закрыть глаза, как он мгновенно отключился.
Секундный страх, не приснилось ли ему все, исчез, стоило увидеть Леду рядом с собой. Друг прижимался к его боку, не шевелился, но и не спал – Рёджи сам не осознал, как понял это, но горло тут же сжало от нежности и каких-то еще пока непонятных ему чувств. Наверное, в первую очередь следовало пожелать доброго утра, но Рёджи почему-то побоялся нарушать тишину. Комната тонула в предрассветных сумерках, было тихо и немного прохладно, и вместо того, чтобы говорить, Рёджи осторожно провел ладонью по волосам Леды, отчего тот вздохнул.
Если бы его друга не было рядом, когда Рёджи проснулся, он решил бы, что ему все почудилось, что не было ничего, и что он размечтался до того, что стал путать реальность с грезами. Теперь же в его душу закрался иной страх: не пожалел ли Леда о том, что сделал накануне? Не хотел бы он, чтобы все вернулось на свои места? И еще – можно ли Рёджи надеяться на то, что однажды все повторится, и Леда снова будет с ним?
Конечно, друг не знал о мучивших Рёджи вопросах и ничего не говорил, но не отталкивал и не уходил, а для Рёджи и это было немалым подарком. За свою жизнь в чьих только объятиях ему ни приходилось просыпаться, но только это утро казалось поделенным на двоих, каким-то особенно интимным и настоящим. И Рёджи одновременно хотелось и чтобы время остановилось, и чтобы Леда наконец сказал хоть что-то, лишь бы развеялись страхи и сомнения.
Тот и правда не заставил ждать долго, и через несколько минут молчаливого ожидания отстранил руку Рёджи, которой тот обнимал его, и бесшумно поднялся на ноги. Леду ничуть не смущала собственная нагота, не коробило то, что Рёджи смотрел на него во все глаза. Прежде чем начать одеваться, Леда подошел к маленькому окну и задумчиво поглядел за него, не говоря ни слова, пока Рёджи не моргал и не дышал, сам не зная, чего ждет.
- Я хотел сказать тебе, - наконец произнес Леда и сделал паузу, не глядя на Рёджи, а голос его звучал спокойно и эмоционально не окрашено.
- Да? - Рёджи приподнялся, садясь и подтягивая к груди плащ, но не от стеснения и не от холода, а как будто заранее отгораживаясь от слов, которых он еще не услышал, но которые могли не понравиться ему.
- Мало кому я позволяю подобное. Потому цени это, пожалуйста.
Рёджи сам не ведал, что ожидал услышать, но только не такое признание. Сначала он растерялся, а потом хотел горячо заверить Леду, что он ценит, еще как ценит, что тот в мире не найдет человека, который относился бы с таким трепетом к удивительному подарку, на который Рёджи и рассчитывать не смел. Что он даже не верит в то, что вчера все было на самом деле.
Но вместо десятка таких важных слов, удалось выдать только очень лаконичный ответ.
- Да, - Рёджи кивнул, чувствуя, что ему трудно дышать, не то что говорить. - Конечно.
Леда на это ничего не ответил, только принялся медленно одеваться, а Рёджи прикрыл глаза, понимая, что в голове пусто, и не зная, из-за чего он так растревожился.

- У меня была чудесная ночь, просто чудесная, - Джури потягивался и сладко зевал, вышагивая за Рёджи по коридору, а сам Рёджи особо не прислушивался, думая в этот момент о том, что с его ночью ничего не сравнится. - Наконец-то стены! Наконец-то крыша! Не самые прекрасные стены и крыша, но лучше, чем совсем ничего. И наконец мы с Сойком наедине, а ты, деревенщина, не подглядываешь.
- Ничего, что это ты везде суешь свой нос, а не я? - поинтересовался Рёджи, мягко говоря, удивленный таким заявлением.
- Куда сую? Я сую? - как будто искренне опешил Джури. - Ну ничего себе, слыхали такое! Чтобы я совал куда-то свой нос! Ох, деревенщина...
Джури продолжал сокрушаться, но Рёджи опять потерял интерес к его словам.
Еще накануне друзья договорились встать пораньше на рассвете и встретиться в небольшой трапезной, где их накормили ужином: следовало обсудить план дальнейших действий. Леда оделся и ушел первым, а Рёджи, натягивая одежду, успел нервно намотать несколько кругов по комнате, путаясь в собственных мыслях и чувствах, и лишь после этого приказал себе собраться и направиться к месту встречи. В коридоре он и повстречал сияющего домового.
- Слушай, деревенщина, а ты какой-то странный, - замолчав на полуслове, Джури с любопытством покосился на него, и Рёджи про себя подумал, что больше всего опасался именно этого – повышенного внимания.
- Да какой обычно, - попробовал невозмутимо пожать плечами он, но подозрения Джури почему-то только усилились.
- Та-ак, - протянул он. – А ну, быстро признавайся, что уже стряслось с утра пораньше?
- Да ничего, я только проснулся, - демонстративно возмутился Рёджи.
- А вчера что?
- И вчера ничего.
- Быть такого не может. У тебя с рожей что-то нездоровое.
- Ну что не так? - сердито уставился на домового Рёджи.
- Да она светится! - всплеснул руками Джури.
- Ну и что тут такого?
- Твоя рожа не должна светиться. Обычно она имеет глуповатый вид, а губы у тебя вечно сложены буквой "О", вот так, - Джури тут же продемонстрировал, как именно, и когда Рёджи досадливо отвернулся, добавил: - Прости, деревенщина, я забыл, что ты не знаешь буквы.
- Сейчас башку откручу, - процедил сквозь зубы Рёджи, теряя терпение.
- Не открутишь, - смело возразил Джури. - За меня будет страшно и ужасно мстить Сойк.
Но на всякий случай на пару шагов отступил в сторону и, к радости Рёджи, ненадолго замолчал.
Когда они вошли в комнату, за столом сидел только Йо и листал какую-то книгу, а у Рёджи мелькнул вопрос, куда же направился Леда. Но додумать мысль он не успел, потому что в тот же момент Джури нашел новую жертву своего внимания.
- Поверить не могу, Йо! Неужели тебе удалось выдурить у старичка библиотечную книгу? - всплеснул руками он.
- Увы, - не разделил его веселости Йо. - Это моя книга, я ее с собой привез. Попробовал попросить еще раз пустить меня в библиотеку, но он ни в какую. Либо ты присоединяешься к отшельникам, либо никакого доступа к знаниям.
- Так ты присоединись, чего уж? – сразу нашел решение Джури, пока Рёджи усаживался за стол. - Или вот, у меня есть идея получше. Говоришь, что присоединишься, быстренько читаешь, что там у них есть, а потом линяешь в кусты. Хорошо придумано?
- Сдается мне, их не так просто обмануть, - подал голос Рёджи. - Если они видят темень в душе или что там, то лживые мысли тем более... того... Прочитают.
- Ай, деревенщина, чтобы на твоей физиономии мысли прочитать, и вещуном быть не надо, - отмахнулся от него Джури. - А Йо ведь тот еще хитрец.
Джури подмигнул, но Йо ничего не ответил, только задумчиво покивал. Рёджи не знал, о чем тот думал, но не удивился бы, если б оказалось, что он вообще не слышал, о чем болтал домовой.
"Так еще и правда останется здесь, чтобы приобщаться к знаниям", - подумалось вдруг ему.
- А чего ты так рано подскочил? - не отставал от Йо Джури.
- Выспался, - пожал плечами тот. - А местные, такое впечатление, вообще не ложатся. Когда я встал и вышел во двор, то столкнулся с нашим вчерашним знакомым, немного побеседовал с ним и узнал много интересного.
- О, чего ж именно? - заерзал на месте Джури.
- О крепости и о самом братстве.
- Лучше бы ты про колдуна узнал, - проворчал Рёджи. - По-моему, это более важный вопрос.
- Я спросил. Хотел узнать, хотя бы какого тот был роста и телосложения, но опять услышал, что у него не было сердца. Главная отличительная черта, которую запомнили отшельники.
- Так, а что с крепостью? - спросил Джури.
- Давайте уж всех дождемся, чтобы по два раза не рассказывать, - предложил Йо. - Думаю, всем будет интересно.
- Так это долго ждать, - моментально скис Джури. - Кто их знает, где они бродят...
Но словно вопреки его словам в ту же минуту в комнату вошел Леда, а следом за ним Сойк. Рёджи заметил, что низ плаща эльфа промок, и понял, что друг выходил на улицу – не иначе, там было сыро или от тумана, или после дождя, хотя шума последнего Рёджи вроде бы не слышал прошлой ночью.
- Доброе утро, Джури, доброе утро, Йо, - поприветствовал их Леда, а Сойк просто молча кивнул. - Надеюсь, все выспались и хорошо отдохнули, потому что на сегодня у нас немало дел.
- Здоров, Леда, - засиял улыбкой Джури. - Это ж какие дела с утра пораньше? И где вы шарились вдвоем?
- Посмотрели при свете дня на наше пристанище и попытались оценить, где может прятаться колдун, которого мы ищем, - ответил Сойк, присаживаясь. - Если он, конечно, прячется.
- И что? Нашли такие места, где он того... может? - тут же спросил Джури.
- Крепость старая, совершенно точно здесь есть подвалы, еще полно каких-то подсобных пристроек, - принялся загибать пальцы Леда. – Теоретически, тут можно спрятать толпу колдунов, и никто ее не найдет. Вопрос в том, кому оно надо. Но мало ли...
- А почему вы все еще верите в то, что колдун, которого мы ищем, здесь? - спросил Йо. - Мы отправились в путь якобы по следам Ю, но теперь мы понимаем, что это не он во всем виноват... Скорей всего.
- И тогда настоящий колдун мог вообще остаться в деревне и махать нам на прощание рукой, нет? - добавил Рёджи, внимательно уставившись на Леду и надеясь, что не ляпнул очередную глупость.
- Мог, конечно, и, скорей всего, так оно и было, - согласился эльф. - Но как я уже говорил вчера, настоящий колдун, виновный в бедах островитян, должен понимать, что если мы все же дойдем до крепости, местные могут выдать его, дать какое-то точное описание, в результате чего мы поймем, кто он на самом деле. И тогда...
- И тогда мы вернемся в селение, и гаду несдобровать, - на этих словах Джури зачем-то плотоядно облизнулся, за что Рёджи мрачно покосился на него. - Для своей же безопасности он должен нас уничтожить.
- А чтобы уничтожить нас, проще отправиться следом, пока мы здесь без поддержки старосты, охраны, других напуганных и злых поселенцев... - начал понимать, к чему изначально клонил Леда, Рёджи.
- Вот именно, - кивнул тот. - Проще догнать нас и разобраться здесь, в лесах. Тогда никто не узнает, кто на самом деле создал печать, змей будет продолжать рвать на части местных, колдун будет учиться, постигая новые знания, обретая навыки.
- Но это только предположение, - не слишком вежливо перебил его Сойк. – Может, он и не отправился за нами. Может, он поступит проще и натравит своего змея на всех нас. А может, он и вовсе уже мертв – магия дело такое, заиграться недолго.
- И еще интересно, где же тогда на самом деле Ю, - как будто и не обратил внимания на его слова Джури. - Сдается мне, он помер.
- Чего это? - во все глаза поглядел на домового Рёджи.
- Того, деревенщина, что не мог человек пропасть просто так, - поучительно отчеканил Джури. - Куда он, по-твоему, мог деться?
- Ну мало ли, - Рёджи только теперь подумал о том, что, действительно, просто так найти себе новое пристанище на острове, где, кроме дикой опасной природы и крохотного села, не было ровным счетом ничего, казалось непростой задачей. Однако Рёджи все равно сделал попытку: - Может, он ушел на длительную охоту, потому никто его не видел больше недели...
- Да селяне в зимнее время нос боятся из дома показать, - поморщился Сойк. - Какая охота?
- Просто быстро холодает, и в селе становится опасно, - вступился за своих товарищей по несчастью Йо. - Неоднократно бывали случаи, что в поселок в поисках пищи заходили волки и утаскивали детей. А как-то раз даже медведь-шатун забрел...
- Даже не знаю, как вы пережили такой ужас, - ехидно заметил Сойк. - В зимнее время на окраине любого села можно столкнуться с волком...
- Предлагаю судьбу Ю, а также порядки и обычаи в наших селах обсудить немного позже, - вмешался в разговор Леда. - В настоящий же момент перед нами стоят две первоочередные задачи. Первая – уберечь самих себя. Даже если колдун не смог подобраться так близко, забраться в саму крепость, откуда его в свое время вышвырнули, он может подстерегать нас на обратном пути. Отныне мы должны быть вдвойне осторожней.
- Куда уж осторожней... - проворчал Рёджи, вспоминая, какой они арсенал тащили на себе, и как постоянно кого-то оставляли в дозоре.
- А какая вторая задача? - полюбопытствовал Джури, которому обсуждение предосторожностей явно не казалось интересной темой.
- Вторая – выяснить, способны ли обитатели крепости усмирить змея, и если да, попытаться их уговорить помочь нам.
- Если бездействие – их жизненная позиция, вряд ли получится, - с сомнением протянул Йо. - Религиозные убеждения – порой страшная сила.
- Если ничего не выйдет, мы снова в тупике, - негромко вздохнул Леда. - Но попытаться надо. Вчера я попросил разговорчивого старца подойти сюда, в трапезную, с утра. Вероятно, скоро он придет, а пока давайте договоримся, что говорить буду преимущественно я, а вы больше слушаете и не участвуете.
- С чего это вдруг? - возмутился Сойк.
- С того, что живу я намного дольше остальных, и мой опыт общения с разными людьми богаче и обширней, - резонно пояснил Леда, однако когда Сойк хотел возразить что-то, добавил: - Но если ты хочешь сам вести переговоры, я не буду настаивать.
- Я не хочу их вести, - пожал плечами колдун. - Мне просто не шибко нравится, когда кто-то командует.
- Леда не командует, Леда предлагает как лучше, - заступился за друга Рёджи, и пока кто-то опять не начал препираться и спорить, обратился к Йо. - Ты нам хотел новости рассказать. Рассказывай, чего ждешь?
- Что за новости? - удивился Леда, а Йо, наконец захлопнув бесполезную книгу, отодвинул ее от себя.
- Сегодня утром я встал раньше и неожиданно столкнулся с нашим вчерашним собеседником. Я его немного расспросил, и он рассказал мне удивительные вещи.
- Если там про библиотеку, предлагаю сразу пропустить, - заметил Рёджи, у которого одна мысль о книгах вызывала смертельную скуку.
- И о библиотеке тоже, - заверил его Йо, будто это было единственное слово, которое он услышал из всей фразы. - В общем, самое удивительное – это теплые стены. Наверное, вы все заметили, что каменная кладка, если к ней прикоснуться, чуть теплая и сухая, а вовсе не холодная, как должна быть.
- Очевидно, в стенах проходит отопительная система, - пояснил Сойк. - Нечто подобное мы с Джури сделали в своем доме, только там все проще, конечно. Непонятно только, как они ее пропустили прямо через все стены...
- Вот именно! - поднял палец вверх Йо. - Этот вопрос не давал мне покоя всю ночь, но когда он – старик, в смысле – дал свои пояснения, я вообще перестал понимать, как верить в это.
"Не томи, очкарик", - мысленно взмолился Рёджи, который не ждал никакого чудесного объяснения и искренне не понимал, из-за чего так распыляется Йо.
- Оказывается, крепость стоит на спящем вулкане, который не извергался уже много веков, а братство, которое близко к природе, "слышит ее и разговаривает с ней", как сказал старик, в какой-то мере управляет силой вулкана, получая небольшую часть его тепла для своей Обители.
- Чего?.. - раскрыл от удивления рот Рёджи.
- Демоны-предатели! - всплеснул руками Джури. - Так надо мотать отсюда! Если от вулкана идет жар, он ни разу не спящий!
- Этого не может быть, - строгим голосом прервал его Сойк. - Так не бывает. Подобное никому не под силу.
- За что купил, за то и продаю, - развел руками Йо. - Так он сказал, и почему-то, слушая его, я сразу поверил, хотя сам понимаю, что объяснение какое-то сказочное. Еще старик сказал, что крепость построили древние люди. Якобы раньше наши земли населяла иная цивилизация – мудрая и прогрессивная. Почему исчезли эти люди, погибли они или просто по какой-то причине покинули родные края, неизвестно. Но в крепости остались некоторые их вещи, предметы обихода, либо же какие-то безделушки вовсе непонятного назначения, которые братья все равно не покажут тем, кто не присоединился к их братству. А еще осталась библиотека – около трехсот книг, большую часть из которых не удалось перевести, потому что язык никому незнаком. Но даже то немногое, что удалось прочитать, подарило братству немало полезных знаний.
Йо выдохнул и перевел сияющий взгляд с одного собеседника на другого. Рёджи понял, что он был в восторге от услышанного и ждал такой же реакции от остальных. Сам Рёджи не видел особых поводов восхищаться, а пояснение с вулканом посчитал и вовсе выдумкой старика, которого, не иначе, уже начали донимать старческие хвори. Однако в отличие от него Леда внимательно слушал Йо, и когда тот закончил, не выразил ни толики сомнения.
- Удивительно, и в это сложно поверить, - произнес он. - Я с удовольствием поглядел бы на эти книги. Да и на вещи тоже.
- Меня больше вулкан волнует, - недовольно произнес Сойк. - Ты когда-нибудь слышал о подобном?
Последний вопрос был адресован эльфу, но тот лишь пожал плечами:
- Никогда. Вулкан всегда считался неуправляемой силой.
- Вот именно! Стихия огня самая непокорная и не подчиняющаяся. Магам с превеликим трудом едва удается контролировать намного меньшее, чем вулкан!
- Но если это правда, шансы на то, что братство в состоянии усмирить древнее зло, растут, не так ли? - Леда, ни на минуту не забывавший о деле, задумчиво поглядел на Сойка, и тот передернул плечами.
- Я не знаю, как усмирять змея, - честно ответил он. - Но если призвать его смог самоучка, думаю, загнать назад проще, чем управлять вулканом.
Леда хотел ответить что-то Сойку, но не успел – в этот момент в коридоре, примыкавшем к трапезной, послышались шаги, и все друзья разом замолчали.
В ту же минуту в помещение вошел старик, с которым они беседовали накануне. Одет он был так же, как и вчера, лишь капюшон на этот раз не покрывал его голову, но Рёджи подумал, что тот снял его перед тем, как зайти.
- Рад приветствовать гостей Обители, - нейтрально поздоровался старец, а упомянутые гости в ответ нестройным хором поприветствовали его.
- Мы хотели поговорить с вами, - сразу перешел к делу Леда, и старик кивнул, усаживаясь за стол.
- Мы рады помочь всем путникам, - спокойно произнес он. – И готовы ответить на все вопросы. Единственное что, я вынужден напомнить, что время пребывания под нашей крышей ограничено. Мы не гоним вас, но повторяем – три дня и три ночи. После этого гостям следует покинуть священное место.
- Священное… - насмешливо присвистнул Джури и тут же ойкнул: усевшийся рядом Сойк толкнул его локтем в бок.
- Мы помним об этом и не нарушим установленный вами порядок, - серьезно заверил его Леда. – Кроме того, мы сами торопимся и не имеем возможности оставаться здесь даже столь недолгий срок.
- Вот как, - равнодушно прокомментировал его слова старик. - Так о чем же вы хотели побеседовать?
"Как завалить змея, а заодно найти гада, который его призвал", - мысленно дал определение волнующей их проблеме Рёджи и подавил вздох. Разумеется, Леда действовать так топорно не стал бы.
- Есть несколько волнующих нас тем, и мы будем благодарны, если вы поделитесь опытом и знаниями, - если бы эльф стоял в полный рост, он наверняка учтиво поклонился бы, а так ему пришлось просто кивнуть. – В первую очередь нам не дает покоя вопрос, что это за безмолвные существа, которых мы повстречали в лесу?
- О, кстати, да, - не подумав, брякнул Рёджи и тут же прикусил язык. На фоне всех последних событий он даже думать забыл, что не так давно считал, будто странные создания, больше похожие на мертвецов, будут сниться ему до скончания жизни.
- Это не существа, это люди, - ответил старец, не обратив внимания на возглас Рёджи. – Точнее, то, что от них осталось. Люди без души.
- Эм… А куда подевались их души? – моргнул Джури.
- Горизонт забрал их, - пояснил старик, но, увидев недоумение на лицах гостей, добавил. – Не в наших правилах делиться тайнами острова, но если говорить грубо и по существу, это место особенное – оно не только дает силы и раскрывает потенциал, как дало тому колдуну, которого вы ищете. Оно еще может и забирать.
- И как понять, где какое место? – поинтересовался Сойк. – Какое забирает, а какое – дает?
- Методом проб и ошибок, - развел руками старик. – В лесу сгинуло немало людей, прежде чем стало ясно, что он опасен для жизни. А на побережье изгнанникам пришлось немало мытарствовать, чтобы найти участки, пригодные для жилья.
- В одном таком пригодном кое-кто и призвал змея, - невесело усмехнулся Сойк, и старик, как ни странно догадавшийся, о каком месте идет речь, кивнул:
- Да, место для первого поселения было благостным и даже плодородным. Оно было лучше того, где теперь живут переселенцы. Но люди сами виноваты, что загубили свой дом. Теперь его силой питаются совсем иные существа.
- А почему у полутрупов глаз не было? – вернулся к мучившей его теме Рёджи, и все присутствующие дружно посмотрели на него, отчего он сам тут же смешался.
- Глаза – зеркало души, - просто ответил старик. – Нет души – пустота в глазах.
- Прямо так буквально, - негромко рассмеялся Джури, но хозяин Обители не разделил его веселья.
- Конечно. Многие думают, что это фигуральное выражение, но на самом деле оно берет вполне реальные корни. Просто крайне редко встречаются живые люди без души.
- Я вообще не думал, что бывают живые да без души, - негромко пробормотал Рёджи, ни к кому не обращаясь, но старик услышал его слова.
- Подобное случается крайне редко, - ответил он. – Чаще всего душа покидает тело, когда обрывается жизнь. Но с уходом души жизнь не обязательно заканчивается. У этих людей не было причин умирать – большинство из них были молодыми и здоровыми. Но с потерей души они потеряли возможность думать и чувствовать. Душа – это все для живого существа. С души все начинается и душой заканчивается. Без души остается только оболочка с животными инстинктами, но не более того.
- И что с ними будет дальше? – спросил Йо, в голосе которого слышалось искреннее сожаление.
- Некоторое время они блуждают без цели, находят скудное пропитание, жмутся друг к другу, чтобы согреться. Вот только зиму мало кто переживает, и вскоре все они так или иначе находят конец от хворей или холода. Но не печальтесь о них, они все равно уже ничего не чувствуют, не боятся и не ждут.
- Какая ужасная смерть, - поежился Джури. – Бр-р…
- Безусловно, - кивнул старик. – Небытие пугает нас своей неизведанностью. Никому неведомо, что происходит с душами после того, как Горизонт забирает их.
- Я сразу сказал, что это поганое место, - Рёджи мрачно уставился на Леду, мигом позабыв, что они не одни здесь. – Предлагаю ловить змея и рвать когти, а не ходить вокруг да около!
Леда перевел на Рёджи строгий взгляд, и тот сразу замолчал, вспоминая, что эльф заранее попросил остальных не вмешиваться, когда он будет разговаривать со старцем. Но тот услышал несдержанный возглас Рёджи, и если Леда собирался еще долго подбирать дипломатичные подходы к строгому отшельнику, тот и так догадался, какой разговор его ждет.
- Как я понимаю, избавиться от монстра – ваша основная цель, - произнес он ничего не выражающим голосом. – И именно об этом вы хотели побеседовать. Но, увы, я вынужден повторить еще раз: жители Обители не вмешиваются в мирские дела. Разбуженное зло уйдет, когда придет его час.
 
KsinnДата: Среда, 20.11.2013, 05:30 | Сообщение # 48
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Поймите нас правильно, - Леда сделал едва заметный предупреждающий жест, и краем глаза Рёджи успел заметить, как резко подался вперед Сойк: наверняка в отличие от сдержанного эльфа у него имелся достойный ответ старику. – Мы не просим вашего вмешательства, мы лишь хотим получить совет. Люди, живущие на побережье и страдающие от нападений зверя не так мудры и смиренны, как ваши братья. Они не могут молчать и не вмешиваться, когда погибают их товарищи.
"Какой-то сомнительный комплимент братству…"- мысленно отметил Рёджи, и, судя по тому, как весело блеснули глаза Джури, тот подумал о том же.
Однако старик не разделил их веселья, приняв слова эльфа за чистою монету, и лишь задумчиво покачал головой.
- Мне горько слышать о страданиях людей, но, боюсь, здесь мы бессильны. Вам не понять этого, потому и не имеет смысла объяснять. Но если коротко и по сути: братство не будет вмешиваться ни в какие мирские дела. Наша цель и одновременно наше средство – созидание.
- Чего?.. – пробормотал Рёджи, от понимания которого ускользнул смысл последней реплики, однако на его слова все равно никто не обратил внимания.
Повисло тяжелое молчание, во время которого каждый из присутствующих буравил взглядом старика, который оставался совершенно невозмутимым. И пока кто-то не вспылил и не сказал очередную неосмотрительную глупость, заговорил снова Леда.
- Мы не просим вас делать что-либо, мы понимаем, что вы не станете нарушать принципов. Но, быть может, полученные братством знания настолько обширны, что вы можете просто сказать нам, как это сделать?
Такой поворот беседы Рёджи показался не слишком изящным: про себя он думал, что сделать или рассказать другим, как сделать – примерно одно и то же. Когда Рёджи был маленьким, в его деревне один сосед прирезал второго ради какой-то небогатой наживы. Но когда с убийцей решили разобраться, вместе с ним на плаху отправили еще и третьего соседа, который не убивал, но, как выяснилось, подначивал убившего, чтобы потом поделить с ним украденное. Из той истории маленький Рёджи вынес для себя одну важную истину: если ты ничего не сделал своими руками, это не поможет избежать ответственности, когда твой язык трепал опасные слова.
Теперь же Леда предлагал местному, отстраненному от мирских дел старику не делать, но рассказать, как сделать другим. Рёджи сразу подумал, что тот не поведется на такую провокацию и сразу отправит эльфа куда подальше с его гениальными идеями. Однако старик не разозлился – по крайней мере, не разозлился сразу.
- Разбудить зло можно сотней способов, усыпить, вестимо, тоже, - задумчиво проронил он. – Знаете ли вы, как монстр был призван в наш мир?
- Знаем, - откликнулся Сойк. – Через магическую печать.
- Но тогда все просто. Вам надо сломать эту печать, что закроет твари путь в наш мир. До некоторого времени, разумеется, пока не придет час возрождения древности, и зло пробудится уже без посторонней помощи.
- Если бы это было так просто, нас бы здесь не было, - с едва сдерживаемой издевкой в голосе ответил ему Сойк. – Но колдун не дурак, он скрепил печать своей кровью и наложил заклятие замка. Любой маг вам скажет, что сломать такую печать не сможет теперь никто, кроме самого колдуна, а значит, надо искать другой способ усмирить тварь.
- Позвольте поспорить. Колдун, которого вы ищите, все же дурак, - вежливо улыбнулся ему старец. – Потому что только непроходимый дурак мог поверить в то, что древность подчинится простому смертному. А что касается второго вашего утверждения, я не маг и слабо представляю, что такое заклятие замка, но я могу уверить вас, что существует немало возможностей сломать любую печать. Абсолютно любую.
- Не будете ли вы так любезны, чтобы поделиться с нами хотя бы одним способом, который мы могли бы воплотить в жизнь? – вежливо попросил Леда.
Старик призадумался, наверняка, о том, о чем до этого думал и Рёджи: рассказать людям секрет уже не было таким уж невмешательством. А эльф, чтобы поднажать на собеседника, пока он не принял неугодного им решения, вкрадчиво добавил:
- Подумайте сами. Колдун разбудил зло, время которого еще не настало. Этим он нарушил логичный порядок вещей, поторопил то, чего торопить не следовало. И если сейчас все вернуть на свои места, по сути, это не будет вмешательством. Наоборот, все вернется на круги своя.
- Вы можете быть убедительным, молодой человек, - улыбнулся ему старец. – И я вижу, как вы стараетесь, придумывая ваши уловки.
- Ничуть, - серьезно возразил ему Леда. – Это не уловки, я искренне верю в то, что говорю.
- Быть может, и так, - не стал спорить старик. – Только вы не совсем правы, и ваша логика ошибочна. Однако я принял к сведению ваши слова, над ними мне надо подумать. Чуть позже мы посоветуемся с братьями и вынесем свое решение.
- Посоветуетесь? – удивился Йо. – Мы так поняли, вы не разговариваете…
- Не обязательно раскрывать рот, чтобы получить ответы на вопросы, поддержку в момент страдания и улыбку в минуты радости. Порой простое пожатие руки скажет больше, чем тысяча слов.
- Эвона как, - усмехнулся Джури.
- Когда вы дадите нам ответ? – спросил Леда. – Ни в коем разе не торопим вас, но время вашего гостеприимства тоже не бесконечно.
- Сегодня с наступлением ночи у нас будет совет, - понимающе поглядел на него старик. – Завтра утром в этот же час я поведаю вам о нашем решении.
- Благодарим вас, - почтительно кивнул Леда.
- А что же нам делать до завтра? – растерялся Рёджи.
- Будьте нашими гостями, - просто ответил хозяин Обители, разведя руками, после чего поднялся на ноги, собираясь уйти.
После того, как он вышел, все присутствующие переглянулись и некоторое время молчали. Только когда старик должен был уйти достаточно далеко, чтобы не услышать их, Сойк невесело усмехнулся:
- Теперь и мне любопытно стало. Заклятие замка на крови считается нерушимым, а он заявляет, что сломать можно любую печать. Как так?
Но, конечно, никто не смог ответить на этот вопрос, и только Леда задумчиво потер кончиками пальцев лоб.
- Одно из двух. Или он знать не ведает, о чем говорит, или братству в их созидании и правда открываются какие-то невиданные истины и неизвестные нам законы мироздания, - сказал он.

- Ну и чего они делают?
- Очевидно, совещаются, как и обещали.
- Они ж не говорят ничего.
- Само собой. На то он и обет молчания.
Рёджи только вздохнул и с тоской поглядел на странную сцену, развернувшуюся перед ним и Ледой примерно в сотне ярдов.
Сумерки опустились на Обитель привычно рано, после чего быстро стемнело. Но лишь когда время приблизилось к ночи, братья, все как один облаченные в длинные рясы с капюшонами, вышли из крепости и направились к пустырю невдалеке. Не страшась холода, они сели в круг, поджав по себя ноги, и замерли.
С того момента прошел примерно час. Рёджи в его эльфийском плаще было достаточно тепло, а вот как боролись с дискомфортом местные, он понятия не имел. Над горой, где располагалась крепость, висел тоненький, совсем молодой месяц, а еще сияли яркие, кажущиеся непривычно близкими звезды. Света от небесных светил было не так уж много, но привыкшие к темноте глаза Рёджи хорошо различали удивительную молчаливую сцену. Вдвоем с Ледой они уселись на широкий валун у самой стены крепости и наблюдали за происходящим. Судя по тому, что никто не погнал их в шею, смотреть на якобы совет братства было не запрещено.
"Ну еще бы", - с невеселой иронией подумал Рёджи. – "Все равно не подслушаешь".
…День прошел достаточно тихо и скучно. Гости обители были предоставлены сами себе, и Рёджи с самого утра до самого вечера искал себе занятие, но толком ничего интересного не придумал.
- Мне не нужна твоя помощь сегодня, - сказал Леда, когда Рёджи спросил, чем они займутся. – Отдыхай.
Отдыхать Рёджи был не против, вот только не знал как.
Его друг вместе с Сойком отправились исследовать крепость. Что именно они хотели найти, предполагали ли, что колдун может все же скрываться здесь, либо же ими руководили иные мотивы, Рёджи в известность не поставили, на что он, впрочем, не обиделся. После прошедшей ночи, которая казалась нереальным сном, он чувствовал такой подъем и благодарность неведомым высшим силам за подарок судьбы, что расстраиваться из-за невнимания Леды посчитал просто глупым.
Пошатавшись немного без дела, Рёджи увидел, что Йо снова пристал с расспросами к старцу, а Джури и вовсе куда-то запропастился. Погода была типичной для этого времени года, но оставалась вполне сносной: было умеренно холодно, небо затянули низкие серые тучи, однако Рёджи сомневался, что они прольются дождем. Подумав еще немного, чем себя развлечь, он решил попрактиковаться с мечом, тем более, из-за недавней хвори уже достаточно долго ему не приходилось упражняться с оружием.
Дело оказалось полезным, помогло Рёджи отвлечься и выбросить все лишнее из головы и хорошо размяться. Делая выпады, замахиваясь и воображая, как нападает на невидимого противника, Рёджи не заметил, что на его импровизированном занятии появился визитер. Джури он увидел лишь тогда, когда после ряда долгих выпадов остановился выдохнуть, а домовой не придумал ничего лучше, как начать свистеть и аплодировать.
- Браво, деревенщина! – прокричал он так громко, будто сидел далеко на трибуне, а не в нескольких ярдах от Рёджи, устроившего представление. – В бою ты не так плох, как я думал.
- На тебя бы я посмотрел, - незлобно огрызнулся Рёджи, пребывавший в слишком хорошем расположении духа, чтобы обижаться из-за насмешек мелкого дрыща.
- А вот взял бы, да посмотрел, - не смутился Джури. – Я вообще-то тоже кое-чего умею.
Заявление Рёджи не заинтриговало. Отвернувшись, он продолжил свою тренировку, а когда снова посмотрел туда, где сидел Джури, того и след простыл.
Второй раз с домовым Рёджи столкнулся чуть позже, когда, достаточно сильно устав от размахиваний мечом, решил уделить внимание Веснушке. Конь тоже хотел немного подвигаться, в чем Рёджи не сомневался и с этой мыслью направился к сараям, которые временно выполняли роль конюшни.
Еще на расстоянии Рёджи понял, что в сарае происходило нечто незаурядное. Слышалось лошадиное фырканье и приглушенная ругань, но когда Рёджи ускорил шаг и вошел внутрь, он увидел совершенно неожиданную картину.
Ни одного стойла, как такового, в сарае не было – лошадей просто оставили внутри и притворили дверь, чтобы они не выбежали наружу. Каково же было удивление Рёджи, когда он увидел внутри Джури, пытавшегося накормить Веснушку.
Пока остальные лошади не видели истинную сущность домового и оставались спокойными, Веснушка сердито бил копытом и злобно фыркал. А Джури, определенно и боясь, и сердясь, пытался приблизиться к нему. В руке у бывшего домового оказалось небольшое, порядком сморщенное яблоко – такие мелкие Рёджи неоднократно встречал на диких яблонях в лесах и сразу заподозрил, что Джури нашел кухню и стащил фрукт оттуда. Домовой боялся огромного и взбудораженного коня, потому со стороны казался весьма забавным.
- Жри, тупая скотина! – выпалил он, делая неловкое движение, в результате которого правой ногой Джури ступил резко вперед и так же решительно протянул правую руку. При этом левую он испугано прижимал к груди, а левая нога была отставлена немного назад, будто сам Джури был готов в любой момент броситься наутек. Поза домового напоминала неудачный пируэт плохого танцора дешевого бродячего театра.
В ответ на это предложение Веснушка снова заржал и топнул ногой, а Джури отскочил назад как ужаленный.
- Отвали от моего коня, - грозно потребовал Рёджи, с трудом сдерживая улыбку, а Джури подскочил еще раз – теперь уже из-за внезапно появившегося хозяина Веснушки.
- Да сдался он мне! – тут же запальчиво объявил Джури, пряча за спину яблоко.
- Вижу, что сдался, раз ты пытаешься накормить его, - ехидно заметил Рёджи, подходя ближе и гладя Веснушку по гладкой морде, чтобы тот успокоился.
- Это не ему яблоко, это мне, - тут же объявил Джури и демонстративно откусил кусок от фрукта.
- На что тебе Веснушка? – проигнорировал этот жест Рёджи.
- Да просто так, - чавкая, ответил Джури, видимо сообразив, что отвертеться не получится.
- Так я тебе и поверил.
- Нет, ну правда. Просто понимаешь, рано или поздно я начинаю нравиться всем окружающим, и людям, и зверям, есть у меня такая особенность, - на возведенные к потолку глаза Рёджи Джури не обратил внимания, запальчиво продолжая. – А твой глупый четвероногий на меня фыркает и покусать мечтает. Вот я и решил ускорить процесс нашего сближения. Зачем попусту время тратить?
- И давно ты ускоряешь процесс? – насмешливо поинтересовался Рёджи.
- Да вот, впервые решил того… подружиться, - ответил Джури, и Рёджи, сам не зная почему, сразу понял, что тот соврал – к его коню домовой явно наведался не в первый раз.
- Ничего не получится. Веснушка видит твою черную душонку и не станет с тобой общаться.
- Ой, да как же! – чуть не подскочил на месте от возмущения Джури. – Помяни мое слово, деревенщина! Скоро Веснушка будет любить меня больше, чем тебя!
- Ну-ну…
- Вот тебе и ну-ну!
- Можем даже поспорить.
- Я б поспорил, да жалко тебя, дурака. Пойдем лучше покажу, как я умею. А то ты не видел ни разу.
- Что ты умеешь?
- Ножи метать как умею. Покажу свое искусство, спасшее тебе, идиоту, шкуру.
Рёджи пожал плечами. Смотреть, как упражняется дрыщ, было не особо интересно, но с другой стороны, Джури вроде как и правда неплохо владел холодным оружием, кроме того, не так давно спас ему жизнь. Просто из вежливости можно было поглядеть, потому, когда домовой махнул рукой, призывая Рёджи следовать за ним, он не стал отказываться.
Прямо на камнях стены крепости Джури нацарапал мишень, и Рёджи подумал, что за такое самоуправство его не похвалят.
- Не ссы, деревенщина, никто не узнает, - хлопнул его по плечу Джури, легко разгадав по выражению лица, о чем тот подумал.
- Ты собрался метать ножи в камень? – вместо ответа спросил Рёджи.
- У меня сильные руки, - подмигнул Джури.
Может, руки у Джури и вправду были сильными, а может, и не очень. Наверняка, он не ставил целью вонзить нож в старые камни и бросал не в полную силу, но несколько ножей, пущенные один за другим, со звоном отлетели от стены. Однако Джури повернулся к Рёджи и с победным блеском в глазах потребовал:
- Теперь иди, погляди.
Стояли они достаточно далеко от мишени, и Рёджи не видел толком, куда там Джури попал или не попал, но когда подошел вплотную, покачал головой: в центре мишени осталось несколько явных царапин, однозначно свидетельствовавших о том, что Джури ни разу не промахнулся.
- Что ж, молодец, - нехотя признал Рёджи. – Я и близко так не попал бы.
- А то, - выпятил грудь домовой. – Но, так и быть, я готов признать, что мечом ты машешь лучше, чем я. У меня так не получилось бы, как у тебя выходит.
- И на том спасибо, - вяло улыбнулся Рёджи – на больший комплимент от дрыща рассчитывать не приходилось.
На этом он посчитал разговор оконченным и хотел было направиться по своим делам, но его остановил оклик Джури:
- Я все понял, деревенщина.
- Что ты понял? – устало поинтересовался Рёджи.
- Леда тебе не пожелал доброго утра, - довольно произнес тот.
- Чего?
- И ты ему не пожелал.
- Ты о чем сейчас? – обернувшись, Рёджи сердито уставился на Джури, но тот только хмыкнул.
- О том, что доброго утра не желают тем, с кем на ночь не расставались. Поздравляю. Давно пора было.
На этих словах он удалился с очень самодовольным видом, а на опешившего Рёджи даже не взглянул.
…Скучный день перетек в вечер, вечер – в ночь, и вот наконец братство собралось на свой безмолвный совет, а Леда нашел время для своего друга.
- Удалось найти что-нибудь интересное? – спросил у него Рёджи, когда они посидели немного вместе и помолчали ни о чем.
- Не сказать, чтобы интересное… - неопределенно пожал плечами Леда. – Но одно мы поняли точно. Постройка и правда древняя и воздвигнута не людьми. По крайней мере, не современными людьми.
- И как вы это поняли?
- По ряду причин. В первую очередь по самой кладке и методике строительства. По тому, как сложены стены. Ты заметил, что раствора между камнями нет? Они просто подогнаны один к одному, да так плотно, что даже лезвие самого тонкого ножа не просунешь между ними.
- Э-э… Если честно, не заметил, - признался Рёджи.
- И, тем не менее, это так. Нынче люди не умеют так строить, и, по крайней мере, в этом вопросе старик не соврал. Да и сдается мне, в остальных тоже. В принципе, всем известно, что на Горизонте жили древние цивилизации. И это просто замечательно.
После этой фразы повисло недолгое молчание, в течение которого Рёджи обдумывал слова друга.
- Хорошо, что жили, - неуверенно произнес он, не совсем понимая, что замечательного в древних цивилизациях. – Но разве нам это что-то дает?
- Думаю, что ничего не дает, - пожал плечами Леда. – Просто это так удивительно – побывать в местах, где некогда рождались, жили, творили и любили люди, след которых простыл в веках. Представляешь, сколько всего удивительно происходило прямо на этом месте, где мы с тобой сидим. И еще очень интересно, почему они исчезли.
- Да, наверно… - пробормотал Рёджи.
- Неужели тебе не любопытно? – спросил Леда, поглядев на него сияющими глазами.
Лицо Леды было мечтательным и отрешенным, а Рёджи испытывал совершенно невероятные эмоции, глядя на него, правда, назвать их любопытством отнюдь не получалось – скорее, это было восхищение и обожание. А Леде будто и не был нужен его ответ. Тряхнув волосами, он произнес:
- Однажды я обязательно вернусь сюда, чтобы получше ознакомиться с тайнами этого невероятного места.
Мысль о том, что когда-то придется возвращаться на Последний Горизонт, Рёджи не понравилась. Потом он подумал о том, что когда Леда надумает снова приехать на остров, его самого, быть может, уже в живых не будет, и от этого стало горько. Рёджи только вздохнул и решил сменить тему, задать мучившие его вопросы, тем более, в происходящем перед ними не было перемен – старцы в рясах как сидели без движения, так и продолжали сидеть.
- Леда. А почему ты вчера пришел ко мне? – спросил, как выдохнул, Рёджи и смело поглядел на своего друга, который, словно вынырнув из своих мыслей, перевел на него недоуменный взгляд.
Несколько секунд он молчал, будто сам не знал ответа на этот вопрос, хотя Рёджи понимал, что быть такого не может – Леда никогда не делал ничего просто так. А потом эльф улыбнулся, искренне и очень тепло, так, что Рёджи сразу стало легче, хотя он и сам не ведал, какого ответа так боялся услышать.
 
KsinnДата: Среда, 20.11.2013, 05:30 | Сообщение # 49
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Потому что я давно этого хотел.
От удивления Рёджи раскрыл рот и очень некстати вспомнил Джури и его слова о том, что у Рёджи вечно глупое выражение лица и рот как буква "О". Потому он поспешил задать следующий вопрос:
- А почему тогда раньше не приходил?
"Что за глупости я спрашиваю? Или не глупости?.." – мелькнула мысль, но Рёджи отмахнулся от нее, внимательно слушая своего друга.
- Потому что всему свое время, Рёджи, - серьезно ответил ему Леда и, помолчав, добавил. – Когда-нибудь мы поговорим об этом. Но не сейчас.
Рёджи торопливо закивал головой – не сейчас, так не сейчас, что тут непонятного, хотя зачем откладывать, он не знал, а Леда слабо улыбнулся и покачал головой, снова переводя взгляд на необычное собрание перед ними.
Ветер усиливался, приносил издалека шум моря, а Рёджи больше всего хотел обнять Леду, поцеловать его, но он не решался. Эльф не был одной из многочисленных девчонок Рёджи, с которыми было так просто и все понятно, с которыми можно было творить что угодно, которых было так легко покорить, стоило нашептать про красоту их ресниц. Причем красивыми ресницы были далеко не у всех – более того, до встречи с Ледой, у которого умопомрачительным было абсолютно все, Рёджи весьма смутно представлял себе, как могут быть красивыми такие-то непримечательные ресницы. Но почему-то комплименту верили все без исключения, даже когда похвала была притянута за уши. А вот что говорить Леде, когда Рёджи искренне восхищался им, он не знал, не мог придумать ни одной фразы, чтобы она не прозвучала пошло и не показалась неискренней.
- Ну спрашивай уже, - произнес наконец Леда, когда Рёджи принялся ерзать на месте, будучи ни в силах подобрать нужные слова.
- Что спрашивать? – настороженно спросил тот, замирая на месте.
- То, что ты хочешь спросить, но не решаешься.
- Все-то ты знаешь… - пробубнил Рёджи.
Леда ничего не ответил на это, лишь улыбнулся едва заметно, а Рёджи, помолчав немного и собираясь с мыслями, задал еще один вопрос, который не давал ему покоя еще с прошлой ночи.
- Что ты вчера сделал такое, что я чуть с ума не сошел?
Вопрос был совершенно непонятным постороннему слушателю, но Рёджи верил, что друг поймет его. Очень помогало то, что Леда не смотрел на него. Это позволяло собраться с духом, и Рёджи даже удалось не покраснеть как подростку от воспоминаний о прошедшей ночи и о том, что происходило после того, как Леда прикоснулся к нему, после чего мир завертелся вокруг него, словно снежный буран.
- Я не могу объяснить это словами, - произнес Леда после недолгих раздумий. – Четко не могу объяснить, но попробую. Дело в том, что эльфы физической близости предпочитают несколько иную. У нас это происходит не так, как у людей.
- А, понятно, - ответил Рёджи. – Вы не занимаетесь любовью, как мы. У вас что-то вроде того, как ты меня лечишь.
"Ничего не понятно", - вопреки смело произнесенным словам про себя обреченно констатировал он.
- Не совсем, - возразил Леда. – Когда я тебя лечу, я обращаюсь к твоему физическому началу, к природе, прошу у твоего тела поправляться быстрей, чтобы раны поскорей заживали. А вчера… Вчера я обращался больше к духовному. Это как будто прикосновение души к душе. Как будто любовью занимается не только тело и не столько тело, сколько душа.
- О… Ого-о! – глаза Рёджи широко распахнулись в неверии, но Леда только мягко улыбнулся, всем своим видом показывая, что не шутит. – Но разве такое бывает?
- У людей – нет. У эльфов – бывает. У эльфа с человеком тоже может быть, если человек открыт для такой близости и хочет этого.
- Я не мог быть… То есть, я просто не знал, что так бывает и не мог быть открытым или закрытым, - пробормотал смущенно Рёджи, но Леда только плечами пожал:
- Тебе не обязательно знать или не знать, это просто есть и все. Часто люди открыты друг другу душевно, просто от природы они не способны на такую близость, она не свойственна людям, увы… Что?
В этот момент Рёджи нахмурился, и Леда замолчал на полуслове, не понимая, чем вызвана такая реакция. Но Рёджи всего лишь пытался ухватить воспоминание, всплывшее в его памяти.
"Ты даже не представляешь, от чего сейчас отказался", - как будто послышался ему визгливый голос из прошлого. – "И пускай эльфы умеют делать эти свои штуки, уж поверь! Мои любовь и нежность не хуже будут…"
Осознав, что он вспомнил, Рёджи невольно рассмеялся, а на недоуменный взгляд Леды только отмахнулся.
- Да так, вспомнилось кое-что… Помнишь девушку Айри из города Хайдалара?
- Ну как же… Конечно, помню, - Леда выглядел крайне удивленным. – Дочка градоначальника. Странно, что ты сейчас ее вспомнил.
- Когда она предлагала мне себя, а я отказался, она заявила, что эльфы умеют делать какие-то "свои штуки", а я тогда не понял, о чем идет речь, - честно поделился Рёджи. – Так вот оказывается, что она имела в виду.
- Айри была слишком опытной для благородной незамужней девицы, - сдержанно улыбнулся Леда.
- Да шлюхой она была, - с легкостью заверил его Рёджи, а когда друг негромко рассмеялся, смело подвинулся к нему, чтобы решительно поцеловать.
Пускай Леда и не был трепетной девушкой, пускай тискать его у всех на виду было не лучшей идеей, Рёджи подумал о том, что в этот момент больше всего на свете ему хотелось сделать именно это. А если хотелось, не было резона откладывать.
"Надо еще спросить, что он имел в виду, когда говорил, что время уходит", - напомнил себе Рёджи, прежде чем прикоснуться к губам друга, и резко отшатнулся в сторону, когда за спиной раздался насмешливый голос:
- Простите, что нарушаю ваше уединение.
- Не прощу, - огрызнулся Рёджи, даже не обернувшись и мрачно уставившись прямо перед собой на все так же неподвижно сидевших местных старцев.
"Они к земле, часом, не примерзли?" – мелькнула в этот момент у Рёджи мысль.
- Привет, Сойк, - вполне дружелюбно кивнул помешавшему им Сойку Леда: если эльф и сердился, в отличие от Рёджи он не стал демонстрировать недовольство.
- И вам доброй ночи, - поздоровался колдун, подходя ближе и скрещивая руки на груди. Взгляд его был направлен в сторону необычного сборища, однако комментировать его как-либо Сойк не стал. – У меня интересные новости. В наших рядах появился сумасшедший.
- В смысле? – на секунду Рёджи даже позабыл, что злится на него.
- В смысле, наш друг Йо поехал крышей. Он решил остаться здесь, в Обители. Если ему позволят, конечно.
- К-как так? – опешил от неожиданности Рёджи, а Леда, в отличие от него, лишь понимающе кивнул:
- Примерно такого исхода я и ожидал.
- Как ожидал? – удивленно уставился теперь на него Рёджи.
- Йо стремится к знаниям, - развел руками эльф. – Ему интересны древние книги, учения, но на Горизонте он лишен всего этого. А тут мы находим Обитель, где он может получить желаемое, но лишь при одном условии – вступить в ряды братства. Я сразу подумал, что он захочет остаться.
- Примерно так он и сказал, - усмехнулся Сойк. – Заявил, что завтра поговорит со стариком. Если у него не обнаружат темень в душе, в селение он не вернется.
- Не обнаружат, - убежденно произнес Леда. – Мне кажется, тут Йо самое место.
- А мне кажется, что нам ехать назад неизвестно как, а у нас еще на одного бойца меньше, - сердито заметил Рёджи. – Что хотят, то творят. Стариков там в землю не впечатало? Они за последний час вообще ни разу не пошевелились. Пусть Йо посмотрит на них и подумает, надо ли ему такое знание.
- Беседуют… - негромко рассмеялся Сойк, глядя на безмолвный совет. – Никогда ничего подобного не видел.
- Как бы то ни было, я думаю, нам пора спать, - вынес решение Леда, видимо, не желавший обсуждать ни старцев, ни идею Йо. – Неизвестно, сколько они там будут сидеть, а нам завтра рано вставать. Надеюсь, решение будет принято в нашу пользу, и мы сразу отправимся обратно.
- Никогда не думал, что скажу это, но эльф дело говорит, - хмыкнул Сойк. – Пойдемте, что ли?
- Пойдемте. И расходуйте свечи экономно, - копируя голос старика, произнес Рёджи, поднимаясь на ноги. – Вы – не Аямэ, а Обитель – не поселение, воск здесь почти что роскошь.
- Причем тут Аямэ? – удивился Сойк, толкая парадную дверь крепости.
В просторном холле было темно и сухо. Леда чиркнул огнивом, и небольшой огарок в его руке стал единственным источником света, разогнавшим мрак вокруг.
- Аямэ боялся ночевать один после того, как пропал Ю, и палил десятки свечей, - пояснил Леда. – Вот Рёджи и шутит.
К их удивлению Сойк резко замер, и друзья были вынуждены остановиться следом.
- В чем дело? – спросил Леда, посветив Сойку в лицо, и Рёджи показалось, что тот побледнел.
- Так. По порядку, - произнес он.
- Что по порядку? – не понял эльф.
- В ту ночь, когда вы своими амулетами спугнули змея, а мы потом допрашивали Аямэ, я ходил к нему в дом за магической книгой, - медленно, взвешивая каждое слово, произнес Сойк. – И я видел у него в доме хренову кучу свечей в подсвечниках…
- Ну? – нетерпеливо произнес Рёджи.
- Вы что, хотите сказать, что когда вы приходили, они… Они все горели?! – к концу реплики Сойк непроизвольно повысил голос, а взгляд переводил с Рёджи на Леду и обратно.
- Ну да, - честно ответил Рёджи.
- Идиоты! Почему вы не сказали?!
Такой реакции Рёджи никак не ожидал и отступил на полшага назад, а Леда нахмурился.
- В чем дело? – строго спросил он.
- Да вы!.. Вы!.. Кретины!
Сойк сжал кулаки, зажмурился, вдохнул и выдохнул, прижал ладонь ко лбу и сделал несколько шагов из стороны в сторону, а Рёджи с Ледой переглянулись.
- Да что такое?
Сойк ответил не сразу. Он остановился, думая о чем-то, как будто прикидывая и взвешивая что-то, потом покачал головой:
- Нет, без вариантов.
- Что без вариантов?
- Без вариантов то, что он призывал змея! – рявкнул Сойк, и Рёджи сглотнул.
- Как ты понял? – Леда не спешил верить на слово и ждал объяснений, но видя, как он нахмурил брови, Рёджи понял, что эльф не на шутку обеспокоен.
- Свечи стояли вкруг и одна по центру, их было около трех десятков, - Сойк прикрыл глаза, вспоминая.
- Да, так и было, - поддакнул Рёджи.
- Я заметил это, но я подумать не мог, что все они горели! - продолжал бывший колдун. – Подумал, что если б было столько света, это точно привлекло бы внимание, а значит, просто случайность… Это… Это воссоздание печати. Огонь, кровь колдуна, заклятие и так далее… Так можно сделать. Можно не рисовать каждый раз печать на том же месте, можно делать небольшую ее копию, если соблюдать определенные условия. Аямэ вызывал монстра. Змей не случайно там оказался, его просто позвали.
В комнате повисла тишина, и Рёджи как завороженный уставился на язычок пламени, который плясал на огарке свечи, отказываясь верить в то, что слышит.
За стеной завывал поднявшийся ветер, а Леда и Сойк почти не дышали, наверняка думая о том, о чем думал и сам Рёджи – что колдун был в их руках, а они так глупо упустили его.
Однако Рёджи ошибся: эльф думал совсем о другом.
- Если это был Аямэ, - наконец негромко произнес он вслух. – Если это Аямэ вызывал монстра. Мы не обыскивали дом. Может быть, там был еще кто-то.
 
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 17:44 | Сообщение # 50
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 18.

Через день, незадолго до рассвета, маленький отряд, теперь уже из четырех путешественников, отправился в обратный путь. Небо над горами едва посветлело, когда они начали спускаться, однако дорога вниз оказалась куда более тяжелой, чем подъем наверх, и у подножия горы друзья оказались ближе к вечеру.
Первым шел Леда, за ним – Рёджи, который вел на поводу не только Веснушку, но и лошадь Йо – ее нагрузили дополнительной снедью, щедро предоставленной жителями Обители. Обратный путь обещал быть более долгим, так как пролегал не напрямик через опасный мертвый лес, а шел окружным путем по относительно безопасной территории. Следом за Рёджи шел Сойк, а замыкал шествие Джури.
Однако когда отряд спустился, вместо того, чтобы направиться по благонадежному пути, друзья повернули в направлении мертвого леса. Со стороны могло показаться, что путники очень торопились.
…Если бы Рёджи попросили рассказать о двух днях, проведенных в крепости на горе, он не смог бы этого сделать просто потому, что события спутались и перемешались в его голове. Наибольшая неразбериха началась, когда Сойк понял, что в памятную ночь в доме Аямэ кто-то призывал змея.
- Ты уверен в этом? – спросил у него Джури, когда все друзья собрались вместе, и Сойк кивнул.
- Совершенно точно уверен. Не может быть такого совпадения. В доме был колдун.
Вся компания собралась в маленькой келье для того, чтобы обсудить открывшиеся им подробности, и каждый пребывал в такой растерянности, что ее сложно было описать словами. Рёджи так и вовсе разуверился в том, что однажды они разберутся в этой истории.
- Вот только кто он, этот колдун? – задумчиво спросил Леда, и Рёджи вопросительно поглядел на него:
- Ты думаешь, это не сам Аямэ?
- Да вот нестыковка получается, - нахмурился Леда, меряя комнату шагами. – Мы слышали, как Аямэ кричал в ту ночь. Зачем ему было кричать, если он сам призывал монстра?
- Давайте попробуем еще раз по порядку воссоздать события, - рассудительно предложил Йо. – Как было дело?
- Мы с Рёджи были в доме, когда услышали крик, - начала объяснять эльф, и Рёджи закивал, подтверждая, что так все и было. – Я выбежал первым и в темноте увидел лишь то, что дверь в дом Ю и Аямэ открыта. Я бросился туда и обнаружил его сидящим на полу, трясущимся и бледным от страха. И да, в комнате все светилось от множества свечей. Больше я ничего не видел.
- В то же время Аямэ рассказал нам, что он был в доме и услышал шорох за дверью, - подхватил Сойк. – Открыл ее, подумав, что это может быть пропавший Ю, увидел змея и заорал. Когда ему на выручку бросился Леда, змея спугнула сила амулета, который я ему дал – на таком расстоянии это вполне возможно. Змей уполз в селение, Аямэ, парализованный страхом, шлепнулся на пол, а там уже и вы подоспели.
- Как ни крути, получается, версия Аямэ самая складная, - вынес вердикт Леда.
- Вот только я точно уверен, что это были не просто свечи, а печать, - упрямо повторил Сойк. – Не может быть иначе, и не бывает таких случайностей в нашей жизни.
- Может, это не Аямэ орал? – предположил Джури.
- А кто?
- Откуда мне знать? Просто крик – дело такое. По одному воплю сложно понять, кто вопит.
- Там вроде не было больше никого, - протянул Рёджи.
- Вот именно, что вроде, - вздохнул Леда. – Ерунда какая-то получается…
Ни до чего путного друзья так и не додумались. Стало понято лишь одно: так или иначе напрямую в случившемся был замешан Аямэ, и только он мог дать пояснения в отношении того, что случилось в ту ночь в его доме. Было решено добраться до селения, а там уже разобраться.
- Если будет с кем разбираться, - ехидно добавил Джури. – Может, с Аямэ как с главным свидетелем уже все решили без нас.
- В таком случае мы останемся без главного подозреваемого, - заметил на это Леда. – И все поиски можно начинать сначала.
- Смерть главного подозреваемого укажет на то, что никакой он не подозреваемый, - логично заметил на это Сойк. – Будем искать другого виноватого. Только сперва надо разобраться со змеем. Хотелось бы знать, смогут ли, и главное, пожелают ли помогать нам местные?
Ответа на этот вопрос никто не знал – оставалось только ждать.
Почему-то Рёджи был уверен, что в который по счету раз им не повезет. Сперва удача была на их стороне, когда они без потерь миновали смертельно опасный лес. Потом фортуна снова оказалась благосклонна, и они не только не отыскали свою смерть в древнем форте, но получили приют у странных, но в целом дружелюбных отшельников. О том, какое счастье свалилось на самого Рёджи прошлой ночью, лишний раз даже думать было страшно, чтобы не спугнуть – Рёджи до сих пор не понимал, что нашло на Леду и почему он позволил своему напарнику и другу стать настолько ближе.
"Отшельники точно выставят ни с чем", - сделал для себя умозаключение Рёджи. – "До весны змей сожрет все селение и нас с Ледой заодно".
Почему-то Рёджи настойчиво казалось, что выделенное ему на эту жизнь количество счастья было исчерпано прошлой ночью, и надеяться на чудо не стоит.
Обо всем этом Рёджи думал перед сном, лежа на своей не слишком мягкой и не слишком удобной постели, глядя в потолок и попутно гадая, не придет ли к нему Леда. Минуты тянулись медленно, будто нехотя, и по тому, как ползло по полу пятно света от молодого месяца, Рёджи понимал, что прошло не меньше часа с того момента, как он лег. Видимо, приходить в этот раз Леда не собирался, и Рёджи, сменив несколько положений одно неудобней другого, пришел к выводу, что уснуть не сможет.
На долгие раздумья он никогда не тратил времени, и этот раз не стал исключением. Решив не думать о том, что Леде может не понравиться его инициатива, Рёджи решительно поднялся на ноги, не забыв вытащить из-под свернутого плаща, служившего ему подушкой, недлинный кинжал, с которым никогда не расставался, и направился в сторону выхода.
Дверь отворилась сразу, стоило Рёджи постучать. В комнатке тускло горела свеча, и из-за этого света за спиной друга Рёджи не смог рассмотреть выражение его лица. Но если Леда и был недоволен его визитом, то никак этого не показал, только посторонился, пропуская Рёджи внутрь.
- Мне тут это… не спалось, и я подумал, - начал было объяснять Рёджи, ругая себя за то, что не додумался сочинить заранее объяснение своему визиту. Хотя, с другой стороны, что тут было придумывать, когда и так все было ясно, а Леда, легко разгадывавший его мысли и чувства в более сложных ситуациях, теперь тем более додумался бы, что им руководило.
- Хорошо, - не стал требовать долгих объяснений его друг. – Я пока немного занят. А ты оставайся.
Лишь теперь Рёджи заметил, что до его прихода Леда, расположившись на единственном соломенном матрасе, делал какие-то заметки: рядом прямо на полу лежали тонкие листы бумаги и походная чернильница, которой эльф периодически пользовался, если надо было написать кому-то письмо.
- А-а, - протянул Рёджи, когда Леда снова сел на матрас, и, подумав немного, присел рядом. – Письмо пишешь?
Вопрос он задал просто потому, что надо было что-то говорить, и сразу прикусил язык – в свете открывшейся ему истины, а точнее – в свете того, что Леда подтвердил предположение о его непростой деятельности в чужой стране, интересоваться, чем именно занимается лазутчик другого государства, казалось неправильным. Но Леду вопрос Рёджи не смутил.
- Письмо в никуда? – слабо улыбнулся он. – Я же все равно не смогу его отправить.
- О, точно, - почесал макушку Рёджи, ругая себя за собственную недалекость.
- Я записываю все, что мы выяснили, и пытаюсь сделать выводы. Так мне легче думать.
- Вот оно что, - понимающе покачал головой Рёджи. – И как, получается?
- Нет, - Леда чуть поморщился. – У меня такое чувство, будто мы ничего не упустили.
- Если у тебя не получается, то ни у кого не получится, - вздохнул Рёджи и решил, что беды не будет, если он вместо того, чтобы сидеть, приляжет. Тем более, Леда вроде бы не имел ничего против.
- Ты преувеличиваешь, - вздохнул его друг, снова берясь за перо. – Но как я ни смотрю на ситуацию, история Аямэ получается удивительно правдоподобной.
- Так, может, он не врет? – спросил Рёджи, глядя на то, как пляшут на стене тени от дрожащего огонька свечи.
- Может. Но мне настойчиво чудится какая-то фальшь во всей этой истории. Что-то здесь не то.
Перо заскрипело по бумаге, и Рёджи закрыл глаза. То ли звук был таким умиротворяющим, то ли сама близость Леды успокаивала, но Рёджи не заметил, как практически сразу уснул.
Рёджи казалось, что спал он не долее минуты, но когда открыл глаза, за окном уже брезжил рассвет. Леда лежал рядом с ним, отвернувшись к стене, и Рёджи понадобилось несколько секунд созерцания его затылка, чтобы понять, снится ему все это или нет.
Его друг как будто спал – в последнее Рёджи не слишком верилось, потому как сон наемников всегда был чутким, а грань с явью оставалась смазанной. Расслабляться нельзя было ни при каких обстоятельствах, в иной ситуации это могло стоить жизни, и кому как не Леде следовало знать об этом. Но все равно Рёджи было приятно любоваться своим другом, изгибом его шеи, не скрытым плащом, и разметавшимися рыжими прядями волос, которые в таком освещении казались медными.
И отчего-то в этот момент Рёджи стало невыносимо грустно. Он подумал о том, что такое утро никогда больше не повторится, и как бы ни прошел новый день, что бы ни ответили на их просьбу местные отшельники, завтра все будет иначе: новые опасности, новая дорога, опять угроза гибели, опять холод и страх. Наверное, впервые в жизни Рёджи захотелось остановиться, захотелось, чтобы время замедлило свой бег и дало ему и Леде небольшую передышку, чтобы никуда не спешить и ни о чем не думать.
Будить друга и разрушать волшебство момента не хотелось, но этот порыв был сильнее Рёджи – подавшись вперед, он прижался губами к шее Леды, где под тонкой кожей едва угадывались голубые вены. К удивлению Рёджи Леда вздрогнул, просыпаясь от этого прикосновения. В тот же миг у Рёджи мелькнула неприятная мысль, что все это очень плохо, что такое полное доверие – губительно. Что Леда расслабляется рядом с ним, но то же самое делает и Рёджи, а так они становятся легкой добычей для любого врага, потому как что может быть проще, чем скрутить двоих спящих без задних ног наемников? Но эта благоразумная мысль померкла, когда Леда слабо улыбнулся и расслабился, снова закрывая глаза, позволяя дальше целовать себя, показывая, что тоже желал растянуть это утро на какое-то время, пока срочные дела не позвали за собой. Тревожные мысли явно не беспокоили его, и потому Рёджи решил, что и ему пока что не стоит волноваться.

Молчание было тяжелым, а тишина почти осязаемой, пока друзья ждали появления старика-отшельника, который должен был поделиться с ними принятым решением. Даже Джури вопреки обыкновению помалкивал, а Йо барабанил пальцами по столешнице. Некоторое время Рёджи наблюдал за этим незамысловатым движением, а потом не выдержал и прижал его руку к столу.
- Хватит, - хмуро попросил он.
Йо на это ничего не ответил, но стучать перестал, а Джури невесело усмехнулся:
- Белобрысый нервничает.
- Нервничать тебе надо, - огрызнулся Рёджи. – Я уеду, а тебе тут жить вместе с колдунами и монстрами.
- До весны никто не дотянет, - солнечно улыбнулся ему Джури. – Даже если пережрать всех змей не успеет, люди в панике поубивают друг друга. Тут уж неважно, у кого ссылка на всю жизнь, а у кого – на одну зиму.
- Да хватит вам, может, обойдется, - беззлобно одернул их Сойк, и ненадолго все снова замолчали.
Старик не заставил себя долго ждать, вошел в комнату знакомой неспешной походкой и вежливо дежурно улыбнулся, присаживаясь за стол, хотя такое благодушное выражение лица еще ни о чем не говорило – Рёджи не сомневался, что с именно такой милой улыбкой отшельник может сообщить им, чтобы катились на все четыре стороны.
- Вчера мы с братьями долго держали совет, как нам следует поступить в сложившейся ситуации, - после коротких приветствий сразу перешел к делу старик.
- О да, мы видели, горячие споры у вас шли, - с важностью покивал Джури, который даже в такой ситуации умудрялся иронизировать.
- И что вы решили? – нетерпеливо спросил Сойк.
- Мы не можем нарушить наш обет невмешательства во все мирское, - отчеканил старик, и Рёджи на миг прикрыл глаза, отмечая, что именно такого ответа больше всего ожидал. Однако отшельник тут же продолжил: - Но вопреки нашей заповеди мы решили сделать небольшое отступление от канонов.
- Какое же? – вопросительно поднял брови Леда.
- Делать мы ничего не станем, но подскажем, как поступить вам. Однако воплотить слова в дело, попытаться реализовать задумку остановить монстра либо же оставить все как есть – зависит исключительно от вашего желания.
- Мы поняли, поняли, - нетерпеливо кивнул Сойк. – Что делать надо?
- В первую очередь необходимо найти магическую печать, которую создал колдун, - торжественно произнес старик.
- Уже, - отозвался Сойк. – Мы нашли ее давно, но она скреплена, и ее невозможно разрушить…
- Не спешите с выводами, - снисходительно улыбнулся старик. – Вы на Горизонте, здесь возможно то, что в другой ситуации, быть может, у вас и не получилось бы. Раз печать вы нашли, дело остается за малым. Вам надо по контуру присыпать ее землей.
- Чего-о? – протянул Сойк, и в его глазах отразилось даже не удивление, а скорее снисхождение, с которым смотрят на умалишенных.
- Вы предлагаете нам просто засыпать магическую печать? – терпеливо переспросил эльф.
- Не просто, - возразил старец. – Вам нужна особенная земля. Думаю, раз вы искушены в магии, вам известно, что магические печати – это не просто рисунок на земле. По сути, печать – это живое существо.
Старик внимательно посмотрел на Сойка, одному ему известным образом определяя, кто больше всего из собравшихся разбирался в магии. И Рёджи тоже уставился на бывшего колдуна, отметив, что теперь на лице их спутника отразились совершенно противоречивые эмоции. Сойк не глядел на старика надменно, как до этого, когда тот предложил просто засыпать печать: теперь в его глазах мелькнуло понимание и одновременно неверие. Однако вслух он ничего не сказал, а Рёджи никогда не умел хорошо читать мысли людей по выражению их лиц
"Надо будет потом спросить, что имелось в виду, и как горящая борозда на земле может быть живым существом", - отметил про себя Рёджи.
- Если вернуться в мертвый лес, через который вы прошли, набрать немного земли, а потом присыпать ею печать, магическая сила будет погашена в течение примерно четырех-пяти дней, - просто закончил старик, не дождавшись никакого ответа на свое заявление. – Постепенно сила Горизонта отнимет мощь печати. А как только погаснет печать, уснет и древний монстр. Больше ничто не будет беспокоить его и звать к людям.
На несколько секунд в комнате повисло молчание, и Рёджи успел подумать, что произнесенные слова звучат как-то совсем нереально. С другой стороны, он знать не ведал ничего о магии и представить не мог, что такое печать, как она работает и как ее можно разрушить.
- Вы уверены, что это сработает? – наконец озвучил общие сомнения Леда.
- Уверен, - кивнул старик. – Но мне понятно ваше замешательство, и я постараюсь если не развеять его, то немного уменьшить.
- Ну попробуйте, - весело заявил Джури, усаживаясь поудобней и собираясь внимать.
- В течение долгих лет наше братство живет рядом с мертвым лесом, и мы успели многое познать о нем. Уничтожающая сила, впитывающая в себя все живое, обитает в нем и никуда не уходит, не становится ни сильнее и ни слабее, не распространяется и не уменьшается. Если бы она ширилась, в скором времени Горизонт весь превратился бы в воронку, которая затягивает все сущее. Однако это не так. Можно сказать, что это место по-своему уникально. В частности, оно защищает наше братство от лишних визитеров.
 
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 17:44 | Сообщение # 51
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Это мы уже поняли, - перебил его Сойк. – Почему вы думаете, что какая-то простая земля оттуда сможет сломать магическую печать, которую не под силу разрушить постороннему колдуну с искрой? Которого среди нас, к слову, все равно нет.
- Мы созерцаем окружающую нас природу, созерцаем мир во всех его проявлениях, - продолжал ровным голосом вещать старик. – И в том числе мы изучали лес и все, что с ним связано. И мы заметили одну важную особенность. Из-за хвороста, принесенного из леса и подброшенного в костер, гаснет пламя. Если съесть плод, найденный в этом лесу, можно отравиться. А если насыпать на зеленую лужайку земли, принесенной из мертвого леса, на этом месте больше никогда не будет расти трава.
- Но в самом-то лесу есть растения, - заметил на это Рёджи.
- Разумеется, - кивнул старик. – Лес – это как маленький мир, со своими законами и правилами, по которым живут его немногочисленные обитатели, которые научились выживать в этих условиях. Но все чуждое лес уничтожает, и неважно, приходит это чуждое к нему, либо же соприкасается с ним уже за границей опасной территории.
- Проще говоря, вы думаете, что если присыпать печать землей из проклятого леса, из нее уйдет магия? – подытожил все сказанное эльф, и старик кивнул.
- Мы не думаем, мы совершенно точно знаем это. Печать умрет.
Леда и Сойк украдкой переглянулись, но что они поняли из этого короткого взгляда и какие выводы сделали, Рёджи не знал. Быть может, Сойку, как сильному колдуну, было известно что-то о магических печатях, и он едва заметно кивнул, а эльф перевел взгляд на старика.
- Мы благодарны вам за помощь, - произнес он. – В своей необразованности мы не видели решения нашей проблемы.
- Я бы не сказал, что вы необразованные, - великодушно возразил старец. – Просто вы далеки от природы, от наших начал, а ответы на самые сложные вопросы чаще всего самые простые.
- Главное, чтобы они были верными, эти ответы, - скептически заметил Джури, который, очевидно, не спешил верить услышанному.
"А что толку?" – подумалось Рёджи. – "Верь, не верь – все равно большего мы от них не добьемся…"
- Это решение верное, - произнес старик. – Вы сами в этом убедитесь, если сделаете все правильно. Тем не менее, я не рекомендую вам возвращаться назад через мертвый лес, это может быть опасно, да и слишком утомительно. Наберите земли и езжайте в объезд. Мы расскажем вам, как держать путь, чтобы по возможности миновать опасность, а заодно и соберем вас в дорогу.
- Это очень щедро с вашей стороны, - поблагодарил его эльф и старец вежливо улыбнулся.
На этом разговор был окочен, и после недолго обсуждения было решено отправляться в путь на следующий день до рассвета, оставшееся же время потратить на сборы и приготовления. Когда старик откланялся и собрался было уйти, Йо торопливо вскочил с места:
- Я хотел поговорить с вами. Лично.
Если его заявление и удивило отшельника, он не показал этого, только жестом показал идти за ним и вышел, а Йо поспешил следом.
- Ума не приложу, как можно хотеть присоединиться к этим молчаливым занудам, - пожаловался всем присутствующим Джури, после того как проводил взглядом Йо и старца, но на его слова никто не обратил внимания.
- Первый раз слышу, что магическая печать – живое существо, - это не было вопросом, но в голосе Леды слышалось недоумение, и он внимательно посмотрел на Сойка, который, прежде чем ответить, озадаченно потер лоб.
- А я не в первый, - признался он. – Как-то раз, кстати, в библиотеке того самого замка, где мы повстречались с Джури, я нашел остатки одного древнего трактата…
- Остатки? – не понял Рёджи.
- Сохранилась всего пара свитков из… не знаю, из скольких, - пояснил Сойк. – Там говорилось о духовной сути магических печатей и том, что с ними, якобы, можно "договориться".
- Договориться? С печатью? – присвистнул Джури. – Кто мог написать такую глупость?
- Я сперва тоже так подумал. Но с другой стороны, магические печати на сегодняшний день очень мало изучены. Люди умеют их создавать, но никто толком не понимает, что это такое. Я слышал, что маги прошлого знали больше, но знания были потеряны во времени, и потому, кто знает, может, в тех свитках было какое-то разумное зерно. Просто по тем двум листам, что сохранились, мало что можно было понять.
- В общем, я так понимаю, нам ничего не остается, как поверить дедам и попытаться закидать печать грязью, - вздохнул Рёджи.
- Получается, что да, - пожал плечами Леда.
- По крайней мере, это лучше, чем если б старики предложили нам отправиться на край света за этой самой грязью, - усмехнулся Джури. – А так все просто. До леса идти недалеко, там наберем сколько надо земли, потом поедем в объезд, по пути посетим мертвое селение… Ну а по возвращению разберемся с Аямэ и вычислим колдуна. Делов-то!
- Надеюсь, все так и будет, - слабо улыбнулся Леда, и по его тону Рёджи подумал, что эльф не слишком верит, что удача им будет сопутствовать настолько, чтобы никакие неприятности не помешали по пути.
- Главное, чтобы не ошиблись отшельники, - заметил Сойк. – Мы-то со своей миссией как-то разберемся.
- Если они ошиблись, змей, после того как пережрет всех селян, придет к ним, - бодро заявил на это Джури. – Так что в их интересах, чтобы мы справились.
Рёджи только невесело улыбнулся в ответ на его слова. В этот момент он поймал себя на каком-то не совсем понятном дискомфорте и не сразу понял, что это было плохое предчувствие.

Когда Рёджи вышел за ворота крепости, он почувствовал нечто среднее между облегчением и решимостью. Обратный путь обещал быть нелегким, но радовал хотя бы потому, что за последние сутки суматошных сборов Рёджи успел изрядно притомиться, и было радостно оставить Последнюю Обитель за спиной.
Первый спор начался после того, как отшельники согласились оставить Йо в своих рядах: очевидно, в его душе темень отсутствовала, а принять решение пускать или не пускать к себе жить нового человека далось легче, чем решение давать или не давать путникам несчастный совет, как бороться со змеем.
- Я все равно поеду с вами назад в селение, а потом вернусь сюда, - твердо заявил Йо, и Рёджи подумал, что ему послышалось.
- Зачем? – удивился Леда. – В нашем отряде один лишний человек погоды не сделает, а вот провожать тебя сюда потом вряд ли кто-то захочет. Для одинокого путника путь может быть опасным.
- Вы не имеете никакого отношения к нашему селению и к нашей беде, - возразил на это Йо. – Наемники и люди, не живущие в поселке, вообще не были обязаны бороться с монстром. Потому я, как представитель власти, должен довести дело до конца, а потом уже, освободившись от обязательств…
Конец фразы потонул в звонком смехе Джури, а Сойк демонстративно покрутил пальцем у виска.
- Слыхал, деревенщина? – сквозь смех выдавил Джури. – В трех избушках на опушке есть власть и даже ее представители…
Рёджи только недоуменно моргал, отмечая про себя, что некоторые люди не перестают его удивлять, а Леда, не разделивший веселости домового, принялся вкрадчиво и строго объяснять Йо, почему ему следует остаться в крепости и не искушать больше судьбу долгими путешествиями по неизведанному острову.
От пустых разговоров Рёджи быстро устал, но все же эльф оказался убедительным – Йо сдался, и теперь в обратный путь должен был отправиться отряд из четырех всадников.
Следующий спор, едва не перешедший в скандал, разгорелся из-за предложения Леды не возвращаться в мертвый лес всем вместе.
- Зачем это нужно? – спросил он у собравшихся. – Там вполне безопасно, как мы поняли, если ты не человек и не остаешься надолго. Вы можете подождать меня у подножия горы, а мне понадобится не больше половины дня, чтобы…
- Нет! – от возмущения Рёджи подскочил на месте, повышая голос и не контролируя себя. – Даже не думай!
- Рёджи, посуди сам, - терпеливо, точно таким же тоном, каким перед этим разговаривал с Йо, произнес Леда, наверняка ожидавший подобной реакции друга. – Мне в этом лесу ничего не грозит, в то время как людям находиться там вредно…
- Не вредно, если недолго!
- Ты не можешь этого знать. Неизвестно, какой урон вашему здоровью нанесло это путешествие. Может, оно сократило ваши жизни на несколько дней или даже месяцев. Не стоит рисковать…
- Да, не стоит, - Рёджи упрямо выпятил подбородок и скрестил руки на груди. – Поэтому без меня никуда не поедешь – не хочу, чтобы ты рисковал.
- Рёджи…
- И только попробуй меня опять обмануть!
Джури и Сойк, наблюдавшие за этим разговором молча, только переглянулись.
- Я сейчас расплачусь, - доверительным тоном сообщил Сойку домовой, а тот лишь плечами пожал:
- Джури тоже не страшно влияние этого места, как мы поняли, но без меня он никуда не поедет.
- Вот именно поэтому я и предлагаю… - начал было Леда, но Рёджи его перебил:
- Поедем вдвоем, ты и я. А Сойк и Джури пусть подождут.
- Эй, вы чего? – встрепенулся Джури. – Разделяться – это очень плохая идея. С ума сошли? А если колдун, кто бы он ни был, все же погнался за нами и поджидает за углом?
- Тут нет нигде углов.
- Я образно, безмозглая ты деревенщина! – всплеснул руками Джури. – И я против того, чтобы мы делились на пары.
- Можем доехать вместе до того места стоянки, где мы услышали волков, когда шли сюда, - предложил Сойк. – Там точно безопасно, как мы могли убедиться. А дальше в лес могут и правда отправиться двое: можете вы, можем мы. Это не займет много времени, и не думаю, что такая прогулка будет опасной.
- Хорошо, давайте так, - сдался Леда, а Джури нахмурился:
- Мне не нравится ваш план.
- Да нормальный план, - отмахнулся Сойк.
- Идемте все вместе тогда!
- Джури, ну согласись, четыре взрослых человека, отправляющиеся в лес за мешком земли – это как-то даже недостойно.
- У меня плохое предчувствие. Деревенщина опять влипнет в беду, - Джури ткнул пальцем в сторону Рёджи, и тот поперхнулся от неожиданности.
- Чего это вдруг?
- Того, что ты неумный! – охотно пояснил Джури.
- Знаешь, что…
Спорить еще можно было долго, но бесполезный разговор прервал Леда, подведя итог словами о том, что сперва надо дойти до той самой стоянки, а потом уже думать. Рёджи упрямо повторил, что ему вообще плевать, куда и как ехать, но Леда без него шагу не ступит. Леда на это не ответил ничего, а Джури принялся насвистывать мелодию какой-то похабной песенки, слова которой Рёджи предпочел не вспоминать.
Сборы, прощание с Йо и гостеприимным братством, короткий сон и тревожное пробуждение – все перемешалось, и Рёджи казалось, что они уже месяц не могут уехать из древнего форта, давшего им приют и надежду на спасение от монстра.
Быть может, именно из-за радости от того, что они все же отправились в путь, Рёджи стоически перенес спуск по крутой тропе, и даже стенания Джури его не раздражали. Спускаться, как часто бывает, оказалось сложней, чем подниматься – камни срывались прямо из-под ног, путники постоянно поскальзывались, да и за лошадей было тревожно, животные не были приспособлены к такой дороге. Но все завершилось благополучно, хотя у подножия, уставшие и измотанные, они оказались, когда день давно перевалил через середину. Останавливаться прямо под стенами крепости было глупо, потому отряд сразу поспешил в сторону проклятого леса уже знакомой им тропой, и до места стоянки друзья добрались затемно.
После неторопливого ужина у костра под ворчание Джури было принято решение, что в лес поедут Леда и Рёджи, который категорически не желал отпускать друга одного и на всякий случай предупредил, что спать будет чутко – если Леда решит сбежать, он обязательно догонит.
- А что ты потом сделаешь? Когда догонишь? – тут же заинтересовался любопытный Джури, но Рёджи наградил его таким красноречивым взглядом, что приставать дальше домовой не стал.
Распределившись, в каком порядке будут дежурить этой ночью, и подкинув в костер дров, путники улеглись спать.

Пробуждение было не слишком ранним, так как с приближением зимы светало все позже. Тратить время на долгие сборы Леда и Рёджи не стали, наспех позавтракали и попрощались с Сойком. Джури демонстративно вставать не стал, наверняка все еще обиженный из-за того, что его не захотели слушать и отказались ехать все вместе, и потому только глубже зарылся в мех своей необъятной шубы. В том, что он не спал, Рёджи почему-то даже не сомневался.
- Не думаю, чтобы с нами могла случиться какая-то неприятность, но… - Леда призадумался ненадолго, а потом произнес: - Если до полудня мы не вернемся, езжайте следом.
- До полудня, так до полудня, - пожал плечами Сойк.
На том они и распрощались, после чего Леда и Рёджи верхом отправились к лесу.
Где именно заканчивалась безопасная территория и начинался непосредственно мертвый лес, Рёджи не знал и слабо представлял, как это можно определить. Однако Леда уверено ехал вперед, постоянно озираясь по сторонам, и Рёджи решил по привычке доверчиво следовать за ним.
Вокруг было очень тихо, небо затянули уже привычные серые облака, через которые едва пробивалось осеннее солнце. Веснушка сердито мотал головой и явно не желал идти дальше в нехорошее место, но Рёджи поглаживал его по гриве и негромко обещал, что скоро все это закончится. В эту поездку конь немало натерпелся, как, впрочем, и его хозяин.
Тишину нарушало лишь постукивание лошадиных копыт по мерзлой земле, едва присыпанной тонким слоем выпавшего ночью снега. Ни ветра, ни прочих шумов, присущих любому нормальному лесу, Рёджи не слышал.
 
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 17:44 | Сообщение # 52
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Думаю, здесь подходящее место, - наконец произнес Леда спустя два часа после начала их путешествия.
- И как ты определил? – спросил Рёджи, останавливая коня. Эльфу он безоговорочно верил и даже мысли не допускал, что тот может ошибиться, но как Леда в неменяющемся уже долгое время ландшафте заметил какие-то перемены, не понял.
- Просто в этом овраге мы в прошлый раз видели несостоявшихся отшельников, - Леда кивнул вправо. – Не знаю, во что они превращаются, когда теряют душу, но думаю, не уходят далеко. Скорей всего мы на территории мертвого леса. Да и посмотри на Веснушку.
Поведение коня и правда изменилось. Если до этого он упирался и сердито фыркал, то теперь поник головой, и когда Рёджи погладил его по длинной шее, никак не отреагировал.
- Надо торопиться, - решительно объявил Рёджи, выбираясь из седла. – В прошлый раз мне показалось, что мы дольше ехали от этих полутрупов до стоянки.
- В прошлый раз все еле ноги тащили, - резонно заметил на это Леда. – И мало смотрели по сторонам. А я запомнил это место.
Несмотря на то, что небо заволокло, в лесу было более чем светло – время, скорей всего, близилось часам в десяти утра, было свежо, морозно, и никаких предпосылок для появления тумана, так напугавшего в предыдущий раз, не наблюдалось. Но Рёджи все равно опасливо покосился в сторону оврага, только ни блаженных, ни их следов не обнаружил.
- Копать будем по очереди, - предложил Леда, привязывая лошадь к дереву и открепляя от седельной сумки небольшую лопатку, которую им щедро предложили обитатели братства. – Земля мерзлая, это будет не так уж просто.
- Особенно таким орудием, - хмыкнул Рёджи, оценивая хлипкий вид лопаты.
- Лучше такая, чем совсем ничего, - ответил на это Леда. – Предлагаю копать на склоне самого оврага: думаю, там должно не так сильно промерзнуть.
- Ну давай, - не стал спорить Рёджи, первым направляясь к упомянутому оврагу, и нехотя добавил. – Если честно, что-то мне все это глупостью кажется.
- Что именно?
- Эта задумка с землей. Ну подумай сам: Джури как спичка чуть не сгорел, когда пытался затушить печать, а ничего не вышло. Кроме того, Сойк сам говорил, что змея лучше заманить внутрь, и только потом закрывать. А тут все просто – "присыпьте землей". Дурью маемся, ну честное слово.
- Ты не прав, - мягко возразил Леда и тут же поправился. – То есть, в данной ситуации может и прав, я не знаю, не ошиблись ли отшельники. Но земля сама по себе имеет особую силу. Например, любая, даже самая безграмотная знахарка расскажет тебе, что если желаешь тяжкой хвори или даже смерти врагу, следует подкинуть в его дом узелок с землей со свежей могилы. И даже приговоры почти не нужны.
- Знахарки – это такое… - с сомнением протянул Рёджи, останавливаясь у края оврага и оценивая, где лучше спуститься, чтобы при этом не скатиться вниз.
- Знахарство – это народная мудрость, - опять возразил Леда. – Но опытные маги тебе могут рассказать, какой особенной является стихия земли. Ты никогда не думал о том, что из всех стихий землю единственную человек может удержать в руках без ущерба и травм?
- В смысле? – удивился Рёджи и даже обернулся к другу.
- В смысле, что вода уходит сквозь пальцы, огонь обжигает, воздух вообще ничто не удержит, а земля…
Леда осекся на полуслове, резко меняясь в лице, и Рёджи за долю секунды понял, что друг увидел нечто за его спиной. Резко обернувшись, Рёджи интуитивно заслонил Леду и схватился за рукоять своего клинка, но так и не вытащил его из ножен.
Совсем недалеко, буквально в десяти ярдах от них стоял Аямэ и улыбался – мило и дружелюбно, как он всегда это делал. На мгновение Рёджи решил, что ему чудится, следом в голову пришла абсурдная мысль, что Аямэ стал одним из ходячих мертвецов, и лишь с опозданием до Рёджи дошло, что их сосед был более чем реален и скорей всего вышел из густого кустарника невдалеке, который хорошо скрывал его даже в зимнее время.
Если Рёджи и не был слишком умен, как часто любил ему напоминать Джури, то с реакцией у него уж точно все было в полном порядке. И если на то, чтобы понять ситуацию, понадобилась секунда, для того, чтобы выхватить оружие, нужно было и того меньше.
- Стой!
Леда попытался остановить его, но было уже поздно. Рёджи не умел метать ножи так хорошо, как Джури, но с такого расстояния трудно было промахнуться.
"Почему?" – мелькнул у Рёджи вопрос, адресованный другу, но пальцы уже выпустили короткий клинок, который Рёджи всегда носил с собой помимо меча.
Однако ничего не произошло: Рёджи не знал, чего именно опасался Леда, сам ожидал, что нож вонзится в грудь Аямэ, однако кинжал будто изначально пошел не в ту сторону – словно Рёджи вообще непонятно куда смотрел, когда бросал его – и упал в двух ярдах справа от цели.
- Я смотрю, ты все умничаешь, - проследив взглядом за полетом клинка, Аямэ перевел глаза на Леду и весело прищурился.
- Это ты… - выдохнул Рёджи, не понимая, как такое может быть, но четко осознавая: то, что Аямэ оказался здесь, да еще и каким-то неведомым образом стал неуязвим для оружия, могло означать только одно.
- А я ведь сразу так и подумал, - негромко произнес эльф, делая шаг вперед, и Рёджи опять попытался заслонить его, но тот сделал предупреждающий жест, чтобы он оставался на месте.
- Ты вообще слишком много думаешь, - Аямэ склонил голову к плечу, как будто немного шаловливо, и этот дурацкий жест никак не вязался с серьезностью происходящего. – Надо было с тобой сразу разобраться, как только ты появился на Горизонте.
- Что ж не разобрался? – невозмутимо спросил Леда.
- Недооценил, - равнодушно пожал плечами Аямэ и щелкнул пальцами. – Но лучше поздно. Дай мне пять минут, и я все исправлю.
Рёджи во все глаза смотрел, как над ладонью Аямэ появилась голубая искорка, которая начала расти на глазах, увеличиваясь в размерах, и почему-то в этот момент испытал такой страх, какой не испытывал перед лицом самого страшного врага. Безобидный с виду огонек наверняка таил страшную опасность, пугающую своей неизвестностью, и Рёджи сглотнул, попутно отмечая, что воздух вокруг Аямэ едва заметно дрожал, как бывает летом в сильном мареве. Рядом с Аямэ немного подтаял снег, и Рёджи, ничего не смысливший в колдовстве, скорее интуитивно догадался, что подойти к нему не получится. Но выбирать не приходилось. Одним движением он вытащил клинок из ножен.
- Не надо, - теперь голос Леды прозвучал не так громко, но уверенно и твердо, хотя сам он весь был напряжен как натянутая тетива, и Рёджи сразу понял, что слова адресованы ему, а отнюдь не Аямэ.
- Правильно, не стоит, Рёджи, - добродушно попросил его колдун. – Все равно не получится. Вокруг меня пелена, и ни один живорожденный не сможет ни приблизиться, ни ранить меня. Хоть стреляй, хоть бей – все без толку.
- Что ты делаешь? – вместо ответа спросил Рёджи, когда увидел, что Аямэ провел второй ладонью над огоньком, отчего тот стал еще больше и запульсировал.
- Одно маленькое чародейство, - охотно пояснил тот и тут же немного нахмурился. – Боевая магия, к превеликому сожалению, мне пока не дается, иначе бы здесь все у меня по струнке ходили. А пока приходится справляться тем, что есть. После того, как я закончу, вы оба почувствуете сильную слабость и не проживете и суток. На эльфов это, к слову, тоже распространяется. И даже отшельники с горы не смогут вам помочь, даже если вы до них доползете и уговорите отступить от правила ни во что не вмешиваться.
Аямэ зло рассмеялся, наверное, впервые показывая свое истинное лицо, совсем не похожее на то красивое кукольное, которое он демонстрировал им до этого.
- Так это ты был у них год назад. Тебя они не захотели принимать… - одними губами произнес Рёджи.
- Да, я, - перебил его Аямэ, явно не желая слушать дальше. – И хорошо, что там не остался. Прекрасно справился и без их знаний, до которых и так доберусь, когда осилю боевую магию и наконец смогу управлять змеем.
- Многие считают, что невозможно покорить древнее зло, - вкрадчиво заметил эльф.
- Ха! Многие – это кто? Ваш недоделанный колдун? Или старики, которые за всю свою жизнь не сотворили самого простого волшебства? – глаза Аямэ недобро блеснули.
Он поднял выше ладонь, над которой парил уже большой, размером с кулак сгусток, теперь больше напоминавший не пламя, а насыщенный светящийся туман. Рёджи даже сказал бы, что это выглядело красиво, если б не было так страшно.
- Ну что, кто первый? – спросил Аямэ, приторно улыбнувшись, и Рёджи набрал в легкие побольше воздуха, чтобы выдать все, что думает об Аямэ, о его подлости и мерзости, хотя бы на словах отомстить, раз не получится на деле, когда его опередил Леда.
- И даже не расскажешь, как у тебя это получилось? – будто равнодушно спросил он.
- Не заговаривай мне зубы, эльф, - процедил Аямэ. - Все равно не получится удрать.
- Я и не заговариваю, - спокойно ответил Леда. – Мне просто покоя не дает мысль, как же так все вышло. Сколько я ни думал об истории, что ты нам рассказал, она получается такой складной и ладной, как будто ты нигде и не соврал. Но это ведь не так.
В глазах Аямэ отразилось секундное замешательство: он явно взвешивал, стоит ли расправиться с врагами сразу, либо же ответить на вопрос. У Рёджи появилось подспудное чувство, что эльфом движет не простое любопытство, которое он решил удовлетворить перед смертью, но откуда ждать помощи, он не знал. Взглянув украдкой на небо, Рёджи определил, что до полудня еще очень далеко, и стало быть, единственная возможная подмога пока еще даже не в пути. Да и то, Рёджи сомневался, что Сойк и Джури сумеют их спасти.
Тщеславие в душе Аямэ победило: он хитро улыбнулся и опустил руку, а странное свечение хоть и не пропало совсем, но будто померкло. Сделав неопределенный пас рукой, Аямэ сжал его в кулаке, и огонек вовсе исчез из виду.
- История складная и ладная, потому что я не врал, - глядя исподлобья на Леду, произнес он.
- Ты говорил, что колдун – Ю, - ответил тот.
- Нет, Ю никогда не умел колдовать, - мотнул головой Аямэ. – Но в моей истории все было чистой правдой, только наоборот.
- Наоборот? – чуть охрипшим от волнения голосом переспросил Рёджи.
- Да, наоборот. Это у меня, а не у Ю, были задатки дара. Это из-за меня, а не из-за него, мы поехали на остров. Это я, а не он, научился колдовать и призвал древность. И это я, а не он, стану величайшим магом всего континента, а может и мира.
- Ничего, что за пределами острова ты уже не будешь таким сильным? – не подумав, ляпнул Рёджи, и Аямэ метнул на него яростный взгляд.
- Откуда тебе знать, бестолочь?
- Где сейчас Ю? – вмешался Леда, отвлекая внимание Аямэ на себя, а тот опять рассмеялся.
Пока они виделись в селении, Рёджи ни разу не слышал его смеха и теперь подумал, что не зря Аямэ избегал хохотать при посторонних. Смеялся он отвратительно, как показалось в этот момент Рёджи.
- За нашим домом под третьим кустом жимолости, - отсмеявшись, широко улыбнулся Аямэ. – Через заднюю дверь по дорожке направо. Закопал неглубоко, потому что хлопотно. Но не думаю, что его кто-то найдет. Я его отравил, сразу отвечу на ваш незаданный вопрос. Он полночи промучился, прежде чем испустить дух, а я наблюдал и наслаждался…
- А почему нельзя было просто натравить на него змея? – спросил Рёджи, не желая слушать дальше.
- На кого я тогда все свалил бы? – во все глаза уставился на Рёджи Аямэ и тут же добавил. – Да, признаться честно, был такой момент, когда я думал, что ты сможешь занять место Ю – грубая сила, которая будет обожать меня, защищать, когда нужно, и помогать. Но все же ты слишком туп.
- Слишком туп я был бы, если б поддался на твои уловки, - холодно заметил на это Рёджи, а Аямэ только плечами пожал:
- Ты бы и поддался, если бы облюбованное мной место не занял один остроухий. Когда я понял, что проку от тебя не будет, и что вы вообще подобрались слишком близко, я сразу призвал змея по ваши души. И до сих пор не могу понять, почему он не забрал вас.
Теперь пришла очередь Аямэ вопросительно глядеть на Леду, и хотя Рёджи вообще не понял, о чем идет речь, эльф только кивнул.
- А тот вечер, когда мы тебя сцапали…
- Сцапали… Ну что за слово? – поморщился Аямэ.
- В тот вечер мы вернулись из дома у мельницы, и ты, поздоровавшись и убедившись, что мы никуда не уйдем, призвал змея, - начал рассказывать Леда, словно фрагмент за фрагментом складывая разноцветный витраж. – Но все пошло наперекосяк. Змей не напал, потому что недоделанный колдун, как ты его называешь, дал нам амулеты, способные на расстоянии спугнуть монстра. И они сработали. Когда ты увидел тварь у своих дверей, ты заорал от неожиданности.
На лице Аямэ отразилась гамма чувств, похожая на нечто среднее между негодованием и злостью, и Рёджи подумал, что Леде следовало бы быть чуть помягче в выражениях, когда рядом могущественный сумасшедший, но тот увлеченно продолжал рассказывать:
- Змей утащил другого, а тебе пришлось импровизировать. Придумывать долго не было времени, и ты рассказал правдивую историю, только в главной роли вместо себя ты показал своего брата… Ю правда твой брат?
- Правда, - Аямэ немного помедлил, прежде чем ответить. – Но этот идиот начал ронять на меня слюни, когда мне едва тринадцать исполнилось. Ни за одной девкой не таскался так, как таскался за мной.
- И в ссылку отправили не его, а тебя?
- Никто никого не отправлял, - отмахнулся Аямэ. – Мы поехали на Горизонт как блаженные. Я понял, что это то место, где я смогу раскрыть свой дар, а следовательно – возрастить в разы собственное могущество.
- Почему же тогда вы жили в селении? – искренне удивился Рёджи.
- На выходе с корабля не спрашивают, в качестве кого ты сюда приехал. Даже имен не спрашивают, назовись хоть дубом. И я сразу смекнул, что дело нечисто: слишком много блаженных уезжает на остров каждый год. Неужели все они получают доступ к древним знаниям? Потому решил сперва присмотреться, как выяснилось, не зря. Иначе сдох бы, как эти идиоты, что блуждают тут между кустов.
- И потому ты решил стать шлюхой всего села, - подначил Аямэ Рёджи, рассудив, что терять уже все равно нечего. Аямэ рассказал им все, что можно было, а значит, конец был близок.
- Тут я тоже не врал, - Аямэ щелкнул пальцами, и огонек снова появился в его руках. – Выбирать не приходилось. Уходить неведомо куда было опасно, остаться в селении можно только при условии, что ты будешь полезен. Но моя работа не самая пыльная, скажу я вам, она оставляла много времени для самообразования. А всех, кто со мной плохо обращался, я порешил первыми.
- Потому мы и не могли найти закономерности в смертях, - покачал головой эльф. – Большинство этих людей оскорбило тебя не на виду у остальных, никто об этом не знал. Кого-то змей убил без твоей указки, и только с ребенком, который залез к вам в дом, Рёджи угадал, но ты все свалил на Ю.
- Рёджи угадал, - передразнил его Аямэ. – Я специально рассказал эту историю, чтобы вы начали подозревать Ю! Я постоянно указывал на него, как будто был затравлен и боялся, но хотел намекнуть! Можно было додуматься и раньше!
Аямэ злился, и пламя в его руках увеличивалось неравномерно, подрагивало и пульсировало.
- Кто тебя избивал, если не Ю? – спросил Леда, игнорируя последнюю гневную тираду.
- Я опять не соврал, эльф, - теперь улыбка Аямэ была мрачной. – Это был Ю. В какой-то момент я почувствовал, что его привязанность ко мне уходит, исчезает. Если поначалу, когда змей убивал моих обидчиков, он ничего не говорил, потому что сам ненавидел тех, кто обладал мною, то потом все изменилось.
- А бил за что? – не понял Рёджи.
- Когда количество трупов перевалило за десяток, он потребовал, чтобы я остановился. Я отказался, и тогда он меня впервые ударил и сказал, что я – чудовище. Опомнился спустя три десятка лет, - Аямэ опять зло рассмеялся. – И когда в селе появлялся новый мертвец, он просто из себя выходил, орал, чтобы я прекратил колдовать, чтобы усыпил монстра, то уговаривал, то избивал меня, а под конец даже начал угрожать, что всем расскажет. Но я не мог этого сделать.
- Ты мог, - возразил Леда. – Надо было просто закрыть печать.
- И лишиться всего, чего я добился? – Аямэ уставился на него как на сумасшедшего. – Лишиться этой силы? Ю тоже требовал, чтобы я прекратил. А как-то раз вообще чуть не задушил меня, даже Рёджи, профан, заметил синяки на шее! Он был так зол, что не контролировал себя, бесился, что я убиваю ни в чем невиновных, как он их называл, а еще психовал из-за того, что поехал со мной на этот остров и теперь не имел права выбора. В тот раз его остановило только то, что без меня вообще никто не остановит змея. И тогда я понял, что с ним надо что-то решать, потому что в другой раз он убьет меня. Я наказал всех, кто измывался надо мной, а он…
- Почему же ты Соно не порешил? – перебил его Рёджи, не желая слушать бессмысленные возмущенные вопли. – Он чаще всех тебя пользовал.
- О, об этом я часто мечтал, - Аямэ замер на вдохе, но на удивление быстро успокоился и продолжил уже более ровным голосом, пока синеватый сгусток увеличивался в его руках. – Но какой дурак откажется от самого влиятельного на острове любовника, у которого отключаются мозги, стоит перед ним снять штаны?
 
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 17:44 | Сообщение # 53
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- И правда, удобно, - согласился Леда.
- А то, - усмехнулся Аямэ. – Он мне и лошадь дал для этого похода. И даже не спросил, для чего мне, стоило взять в рот.
Леда хотел сказать еще что-то, но Аямэ выставил вперед ладонь, будто требуя молчать, а синий огонь, снова большой и пугающий, поднялся над его рукой.
- Хватит трепаться, - объявил он. – Пора заканчивать. Мне еще ваших спутников ловить. Думаю, Рёджи, ты будешь первым – глядишь, первым и помрешь. Ты же не хочешь смотреть, как подыхает твой остроухий?
- Ах ты тварь… - только и смог выдохнуть Рёджи, заворожено глядя на пламя в его руке.
- Напротив, - возразил Аямэ. – Я надеялся, что ты останешься в селении, когда это сборище идиотов отправится на поиски неизвестно чего. Ты умер бы быстро и безболезненно, я проследил бы за этим, ведь против тебя ничего не имею, но твой друг побоялся тебя оставлять. А теперь у меня нет оружия, подходить к вам вплотную я опасаюсь, а боевой магии пока не знаю. Потому прощайте.
Синее пламя начало медленно подниматься над его рукой, и Рёджи не мог отвести глаз от такой удивительной и одновременно безобразной красоты. Красноволосый, хрупкий Аямэ в своем длинном, самом обыкновенном дорожном плаще на фоне заснеженных гор с волшебным огнем в руках выглядел нереально и сказочно. Но такого отвращения Рёджи никогда не испытывал ни к одному человеку. Бежать не имело смысла, защититься они не сумели бы, и Рёджи подумать не мог, что встретит свою смерть вот так: беспомощно глядя ей в глаза и не зная, что предпринять ради своего спасения. Он хотел зажмуриться, чтобы не видеть, того, что произойдет дальше, но и в этот раз не успел.
Рёджи не был уверен, почудилось ли ему какое-то непонятное движение слева, либо же оно было взаправду, но спустя мгновение в грудь Аямэ – точно в сердце – вонзился кинжал, позолоченная рукоять которого показалась Рёджи смутно знакомой. Время будто остановилось, замер Аямэ, застыл и Рёджи. Медленно Аямэ опустил голову, глядя на нож и явно не веря увиденному, а синее пламя в его руке, которую он так и не опустил, вспыхнуло и погасло.
"Но как?.." – хотел было спросить Рёджи, и тот же немой вопрос читался на лице Аямэ, последние мгновения жизни которого были сочтены.
- Наконец-то, - выдохнул рядом Леда. – Я уже начал опасаться.
Раскрыв рот, Рёджи перевел взгляд на друга, который, не моргая, смотрел на Аямэ, на то, как тот медленно опустился на колени, а после завалился на бок, в то время как сам Леда даже не казался удивленным. И Рёджи хотел спросить, как это вышло, что Аямэ, к которому вроде как нельзя было приблизиться, теперь лежал мертвым, но спустя секунду его самого осенило.
"Ни один живорожденный не сможет ранить меня", - сказал Аямэ, когда Рёджи не смог убить его. Не так давно Леда объяснял ему, что живорожденными считаются все те, кто появился на свет из утробы матери – люди, эльфы, животные. В то же время птенцы, вылупляющиеся из яйца, или мальки, вырастающие в икринках, живорожденными не являлись. И, конечно же, живорожденным нельзя было считать воплощенного духа.
- Живорожденный… - прошептал Рёджи. – Дрыщ!
- Да, именно он, - негромко рассмеялся Леда, оборачиваясь.
Рёджи только теперь понял, почему рукоять кинжала показалась ему уже виденной прежде – именно этот нож гордо демонстрировал домовой в первый день их путешествия. Вот только как Джури мог оказаться здесь, Рёджи ума не мог приложить и сразу оглянулся вслед за Ледой, чтобы увидеть спешащих к ним Сойка и его друга, которого как всегда немилосердно побрасывало в седле.
- Что я тебе говорил! – громко вещал Джури так, что его было слышно за версту. – Он обязательно во что-то влипнет!
И вопреки тому, что Джури всегда раздражал его, Рёджи вдруг понял, что смеется – от радости и от облегчения.
- Ты договорился, что они поедут за нами? – спросил он Леду, даже не сердясь за то, что друг опять не посвятил его в свои планы.
- Нет, зачем? – удивился тот. – Я не сомневался, что Джури и так запилит Сойка насмерть, что мы пропадем без них, и заставит ехать следом. Мне изначально казалось, что путешествовать по отдельности, следуя друг за другом, будет благоразумней. Так и знал, что на обратном пути нас будут подстерегать.
- А как ты догадался, что Джури сможет убить колдуна?
- Изначально я не знал этого, не знал даже, кто колдун, если уж на то пошло. Но сразу понял, когда Аямэ сказал о живорожденных, и тянул время, как мог. Под конец даже начал опасаться, что нас не успеют спасти…
- Нет, вы на них только посмотрите! – раздался совсем рядом за спиной возмущенный голос. – Стоят, две красавицы! Почему вы не напали на него? Он вас парализовал страхом, или вы сами к земле приросли?
Пока Джури и Сойк слезали с лошадей, а Леда объяснял им, что произошло, Рёджи осторожно подошел Аямэ. Умом он понимал, что после такого ранения тот не мог остаться в живых, но неосознанно все равно опасался, сам не зная чего.
Колдун, внушивший ужас целому острову, разбудивший древнее зло, виновный в десятках смертей, теперь лежал на мерзлой земле с остекленевшими глазами и навсегда застывшим удивлением на лице. Скорей всего, он так и не понял, как врагам удалось сразить его, потому что умер практически мгновенно. Трудно было поверить, что такой слабый и хрупкий на вид человек мог совершить столько преступлений, и если бы Рёджи не видел все случившееся своими глазами, наверняка не поверил бы.
- Нет, ну надо же, получается, Леда был прав. Получается, у Аямэ был еще один талант, кроме основного, за который его так любили селяне, - восхищенно иронизировал Джури за спиной Рёджи.
- Просто у Леды был незамутненный взгляд, - возразил на этой Сойк. – Не знаю, каким Аямэ был колдуном, но актером точно отменным. У меня ни разу не закралось подозрения, что он врал. И что представлял из себя нечто большее, чем подстилка всего поселения
- Это что же получается? Это я второй раз спас деревенщину? – будто и не слышал его Джури. – Эй, деревенщина, как я и предполагал, ты во второй раз остался у меня в долгу!
- Ага, - растерянно кивнул Рёджи, все еще погруженный в свои суматошные мысли.
- Да! И если в первый раз еще можно было зачесть: вроде как Леда спас меня от костра, а я спас тебя от змея, то теперь все по-честному! Я спас твою шкуру, и ты мне должен по гроб жизни. Вот так-то! Как долг возвращать собираешься?
О том, почему Джури нравилось тыкать в нос своим подвигом именно ему, и почему он игнорировал тот факт, что спас и эльфа, Рёджи решил подумать позже. Вместо ответа он с трудом отвел глаза от мертвого тела Аямэ и повернулся к друзьям.
- Наверное, где-то поблизости его лошадь спрятана, - задумчиво и невпопад произнес он. – Надо бы ее поискать…
- По несчастному выражению рожи деревенщины у меня складывается впечатление, что он скорбит об усопшем! – глаза Джури широко распахнулись от негодования. – Леда! На твоем месте я бы провел воспитательную работу.
"Да не скорблю я. Просто все так внезапно и странно…" – мог бы ответить ему Рёджи, но промолчал. Быть может, он и правда был не слишком умным, либо же слишком доверчивым, но до последнего ему почему-то казалось, что Аямэ не был виноват в происходящем на острове.
- Мы лишились последнего колдуна Горизонта, - не обратил внимания на слова Джури Сойк. – Будем надеяться, что фокус с печатью пройдет, иначе монстра мы никак не усыпим.
- Пройдет, я верю в это, - убежденно произнес Леда. Он говорил еще что-то, но Рёджи уже не прислушивался, бездумно глядя прямо перед собой.
Серое небо затянуло пуще прежнего, вокруг заметно потемнело, и первые снежинки опустились на плечи Рёджи, который даже не заметил этого. Вот-вот должен был начаться первый в этом году сильный снегопад, который мог помешать им в пути, но и об этом Рёджи не думал. В этот момент у него мелькнула мысль о том, как поразительно оборачиваются те или иные события в жизни, и о том, что тот, кто казался другом и союзником, может оказаться злейшим врагом. А тот, кто поначалу был неприятен и вызывал подозрения, может потом дважды спасти жизнь.
И Рёджи не хотел в этот момент думать о Леде, образ которого в его сознании все эти годы был чист и непогрешим, но предупреждения Сойка о том, что эльфы ничего не делают просто так, особенно когда дело касается людей, в этот момент упорно не шли из головы. Даже болтовня Джури над ухом не могла заставить Рёджи не вспоминать об этом.
 
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 17:45 | Сообщение # 54
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Эпилог

За время отсутствия Рёджи, Леды и их спутников, монстр успел дважды прийти в селение и в каждый из своих визитов унес еще по одной жизни.
Но, как и предлагал Джури, на обратном пути они, не заезжая домой, посетили заброшенное селение и в точности выполнили указание отшельников. Печать была засыпана, однако в процессе ничего необычного не произошло, да и многочисленных духов, виденных ими прежде, друзья не встретили. Была ли тому виной земля, принесенная из проклятого места, из-за которой местные обитатели не желали показываться на свет, либо же они попрятались по какой-то иной причине, Рёджи не знал, но был только рад, что не пришлось наблюдать очередные ужасы.
Аямэ они похоронили там же, где он встретил свою смерть, а по возвращению домой тело его брата отыскали на заднем дворе их с Аямэ дома – в этом вопросе колдун не соврал, искренне веря, что ни Леда, ни Рёджи уже не вернутся в селение и не найдут следов его преступления.
На некоторое время островитяне притихли, будто замерли в ожидании и надежде. Рёджи думал, что никому уже не верилось в счастливое избавление, но когда змей не появился ни через неделю, ни через две, ни даже через месяц, селяне наконец уверовали в то, что монстра удалось победить. Несмотря на то, что к тому моменту наступила настоящая снежная зима, и морозы стояли такие, что из дому лишний раз носа не покажешь, деревенька будто ожила, зашевелилась. Теперь часто, даже в позднее время, на улицах можно было встретить прохожих, снова заработал единственный местный кабак, да и люди изменились в лицах, просветлели и засияли.
Леда предпочел поделиться подробностями их путешествия лишь со старостой, обосновав это тем, что лишняя огласка, клевета и обсуждение участников печальных событий уже ни к чему – это породит только никому ненужные домыслы и суждения. Потому жители острова так и не узнали, какую роковую роль в их судьбах сыграл непримечательный и на первый взгляд ничем не выдающийся Аямэ.
- До сих пор не верится, что сработало, - первое время повторял Рёджи, вспоминая о магической печати и с тревогой думая о том, что в любой момент змей может вернуться.
- Слова о мудрости и древнем знании, которое открывается блаженным, были не пустым слухом, - возразил на это Леда. – Очевидно, отшельники действительно знают и понимают многое, нет причин сомневаться в их правоте, а Йо, оставшись в братстве, познает немало удивительного.
- Ты как будто завидуешь, - улыбнулся Рёджи.
- Нет, не завидую, - уверенно возразил Леда. – Я считаю, что знания о мире, который ты все равно не будешь видеть, как драгоценные украшения на необитаемом острове – ими не воспользуешься, их не покажешь, и они теряют всякий смысл.
Примерно так же ответил Сойк, когда Рёджи ради праздного любопытства поинтересовался, не хотел бы он узнать тайны, скрытые на Последнем Горизонте.
- Вряд ли я ими воспользуюсь, - сказал он. – Так зачем тратить время? Да и жить интересней, когда остаются какие-то загадки.
- Знать ответы на все вопросы – скучно, - заметил домовой, который как всегда ошивался поблизости и, конечно же, подслушивал.
- А еще Джури там не выдержал бы, - добавил Сойк, поглядев на своего друга.
В том, что Сойку не нужны никакие знания, если Джури не будет рядом, Рёджи даже не сомневался.
Что касалось самого домового, он охотно скрашивал вечера Леды и Рёджи, даже чаще, чем тем того хотелось бы, шутил, веселился и упрямо пытался подружиться с Веснушкой, который теперь шарахался от него пуще прежнего – Рёджи подозревал, что Джури уже не столько пугал его, сколько просто доконал своим вниманием.

Один разговор с домовым хорошо запомнился Рёджи. В тот день они остались вдвоем в доме у мельницы, так как Леду позвал по каким-то делам Соно, а Сойк ушел на охоту. В доме было тепло и уютно, у камина грелся черный кот, а Джури безостановочно трещал.
- Ты будешь скучать по этому острову, деревенщина, - в какой-то момент объявил он. – С тобой здесь случилось столько всего замечательного!
- Вряд ли, - усомнился в его словах Рёджи, но домовой настаивал:
- Посуди сам. Здесь ты познакомился со мной! Разве это не чудесно?
- Просто великолепно, - отрешенно улыбнулся Рёджи, не разделяя его веселости и думая в этот момент о том, что на Последнем Горизонте с ним произошла другая, намного более приятная вещь.
- Ой, ну и это тоже, - отмахнулся Джури, разгадав, о чем Рёджи думает. – Хотя рано или поздно остроухий тебе дал бы в любой точке мира, а с таким изумительным мной можно было повстречаться только тут.
- Заткнись, а? – беззлобно одернул его Рёджи. – И не говори так о Леде. Слушать противно.
- Ну еще бы, - фыркнул Джури. – Как можно вообще говорить о безупречном Леде, куда там. Ты, поди, даже недостатков его не видишь…
- У Леды нет недостатков.
- Ага, как же. Наш друг эльф из одних недостатков и состоит, - Джури демонстративно скрестил руки на груди.
- Мы об одном и том же эльфе говорим? – усмехнулся Рёджи.
- Я говорю о Леде и его многочисленных изъянах, - невозмутимо заявил Джури.
- Назови хоть один.
- О, я могу назвать много, - сразу воодушевился домовой и принялся загибать пальцы. – Гордыня, высокомерие, холодность, себялюбие, собственичество, наглость, завышенное самомнение…
- Все, хватит, - замахал руками Рёджи, рассмеявшись. – Это слишком, и это не про него.
- Про него, - заверил его Джури, и хотя он щурился и смотрел хитро, Рёджи показалось, что говорил в этот момент серьезно. – Но у Леды есть два… Нет, даже три достоинства.
- Я уже боюсь спрашивать, - возвел глаза к потолку Рёджи.
- Первое – это любопытство, - не стал его слушать Джури. – Многие бессмертные теряют вкус к жизни, перестают спешить, перестают интересоваться и, как следствие, перестают быть живыми. Но это не про Леду. Он ищет приключений, и заметно, что ему нравится это безостановочное движение. Редкое качество для эльфа. А второе – то, что он тебя любит.
От такого поворота Рёджи растерялся, тем более, он не знал, что отвечать на это заявление, да и обсуждать подобную тему не хотел. О подобном Рёджи даже думать боялся, не то что говорить вслух.
- Сомневаюсь, - наконец выдавил он. – Любить можно кого-то хотя бы равного. А мне никогда не стать даже близко таким, как он. Просто жизни не хватит.
- Ты откуда таких умностей нахватался, деревенщина? – рассмеялся Джури. – Ра-авного… А ты не думал, что он мог рассмотреть в тебе что-то? Это, конечно, сложно, твоя глупость и недалекость портят впечатление, но…
- Все, отвали от меня, - потребовал Рёджи, правда, по-прежнему не чувствуя раздражения: было понятно, что Джури пытается его похвалить, но получалось все шиворот-навыворот. – Ты вообще не любишь людей, что тебя слушать?
- Это потому что достойных не осталось, - с готовностью подтвердил Джури.
- Да, кроме Сойка. Я помню.
- Так я думал, - кивнул Джури. – И потому не сразу понял, что есть еще один.
- Да ну? – уставился на него во все глаза Рёджи, отказываясь верить в то, что услышал, и ожидая, что сейчас Джури отшутится и скажет, что вторым достойным был, например, старик-отшельник из обители.
Но Джури не стал шутить.
- Я рад, что мы повстречались с тобой, - быть может, впервые заговорил серьезно Джури. – Глядя на таких, как ты, начинаешь верить, что для людей не все еще потеряно.
- Почему? – глуповато спросил Рёджи.
- Потому что ты порядочный, - просто ответил Джури.
- И все? – улыбнулся Рёджи, вспоминая, что однажды уже слышал такое объяснение.
- Все. Разве этого мало?
Джури тоже вспомнил тот давний разговор, который происходил на этом же месте, и они дружно рассмеялись, но домовой тут же снова стал серьезным.
- Я хочу кое-что тебе дать, Рёджи, - вдруг сказал он, а тот опешил на миг, не веря, что его впервые назвали по имени. – Это подарок. Береги его.
Под растерянным взглядом своего собеседника Джури полез в карман штанов и вытащил на свет совсем маленький, не больше фаланги пальца, черный камушек, гладкий и овальный.
- Что это? – спросил Рёджи, принимая подарок, который Джури протянул на раскрытой ладони, и внимательно разглядывая его. Камешек походил на обыкновенный отполированный агат.
- В свое время узнаешь, - улыбнувшись, пожал плечами Джури.
- А если не узнаю, ты мне расскажешь? – подозрительно посмотрел на него Рёджи.
- Вряд ли, - покачал головой домовой. – Мы, люди, живем слишком мало и, скорей всего, после вашего отъезда никогда уже не встретимся. Но ты сам поймешь, когда придет время, уверяю.
На некоторое время они замолчали и дружно поглядели на пылающее пламя. Рёджи подумал о том, что хотя до весны оставалось еще много времени, в этот вечер Джури по-своему попрощался с ним, и что такой беседы у них уже больше не будет. А еще Рёджи думал о том, что люди и правда живут слишком мало, чтобы позволить себе роскошь расставаться с теми, кто им нравится, потому что потом, быть может, уже не останется времени для новой встречи. Но если все же расстаешься, на всякий случай надо прощаться навсегда.
 
KsinnДата: Четверг, 21.11.2013, 17:45 | Сообщение # 55
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Ты сказал, что их три, - произнес он после долгой паузы.
- А? – Джури поднял на него растерянный взгляд.
- Сказал, что у Леды три достоинства, а назвал только два.
- А, это, - улыбнулся Джури и снова перевел взгляд на камин. – Третье его достоинство в том, что он не только понимает, но и признает, что ты лучше него. И определенно он ценит тебя.
- Что за глупости… - покосился на него Рёджи.
- Точно тебе говорю. Удивительный эльф, точно не такой, как другие. Остальные остроухие, кроме себя, никого не видят… - и когда Джури снова посмотрел на Рёджи, в его глазах плескалось прежнее веселье: - Только что тебе, деревенщине, объяснять? Все равно не поймешь ничего.
Рёджи только вздохнул и шутливо заехал Джури локтем в бок. Необычный разговор, первый и последний в их жизни, был окончен.

- И что это такое? – спросил Рёджи после того, как Леда минут десять крутил в руках и рассматривал камешек.
- Понятия не имею, - признался друг и вернул его Рёджи. – Но одно могу сказать точно – ему нет цены.
- Откуда ты знаешь, если даже непонятно, что это? – удивился тот.
- Это подарок духа, Рёджи. Ты хоть понимаешь, что это означает? – но увидев его недоуменный взгляд, Леда терпеливо пояснил: - Джури все же не человек, как бы часто он ни повторял, что стал им. Чем больше я с ним общаюсь, тем больше понимаю, что он так и остался духом, очень древним и очень мудрым, просто заключенным в человеческое тело.
- Ну я бы не сказал… это… Про мудрость, - хмыкнул Рёджи. – Большую часть времени он ведет себя как невоспитанный ребенок.
- Это не отменяет его знаний и опыта, - возразил Леда. – И к слову, большинство духов любят повеселиться и подурачиться, только чувство юмора у них своеобразное. Но духи крайне редко делают подарки кому бы то ни было. Истории известно примерно с десяток таких случаев, и то непонятно, действительно ли духи дарили что-то, либо же это были досужие выдумки. Подарок духа – это невиданная честь и большая ценность. Смотри, не потеряй.
Ошеломленный такими объяснениями Рёджи только торопливо кивнул и спрятал камушек за пазуху. В этот момент он поверил, что тот действительно еще пригодится ему.
…Весна приближалась медленно и нехотя, но в определенный момент Рёджи понял, что он и не хочет, чтобы долгая снежная зима заканчивалась. Наконец они с Ледой получили небольшую передышку, которую он мысленно просил у высших сил. Вместе с другом ему не было одиноко или скучно, и хотелось верить, что тот тоже не грустил в компании Рёджи, хотя на большой земле его и ждали важные дела.
Жить с Ледой оказалось не хуже, чем странствовать. Он был совершенно неприхотлив в быту, всегда открыт к общению, а еще – никогда не отказывался от близости с Рёджи, и через некоторое время тот уверовал, что Леда желал его не меньше, чем он сам хотел его.
Жизнь в поселке была небогата событиями – даже работы в холодное время года у островитян особо не было, оставалось только спать, отдыхать и учиться – продолжать образование Рёджи захотел Леда, но тот не имел ничего против. Рёджи был рад любому общению и очень старался, чтобы получить похвалу друга.
Одним из способов времяпрепровождения было посещение местного кабака, куда друзья тоже периодически наведывались. Как-то раз Рёджи остался за одним столом наедине с Соно, который к тому моменту заметно перебрал – его глаза пьяно блестели, а руки подрагивали.
- Никогда не задумывался, почему это место называется Последним Горизонтом? – неожиданно спросил он Рёджи, пока сам смотрел куда-то вверх, как будто над головой был не унылый потолок, а звездное небо.
- Потому что дальше ничего нет, - выдал всем известную истину Рёджи.
- Этого никто не знает, - возразил Соно. – То, что ничего не нашли за морем, еще не означает, что там никто не живет. И если уж на то пошло, самый последний горизонт видно с северного побережья острова. Это линия между небом и морем.
- Ну и почему тогда? – не понял, к чему клонит староста, Рёджи.
- Потому что это место – последний горизонт для каждого, кто попадает сюда. Достигнув его, человек оказывается в конце пути. Это магическое место – после него ничего уже не будет, все лучшее остается позади, жизнь заканчивается. Можно ставить точку.
- Ну, на меня это не распространяется, - ответил Рёджи. – Весной мы уедем отсюда.
- Уедете, конечно, - нетрезво рассмеялся Соно, и этот смех Рёджи не понравился. – Но ты уверен, что все самое лучшее не закончится здесь?
О чем говорил староста, Рёджи не знал. Скорей всего, он рассуждал о себе самом, о своей загубленной судьбе, о тщетности жизни в селении, но невольно Соно заставил Рёджи задуматься. Только теперь он задался вопросом: а что будет, когда зима закончится? Что будет, когда они с Ледой вернутся на материк?
Ответов не было. Быть может, они до скончания дней Рёджи будут ездить по стране, а могут произойти и перемены. Например, Леда покинет его, если призовут более важные дела. Могло случиться всякое, но одно Рёджи понимал однозначно: так, как было здесь, на острове, больше не будет уже никогда.
"Время уходит", - сказал Леда в ту ночь, которую Рёджи не мог забыть даже спустя несколько месяцев. Он так и не решился спросить, что его друг имел в виду, но теперь, как ему казалось, начал понимать. Эльф опасался, что если откладывать, можно просто не успеть, и если сегодня не сделать шаг навстречу своему другу, завтра, может быть, и самого друга уже не будет. Ведь люди живут так мало, да и неизвестно, не разлучат ли их невзгоды и обстоятельства.
Думать о том, что очень символично этот остров мог стать последним горизонтом для них обоих, Рёджи было не просто печально – думать об этом было страшно.

***

Когда наступила весна, первый, ожидаемый в конце марта корабль не пришел. Не появился он и в апреле, а когда начался май, и корабля все еще не было, Леда откровенно занервничал.
- Что-то случилось, - как-то раз произнес он, и его взгляд был рассеянным и потерянным.
- В Локстене? – спросил Рёджи.
- В мире, - возразил Леда. – Мне кажется, пока мы были здесь, на острове, мы пропустили что-то очень важное.
Рёджи в глубине души был рад, что корабль не приходит, но волнение друга передалось и ему: Леда переживал, и их существование перестало быть безоблачным и счастливым, а Рёджи был вынужден признать, что уже сам ожидает весточки с большой земли, только бы Леда не расстраивался.
Островитяне также беспокоились – каждый ждал писем и известей от родных, и без информации и новостей все волновались и судачили о том, что про них просто забыли, хотя в подобное мало кому верилось.
Весна преобразила остров. Полностью снег сошел только в конце апреля, и начавшееся буйство красок и природы поразило Рёджи. Трава казалась особенно зеленой, цветы – солнечными и невероятно пахнущими, и даже нечасто появляющееся солнце грело как-то особенно нежно.
- Это продлится месяца три, - заметил Соно, не разделяя восторгов вновь прибывших от местной природы. – Потом сразу начнется осень.
Но даже его хмурые комментарии не могли умалить восхищения Рёджи: в засушливом Локстене он никогда не видал такой красоты.
Корабль появился на горизонте лишь в самом начале лета, чем вызвал небывалый переполох. Многие жители поселка поспешили на берег, чтобы первыми встретить его, и Леда, который так долго изводился ожиданием, захотел отправиться с ними. Рёджи тоже было любопытно, почему задержался корабль и как объяснят свое долгое отсутствие моряки, потому решил не отставать от друга.
Корабль они заметили сразу, хотя тот был еще очень далеко. День выдался солнечным, и одинокий парусник скользил быстро и целенаправленно по синей глади моря – не возникало сомнения, что его целью был именно Последний Горизонт.
Народ оживился и обсуждал радостную новость, многие не захотели возвращаться в селение, чтобы дождаться и первыми встретить корабль, хотя даже при попутном ветре ему предстояло плыть не меньше нескольких часов. Леде и Рёджи некуда было спешить, потому они тоже расположились на берегу и решили подождать.
Однако когда корабль подошел ближе и стал лучше различим, радостное волнение угасло, и в толпе прошел тихий ропот. Рёджи, всматриваясь в синюю даль, сначала решил, что ему чудится, но спустя несколько минут раскрыл от удивления рот.
Он явно не принадлежал Локстенскому Королевству, был меньших размеров, выглядел маневренней и современней, чем та старая развалина, что в свое время привезла их с Ледой на Горизонт. Но самым удивительным оказалось то, что паруса изящной шхуны были черными.
- Пираты? – выдал предположение кто-то из местных.
- Ты что, идиот? – ответили ему. – У пиратов только флаг черный, а не паруса.
- Это не пираты, это чертовщина какая-то…
Рёджи щурился и вглядывался в корабль, который все приближался и приближался, и постепенно он смог рассмотреть, что паруса не были полностью черными – по центру их украшало изображение солнца: красный круг и короткие лучи в форме маленьких треугольников. Ничего подобного Рёджи в жизни своей не встречал.
- Свихнуться можно, - пробормотал он и повернулся к своему другу. – Ты вообще видал когда-нибудь…
Но Рёджи не договорил свой вопрос и замолчал на полуслове, не веря тому, что видит. Его друг не просто смотрел вдаль – он улыбался так, как на памяти Рёджи не улыбался никогда.
На губах Леды застыла улыбка, а в глазах отражались радость и какое-то непонятное Рёджи чувство. О чем думал его друг, Рёджи не знал, но сообразил: эльф понял, что за корабль перед ними, и более того – он очень рад этому открытию.
- Леда? – негромко окликнул его Рёджи, но тот даже головы не повернул, продолжая смотреть на судно с черными парусами.
- Это не пиратский корабль, - ровным голосом произнес Леда. – Он – эльфийский.
- Эльфийский? – не поверил своим ушам Рёджи и тоже уставился на изящную шхуну, бегущую по волнам.
- Да, эльфийский, - подтвердил Леда. – И я даже знаю, кому он принадлежит.
Рёджи перевел взгляд на друга, не скрывавшего ликования. Но вместо того, чтобы разделить его радость, Рёджи почувствовал, как в глубине груди шевельнулось неприятное чувство. Рёджи не смог бы объяснить, что испытывал в этот момент, но, глядя на замечательный корабль и на поведение Леды, который был так рад увидеть эту шхуну, он вдруг остро почувствовал, что большего всего на свете желает, чтобы корабль никогда не причалил к их берегу. Рёджи не знал, откуда пришли эти мысли, но понял, что не хочет видеть того, кто пришел под черными парусами и так осчастливил Леду своим появлением.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Страница 4 из 4«1234
Поиск:

Хостинг от uCoz