[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 4«1234»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт
KsinnДата: Понедельник, 21.10.2013, 05:49 | Сообщение # 31
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 12.

Рёджи снилось, что он ушел под воду с головой, но почему-то не захлебнулся и не потерял способность дышать. Его качало на волнах, влекло куда-то течением, и все это происходило в кромешной темноте. Счет времени прервался, Рёджи не знал, как долго его несет вот так, не ведал, сон это или явь, и если все же сон – проснется ли он когда-нибудь.
Еще он слышал шорох, не иначе как тоже связанный с водой, которая приняла его в свои объятия. Рёджи знал, что так шуршат крупные валуны, когда особенно сильные волны находят на берег, а потом отступают, увлекая камни за собой. Только шума прибоя не было, лишь этот тихий шорох камней.
Рёджи не чувствовал ничего, и лишь изредка тело пронзала острая вспышка боли. Тогда ему чудилось, что он рвется на поверхность и вот-вот глотнет чистого воздуха, но боль уходила так же внезапно, как появлялась, и его вновь затягивало в пучину.
Рёджи ненавидел море, всем сердцем ненавидел его, и об этом он отрешенно думал в кромешной тьме, наполненной одним единственным звуком. Когда-то давно он чуть не лишился жизни в море, море же привело его на остров, полный опасностей и ужаса... Когда эта мысль пришла в его голову, он будто встрепенулся, приходя в себя, вспоминая, что забыл нечто важное, и в уме крутилось имя – имя кого-то очень нужного ему, чья судьба тревожила Рёджи, хотя вспомнить его не удавалось. Рёджи казалось, что он зовет кого-то, хотя при этом он понимал, что подобное невозможно, если находишься под толщей воды. Однако ему все равно ответили: "Тихо... Все хорошо... Все обошлось..."
Голос был похож на едва уловимый шелест, прозвучавший в его голове, и потому мысленно Рёджи обратился к невидимому собеседнику, спрашивая, умер ли он сам. Но в этот раз Рёджи не ответили. Море снова затянуло его, потом ход мыслей оборвался, и он снова не думал ни о чем, лишь чувствовал, что его уносит в неведомую даль.
А потом Рёджи начало казаться, что жижа вокруг него становится менее плотной, и сквозь ее толщу можно расслышать звуки и почувствовать запахи. Рёджи чудилось, что он даже различает голоса и чей-то смех. Один голос, очевидно, наиболее громкий из всех, он слышал наиболее часто и со временем даже начал разбирать отдельные слова и реплики.
"Ночью может быть или страшно, или волшебно, в зависимости от компании", - послышалось ему однажды. - "Но ты не переживай – с деревенщиной не может быть ни того, ни другого".
"Что?.." - хотел спросить Рёджи, от которого ускользнул смысл сказанного, но голос уже затих, и что ответили говорившему, он не узнал.
"Все можно исправить, пока жив. Глупо этим не воспользоваться", - в другой раз послышалось ему, но тогда Рёджи вообще ничего не понял.
Обрывки фраз и слов доносились до него все чаще, он чувствовал запах горячего молока и свежих поленьев, которые так здорово бросать в печь, а потом слушать, как они трещат в огне. Рёджи чудилось, что он даже слышит это потрескивание, слышит музыку и чье-то пение. Хотелось как можно скорее выбраться из отвратительного моря, из воды, поработившей его волю, засосавшей и не отпускавшей, но вырваться у Рёджи не получалось – не было сил даже чтобы барахтаться.
И в тот день, когда Рёджи в какой-то момент просто открыл глаза, он не сразу сообразил, что произошло и где он находится. Было ли галлюцинацией то, что он видел до этого, либо же ему грезилось то, что он увидел теперь?
А видел Рёджи немногое. Первые полминуты перед глазами все плыло, и понадобилось немного времени, чтобы сфокусировать взгляд, а заодно разобраться с прочими ощущениями. Рёджи точно мог сказать, что лежит в мягкой постели, что у него ноет все тело, и что он слышит музыку – последнее казалось особенно удивительным, отчего Рёджи усомнился в реальности происходящего. В помещении, где он находился, царил полумрак, и отчаявшись что-либо разглядеть, Рёджи решил сперва пошевелиться.
Попытка приподняться на локтях с треском провалилась – первое же движение причинило не сильную, но неприятную боль, какую испытываешь, если отсидишь ногу, а потом решишь ею подвигать, и Рёджи тихо застонал сквозь сжатые зубы. В тот же миг музыка оборвалась, а к нему самому метнулась тень.
- Деревенщина! Глазам своим не верю! Да ты, выходит, не сдох?
Воспоминания лавиной обрушились на Рёджи, запестрели калейдоскопом перед глазами. Леда, остров, монстр, заброшенная деревня, Леда, бег, духи, радужный змей, Леда... Рёджи сам не знал, что хотел сказать, о чем спросить в первую очередь, но язык слушался его не лучше тела – вместо слов вырвался лишь очередной сдавленный хрип.
- Ты это... Тихо лежи, - потребовал Джури. - Не все сразу же, очухайся сперва, а то Леда с меня шкуру спустит.
За что эльф может спустить шкуру с Джури, Рёджи представления не имел, но эти слова успокоили его. Выходило, что друг, по крайней мере, жив. Рёджи устало закрыл глаза, но тут же поспешил открыть их, когда почувствовал, что его снова затягивает в маслянистую пустоту.
Очертания предметов вокруг стали четче, и теперь он смутно догадывался, что лежит на какой-то импровизированной постели на полу в доме Сойка и Джури. Некто соорудил что-то вроде ширмы, и от основной комнаты и пылающего камина Рёджи отделяла грубая полотняная ткань, сквозь которую, однако, просвечивало веселое оранжевое пламя, дарившее немного света и этому закутку.
Неслышно ступая, Джури подошел еще ближе и уселся прямо на пол, ближе к Рёджи. В руках он держал свой струнный музыкальный инструмент, название которого Рёджи так и не удосужился узнать. Что-то в происходящем смутило Рёджи, но не понял, в чем подвох – мысль ускользала, и он тщетно пытался ухватить ее за кончик хвоста.
- Ты хоть помнишь, что случилось? - спросил его Джури, голос которого не выражал никаких эмоций, лишь праздное любопытство.
- Помню... - прошептал Рёджи и, не узнав свой голос, попытался прокашляться. - Змей...
- Ага, раздавил тебя, - охотно подтвердил Джури. - А дальше помнишь?
Рёджи призадумался на несколько секунд. Вязкое море с тягучей водой явно не относилось к тем воспоминаниям, о которых его спрашивал Джури, потому он лишь мотнул головой. Движение отозвалось болью в шее, но это было лучше, чем говорить, когда в горле так скребло.
- Ну, оно и не мудрено, - кивнул Джури: теперь в интонациях не слышалось ни привычной издевки, ни ехидства. - Ты лучше поспи еще, а мы тебе потом все расскажем.
- Что произошло... тогда? - каждое слово давалось с трудом, но Рёджи все равно выдавил их из себя.
Вопреки тому, что чем дальше, тем острее он чувствовал боль во всем теле, спать хотелось все меньше, и перспектива провалиться в уже привычное забытье ему совершенно не нравилась.
- Леда сказал, что если ты придешь в себя, тебя нельзя утомлять, - сообщил Джури и с опаской поглядел за спину, словно из-за ширмы в любой момент мог появиться эльф.
- Что? - требовательно повторил Рёджи и сделал еще одну попытку приподняться, которая убедила Джури в том, что лучше рассказать обо всем, не торгуясь.
- Да в порядке все, лежи только смирно, - потребовал он, подаваясь чуть ближе, и Рёджи теперь смог разглядеть его лицо. - Пронесло нас, так сказать. Хотя разноцветный червяк удрал. Но это ничего, мы его еще поймаем – главное, что сами ноги унесли.
Джури улыбнулся и хитро прищурился, а Рёджи обратил внимание на то, что некогда раненый глаз совсем зажил, и только тонкие шрамы у виска напоминали о недавней травме.
"Но как же так?.." - пришла в его голову вялая мысль. - "Он же еще вчера его открыть не мог..."
- Вообще, тебя я спас, - продолжал тем временем не без гордости вещать Джури. - Есть у меня такое хобби – метать на досуге ножи. Это кроме музыки моей любимой, и получается у меня просто великолепно! А у Сойка еще с лучших времен осталось два заговоренных кинжала, и перед нашим походом он дал их мне и сказал воспользоваться в крайнем случае. Жалко, конечно, было потерять из-за тебя, деревенщина, магический клинок, но в тот момент я подумал, что крайний случай настал.
"Ну спасибо", - хотел ответить Рёджи, только во рту пересохло и ответить он не смог.
- Эльф тоже свой лук схватил, но это ж пока тетиву натянешь, пока прице-елишься... В общем, я был прекрасен и быстр, и спас твою задницу! Змей получил в глаз, бросил тебя и удрал.
Джури махнул рукой, не иначе показывая, в какую сторону удирал змей, и чуть было не засадил локтем Рёджи по носу.
- Ну вот. А ты шлепнулся на землю, и Сойк тогда сказал, что ты подохнешь. Сойк, знаешь ли, в таких вопросах редко ошибается. Но твой эльф оказался упрямым, и вот представь себе! Ты все же очухался, диво дивное.
Джури негромко рассмеялся, и Рёджи не без некоторого раздражения подумал о том, что лучше бы Джури дал ему воды, чтобы он наконец промочил горло и смог задать несколько мучивших его вопросов.
- Потом было скучно, - продолжил свой рассказ бывший домовой. - Мы тебя долго лечили... То есть, Леда лечил, Сойк ворчал, что тебя уже пора закапывать, а я сочинял песню о змее. Сойк все равно думал, что ты помрешь, всю первую неделю, пока у тебя из всех дыр кровь шла. Но Леда не сдавался, и потом тебе и правда полегчало. А потом ты долго был в беспамятстве, и...
- Неделю?.. - хрипло переспросил Рёджи.
- Неделю – это ты помирал тут, - тут же уточнил Джури. - А лежишь ты уже все три. И скажу тебе честно, смердит от тебя так, будто ты все же помер. Леда пытался, конечно, как-то ухаживать за тобой, но тебя ж трогать особо нельзя и двигать тоже, у тебя ребра переломаны и органы внутренние полопались...
Джури говорил еще что-то, но Рёджи уже не слушал, чувствуя, как от ужаса на голове шевелятся волосы.
"Три недели?!" - хотелось закричать ему. - "Но как же?!."
Лишь теперь он сообразил, что изначально смутило его. До этого у Джури было изранено лицо, отчего он не мог открыть один глаз, а теперь все было в порядке. У Джури были переломаны пальцы, он не мог играть, а теперь спокойно делал это. Просто прошло немало времени, Джури успел поправиться, пока Рёджи был в отключке.
- Корабль... - одними губами произнес он, однако Джури услышал.
- Корабль? - не понял он, но сразу спохватился. - Ах, кора-абль... Корабль ваш ушел неделю назад. Так что вы теперь с нами до весны!
Казалось, что Джури нисколько не огорчал этот факт, напротив – даже веселил, а Рёджи, не сдерживаясь, застонал в голос. Осознание случившегося повергало в отчаяние, и хуже всего было от того, что он понимал – в произошедшем виноват только он один.
- Зачем же так расстраиваться? - искренне удивился Джури. - Большинство здесь собравшихся останутся на Горизонте вообще навсегда. Тем более, монстра еще ловить и ловить. Леда вот не огорчился вроде бы, лекарем у нас подрядился, потому что местный, козел, нажрался в пивнушке, свалился в канаву да замерз. У старосты припадок случился – кто теперь врачевать селян станет? А тут Леда такой говорит, раз он уже тут, может помочь. Он, кстати, и сейчас по этим делам ушел, а мне поручил следить за тобой.
Джури гордо выпятил грудь: порученная миссия ему льстила едва ли не больше, чем сам факт того, что он ранил древнего монстра, но Рёджи некогда было разделять чужую радость. Закрыв глаза, он осознал, что силы покидают его, и он снова отключается.
- Леда меня не простит... - еле слышно прошептал он, но Джури снова разобрал произнесенные слова.
- Что ты! - как будто даже возмутился он. - Леда так переживал, ты бы видел! Сам сутками не спал, а о том корабле и не вспомнил бы, если б Сойк ему не сказал. А я по этому поводу сочинил песню – называется "Корабль плывет". На самом деле, обо всем можно сочинить песню. Вот, послушай...
Джури легко коснулся струн, но самой песни Рёджи уже не дождался, провалившись в забытье. И в этот раз оно было вовсе не похоже на погружение в морскую пучину – Рёджи просто крепко спал, и ему не снилось ровным счетом ничего.

На этот раз сон Рёджи был похож на обыкновенный, только очень крепкий, хотя в какой-то момент он почти проснулся от того, что к нему прикасались. Леда – в том, что это был именно он, Рёджи не усомнился даже спросонья – ласково поглаживал его по рукам и ногам, по локтевым сгибам, плечам и шее. Даже в полудреме Рёджи догадался, что Джури сообщил другу о том, что горе-пациент проснулся, и теперь Леда помогал снять боль с затекших конечностей, которые столько дней оставались без движения. Когда-то давно эльф сказал ему, что лечить он не умеет, лишь может ускорять заживление и восстановление, и именно этим он, очевидно, и занимался. Рёджи даже мог бы проснуться в процессе врачевания, но сообразив, что тогда приятная процедура может закончиться, открывать глаза не стал – только улыбнулся и сам не заметил, как опять уснул.
Сколько еще прошло времени, Рёджи не знал, но когда проснулся снова, теперь уже окончательно, рядом с ним никого не было. В доме, где окна даже не предусматривались, определить время суток не представлялось возможным, да Рёджи и не видел в этом необходимости – какая разница, на улице день или ночь, если проспал едва ли не месяц.
Сквозь грубую занавеску пробивался слабый свет, и Рёджи догадался, что это горит камин, который с наступлением холодов, видимо, топили постоянно. Звуков чьего-либо присутствия Рёджи не услышал и потому, недолго думая, решил попытаться встать.
На этот раз движения не причиняли такого дискомфорта, как прежде – не иначе, причиной тому была забота Леды – и Рёджи легко сел на постели, ощутив при этом лишь слабое головокружение.
- Неплохо... - подвел итог первому этапу подъема он и, ухватившись рукой за край какого-то сундука или ящика для утвари, стоявшего рядом, не без труда поднялся на ноги.
Сперва его качнуло, к горлу подступила тошнота, но с этой секундной слабостью он справился. По инерции Рёджи прихватил с собой покрывало, сшитое из лоскутков, которое служило ему одеялом, и только теперь сообразил насколько оно пришлось кстати, учитывая, что одежды на нем вообще не было.
Подтянув одеяло к груди, он собрался было повернуться и постараться пройти вдоль стены, когда за спиной раздался голос:
- Ну и куда ты на этот раз собрался?
Рёджи показалось, что в животе у него что-то оборвалось, как часто бывает, когда испытываешь внезапный, но не сильный страх. И он резко обернулся, чтобы тут же встретиться глазами с Ледой, который замер у самой ширмы и буравил его сердитым, чтобы не сказать злым, взглядом.
- Я... - тихо произнес Рёджи и тут же замолчал, растерявшись.
Что отвечать на вопрос, он не знал, а еще почувствовал легкий озноб из-за того, как друг смотрел на него. В полумраке привыкшими к темноте глазами Рёджи мог разглядеть лицо эльфа, и одно он знал наверняка – такого выражения он еще никогда не видел. Леда в этот миг показался ему бесконечно красивым, даже красивей, чем обычно, а еще невероятно рассерженным, что было совсем удивительно. Эльф редко выражал эмоции, особенно негативные, и, быть может, именно этим и объяснялась его притягательность в этот момент.
- Ты, - холодно отрезал Леда – сочувствовать Рёджи он явно не спешил – и сделал шаг вперед, приближаясь чуть ли не вплотную. - Тебе надо оставаться в постели. И будет надо еще очень долго. Ложись немедленно.
Но опешивший Рёджи вместо того, чтобы послушаться, только рот открыл. Грубоватые и властные нотки в голосе друга были до того непривычны, что у Рёджи закралось подозрение – не пришел ли к нему вместо Леды его двойник, как тогда, в заброшенном селении?..
- Устал я лежать, - наконец промямлил он и переступил с ноги на ногу. Пол в доме был теплым, и почему-то именно об этом Рёджи подумал в эту минуту.
- Я тоже устал, потому сделай одолжение, не спорь, - ровным голосом отчеканил Леда. - Не для того я тебя лечил сутками, чтобы ты вскочил, потом упал и проломил себе лоб.
- Я не проломлю, - обиженно заявил Рёджи и сильней прижал одеяло к груди. - И вообще, не разговаривай со мной так. Это ты виноват, что все так произошло...
Рёджи сам смутился собственной смелости и осекся, когда увидел, что глаза Леды будто бы потемнели, хотя на лице не дрогнул ни единый мускул.
- Ты... Ты обманул меня, еще и так по-глупому... - зачастил Рёджи, когда, помолчав несколько секунд, не дождался никакого ответа. - Обманул и ушел, да еще и на такое опасное дело. Это нечестно. Мы же напарники...
Голос был жалобным, Рёджи самому не нравилось, как он звучит, но справиться с нежелательными интонациями не получалось.
- Да, обманул, - спокойно произнес его друг, даже не двинувшись с места. - И знаешь, почему?
- Почему? - слабо произнес Рёджи.
- Потому что ты до невозможного боишься всего потустороннего, а мы направлялись в место, где каждый враг – не простое существо из плоти и крови, - теперь Леда стал похож на себя обычного: говорил он уверенно и твердо, не проявляя никаких эмоций. - А твой страх опасен по двум причинам. Первая – любая инфернальная сущность чувствует, когда ее боятся, и запах страха манит ее как запах крови манит волков. Вторая – ты совершенно бесполезен, когда парализован ужасом. Когда змей набросился на тебя, в твоем распоряжении была пара секунд, за которые можно было предпринять хоть что-то: зайти в печать, например, броситься наутек, чтобы выиграть время и дать нам шанс спасти тебя. Но ты не сделал ничего, ты стоял и смотрел, как тебя сейчас сожрут.
Леда замолчал и пытливо поглядел в глаза Рёджи, который только сглотнул, не зная, что ответить. Каждое произнесенное слово являлось чистой правдой, и у него не имелось аргументов для возражения, но горько и досадно от этого было не меньше. В глубине души Рёджи чувствовал вину за то, что все испортил, и это чувство заглушала лишь обида от того, что напарник обманул его.
- Надо было мне честно сказать, а не врать, - полушепотом произнес он.
- И что бы ты сделал? - вопросительно поглядел на него Леда. - Беспрекословно остался ждать меня?
Рёджи только вздохнул и посмотрел в сторону, будучи не в силах и дальше выдерживать этот взгляд.
- Ты отличный боец, когда дело идет о сражении с людьми, - помолчав, продолжил Леда. - Но когда доходит до чего-то необъяснимого, ты теряешься и сам требуешь защиты. Я понял это еще прошлой весной в Хайдаларе, когда тебя до паралича пугал совершенно безобидный призрак. Что же тогда говорить о реально опасных духах и древних тварях? Я не мог позволить себе роскошь сражаться с ними, а заодно защищать тебя. Ты мог погибнуть...
- И ты мог! - Рёджи сам не понял, как ему хватило сил повысить голос. - Я бы, как дурак, сидел и ждал, пока тебя там жрал какой-то монстр!
- Вот поэтому я и не стал ничего говорить, - терпеливо повторил Леда. - По моему расчету ты только должен был начать волноваться, а мы бы уже вернулись...
- Да что ты говоришь! - Рёджи махнул рукой, отчего чуть было не потерял свое одеяло. - Тебе просто не понять, что такое волноваться! Я чуть не сдох, пока несся за вами! Только и думал, что могу опоздать!
- Выражаясь твоими словами, я тоже чуть не сдох, пока смотрел, как тебя давит в своих кольцах змей, - Леда начинал терять терпение, отчего заговорил чуть быстрее, чем обычно, но Рёджи проигнорировал этот тревожный знак. - Потом я чуть не сдох, пока мы везли тебя через мертвое селение, и на запах крови и близкой смерти к нам липла вся местная нечисть. Потом я чуть не сдох, когда сутками напролет прислушивался к твоему дыханию, чтобы понять, жив ты или нет, а после...
- Да что ты можешь понимать! - рявкнул Рёджи, перебивая, просто не желая слушать дальше – от таких признаний ему становилось тревожно и почему-то немного страшно. - Все знают, что эльфы – бездушные и равнодушные! Откуда тебе знать, что такое... волнение. Тем более... за человека...
Договорить до конца Рёджи не смог. Леда изменился в лице, и такого выражения глаз Рёджи точно никогда не видел у своего друга, однако дать определение непонятному чувству, которое так легко можно было разгадать, не успел.
Рёджи упустил тот миг, когда Леда подался к нему, протягивая вперед левую руку. Пальцы друга сомкнулись на его затылке, сильно и больно дернули за волосы, но Рёджи даже не заметил этого, потому что в ту же секунду губы Леды коснулись его губ.
Это прикосновение не было похоже на поцелуй, скорее, на удар – у Рёджи клацнули зубы, а заодно ушло в пятки сердце. И единственной мыслью, мелькнувшей в голове, было - "не может быть".
Не могло быть такого, чтобы Леда поцеловал его – в принципе не могло быть, даже при всем его хорошем отношении к напарнику. Не могло быть такого, чтобы Леда, всегда такой сдержанный и спокойный, целовал вот так: грубо прижимая к себе, дергая за волосы, едва ли не кусая чужие губы.
"У меня температура и бред", - понял Рёджи, и в подтверждение этой теории почувствовал, как слабеют ноги. Не иначе, все это ему мерещилось.
Леда отпустил его быстро, буквально через несколько секунд, а точнее – прекратил целовать, но отступать хотя бы на шаг не спешил. Вместо этого он прижался своим лбом ко лбу Рёджи, все так же сжимая в кулаке его волосы. Рёджи боялся открыть глаза, но откуда-то точно знал, что Леда тоже зажмурился. На губах он чувствовал прерывистое дыхание друга, а еще отмечал, как чудесно от него пахнет свежестью и морозом. Должно быть, до того как войти в комнату, эльф был на улице, и Рёджи отстраненно подумал о том, что, в отличие от эльфа, от него пахнет потом, болью и болезнью, и вообще не слишком-то приятно обниматься с ним. Но Леда не торопился отталкивать, и Рёджи очень некстати понял, что ему становится худо.
Рёджи ощутимо качнуло, и он судорожно вцепился в плечи Леды, выпуская из рук одеяло. Но на эту мелочь он не обратил внимания, силясь собраться и не упасть. Волнения и переживания вымотали последние силы, и Рёджи сообразил, что сейчас просто потеряет сознание.
"Не каждый же день тебя целует мечта", - ехидно подсказал внутренний голос, и Рёджи понял, как глупо будет выглядеть, если поддастся слабости – будто действительно отключился от того, что его поцеловали.
Леда ничего не сказал, но сразу все понял, сжал локти Рёджи и помог осторожно опуститься на постель. У Рёджи перед глазами мелькали цветные пятна, но он старался дышать глубоко, потому что просто не мог позволить себе забыться, так и не сказав то, что должен был.
- Прости меня... - еле слышно произнес он, даже не поняв, вслух говорит это или нет.
- И ты прости, - тихо ответил Леда, подтягивая потерянное одеяло. - Я обещаю больше не обманывать тебя.
- Да нет, я не о том, - слабо прошептал Рёджи. - То есть за то, что поехал следом, тоже прости, но я не о том. Я не думаю, что эльфы бездушные, никогда так не думал, честное слово... Не знаю, почему так сказал.
- Потому что все вокруг говорят об этом, - пояснил Леда и несильно подтолкнул его, чтобы Рёджи наконец улегся.
В этот раз он не стал сопротивляться, но прежде чем откинуться на спину, еще раз несмело поглядел на Леду, только теперь понимая, какое чувство померещилось ему в глазах друга. Подобные эмоции ему доводилось видеть на лицах людей, потерявших близких или переживших горе, и назвать их иначе, как глухой болью, не получалось.
- Я тебя обидел, да? - вот теперь Рёджи уже почувствовал настоящую тошноту – больше всего хотелось навешать себе подзатыльников за неосмотрительные злые слова. Было жалко и Леду из-за того, что ему достался такой неблагодарный напарник, и себя из-за того, что родился дураком.
- Я не обиделся, - ответил Леда, усаживаясь рядом на пол и опуская руки на колени – в этот момент Рёджи больше всего захотелось, чтобы друг снова прикоснулся к нему, но тот не спешил это делать.
- Правильно. Не надо обижаться на идиотов.
 
KsinnДата: Понедельник, 21.10.2013, 05:50 | Сообщение # 32
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Ты не идиот.
- Идиот. Из-за меня змей удрал...
- Не из-за тебя. Даже если бы ты не появился, мы бы не смогли закрыть печать.
- Почему? - неподдельно удивился Рёджи, и Леда задумчиво покачал головой.
- Даже если бы змей заполз в границы печати, потушить огонь не вышло бы. Сойк недооценил этого колдуна – он как-то заговорил печать, и когда мы начали гасить, огонь вспыхнул еще ярче. Джури сильно обжег руки, но это ничего. На нем как на кошке заживает.
Услышав это, Рёджи вдруг вспомнил, что прежде чем потерять сознание, вроде бы увидел яркую вспышку и услышал громкий крик, которым теперь Леда дал вполне логичное объяснение – очевидно, кричал Джури, когда они попытались закрыть печать, хотя змей и не заполз в нее, а та вспыхнула пуще прежнего.
- Что же теперь делать? - растерянно пробормотал Рёджи.
- Сойк долго думал и в итоге пришел к выводу, что закрыть печать и спасти остров от твари сможет только человек с искрой, - пояснил Леда. - Так что теперь единственная и первоочередная задача найти колдуна.
- Но это же... Это как искать иголку в куче таких же иголок, - выдохнул Рёджи. - Они все тут странные и подозрительные. Кто угодно может быть колдуном.
- Совершенно верно, - не стал спорить Леда. - Но когда нам бывало легко?
Этот вопрос, видимо, не требовал ответа, потому Рёджи не стал ничего больше говорить и закрыл глаза, думая о том, что надо отдохнуть и прийти в себя. Он не был уверен, что после пробуждения сможет поверить в то, что Леда поцеловал его.
- Рёджи. Как ты догадался, что я уехал в селение? - донесся до не него голос Леды, когда сон почти полностью завладел им.
- Мне... Мне Аямэ сказал, - произнес Рёджи, не открыв глаз и не сразу вспомнив, откуда он узнал об отъезде друга.
- Аямэ?
- Да. Он пришел и сказал, что ты уехал и забрал лошадей, - приоткрыв глаза, Рёджи поглядел на Леду. - Ну и я поехал следом. А... А что?
Леда не смотрел на него в этот момент – взгляд друга был задумчивым и отрешенным.
- Вот интересно, - медленно произнес он. - Аямэ только тем и занимается, что сидит у окна целыми днями и наблюдает за нами?
Рёджи хотел выразить что-то вроде сомнений в ответ на такое абсурдное предположение, но когда попытался собрать разбегающиеся мысли, так и замер с открытым ртом.
Аямэ появился как из-под земли, стоило им впервые подъехать к дому. Аямэ видел, как Леда вернулся после того, как разыграл убийство вдовы, и помог замести следы. Аямэ заметил, как эльф уезжал в селение...
- Вот-вот, - кивнул Леда, безошибочно разгадав, о чем думает Рёджи. - Странно это все, не думаешь?
Рёджи только моргнул, но отвечать ничего не стал. Происходящее не казалось ему странным – скорее, непонятным. Непонятным настолько, что даже не имело смысла строить предположения.

Последовавшие за этим несколько дней слились для Рёджи в сплошную полосу, когда он не различал ни дня, ни ночи, и вообще плохо соображал, что происходит вокруг.
Леда приходил и уходил, Сойк тоже не слишком часто появлялся в собственном доме, но чем занимались они оба, Рёджи толком не знал. Большую часть времени вокруг него крутился Джури, который хотя и напоминал постоянно, что ждет-не дождется, когда унылая деревенщина покинет его прекрасный дом, не прекращал болтать и не отходил от Рёджи ни на шаг.
Леда продолжал свое незамысловатое лечение – на него уходило по несколько часов в день. Лицо эльфа становилось серьезным и сосредоточенным, когда он водил раскрытыми ладонями по торсу Рёджи, но уставшим после этих манипуляций он не выглядел.
- У тебя были сломаны несколько ребер, еще разрывы внутренних органов. Ты и правда чуть не погиб, - объяснял он. - Сейчас опасность миновала, но для полного заживления и выздоровления нужно еще время. И, наверное, ты еще долго будешь чувствовать отголоски этих травм.
Рёджи только кивал и покорно следовал всем предписаниям, которые делал его друг – он сам хотел поправиться как можно быстрей, чтобы скорее вернуться к делам, которых на острове у них оказалось выше крыши.
Из рассказов Джури Рёджи узнал, что происходило после того, как он попался древнему монстру и оказался одной ногой в могиле.
Выяснилось, что не брать с собой Рёджи в опасный поход Сойк и Леда единогласно решили еще после первой вылазки в покинутое селение. Теперь Рёджи смутно припоминал, что пока он общался с Джури, напарник вместе с бывшим колдуном подозрительно долго отсутствовали. Именно тогда они и договорились обмануть Рёджи.
- Меня они тоже хотели оставить, представь! - возмущенно вещал Джури. - Видел бы ты, что я Сойку здесь устроил. В общем, он в итоге согласился, что позже и спасло тебе жизнь, деревенщина. Если б не я, лежал бы ты сейчас в мерзлой земле.
О том, что Рёджи обязан ему жизнью, Джури напоминал чуть ли не каждый час, в результате чего в какой-то момент Рёджи уже был готов пожалеть, что не сгинул в ту ночь.
После того, как раненый змей выпустил его и скрылся в неизвестном направлении, события развивались стремительно и быстро. Сойк все же решил рискнуть закрыть печать: как было оговорено, требовалось немногое, просто бросить в огонь заговоренный порошок, сделанный бывшим колдуном заранее. Но тут случилось неожиданное: вместо того, чтобы погаснуть, печать вспыхнула ярче, пламя метнулось в небо, в результате чего Джури, не успевший отпрыгнуть в сторону, обжег руки.
- Во, смотри, - продемонстрировал он Рёджи свои конечности.
- Ничего не вижу, - признался тот – руки Джури выглядели вполне заурядно.
- Именно! Все зажило! Это потому что я не просто человек, а самый чудесный человек на свете, - гордо объявил домовой. - Все заживает, и даже шрамов почти не остается.
Сойк предположил, что Рёджи не проживет и часа, но Леда не пожелал бросать напарника умирать в заброшенном селении. Обратный путь дался маленькому отряду нелегко. Веснушке удалось вынести на себе и Леду, и Рёджи, а вот одну лошадь пришлось пожертвовать каким-то озлобленным многоногим тварям, которые неожиданно появились из темного переулка.
- Ты бы видел, что там творилось! - размахивая руками, рассказывал Джури Рёджи. - Из-за того, что ты почти помер, всякие гадости повылезали из всех щелей – они чувствуют, когда человек слаб, перестают бояться и мечтают утащить за собой. Но Леда был такой... Такой, что просто ух! Не зря он столько лет был наемником! Одной рукой держал тебя, второй клинок, от всех успевал отбиться, еще и коня твоего глупого направлял!
- Веснушка не глупый, - оскорбился за своего скакуна Рёджи.
- Конечно, глупый, - заверил его Джури. - Он меня боится. А чего меня бояться-то?
Миновать кладбище так легко, как сделал это перед этим Рёджи, тоже не удалось – из молочного тумана, который за время их отсутствия никуда не делся, вылезло нечто бесформенное, похожее на полупрозрачную слизь. Тут пригодились навыки Сойка, который ожидал подобного подвоха и швырнул в мерзость какие-то камушки – Рёджи уже не стал выяснять, что было в этих камнях такого, что тварь отступила, и маленькая компания успела скрыться в лесу.
Тащить раненого напарника до селения Леда не рискнул, потому Джури и Сойку ничего не оставалось, как нехотя пустить полумертвую деревенщину в свой дом – так сказал Джури, но у Рёджи возникли подозрения, что если бы Джури действительно не хотел впускать кого-то в свое жилье, он бы не стал наступать на себя.
Ну а потом потянулись долгие дни непрерывного лечения. Леда ни на минуту не отходил от своего друга, не отвлекался толком даже на сон, и если бы Сойк едва ли ни силой пичкал его едой, наверняка перестал бы и есть.
- Это было так трогательно, я чуть было не прослезился, - поделился Джури, сияя улыбкой от уха до уха, а Рёджи усомнился, может ли Джури в принципе пускать слезу умиления.
То, что опасность миновала, стало понятно лишь через неделю – до этого момента у Рёджи не прекращалось кровотечение, и лишь необыкновенные способности эльфа спасли его от неминуемой гибели.
- Мы только и успевали из-под тебя окровавленные простыни вытягивать, - поделился Джури. - Удивительно, что в тебе столько крови умещается. И, конечно, если бы не Леда, ты бы помер еще в первый вечер. Зуб даю.
Рёджи только вздохнул. От этих известий ему становилось только хуже, и со стыдом он думал о том, как у него вообще язык повернулся упрекнуть Леду в равнодушии. Друг вроде бы не обиделся, никак не напоминал о неприятном инциденте, но Рёджи все равно было не по себе – и из-за собственного поведения, и из-за поцелуя, который казался теперь чем-то пригрезившимся.
После того, как все, что можно было рассказать о злополучном вечере, было рассказано, желание Джури общаться ничуть не уменьшилось. Он сообщил Рёджи, что с тех пор змей не появлялся в селении, и местные выдохнули с облегчением, хотя Сойк их честно предупредил, что это не конец.
- Может, ты убил его? - предположил Рёджи. - Ведь глаза – его уязвимое место. Может, он уполз, а потом подох?
- Неа, - старательно замотал из стороны в сторону головой Джури. - Сойк говорит, что такую махину так просто не убьешь, и что он зализывает раны, но голод в какой-то момент все же пригонит его опять в селение, и тогда он снова начнет убивать.
Также Джури рассказал, что Сойк и Леда предприняли еще одну вылазку в заброшенное селение, теперь уже при свете дня, чтобы еще раз посмотреть на печать и найти хоть какие-то зацепки для поисков колдуна, но ничего путного не обнаружили. Где теперь искать его, а главное – как, никто не знал. Действительно, кто угодно в селении мог оказаться человеком с искрой, но поговорить с каждым и попытаться вытрясти правду казалось невозможным.
- Соно посвятили в курс дела, - рассказывал Джури. - Сойк и Леда ездили к нему и рассказали обо всем случившемся. Староста обещал помочь, чем сможет, но толку с этого мало. Сойк сказал, что не удивится, если носатая гнида сам окажется тем самым колдуном.
"Носатой гнидой" Сойк, очевидно, величал самого старосту и особых восторгов от него не испытывал.
- Еще у Леды какие-то подозрения насчет вашего соседа, - добавил Джури.
- Насчет Ю? - уточнил Рёджи.
- Нет, насчет его красавицы-жены, - рассмеялся Джури. - Но Сойк по этому поводу сказал, что ни один уважающий себя колдун не опустится до того, чтобы зарабатывать, стоя на четвереньках. Я бы тут поспорил, конечно, но справедливости ради, мне тоже слабо верится, чтобы Аямэ – эта судорога в стакане – умел колдовать. Скорее, он питает к вам нездоровый интерес просто потому, что надеется подзаработать.
- Ничего он не надеется, - огрызнулся Рёджи, которому не нравилось слушать гадости об Аямэ, который ему почти что нравился.
- Это ты почему так решил? - сразу заинтересовался Джури.
- Потому что ему не надо ничего, - отрезал Рёджи.
- Вот как! - будто даже восхитился Джури. - А ты предлагал?
- Предлагал... - нехотя протянул Рёджи, который только в этот момент почувствовал, что сам себя загнал в западню.
- Ух ты, - глаза Джури широко распахнулись и сразу же загорелись озорным блеском. - А за какие такие услуги ты ему... э-э-э... Предлагал что-то?
- Отвали от меня, а? - вспылил Рёджи. - Ни за какие услуги, понял? Я просто предложил ему помощь, а он отказался!
- Поверить не могу, - прошептал Джури, который будто и не слушал его вовсе. - Ты... Ты прикасался к этому...
- Ничего не... Да не было ничего! - окончательно рассердившись, соврал Рёджи, но с ложью у него всегда были трудности, и Джури, как часто это делал Леда, сразу разглядел вранье.
- Фу, - немногословно прокомментировал он и возмущенно отвернулся.
- Я одного понять не могу, - раздраженно ответил Рёджи. - С чего вы все взъелись на него? Что он вам сделал?
- Никто не взъелся, - сразу же повернулся к нему лицом Джури – как и думал Рёджи, негодование домового носило скорее демонстративный характер. - Просто сам посуди, ну мерзко это все. Все селение совало в него свои члены. А теперь еще и ты.
- Некоторые считают, что его профессия как бы ни самая важная в мире, - съязвил Рёджи, произнося услышанные когда-то слова. Кто именно говорил это, он уже не помнил.
- Ага, чаще всего об этом вспоминает Соно, - рассмеялся Джури. - Он-то услугами Аямэ больше других пользуется и на правах старосты – совершенно бесплатно.
Рёджи не знал, что ответить на это, а Джури, прищурившись, весело поглядел на него и добавил:
- Смотри, чтоб Леда не прознал о твоих похождениях. Эльфы – народ очень гордый. Пусть он к тебе и неровно дышит, но если узнает про твое красноволосое увлечение, ему станет противно, и тогда тебе вообще ничего не светит.
Услышав это, Рёджи только вздох подавил и никак не стал комментировать слова Джури. На душе стало еще паршивей.
Кроме всего прочего к удивлению Рёджи Джури поведал ему, что снова играет в местном кабаке. Сперва Рёджи обескуражило это признание: он представить себе не мог, чтобы после того, как Джури пытали и пробовали казнить, он сможет простить местных и продолжить с ними общение как ни в чем не бывало. И лишь с опозданием до него дошло, что у Джури напрочь отсутствовало такое качество, как злопамятность. Все-таки он был не совсем человеком, и только этим можно было объяснить его удивительное поведение.
- Сойк когда услышал, что я хочу вернуться в деревню играть дальше, такой забавный стал! Его физиономия, которая, если честно, и так вечно кислая, вытянулась, будто он в рот ложку соли засунул, - весело делился Джури. - Но ему пришлось уступить. Я не могу жить без творчества.
На этих словах лицо Джури стало торжественно-трагичным, как у персонажей древних фресок, которые Рёджи доводилось видеть в храмах духов.
- Одно плохо, - со вздохом добавил Джури. - Ю что-то расхворался сильно, и уже неделю трактир не работает. Без Ю, конечно, никуда, но я считаю, что если ты такой важный человек в селении – если ты единственный владелец единственного кабака, так долго болеть ты просто не имеешь права.
Еще очень любопытно для Рёджи было узнать больше об удивительном доме, где ему пришлось провести так много времени. И если с самого начала жилище Джури и Сойка показалось ему необыкновенным и очень уютным, теперь он убедился в том, что дом был даже лучше, чем он предполагал.
Все здесь было продумано и старательно рассчитано. Например, Рёджи поразила система с зеркалами, которая была у ворот во двор. Зеркалами Джури условно называл отполированные до блеска камни, которые Сойк придумал использовать более чем необычно. На Последнем Горизонте у моря валялось немало серых, удивительно легких по весу валунов, однако при ближайшем рассмотрении Сойк установил, что если счистить грязь и хорошо потереть, гладкая поверхность камней отражает не хуже привычного людям серебряного зеркала. И хотя валуны были не слишком велики, он придумал, как можно воспользоваться ими.
Одно такое зеркало он поднял на дерево напротив въезда во двор – порода камня была достаточно легкой, потому закрепить его оказалось несложно. Так как расположен он был достаточно высоко, шансов заметить его у посторонних почти не было. Второй камень-зеркало расположили напротив первого уже во дворе, но под углом – так, чтобы уже напротив этого псевдозеркала повесить еще одно, у порога дома.
- И получается, что находясь у самого крыльца, ты видишь в отражении, кто стоит перед твоими воротами, - когда Рёджи поправился достаточно, чтобы выходить на улицу, Джури с гордостью продемонстрировал ему этот простой и при этом такой эффективный механизм. Вглядываясь в гладкую поверхность камня, Рёджи понимал, что действительно видит в нем отражение ворот с обратной стороны – не слишком четко, но достаточно, чтобы понять, кто пожаловал в гости.
- Рехнуться можно, - честно признался Рёджи. - Так вот, получается, как оно было... А я думал, это колдовство...
- Эх, деревенщина... - махнул на него рукой Джури и вздохнул – на Рёджи он смотрел с жалостью, явно считая его совершенно безнадежным.
А Рёджи в свою очередь припомнил, как Сойк неожиданно появился из-за калитки в первую их встречу, и как потом, позже, когда Леда пытался спасти Джури, ворота открылись перед Рёджи, хотя по идее хозяева не могли знать, кто приехал. Тогда Рёджи подумал, что дело в колдовстве, но все оказалось проще – отполированные зеркала позволяли видеть хозяевам на расстоянии, кто к ним пожаловал.
- А как получается, что ворота открываются сами? - поинтересовался он, и Джури охотно пустился в новое объяснение.
Загадочное слово "механика" Рёджи слышал от Сойка и до этого, а теперь Джури рассказал ему, что это значило. Выяснилось, что маленький домик у мельницы вдоль и поперек был заполнен сложными механизмами, которые выполняли самые разные функции, и повернув какой-то небольшой рычаг у входа в дом можно было, например, открыть ворота, которые находились в десятках ярдов.
Джури показал Рёджи еще множество интересного и любопытного в своем доме – было видно, что домовой гордится обиталищем и может говорить о нем бесконечно. А Рёджи было интересно слушать, и он только диву давался, что бывают такие дома в мире, тем более, на забытом острове на краю света.
- Когда дом полон слуг, можно не напрягаться, - смеялся Джури. - А когда приходится делать все самому – лучше придумать что-то умное, чтобы упростить себе жизнь. Лень – двигатель прогресса, вот так-то.
- Двигатель чего? - не понял Рёджи.
- Ой... - в испуге округлил глаза Джури. - Не запоминай это слово. Еще сломаешься, упаси меня боги...
И Рёджи в этот момент вдруг поймал себя на мысли, что даже когда Джури издевается над ним, его это почему-то не злит.

Уезжать из гостеприимного дома у мельницы Леда решил неожиданно – по крайней мере, Рёджи почему-то не думал, что это случится так скоро.
- Ты уже достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы без негативных последствий пережить переезд, - мягко пояснил ему друг. - Не стоит злоупотреблять гостеприимством хозяев.
Время близилось к вечеру, на улице уже смеркалось, но Леда не пожелал слушать никаких возражений.
- Я навел порядок в доме, который нам отдали, теперь он не так уныл, как ты видел, - добавил эльф. - Все же зиму нам придется пережить именно там.
На этом разговор был исчерпан, и друзья начали собираться.
- Нет, вот только посмотрите, - ворчал Джури и ходил из стороны в сторону по комнате, пока они складывали свои немногочисленные пожитки и прощались с Сойком. - Направились в ночь! Куда? Зачем? Нет бы спать лечь! Нет бы утра дождаться!
- Джури, хватит уже бухтеть, - наконец потребовал Сойк.
- А что тут бухтеть? Действительно! - развел руками возмущенный Джури. - Сожрет червяк-переросток – мне-то что? Мне все равно!
- Кстати, насчет червяка... Насчет змея, - опомнился Сойк. - Я тут сделал кое-что...
Немного покопавшись в своей сумке, которая нашлась на полу прямо у входа, он вытащил на свет пару непрезентабельных комков какой-то грязи, в которых Рёджи с опозданием узнал защитные амулеты от древней твари, как две капли воды похожие на амулет Сойка.
- Спасибо, - искренне поблагодарил его Леда, принимая подарок.
- Не за что, - равнодушно пожал плечами Сойк. - Толку от них мало, но вдруг... Эй, ты что делаешь?
Последний вопрос был адресован Рёджи, и тот замер на месте.
- Цепляю его на плащ. Что не так?
- Ты что, всегда носишь плащ? - не без раздражения поинтересовался Сойк.
- Э... Всегда.
- Нет, не всегда, - устало произнес тот. - Спишь ты не в плаще. И отлить ночью ты можешь тоже выйти без плаща. Амулет надо крепить на нательную одежду, которую ты почти никогда не снимаешь.
Совету пришлось последовать, и лишь после того, как амулеты были прикреплены, вещи собраны, а все благодарности и пожелания благополучно добраться – высказаны, друзья отправились в селение. Джури, который будто даже обиделся на что-то, не вышел с ними попрощаться.
Сумерки сгущались непривычно быстро, и Рёджи лишь уныло смотрел по сторонам, поражаясь, как изменился окружающий ландшафт. Хотя по календарю осень еще не закончилась, вокруг царила настоящая зима. Мороз крепчал, и снег похрустывал под копытами лошадей. Вокруг были сугробы, и ветер, поднимая в воздух снежинки, гонял их по пустырю вокруг.
Вздохнув, Рёджи плотней закутался в плащ.
- Тебе не хочется покидать этот дом, потому что домовой полюбил тебя, - неожиданно нарушил молчание Леда и на недоуменный взгляд Рёджи только улыбнулся.
- Чего? - спросил Рёджи, покосившись на друга.
- Я заметил это еще до того, как с тобой случилась беда. Тебе не хочется оставлять стены этого дома, и наверняка ты думаешь, что это из-за уюта, тепла и прочего. Но главная причина отнюдь не в этом. Люди любят дом, когда дух семейного очага хочет видеть этих людей рядом с собой.
- Но ведь Джури уже не домовой, - растерялся Рёджи и тут же опомнился: - И какое еще "полюбил"? Да он меня терпеть не может!
 
KsinnДата: Понедельник, 21.10.2013, 05:51 | Сообщение # 33
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Неправда, - теперь в глазах Леды появились хитрые искорки. - Я думаю, ты ему понравился с первой встречи. А то, что он не домовой... Это утверждение верно лишь отчасти. Сойк дал ему материальное, стабильное, так сказать, тело. Но ты ведь сам видишь, что в Джури мало человеческого.
- Но он все время ругается на меня и все такое... - Рёджи даже оглянулся на дом у мельницы, будто глядя на него, можно было получить подтверждение или опровержение словам эльфа.
- А что ему еще делать? - пожал плечами Леда. - Он как маленький ребенок. Человеком он стал совсем недавно и не научился правильно и разумно выражать свои чувства. Как дух, быть может, он древний и мудрый и может поведать такое, что не снилось никому из нас. Но в простых человеческих вопросах он все же совсем юн.
Рёджи на это только головой покачал и снова вздохнул. На самом деле, покидая гостеприимный дом, он думал вовсе не о том, как не хочется уезжать – хотя возвращаться в серую деревню действительно не было желания. Рёджи снова и снова прокручивал в голове разговор с Сойком, который имел место этим утром.
Началось все с того, что Сойк решил заняться распилкой дров на зиму. Леда запретил Рёджи физический труд и вообще какое-либо напряжение, но без дела он уже совсем зачах, потому попросился в помощь к Сойку хотя бы аккуратно складывать поленца. Джури только фыркнул насмешливо в ответ на такое рвение, а Сойк пожал плечами и ответил, что беды от этого не будет.
На улице в кои-то веки был погожий день: слабое низкое солнце освещало припорошенный снегом двор, а дышать морозным воздухом было до того приятно и легко, что у Рёджи поднималось настроение.
Отчасти работа уже была сделана, когда помалкивавший все это время Сойк решил заговорить.
- Зря ты с ним связался, - произнес он, не глядя на Рёджи, и хотя эта реплика как будто ни к чему не относилась, Рёджи сразу понял, о чем или, вернее, о ком идет речь.
- Почему? - только и спросил он.
- Потому что людям не место рядом с эльфами, а эльфам не место рядом с людьми, - лаконично пояснил Сойк.
- А с воплощенными духами, стало быть, место, - попытался придать своему голосу насмешливую интонацию Рёджи, но Сойк если и заметил иронию, не посчитал нужным обращать внимание.
- С духами все иначе, - выпрямившись, он внимательно и очень серьезно поглядел на Рёджи, который так и замер на месте. - В духах нет ничего человеческого, ни хорошего, ни плохого. Духи – иные существа. А эльфы – те же люди, которым было даровано бессмертие, и которые посмели зазнаться из-за этого дара. Эльфы воплощают в себе все худшие человеческие пороки. Гордыню, себялюбие, презрение ко всем вокруг. И к людям, кстати, в первую очередь.
- Ну приехали, - Рёджи был до того поражен этими словами, что даже разозлиться не смог. - Мы об одних и тех же эльфах говорим?
- Еще бы, - криво усмехнулся Сойк. - Мы говорим об остроухих ублюдках, каждый из которых преследует исключительно свои интересы, считается только с собой и никем, кроме себя, не интересуется.
- Как-то ты иначе рассуждал, когда Леда спасал твоего Джури, - мрачно напомнил Рёджи.
- Я рассуждал совершенно так же, - пожал плечами Сойк. - У меня просто выбора не было, не к кому было обратиться за помощью. Но спасение Джури не отменяет того, что Леда – эльф.
- Чем они так тебе не угодили? Эльфы-то? - Рёджи упер руки в бока и уставился на Сойка. Вид его наверняка был более чем грозный, но на душе кошки скребли – Рёджи подозревал, что Сойк был не тем человеком, который стал бы городить глупости на ровном месте.
- Когда-то после одного большого сражения я попал в плен к эльфийскому войску и находился в этом плену несколько месяцев, - невозмутимо пояснил Сойк. - Поверь, вряд ли ты встретишь кого-то, кто лучше меня расскажет тебе, что из себя представляет этот народ.
Признание удивило Рёджи. Его давно мучил вопрос, почему Сойк не любит эльфов, и какие только невероятные догадки не приходили в его голову. Рёджи даже заподозрил как-то, не был ли Сойк когда-то отвергнут эльфом, как отверг Рёджи Леда, но от этой идеи он отказался как от несостоятельной. То, что боевой колдун мог попасть в плен, Рёджи даже представить не мог.
- Ты же умел колдовать и был силен... Почему ты не раскидал их всех? - недоуменно поглядел на Сойка Рёджи.
- Потому что эльфы твари последние, но умные, - горько усмехнулся Сойк. - Природа не подарила им лишь одного – не подарила искру. За всю историю не родилось ни единого эльфа с магическим даром. Но эта погань придумала тысячу способов борьбы с колдовством и уничтожения колдунов. В том числе эльфы изобрели своеобразный артефакт – такой себе ошейник. Оглушаешь колдуна, надеваешь ему на шею – и все. Ни снять его без специального ключа, ни колдовать в нем невозможно. Так произошло и со мной.
- А что было потом? - как зачарованный слушал Рёджи.
- Потом через некоторое время правительство Долузии опомнилось и решило выкупить меня. Но до этого я успел хорошо ознакомиться с бытом и привычками эльфов.
- Тебя... Тебя пытали, что ли? - догадался Рёджи. Как поступают с пленными, он был наслышан. В лучшем случае их забывали кормить, в худшем – всячески глумились и калечили.
- О нет, что ты, они выше этого, - Сойка даже перекосило, как будто он сказал нечто особенно омерзительное. - Если говорить о физической стороне дела, то нет. Но морально они сравняли меня с землей. Это были худшие дни моей жизни.
И хотя Рёджи ничего не говорил, а только слушал с открытым ртом, Сойк, будто он спорил, сделал шаг вперед и вгляделся в его глаза.
- Ты хоть на секунду задумывался, сколько ему лет? - негромко произнес он.
- Я знаю, сколько, - невольно отступил назад Рёджи.
- А я нет, но раз он упоминал то давнее сражение, получается, не меньше шестисот. Задумайся. Шесть сотен лет.
Последнее предложение Сойк отчеканил по слогам, и Рёджи тяжело вздохнул.
- Я все это знаю. Леда говорил, что по эльфийским меркам он еще довольно молод...
- Ну еще бы! - усмехнулся Сойк. - Возраст остроухих часто переливает за тысячу лет, а то и за две. Они не стареют и никогда не болеют. Да, Леда относительно молод. Относительно своих соотечественников. Относительно своих родителей. Но не в сравнении с тобой. Тебе сколько лет?
- Какая разница... - пробормотал Рёджи.
- Хотя бы двадцать есть? - не отставал от него Сойк. - Впрочем, ты прав, разницы никакой – будь тебе хоть пятьдесят, для эльфа все равно ты останешься дураком.
- Почему это дураком? - возмутился из-за такого поворота Рёджи.
- Потому что жизненный путь эльфа длиною в тысячу лет, - терпеливо пояснил Сойк. - А твой... Доживи ты хоть до глубокой старости, на фоне Леды ты всегда будешь маленьким и глупым.
- Я не понимаю, для чего ты мне все это рассказываешь, - потерял терпение Рёджи, но Сойка вспышка его недовольства не смутила.
- Представь себе, что на твоем пути тебе повстречался незнакомец. Просто ваши дороги пересеклись, и вы шли рядом минут десять, перекинулись парой слов. Незнакомец вскоре свернул, и больше ты никогда не видел его в своей жизни. Долго ли ты будешь помнить этого человека? Станешь ли ты его высоко ценить?
- Что за... - хотел было возразить Рёджи, но реплику до конца не додумал, замолчав на полуслове.
- Понял теперь? - поглядел на него исподлобья Сойк. - Для Леды ты вот такой незнакомец на десять минут от всей жизни. Или же представь другую ситуацию. Привязался к тебе, такому взрослому и зрелому, двухлетний ребенок. Глупый, неуклюжий... Будешь ли ты испытывать к такому младенцу любовь и уважение как к равному себе?
- Не буду я больше ничего представлять! - выпалил Рёджи. Очень хотелось топнуть ногой, но представив, как это будет смотреться со стороны, Рёджи сдержался. - И сравнения у тебя неправильные! Все не так! Человеческая жизнь – это не десять минут. И я не ребенок...
Но Сойк только головой мотнул и слабо поморщился, давая понять, что слова Рёджи не производят на него никакого впечатления.
- Поверь, Рёджи, эльфы плевать хотели на людей, и если эльф что-то для тебя делает, значит, существует какой-то расчет. Значит, он ожидает получить какие-то выгоды от этого. А так для любого эльфа любой человек нечто вроде низшего существа, даже хуже домашнего животного.
- Но... - пролепетал Рёджи, который окончательно потерялся под таким напором.
- Я не буду тебя убеждать, - нахмурился Сойк. - Я вижу, как ты на него смотришь, и понимаю, что ты не поверишь мне. Но я просто предупреждаю тебя – помни мои слова, вспоминай их на досуге, что ли... Ты вроде бы неплохой парень, и мне жаль, что хороший человек может пострадать от рук остроухого, который воспользуется им для каких-то своих целей.
- Леда не такой... - слабо произнес Рёджи: хотя верить Сойку он не собирался, тот будто обладал способностью гипнотизировать. Произнесенные слова отложились где-то в подсознании, и Рёджи уже в тот момент понял, что будет думать об этом разговоре.
- Леда – эльф, - жестко возразил на это Сойк. - Этим все сказано, увы.
Больше он не произнес ни слова, но и этого оказалось достаточно, чтобы Рёджи весь оставшийся день то и дело мысленно возвращался к неприятной беседе.
За невеселыми размышлениями Рёджи и не заметил, как они подъехали к дому. Вокруг все было как обычно, людей и случайных прохожих не наблюдалась, да и в сгустившейся темноте вряд ли бы Рёджи рассмотрел бы кого-либо.
Но когда они завели лошадей в сарай, расседлали их и направились к дому, откуда ни возьмись появился Аямэ. Рёджи даже не удивился этому – слова Леды о том, что сосед наблюдает за ними, не шли у него из головы.
- Рёджи... - даже не поздоровавшись протянул Аямэ, глядя на него снизу вверх с восхищением, едва ли не с обожанием. - Как я рад, что с тобой все в порядке. Я слышал, что произошло. Слава богам, ты выкарабкался.
- Э... Спасибо, - немногословно поблагодарил Рёджи за теплые слова. От такого приема стало одновременно и неловко, и приятно.
Церемониться Аямэ не стал: вошел во двор без приглашения и замер на пороге, наверняка ожидая, что его пустят внутрь. Рёджи не видел причин, чтобы не сделать этого, если не считать неприязни Леды к соседу. Но напарник опередил его, и Рёджи сам не знал, зачем Леде понадобилось приглашать гостя – просто из вежливости или по каким-то иным причинам.
- Не стоит стоять на холоде, - вполне миролюбиво произнес он. - Давайте войдем в дом.
На этих словах Леда толкнул дверь, но к неожиданности Рёджи Аямэ поспешил отказаться.
- Нет-нет, я только поздороваться вышел, - он поднял воротник своей неизменной белой куртки, старательней кутаясь, будто от этого могло стать теплей. - Ю... Он болеет, нехорошо оставлять его надолго...
- А что с ним случилось? - с самым невинным видом поинтересовался эльф. - Для простуды как-то слишком долго он хворает.
- Да вот не знаю, - отвел глаза в сторону Аямэ. - Как бы не воспаление легких...
- Воспаление легких – это очень опасно, - заверил его Леда. - Будет неплохо, если я осмотрю его. Моя помощь будет кстати...
- Нет, не надо, что ты! - Аямэ как будто даже испугался из-за этого предложения и взмахнул руками. - Не стоит тратить время, у вас есть дела поважней...
- Это займет немного времени, - сдержанно улыбнулся Леда. - И мне совсем несложно.
- Ю не любит лекарей, - сделал еще одну неуверенную попытку Аямэ.
- Я не лекарь, - возразил на это Леда.
- Если честно... - Аямэ чуть понизил голос и доверительно поглядел на него, но тут же стыдливо опустил глаза. - Эльфов Ю не любит еще больше...
- Вот как, - нейтрально ответил на это Леда, и пока он не нашелся, что еще ответить, Аямэ попятился назад.
- Я пойду, пожалуй, - фальшиво улыбнулся он. - Выздоравливай, Рёджи. Рад, что с тобой все хорошо.
- И ты не болей, - автоматически ответил Рёджи, все еще пребывавший в растерянности из-за странного разговора, который ему довелось услышать.

Дом Леда действительно привел в порядок: стало значительно чище, а еще Рёджи сразу заметил, что эльф заколотил окна.
- Окна – слишком большая роскошь для острова, где зимой люди получают обморожение кожи за четверть часа пребывания на улице, - пояснил он.
Также Леда рассказал, что по его просьбе староста, да и Сойк тоже, собрали кое-какую домашнюю утварь, которая могла бы им пригодиться в дальнейшем, в частности, где-то Леда нашел два больших и толстых матраса для сна, свечи в тяжелых подсвечниках, а еще – дрова для долгой зимы, часть которых теперь была аккуратно сложена у большой печи. Комнату вдовы Зи тоже прибрали – вынесли ее личные вещи, вычистили пыль и грязь – теперь там было пусто и холодно.
- Ты чего радуешься? - поинтересовался Леда, когда Рёджи, улыбаясь, принялся стаскивать с плеч плащ.
- У меня просто уже много лет не было дома, - пожал плечами он. - Теперь как-то странно себя чувствую. А еще смешно, что этот дом у нас с тобой общий. Мы как семейная пара.
На этих словах Рёджи тихо рассмеялся, а Леда улыбнулся и покачал головой.
- Нам не так долго доведется жить здесь, - заметил он.
- Ну и что? Все равно смешно, - ответил на это Рёджи.
Атмосфера их нового жилища и даже сами мысли о нем немного развеселили Рёджи, у которого из головы не шел разговор с Сойком, а следом он подумал о том, что впервые за долгое время они с Ледой остались наедине, потому что в маленьком домике у мельницы постоянно чувствовалось присутствие хозяев. От мыслей об этом становилось и приятно, и немного неловко, а когда Леда напомнил, что пора приступать к ежедневному лечению, Рёджи почувствовал что-то вроде смущения. Впрочем, прикосновения эльфа никогда не оставляли его равнодушным, и пока тот занимался врачеванием, Рёджи старался думать о чем-то постороннем.
Стащив с себя рубашку, Рёджи уселся на матрас, который лежал ближе к печи, а Леда опустился сзади на колени и прижал ладони к его лопаткам. Тут же Рёджи почувствовал уже привычное покалывание и прикрыл глаза. В процессе такого лечения ему часто казалось, будто внутри у него что-то шевелится, но спросить у Леды, действительно ли это так, не решался – часто Рёджи думал, что это не из-за заживления ран, а из-за того, что друг так близок к нему в такие моменты.
Как всегда, Рёджи попытался отвлечься на посторонние мысли о том же радужном змее, например, но как назло ничего не получалось. Он настойчиво вспоминал слова Сойка, слова Джури о том, что после инцидента с Аямэ он будет противен Леде, вспоминал о самом Аямэ и его загадочном поведении, а еще думал о том, как сказал глупость в день своего пробуждения, и как Леда поцеловал его... Ну, или почти поцеловал. В последствие эльф ни разу не упомянул о своем странном поступке, а Рёджи уже и не знал, что думать обо всем случившемся.
"Ну почему все так сложно?.." - с горечью подумал он. В этот момент Рёджи искренне верил, что распутать самое сложное преступление, найти колдуна и еще, боги ведают, что, намного проще, чем разобраться в сложных отношениях с напарником, который значил так много для Рёджи и который неизвестно что испытывал к нему.
Мучиться неведением долго Рёджи не умел, а все эти вопросы слишком продолжительное время терзали его. Если что-то Рёджи было непонятно, он старался не накручивать себя и просто выяснять. А момент показался удивительно походящим: никого постороннего рядом не было, а Леда не смотрел на него своими потрясающими глазами, из-за взгляда которых у Рёджи всегда шли мурашки по коже.
- Леда. Можно тебя спросить? - смело выдохнул он, пока не испугался и не передумал. - Только скажи мне правду, хорошо?
- Внимательно слушаю, - невозмутимо ответил его друг, проводя ладонями от плеч Рёджи к его пояснице.
- Ты... Ты рассердился тогда, когда увидел меня и Аямэ? - Рёджи сам поразился своей храбрости и на всякий случай закрыл глаза.
- Да, - совершенно спокойно ответил Леда, а его руки даже не дрогнули, кожу Рёджи все так же покалывало от невесомого прикосновения. - Очень.
Рёджи только сглотнул, когда услышал это признание, распахнул глаза, потом снова зажмурился. Следом он чуть было не спросил почему, но вовремя опомнился, опасаясь услышать любой ответ.
- И теперь тебе противно? - вместо этого задал следующий вопрос он.
Ладони Леды замерли, и в ту же секунду Рёджи понял, что тот больше не лечит его, просто прикасается – теперь он почувствовал, до чего горячими были руки эльфа. Быть может, Леда удивился из-за его предположения – Рёджи очень хотелось в это верить, – а может, он поразился, как напарник догадался о его неприязни. Но развить эту мысль он не успел, потому что почувствовал, как Леда снова провел ладонями по его торсу, обнимая со спины.
Наверное, именно так и следовало прикасаться к человеку с покалеченным нутром – Леда обнимал Рёджи ласково и почти неощутимо, но грудную клетку сжало, будто тот душил его в объятиях.
- Нет, - тихо прошептал Леда ему на ухо. - Конечно, нет.
В тот же миг губы Леда коснулись его кожи где-то между шеей и плечом, нежно и легко, и Рёджи не сразу сообразил, что его целуют. А когда понял, забыл, что надо дышать и думать.
Зажмурившись, он накрыл своими руками ладони Леды, которые прикасались к его груди, и опять не поверил в то, что все это происходит на самом деле. В такого Леду, бесконечно ласкового с ним после всего случившегося, он верил не больше, чем в грубого и властного.
Но не успел Рёджи сосредоточиться на ощущениях, как тишину разорвал протяжный крик. На Рёджи как будто ушат ледяной воды вылили, и он заморгал, озираясь и не соображая, что произошло и почему его больше не обнимают.
- Проклятие... - Леда опомнился первым и метнулся в сторону выхода, а до Рёджи с опозданием в несколько секунд дошло, что случилось: долгий, полный ужаса и боли вопль донесся с улицы.
Не успев даже выругаться, Рёджи вскочил на ноги и бросился вслед за другом.
 
KsinnДата: Вторник, 29.10.2013, 07:03 | Сообщение # 34
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 13.

"В этой жизни покоя не будет", - было единственной мыслью, мелькнувшей в голове Рёджи, когда он сам со всех ног припустил за Ледой. Еще секунду назад он ни о чем не думал, потому что друг прикасался к нему, а теперь бежал невесть куда и невесть зачем, из-за того, что снаружи, на улице, случилось что-то ужасное. В последнем Рёджи даже не сомневался: на Горизонте происходили исключительно отвратительные вещи.
В последний миг перед тем, как вылететь за порог, он успел опомниться и наспех натянуть обувь, из-за чего отстал от Леды. Но стоило оказаться на улице, он сразу понял, куда рванул эльф: в соседском доме была распахнута дверь, и из нее наружу лился желтоватый свет свечей.
- Ну конечно... - пробормотал Рёджи, осененный догадкой: сперва он не сообразил, что верещал на всю округу не кто иной, как Аямэ.
Одеться Рёджи не успел, но холода он не замечал и вообще ни о чем не думал, кроме как о своем друге. Представив на миг, что эльфу может грозить опасность, Рёджи поспешил к соседскому жилищу с удвоенной скоростью, запоздало вспоминая, что не захватил никакого оружия. Однако возвращаться за ним было поздно.
Через невысокую ограду Рёджи перемахнул в один прыжок, расстояние до дома преодолел за секунды, но когда влетел внутрь, чуть было не врезался в спину Леды, который замер у самого порога.
Глаза Рёджи не успели привыкнуть к темноте, потому он даже не зажмурился, когда оказался в ярко освещенной комнате. Вокруг горели чуть ли не три десятка свечей, и Рёджи успел недоуменно подумать, зачем кому-то понадобилось зажигать столько.
- Что произошло? - громко спросил эльф, делая шаг вперед, из-за чего Рёджи предположил, что до этого друг стоял истуканом на месте просто потому, что сам удивленно пялился по сторонам.
Только теперь он увидел, что на полу прямо перед Ледой сидел белый как мел Аямэ, которого трясло до того сильно, что это было заметно со стороны. Что увидел красноволосый лестроец, Рёджи не знал, но отметил про себя, что настолько искаженного ужасом лица он никогда еще не видел. Казалось, что у Аямэ даже зубы стучали. На вопрос эльфа он открыл рот, силясь издать хоть звук, но вместо этого только воздух глотал. В этот момент его вид вызывал ассоциацию с выброшенной на берег рыбой с выпученными глазами и безвольно раскрытым ртом.
Каждая секунда была на счету – Рёджи знал это совершенно точно, но куда бежать и что предпринимать, соображал не слишком хорошо, в отличие от Леды.
- Ну же! Что ты видел? - яростно выпалил он, с силой тряхнув Аямэ за плечо, но тот лишь поднял на эльфа остекленевшие глаза и снова ничего не смог сказать.
- Змей? Огромного змея, да? - сделал еще одну попытку Леда, и Аямэ судорожно кивнул один раз, а потом еще один.
После этого он протянул руку, указывая дрожащим пальцем куда-то в сторону двери, но Леду уже не интересовало, что он может показать.
- Что делать-то? - обеспокоенно спросил Рёджи, во все глаза глядя на Леду, который, обернувшись, на секунду задумался, а после решительно шагнул к выходу.
- Змей, скорей всего, направился куда-то в селение, - нахмурившись, произнес он. - Опасность угрожает любому, кто попадется ему на пути. Я плохо понимаю, как можно помочь, но сидеть на месте нельзя. Я попытаюсь догнать.
- Нет! - выпалил Рёджи быстрее, чем успел задуматься, но друг даже не взглянул на него.
- Не мешай мне. Хотя бы в этот раз не мешай.
- Я поеду с тобой! - Рёджи бросился вслед за эльфом, и стоило переступить порог, как ледяной ветер пронизал его тело до костей.
- Не мешай мне, - Леда резко обернулся, и Рёджи от неожиданности отступил назад, до того недобрым было выражение его глаз. - Тебе нельзя много двигаться, нельзя вообще ничего. Позаботься... Позаботься о нашем соседе.
На этих словах Леда бросился в сторону сарая, где стояли их лошади, а Рёджи, сперва проводив его рассеянным взглядом, опомнился и поспешил в дом.
Плащ эльфа он схватил на бегу, а заодно и его лук с колчаном – если и существовал призрачный шанс обезвредить на время змея, единственным вариантом было выпустить стрелу в его уцелевший глаз. Рёджи сразу поспешил назад, чтобы успеть отдать все другу, который уже выезжал со двора.
- Сам оденься, умоляю тебя, - только и бросил ему Леда вместо благодарностей и тут же пустил лошадь галопом по темной улице в сторону центра поселения, а Рёджи, глядя ему вслед, впервые за много лет мысленно обратился к духам-защитникам, моля их о том, чтобы встали на сторону его друга. Кого еще просить о помощи, он не знал.
Совет эльфа одеться был весьма дельным, учитывая, что Рёджи был не просто без теплых вещей, а вовсе полуголый. Но последовать ему он решил позже, и едва Леда скрылся за поворотом, быстрым шагом направился к дому Аямэ и Ю.
"Кстати... А где Ю?" - с небольшим опозданием задался вопросом Рёджи и решил, что как раз теперь с этим и разберется.
За несколько минут его отсутствия Аямэ заметно полегчало: он поднялся на ноги и опирался одной рукой о краешек стола. Однако его лицо оставалось таким же бледным, а губы все еще дрожали.
Одного взгляда Рёджи хватило, чтобы понять: Аямэ не пострадал, просто испытывал шок. Оглянувшись по сторонам, Рёджи не увидел ничего интересного, дом выглядел как все в этом поселении, уныло и невзрачно, лишь свечей горело как-то слишком много, а еще в глаза ему сразу бросилась большая книга, лежащая на столе. Фолиант был определенно древним, и его страницы покорежились от времени, из-за чего толстая обложка, обшитая потертой кожей, едва закрывалась
- Какой ужас... - Аямэ то ли выдохнул, то ли прошептал эти слова, и Рёджи, опомнившись, перестал пялиться по сторонам, сделав к нему решительный шаг.
- Ты как? - спросил он, переступив с ноги на ногу. Утешать, успокаивать и делать иные подобные вещи Рёджи никогда не умел и в такие моменты чувствовал себя бесконечно неуклюжим. Окажись здесь его напарник, он точно придумал бы, как быстро привести Аямэ в чувство, а вот Рёджи оставался в данном вопросе полным профаном.
- Жив. Уже хорошо, - Аямэ говорил короткими репликами, еле слышно и глотая воздух.
- Ты видел змея? - склонил голову к плечу Рёджи.
- Д-да...
- Я тоже его видел. Жуткая жуть.
- Правда? - Аямэ поднял на него глаза, и Рёджи заметил, что они то ли блестят от слез, то ли кажутся блестящими из-за яркого освещения.
- Правда. Жутчайшая.
- Нет, я не о том... Ты, правда, видел змея раньше?
- Видел, - вздохнул Рёджи. - Только мне повезло меньше, чем тебе. Это он меня малость того... помял.
- А-а... - задумчиво протянул Аямэ, как будто тут же потеряв к этому вопросу интерес.
- Пойдем, наверное, - принял решение Рёджи. - Нечего тут топтаться, подождем Леду у нас в доме. Тем более, я уже что-то замерзаю.
- Хорошо, - голос Аямэ звучал обреченно, и Рёджи почудилось, предложи он сейчас нечто бессмысленное и невероятное, по-прежнему не отошедший от шока Аямэ согласился бы.
- И это... - вдруг вспомнил он. - Где твой друг?
- Какой друг? - Аямэ снова поднял на Рёджи какой-то совершенно бессмысленный взгляд.
- Где Ю? - терпеливо повторил Рёджи. - Ю, с которым ты живешь вместе?
Какого ответа он ожидал, Рёджи сам не знал, но уж точно он не думал увидеть такую реакцию. Губы Аямэ задрожали еще сильней, а из глаз одновременно скатились по щекам две слезы – прежде Рёджи думал, что только дети могут плакать так.
- Э... Аямэ?.. - растерянно начал было он и замолчал, сам не зная, что хочет спросить, но Аямэ опередил его вопрос.
- Я уже давно не видел его, - одними гудами произнес он, не сводя с Рёджи глаз.
- Давно? Как так? - опешил от такого признания Рёджи.
- Очень давно...
Аямэ горько всхлипнул и вдруг обнял Рёджи за шею. Ничего не оставалось, как обнять его в ответ, и тут же Рёджи не столько услышал, сколько почувствовал, что Аямэ трясет от рыданий.

В маленькой комнатке, служившей одновременно и гостиной, и прихожей в доме Рёджи и Леды собралось столько народа, что даже не хватило всем места, чтобы рассесться. Рёджи только крутил по сторонам головой и чувствовал, как ум за разум заходит из-за всего случившегося.
А произошло за последний час немало. В первую очередь Рёджи увел в их дом всхлипывающего Аямэ, который никак не желал успокаиваться, как бы Рёджи его ни уговаривал. Свое жилище тот согласился оставить, лишь когда они потушили все свечи и надежно заперли двери.
- Чтобы не влезло что-нибудь, - дрожащим голосом пролепетал Аямэ. - Мне тут еще ночевать. Одному.
На последовавший за этим вопрос, куда все же делся Ю, Аямэ снова начал давиться рыданиями.
Через некоторое время вернулся взмыленный и мрачный как ночь Леда.
- Змей разорвал еще одного, - сухо бросил он. - Какого-то случайного прохожего. Я не успел – приехал уже к окровавленным останкам.
"И слава богам, что не успел", - про себя подумал Рёджи. До незнакомых жителей Горизонта ему особо не было дела, а вот представлять, как друг сталкивается нос к носу с радужной змеей, было страшно.
- Сейчас к нам подъедет староста, - добавил Леда и холодно поглядел на Аямэ, будто обращался исключительно к нему. - И на мельницу я тоже попросил отправить человека – думаю, мнение колдуна, пусть и бывшего, будет кстати. Мы все хотим узнать, где твой друг, у которого якобы воспаление легких, а еще – откуда в вашем доме взялся древний гримуар.
В ответ на эти слова сидевший на табурете прямо перед Ледой Аямэ закрыл лицо руками и опустил низко голову. Означал этот жест страх, смущение или смертельную усталость, Рёджи понятия не имел, но все равно пожалел нового приятеля.
Что такое гримуар, Рёджи представлял весьма смутно – это слово уже неоднократно упоминал Сойк, и как казалось Рёджи, оно означало название какой-то магической книги. Стало быть, гримуаром назывался тот самый фолиант, который он, пусть и не сразу, заметил на столе. История приобретала новый неожиданный поворот, и чего ждать дальше, Рёджи представить не мог.
Запоздало он почувствовал, как заныли ребра, и понял, что неуемная активность и беготня по холоду вышли ему боком, но момент был неподходящим, чтобы просить Леду о помощи.
Вскоре в их дом пожаловали гости, причем в большем количестве, чем ожидалось. Хмурый как туча староста прибыл вместе со своей правой рукой Йо, который выглядел очень несуразно в своем пенсне – не иначе, в поздний час его оторвали от чтения. Рёджи в этот момент подумал, что Йо немного смахивает на сову. Соно сразу принялся мерить комнату шагами и требовать объяснений, но Леда пожелал дождаться всех гостей.
Сойк приехал тоже достаточно быстро, чему Рёджи даже удивился: гордый колдун не был тем человеком, который прибежит по первому зову, еще и брошенному эльфом. Вероятней всего, его самого интересовала эта история с древней тварью и неведомым магом, причинившим столько бед острову, вот он и примчался так скоро, как смог.
И Рёджи даже не удивился, когда обнаружил, что за плечом Сойка маячит Джури. Домовой, который больше всего любил свой очаг и соглашался покидать его лишь затем, чтобы помузицировать, в этот раз не отказался от ночной прогулки в селение. Теперь его хитрые черные глаза поблескивали из-под капюшона, который он натянул чуть ли не до самого носа.
- Ну вот, все в сборе, можем начинать, - произнес Леда, когда присутствующие обменялись сдержанными приветствиями. - Рассказывай, Аямэ.
Что именно нужно было рассказывать их соседу, Рёджи не понял, потому как невыясненных вопросов было очень много. А еще происходящее напоминало допрос: Аямэ сидел на табурете, понурив голову и ссутулившись, а вокруг столпились люди, мерившие его не сулящими ничего хорошего взглядами.
- Что мне рассказывать? - Аямэ поднял голову и поглядел на Леду своими покрасневшими глазами. Весь его внешний вид выражал бесконечную усталость.
- Все. И желательно сначала, - твердо произнес Леда, а Рёджи почудилось, что таким суровым его друг не бывал прежде.
- Сначала будет долго, - Аямэ ухмыльнулся, но эта улыбка больше напоминала оскал. - А если с того момента, что вас интересует, то пожалуйста. Да, это Ю призвал древнего монстра.
От неожиданности Рёджи раскрыл рот и лишь отстраненно отметил, как выдохнули все собравшиеся. Взгляд Сойка стал совершенно нечитаемым и застывшим, а глаза Джури, напротив, распахнулись в неподдельном детском изумлении. Йо, казалось, вообще никак не отреагировал, зато его спокойствие компенсировал Соно.
- Демоны преисподние! - с силой ударил он кулаком в стену. - Что же ты раньше молчал, тварь! И где этот ублюдок?!
Однако всегда робкого Аямэ вспышка гнева старосты не напугала. Он даже глазом не моргнул, а на его лице отразилось такое безразличие, какое бывает у людей, переживших страшное горе и разуверившихся во всем.
- Если бы я знал... - ответил он и снова опустил голову.
- Что это значит? Как нам добраться до него?! - рявкнул Соно, а Рёджи сердито посмотрел на старосту исподлобья: хотя он тоже испытывал недоумение и даже возмущение из-за того, что Аямэ скрывал такую правду, бессмысленные крики не казались ему выходом из создавшегося положения.
- Я же сказал, что не знаю! - в отчаянии повысил голос Аямэ.
Соно сделал к нему решительный шаг, наверняка собираясь ударить, и Рёджи хотел было поспешить на помощь, но его опередил Сойк, встав между старостой и лестройцем.
- Все же придется рассказывать все сначала, - произнес он, меряя Соно таким взглядом, что тот, осекшись, замолчал. - В первую очередь меня интересует, кто научил Ю колдовать, а также какого лешего ему взбрело в голову будить древность.
И когда Аямэ затравленно поглядел уже на Сойка, тот развел руками:
- Мы никуда не торопимся, потому можем послушать долгую историю. И как я понимаю, сам в наши руки он не придет, мы его будем искать, ловить и делать все остальное, что полагается в таких случаях. Желательно знать, с кем мы имеем дело.
- Никто не станет причинять ему вред, если удастся договориться и решить дело мирно, - добавил Леда. - Я лично обещаю, что не допущу никакого самосуда...
- Если вы его не убьете, он убьет меня, - перебил его Аямэ хриплым голосом. - Если я вам все расскажу, мне точно не жить.
- Не то ты пообещал, Леда, - хихикнул Джури. - Надо было сказать нашей красавице, что сразу порешишь Ю, как только тот усыпит змея.
- Тебе никто не причинит вреда, - вмешался в разговор Йо – эта фраза была как бы ни первой, которую он произнес за весь вечер. - Но в любом случае придется рассказать все, что тебе известно. Если даже ты не имел отношения к появлению монстра, из-за твоего молчания десятки смертей в том числе и на твоей совести.
Если Йо пытался достучаться до совести Аямэ, у него это скорей всего не вышло: Рёджи казалось, что тот напуган слишком сильно для того, чтобы горевать о погибших.
- Я расскажу, что знаю, - слабо произнес Аямэ. - Но вы должны пообещать мне, что защитите, когда он вернется.
Все присутствующие, не сговариваясь, посмотрели на Соно, и тот, в первый миг растерявшись, развел руками:
- Разумеется, обещаем. А что еще остается? - раздраженно произнес он. - Давай уже рассказывай, как это вышло, и самое главное – как теперь все исправить.
- Хорошо, я расскажу, - ответил Аямэ, устало глядя прямо перед собой. - Но я не уверен, что даже Ю знает, как спасти ситуацию.
- Как – знаю я, - вмешался Сойк. - Но для пущей уверенности не помешало бы знать, что именно вы натворили, а заодно – где искать главного виновника. Давно он колдует?
- Он начал пытаться, когда мы приехали на Горизонт, - бесцветным голосом произнес Аямэ. - Но долго ничего не получалось.
- Его никто не учил прежде?
- Нет, никто, - пожал плечами он.
- Так я и думал, - кивнул сам себе Сойк. - И с чего все началось?
Последовавший за этим рассказ Аямэ был долгим и путанным. Сам рассказчик постоянно сбивался и отвечал на уточняющие вопросы, а Рёджи, которому было не слишком хорошо после столь бурно проведенного вечера, с трудом концентрировался, чтобы все понять и запомнить.
Как поведал им Аямэ, Ю действительно был его братом, что бы там ни думали на острове, правда, как он уточнил, связывавшие их узы были не исключительно братскими. В ответ на это заявление Джури многозначительно хмыкнул, за что получил осуждающий взгляд Сойка, который явно не желал, чтобы Аямэ перебивали из-за ерунды.
"Наверное, Аямэ его любил", - догадался Рёджи и присел на стоящий рядом табурет – ноги уже плохо держали его. - "Поэтому и последовал за ним в изгнание..."
- Его засудили за казнокрадство, - продолжал рассказывать Аямэ. - На самом деле, заслуженно. Наша семья была знатной и богатой, но он крутил кое-какие махинации, чтобы обогатиться еще больше... Я говорил, что однажды оно выйдет боком, только он не слушал. В итоге так и получилось. Его раскрыли и засудили к выселению, а я решил ехать вместе с ним. Тогда я даже не сомневался, что поступаю правильно.
Лицо Аямэ исказила гримаса боли, словно собственные слова причиняли физическое страдание, и Рёджи подумал о том, что Аямэ, в отличие от Джури, успел сто раз пожалеть о том, что рискнул последовать за любимым человеком на край света.
Дальше Аямэ рассказал, что на острове с Ю начали происходить неприятные метаморфозы. Страсть ко всему потустороннему и магическому Ю испытывал и прежде, часами проводил время в библиотеке, изучая древние манускрипты и книги, несколько из них он прихватил с собой на остров, будучи ни в силах расстаться со своим увлечением. Однако уже здесь, на Горизонте, он почувствовал в себе силу.
- Чего он почувствовал? - мрачно перебил его Соно.
- Силу. Так он сказал, - передернул плечами Аямэ. - Я не очень понимал, что это значит, а он не знал, как объяснить. Но он говорил, что чувствует в себе неясный потенциал, и что ему кажется, будто он может больше, чем все думают.
- Все понятно, - кивнул Сойк, задумчиво глядя на Аямэ. - У него действительно была искра. Как можно было проморгать дар? Куда смотрели ваши родители?
- Не знаю... - пробормотал Аямэ.
- В Лестрое крайне редко рождаются дети с искрой, - заметил на это Леда. - Скорей всего, никто просто не присматривался.
- Мне вот ничего непонятно, - подал голос Рёджи. - Как можно догадаться, что у тебя дар?
- Дар проявляется не сразу, а примерно в возрасте десяти-четырнадцати лет, - терпеливо пояснил Сойк. - Если его вовремя заметить, дар можно развить, и тогда в дальнейшем человек сможет колдовать.
- А если не заметить – не сможет? - полюбопытствовал Йо.
- И как понять, что у ребенка дар? - не отставал Рёджи и не без некоторой веселости добавил. - Может, у меня тоже дар, а?
- Сомневаюсь, - скептически поглядел на него Сойк. - Чем ты любил заниматься, когда был подростком?
 
KsinnДата: Вторник, 29.10.2013, 07:05 | Сообщение # 35
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Эм... Лапать девок, - простодушно признался Рёджи.
- Значит, дара у тебя нет, - сделал безапелляционный вывод Сойк. - Когда начинает проявляться дар, подростка тянет к книгам, древним учениям и всему неизведанному, а не к девкам. Это становится похоже на одержимость – сложно не заметить.
- Ю все детство проторчал в библиотеке, - пробормотал Аямэ, не поднимая головы.
- А если дар вовремя не заметить, - обратился теперь к Йо Сойк. - То скорей всего, искра через несколько лет погаснет, и одаренный ребенок уже никогда не сможет стать магом. Думаю, так было и у Ю.
- Но его искра все же не погасла окончательно, - заметил на это Йо.
- Получается, что нет. А еще весьма вероятно, что немалую роль в данном вопросе сыграло место, где он оказался. Горизонт – наидревнейший архипелаг во всем мире, еще говорят, будто здесь находится ось земли, и стало быть, энергетика этого места, его история и его дух пробуждают неведомые людям силы...
- Давайте, может, к делу перейдем? - потребовал Соно, которому было не слишком интересно слушать о богатой истории острова, и Рёджи, моргнув, мысленно с ним согласился. Непонятные слова Сойка о какой-то оси земли и всем прочем его только запутывали.
- В общем, он долго читал ту книгу, что вы заметили в доме на столе, и другие книги тоже читал, - продолжал торопливо объяснять Аямэ. - Но прошло немало времени, прежде чем ему удалось зажечь свечу без кремня, а так, щелчком пальцев. Он так радовался, и я тоже... Поначалу.
Дальше Аямэ рассказал, что чем больше Ю практиковался в магии, тем быстрее менялся его характер. Брат Аямэ становился все более замкнутым и грубым. На тщетные попытки сотворить какое-то новое работающее заклинание у него порой уходило все свободное время. На Аямэ он не обращал внимания – вообще ни на что не обращал, только часами просиживал за чтением и совершал какие-то непонятные манипуляции.
Боковым зрением Рёджи заметил, что Леда вопросительно поглядел на Сойка, но тот только плечами пожал:
- Никогда не слышал, чтобы из-за появления или исчезновения искры портился характер. Думаю, причиной перемен было что-то другое.
- Что, например? - встрял любопытный Джури.
- Например, гордыня. Желание отомстить. Или показать, что он сильнее и умнее всех. Не знаю.
Аямэ подтверждать или оспаривать его слова не стал, лишь терпеливо дождался, когда Сойк договорит, и продолжил свою историю.
О том, что Ю решил попробовать разбудить древнего монстра, Аямэ узнал не сразу. Позже, когда брат поделился с ним, он ушам своим не поверил, а заодно и усомнился в возможности реализовать такую задумку. Как оказалось в дальнейшем – напрасно.
- Он постоянно куда-то уезжал, отсутствовал по ночам и достаточно надолго. Я не знаю, куда именно он ездил, - неэмоционально продолжал Аямэ. - На тот момент мы уже не были близки. Все разладилось, и я думал, что он нашел кого-то в поселении – там и пропадал ночами напролет. Но все оказалось значительно хуже.
Как-то раз то ли в конце весны, то ли в начале лета – Аямэ уже не помнил – Ю вернулся на рассвете, перевозбужденный и радостный, и сообщил, что "змей ему покорился". Но даже тогда Аямэ не поверил, а решил, что брат окончательно слетел с катушек. Аямэ ничего толком не понимал в магии, но он представить себе не мог, чтобы маг-самоучка сделал то, что столетиями не удавалось другим.
- Я бы не сказал, что не удавалось, - хмыкнул на это заявление Сойк. - Скорее, никто не пробовал. В господство над всем миром при помощи якобы драконов, которые тут дремлют, верят только недалекие лопухи. А среди могущественных колдунов лопухов нет – их успевают быстро сожрать не такие величественные представители потустороннего мира, как доисторическое зло.
Что натворил его брат, Аямэ понял спустя несколько дней, когда змей разорвал свою первую жертву – одного местного пропойцу, который незадолго до этого учинил пьяную драку и поставил Ю фингал под глазом.
- Получается, жертвы были не случайными, - ни к кому не обращаясь, отметил Леда. - Он натравливал монстра на того, кто был ему не угоден.
- Не всегда, - покачал головой Аямэ. - У Ю было не так уж много врагов, и в большинстве случаев змей убивал кого придется. Но если Ю хотел, он мог натравить его.
"Вот оно что!" - вдруг осенило Рёджи догадкой. В этот момент он вспомнил, как еще давно говорил с Аямэ об убитом мальчишке – том самом, которого тварь разорвала во дворе вдовы Зи, где на месте преступления Леда впервые заметил придавленные камыши и предположил, что нечто вылезло из реки.
"Мальчишка промышлял воровством – к нам он тоже забирался в дом", - сказал тогда Аямэ. - "Ю был просто не в себе после этого".
- Получается, на ребенка он натравил змея после того, как тот залез к вам в дом, - озвучил догадку Рёджи, на что Аямэ только глаза прикрыл:
- Да, так оно и было. Мальчишку и то не пожалел. Но тут была не столько месть, сколько Ю опасался, что тот увидел его книги или какие-то приспособления для магических ритуалов. У него там были странные камешки, и травы, и еще что-то... Я сказал тогда, что парень если и увидел, все равно ничего не понял, но Ю очень сильно занервничал. Сказал, надо перестраховаться.
И он перестраховался – маленький вор нашел свой конец у реки, по которой змей часто приходил из лесов в селение.
Чем дальше заходило дело, тем сильнее Аямэ паниковал и требовал Ю предпринять хоть что-то, но тот талдычил, что Аямэ дурак и ничего не понимает, что с помощью древнего монстра они смогут держать под контролем весь остров, а после и вовсе сбегут отсюда, захватив корабль.
- Почему же не сбежали? - недоуменно поднял брови Соно, который так заслушался, что даже немного успокоился.
- Беда была в том, что Ю никак не мог понять, как управлять змеем. Как заставить его слушаться и выполнять команды, - Аямэ горько улыбнулся. - Змей постоянно чувствовал голод. Ю проводил какой-то обряд, змей приходил и разрывал на части того, на кого указывал Ю. Но если Ю не точил зуб на кого-то конкретного, змей приходил сам и тоже убивал... Не знаю, на свое усмотрение, наверное. Или просто первого попавшегося. Но Ю верил, что со временем он разберется, как им управлять.
- Меня гложут смутные сомнения насчет того, возможно ли в принципе заставить древнее зло подчиняться, - улыбнулся Сойк, но его глаза оставались очень серьезными. - И теперь я догадываюсь, откуда к нам пришли легенды о том, как на какое-нибудь село нападало чудовище, которому приходилось приносить человеческие жертвы. Вероятно, подобные якобы сказки берут начало от вот таких змеев и им подобных.
Аямэ рассказал о том, что с появлением монстра Ю перестал походить на себя прежнего, и когда после очередной смерти кого-то из поселенцев Аямэ потребовал прекратить искать способы господства над чудовищем, а просто загнать его туда, откуда оно пришло, Ю сильно избил его. Вскоре это повторилось, потом повторилось опять.
- Так вот откуда у тебя синяки, - равнодушно заметил на это Соно.
- Мог бы и раньше поинтересоваться, - недружелюбно поглядел на него Рёджи.
- Это не мое дело и меня не касается, - отрезал староста.
- Ага, твое дело смотреть, чтобы все на острове хоть как-то работали, - язвительно произнес Рёджи и кивнул в сторону Аямэ. - Хоть какую-то работу делали...
- А в чем дело? - тут же взорвался Соно. - На острове все должны чем-то заниматься! Это залог того, что мы не погибнем! И если ты силой не вышел, а руки выросли из задницы, работай, как умеешь. Хоть этой самой задницей!
- Это одна из причин, по которой мы не остались в селении. Они хотели меня тоже заставить работать задницей, - наябедничал Рёджи Джури. - Просто я к обычной работе тоже не очень способный.
- Никто не мешал Аямэ и Ю, как и вам, катиться на все четыре... - начал было Соно, но на этот раз его перебил Йо.
- Что было дальше? - потребовал он продолжения истории, прерывая бессмысленный спор.
- Потом с большой земли приехали Рёджи и Леда, - не заставил просить себя дважды Аямэ. - И Ю потребовал, чтобы я следил за ними.
- Именно поэтому ты не сказал сразу, что у входа в дом снимается доска? - спросил Леда. - Ты рылся в наших вещах?
- Да… Простите, - тут же низко опустил голову Аямэ. - Он заставил меня...
- Какая еще доска? - встрепенулся Рёджи.
- Когда мы только приехали, мы как бы не битый час пытались достучаться до вдовы Зи, чтобы она открыла, - охотно пояснил Леда, пока его взгляд, которым он мерил лестройца, оставался равнодушным и холодным. - А Аямэ, хотя видел нас перед этим, не сказал, что у входа есть неприбитая доска, отодвинув которую, можно войти. На следующий день, когда он пришел приготовить нам завтрак, он рассказал об этой доске. Но перед этим, накануне, перетряхнул все наши вещи, пока мы были в кабаке.
- Я не хотел, - сделал еще одну неуверенную попытку Аямэ.
- А я и не заметил, - почесал макушку Рёджи.
- Я тоже не заметил, аккуратно ведь рылся, - кивнул Леда, не сводя глаз с Аямэ. - Только потом, когда выяснился этот момент с доской, я сделал такое предположение, как оказалось, верное. Почему нельзя было сказать нам сразу, как можно попасть в дом? Только лишь потому, что нам не следовало узнать об этом раньше времени.
- Ю надеялся, что кто-то из вас колдун, привезший с собой на остров что-то, что поможет ему приручить змея, - тихо пояснил Аямэ. - Я искал книги или какие-то артефакты, но ничего не нашел. А Ю потом весь вечер выкручивал мне руки за то, что плохо искал. Он не верил, что у вас ничего не было...
- У нас ничего не было, - спокойно заверил его эльф. - Нас не предупредили, с чем придется разбираться. Точнее, нас, скорее, обманули. Когда мы отправлялись на остров, даже мыслей о древнем чудище у нас не было.
- Что-то мы долго мусолим эту тему, - вмешался в разговор Соно, делая решительный шаг вперед. - Мы уже поняли, что наш уважаемый Ю умом тронулся и вообразил себя ворожеей всея Горизонта. Но где он теперь? Эльф сказал, что только колдун может изгнать тварь.
- Да не знаю я, поймите же! - взмолился Аямэ. - Около двух недель назад он как обычно ушел куда-то и не вернулся!
- Как так? - удивился Йо. - И ничего не сказал?
- Нет! - чуть ли не выкрикнул Аямэ.
- А он не выглядел перед этим... странным? Или обеспокоенным? - задумчиво спросил Сойк.
- Он все последние месяцы выглядел странным, обеспокоенным, безумным... Я не заметил ничего нового.
"Как-то он не казался безумным, когда обслуживал нас в своем кабаке", - припомнил Рёджи первый день пребывания на острове. - "Не слишком дружелюбным – это да. Но чтобы странным..."
Однако додумать мысль до конца он не успел, потому что в этот момент чуть ли не все присутствующие загалдели разом.
- Но куда он мог деться? На острове?..
- Может, собственная змеюка его и сожрала?
- Это вряд ли.
- Надо расспросить людей, кто видел его последним?
- Стойте, - негромко произнес Леда, до этого задумчиво молчавший, и все как по команде закрыли рты и посмотрели на него. - Две недели... Уж не тогда ли, когда ушел корабль?
Повисшая тишина показалась Рёджи почти осязаемой, будто удивление и ужас из-за случившегося были настолько сильны, что обрели форму. Соно процедил сквозь зубы проклятия, и даже всегда спокойный Йо шумно выдохнул.
- Вы... Вы думаете, он сбежал отсюда? - в голосе Аямэ послышалась надежда и неприкрытое ликование, но Рёджи понимал, что тот радуется не за близкого человека, а за себя – наверняка, об освобождении от Ю Аямэ мечтал даже больше, чем о побеге с острова.
- Вспоминай, когда именно ты его видел в последний раз? - потребовал Леда. - Корабль уже ушел или нет?
- Кажется... Кажется, еще нет, - пролепетал Аямэ. - Неужели он сбежал?..
- Я не думаю, что он мог сбежать, - уверенно произнес Сойк, и взгляды всех присутствующих обратились теперь к нему. – Перед отправлением корабль всегда тщательно осматривается, даже крыса не проберется – об этом всем известно. И я уже молчу о том, что добраться до корабля незамеченным не так уж просто. Змея, который мог бы запугать матросов или сделать что-то иное, Ю не подчинил – монстр отсутствовал так долго просто потому, что Джури ранил его заговоренным клинком. Вероятность того, что Ю мог сбежать, не выше вероятности, что сбежит кто-то из нас. Я уверен, он все еще здесь, на острове.
От этого объяснения Аямэ заметно поник, а Соно, устало потерев пальцами лоб, предположил:
- А если его разорвало собственное отродье?
- Это вероятней, - не стал спорить Сойк. - Но и тут у меня сомнения. Любое заклинание призыва, описанное хоть в какой книге, начинается с мер предосторожности – что нужно сделать, чтобы существо с изнанки не уничтожило призывающего. Судя по тому, как он обезопасил печать, в результате чего мы не смогли ее закрыть, такую ерунду, как собственную защиту, он тем более должен был продумать.
- Замечательно, - хмуро прокомментировал объяснение Соно. - Но где тогда он может быть? В селении особо не спрячешься – все знают друг друга, и уж тем более все знают единственного местного трактирщика.
- Не мог же он уйти... В заброшенную деревню? - от собственного предположения Рёджи сглотнул.
- Однозначно нет, - мотнул головой Леда. - Живому человеку там не выжить, будь он хоть самым могущественным колдуном, какого можно представить.
- Но куда тогда? - поправил свои очки Йо. - Кругом леса да горы, человеку не выжить, пускай он хоть трижды колдун. Вот только если...
- Если? - вопросительно взглянул на него Соно.
- Блаженные! - выдохнул Леда, и Рёджи показалось, что он был готов хлопнуть себя по лбу, осененный догадкой.
- Точно. Как я сразу не додумался, - кивнул Сойк и раздосадовано покачал головой.
- Какие еще блаженные? - перевел недоуменный взгляд с одного собеседника на другого Рёджи.
- Да сумасшедшие же! - эмоционально взмахнул руками Джури. - Психи, которые приезжают на остров и уходят жить куда-то в леса! Говорят, что они там что-то познают и изучают. Только их особо никто не видел после того, как они уходили.
"Они уходят вглубь острова и почти никогда не возвращаются. Вроде бы у них там что-то вроде своей крепости. Но это далеко – так далеко никто не забирается", - вспомнились Рёджи слова смотрителя пристани, с которым Леда разговаривал в день их прибытия на Горизонт. Эльф тогда еще удивился, когда услышал о крепости, а старик ответил ему, что на острове полно диких зверей, и выжить здесь в шалаше не получится.
- Но что Ю делать среди них? - озадаченно протянул Аямэ.
- Может, он понял, что мы нашли место ритуала? - предположил Леда. - Запаниковал и сбежал. А так как бежать больше некуда...
- Вряд ли, - перебил эльфа Джури. - По мне так вероятней, что его слопали.
- Нет, здесь Леда может быть и прав, - вмешался Сойк. - Отчасти, допускаю, дело в том, что он опасался разоблачения. Но еще, возможно, он был наслышан о том, что этим блаженным, как их называют, открывается нечто.
- Нечто что? - весело поглядел на него Джури, который единственный из всех собравшихся не выглядел ни мрачным, ни сосредоточенным.
- Говорят, что эти люди не то чтобы сумасшедшие, - будто ни к кому не обращаясь, заметил Леда. - Есть такое мнение, что на Горизонте, как на самой древней части суши, где бродили доисторические животные, живет древняя сила, к которой все еще можно прикоснуться.
- И чего будет после этого? - удивился Рёджи. - Ну, после того, как прикоснешься?
- По слухам, что только ни произойдет, если тебе откроется сила острова, - не без улыбки ответил Йо. - И исцеление от смертельной хвори, и появление дара предвидения, и лечение от бесплодия, и вечная благодать...
- Ерунда всякая, - подытожил Соно. - Нереальные глупости. Вы что, серьезно думаете, что этот идиот сначала разбудил змею, а потом удрал жить к другим психам, которых никто в глаза не видел?
- Про исцеление и благодать – ерунда, конечно, - не стал спорить Сойк. - А вот то, что люди, долго прожившие в сердце острова, могут что-то знать и о магии, и о тварях, его некогда населявших, более чем допустимо. Мне кажется, предположение, что наш колдун ушел вглубь острова, не так уж абсурдно.
- Все равно это маловероятно, - выражение лица Соно стало откровенно кислым. - И нет ни единого основания верить в это.
- Ю точно не говорил ничего перед своим исчезновением? - обратился к Аямэ Леда. - Хоть какой-то зацепки не оставил?
- Не помню ничего такого, - несчастным голосом ответил Аямэ.
- С другой стороны, у нас что, есть еще какие-то варианты? - спросил Йо. - Мы можем бросить клич по селению, что разыскиваем его. Но, уверен, это ничего не даст.
- Если он все же сбежал с острова, или если его сожрал монстр, тоже ничего не сделаешь, - поддержал его Рёджи.
- Зато даже если он и не удрал в леса, быть может, удастся наладить контакт с этими блаженными, и кто знает – вдруг они что-то да знают, чего не знаю я, - задумчиво добавил Сойк. - Может, получится выяснить, как избавиться от твари без помощи колдуна, если мы его не найдем?..
- Короче говоря, все в леса на поиски подлого мага! - торжественно провозгласил Джури, отчего-то очень довольный то ли собой, то ли произнесенной фразой, однако у собравшихся призыв не вызвал энтузиазма.
- Вглубь лесов Горизонта… Это зимой-то? – неуверенно пробормотал Соно, и в его голосе даже не было страха, а скорее слышалось недоумение: как можно предложить подобную глупость?
- Даже охотники не заходят в леса с наступлением холодов, - заметил Йо.
- Во-первых, холода еще не наступили, - возразил Сойк. – Во-вторых, я забирался достаточно далеко и в морозы. Если б ваши охотники хотя бы иногда думали головой…
- Я считаю, нам не стоит принимать скоропалительные решения, - перебил его Леда, наверняка желая избежать очередного пустого и неприятного спора – колдун и староста явно недолюбливали друг друга, и Рёджи успел заметить, как гневно Соно уставился на Сойка.
- А чего ждать? – грубо спросил он. – Новых жертв? Надо быстрей решать, как быть.
- Бесспорно, - не стал пререкаться с ним Леда. – Потому предлагаю хорошо всем подумать, а завтра утром на свежую голову решить, как поступить дальше.
- Можно попробовать выяснить, нет ли у кого-то из островитян дара, - вынес свое предложение Йо. – Может, найдется у нас еще один колдун.
- Нет у нас больше колдунов, - отрезал Соно. – Я бы знал.
- Про Ю ты ничегошеньки не знал, - вставил язвительный Джури. – И про Сойка, кстати, тоже. Он ведь какой-никакой колдун.
- Скорее, никакой, - огрызнулся Соно.
- Лучше никакой колдун, чем вообще без колдуна, - равнодушно поглядел на него Сойк. – Я бы посмотрел, что бы вы все тут без меня делали. Даже не поняли бы, что происходит…
- Все это мы обсудим завтра утром, - снова прервал их эльф. – Предлагаю расходиться, тем более, Рёджи себя неважно чувствует.
- Да нормально мне, - попытался слабо возразить Рёджи, но из засобиравшихся гостей на него уже никто не посмотрел.
- Я хочу видеть его книги, - требовательно произнес Сойк, глядя на Аямэ, и тот покорно кивнул:
- Да, конечно… Я все отдам.
- Завтра с утра приходите ко мне, - также властно произнес Соно.
- Одни начальники кругом, - проворчал Рёджи, поднимаясь на ноги.
Он хотел было направиться в комнату, но в этот миг подскочивший на месте Аямэ судорожно вцепился в его руку.
- Рёджи, можно… А можно, я сегодня останусь у вас ночевать?
Рёджи опешил и открыл от удивления рот, а Аямэ зачастил, объясняя:
- Понимаешь, после того, как Ю пропал, мне так страшно. Я все время ждал, что он вернется, даже не уходил никуда, ну почти… И даже свет боялся потушить, ты же сам видел. Но сегодня я услышал шорох за дверью, думал, это Ю, но когда отворил, я увидел... Увидел это… Вдруг он натравил змея на меня?..
Слушать, что Аямэ лепечет, староста не пожелал и, отмахнувшись, вышел за дверь. За ним последовал и Йо. А вот Сойк и Джури, которые хотели забрать книги, замерли у входа в ожидании, и выражение лица последнего было настолько веселым, что из-за его сияющей улыбки у Рёджи не получалось сосредоточиться на словах Аямэ.
- Правильно, оставайся с Рёджи, - громко объявил Джури. – Пусть змей сожрет не только тебя, но и его.
- Я не думаю, чтобы он прямо натравил… - неуверенно произнес Рёджи.
- Зато очень может быть, что это вы спугнули змея, - заметил Сойк. – Своими амулетами.
- Амулетами? – моргнул Аямэ, но ему никто не посчитал нужным ответить.
Рёджи не видел ничего плохого в том, чтобы Аямэ остался ночевать в их доме, и от согласия его удерживала только неприязнь напарника к соседу. Но Леда сам разрешил его сомнения.
- Оставайся, конечно, - ничего не выражающим голосом произнес он. – Места всем хватит.
- Спасибо. Спасибо большое, - засуетился Аямэ. – Я сейчас только это… Только книги отдам и сразу вернусь.
Леда на это ничего не ответил, направившись в комнату, а Аямэ, наоборот, бросился на улицу. Усмехнувшись, Сойк последовал за ним, а Джури, прежде чем выйти, лукаво улыбнулся Рёджи и продемонстрировал неприличный жест. Показывал ли Джури, что Рёджи следует сделать с Аямэ, или намекал, что сам Рёджи оказался в заднице – было непонятно. Но Рёджи на всякий случай показал Джури кулак, и того как ветром сдуло.

 
KsinnДата: Вторник, 29.10.2013, 07:05 | Сообщение # 36
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
На следующий день, за неимением иных идей, было решено все же отправиться в путь к центру острова.
- Давайте соберем большой отряд, - сразу предложил староста. – Я помню, что обещал эльфу еще давно.
Леду Соно упорно не называл по имени, и даже эта мелочь в его поведении раздражала Рёджи.
- Отряд не нужен, - возразил на это его друг, и Сойк кивнул:
- Поддерживаю. Мы собираемся противостоять одному человеку. Если он силен и могущественен, он справится и с десятками, если нет – не справится и с тремя. Несколько человек будет вполне достаточно, не стоит лишний раз рисковать чужими жизнями.
Тогда же собравшиеся решили, что на поиски отправятся Леда, Сойк и неожиданно вызвавшийся Йо.
- Не годится, что люди, даже не живущие в селении, расхлебывают последствия нашей беды, - сдержанно улыбнулся он. – Потому я тоже поеду.
Спорить никто не стал, а Сойк, вздохнув, добавил:
- Джури точно увяжется с нами, я не смогу его отговорить. Итого, нас четверо.
То, что Рёджи остается ждать в селении и никуда не едет, даже не обсуждалось, а сам он побоялся спорить после известных событий. Леда же безапелляционно заявил:
- Ты еще недостаточно оправился. Даже не думай.
Выглядел он в этот момент сердито и мрачно, и Рёджи поспешил пообещать, что останется сидеть дома и в мыслях не допустит догонять друга, как сделал это в прошлый раз. Однако после этого заверения эльф не стал выглядеть более довольным, и Рёджи не сразу понял, что друга беспокоит вовсе не его непокорность.
На сборы небольшому отряду выделили сутки, а временем отправления назначили раннее утро следующего дня. В последнюю ночь Аямэ опять попросился переночевать в их доме, и Рёджи щедро предложил ему свою лежанку, а сам потребовал у Леды, чтобы тот двигался – матрасов в доме было всего два и выбирать не приходилось. Рёджи почудилось, что в этот момент его друг улыбнулся, однако точно не был уверен, а еще не смог нормально попрощаться с ним из-за присутствия постороннего человека.
Ранним утром, когда Аямэ поблагодарил за ночлег и ушел, хмурый и задумчивый Леда заявил, что напоследок еще раз подлечит Рёджи.
Настроение было из рук вон паршивым, и Рёджи вдобавок грызло плохое предчувствие. Почему-то ему казалось, что ни при каких обстоятельствах им с Ледой не стоит расставаться, но спорить не смел, чтобы не рассердить друга еще больше.
Рёджи думал, что эльф даст ему уйму напутствий и наставлений, что делать и чего не делать в его отсутствие, но Леда молчал и, казалось, мрачнел все больше из-за своих невеселых дум.
- Знаешь, что мне во всем этом не нравится больше всего? – наконец негромко произнес он, когда осторожно водил руками по груди Рёджи.
- Что? – спросил тот, повернув голову.
- Что фактически мы идем неизвестно куда по указке одного конкретного человека. Просто потому, что Аямэ сказал, будто Ю пропал. При этом ни одного доказательства того, что Ю следует искать там, у нас нет.
- Аямэ не предлагал вам идти в леса, - напомнил Рёджи, но Леда не ответил на это заявление.
- И что самое интересное, у нас даже нет ни единого доказательства, что Ю – тот самый колдун, - добавил он. – Лишь слова Аямэ, больше ничего.
- А как же книги? – растерялся Рёджи. – Магические книги, которые забрал Сойк?
- Книги сами по себе ничего не означают, - вздохнул Леда. – Кто угодно может оказаться колдуном.
- Может, - сглотнул Рёджи. – Соно, Йо, да и сам Аямэ…
- И Сойк, - тихо добавил Леда.
- Сойк? – удивился Рёджи. – Но он же… Он же потерял дар…
- Откуда ты это знаешь? – пытливо поглядел на него Леда.
- Он сам сказал, - неуверенно ответил Рёджи.
- Вот именно, - кивнул его друг. – Как знать, не разыграли ли перед нами спектакль?
- Да ты что… Ты серьезно думаешь, что монстра разбудил… Сойк? – не поверил своим ушам Рёджи, приподнимаясь на локтях, и Леда нетерпеливо мотнул головой, без слов требуя, чтобы он лежал смирно.
- Нет, не думаю, если честно, - немного помолчав, ответил он. – Мне кажется, что как раз Сойк и Джури не лгут. Но я сейчас говорю о том, что все наше расследование основано на одних словах. Ничем не обоснованных словах чужих людей, которых мы едва знаем и которым не можем доверять.
- А как же… - начал было Рёджи, но замолчал на полуслове, услышав, что хлопнула входная дверь.
Почему-то Рёджи подумал, что никто, кроме Аямэ, не мог к ним заявиться в такую рань, потому удивился, когда увидел на пороге комнаты Джури.
- Всем здрасти, - провозгласил он.
- Привет, Джури, - миролюбиво поприветствовал его Леда. – А ты как тут оказался?
- Да Сойк с самого утра собирается, а суета меня раздражает, - поделился домовой. – Решил, лучше в гости схожу.
На этих словах он протопал по комнате, оставляя за собой следы из подтаявшего снега, потом опомнился и побрел назад разуваться, из-за чего развел на полу еще больше грязи.
- Сойк, поди, и твои вещи собирает, - иронично заметил Рёджи.
- Ну разумеется! Мне, что ли, их собирать? – возмутился Джури.
Из прихожей он притащил табурет и поставил его возле матраса Рёджи. На Джури был теплый, сшитый из шкурок каких-то мелких животных плащ, в котором он сам казался больше и толще, а еще меховые варежки, не иначе сделанные для него Сойком. Верхнюю одежду Джури снял, небрежно бросил на пол и уселся на табурет.
- А ты, деревенщина, чего это разлегся, еще и голый, когда выезжать через пару часов? – поинтересовался он.
- Я вообще-то не еду, - ответил ему Рёджи, ни на минуту не сомневаясь, что Джури это и так известно. – И я не голый. То есть не совсем голый.
- А-а… - протянул в ответ Джури и призадумался, болтая ногами в воздухе – до пола они не доставали.
Леда подавил тихий вздох, и о чем он печалился теперь, Рёджи не знал. Украдкой поглядев на задумчивого Джури, он отметил, что существо, которое носит варежки и не достает до пола ногами, не может быть опасным или совсем испорченным.
"Не знают они ничего", - в этот момент подумал Рёджи об обитателях домика у мельницы. – "И не колдуны они никакие…"
- Вообще это правильно, что ты остаешься, - наконец заявил Джури. – Должен же кто-то держать оборону всего села, если мы ошиблись, и колдун вовсе не в лесах, а тут, под носом.
От своего занятия Леда не отвлекся, продолжая водить рукой по животу Рёджи, но нахмурился пуще прежнего – наверняка о чем-то таком он и думал, когда говорил, что затея с походом в леса ему не нравится.
- Какая еще оборона? – постарался обратить все в шутку Рёджи. – Сиди уже молча, дрыщ!
- Да и Аямэ нельзя одного оставлять, - на полном серьезе добавил Джури. – Вон он как горюет…
Рука Леды дрогнула, а кожу Рёджи кольнуло чуть сильнее обычно, отчего он невольно вздрогнул, удивленно поглядев на своего друга.
- На сегодня хватит, - произнес Леда, решительно поднимаясь на ноги.
- Эй, ты куда? – удивился Рёджи, когда увидел, что друг быстрым шагом направился к выходу.
- Мне надо подумать, - бросил через плечо он, на ходу подхватив свой плащ, и уже через несколько секунд хлопнула входная дверь.
- Ну вот что ты творишь? – возмутился Рёджи, садясь на матрасе и поворачиваясь к Джури. – Ему и так не по себе, еще и ты!
Однако мук стыда Джури явно не испытывал. Вместо этого он широко и весело улыбнулся.
- Поздравляю, деревенщина. Ты едешь с нами, и скажи за это спасибо мне.
- Леда сказал, что не еду, - угрюмо возразил Рёджи. – Он не меняет своих решений, тем более вот так, вдруг и в последний момент.
- Не менял, - поднял указательный палец вверх Джури. – Пока не ревновал, не менял.
- Леда не может ревновать, - совершенно серьезно произнес Рёджи. – Он высшее существо, я вообще ни разу не видел, чтобы он поддавался эмоциям…
Договорить у него не получилось, потому что в этот момент Джури расхохотался так, как на памяти Рёджи вообще не смеялся.
- Деревенщина… Ну ты как скажешь… - выдохнул он, утирая выступившие от смеха слезы.
- Я серьезно, - упрямо повторил Рёджи.
- Может, он и в сортир не ходит?
- Думай, что хочешь, - рассердился Рёджи и, натянув нательную рубашку, поднялся.
Спорить с глупым дрыщом не хотелось, а еще мучительней было от того, что сердце вопреки голосу разума забилось чаще из-за откровенно идиотских слов Джури.
- Ты просто влюбленный дурак и ничего не замечаешь, - заявил Джури и слез с табурета, чтобы последовать за Рёджи, который направился в прихожую.
- Захлопнись, а? - огрызнулся тот.
- Наверное, ты еще думаешь, что красивей его никого нет на свете, - ехидно продолжал Джури. – Ни красивей, ни умней, ни благородней…
- Леда – самый красивый, и умный, и самый благородный из всех, кого я встречал в жизни. Усек? – гаркнул Рёджи, резко обернувшись, из-за чего Джури чуть было не врезался в него, однако ничуть из-за этого не смутился.
- Ну и неправильно, - в очередной раз улыбнувшись, заявил он.
- Почему это неправильно? – процедил Рёджи, чувствуя, что закипает.
- Потому что самый красивый здесь я, - объявил Джури и гордо выпятил грудь.
Что возразить на это, Рёджи не придумал, только неожиданно поймал себя на понимании, что раздражение отступило. Почему-то злиться на Джури у него не получалось.
 
KsinnДата: Понедельник, 04.11.2013, 20:39 | Сообщение # 37
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 14.

- Ты едешь с нами, - с порога заявил Леда, когда вернулся обратно в дом чуть ли не спустя полчаса своего отсутствия. К тому моменту Джури успел засобираться и попрощаться, а Рёджи – начать подумывать, не пойти ли ему поискать друга.
От удивления он только моргнул и кивнул, даже не зная, за что хвататься и куда бежать. Как бы уверенно Джури ни убеждал его в том, что Леда обязательно приревнует и не пожелает оставлять напарника одного "с этой красноволосой шлюхой", как выразился бывший домовой, Рёджи все равно не поверил. И вот теперь, пока он удивленно глядел на эльфа, отказываясь принимать тот факт, что мелкий дрыщ оказался прав, Леда, помолчав немного, произнес:
- Я догадываюсь, о чем тебе говорил Джури, а еще прекрасно видел провокацию, но поверь, дело не в том, что мне неприятно видеть Аямэ рядом с тобой. Хотя, по правде, так оно есть. Но... Дело в том, что у меня очень плохое предчувствие, и оно мучает меня давно. Тебе опасно оставаться в селении одному. Кто его знает, что здесь происходит на самом деле, и кто виноват в приключившихся бедах.
В голове Рёджи одновременно мелькнуло с десяток противоречивых мыслей, а в душе – столько же противоречивых чувств, и он не знал, на чем сосредоточиться: на словах эльфа об опасности или же на признании, что ему не нравится внимание Аямэ к напарнику.
- Остров – это не большая земля, - добавил Леда, не дождавшись ответа. - И путешествие туда и обратно вряд ли займет больше десяти-двенадцати дней. Но все это время у нас не будет никакой связи, и я точно не найду себе места из-за опасений...
- Эльфы обладают даром предвидения? - ляпнул вовсе не то, что хотел, Рёджи и сам поразился, как фальшиво весело звучит его голос.
- Нет, - мотнул головой Леда. - Не обладают.
- Значит, все будет хорошо, - добавил Рёджи, а Леда присмотрелся к нему внимательней.
- Ты как будто не хочешь ехать, - произнес он чуть насмешливо, и Рёджи поспешил закрыть рот.
Он собирался ответить, что хочет ехать – хотел с самого начала и сам сходил с ума от мысли, каким опасностям может подвергнуться эльф, когда его, Рёджи, не будет рядом. И возражать он начал по какой-то ему самому неизвестной причине, а вовсе не потому, что он решил остаться. Но сформулировать слова в предложения не получилось.
Рёджи даже задуматься не успел, когда сделал это – шагнул вперед и немного грубовато обнял Леду за плечи.
"Боги, что он обо мне сейчас подумает..." - со страхом подумал Рёджи, но эта мысль не остановила его.
В прошлый раз, когда он попытался поцеловать своего друга, тот не оттолкнул, но и не ответил, а потом попросил больше так не делать. Подсознательно Рёджи ожидал такой же реакции, и потому не сразу понял, что Леда тоже обнял его.
"Ты первый это сделал", - последнее, что подумал Рёджи, прикасаясь к его губам. В конце концов, Леда действительно начал проявлять свои странные и более чем однозначные знаки внимания, пока Рёджи даже думать о чем-то подобном боялся...
Целовать Леду был странно. Отстраненно Рёджи отметил, что это был первый раз, когда он сам не стоял застывшим истуканом, и когда опешивший Леда не просто позволял делать ему, что захочется – теперь он действительно отвечал, без лишнего напора, но и без стеснения, словно происходящее было чем-то самим собой разумеющимся. И в то же время Рёджи испытывал какое-то неопределенное, но совершенно особенное чувство. Обнимать и целовать Леду – это было совсем не то, что тискать какую-то девчонку, и Рёджи чувствовал себя глупым и неопытным, как будто все это происходило впервые.
Наверное, никогда прежде Рёджи не был счастлив так, как в этот миг, и выпускать Леду из объятий он не хотел как можно дольше. Впрочем, тот не спешил его отталкивать.

Перед отправлением в путь Леда заявил, что Рёджи нужна плотная повязка, и стянул его грудную клетку грубой тканью так, что с трудом получалось дышать.
- Теперь я понимаю, что чувствуют знатные девицы в корсетах, - проворчал Рёджи и попытался пошевелиться. Получилось не слишком успешно.
- Вроде бы все уже более-менее в порядке, но тебе надо поберечься, - ответил на это Леда. – Поберечься и потерпеть. Повязка убережет от неосторожных движений тебя и твои переломанные ребра.
- Вот у нас в деревне девки не носили корсеты, - продолжал бубнить Рёджи. - Все они, конечно, были в три раза шире меня, зато улыбались искренне, а не как раздавленная моль. Да и добраться до самого важного было того... легче.
На последней реплике он, опомнившись, замолчал, но Леда будто и не заметил этого глупого признания.
- Со временем корсеты выйдут из моды, - флегматично заметил он.
- Это вряд ли, - пожал плечами Рёджи. - Все знатные красотки хотят, чтобы у них талии были, как у кипариса... У кипариса есть талия или я что-то не то сказал?
- Талия может быть тонкой и без грубого сдавливания внутренних органов, - проигнорировал вопрос Леда. - Корсеты выйдут из моды, как выходит все бессмысленное. Думаю, пройдет не так много времени, и ни одна девушка не пожелает терпеть такие издевательства.
На этом разговор был исчерпан, и друзья принялись собираться в путь – к спешным отъездам Рёджи было не привыкать.
- Ты что, тоже уезжаешь? – Аямэ, как обычно, появился будто из-под земли, когда Рёджи выводил Веснушку на улицу. Леда немного замешкался, пока прикреплял сумку к седлу, и Рёджи украдкой оглянулся, сам не понимая, зачем это делает.
- Леда решил, что так будет лучше, - честно ответил он.
- Ах, вот оно что, - задумчиво проронил Аямэ. – А я думал, что ты еще не совсем здоров для таких путешествий. Зимний Горизонт очень опасен.
- Ну как бы это… Не зима ж еще, - придумал, что возразить, Рёджи.
- На острове зима наступает раньше, чем во всем мире.
- Да неважно, - отмахнулся Рёджи. – Вообще я рад, что еду. У Леды есть привычка попадать в неприятности, когда меня нет рядом, и…
- У тебя тоже есть такая привычка, когда поблизости нет меня, - послышался за спиной голос, и, обернувшись, Рёджи увидел, как друг выводит на припорошенную снегом улицу свою лошадь.
- Ничего подобного, - демонстративно скрестил руки на груди Рёджи.
- Очень даже, - возразил Леда, настойчиво игнорируя присутствие Аямэ и будто не замечая его. – Ну что, в путь?
- Ага, - кивнул ему Рёджи. – Пожелай нам удачи, Аямэ.
- Она вам пригодится, - вздохнул их сосед, и на миг Рёджи почудилось, будто Аямэ смотрит на него с жалостью. – Будьте осторожны.
- Мы всегда осторожны, - вежливо улыбнулся ему Леда. – Я поговорил с Соно, он обещал проследить, чтобы с тобой ничего не случилось, если мы ошиблись, и Ю все еще в поселении.
- Уж Соно проследит… - Аямэ горько улыбнулся, но когда эльф хотел возразить что-то, быстро сменил тему. – Кажется, сюда едет Йо. Наверное, хочет поехать с вами до мельницы.
Аямэ не ошибся: из-за поворота как раз появился всадник, и по мере приближения Рёджи разглядел их знакомого верхом на серой коренастой лошадке. Даже издалека Рёджи заметил, что вещей тот взял на порядок больше, чем они с Ледой вместе взятые, и не удержался от насмешливого комментария:
- Ты, не иначе, насовсем решил перебраться в леса, столько добра набрал.
- Взял только нужное, - ничуть не обиделся на его иронию Йо. – Я вчера нашел кое-что интересное. Расскажу по пути.
На этом всадники направились в сторону околицы, и Рёджи только рукой махнул Аямэ на прощание. Когда они отъехали на некоторое расстояние от окраинных домов, он, повинуясь непонятному чувству, обернулся и увидел, что тот все так же стоит на месте и провожает их долгим взглядом. Рёджи еще раз поднял руку, и Аямэ с небольшой задержкой помахал ему в ответ. Рёджи не был точно уверен, но ему показалось, что тот даже не улыбнулся.

В этот раз их путь лежал не по знакомой Рёджи тропе на восток в сторону заброшенного селения, а в глухие леса на север, куда даже Сойк, по собственному признанию, избегал ходить на охоту.
- Но блаженные же уходят туда, - добавил он. – И уходят поодиночке и пешком. Значит, ничего смертельно страшного там нет.
- Как знать, - ехидно вставил Джури. – Уходить-то они уходят, но кто-нибудь видел, чтобы они потом приходили куда-то?
Такие прогнозы Рёджи не порадовали, и он только смерил мрачным взглядом сначала Сойка, а потом его мелкого друга. Но про себя он порадовался, что едет вместе со всеми – только теперь Рёджи начал понимать, как сильно переживал бы за Леду, и что начал бы нервничать, как только тот вышел бы за порог.
Еще у Рёджи не шел из головы их поцелуй, и хотя с того момента прошла уже пара часов, Рёджи казалось, что он все еще чувствует на губах его вкус. От этих мыслей начинала немного кружиться голова, и Рёджи невольно улыбался, вспоминая, как это было. Пускай Леда не позволил долго обнимать себя, напомнив, что им нужно торопиться, Рёджи уже сейчас понимал, что будет еще долго помнить удивительное утро. Возражать, спрашивать что-либо или говорить он не стал, только покорно кивнул и выпустил Леду из объятий. Казалось, что неуместным вопросом можно все разрушить, тем более, Леда был не одинок, как помнил Рёджи, и случайно коснуться этой темы было почему-то страшно.
Бурелом начался, едва они заехали в лес, и первую милю пришлось чуть ли не вырубать себе дорогу, ведя под уздцы лошадей. Повязка мешала, и Рёджи быстро выдохся, что не укрылось от глаз Леды, который тут же потребовал, чтобы тот шел последним по уже проторенному пути. Однако намного легче от этого не стало, и Рёджи уныло подумал, что такими темпами они будут идти к сердцу острова до весны.
- Заросло за лето, - пояснил Сойк. – Блаженных в этом году немного приезжало, да и то последние в конце весны, кажется… Вот и не ходил здесь никто.
Однако, пробравшись через заросший подлесок, маленький отряд оказался в старом лесу, где хотя и не было дороги, ехать верхом представлялось возможным. Выбравшись из густых кустов, Рёджи с минуту озирался по сторонам, разглядывая высоченные, уходящие в самое небо деревья, толстые стволы большинства из которых не смогли бы обнять одновременно и четверо взрослых мужчин. В лесу снега было немного, значительно меньше, чем в селении, но копыта лошадей все равно неглубоко погружались в землю, покрытую толстым слоем перегнивших листьев.
- Ничего себе, - пробормотал Рёджи. – И как только эти деревья получается рубить?
- Что ты, здесь никто ничего не рубит, - ответил ему Сойк. – Рубят с другой стороны, на западе, там, где деревья помоложе. В старый лес все вообще боятся ходить.
- А почему боятся? – сразу спросил Джури.
- Сами не знают почему, но боятся, - немногословно объяснил Сойк.
- Потому что те, кто уходят сюда, чаще всего не возвращаются, - посчитал нужным внести ясность Йо. – А те, кто возвращались, рассказывали удивительные вещи.
- Это ж какие? – не унимался любопытный Джури.
- Байки и глупости, - не дал ответить Йо Сойк. – Поехали уже, а то так и ночь наступит, а мы все под поселком топчемся.
На этом небольшая группа двинулась вперед, и у Рёджи, как у ехавшего в самом хвосте, впервые появилась возможность рассмотреть своих спутников.
Более несуразного отряда, чем получился в этот раз, Рёджи никогда не видел и отмечал про себя, что с какой бы необычной публикой им с Ледой ни приходилось сталкиваться до этого, компания на Последнем Горизонте оказалась самой невразумительной.
Рёджи только теперь призадумался о том, что было ошибкой ехать в столь малом составе: даже при нападении диких зверей в глухих лесах не помешало бы иметь в арсенале больше оружия. А так получалось, что кроме него и Леды даже защищаться было некому.
"От очкарика толку не будет", - скептически поглядывал на Йо Рёджи. – "Разве что фолиантом по голове даст, да и то вряд ли успеет. О том, как держат меч в руках маги, легенды ходят, так что колдун, который не колдует, вообще не воин. Ну а дрыщ…"
Посмотрев на Джури, который, чтобы не нервировать Веснушку, ехал на предоставленной Соно лошади немного впереди, Рёджи и вовсе вздохнул.
То, что домовой не был приспособлен к путешествиям, становилось ясно с первого взгляда. Даже просто сидеть в седле ровно у него не получалось: Джури крутился, вертелся и подскакивал на каждой кочке. Со стороны в своей огромной теплой шубе он больше напоминал не человека, а невиданное мохнатое животное, и толку от такого бойца не было никакого. Рёджи понимал, что Джури поехал с ними только потому, что не хотел безучастно ждать Сойка, пока тот подвергается опасности, и его чувства были понятны Рёджи. Но в тот момент, когда Джури, засмотревшись по сторонам, получил веткой по лицу и громко взвизгнул, Рёджи еще раз тяжко вздохнул.
- Не стоит огорчаться раньше времени, - заметил его невеселое настроение ехавший рядом Леда.
- Я не огорчаюсь, - буркнул Рёджи. – Я просто боюсь. Мы едем в какие-то дикие леса, и с нами очкарик-учитель, недо-колдун и мешок меха. При этом ты меня еще так скрутил, что я двигаюсь с трудом, и в бою пользы от меня не будет. Итого, в нашем отряде только один воин – это ты.
- Заметь, это немало, - неожиданно весело улыбнулся ему Леда. – Кроме того, неизвестно, с чем мы столкнемся, а еще никогда не знаешь, какой потенциал может открыться в неожиданной ситуации.
- Потен… Чего? – переспросил Рёджи.
- Я, кстати, в том числе преподавал фехтование и вольтижировку, - обернулся к нему Йо, который ехал чуть впереди и все слышал, но обижаться явно не спешил.
- А это еще что такое? – устало спросил Рёджи. Количество непонятых слов, произнесенных за одну минуту, начинало его угнетать.
- Фехтование – это искусство боя холодным оружием, в частности, шпагой, что я и преподавал, - охотно пояснил Йо. – А вольтижировка – это когда верхом на лошади выполняют разные трюки…
- Все понятно, - хмуро перебил его Рёджи. – Скажи мне, трюкач, ты хоть раз меч в руках держал?
- Конечно, держал, - невозмутимо заверил его Йо. – Как, по-твоему, я мог быть начальником стражи в нашем селении?
- Возможно, мы вообще не найдем колдуна, - заметил на это Леда. – Может, мы не там ищем, а может, он уже сам сгинул в этих чащах, и тогда никакие мечи нам и не понадобятся. Расскажи лучше, что ты там вчера такого интересного нашел?
- Вот, кстати, да, - тут же опомнился и воодушевился Йо. – Похоже, нам хоть в чем-то повезло. Вчера я долго рылся в архивах, которые хранятся в доме Соно и которые накопились со времен еще предыдущих старост…
- Существуют такие архивы? – неподдельно изумился Леда.
- Я сам удивился, - кивнул ему Йо. – В них никто никогда не рылся и не читал их, да и я, когда начал смотреть, думал бросить это дело, потому что большей частью там деловодство…
- Деловодство? – не понял Рёджи.
- Бухгалтерия, - пояснил Йо. – Сколько древесины отправили на большую землю, что получили взамен, что надо не забыть отправить в следующий раз. Какие-то письма с материка с заказом на местные поделки к следующему кораблю…
- Тоска, в общем, - подытожил Рёджи.
- Да, совершенно верно, - согласился Йо. – Но когда я уже хотел бросить, мне попалась очень любопытная переписка.
- Кого с кем? – полюбопытствовал Леда.
- Как я понял, местного старосты с блаженными.
- Ого-о, - протянул Рёджи, моргнув. – Получается, не такие уж они необщительные?
- Я сам не понял, - пожал плечами Йо. – Эти бумаги попали в мои руки уже ближе к рассвету, и я не успел как следует ознакомиться с ними, потому взял все с собой. Буду читать на привалах и по вечерам у костра. Единственное, что бросилось мне в глаза, поселенцы вроде как хотели наладить с ними контакт, а заодно обмен какими-то товарами, а те лаконично отказывались, мотивируя тем, что их это не интересует.
- И это все интересное, что ты нарыл? – разочарованно протянул Рёджи.
- Да, пока что это все, - как будто и не заметил его досады Йо. – По крайней мере, теперь мы знаем, что с блаженными пытались общаться. Может, из этих бумаг удастся почерпнуть что-то полезное.
Рёджи, как человек, измученный чтением, в тайне считал, что ничего, кроме головной боли, почерпнуть из какого бы то ни было чтива нельзя, но в этот раз решил промолчать и собственные умозаключения оставить при себе. К тому же Леда смотрел на Йо уважительно и слушал его более чем заинтересованно.
- Я тоже погляжу на эти бумаги, - только и произнес он, и Йо заверил, что с удовольствием покажет ему найденные письма и документы.

Привал решили устроить лишь через несколько часов, когда все успели порядком устать, а Леда непонятным Рёджи образом определил, что время давно перевалило за полдень. Несмотря на то, что день еще даже не начинал клониться к вечеру, в лесу было почти темно. Верхушки высоченных деревьев не удавалось рассмотреть с земли, и скорей всего, листвы на ветвях почти не осталось, однако светлей вокруг от этого не становилось.
Сперва думали наскоро перекусить и двинуться в путь дальше – тратить лишнее время в неприятном месте не хотелось – но к тому моменту, как дошло до дела, каждый из участников опасного похода успел замерзнуть, и Йо первым предложил развести костер.
- А ничего, что мы будем разжигать пламя? - спросил Рёджи, слезая с коня и оглядываясь по сторонам. Вокруг было удивительно тихо и от того жутко.
- Совсем без костра мы не сможем, - заметил Леда.
- Ничего страшного, - отмахнулся Сойк. - Если здесь и обитает что-то потустороннее, не беспокойтесь, оно нас уже и так заметило. Если же говорить о диких зверях, огонь наоборот должен отпугивать их.
Рёджи вызвался собирать хворост и мелкие дровишки для костра, и хотя сначала Леда нахмурился, тут же он махнул рукой.
- Давай. Это не слишком тяжело физически, но много все равно не набирай, - великодушно разрешил он.
- Я прослежу за деревенщиной, - пообещал эльфу Джури. - Заодно и помогу.
Рёджи недовольно поморщился – по домовому он не успел соскучиться настолько, чтобы захотеть бродить по лесу в его компании.
- Могу себе представить, - проворчал Рёджи, но на его недовольство никто не обратил внимания.
Он направился в сторону, где, как ему показалось, под тонким слоем снега можно было отыскать подходящие небольшие поленца и хворост, а отчего-то умолкший Джури посеменил за ним следом. Когда Рёджи в последний раз оглянулся, он увидел, что Сойк начал готовить незамысловатый обед, а Леда и Йо клонились над какими-то бумагами – вероятно, теми самыми, которые нашлись в доме старосты.
- Погляди, что у меня есть, - наконец привлек его внимание Джури, и когда Рёджи нехотя обернулся, тот протянул вперед руку.
Рёджи только хотел сказать, что ничего интересного в конечности Джури не было, как тот дернул широкий меховой рукав, обнажая запястье. Как оказалось, он демонстрировал вовсе не собственную ладонь, а то, что скрывалось под пушистым мехом.
 
KsinnДата: Понедельник, 04.11.2013, 20:40 | Сообщение # 38
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Таких красивых кинжалов Рёджи никогда еще не видел. Длинное и тонкое, начищенное до блеска лезвие у самой рукояти изгибалось зигзагом, а дол по его центру был непривычно глубоким. Небольшая золотая гарда и при этом толстая рукоять с массивным навершием, как ни странно, смотрелись гармонично. Но больше всего Рёджи поразило, что ярко-зеленый, инкрустированный в рукоятку камень, очень уж похожий на изумруд, будто светился изнутри. Сам нож был невелик, не длиннее одного локтя, и удобно крепился под широким рукавом самодельной шубы.
"У Сойка с лучших времен осталось два заговоренных кинжала", - вспомнились ему слова Джури. - "Жалко, конечно, было потерять из-за тебя, деревенщина, магический клинок, но в тот момент я подумал, что крайний случай настал..."
- Очень красиво, - честно признался Рёджи, разглядывая нож, а Джури, удовлетворенный таким ответом, опустил рукав, пряча оружие.
- Это мне Сойк дал для самообороны, - поделился довольный Джури. - Но у меня такое чувство, что этим кинжалом я опять буду защищать тебя, деревенщина. Их вообще два было, но один унес в своей глазнице радужный червяк после того, как я спас твою бессмысленную и никому не нужную жизнь. Какой я молодец, а!
Бахвальство Джури Рёджи только раздражало, потому он устало прикрыл глаза и принялся за сбор дров для костра.
Как и следовало ожидать, помогать ему никто не спешил: Джури ходил следом, топтался на месте и пинал ногой прелую листву. Не дождавшись, что Рёджи заговорит с ним первый, он снова подал голос.
- А что ты утром такой довольный к нам приехал? - хитро прищурившись, спросил он. - Что, Леда был благосклонен сегодня?
- Я просто рад, что поехал со всеми, - поспешно буркнул Рёджи, чем еще больше распалил любопытство домового.
- А вот и неправда, - заявил тот. - Точнее, не совсем правда. Ну, расскажи своему лучшему другу Джури, что такого приятного тебе сделал наш ревнивый остроухий друг?..
- Да не ревнивый он! - возмутился Рёджи, резко выпрямившись и чуть было не выронив собранный хворост. В боку тут же кольнуло, словно тело напоминало ему вести себя благоразумно. - Он просто по-дружески беспокоится за меня.
- Ну да, ну да, - с важность покивал головой Джури. - Мужская дружба – она такая...
- Думай, что хочешь, - передернул плечами Рёджи и отвернулся, сам не понимая, почему так заводится от слов домового.
- Твоя беда в том, что ты не веришь в чудеса, - поучительно произнес за его спиной Джури.
- В какие еще чудеса? - огрызнулся Рёджи, оглядываясь по сторонам в поисках подходящих сухих веток.
- В такие чудеса, когда прекрасный эльф вдруг влюбляется в безмозглую деревенщину.
- Твой друг Сойк долго и подробно объяснял мне, что такого не бывает, - процедил Рёджи, невольно обернувшись и уставившись на Джури, в темных глазах которого плясали веселые искорки.
- О, могу себе представить, - негромко рассмеялся тот. - У него с эльфами старые счеты. Не любит он их.
- Он сказал, что эльфы наплевательски относятся к людям, - продолжал распыляться Рёджи. - Что люди для них как низшие существа, как животные там, или еще что…
- Чистая правда. Так оно и есть, - с готовностью кивнул Джури. - Остроухие те еще гады, честно тебе скажу. Цены себе не сложат, и все это лишь из-за какого-то бессмертия. Можно подумать, в мире больше нет живущих вечно существ.
- И ты туда же… - начал было Рёджи, но выражение лица Джури вдруг изменилось, став неожиданно серьезным.
- Но это другие эльфы, а не твой, - уверенно произнес он. - Твой не такой.
- А какой? - растерялся от такой перемены в настроении Джури Рёджи.
- Какой-то странный, - домовой чуть поморщился, будто не мог подобрать подходящего слова. - Ты знаешь, зачем он живет среди людей?
- Догадываюсь, - хмуро ответил Рёджи и тут же спохватился: – И он не мой.
- А чей же? - неподдельно удивился Джури.
- Не знаю. Но точно не мой.
- А выглядит все так, будто твой.
"Если бы", - мрачно подумал Рёджи и замолчал, не желая больше обсуждать эту тему. Он надеялся, что Джури хватит ума и такта отстать от него, но тот продержался не долее пары секунд.
- Пока ты валялся без чувств, он целовал твои руки.
- Что?.. - опешил Рёджи.
- Руки твои целовал, говорю, - повторил Джури. - Сидел на твоей постели с утра до вечера и целовал.
- Он… Он, наверное, лечил так, - пробормотал недоуменно Рёджи, чувствуя, что из-за робкой надежды невесть на что становится жарко. - Он умеет: прикасается и…
- Лечил он тебя перед этим, и после тоже лечил, - отмахнулся Джури. - А пока не лечил – целовал. Кажется, он насмерть перепугался, что ты помрешь.
- Леда не стал бы такого делать у тебя на глазах, - убежденно заверил его Рёджи и, опомнившись, добавил. - Вообще не стал бы.
- Он не знал, что я вижу, - на лице Джури появилась привычная нагловатая улыбка.
- Подсматривал?
- Не специально. Я все еще немного домовой – не могу избавиться от тяги все время следить за всем, что происходит в стенах моего дома.
- А что еще он делал? – пробормотал Рёджи вместо того, чтобы отругать Джури за неуемное любопытство, не сразу сообразив, как глупо прозвучал его вопрос.
Джури тут же залился звонким смехом, который наверняка было слышно на всю округу в гробовой тишине необычного леса, а Рёджи почувствовал острое желание отвесить ему крепкую затрещину.
- Деревенщина… - выдохнул Джури, чуть ли не икая от смеха. – А что ты хотел, чтобы он с тобой сделал?..
Джури снова рассмеялся, а Рёджи, с трудом подавив гнев, опять отвернулся, твердо решив, во-первых, больше не отвечать ему, во-вторых, поскорее закончить с делом и вернуться назад к месту стоянки.
- Ничего он больше не делал, - заговорил Джури, когда смех перестал душить его. – Лечил тебя, ухаживал, ну и ладони твои лобызал. Распереживался наш бессмертный друг.
В ответ Рёджи только молча сунул Джури в руки несколько достаточно толстых поленцев, которых должно было хватить на небольшой костер, столько же оставил себе и уверенно зашагал в обратном направлении.
- Эй, деревенщина! Ты обиделся, что ли? – окликнул его Джури, поспешив следом. – Да ты радоваться должен! Вон сколько я тебе интересного рассказал.
"Закрой уже рот", - мысленно посоветовал ему Рёджи.
- Ну чего ты молчишь, а?
- Я не знаю, как все это объяснить, - нехотя протянул Рёджи, понимая, что просто так тот не отцепится.
- Ну и дурак, - легко поставил ему диагноз Джури. – Село и люди! Это объясняется тем, что Леда тебя любит. Мне кажется, ему очень не хочется тебя любить, уж не знаю почему. Но не любить не получается.
- Я тебе сейчас шею сверну, - чуть ли не зубами скрипнул Рёджи, но Джури не услышал угрозы в его голосе.
- Да это все видят, деревенщина, - если бы руки у маленького домового были свободны, он наверняка покрутил бы пальцем у виска. – Ну разве что кроме Сойка, который не в состоянии заметить что-то хорошее в глазах эльфа, и тебя, потому что ты дубоголовая деревенщина.
- Леда любит кого-то другого, понял?! – рявкнул Рёджи, резко остановившись и сразу испугавшись, не слышен ли был его голос на стоянке.
- Это он тебе сказал? – ничуть не смутился Джури.
- Да, - Рёджи зашагал вперед еще быстрее, чем до этого.
- А давно это было?
- Какая разница?
- Такая, что если он и любил кого-то другого, то уже разлюбил, - с готовностью пояснил Джури.
- Как у тебя все просто…
- Это у тебя все слишком сложно. Так сложно, что ты даже мечтать боишься, - фыркнул Джури и невпопад спросил: - Ты знаешь, что человек на три четверти состоит из воды?
- Знаю, - буркнул Рёджи. – При чем тут это?
О том, что человек состоит большей частью из воды, ему не так давно рассказывал Леда. Рёджи не поверил, и эльф долго объяснял почему так, а потом задумчиво заметил, что Рёджи не мешало бы еще приобщиться к естественным наукам. Услышав это, Рёджи сразу со всем согласился и поспешил сменить тему.
- При том, что если у человека нет в жизни ни любви, ни цели, ни мечты, он навсегда остается вертикальной лужей.
- Очень глубокомысленно, - огрызнулся Рёджи.
- Я вообще умный, - ехидно ответил Джури. – Если бы не я, сидел бы ты сейчас дома. Но своевременное упоминание о нашем красоноволосом приятеле пришлось очень кстати…
- Аямэ здесь не при чем.
- Да уж конечно. Прости меня за честность, деревенщина, но ты умом не блещешь, сообразительностью тоже, увы. Не успеешь опомниться, как Аямэ окажется на твоем члене, и Леда это прекрасно понимает. Уверен, в прошлый раз у вас все так же получилось.
- Да отстань ты уже от него, - неуверенно потребовал Рёджи, не желая признаваться даже себе в том, что Джури был абсолютно прав, ведь сам он думать не думал, что у них с Аямэ все так получится.
- Человека можно вытащить из грязи, но нельзя вытащить грязь из человека, - веско ответил на это домовой. – Я не знаю, чем Аямэ занимался до того, как попал на остров, но шлюхой всего села просто так не становятся. Мы еще узнаем о нем много интересного. Помяни мое слово, деревенщина.
Возможно, Джури продолжал бы рассуждать на эту тему и дальше, но в этот момент в просвете между деревьями показались их лошади, и Джури, к радости Рёджи, благоразумно замолчал, тут же принявшись насвистывать какую-то незамысловатую мелодию.

До самого вечера Рёджи думал о том, что не стоит терять бдительности, ведь то, что с первых минут путешествия с ними не случилось никакой беды, еще не означало, что до самого возвращения все будет тихо и мирно. Но лес вокруг не сулил им никакой угрозы. Было так удивительно тихо, как порой бывает только в храмах духов или на кладбищах, хотя последнее сравнение Рёджи не слишком нравилось. Не было слышно ни криков птиц, ни даже ветра, за весь день они не увидели ни единого следа животных. О чем-то потустороннем вообще речи не шло – природа будто уснула до весны, которая в этом месте должна была наступить не раньше, чем через полгода.
- Как ты ориентируешься, куда ехать? – задал вопрос Сойку Йо, и тот недовольно проворчал, что они просто едут на север.
- Тут не найдешь ни единой дороги, - добавил он. – Но если смотреть на карту, живем мы на южном побережье, а, следовательно, чтобы попасть вглубь острова, надо идти на север, да и все.
Ориентироваться на местности Рёджи, конечно, умел, и по всем известным признакам, по обломанным веткам, мху на деревьях и прочему, тоже понимал, куда они направляются. Однако тут же у него возник другой вопрос:
- А откуда мы знаем, что блаженные живут именно на севере?
- Ниоткуда, - огрызнулся Сойк. – Если есть идеи получше, можешь сам вести наш отряд.
- Остров, конечно, велик, но не настолько, чтобы не обойти его за десять-пятнадцать дней, - вместо него пояснил Леда. – Вроде как в этом направлении уходили все блаженные, стало быть, шанс найти нужное место наиболее велик, если идти по их пути. Но даже если мы ошиблись, попытаемся поискать еще в окрестностях.
- Эх, гулять бы так летом, а не зимой, когда хочется сидеть дома у теплого очага, - вздохнул Джури – говорил он не слишком громко и ехал впереди всех, но Рёджи все равно услышал его слова. – Когда камин трещит, а у тебя такой теплый плед из овечьей шерсти, и за стенами воет вьюга.
- Тебя никто не тащил насильно, - напомнил ему Сойк.
- Что ты! – как будто испугался Джури. – Вы же пропадете без меня! Особенно деревенщина.
 
KsinnДата: Понедельник, 04.11.2013, 20:40 | Сообщение # 39
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Комментировать его слова Рёджи не стал.
Первая ночь прошла на удивление спокойно. Расположиться на ночлег пришлось достаточно рано, как только стемнело, потому что идти дальше не представлялось возможным. Чтобы определить, кто будет караулить, бросили жребий, в результате чего первое дежурство поделили Йо и Сойк, а второе – Леда и Джури.
- Ты от дежурств освобождаешься, - заявил Рёджи эльф.
Для порядка Рёджи возмутился, но про себя подумал, что полночи не высидел бы – болело все тело, и так паршиво он давно себя не чувствовал. Только теперь он подумал, что Леда не так уж преувеличивал, когда говорил, что к дальним путешествиям Рёджи не готов.
Уснуть сразу не получилось, и он, завернувшись в плащ, еще долго лежал без движения, глядя, как язычки пламени в костре лижут поленья. Пододвинувшись к самому огню и согнувшись в три погибели, Йо пытался читать свои бумаги, однако Рёджи видел, что периодически он поднимает голову и оглядывается по сторонам. Вряд ли он мог разглядеть что-то в кромешной тьме, но все равно оставался начеку.
Рёджи уже подумывал спросить Йо, не удалось ли вычитать что-то интересное или полезное в старых записях местных поселенцев, но потом передумал, решив, что так только остальных перебудит. И сам не заметил, как в конце концов уснул.
Следующий день мало чем отличался от предыдущего. Неоспоримым достоинством этого путешествия было то, что у отряда оставался шанс хорошо выспаться – светало на острове в это время года поздно, темнело рано, потому на сон оставалось чуть ли не более десяти часов. Последнее не помешало Джури все равно сонно потирать глаза и ворчать на Сойка, на поселенцев, на змея и, конечно, на колдуна, который все это затеял.
Леда выглядел задумчивым и мало на кого обращал внимание, но когда Рёджи спросил, все ли в порядке, только покачал головой. Рёджи догадывался, что друга мучили все те же сомнения, которые он озвучил в день отъезда – эльфу не нравилось, что они пустились на поиски неизвестно кого, не имея достаточных оснований.
- Ну что, удалось тебе что-то вычитать? – спросил у Йо Рёджи, когда они уже проехали небольшой отрезок пути. Лес вокруг оставался таким же безмолвным, пейзаж не менялся, и Рёджи поймал себя на том, что начинает скучать.
- Немного, - ответил Йо. – Вчера я нашел странную переписку, где какой-то поселенец – уж не знаю, кем он являлся – писал тогдашнему старосте, что не может договориться с блаженным, потому что они не разговаривают.
Леда с интересом поглядел на Йо, и даже Сойк на секунду обернулся.
- Что значит "не разговаривают"? – удивился Рёджи. – Не хотят общаться, в смысле?
- Нет, я так понял, что они именно молчат, - пожал плечами Йо. – И просто не отвечают. Листочки очень маленькие и много раз свернутые. Я предполагаю, что раньше на Горизонте использовали что-то вроде голубиной почты. Сначала этот человек писал, что не может договориться, потом послал сообщение, в котором говорилось про "обет молчания".
- Везет нам, - заметил Джури. – Эти придурки, которых мы ищем, еще и немые как рыбы.
- Какой еще обед? – окончательно запутался Рёджи. – Как молчание относится к еде?
- Не "обед", а "обет", - поспешил объяснить ему Леда, хотя Рёджи не услышал никакой разницы в этих словах, зато заметил, что Джури согнуло пополам от смеха. – Обет – это обещание, которое человек дает самому себе из религиозных соображений.
- Зачем давать себе обещание молчать?
- Некоторые считают, что за это получат блага, - пояснил ему Леда. – Кроме обета молчания, бывает, например, обет безбрачия. В некоторых странах существуют верования, согласно которым если будешь страдать при жизни, сдерживать себя и тому подобное, после смерти обретешь покой.
- Вот глупость-то… - изумился Рёджи и тут же спросил. – Ну а эти психи с острова зачем молчат?
- Понятия не имею, - покачал головой Йо. – В переписке речь идет только о том, что с ними хотели меняться товарами, но, похоже, переговоры закончились, не начавшись, потому что никто не захотел их вести.
- А чем можно обмениваться с блаженными? – спросил Рёджи.
- Тоже непонятно, - вздохнул Йо. – Говорю же, немного полезного я вычитал…
- Думаю, с ними как минимум можно обмениваться целебными травами и шкурками животных, которые живут в древнем лесу, - подал голос Сойк. – Мало кто из поселенцев рискует лишний раз ходить сюда, а блаженные все же живут здесь. Чем обменяться, всегда можно придумать. Вот только, наверное, не слишком оно им надо, судя по тому, что до сих пор никто этих блаженных в глаза не видел.
- Мне вот теперь вообще непонятно, почему все трусят ходить в этот лес, - заметил Рёджи. – Второй день идем, вообще никого не встретили…
- Постучи по своей голове, деревенщина, - тут же потребовал Джури.
- Это еще зачем? – уставился на него Рёджи.
- Примета есть такая – если постучать по чему-нибудь деревянному, не сглазишь.
- По своей постучи, - тут же огрызнулся Рёджи, и на этом разговор был окончен.
Только к вечеру окружавший их пейзаж начал меняться. Равнина закончилась, и пришлось подниматься в гору, правда, пока подъем был не настолько крутым, чтобы слезать с лошадей и пробираться вверх на своих двоих. Промеж могучих деревьев встречались и более молодые, появился кустарник, через который периодически приходилось прокладывать путь, а снега стало меньше – на склоне его сдувало ветром.
За весь день они снова не встретили следов ни зверей, ни людей, а глухая тишина вокруг начала угнетать. В этот вечер Рёджи чувствовал себя даже хуже, чем в первый, вдобавок разболелась голова, но все это он списывал на последствие недавних тяжелых травм. По сторонам он смотрел мало, к своим спутникам не приглядывался, и когда они наконец остановились на ночлег, едва нашел в себе силы, чтобы выбраться из седла и просто усесться на землю.
- Кажется, я понял, в чем дело, - произнес Леда, опуская руки на плечи Рёджи, но тот не нашел в себе силы повернуть головы.
- Чего это ты там понял? – бодрым голосом поинтересовался Джури, и, посмотрев на него исподлобья, Рёджи не без раздражения отметил, что домовой даже после долгого пути умудрялся сохранять оптимизм, в то время как Сойк казался изможденным, да и Йо устало потирал лоб.
- Этот лес – что-то вроде мертвой территории, - пояснил эльф.
- И что это значит? – вяло спросил Рёджи.
- Значит, что тут не может выжить ни одно живое существо, - пальцы Леды коснулись его висков, и Рёджи тут же закрыл глаза, молча радуясь, что через несколько минут ноющая боль отступит. – Вот поэтому вам всем так плохо.
- Мне не плохо, - тут же заверил его Джури. – Я бы, конечно, не отказался сейчас оказаться дома со стаканом горячего молока, и чтоб еще меда добавить, но мне точно не плохо…
Леда красноречиво поглядел на него, и когда Джури поднял глаза, перевел взгляд на Йо. Рёджи догадался, что при постороннем эльф не хотел упоминать о не совсем человеческой сущности Джури, однако Йо, казалось, не слишком прислушивался – под его глазами залегли серые тени и по сторонам он озирался несколько растерянно.
- Я – не человек, - вслух произнес Леда. – Болезни и недуги мне не грозят, как не грозит та же слабость или старость. Потому со мной все в порядке. Но я еще вчера заметил, что вы все выглядите слишком измотанными, как для первого дня вовсе не тяжелого пути. А после того, как я подумал о том, что мы не встретили ни единого животного…
- Ужас-то какой! – всплеснул руками Джури, и хотя этот жест выглядел очень эмоционально, Рёджи подумал, что домовой был искренним в этот момент. – Так надо быстрей удирать отсюда!
Он внимательно уставился на Сойка, но тот ободряюще улыбнулся в ответ.
- Это только предположение, - заметил колдун.
- Не спорю, - согласился Леда. – Но нам лучше поспешить. До утра, думаю, ничего не случится, но завтра надо постараться покинуть это место.
- А что произойдет, если не покинем? – встревоженно и одновременно устало спросил Йо.
- Я не слишком много знаю о таких лесах, - голос Леды звучал несколько огорченно. – Прежде мне доводилось лишь читать о них. Но якобы существуют такие необычные зоны в мире, где не может выжить ни одно животное, а также ни один человек. Звери бегут отсюда, повинуясь инстинкту, а люди, если не уходят вовремя, постепенно умирают.
- Из-за чего же это происходит? – спросил Джури и сразу добавил. – Сколько живу, никогда о таком не слышал…
- Существует много теорий, но доподлинно никто не знает, - Леда убрал руки, и Рёджи, мотнув головой, почувствовав, что ему стало легче. – Не хочу разводить лишние разговоры – сейчас будет лучше отдохнуть. Но теперь мне понятно, почему этот лес считается проклятым, почему отсюда не возвращаются люди и так далее…
- Но кому-то же удавалось здесь пройти, - возразил Йо. – Те же блаженные или люди, которым доводилось с ними общаться…
- Очевидно, таких людей было немного, - недобро усмехнулся Сойк.
- Может, есть иные пути? – заметил Леда. – Не через лес? Мы с самого начала были вынуждены прорубать тропу, потому что никто сюда давно не заходил…
- Кстати, да… - пробормотал Йо. – Как я сразу об этом не подумал?..
- Но вообще скорость нашего передвижения все же высока, - продолжал тем временем Леда. – Большинство людей отправляется сюда пешком, и какова их судьба – неведомо. А мы перемещаемся быстрей.
- Будем надеяться, до завтра никто не помрет, - пробормотал Джури. – Давайте устраиваться и разводить костер, а то у меня желание припустить отсюда со всех ног…
Рёджи про себя подумал, что устал настолько, что даже после всего услышанного не хочет никуда бежать.
- А что происходит с теми, кто не успевает вовремя уйти из этого… Из этого места? – спросил он эльфа.
- Скорей всего он теряет силы и просто засыпает, - предположил тот. – Глядя на вас, кажется, что так оно и есть.
Ужин прошел в молчании, а после еды все сразу улеглись вокруг костра. Говорить никому не хотелось, и Рёджи предчувствовал, что отключится, как только закроет глаза, но, как и накануне, сон сразу не пришел. Через смеженные ресницы он опять наблюдал за костром, за маленькими языками пламени, и старался ни о чем не думать и не смотреть на Леду, который дежурил в эту ночь и, казалось, напротив – весь вечер только то и делал, что не спускал с него глаз.
Слова Джури, произнесенные еще вчера, не шли из головы, и если бы не усталость и не тупая боль во всем теле, Рёджи уже извелся бы, рассуждая и гадая, насколько сильно ошибался домовой, говоря о чувствах Леды. В конце концов, Джури ничего не мог знать об эльфе – Рёджи был вообще невысокого мнения о его умственных способностях, – но в эту минуту он думал лишь о том, как коротка человеческая жизнь, а еще – как ненадежна вера в завтрашний день. Со всех сторон подстерегали опасности и смерть, и кому как не Рёджи было знать о том, что если не сделаешь чего-то сегодня – может, не успеешь уже никогда, просто потому что не доживешь до следующего случая, когда представится новый шанс.
Вздохнув, Рёджи перевернулся на другой бок, подумав, что если не будет светить в глаза, он забудется быстрее, и тут же почувствовал, как Леда опустил ладонь на его плечо.
- Не спишь? – тихо спросил он.
Рёджи очень захотелось ответить, что спит еще как, и отчего ему было так не по себе, он сам не знал.
- Как видишь, - вместо этого произнес он.
- Тогда пойдем, - ответил Леда, и Рёджи, как часто бывало и прежде, даже спрашивать не стал, куда его зовет друг.
Вокруг было темно и тихо, а свет от маленького костерка освещал лишь небольшой пяточек и спящих путников. Стоило Рёджи подняться на ноги, как Леда несильно сжал его запястье и потянул в сторону, в непроглядную темень, и Рёджи обернулся, озадачившись на миг, правильно ли будет оставить остальных.
- Э… Ты вроде бы в дозоре, - напомнил Рёджи.
- Мы не будем уходить далеко, - ответил на это Леда. – Да и сомневаюсь я, что кто-то здесь появится.
Спорить Рёджи не стал, и хотя не понимал толком, зачем нужно отлучаться – а точнее, не хотел надеяться напрасно – он послушно пошел следом.
Отошли они и правда недалеко: свет костра еще хорошо угадывался за деревьями, когда Леда остановился и повернулся к Рёджи. Хоть и далекие, отблески пламени давали немного света, и привыкшими к темноте глазами Рёджи мог легко рассмотреть лицо своего друга, увидеть его бледную кожу и кажущиеся из-за этого еще более темными и бездонными глаза. Смотреть дольше нескольких секунд не хватало сил, и Рёджи зажмурился, чтобы спустя миг даже не удивиться, почувствовав, что Леда обнял его, прижимаясь всем телом.
В самом поступке Леды, в немного несуразном и точно неразумном бегстве, было нечто такое, что взволновало Рёджи едва ли не до дрожи. Было и приятно думать о том, что эльфу захотелось ни с того ни с сего отойти с ним в сторону просто для того, чтобы прикоснуться, и неловко, что подобное поведение больше подходило подросткам, и неловко за то, что неловко… Как назло, вместо того, чтобы ни о чем не думать, как бывало прежде, Рёджи запутался в своих эмоциях и чувствах. Он остро чувствовал прикосновение губ Леды, прикосновения его рук под собственным плащом, чувствовал тепло его кожи.
И хотя Рёджи как и прежде задыхался от восторга и боялся поверить, что ему досталось так много счастья сразу, в голове крутились десятки мыслей и воспоминаний: как впервые Леда оттолкнул его, как сказал, что несвободен, а потом, спустя чуть ли не полгода, первым поцеловал. И слова Джури, и слова Сойка, и собственные грезы и мечты.
Из-за такого сумбура в голове он упустил момент, когда Леда немного отстранился, но лишь для того, чтобы крепче обнять и опустить подбородок на его плечо. Рёджи чувствовал, что под плащом руки Леды поглаживают его по спине, и казалось, что даже сквозь одежду и плотную повязку он чувствует, какие горячие у эльфа руки.
"Зачем это все?" – мысленно спросил его Рёджи, закрывая глаза и приказывая себе ничего не говорить. – "Зачем, если ты сам сказал, что не можешь…"
Но промолчать, как обычно, у Рёджи не получилось.
- Леда… - шепотом произнес он, и почудилось, что голос звучит оглушительно громко, даже громче, чем колотится собственное сердце. – А кто этот человек, которого ты любишь?
Если Леда до этого стоял, не шевелясь, то теперь он как будто и вовсе окаменел – Рёджи почудилось, что на секунду тот перестал дышать. А сам он тут же проклял себя за свой вопрос и за то, что все испортил. Кому, как не ему, было знать, что ни под каким предлогом не стоит пытаться внести ясность в их странные отношения. То, что Леда выражал свою привязанность, уже являлось величайшим счастьем, и вместо того, чтобы задавать дурацкие вопросы, надо было просто быть благодарным.
- То есть… То есть это, наверное, не человек. То есть точно не человек, ну тот, кто у тебя есть… - зачастил Рёджи, не без внутреннего страха отмечая, как Леда размыкает объятия и отступает на полшага назад, чтобы заглянуть в его глаза.
Прочитать что-либо по выражению его лица Рёджи, как обычно, не смог и, с трудом подавив вздох, сделал попытку все исправить.
- Ты это, извини. Я знаю, что это не мое дело. Не надо отвечать.
Леда только головой покачал, словно недоумевая или досадуя на что-то, но вместо того, чтобы промолчать, спросил:
- Почему ты думаешь, что у меня есть какой-то не человек? – только и спросил он, и Рёджи замер на месте, отмечая про себя, что ожидал услышать какого угодно ответа, но только не такого.
- А что, это человек? – вконец растерялся он.
- Рёджи, о чем ты? – все так же ровно произнес его друг.
Отвернувшись в сторону темного леса, где дальше двух шагов не было ничего видно, Рёджи еще раз проклял себя за болтливость и, собравшись с силами, пояснил, поражаясь про себя, почему всегда такой проницательный Леда в такой важный момент оказался совершенно недогадливым.
- Когда я поцеловал тебя впервые… После того отвратительного заказа в Хайдаларе. Ты сказал не трогать тебя, потому что у тебя кто-то есть.
Каждое слово давалось с трудом, будто его тянули клещами, и произнесенная фраза показалось Рёджи бесконечно длинной. Но когда он договорил и нашел в себе смелость посмотреть на Леду, с изумлением понял, что на лице друга читалось исключительно недоумение.
- Разве я говорил это? – после небольшой паузы спросил Леда.
- Г-говорил… - запнувшись, прошептал Рёджи. Голос отчего-то мгновенно пропал.
- Я сказал, что несвободен, - спокойно возразил ему Леда.
- Но разве это не означает… - все так же шепотом произнес Рёджи, однако Леда мотнул головой.
- Нет, это вовсе не означает, что у меня есть человек или не человек, как ты выразился. Это означает только то, что я несвободен.
Описать свои чувства Рёджи не смог бы, как и не получалось выделить что-то конкретное в захлестнувшей его волне удивления, восторга, облегчения, каких-то иных эмоций. Рёджи моментально стало жарко, хотя до этого он чувствовал легкий озноб то ли от холода, то ли из-за плохого самочувствия. Сказать хоть что-то в ответ у него не нашлось сил, и он только отметил, что невольно улыбается.
- Не стоит радоваться, - Леда заметил перемену в его настроении, но восторгов не разделил. – Иногда бывают более серьезные обязательства и узы, чем связь с другим человеком. И то, что меня никто нигде не ждет, еще не делает меня свободным…
- Так это все из-за того, что ты шпион, что ли? – выдохнул Рёджи, все еще отказываясь верить в такой поворот событий.
Быть может, впервые в жизни Рёджи увидел, как Леда меняется в лице. Несмотря на то, что было достаточно темно, он заметил, как широко распахнулись его глаза, и как эльф одними губами произнес:
- Что?..
- Я, если честно, уже давно понял, - поспешил пояснить Рёджи, с запозданием понимая причину недоумения своего друга.
Он подумал, что если сейчас нагородит глупостей, рассказывая о своих ошибочных предположениях, даже то, что Леда будет смотреть на него, как на дурака, не испортит ему теперь настроения.
- То есть я сначала долго не задумывался ни о чем, а потом, когда мы бежали из Хайдалара, я впервые… Как бы это сказать? Озадачился. Я тогда подслушал твой разговор с градоначальником, и он спрашивал, зачем высшему существу бродить по стране и делать грязную работу, помнишь?
- Помню, - покорно кивнул Леда, но Рёджи вдруг показалось, что мыслями он был далеко.
- И тогда я задумался, - продолжал рассказывать он. – Сначала решил, что ты беглый преступник. Но это не объясняло, почему ты тогда не прячешься, а разъезжаешь по стране у всех на виду. Потом я заподозрил, что ты вроде изгнанника, но тоже было непонятно, зачем тебе быть наемником. Работа у нас обычно все же скучная, да и опасная, а с твоей способностью лечить похмелье… Ну, и не только, конечно, с другими хворями ты тоже хорошо справляешься, и люди приходили бы к тебе как к лекарю. В общем, с такими умениями ты бы мог жить богато и при этом не напрягаться.
 
KsinnДата: Понедельник, 04.11.2013, 20:41 | Сообщение # 40
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Такое предположение, должно быть, показалось Леде забавным, и он неуверенно улыбнулся:
- Я подумаю об этом…
- Вот. И потом я догадался, что остался только один вариант, - развел руками Рёджи. – Ты притворяешься обычным наемником, торгуешься и выбиваешь гонорары, и ведешь себя вроде бы обыкновенно просто потому, что тебе надо путешествовать по стране и смотреть, что происходит вокруг, не привлекая внимания. Поэтому ты часто берешь менее выгодные заказы, просто чтобы поехать куда-то, где ты еще не был. Потом ты пишешь письма – наверное, докладываешь, что узнал.
Леда только вздохнул, не возражая и не споря, и это немного подбодрило Рёджи: если бы он говорил откровенную ерунду, друг уже попросил бы его остановиться.
- Ну а еще ты постоянно… Как это сказать? В общем, нашим королем недоволен, - сделал последнее заключение Рёджи.
- Это называется "порицаю", - негромко уточнил эльф.
- Да, точно. Ты постоянно порицаешь нашу власть, говоришь о том, что мы куда-то там катимся, и что так не будет вечно, и все когда-то изменится. И еще говоришь, что Локстен ведет неправильную политику… Ну вот как-то так я и догадался, - Рёджи кивнул, будто подтверждая свои же слова, и, пока Леда ничего не ответил, спросил: - Будет война, да? Эльфы нападут на нас?
Некоторое время они стояли молча, и эта пауза затягивалась, отчего Рёджи забеспокоился, не сказал ли он впопыхах что-то оскорбительное. Но Леда смотрел на него спокойно и прямо, а потом наконец произнес:
- Наверное, люди никогда не перестанут меня удивлять. И ты – особенно.
В ответ Рёджи несмело улыбнулся и переступил с ноги на ногу.
- Так я прав? – спросил он.
- Да, ты прав, - кивнул Леда, почему-то при этом не глядя ему в глаза. – Мне не очень нравится слово "шпион", но, по сути, ты абсолютно прав.
"Так, получается, ты все-таки свободен, и у тебя нет никакого эльфа, которого ты любишь?" – хотел спросить Рёджи, но пока собирался с духом, Леда заговорил первым:
- Ты так давно догадался и ничего не сказал? И не сделал?
- А что я должен был сделать? – удивился Рёджи.
- Бежать дальше, чем видишь, - вздохнул его друг. – Ты что, не знаешь, что бывает за государственную измену?
- Знаю, конечно, - кивнул Рёджи. – Сначала с тобой делают всякие гадости и неприятные вещи, вроде пыток, а потом вешают. А могут и наоборот: сначала повесят, а потом…
- Даже знать казнят за измену королю, - Леда отчеканил эти слова, из-за чего его речь зазвучала медленней, чем обычно. – А что будет с таким, как ты, подумать страшно.
- Ну и пусть, - отмахнулся Рёджи.
- Это не шутки, - не оценил его легкомыслия Леда.
- Ну а что ты предлагаешь?
В ответ Леда только глаза прикрыл, и Рёджи с удивлением отметил, что его другу с трудом давалось это объяснение. Помолчав немного, он наконец заговорил.
- Мне не следовало предлагать тебе сотрудничество, - голос Леды звучал тихо и глухо, а Рёджи обнял себя руками из-за того, что снова почувствовал ночной холод. – Но я не думал, что все так затянется, а без напарника было трудно… Я думал, что ты выдержишь пару-тройку заказов, потом тебе надоест, а мне все же стало бы легче, хоть на время. Но ты не стал уходить, вот что странно.
На последних словах, вопреки собственному невеселому тону, он улыбнулся, а Рёджи пожал плечами:
- От меня так легко не отделаешься.
- Да, похоже на то, - кивнул Леда. – Вот только я прозевал тот момент, когда все зашло слишком далеко. Точнее, я поддался слабости. Нам нельзя было так долго работать вместе.
- Потому что теперь, когда вы на нас нападете, все в курсе, что я долго и близко общался с врагом? – догадался Рёджи, понимая, к чему ведет Леда.
- Мы не станем ни на кого нападать, - возразил его друг. – Но рано или поздно война начнется, и каким бы отсталым ни было ваше государство, каким бы недалеким ни был король, за свой трон он держится крепко, а королевские ищейки снуют по всем углам. До тебя быстро доберутся и попросят рассказать обо всем, что ты знаешь.
- Ну, пусть попробуют, - улыбнулся Рёджи. На душе у него было так радостно, что подобной ерундой эльф не мог смутить его.
- Напрасно ты думаешь, что все так просто, Рёджи, - не разделил его веселья Леда. – Это действительно опасно. И я очень виноват перед тобой – не следовало подвергать тебя такому риску. Но я обещаю, что не оставлю тебя.
- Ты ведь сам сказал, что вы не будете нападать… - пробормотал Рёджи, смущенный последними словами друга о том, что он не бросит его. От тревоги в голосе Леды, от этих теплых ноток, которые отчетливо слышались Рёджи, по спине бежали мурашки.
- Не будем, - подтвердил эльф. – Но все намного сложней, и когда-нибудь я расскажу тебе, как обстоят дела. Понимаешь…
Собираясь с мыслями, он замолчал ненадолго, а Рёджи склонил голову к плечу, дожидаясь ответа. Вскользь он отметил, что становится темней, а это означало, что пора подкинуть дров в костер, но все это показалось несущественным и неважным.
- Твоя родная страна чем-то напоминает больного и опасного монстра, - наконец заговорил Леда, и Рёджи улыбнулся из-за такого сравнения.
- Как радужный змей? – спросил он.
- Вроде того, - серьезно кивнул Леда. – Пока он спит, но рано или поздно проснется, и будет большая беда. Локстен – слишком большое государство, чтобы не воспринимать его всерьез. С огромным военным потенциалом и идиотом у руля. Со всех сторон его ущемляют соседи, в самой стране зреет восстание – большая часть населения, низший класс, замучены голодом, нищетой и эпидемиями. Уже больше ста лет мы наблюдаем за вами, и я точно могу сказать, что рано или поздно все рухнет – или лопнет изнутри, или падет во внешней войне. А войны такого масштаба губительны для всего мира, и мы не можем допустить, чтобы все это растянулось на много лет.
- Все так серьезно? – неуверенно уточнил Рёджи.
- Более чем, - кивнул Леда.
- Но ты говоришь, что уже сто лет ничего не происходит…
- Что-то происходит, и происходило все это время. Мы постоянно чувствуем перемены, - возразил эльф. – Это как гнойник, который может долго расти, но рано или поздно его прорвет. И тогда наш народ не сможет не вмешаться.
- И вы будете не на стороне Локстена, - даже не стал спрашивать Рёджи.
- Говорить так не совсем правильно, - заметил на это Леда. – Мы не можем знать, что именно случится, и стараемся не вмешиваться, хотя наших шпионов, как ты сказал, разбросано по всему Локстену больше сотни. Но ваша страна… Она будто гниет изнутри и представляет опасность для всех. Быть может, начнется революция. Другой вариант – Локстен бросит вызов Аквилонии, к этому давно идет. А может, еще кому-то, слишком уж много у короля врагов. Но одно я знаю точно: если начнется война, хоть какая, хоть с кем, эльфы будут не на стороне правящей династии, потому что каждый ваш новый король глупее предыдущего, а перемены к худшему с каждым годом все разительней.
"Ну и пусть", - больше всего хотелось ответить Рёджи. – "Какая мне разница? Пусть хоть огнем горит эта страна…"
- Я понял, о чем ты, - вслух сказал он. – Теперь ты думаешь, что я в опасности, потому что если случится что-то, все ищейки короля будут искать друга эльфа, потому что эльфы выступили против этого самого короля.
- Да, этого я и боюсь, - кивнул Леда. – И меня поражает твое легкомыслие. Ты догадался, что имеешь дело с лазутчиком другого государства, но даже не подумал сбежать.
- Ничего не могу поделать, - развел руками Рёджи, и хотя выражение лица его друга оставалось очень строгим, не выдержал и улыбнулся. – Лазутчик мне нравится намного больше нашей, как ты сам сказал, гниющей страны.
Наверное, эта фраза прозвучала забавно, и Леда тоже едва заметно улыбнулся, но тут же выражение его лица стало снова суровым.
- Это не игрушки, Рёджи. Постарайся понять это, - заметил он. – Но я придумаю, как все исправить. И я не допущу, чтобы тебе из-за меня причинили вред, но… Но если что, будь готов к тому, что в любой момент тебе придется покинуть страну.
- Плевать мне на эту страну, - решительно отмахнулся тот.
- И не надо говорить такое вслух, - добавил Леда.
С полминуты они стояли молча, и Леда задумчиво смотрел в сторону костра, а Рёджи любовался его профилем и чувствовал себя так счастливо, как не чувствовал давно. В этот момент ни на усталость, ни на боль он не обращал внимания.
Рёджи подумал о том, что, быть может, полгода назад Леда оттолкнул его не только потому, что не хотел сближаться с человеком, памятуя о первоочередности долга перед своим народом. И пускай к своей родине Леда относился с большим уважением, чем Рёджи – к своей. Скорей всего, Леда просто не испытывал к нему никаких чувств, не хотел подвергать лишней опасности ни в чем невиновного напарника. Может, даже подумывал о том, чтобы расстаться с ним. Но Рёджи очень хотелось верить, что с тех пор все изменилось.
- У тебя точно никого нет? – на всякий случай утонил он, нарушая повисшую тишину.
- Точно, - кивнул Леда и спустя секунду, словно не сдержавшись, тихо рассмеялся. – Боги, Рёджи… О чем ты думаешь? Ты находишься в мертвом лесу, который высасывает твои жизненные силы, мы гоняемся за древним монстром, который едва не прикончил тебя, и ищем мифического колдуна, который наверняка тоже очень опасен. Любой из нас может завтра умереть, а ты…
- Здорово, что у тебя никого нет, - заявил Рёджи, перебивая, и пока Леда не успел ничего возразить, поскорей сделал шаг вперед и обнял его.
Он прекрасно понимал, что отсутствие в жизни Леды какого-то возлюбленного, будь то эльф или человек, ничуть не приближало его самого к этой роли. Но все равно ему стало легче дышать, словно с души свалился тяжелый камень.
 
KsinnДата: Четверг, 07.11.2013, 16:54 | Сообщение # 41
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 15.

Рёджи снился изумительный и совершенно нереальный сон, в котором он был так счастлив, что перехватывало дыхание от восторга. Где он находился, что было вокруг, Рёджи не знал и не понимал – ему запомнился только сияющий молочный свет и, конечно, Леда.
Его друг, совершенно обнаженный, обнимал его и целовал, прижимался всем телом, лишь изредка отстраняясь, чтобы Рёджи мог полюбоваться им, и опять прикасался. Леда был очень красивый – такой потрясающе красивый, что у Рёджи не хватало сил просто так смотреть, нужно было обязательно трогать, ласкать, и он не мог насытиться поцелуями, крепко сжимал в объятиях и чуть ли не смеялся от счастья. Если не так давно он даже помыслить о подобном боялся, искренне веря в то, что если ему досталась пара поцелуев, надо радоваться уже этому, то теперь происходящее казалось правильным и логически верным. Ведь Леда был свободен от обязательств перед кем-то третьим, а значит, почему бы и нет?..
Возвращение в действительность было таким резким и болезненным, что Рёджи с трудом сдержал вскрик и чуть ли не подскочил на месте от несильной, но неприятной боли. Первое, что он увидел, это склонившегося над ним Леду, который занес ладонь для нового удара.
- Очнулся, - прокомментировал кто-то рядом, и Рёджи заморгал, щурясь и часто дыша, а его друг опустил руку, так и не ударив больше.
- Слава богам, - негромко произнес он. Рёджи отметил, что всегда сдержанный Леда выглядел очень встревоженным в этот момент.
- Что… Что такое вообще? – пробормотал Рёджи, озираясь и лишь теперь понимая, что весь их отряд столпился рядом, вокруг того места, где еще минуту назад он мирно спал.
- А ты сам посмотри, - строго произнес Леда и дернул его за руку, призывая поглядеть на собственную конечность.
Рёджи оторопело посмотрел на свою ладонь, сперва не сообразив, что не так, и только через секунду понял, что кожа стала какого-то синюшного, совершенно нездорового бледного оттенка.
- Ты бы свое лицо видел, - тихо произнес Леда, когда глаза Рёджи широко распахнулись от удивления.
- Мы тебя битых полчаса будим, - пожаловался Джури. – Думали, помер. Я уж начал сочинять об этом песню.
Джури говорил нарочито насмешливо, но когда Рёджи искоса посмотрел на него, увидел, что тот выглядел несчастным и взъерошенным. Сойк тоже не казался бодрым – Рёджи в жизни своей не видел таких огромных темных кругов под глазами, да и Йо имел более чем кислый вид, как будто совсем не спал ночью.
- Это все это место, да? – догадался Рёджи, зябко поежившись: стоило затмившему все прочие чувства удивлению отступить, как он понял, что чуть ли не дрожит от холода.
- Оно самое, - подтвердил Леда и неожиданно для Рёджи, никого не стесняясь, обнял его и прижал к себе.
Растерявшись, Рёджи не сразу понял, что Леда просто пытается согреть его, и, не задумываясь, обхватил его за пояс своими холодными руками, отмечая, до чего же тепло было под плащом эльфа.
- Просто ты не оправился после травм, вот больше всех и страдаешь, - пояснил Джури, переводя непривычно хмурый взгляд с Рёджи на Сойка. – Хотя остальные не лучше смотрятся, скажу я вам честно. И если так пойдет дальше, то…
Джури говорил еще что-то, но Рёджи особо не прислушивался. В объятиях Леды было так уютно, что он, опустив голову на плечо друга, закрыл глаза и даже улыбнулся, когда…
- Не спать! – Леда так сильно встряхнул его, что у Рёджи клацнули зубы.
- Эу… Да я не сплю… - вяло попытался оправдаться он, но на лице Леды все равно отразилась злая решимость.
- Нельзя терять времени, - строго произнес он, поднимаясь на ноги. – Мы должны до ночи выбраться отсюда, иначе не уверен, что завтра утром проснутся все.
- Такими темпами не проснется никто, кроме тебя, - казалось, что Йо с трудом удается шевелить языком, и Рёджи в этот момент подумал, что сам выглядит и ведет себя и того хуже.
Вероятно, из-за собственного неутешительного состояния Йо не замечал, что Джури сохранял бодрость и не выглядел измочаленным, как другие представители рода человеческого в их отряде. Объяснять же ему, что эльф не единственный, кто неподвластен странной атмосфере мрачного леса, никто не стал.
- Значит так, - Леда молчал не долее секунды, обдумывая что-то, а после начал раздавать указания. – Сейчас быстро завтракаем, и в путь. Сойк и Джури едут впереди. Джури, постоянно разговаривай с Сойком.
- Это я могу, - охотно заверил его домовой. – Хоть целый день. Только зачем?
- Чтобы он не вырубился и не вывалился из седла, - пояснил Леда. – Мы едем следом и тоже постоянно разговариваем. Рёджи, ты удержишься на коне?
- Конечно, удержусь, - Рёджи даже возмутил такой вопрос. – Я же родился в седле! Ну почти.
- Значит, держись крепче и ни в коем случае не засыпай, - потребовал его друг. – Сегодня будем ехать быстро. Не галопом, но…
- А ты уверен, что мы вообще сможем ехать? – устало поинтересовался Сойк. – Посмотри на лошадей.
Все разом замолчали и перевели взгляды на животных, которые стояли привязанными невдалеке. С первого взгляда Рёджи ничего не заметил, потому что смотрел на Веснушку, который хоть и понурил голову, в целом выглядел неплохо. А вот когда Рёджи поглядел на остальных животных, он только сглотнул: одна лошадь улеглась прямо на холодную землю и как будто спала, другая крупно дрожала, словно боялась чего-то, с губ третьей капала слюна…
- Тем более, надо поторопиться, - от печального созерцания Рёджи отвлек голос друга. – Я подумать не мог, что действие этого места может столь скоро оказаться губительным для нас.
- А ты не можешь подлечить всех своим способом? – спросил Рёджи, заранее зная ответ и толком не понимая, зачем задает вопрос: будь это возможно, эльф сам бы давно додумался, как спасти ситуацию.
- Каким образом? – развел руками Леда. – Я умею лечить, это правда. Но разве у тебя что-то болит?
Рёджи прислушался к собственным ощущениям. В настоящий момент у него ничего не болело, только навалилась невыносимая усталость, и спать хотелось так, будто он неделю не отдыхал.
- Ничего, - честно ответил Рёджи.
- Вот и я о том же, - Леда досадливо поморщился. – Единственное, что мы можем сделать, это поторопиться. Очень надеюсь, что в скором времени мы покинем это опасное место.
Рёджи ничего не оставалось, как кивнуть и подняться на ноги. Последнее удалось не сразу: он покачнулся, почувствовав, что кружится голова, и чуть было не упал, оступившись. Но когда Леда пристально поглядел на него, натужно улыбнулся и покачал головой, показывая, что не о чем беспокоиться. Вот только Леда явно не поверил, нахмурился и отвернулся.

- Я все пропустил! Это ужасно. Ужасное утро и отвратительный день!
- Джури, уймись...
- Не могу! Я пропустил все самое интересное. Ты только погляди на деревенщину! Он светится с самого утра, несмотря на то, что стал зеленого цвета... А рассказывать лучшему другу ничего не хочет!
Услышав эту фразу, Рёджи даже не улыбнулся – на лишнее проявление эмоций не хватало сил – но про себя отметил, что Джури очень забавный. Было понятно, что последнюю пару часов он разоряется невесть о чем, лишь бы не молчать, но в этот момент Рёджи показалось, что прозорливому домовому и правда было любопытно, чему радуется упомянутый деревенщина.
Предыдущей ночью, когда пришло время Джури сменить Леду в ночном карауле, он, сонно зевая и потягиваясь, сразу заподозрил неладное и поинтересовался, с чего это деревенщина не спит. Рёджи не посчитал нужным скрывать, что решил составить компанию Леде, за что сразу получил от Джури прозвище тупицы, который не понимает, что завтра, может, бой, а он уставший.
Наутро же Джури быстро рассмотрел, какими глазами Рёджи смотрел на Леду, и до чего мечтательным стало его лицо. Точнее, Рёджи не мог знать, как именно он глядит на друга и что там отражается при этом на его физиономии, но бурное недовольство Джури по поводу того, что с ним не хотят поделиться какими-то дивными тайнами, свидетельствовало о том, что Рёджи выглядел удовлетворенным и счастливым.
"Свободен, свободен…" – билась одна единственная мысль в голове Рёджи, и он даже не задумывался о том, что, может, доживает свои последние сутки. Казалось, что теперь, когда невидимый соперник, все время стоявший между ним и Ледой, исчез, жить он будет долго и счастливо, если даже не вечно. О том, какой он непроходимый дурак, невесть что себе вообразивший, Рёджи решил подумать попозже, когда Леда поставит его на место и прикажет не обольщаться на собственный счет.
Когда Рёджи более-менее удалось стряхнуть сон, он почувствовал себя несколько бодрей, и пока они преодолевали прямой и, видимо, неопасный путь, собственные ощущения оставались вполне сносными – Рёджи даже не приходилось сильно напрягаться, чтобы поддерживать беседу.
Уже больше часа они двигались вдоль лощины между горами. Было неизвестно, специально ли Сойк выбрал этот путь, чтобы не карабкаться по косогорам, или так случайно вышло, но только теперь Рёджи видел справа и слева от себя высоченные горы и тихо радовался, что их дорога оставалась более-менее ровной. Он не был уверен, что пройдет много, вышагивая на своих двоих, да и кроме того очень устали лошади. Животные были измучены не меньше людей, и Йо высказал опасение, как бы они и вовсе не пали, за что получил нагоняй от Джури, потребовавшего не каркать.
День только перевалил через средину, небо оставалось пасмурным, но Рёджи обратил внимание на то, что заметно потеплело – погода стала сырой и совсем не морозной. И вроде как не было ничего удивительного в том, что ущелье постепенно начал затягивать туман, но Рёджи, уже однажды столкнувшемуся с подобным явлением на заброшенном кладбище, происходящее серьезно не понравилось.
- Это нормально? – с тревогой спросил он, наблюдая, как молочно-белые полосы стелятся между деревьев.
- Не уверен, - честно ответил ему Леда совершенно неокрашенным эмоциями голосом.
- В горах бывает туман, - заметил на это Йо, весь внешний вид которого говорил о том, что ему самому не по душе это, при прочих равных, заурядное природное явление.
- Бывает. По утрам и летом, - обернувшись, заявил Джури, прислушивавшийся ко всему, что говорили его спутники. – Как вы считаете, сейчас утро или сейчас лето?
- Надеюсь, из него ничего не вылезет, - вздохнул Рёджи. Пока что туман не был густым и вряд ли мог скрыть кого-то, но все равно становилось не по себе. Никто не знал, что будет происходить дальше, да и, кроме того, темнело очень быстро, а в полумраке легко заблудиться, даже когда никакого тумана нет.
- Я бы больше боялся заплутать и потеряться, - в отличие от Джури Сойк даже оглядываться не стал, но в мертвой тишине леса голос звучал отчетливо и ясно. – Я так понимаю, роскошь в виде сна мы не можем себе позволить, пока не выберемся отсюда, но в темноте, да еще и в тумане далеко не уйдешь.
О том, что спать категорически нельзя, никто доподлинно не знал, но после утренних событий, когда Сойк и Йо проснулись измученными и уставшими, а Рёджи вообще насилу добудились, Леда предположил, что во сне люди становились более восприимчивыми и уязвимыми к дурному влиянию нехорошего места. Как быть, если границы поганого леса они не покинут еще долго, все предпочитали не задумываться.
- Странно все это, - заговорил Леда, когда в отряде повисло недолгое молчание. – Множество блаженных уходило этой тропой, но теперь мы видим, что лес для человека фактически непроходим. Мы едем верхом на лошадях, и неизвестно, сможем ли выбраться, хотя скорость наша велика. Пешком путники шли намного медленней…
- Рёджи точно не проснулся бы сегодня, если бы путешествовал в одиночку, - поддержал его Йо. – А блаженные большей частью уходили по одному.
- Может, нет никаких блаженных? – предположил Рёджи. – Может, все эти придурки сгинули в горах?
- Я уже сам об этом думал, - подал голос Сойк. – Ведь и правда, никто не возвращался…
- Так-то оно так, но существование блаженных – именно живых, а не мертвых – подтверждают письма, что я нашел у Соно, - Йо похлопал по седельной сумке, напоминая о переписке, которую они с Ледой разбирали буквально на днях.
- Может, это подделка? – хмыкнул Джури.
- Зачем подделывать такую бесполезную переписку? – искренне изумился Йо. – Скорее, мы просто чего-то не знаем об этом месте…
- Или оно изменилось за последнее время, - сделал неожиданное предположение Леда. – Может, раньше лес не был так опасен?
- И что могло случиться?
- Не знаю. В мире постоянно что-то меняется. Могли произойти какие-то невидимые глазу перемены…
- Меня другое больше интересует, - снова заговорил Сойк. – Что Ю не ходил сюда или, по крайней мере, не ходил этой тропой, мы поняли еще когда заходили в лес и полдня вырубали валежник. Ю не мог перелететь через него, но свежей тропы мы не увидели. Стало быть, он не здесь. Тогда зачем мы вообще тащимся в центр острова?
- Опомнился спустя полгода, - рассмеялся Джури.
- Мы тащимся, потому что нет других вариантов, - напомнил Леда. – Потому что, как мы решили, ему деваться больше некуда, кроме как уйти вглубь Горизонта.
- Но валежник… - начал было Сойк, однако его перебили.
- Если он все еще на острове, он мог отправиться другим путем, в то время как мы выбрали самый быстрый. Кроме того, мы знали, что так ходят блаженные, - задумчиво произнес Леда, тут же добавив: - Но мне все равно не нравится задумка с этим путешествием. И я уверен, что Аямэ прекрасно известно, где на самом деле находится Ю.
Такого заявления остальные участники похода не ожидали и дружно замолчали. Несколько долгих секунд Рёджи слышал лишь, как лошади ступают по грязи, да как непонятно от чего сопит Джури. В лощине деревья становились все более редкими, справа от путников начинался крутой подъем в гору, слева, напротив, был неглубокий овраг, и уже за ним высилась еще одна гора. Каменные глыбы словно обступили и нависли над ними, и Рёджи думал о том, как малы и ничтожны были люди на фоне такой величественной природы. Но особенно тревожно становилось из-за тумана: Рёджи не был уверен, что тот становится гуще, но и рассеиваться он явно не спешил.
- Почему ты не взял ее за яйца и не вытряс правду, раз так думаешь? – наконец возмутился Джури, своим гневным тоном развеяв мрачные предчувствия Рёджи, который на этот раз не смог сдержать слабой улыбки.
- "Ее за яйца" – это интересно, - хмыкнул Йо.
- Шлюха – это она, а не он. Даже если с яйцами, - огрызнулся Джури, не поддержав веселья. – Я знал, что это паршивая идея – отправляться в леса. А ты такой умный, во всем, демоны тебя забери, уверенный, только тоже поскакал как миленький, куда сказали. Нет бы заставить Аямэ говорить правду!
- Да не сказал бы он ничего, - Леда поморщился как от зубной боли – адресованная ему тирада Джури была не слишком обоснованной, но Рёджи в этот момент подумал, что эльф уже и сам сожалеет, что повелся на авантюру с походом вглубь Горизонта. – Это было видно по его глазам. Когда у людей такие лица, они не признаются ни в чем под страхом смерти.
- А мы бы Йо попросили поработать, - ехидно заметил Джури. – Вырвал бы Аямэ ногти по одному, глядишь, стали бы у него другими глаза.
- При чем тут я? – рассердился Йо.
- Да я как бы курсе, что опыт у тебя имеется, - ядовито ответил Джури.
- Не трогал я тогда твои ногти.
- Я б сказал, что ты трогал, да только Сойк после того случая и так злой…
- Прекратите оба! – требовательно произнес Леда. – Сейчас мы просто не имеем права ругаться. А Аямэ мне не нравится просто потому… Потому что до последнего я подозревал, что колдун, которого мы ищем, – он сам.
Рёджи, раскрыв рот, уставился на друга, точно так же повернул голову Йо, и только Джури громко и демонстративно расхохотался – в окружавшей их тишине звук получился жутковатым.
- О твоем народе, Леда, ходят легенды. Какие вы умные, мудрые и все дела. Но выдать такую ересь – это даже деревенщине не под силу, - выдохнул он, быстро отсмеявшись.
- Я был уверен, что это он, - упрямо повторил Леда, глядя прямо перед собой, игнорируя и удивленные взгляды, и насмешки домового. – Но в моей теории несколько деталей настойчиво не сходятся.
- Это какие же детали? – сразу же полюбопытствовал Сойк, быть может, впервые за весь день обернувшись.
Они с Джури продолжали ехать немного впереди, чтобы не раздражать Веснушку, единственного из всех лошадей не переносившего домового. Но Рёджи уже не был уверен в необходимости этих мер: его конь казался усталым и измученным, и вряд ли у него остались силы брыкаться и ржать просто из-за присутствия бывшей нечисти.
- В первую очередь, очень уж складная его история, - не без сожаления признался Леда. – И придраться не к чему, сколько я ни думал о ней. Все так просто и логично, что кажется, будто Аямэ пускай не договаривает, конечно, но уж точно не врет.
- А во вторую очередь? – спросил Рёджи. До этого момента у него даже сомнений не возникало в правдивости слов Аямэ: как правильно заметил Леда, Рёджи не видел ни единого несовпадения в его пояснениях.
- Во вторую очередь, мне непонятно, кто его избивал, если не Ю, - Леда устало потер переносицу.
- Учитывая род деятельности, наподдать мог кто угодно, - нейтрально заметил Сойк.
- Нет, тут что-то другое, - мотнул головой Леда. – Его постоянно и часто поколачивали. Это не были случайные синяки – кто-то издевался над ним. И если он боялся Ю и хотел нашей защиты, как раз становится понятным, почему он будто ненароком показывал свои ссадины…
- И все время повторял, что мы должны разобраться в этом деле и найти виновного, - подхватил Рёджи. – Он очень часто это говорил. Чтобы мы ни на что не тратили время, главное – искали колдуна, разбудившего зло.
- Вот опять все сходится, - не без едва уловимой досады в голосе согласился с ним Леда. – И все равно что-то не то…
- А может, у кого-то просто есть причины не любить Аямэ, а? – вдруг весело спросил Джури, бросив через плечо на эльфа ироничный взгляд. – Может, кто-то придирается? Может, поведение Аямэ и его… своеобразная профессия почему-то рассердили тебя, Леда? Нет?
- Сдается мне, кто-то поедет дальше с кляпом во рту, - рявкнул на него Рёджи, сразу же разгадав намек.
Но Джури, как обычно, и не подумал пугаться угроз, а Леда неожиданно серьезно ответил ему:
- Может, и так. Я уже ни в чем не уверен.
Рёджи рассеянно поглядел на эльфа и решил воздержаться от комментариев, чтобы не сказать какую-нибудь глупость, а Джури, который наверняка предвкушал долгое препирательство, с досадой хмыкнул и отвернулся.
- А почему вы думаете, что Аямэ… - начал было Йо, но вдруг осекся, а Рёджи не сразу сообразил посмотреть, что случилось. Однако когда спустя пару мгновений повисшей тишины он все же оглянулся и проследил за взглядом Йо, тут же крепко зажмурился в надежде, что ему мерещится.
- Что за… - словно подтверждая тот факт, что Рёджи все же не чудится, начал было Сойк, но до конца не договорил.
В широком овраге, тянувшемся слева и отделявшем маленький отряд от высокой горы, стелился туман, но не на него в ужасе уставился Рёджи, а заодно и все его друзья. Ближе к дороге, так, что полоса тумана оставалась немного позади, стояла девушка, повернувшая голову в сторону незваных гостей, и, глядя на нее, Рёджи почувствовал, как на затылке поднимаются волосы.
Девушка была до того бледной, что ее кожа казалась синеватой, почти прозрачной. Нечесаные волосы неопределенного цвета космами спускались на плечи и на лицо. Она была такой худой, что сквозь дыры рваной, обтрепанной до лохмотьев одежды были видны выпирающие кости. Но не это пугало больше всего – самыми ужасными были глаза девушки, то ли затянутые бельмами, то ли просто без зрачков и радужки.
 
KsinnДата: Четверг, 07.11.2013, 16:56 | Сообщение # 42
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
От страха Рёджи показалось, что его сердце сжалось в комок: невиданное существо, наверняка бывшее когда-то человеком, своим внешним видом вселяло такой ужас, что он почувствовал легкую тошноту, а еще полный паралич. Даже рукой не получалось пошевелить, и единственное, о чем он успел подумать, что конец настиг их. То, что существо пока не проявляло агрессии, казалось кратковременной удачей.
Отряд продолжал двигаться – лошади, которых никто не остановил, мерили шагами каменистую просеку между горами. Но их наездники все, как один, повернули головы в сторону оврага. Краем глаза Рёджи заметил, что Сойк вытащил из-под плаща арбалет – тот самый, совсем маленький и инкрустированный, с которым он впервые встретил Леду и Рёджи, приехавших к дому у мельницы. С обреченным весельем Рёджи успел подумать, что оружие не поможет, когда услышал тихий голос Леды:
- Не стреляй.
Сойк бросил на эльфа взгляд через плечо, и Рёджи не успел рассмотреть выражение его лица. А Леда тут же требовательно повторил:
- Не трогай, пока не нападает. Все равно всех не перестреляешь.
"Всех?" – хотел спросить Рёджи, но голос его не послушался. А через секунду он сам понял, о чем говорил его друг.
За спиной жуткого вида девицы, частично скрытая туманом, стояла толпа таких же, как она, существ. Рёджи не сразу разглядел их, но когда присмотрелся получше, тут же простился с жизнью. В поле зрения попадала пара десятков таких же тощих, не кажущихся живыми людей, но туман скрывал часть оврага, и сколько их было на самом деле, можно было только догадываться. Большинство из них выглядели как мужчины, такие же ободранные и с белесыми белками глаз без зрачков, как их подруга. Куда они смотрели, можно было только догадываться, но их головы были повернуты в сторону чужаков, рискнувших пересечь проклятый лес.
- А я знаю ее, - вдруг заявил Джури, и его громкий уверенный голос прозвучал так внезапно, что Рёджи невольно вздрогнул. – Эта девка из блаженных, приехала два года назад. Я как раз домой петлял поутру через поле, и она шла к лесу. Попросила воды попить. Но тогда она лучше выглядела, скажу я вам…
- Джури, не ори, - голос Сойка был обманчиво ровным, но по едва уловимым интонациям Рёджи понимал, что он напуган не меньше остальных.
- Чего не орать-то? – удивился Джури. – Нас уже заметили.
- Тебе что, совсем не страшно? – Рёджи не узнал собственного голоса, до того сдавленно и напугано он прозвучал, но тут заговорил Леда:
- Джури прав. Похоже, нам нечего бояться.
- Т-ты ду-умаешь?.. – Йо немного заикался и, кажется, даже дрожал, но Рёджи не мог судить его за это: сам он чувствовал себя не лучше.
- Думаю, да, - кивнул Леда. – Посмотрите на лошадей – они совершенно спокойны и явно не чувствуют присутствия нечисти.
- Но нечисть-то есть! – громче, чем следует, заявил Рёджи. – Или что, только я это вижу?..
- Без паники, деревенщина, - хмыкнул Джури. – Ты их видишь, они тебя видят, но их здесь нет. Я это сразу ощутил. Потому и лошади спокойны, кстати.
- Как нет? – опередил Рёджи своим вопросом Йо. – Как нет, если в-вон они…
- Сказать, что их нет, не совсем верно, - рассудительно заметил Леда. – И я бы не был так уверен, что они бессильны. Но нападать они не станут.
- Почему? – спросил Рёджи, как обычно почувствовав себя очень глупым.
- Потому что незачем, - пояснил его друг. – Они знают, что скоро мы к ним и так присоединимся. Кстати, вот вам и ответ на вопрос, что случится, если это место высосет все силы из человека.
Услышав это, Рёджи лишь судорожно сглотнул. В этот момент смерть показалась ему не худшей участью – намного страшней было превратиться невесть во что, чтобы потом блуждать в тумане и пугать случайных прохожих.
- Мне не нравятся твои предсказания, - процедил Джури, обернувшись, и Рёджи подумал, что никогда еще не видел маленького домового таким злым. – Если они стоят и тупо смотрят просто от уверенности, что всем нам крышка, чего ты тогда такой спокойный?
- Ты ошибаешься, мне очень неспокойно, - возразил на это Леда, а Джури нахмурился пуще прежнего.
- Надо что-то срочно решать, - сердито заявил он. – Скоро наступит вечер, с ним придет темнота и желание спать. Мне не светит проснуться завтра вдвоем с эльфом, когда остальные…
- Почему вдвоем? – слабо удивился Йо и оглянулся за спину, проверяя, не следуют ли страшные существа за ними.
Рёджи тоже обернулся, но увидел, что жуткие полулюди-полупризраки продолжали стоять без движения, буравя взглядами своих страшных глаз путников. Рёджи поежился и торопливо отвернулся.
- Потому что! – емко ответил Джури. – Что делать будем, Леда? Ты же умный, придумай что-нибудь!
- Я думаю уже второй день, - с плохо скрываемым раздражением отрезал эльф. – Спать ложиться сегодня никто не будет. Может, выберемся…
- Мо-ожет… - передразнил его Джури, возводя глаза к небу.
- Не переживай так, - мягко попросил его Сойк. – Ничего страшного пока не случилось.
- Ничего? – как будто не поверил своим ушам Джури. – Да ты видел себя? Ты выглядишь уже не лучше той девки! Кстати, за ее спиной стоял бородатый мужик. Очень уж он похож на того, что поперся к лесу прошлой весной. Больше его не видели.
- Получается, что нет никаких блаженных, живущих на острове, - Йо облизал пересохшие губы. – Получается, что только поселение на берегу – единственный оплот для островитян…
- И значит, у нашей поездки нет цели, - закончил за него Сойк. – Отлично прогулялись.
- Зато узнали, где пропадают блаженные, - не без горечи произнес Рёджи. – Получается, они все погибают. Вот придурки.
Не то чтобы Рёджи сожалел об умерших – истории о блаженных казались ему чем-то вроде россказней из дома умалишенных с самого начала. Но сама мысль о том, что он сам сгинет вот так глупо, еще и теперь, когда Леда оказался так близок, как никогда, была отвратительна.
"Не бывать такому", - с обреченной решимостью приказал себе Рёджи. – "Только не сейчас, когда все начинается".
Что именно начинается, Рёджи и сам не мог сказать, ведь на самом деле он не надеялся на какую-то особенную близость или чувства друга, но именно в этот момент умирать категорически не хотел.
- Нет, не придурки, - немного подумав, возразил Рёджи Леда. – Йо нашел письма, а значит, на острове действительно кто-то живет.
- Или жил когда-то, пока не сдох, - неоптимистично заметил Джури.
- Поворачивать нельзя в любом случае, - не стал пререкаться Леда. – Обратный путь мы не выдержим. Потому только вперед, и понадеемся, что спасение близко.
Больше никто не сказал ни слова, однако едущий впереди Джури, словно молча согласившись с мнением Леды, пришпорил лошадь, и та затрусила вперед чуть быстрее.
Подняв голову вверх, Рёджи определил, что до наступления темноты оставалось не более трех-четырех часов. Время уходило, как вода в сухой песок, и представлять, что станет потом, было страшно. Рёджи приказал себе радоваться тому, что повстречавшиеся им нелюди наконец пропали из виду, и уставился в затылок едущего немного впереди Леды. В этот момент Рёджи решил, что не будет думать ни о чем и ни о ком, кроме своего друга.

Еще в первые дни после прибытия на остров Рёджи обратил внимание на то, что на Горизонте темнело очень быстро: вот только небо было светлым, а спустя чуть ли не минуты наступала кромешная темень, словно кто-то задул свечу. Потому Рёджи не удивился, когда почти незаметно для глаз наступила ночь.
После неприятной встречи с обитателями жуткого места дорога оставалась достаточно спокойной, а пейзаж почти не менялся. Куда они едут, уже вряд ли кто-то следил. Цель была одна – любой ценой выбраться из зловещего, опасного для жизни места, но куда следует идти и как скоро закончится их путь, никто не имел представления.
Однако спустя полчаса после того, как стемнело, стало ясно, что двигаться дальше бессмысленно – луна не освещала небосвод, темень стояла непроглядная, и впору было выколоть глаз. После недолгих рассуждений было принято решение делать привал и ждать утра.
Атмосфера у костра была гнетущей. Каждый участник злополучного похода был погружен в мрачные мысли, однако видимость разговора поддерживали, чтобы не уснуть. Стоило Рёджи ненадолго замолчать, он начинал клевать носом, а еще у него немилосердно болела голова, но Леда отказался помогать.
- Возможно, боль поможет тебе не уснуть, - пояснил он, внимательно глядя на Рёджи, и тому ничего не оставалось, как покорно кивнуть.
Джури ковырялся тонким прутиком в костре, смотрел, как на его кончике вспыхивала искорка, а потом наблюдал, как уголек падает в огонь, но когда эльф потребовал у него собраться и тоже поддерживать разговор, лишь сердито огрызнулся:
- Это все бессмысленно. Если суждено уснуть, все равно все уснут. Лошади завтра не встанут, точно тебе говорю, а без лошадей да без отдыха мы далеко не уйдем.
- А надо ли далеко? – тихо спросил Йо. – Мы ехали не один день, и мне кажется, сердце острова мы давно пересекли. Скоро появится северное побережье… Может, граница проклятого места близка?
- Может, близка, а может, и нет, - очень логично заметил на это Джури. – Кто завтра сможет встать, тот попробует ее найти… Сойк, не дрыхни!
- А? – Сойк дернулся и сонно заморгал, глядя на Джури. – Я не сплю…
- А то не видно, - съязвил Джури. – Я, конечно, знаю способ, как тебя взбодрить, но сдается мне, ты уже ни на что не способен…
Джури продолжал что-то недовольно ворчать, но Рёджи предпочел прислушаться к тому, что говорил его друг, тем более, Леда как раз принялся что-то объяснять Йо.
- Предполагаю, что все дело в душе, - рассказывал эльф, и Рёджи не сразу понял, о чем речь, потому что начало беседы пропустил. – У эльфов душа прикована к телесной оболочке, она умирает, когда наступает физическая смерть. А у людей душа и тело не слишком-то связаны. Душа бессмертна и будто гостит в теле. Мне доводилось читать о том, что в мире есть такие зоны, которые будто бы высасывают душу, убивают ее, но, признаюсь честно, я думал, это байка, тем более никаких объяснений этому явлению не дано.
"Значит, Леде не становится дурно здесь, потому что его душа слишком крепко держится в теле", - сделал вывод Рёджи. – "А Джури все нипочем, потому что неизвестно, есть ли у него душа в принципе, учитывая, что он был духом. А если и есть, то это, наверно, какая-то ненормальная душа…"
- Но если место убивает душу, почему тогда животные страдают? – Йо кивнул в сторону лошадей, и Рёджи посмотрел туда же.
Веснушка стоял неподвижно и глядел черными умными глазами в одну точку. Рёджи так устал за день, что даже ужас от мысли о том, что его добрый друг, бывший с ним рядом столько лет, может завтра не проснуться, был каким-то слабым и неуверенным. Быть может, Рёджи до конца не поверил в силу этого места, как будто если опасность не видишь и не слышишь, ее нет. Хотелось подойти и погладить коня по мягкой гриве, но не хватало сил подняться на ноги. Рёджи вздохнул и на миг прикрыл глаза, за что Леда тут же ткнул его локтем в бок. Несмотря на то, что друг в этот момент смотрел в сторону Йо, следить за Рёджи он тоже успевал.
- У животных тоже есть душа, - пояснил Леда. – Большое заблуждение думать, что ее нет.
- Конечно, есть, - подхватил Рёджи, который до этого дня вообще не задумывался о наличии души у зверей, но смолчать не мог. – То есть, не знаю, как насчет всех животных, но вот у Веснушки душа точно есть.
- В Веснушке никто даже не сомневался, - улыбнулся Леда. – А что касается наличия души у…
Но договорить он не успел, потому что в этот миг глухую тишину темной ночи разорвал протяжный вой.
- Что это? – Рёджи едва ли не подскочил на месте от неожиданности, почувствовав, что весь сон как рукой сняло.
- Это… - выпустив из рук свой прутик, Джури вскочил на ноги, озираясь по сторонам, а через секунду на его лице появилась неуверенная улыбка. – Это…
- Это волки! – выпалил Йо. Когда он успел оказаться на ногах, Рёджи не успел заметить.
- Это чудо… - выдохнул Леда, и словно в ответ ему снова раздался вой, теперь еще ближе, чем до этого.
- Получается… Лес… Ну, то есть, эта зона закончилась? – не веря в то, что слышит, заморгал Рёджи, а Сойк, глаза которого засияли радостным блеском, неуверенно кивнул.
- Получается, что да. Звери ж не будут водиться в месте, где медленно умираешь?
- Звери сейчас нас сожрут, - весело рассмеялся Джури. – Вот будет хохма – стать ужином обыкновенных серых волков, когда из мертвого леса, где сгинули толпы блаженных, мы выбрались.
- Ужином никто не станет, - твердо произнес Леда, который первый пришел в себя после радостного открытия. – Поступим так. Все ложатся спать, на страже останусь я. Потом меня сменит Джури, как самый бодрый. Чтобы волки не подошли к нам близко, нужно…
Леда продолжал объяснять что-то и решительно давать указания, но Рёджи уже не особо прислушивался. Свалившееся на них облегчение, неожиданное спасение, в которое пока не слишком верилось, накатило на него новой волной усталости, и против воли Рёджи глупо улыбался и думал о том, что иначе и быть не могло. Разве мог он умереть теперь, когда мечты начали сбываться?
…В эту ночь Рёджи спал так крепко, что даже не видел снов, а пробуждение было тяжелым, но лишь потому, что он слишком сильно устал и не успел выспаться за часы долгожданного отдыха. Остальные участники похода к тому моменту уже проснулись, и Джури, едва Рёджи завозился под своим плащом, подскочил к нему и по-хозяйски уселся рядом.
- Утра тебе, деревенщина! Поднимайся и танцуй!
- Чего-о… - неуверенно произнес Рёджи и хотел натянуть плащ на голову, но Джури нетерпеливо дернул с другой стороны, не позволяя это сделать.
- Ну хватит спать! Мне, между прочим, скучно. Ладно бы мы были дома, у теплой печи, на мягкой перине… А что за удовольствие здесь разлеживаться? – и когда Рёджи, ничего не ответив, прекратил борьбу за плащ и просто закрыл глаза, надеясь доспать еще несколько минут, Джури изо всех сил затормошил его за плечо. – Пропустишь все самое интересное, деревенщина. По курсу замок!
- Замок?.. – Рёджи сперва решил, что ему послышалось, но когда Джури затараторил в ответ, что если деревенщина откроет глаза, то обязательно увидит замок, Рёджи нехотя приподнялся на локтях и осмотрелся.
У костра он увидел только Йо, который помешивал что-то в небольшом дорожном котелке, и когда Рёджи огляделся, ища глазами Сойка и Леду, Джури охотно и с важностью пояснил ему, что те ушли на разведку. Второе, на что Рёджи обратил внимание, так это на то, что по-прежнему невыносимо болела голова – свинцовая боль будто давила на виски, и Рёджи решил, что это, не иначе, последствие неприятных приключений. И лишь после этого Рёджи заметил замок, о котором говорил Джури, и то лишь потому, что тот тыкал пальцем в сторону, куда требовалось посмотреть.
На вершине не слишком высокой горы, до которой был от силы день пути, высились каменные стены. Назвав странное сооружение замком, Джури определенно поторопился, но Рёджи сразу понял, что строение действительно было, во-первых, рукотворным, во-вторых, тянуло на звание как минимум крепости.
- Вчера впотьмах никто не заметил, а сегодня открываю глаза, а та-ам! – вещал Джури, размахивая руками, не иначе показывая, как ликовал, когда обнаружил первый за долгое время оплот цивилизации.
- Чему ты радуешься, не пойму, - проворчал Рёджи, встряхивая плащ и ежась от холода. – Неизвестно, есть ли там что-то кроме полуразрушенных стен…
- Стены всегда приводили меня в восторг по понятной тебе причине, - хитро прищурился Джури, украдкой взглянув на задумчивого Йо, который все равно не обращал на них внимания. – Да и вообще мне надоело бродить по лесу, где, кроме безглазых упырей, нет никого. По-моему, нам пора домой, как думаешь, деревенщина?
- Нет у меня дома, - вяло заметил Рёджи, которого вид одиноких стен на горе в восторг не привел, и придвинулся ближе к костру.
- Никогда не поздно построить себе дом, - заявил Джури, будто тень двигаясь следом и усаживаясь рядом.
- Чтобы строить, надо знать, что останешься в одном месте надолго, - без особого энтузиазма ответил Рёджи. – Да у меня и нет ничего, чем дом можно было бы наполнить. Знаешь, как люди ставят фонарики для духов, вешают занавески и прочую ерунду…
- Нужны друзья, а не вещи, чтобы иметь дом, - торжественно произнес Джури. – А друзья у тебя есть. Или ты не согласен?
- Есть, конечно, - невесело усмехнулся Рёджи. - Мой лучший друг дрыщ, так?
- Так! - Джури радостно хлопнул Рёджи по плечу. - Я рад, что ты наконец это понял. Сочиню-ка об этом песню.
Джури болтал безостановочно и много, Йо, наоборот, помалкивал и лишь иногда вставлял односложные реплики, а Рёджи приходил к выводу, что ему все же стало значительно лучше, чем было накануне. В какой момент они покинули страшное место, он не знал, а еще мучился некоторыми вопросами, например, почему безмолвные монстры, повстречавшиеся им на пути, отпустили их, даже не попытавшись удержать, как теперь добираться назад, и еще много всего. От этого лишь сильней болела голова, и Рёджи решил, что расспросит обо всем Леду, но попозже. К слову, за последнего он уже начал беспокоиться, но спросить, куда именно друг направился, не успел – как раз в этот момент невдалеке послышался стук копыт.
- Ну что там? Что? - заволновался Джури, вскакивая на ноги и притопывая от нетерпения. - Нашли кого-нибудь?
- Не нашли, - мотнул головой Сойк, выбираясь из седла. - Но похоже, что там все-таки кто-то живет.
- Да вы что? - всплеснул руками домовой. - А кто? И как нам их увидеть?
- Хороший вопрос, - улыбнулся Леда, растирая замерзшие руки и подходя ближе к костру, пока Рёджи, сидя на земле, смотрел на него снизу вверх. - Для начала не мешало бы понять, не будут ли местные обитатели враждебно настроены. Хотя я не очень хорошо представляю, как это сделать.
Рёджи особо не прислушивался к тому, что говорил его друг. Теперь, когда опасность отступила, и он почувствовал себя значительно лучше, Леда стал казаться ему еще привлекательней и желанней, хотя куда уже больше, Рёджи сам не знал. С самого пробуждения Джури заболтал его и отвлек, но теперь, глядя на своего напарника, Рёджи думал о том, как же здорово, что непосредственная угроза смерти отступила, и можно было немного, самую чуточку, помечтать о том, сколько удивительных лет у них впереди. Рёджи даже мысли не допускал, что в силу каких-то причин они могут провести их не вместе.
- А как вы поняли, что там есть кто-то? - поинтересовался Йо.
- С горы вниз спускается козья тропа, - усмехнулся Сойк.
- Козья? - не понял Рёджи.
- Козья, потому что надо быть горным козлом, чтоб проскакать по ней и не свалиться, - охотно пояснил Сойк. - Но вообще я шучу сейчас. Тропинка, мягко говоря, неубедительная, но ею явно кто-то пользуется.
- Кто-то спускается из крепости к подножию горы, - подхватил Леда. - Наверное, не часто, либо же обитателей наверху не слишком много, но даже с такого расстояния тропу видно. Думаю, к обеду мы доберемся к подножию, а там приглядимся получше.
- А к вечеру поднимемся и будем ночевать под крышей, - обрадовался Джури. - Наконец-то!
- Не торопись, - одернул его Сойк. - Пока нас никто не пустил под крышу. Неизвестно, есть ли она там вообще. Снизу мы видим только стены, но они явно оборонительные. И еще вопрос, есть ли какое-то жилье за ними.
- Ай, даже помечтать не дадут! - обиженно отмахнулся Джури, а Йо, все это время помалкивавший и внимательно слушавший, коснулся кончиками пальцев переносицы, наверняка просто по привычке пытаясь поправить очки, которые в это утро он не надел.
- Интересно, кто живет там, если, как мы поняли, многочисленные блаженные погибли еще по пути? И кто мог построить здесь каменные стены? - спросил он, в то время как Рёджи, который все еще оставался немного заторможенным после сна, лишь удивленно моргнул – а ведь и правда, кто?
- В селении все дома из дерева... - будто продолжая мысль Йо, произнес он, и Леда в ответ едва заметно кивнул.
- Это был первый вопрос, который у меня возник, когда я узрел каменные стены, - произнес он. - И появилось одно предположение, но оно ничем не подтвержденное. Так, догадка...
- Какая же? - заинтересовался любопытный Джури.
- Скорей всего, постройка очень старая, и возвели ее жители Горизонта, жившие здесь еще в незапамятные времена. Возможно, это была вообще другая раса, неведомая нам. Все же остров – наидревнейшая часть суши, сохранившаяся до наших дней и не скрытая морем.
- Ого! Так может, там и живут какие-то древние существа? - неподдельно воодушевился Джури. - И скоро мы их увидим? Я бы поглядел! Может, у них есть крылья или чешуя?..
- Спокойно-спокойно, - поднял руку Сойк, будто желая остановить словесный поток Джури. - Во-первых, это очень сомнительно – скорей всего там поселились островитяне, которые в силу каких-то причин не смогли жить в селении. Во-вторых, точно неизвестно, действительно ли там кто-то есть. Мы только предположили, что тропой пользуются люди.
- Совсем с вами скучно, - сокрушенно покачал головой Джури. - Давайте быстрей завтракать и отправляться в путь! Я вот уверен, что сегодня мы найдем что-то интересное.
Спорить с ним никто не стал, а Леда, обогнув небольшой костер, подошел к Рёджи и сел рядом. Рёджи почувствовал, что вопреки собственной воле улыбается, и было даже немного неловко за такую реакцию, но поделать с собой ничего не мог.
"Влюбленный дурак и есть", - сделал вывод он, подавив вздох.
- Вижу, тебе лучше, - тоже улыбнулся Леда, от глаз которого явно не укрылись перемен в поведении Рёджи. - Как ты себя чувствуешь?
- Голова болит, и все чешется из-за этого твоего корсета, - честно признался Рёджи. - Но вообще мне лучше всех.
- Кто бы сомневался, - фыркнул Джури.
- Я не с тобой разговариваю, - тут же отрезал Рёджи.
- А я – с тобой, - объявил довольный Джури.
- Головная боль – не проблема, повязку, думаю, можно уже снять, - не стал обращать внимание на слова домового Леда. - Как бы то ни было, очень хочется верить, что к вечеру мы и правда окажемся в надежном месте. Мне все же верится, что в крепости обитают люди, и что они не откажут нам в ночлеге. Думаю, не зря о Горизонте ходят легенды о том, что в сердце острова живут какие-то мудрецы, которые приобщаются к древней силе. Стало быть, кто-то их все же видел.
- Да, можно предположить, что кто-то не остался в лесу навсегда, - задумчиво кивнул Сойк. - Мы же вот выбрались.
Отвечать ему никто не стал, а Рёджи только головой покачал, думая о том, что каждый новый день в последнее время был интересней предыдущего, и не оставалось ничего, кроме как мысленно пожелать им всем удачи и не вляпаться в очередные опасные приключения.

 
KsinnДата: Четверг, 07.11.2013, 16:56 | Сообщение # 43
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
До подножия горы они добрались даже раньше, чем предполагал Леда: то ли улучшившееся самочувствие, то ли появление конкретной цели перед глазами придало сил. После недолгого обсуждения, попытаться ли забраться наверх всем вместе, отправить кого-то на разведку или вообще подождать следующего дня, чтобы ночь не застала в пути, было решено двигаться всем вместе и сразу.
- У нас и так небольшой отряд, чтобы разделяться, - заметил Сойк, глядя вверх, куда уходила каменистая тропа.
- Тем более, если первого гонца сожрут, остальные полезут посмотреть, что с ним случилось, и их тоже сожрут, - согласился с ним Джури.
- Никто никого не сожрет, - убежденно заявил Леда. - Я пойду первым, Рёджи за мной. Замыкающим будет Джури.
- Предлагаю первым пустить деревенщину, - предложил домовой. - Если что, его не так жалко.
- Сейчас ты поедешь первым, - огрызнулся Рёджи.
- Я уже и так ехал впереди всю дорогу, - не без гордости заявил Джури и добавил. - Признаться честно, мне не особо нравится смотреть на хвосты лошадей...
- Смотреть не долго придется, мы быстро поднимемся, - заверил его Леда. - Ну что, в путь?
Однако то, что такой прогноз был чересчур оптимистичным, Рёджи понял уже через час. Тропа была не слишком хоженой и очень крутой. Периодически из-под ног срывались камни, оступиться и поскользнуться можно было в любой момент, и Рёджи уже переживал не столько за себя, сколько за своего коня, которому приходилось кабы не трудней, чем людям.
- Почувствуй себя горным козлом, Веснушка, - пробормотал Рёджи, когда тропинка в определенный момент стала совсем узкой.
- А ты его на руки возьми, - посоветовал Джури, который хотя и плелся в самом конце, умудрялся слышать все, что говорили в отряде.
- Дальше будет легче, - заметил Леда, вглядываясь вперед, но Рёджи показалось, что друг просто успокаивает их.
Чем выше они поднимались, чем удивительней открывалась картина. Хотя гора была не самой высокой, пейзаж внизу поражал воображение. Каждый раз, когда они останавливались, чтобы отдышаться, Рёджи оглядывался по сторонам и только изумленно качал головой, насколько величественно выглядела окружавшая их природа.
Лес, через который они прошли, уходил куда-то за горизонт, и Рёджи только теперь подумал о том, какое большое расстояние они преодолели. Вокруг высились горы, вершины которых покрывал снег. На фоне серого неба такой же серый пейзаж казался мрачным и даже угнетающим. Но больше всего Рёджи поразило то, что когда они поднялись еще немного выше, с другой стороны между горами показались черные воды моря.
- Северное побережье, - заметил Йо, смотревший в ту же сторону, что и Рёджи. - Мы почти пересекли остров.

- Теперь можно смело заявлять, что это мало кому удавалось, - невесело заметил Сойк.
Рёджи только вздохнул и посмотрел вверх. Путь все еще предстоял неблизкий, тропа резко забирала в гору, а ветер, который чем выше, тем становился холодней, трепал одинокие пучки засохшей травы и такой же засохший невысокий кустарник.
- Нас сверху сейчас видно будто на ладони, и подстрелить, как нечего делать, - мрачно заметил он.
- Ну не подстрелили же пока, - резонно ответил на это Леда. - Если уж на то пошло, выпустить стрелу можно даже из-за ближайшего дерева в лесу. Тут не угадаешь.
- Я вообще не уверен, что там кто-то есть, - произнес Йо, щурясь и вглядываясь в очертания стен на фоне неба. - По крайней мере, сколько мы поднимаемся, я не заметил никакого движения...
- Может, там никого нет, зато мы найдем клад, - предположил Джури. - О, тогда я сочинил бы песню о кладоискателях!
- Мало толку от клада, если всех в скором времени сожрет доисторический змей, - невесело возразил Сойк. - Лучше для нас будет все же найти или Ю, или людей, знающих, как справиться с древним злом.
Когда они поднялись еще выше, море стало видно лучше – отсюда оно казалось бесконечным и черным. Рёджи подумал о том, что в солнечный день, когда синева неба отражается в его водах, картина получается не столь мрачной, но сейчас смотреть на темную воду с одинокими белыми бурунами было уныло. Рёджи представил немногочисленных отважных моряков, которые отправлялись на поиски земель за Последним Горизонтом, после чего так и не возвращались. На миг стало страшно, что их судьба чем-то схожа с судьбой маленького отряда, рискнувшего отправиться к центру острова и обреченного на смерть еще в проклятом лесу.
А позже Рёджи уже вообще ни о чем не думал, потому что не осталось сил. Несмотря на то, что наверху было невыносимо холодно и ветрено, Рёджи было жарко и уже не хватало дыхания карабкаться по горе наверх. Привалы приходилось делать чаще, и если бы не Леда, который неутомимо гнал всех вперед, вероятно до наступления темноты они так и не поднялись бы.
Однако когда наступили сумерки, измученные путники наконец достигли цели. Рёджи напряженно смотрел только под ноги и больше никуда – из-за того, что темнота сгущалась, позволить себе роскошь глядеть по сторонам он уже не мог. И потому, когда тропа повернула, и Леда резко остановился, Рёджи не сразу понял, что случилось.
- Ох ты ж... - только и смог выдохнуть от удивления он, когда поднял глаза.
Чем дольше они шли, чем больше Рёджи убеждался, что наверху их не ждет ничего. Было сложно поверить, что на горе действительно обитала хоть она живая душа, которая могла спускаться и подниматься таким трудным путем. И когда их взору открылись каменные ворота с поднятой решеткой – такие, какие часто можно было увидеть на входе в большие города – Рёджи сперва не поверил своим глазам.
- Эй, чего там у вас? - окрикнул их Джури, который пока не видел ворот.
- Откуда такое могло взяться здесь? - пробормотал Рёджи, игнорируя вопрос.
На Горизонте даже металлическое оружие казалось роскошью и редкостью, а дома, построенные из местного дерева, являлись единственным обиталищем для людей. Теперь же Рёджи почудилось, что он в мгновение ока оказался снова на большой земле, где в порядке вещей были каменные стены и железные решетчатые врата, которые опускались, если к городу подходил неприятель.
- Как я и думал, это форт, оборонительный пункт, - Леда задумчиво поглаживал подбородок, глядя на открытые ворота, которые от этого почему-то все равно не казались гостеприимно распахнутыми. - Отсюда отлично видно море, да и большую часть острова. Скорей всего, когда-то это место было своего рода сторожевой крепостью.
- Что можно сторожить на Горизонте? - удивился Йо. - И зачем обозревать море, если доподлинно известно, что с той стороны ничего нет?
- Это как раз не доподлинно известно, - возразил Леда. - Если чего-то не видно, это еще не значит, что ничего нет. Может, за Горизонтом все же есть земли, на которых живут мыслящие существа. Да и неизвестно, когда были построены эти стены: может, в те времена все было иначе...
- Ого, ну ничего себе! - раздался за их спинами голос Джури, который как раз подошел к остальным участникам отряда. - Это же ворота!
- Что вы говорите, - усмехнулся Рёджи, и Джури, запыхавшийся и взмокший из-за долгого подъема, весело поглядел на него.
- Да, деревенщина, это ворота. Ты в своем селе не видал такого, но в больших городах они строятся в целях обороны.
- Что стоим? Может, попробуем войти? - предложил Сойк, задумчиво глядя на невиданную для этих диких мест картину.
- Попробуем, - кинул Леда и первым шагнул вперед, ведя под уздцы свою лошадь. - Выбор в любом случае небольшой, тем более, ворота открыты. Может, нас ждут?
- Это и пугает. Хорошо, когда ждут, плохо, когда поджидают, - покачал головой Джури. - Все же предлагаю отправить вперед того, кого не жалко. Вдруг на голову выльют раскаленной смолы? Я слыхал, такое случилось во время битвы при Гальдурине триста лет назад, когда горожане Гальдурина распахнули врагам ворота, те вошли, и им прямо на башку выплеснули смолу. Говорят, вопли воинов были слышны за сотню миль, а сами гальдуринцы...
Не слушая, что говорит Джури, Леда смело зашагал вперед, и Рёджи поторопился за ним, а уставший Веснушка только фыркнул, явно недовольный такой спешкой.
Спустившаяся темнота еще не стала кромешной, но за воротами было ни зги не видно, и Рёджи почувствовал, как растет тревога в его душе. Что откроется им за каменными стенами неизвестного происхождения, он даже предположить не мог.
 
KsinnДата: Пятница, 15.11.2013, 13:59 | Сообщение # 44
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 16.

За воротами было так непроглядно темно потому, что вошедшему гостю следовало сперва пройти длинную арку под сводом каменной стены – Рёджи только теперь понял, какой широкой она была. На всякий случай он вытащил из ножен меч, подсознательно ожидая подвоха, нападения неизвестного врага, и чутко прислушивался, но ответом ему была гробовая тишина, нарушаемая лишь шумом ветра.
Когда спустя полминуты они оказались внутри, Рёджи торопливо осмотрелся, но потенциальных врагов опять не увидел. За стенами, ограничивавшими достаточно большую территорию, было пустынно, и лишь чуть поодаль виднелось невысокое строение. Огни не горели, признаков чужого присутствия Рёджи не заметил.
- Похоже, здесь никого нет, - в унисон его мыслям заметил подошедший ближе Йо, а Рёджи тем временем покосился на Веснушку, всегда чутко чувствовавшего приближение опасности. Однако в этот момент конь оставался совершенно спокойным, только выглядел уставшим.
- Похоже, крепость заброшенная, - произнес Сойк, пока Джури с любопытством крутил по сторонам головой. – И ворота открыты, потому что нет здесь никого давным-давно.
- А тропа, стало быть, остатки какой-то дороги, которой пользовались бывшие обитатели, - задумчиво продолжил Леда.
- Ну и ладно, - махнул рукой Джури. – Нет хозяев – нет вопросов. Все к лучшему. Предлагаю переночевать под крышей.
- Где ж к лучшему, если так мы не найдем Ю и не получим ответы на наши вопросы? – пробормотал Йо, а Леда, настороженно озираясь, возразил:
- Не спешите делать выводы. Может, тут и есть кто-то. Будьте начеку.
На этом маленький отряд направился к строению, высившемуся невдалеке. Луны на небосводе не было, тусклые звезды давали слишком мало света, и Рёджи лишь смутно видел темные очертания невысокой крепости на фоне неба.
"Этак нас можно пристрелить, а мы и не заметим, откуда опасность", - мелькнула неутешительная мысль, и Рёджи сделал шаг к Леде, чтобы сократить расстояние между ними. Как это поможет в случае опасности, Рёджи не знал, но на всякий случай пожелал быть ближе.
- Если бы нас хотели убить, сделали бы это, когда мы еще по горе карабкались, - негромко произнес его друг, разгадав мысли Рёджи.
- Все равно мне не нравится здесь, - буркнул тот, и эльф не стал возражать или спорить.
Стук копыт лошадей по некогда мощенному камнями, а ныне поросшему сухой травой двору, разрывал тишину. Еще до слуха доносился шум моря, но он казался совсем далеким. И когда они почти вплотную подошли к крепости, а Рёджи подумал о том, что это место все же заброшенное и мертвое, и ничего они здесь не отыщут, совсем близко раздался голос, из-за которого Рёджи едва ли не подскочил на месте.
- Рады приветствовать путников в наших забытых богами краях.
Голос принадлежал старику, Рёджи сразу это понял, а говорил он с каким-то незнакомым акцентом, медленно и тягуче. Ответом ему в ту же секунду стал лязг оружия, которое дружно вытащили все участники похода. Рёджи сразу почувствовал, как к его спине прижался спиной Йо, а с левой стороны – Леда. Пускай отряд был не слишком подготовленным, в минуту опасности он сработал синхронно, ощетиниваясь острыми клинками против невидимого врага.
- Кто здесь? – громко и требовательно спросил Леда, а Рёджи перехватил рукоятку своего меча, силясь рассмотреть хоть что-то в темноте. Рядом негромко заржал Веснушка, встревоженный поведением людей.
- Такой вопрос должны задавать мы, - чуть насмешливо ответили из темноты. – Потому что это вы пожаловали без приглашения среди ночи с оружием в руках.
"Мы", - отметил Рёджи. – "Мы – это кто, и сколько вас тут всего?.."
- Просим простить нас, но мы не можем убрать оружие, пока не будем уверены в собственной безопасности, - четко и все так же громко произнес эльф, а где-то за спиной Рёджи чуть слышно хихикнул Джури:
- Леда такой вежливый… - но на него сразу цыкнули, и Джури замолчал.
- Можете не убирать, нам все равно, - спокойно ответил невидимый собеседник. – В дом тоже входить не будете во избежание опасности?
Такой ответ удивил Рёджи: кто бы ни разговаривал с ними, в этот момент он оставался спокойным и равнодушным к возможной опасности, а значит, как понял Рёджи, или был намного сильней незваных гостей и знал об этом, или по какой-то причине их оружие оставалось бессильным перед незримым существом. В свете последних событий Рёджи не удивился бы, если б говоривший оказался нелюдем. Правда, Веснушка и другие лошади никак не реагировали на хозяина заброшенной крепости, но ведь и на странных существ с белыми глазами они не обратили внимания. От мысли о том, что с ними может беседовать нечто вроде мертвеца из встретившихся в лесу, Рёджи пробрал озноб.
- В дом войдем, если нам будут рады, - после небольшой паузы осторожно проговорил Леда.
- Тогда милости просим, - ответили им.
Тут же скрипнула дверь, которую Рёджи не рассмотрел во мраке до этого, и по земле потянулась тонкая полоска бледного желтого света. Только теперь Рёджи предположил, что собеседника они не видели просто потому, что тот разговаривал с ними из-за двери через слуховое окно либо просто через щель.
- Мы не оставим оружие, - предупредил незнакомца Леда.
- Нам все равно, - снова послышался равнодушный ответ.
- Не нравится мне это, - хмуро произнес Сойк, которого явно терзали те же мысли, что и Рёджи.
- Но выбора у нас, похоже, нет, - заметил Йо. – Давайте хотя бы лошадей привяжем.
Леда снова шагнул в открытую дверь первым, и Рёджи так поспешил за ним, что чуть было не врезался в его спину. Оставлять друга даже на секунду было страшно, хотя чутье Рёджи, порой предупреждавшее его об опасности, не подсказывало ничего. Быть может, тишина и покой этого места усыпили бдительность, но Рёджи настойчиво казалось, что сама крепость и ее обитатели не были настроены враждебно.
За порогом обнаружился полутемный просторный холл: Рёджи заметил, что потолок был очень высоким, а само помещение – пустым. Первые же шаги отозвались гулким эхом, пока небольшая компания осторожно прошла вперед, к дверному проему в противоположной от входа стороне, откуда и шел неуверенный свет. Чуть поморгав, Рёджи разглядел, что стены были каменными, ничем не обмазанными и не обложенными, но, удивительно, в помещении оставалось достаточно тепло.
Хозяина удивительной крепости они не увидели, и Рёджи предположил, что тот просто успел удалиться, пока они топтались на пороге и привязывали лошадей.
Леда шагал вперед решительно, и хотя не выпускал клинок из рук, ни на миг не замешкался, переступая порог в освещенную комнату. Свет был неярким, он не резанул глаз, и за какую-то секунду Рёджи оценил обстановку. Это помещение было очень похоже на предыдущее, быть может, чуть меньших размеров, но в целом такое же – с высоким потолком и голыми каменными стенами. По центру его стоял простой деревянный стол, достаточно длинный для того, чтобы за ним одновременно расположилось десятка три человек, с приставленными к нему скамьями и одинокой свечой на пустой столешнице. А прямо возле стола стоял человек, облаченный в длинный темный плащ с капюшоном, который он не снял даже в помещении. Последнее очень насторожило Рёджи.
- Вечер добрый, - смело поздоровался с незнакомцем Леда, когда весь их отряд вошел в помещение.
Происходящее выглядело немного абсурдно, как подумал в этот момент Рёджи. Один единственный человек в пустой темноватой комнате принимал пятерых вооруженных гостей, которые сгрудились вместе, сжимая в руках мечи. Рёджи не знал, как давно стоит на горе крепость, но вряд ли эти стены видели более глупую картину.
"Может, он не человек ни разу", - подумалось Рёджи, и он сжал рукоять меча сильнее, так, что закололо в пальцах. – "Может… Может, он дух очага – домовой, как Джури. И это в лучшем случае…"
- Добрый, коли вы так считаете, - нейтрально ответил незнакомец.
- Добрый или нет – в большей мере зависит от вас, - парировал Леда, будто пытаясь разгадать, о чем думал и что замышлял хозяин крепости.
- Для нас все вечера одинаковы, - заметил тот. – Были одинаковы вплоть до вашего визита. А вот с чем вы к нам пожаловали, любопытно было бы узнать.
- Чудно как разговаривает, - заявил Джури, ничуть не стесняясь того, что его слышат, и шмыгнул носом.
- Можем ли мы сперва узнать, с кем имеем честь беседовать? – спросил Леда, игнорируя слова домового, и человек в плаще едва заметно кивнул в сторону скамьи.
- Не угодно ли присесть? – спросил он. – Наверняка вы устали с дороги. Тогда и познакомимся.
"Не знаю, кто он или что он, но явно из благородных", - сделал неутешительный вывод Рёджи, слушая, какими витиеватыми репликами изъясняется незнакомец. Открытие его не порадовало – Рёджи не знал ни одного порядочного знатного человека.
Леда замешкался на долю секунды, прежде чем отреагировать на приглашение, и Рёджи понимал, что его смущает: на сидячего противника было проще напасть. Но, вероятно, оценив, что если опасность угрожала им, то угрожала в любом случае, эльф первым шагнул к скамье у стола и, чуть подтолкнув ее, уселся. Остальные последовали его примеру, только Джури остался топтаться за плечом Сойка, а хозяин странного дома, когда гости расположились, тоже сел.
Тут же он откинул в головы капюшон, и Рёджи не смог сдержать вздоха облегчения. Перед ними был обыкновенный пожилой человек, даже старик, совершенно лысый и безбородый, с морщинистым лицом и черными глазами, которые казались молодыми и очень живыми. Старик смотрел на них достаточно дружелюбно и даже слабо улыбался, как будто немного снисходительно. Его лицо можно было бы назвать располагающим, но Рёджи, который несмотря на мирный прием оставался на взводе, мысленно приказал себе не терять бдительности.
- Думаю, сперва следует представиться, - заговорил хозяин дома. – Мое имя потеряно в годах жизни, потому вы можете называть меня просто братом. Все мы здесь так величаем друг друга.
- Тогда и мое имя того… потеряно, - сердито буркнул Рёджи, за что Леда одарил его коротким осуждающим взглядом.
- Нам приятно познакомиться, - кивнул он старику и, перечислив по очереди всех своих спутников, сразу поинтересовался. – Можно ли спросить… Вы сказали, что величаете так друг дуга. Но кто вы?
"…И чем здесь занимаетесь? И сколько вас всего?»– хотел бы сразу уточнить Рёджи, но на этот раз благоразумно промолчал.
- Неужели вы, отправившись к центру Последнего Горизонта, никогда не слышали о нас? – в голосе старика должно было бы послышаться удивление, но Рёджи заметил, что тот в принципе говорил не слишком эмоционально. – Нас часто называют блаженными или умалишенными за то, что мы отправляемся жить как отшельники за далекий остров.
- Так вы блаженные? – просиял Джури, и Рёджи почудилось, что из уст домового эти слова звучали почти как оскорбление. – А что за белоглазых упырей мы тогда видели в лесу?
Глаза старика на миг затуманились, и он покачал головой, словно сожалея о чем-то.
- Я понял, о ком вы, - негромко проронил он. – Очевидно, в мертвом лесу вы повстречали тех, кто так и не добрался до нас.
- Я так и думал, - несильно хлопнул по колену ладонью Сойк, явно довольный тем, что его предположение оказалось верным. – Не все выбираются из леса, но кому-то это все-таки удается.
- Сказать по правде, за последние кабы не три сотни лет вы первые, кто смог пройти через лес, - сдержанно улыбнулся старик. – И я предполагаю, что дело лишь в том, что у вас были лошади, а еще – что вы осознали опасность и поторопились.
- Триста? – моргнул Рёджи и, прежде чем подумать, спросил. – А сколько ж вам тогда?
Вопрос прозвучал не очень вежливо, как запоздало понял Рёджи, но исправлять ситуацию было поздно, да и старик вроде как не обиделся.
- Мне еще не минуло и восьми десятков, - ответил он.
- А, так вы родились уже здесь, - смекнул Рёджи.
- В Последней Обители никто никогда не рождался, потому что здесь никогда не бывало женщин.
- Последняя Обитель, Последний Горизонт… Кризис жанра какой-то с названиями, - проворчал Джури, но Рёджи даже не обратил на него внимания.
- Но как тогда?.. – растерялся он, подозревая, что опять не понимает каких-то очевидных истин. – Магия какая-то?
- Что вы, - опять улыбнулся хозяин упомянутой обители. – Просто путь напрямик – не всегда самый короткий и не всегда приводит к цели.
- Э… - начал было Рёджи, но Леда перебил его.
- Вы имеете в виду, что для того, чтобы попасть сюда, надо просто идти другой дорогой в обход, - то ли спросил, то ли заявил он, и старик опять кивнул, теперь удовлетворенно.
- Вы правы, молодой человек, - сказал он, а Рёджи невольно улыбнулся от того, что к его древнему, по меркам людей, другу обращаются вот так. – Те, кто приезжают на остров и слепо ищут Обитель, не находят путь. Путь открывается лишь избранным. А избранные – это те, кто думает головой и никуда не торопится.
- Как просто, - тоже улыбнулся эльф.
- Медленнее едешь – быстрей приедешь, - объявил Джури, и старик согласился с ним:
- Так и есть.
- И много здесь избранных? – склонил голову к плечу Йо, на что сразу получил ответ:
- Сейчас в обители двадцать три брата. Но пообщаться с ними вы не сможете, увы.
- Они не захотят показываться нам на глаза? – поинтересовался Йо.
- Может, и захотят. Смотреть на нас не запрещено. Но они не разговаривают, - пояснил старик и во избежание новых вопросов сразу пояснил. – Долго объяснять, а вечер клонится к ночи, но если коротко, жители обители сохраняют молчание и не растрачивают себя на мирское. Пустые разговоры вредят сущности, а самые важные слова идут от сердца к сердцу. Потому братья всегда молчат.
- А как же вы? – неподдельно удивился Рёджи. – Вы же разговариваете…
- Каждый год в день весеннего равноденствия братство выбирает избранного, который ведет беседы с нашими редкими гостями. Прежде мы не делали этого, из-за чего возникало немало проблем и недопонимания с нашими нечастыми визитерами. Потому было принято такое правило, в результате чего избирается несчастный, который обязан беседовать с заезжими путниками вплоть до следующего равноденствия.
- Ничего себе – несчастный! – возмутился Джури. – Несчастным я был бы, если б мне приказали молчать!
- Ну еще бы, - усмехнулся Рёджи.
- Мне кажется, путники здесь нечасто случаются, - заметил Леда. – Наверняка, в большинстве случаев избранный так и не говорит за целый год не единого слова.
- Безусловно, чаще всего так и происходит, - кивнул старик. – Но бывают исключения, как сегодня.
На секунду Рёджи испытал чувство неловкости за то, что из-за их вторжения добродушный старичок терпит такие неудобства, как обязанность вести разговоры с гостями, но тут же одернул себя, напомнив, что большей глупости в жизни своей не слыхал.
"Невиданная кара – полчаса поговорить о деле", - возмутился он. – "В таком случае из-за дрыща мы все муки смертные испытываем…"
- А что вы еще делаете? Ну… Кроме того, что молчите? – поинтересовался Йо, а у Рёджи мелькнула мысль, что от любопытства тот запамятовал, зачем они все приехали сюда.
- Мы слушаем глас природы, - ответил старик, после чего повисла неловкая пауза: гости ждали каких-то пояснений, а хозяин не торопился их давать.
Но когда Йо открыл было рот, чтобы задать уточняющий вопрос, старик опередил его.
- Думаю, пришло время гостям поведать о цели своего визита, - заметил он, пытливо оглядывая каждого из собравшихся. – Потому как вы не похожи на просветленных, желающих пополнить ряды братства.
В ответ на это заявление все сразу замолчали, уступая Леде право отдуваться, но тот как будто не имел ничего против. Задумавшись на несколько секунд, он произнес:
- Мы ищем одного человека, и у нас есть основания полагать, что он нашел прибежище в вашей крепости.
- Вот как, - впервые за все время в голосе старика послышался намек на удивление. - И кто именно из братьев вам нужен?
- Мы не уверены, что вы считаете его братом, потому как появился он среди вас недавно, - пояснил Леда. - Мы ищем колдуна.
- Насколько недавно? - бесцветным голосом спросил старик.
- Очевидно в течение последнего месяца, - пожал плечами Леда, и после этих слов лицо старца впервые озарила искренняя, как показалась Рёджи, улыбка.
- Последний из присоединившихся к нам братьев пришел более десяти лет назад. После этого ни одна живая душа, посетившая стены крепости, не осталась с нами насовсем.
- Но, быть может, наш... Наш друг нашел у вас временный приют? - не отставал Леда, внимательно вглядываясь в глаза старика, будто по выражению лица можно было узнать правду.
- Увы, это невозможно, - покачал головой тот. – Вы сами видели единственный путь к нашей Обители – мы замечаем гостей до того, как они успевают подойти. Другой дороги нет, и если бы кто-то решил укрыться у нас, мы бы знали.
- Но не обязательно захотели бы поделиться с нами, - с едва уловимым вызовом в голосе ответил Сойк, и Рёджи тут же внутренне напрягся. Хотя хозяин крепости выглядел старым, почему-то казалось, что лучше не затевать конфликты на чужой территории.
Но старик не обиделся, ни единый мускул не дрогнул на его лице, и он абсолютно ровно произнес:
- Вы ничего не знаете о нас, а если бы знали, поняли: братство не станет никого укрывать, как не станет и врать случайным гостям. Невмешательство – вот наше кредо. Мы не вмешиваемся ни во что и никогда, такова наша жизненная позиция.
- Отличная позиция, - весело фыркнул Джури. - А что, если на ваших глазах...
- То есть, правильно ли мы вас понимаем, - Леда бросил на Джури предостерегающий взгляд, отчего тот сразу замолчал, а Рёджи понял, что друг разделял его мнение и ссориться с местными обитателями не хотел. - В последний месяц или около того к вам не приходил ни один колдун?
- За все время я помню только одного колдуна, который пожаловал к нам, - ответил на это старик. - И к слову, это было не так давно, чуть меньше года назад. Но никак не в прошлом месяце
- О как... - распахнул глаза Рёджи, сразу почувствовав, что что-то здесь неладно, и Леда тоже невольно подался вперед.
- Меньше года назад к вам приходил колдун? - переспросил он, будто не веря в услышанное.
- Совершенно верно, - кивнул старик. - Он желал приобщиться к знаниям братства.
- А что братство? – от волнения понизил голос Йо.
- Братство было вынуждено отказать ему. При том, что уже очень давно никто не находил к нам дорогу, а новым братьям мы всегда рады, этому человеку мы были вынужден сказать твердое нет.
- Но почему? - спросил Рёджи, припоминая при этом, что Аямэ упоминал о частых отлучках Ю. Кто знал, может, ему удалось найти обходной путь к Обители?
- У него не было сердца, - просто ответил старик.
- Как не было? – озадаченно спросил Сойк.
- Вместо сердца в его груди пульсировал сгусток тьмы, а душа была чернее самой темной ночи, - торжественно произнес старец, и Рёджи вдруг с удивлением подумал, что тот не утрировал и не выражался красивыми словами – казалось, что отшельник верил в то, что говорил, и считал, что слова его следует понимать буквально.
- А если человеческим языком? - вопросительно поднял брови Сойк.
- Речь идет о помыслах и стремлениях этого человека, - произнес Леда, не сводя внимательного взгляда со старика. - Колдуном руководили какие-то недобрые мотивы.
- Совершенно верно, - кивнул тот. - Он желал знаний братства, это правда, но не ради созидания и самого познания. Он хотел употребить их себе во благо и в ущерб другим. Мы прочитали эти мысли в его глазах и были вынуждены отказать.
- А он что? - зачарованно спросил Рёджи.
- Очень разозлился. Сказал, что сам всего добьется, потом вернется сюда и не оставит камня на камне, но доберется до нашей библиотеки.
- А у вас есть библиотека? - оживился Йо, на что Рёджи демонстративно возвел глаза к потолку.
- Эта крепость была воздвигнута древней цивилизацией, - терпеливо пояснил старец. - Здесь сохранилось немало диковинок, хотя большую часть, увы, не пощадило время. Но в том числе осталась небольшая часть древней библиотеки.
- А можно ее увидеть? - прошептал Йо, и Рёджи в его голосе почудились молящие нотки.
- Слышь, книжный червь, мы не затем сюда притащились, - возмутился Джури, и, наверное, впервые за все время Рёджи был с ним согласен.
- К сожалению, древние фолианты доступны только членам братства, - вежливо отказал старик, и Йо тихонько вздохнул.
- После разговора он покинул вас? - вернулся к прежней теме Леда.
- Покинул. Но еще долго разорялся проклятиями. Очень жаль, что такая сила досталась настолько прогнившему человеку.
- Вы не боитесь, что он сдержит обещание и вернется? - прищурившись, спросил Сойк.
- Мы ничего не боимся и не предрекаем, наше дело созидать и не вмешиваться. Но если уж на то пошло, этот колдун никогда не станет сильным настолько, чтобы тягаться с братством.
- Почему же? - хмыкнул Джури.
- Потому что задолго до этого тьма поглотит его, - просто объяснил старик.
- Отличная идея для песни. Пойду запишу, - пробормотал Джури, и Рёджи не понял, шутил он в этот момент или нет.
Рёджи очень хотелось узнать, как именно тьма поглотит Ю, но Леда решил не тратить время на всякую ерунду и опередил его с вопросом.
- Вы знаете, что сделал этот колдун прошлой весной? - спросил он. - Знаете, кого он разбудил?
- Конечно, мы почувствовали, что к древней силе прикоснулись. Зло вырвалось на свободу.
- А вы можете снова усыпить его?
 
KsinnДата: Пятница, 15.11.2013, 14:00 | Сообщение # 45
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Рёджи думал, что как и до этого старик даст простой и прямой ответ, но тот неожиданно замешкался.
- Я понимаю, к чему вы клоните, - немного помолчав, произнес он. - И я сразу хочу сказать, что не могу ответить на ваш вопрос. Братство сильно и очень близко к природе и ее силам. Быть может, при должных усилиях мы смогли бы остановить монстра, но это противоречит самой нашей сущности. Мы ни во что не вмешиваемся.
- Ну ничего себе! - искренне возмутился Джури. - А вы знаете, сколько людей эта тварь уже разорвала и сколько разорвет? Он же ненасытный!
- Понимаю ваше негодование, но хочу заметить, что все успокоится само собой. Чудовища древности уснули много веков назад, потому что сейчас не их время. Монстр тоже уснет, дайте срок...
- Как скоро придет его срок? - спросил Леда, и старик ненадолго призадумался.
- Очень скоро, - ответил он. - Бодрствовать ему осталось не более ста, от силы полторы сотни лет. Мы слышим голоса природы и духов этой земли. Время чудовищ старины еще не вернулось, а стало быть...
- Да вы издеваетесь, что ли?! - вспылил Сойк, невежливо перебивая собеседника. - Сто лет! Змей сожрет тех, кто остался, а потом, быть может, и сюда приползет, чтобы вашему братству неповадно было!
- Понимаю ваше горе, - терпеливо повторил старик. - Но братство не вмешивается в мирские дела островитян…
- Слышишь, дед!.. - начал было Рёджи, от злости сжимая кулаки, но в очередной, уже неизвестно какой по счету раз его остановил Леда.
- Мы поняли вашу позицию и уважаем ее, - строго произнес он. - Мы с друзьями искали колдуна, который учинил эту беду и мог исправить ее последствия, но не нашли его здесь. Теперь нам надо отдохнуть и подумать, как быть дальше. Можем ли мы просить вас о приюте на ночь?
- Но как же… - хотел было вмешаться Йо, однако под строгим взглядом эльфа замолк.
- Правила братства гласят, что любой путник, пришедший в Обитель, но не желающий пополнить ряды братства, может остаться на три дня и три ночи, - отчеканил заученный текст старик – Рёджи подумал, что эти невиданные правила местные знали наизусть. - Мы рады гостям, и я охотно покажу вам комнаты, которые мы можем предоставить во временное пользование, а также комнату для омовений и трапезную.
- О, и пожрать дадут, и помыться даже, - обрадовался Джури, мигом позабыв, что в действительно важном вопросе отшельник им отказал.
- Это будет лишним, но благодарим вас, - кивнул хозяину Леда.
- Ничего не лишним, я грязный, как свинья, - буркнул Джури, но на его слова никто не обратил внимания.
Поднявшись на ноги, старик накинул капюшон на голову и жестом показал следовать за ним. Друзья только переглянулись, и Леда приложил палец к губам, показывая, чтобы негодование и возмущение гости оставили при себе. Обсуждать важные дела эльф явно собирался позже.
- А можно еще один вопрос? - произнес он, вставая со скамьи.
- Вы уже спрашиваете, - заметил на это старик, но Леда посчитал его слова разрешением:
- У колдуна, который приходил к вам, была татуировка на лице?
- О нет, татуировки точно не было, - сразу ответил тот, а Рёджи, который как раз вставал из-за стола, замер на месте.
- Как не было? - опешил он, а Йо раскрыл рот от изумления.
- У Ю есть татуировка на лице, - негромко сказал он.
- Да что вы говорите… - огрызнулся Рёджи, а Джури часто заморгал, переводя взгляд с одного на другого.
- А красных волос у него, часом, не было? - медленно произнес Леда, во все глаза глядя на хозяина крепости.
- Не могу знать, - ответил старик. - Путник был в капюшоне, ибо близилась зима, и капюшон этот он не снимал. А после того, как мы ему отказали, оставаться на ночь он не пожелал.
- Ну ничего-о себе-е... - протянул Джури и почесал макушку, а Сойк нахмурился, будто пытаясь припомнить что-то.
- Как он выглядел вообще, этот колдун? - Рёджи почудилось, что в голосе Леды слышится легкое раздражение.
- У него не было сердца, его душа была окутана тьмой, - терпеливо повторил старик, и Рёджи почувствовал острое желание хорошенько ему врезать, несмотря на почтенный возраст. - Следуйте за мной. Время позднее: и вам, и мне пора отдыхать.
Рёджи думал, что Леда так просто не оставит старика и попытается понять, кто же посетил обитель год назад. Но эльф только покачал головой, обдумывая что-то, и весь отряд, не сказав больше ни слова, поспешил за проводником.

- Предлагаю скрутить деда по рукам и ногам и вытрясти правду!
- Мне не кажется, что эта хорошая идея…
- Да он же старый!
- Да, старый, вот только неизвестно, какими силами обладают эти братья…
- Может, и никакими. Может, то, что они "слушаю глас природы", не сделало их сильнее . Ходят деды старые, ромашки по весне собирают…
- А может, сделало еще как. Надо быть осторожными.
- Душа окутана тьмой… Тьфу! Да под это описание каждый второй человек подходит! На кого теперь думать?
Этот разговор уставший Рёджи слушал в пол-уха. После того, как их проводили в дальнее крыло постройки, дали искупаться в теплой воде, а местные – безмолвные, как и предупреждал их старец – накормили небогатым, но все равно вкусным ужином, Рёджи почувствовал, что его разморило. Отдыху под крышей он был рад не меньше домового, смыть с себя грязь тоже было приятно, и даже ехидные пожелания Джури "вымыться деревенщине как следует, а то вши заведутся", не испортили настроения.
Местные обитатели выделили гостям крохотные комнаты в дальней части крепости. Комнатушки эти больше напоминали узкие кельи, в которых живут отшельники, и Рёджи предположил, что в свое время здесь тоже обитал кто-то из братьев и, быть может, будет жить в дальнейшем. В комнате не было ничего, кроме соломенного тюфяка и маленького окошка под самым потолком, и именно в одной из таких келий маленький отряд собрался, чтобы обсудить насущные проблемы. Каждому гостю выдали по свече, но заранее попросили экономно их использовать – в Обители воск считался почти что роскошью. Теперь пламя всего одной свечи разгоняло темноту в комнатушке, но помещение было до того тесным, что этого было достаточно, чтобы хорошо видеть собеседников.
В самом обсуждении Рёджи не принимал особого участия: он уселся у стены и прислонился к ней, с удивлением отмечая, что камень был теплым. Открытие очень порадовало его, и Рёджи решил на следующий день обязательно выяснить, как отшельникам удалось сотворить такое чудо.
- Сейчас главное понять, как усыпить змея – это наша первоочередная задача, - заговорил помалкивавший до этого Леда, а Рёджи даже приоткрыл глаза, чтобы поглядеть на своего друга. – И мне кажется, местные обитатели могли бы помочь нам, но они, видите ли, ни во что не вмешиваются.
- Вот придурки, - от души поделился своими соображениями Джури, на что Йо покачал головой.
- Мне доводилось читать о том, что в мире немало вероисповеданий, основным принципом которых является безучастность. Вроде как все вокруг идет как идет, а человек может только наблюдать и, при правильном подходе, получать удовольствие.
- Пф-ф, удовольствие! – демонстративно скрестил на груди руки Джури. – Ну еще бы! Кто б не получал удовольствия, ничего не делая? Что может быть приятнее?
- У меня есть мысль, как можно все же добиться их помощи, - задумчиво произнес Леда, будто и не слыша, о чем говорили другие.
- И какая же? – с интересом посмотрел на него Сойк.
- Я думаю, можно попробовать аккуратно попросить их рассказать нам, как змея можно обезвредить. Пусть расскажут, а сами не делают ничего – по идее, это не нарушит их правил. Вдруг нам по силам справиться с монстром, если знать, как поступать?
- А если для этого нужен дар или какие-то особые умения, которые есть только у этих стариканов? – с сомнением протянул Сойк.
- Тогда моя идея не сыграет, - пожал плечами Леда. – И надо будет попытаться уговорить их все же помочь нам.
- Но все это может оказаться тщетным, потому что теперь мы не знаем, кто колдун и где его искать, - вздохнул Йо. – А значит, он может снова разбудить какое-то другое чудовище, и тогда – наша песня хороша, начинай сначала.
- Нам нужно найти колдуна, - согласился с ним Джури и даже зачем-то поднял вверх указательный палец. – Только вот в чем беда – колдуном может оказаться кто угодно.
- Не кто угодно, - мотнул головой Леда, чуть нахмурившись при этом. – Это кто-то, кого покрывает Аямэ.
- Получается, что да, - кивнул Йо. – Но Аямэ знает все село, и почти с каждым у него… Хм, были отношения. На кого думать? А еще меня теперь заботит вопрос, куда на самом деле подевался Ю.
- Может, и правда пропал, а Аямэ не знает, куда он мог уйти? – предположил Рёджи.
- Хватит уже выгораживать его! Все он знает! – Джури чуть ли не взбеленился, гневно уставившись на Рёджи. – Леда, твоя деревенщина пытается оправдать кусок навоза!
- Какой еще кусок… - вяло возразил Рёджи, который так устал, что совсем не хотел спорить.
- Кусок, из-за которого мы все здесь оказались, - сурово отрезал Джури.
- Ничего подобного. Аямэ не заставлял нас никуда идти, даже не заикался. Больше всех Сойк хотел отправиться сюда, кстати.
- Я и сейчас считаю, что от этого похода мы ничего не потеряли, - невозмутимо заявил Сойк. – И наш путь еще не окончен. Возможно, нам откроется что-то важное.
- Из всего случившегося я могу сделать только один однозначный вывод, - заговорил Леда, явно не интересовавшийся выяснением отношений в остальной компании. – Аямэ так или иначе причастен к этому, а значит, колдун, кто бы он ни был, уже знает, что мы отправились к Обители, потому что мы говорили об этом в присутствии Аямэ. Зато колдун не знает другого.
- Чего же? – встрепенулся Джури.
- Он не знает, что нам расскажут о нем братья, - задумчиво произнес Леда. – Не знает, что, кроме его черной души, те ничего не заметили, и может подумать, что братья опишут его, и мы узнаем, кто на самом деле вызвал змея. Завтра на свежую голову мы попытаемся расспросить их еще раз, может, получится сделать какие-то более точные выводы, чем о его нечистом сердце. Но даже если мы не поймем, кто это был, колдун не знает этого.
- И он решит, что мы разгадали его… - продолжил за Леду Сойк.
- И значит, попытается либо порешить нас, либо удерет окончательно и бесповоротно, - подхватил Йо.
- Учитывая, что он силен, на его месте я попытался бы все же порешить, - усмехнулся Сойк.
- Поэтому двери на ночь запираем, - негромко рассмеялся Джури. – Я проверил – в комнатах есть засовы.
Остальные его веселья не разделили, каждый думал о чем-то своем, и Рёджи отстраненно отметил, что из сложившейся ситуации он не видит выхода, а еще – что он очень хочет спать.
- День весеннего равноденствия, - тем временем пробормотал Леда.
- Чего?.. – покосился на него Джури, и эльф, мотнув головой, пояснил свою странную реплику:
- Я подумал о том, что брат, разговаривающий с гостями, меняется каждый год в день весеннего равноденствия. Получается, что с нашим колдуном общался вовсе не тот старик, что говорил сегодня с нами.
- О, так значит надо расспросить того, который разговаривал год назад, - сделал вывод Рёджи, но Леда только головой покачал:
- Ты невнимательно слушал. Теперь он рта не раскроет – не его очередь в этом году, - чуть поморщился эльф.
- Ну а в виде исключения? – стукнул кулаком по собственному колену Джури. – И вообще, что это за правила такие дурацкие? Прямо нельзя разговаривать!
- Разговоры мешают им созидать, - насмешливо протянул Сойк.
- Угу, а, может, ножом под ребра? – хмуро ответил на это Джури. – Тогда и заговорят сразу, придурки старые…
Некоторое время друзья еще немного возмущались и припирались, но в какой-то момент Леда предложил расходиться.
- Мы устали, и ничего полезного уже не придумаем, - решил он. – Давайте завтра утром обсудим, как нам поступать дальше.
Рёджи только неуверенно кивнул на это предложение, про себя подумав, что он точно ничего не сообразит, потому как чем дальше двигалось дело, тем больше он запутывался и вообще начинал сомневаться, что из создавшегося положения существует выход. Колдун, который все это затеял, был неизвестно кем – слабо верилось, что его в принципе удастся найти. Странное братство, живущее отшельниками в горах, помогать не хотело, да и не факт, что смогло бы. Островитян каждую неделю жрал доисторический монстр, от которого не было спасу. И ко всему этому прилагалось так много подсказок и непонятных намеков, что Рёджи не то что не мог разобраться в них – он уже был просто не в состоянии удержать все в голове.
"Вся надежда на Леду", - сделал неутешительный вывод он, поднимаясь на ноги и желая всем спокойной ночи. В то, что новый день принесет решение их проблемы, Рёджи серьезно сомневался.

Как ни странно, вопреки усталости и позднему часу, у Рёджи не получилось уснуть сразу. Достаточно долго он лежал без движения, укрывшись своим плащом и уставившись в одну точку. Глаза постепенно привыкли к темноте, и даже совсем слабого света из маленького окна, больше напоминавшего бойницу, хватало, чтобы в общих чертах видеть комнату. Впрочем, кроме голых стен, смотреть было особо не на что.
В келье, такой одинокой и пустой на первый взгляд, было неожиданно тепло, и, приложив руку к каменной кладке, Рёджи опять почувствовал, что та едва теплая. Однако раздеваться он все равно не рискнул, больше опасаясь не холода, а какой-то внезапной тревоги – под крышей чужого дома всегда следовало ждать беды. Перед тем, как лечь, Рёджи проверил, тщательно ли заперта дверь и насколько надежен засов.
В голове крутился с десяток совершенно разрозненных мыслей о событиях последнего времени, о сегодняшнем бесконечно длинном дне и об удивительных открытиях, что они сделали ближе к вечеру. Рёджи путался в догадках и предположениях, а еще вдруг вспомнил, как однажды Леда сказал ему, что от слишком сильной усталости порой не получается уснуть. Рёджи тогда не поверил ему – как так, если человек устал, он ведь больше всего мечтает о сне. И вот теперь Рёджи и правда мечтал об этом, но забыться не получалось.
В тот момент, когда в дверь тихо постучали, сознание Рёджи было где-то на грани между сном и явью, и он не сразу понял, не почудилось ли ему, но на локте приподнялся, вслушиваясь в тишину. Повторившийся стук, такой же негромкий, убедил, что ему не показалось.
Немного поколебавшись, какое оружие лучше подойдет для самообороны, Рёджи вытащил из-под импровизированной подушки недлинный кинжал, от которого было больше пользы в ближнем бою, чем от меча, бесшумно ступая босыми ногами по полу, подошел к двери и, так же беззвучно потянув за засов, резко распахнул ее.
Но Рёджи растерялся больше, чем его визитер, потому что на пороге стоял Леда, который даже не моргнул от того, как внезапно ему открыли.
- Хороший выбор, - кивнул он на кинжал, который Рёджи сжимал в руке. – Но если стоять истуканом на месте, он не спасет.
- Да я это… - смутился Рёджи и быстро спрятал оружие за спину, отступая на шаг назад, чтобы Леда вошел. За каким бы делом ни пришел его друг, обсуждать что-либо в проходе явно не годилось.
Рёджи тщательно запер дверь за собой и обернулся, уже готовый спросить, что Леда хотел, но вопрос вылетел из головы, когда он увидел, как друг по-хозяйски прошел в келью и присел на краешек тюфяка. Эльф выглядел уставшим и на Рёджи не смотрел: прислонившись к стене, он подтянул одно колено к груди и бездумно уставился на стену перед собой. Даже без освещения Рёджи хорошо видел его, отметив, что друг тоже прекрасно обходился без света свечи.
- Теперь я думаю, что ты был прав, - задумчиво произнес Леда, отчего Рёджи и вовсе позабыл, что хотел спрашивать. – Не стоило ехать на этот остров.
- А-а… О, - многозначительно выдал Рёджи и, переступив ноги на ногу, подошел ближе и тоже сел рядом, подтянув к себе ноги.
- Наша поездка повлекла за собой массу негативных последствий, - продолжил Леда, все так же не глядя на Рёджи.
- Тебе… Тебе нельзя было покидать большую землю на целую зиму из-за твоих дел? – спросил Рёджи, голову которого и прежде посещала эта мысль.
- И это тоже, - кивнул эльф. – Но сейчас я не о том. В первую очередь, эта поездка вышла крайне опасной.
- А, ну так нам не привыкать, - улыбнулся Рёджи, будучи ни в силах отвести глаз от профиля Леды.
- В этот раз все складывается особенно плохо, - возразил его друг. – Я уже не знаю, что и думать. Кто угодно мог призвать чудовище, устроить массовое истребление островитян, а стало быть, кто угодно может всадить нож в спину. Никому нельзя доверять, все время надо быть настороже.
- Ага, - с готовностью закивал головой Рёджи. – И Аямэ, и Соно, и даже Ю, что бы ни говорили эти стариканы, могли сделать все это…
- И Йо, и Сойк, и даже Джури, - подхватил Леда.
- Да ну, это слишком, - неуверенно возмутился Рёджи и, когда его друг мотнул головой, явно не соглашаясь, добавил. – Если б это было так, старик должен был узнать сегодня колдуна, который приходил к ним…
- Не этот старик разговаривал с колдуном год назад. Неизвестно, видел ли он вообще колдуна, и непонятно, как местные обмениваются информацией, если большую часть времени молчат. Поверь, я могу привести с десяток предпосылок и предположений, почему это может быть кто-то из наших спутников. Но с твоего позволения, давай уже не сегодня. Завтра на свежую голову побеседуем еще раз с этим старцем, может, прояснится что-то новое.
- Ага, конечно… - пробормотал Рёджи, у которого слова Леды не желали укладываться в голове. – Побеседуем…
- Но даже этот колдун, и змей, и все прочее, с чем мне довелось столкнуться на Горизонте, не самое мучительное, - еще тише, чем прежде, произнес Леда, впервые за весь разговор переведя взгляд на Рёджи, и у того почти на целую секунду перехватило дыхание.
Эльф смотрел на него очень внимательно, будто силился разглядеть что-то, но темнота была слишком густой, чтобы делать однозначные выводы о том, что читалось в этот момент в его глазах.
- А что тогда? – спросил Рёджи, отметив, что его голос немного осип от неясного беспокойства.
- Потому что существует сотня причин, по которой эльфу не следует связывать себя с человеком, - произнес непонятную фразу Леда и невесело улыбнулся.
- О, знаешь, мне часто говорят в последнее время, что не стоит человеку связывать себя с эльфом, - охотно поделился Рёджи и изобразил самую широкую улыбку, на какую был способен, когда внутри все дрожало от волнения.
- Правильно говорят, - кивнул Леда. – Вот только для эльфов все еще хуже, чем для людей – поверь.
- Почему же? – спросил Рёджи, но Леда не стал отвечать ему, хотя в первый миг будто бы собирался, а после на секунду прикрыл глаза и вдруг, вместо ответа, развернулся к Рёджи всем корпусом. Если до этого Леда сидел к нему боком, то теперь оказался лицом к лицу, и разделяло их не больше пары дюймов.
Рёджи знал, что Леда сейчас поцелует его. Хотя это уже не единожды случалось, он никак не мог привыкнуть к обыкновенной, на первый взгляд, ласке, а потом ловил себя на том, что даже в мыслях не может воссоздать, как это происходило с Ледой. Не мог вспомнить вкус поцелуев, будто память нарочно крала у него эфемерные, незаслуженные прикосновения.
И потому Рёджи заранее закрыл глаза, не сразу сообразив, что, прежде чем поцеловать, Леда секунду или две смотрел на него.
"Вот я дурак…»- успел подумать Рёджи, представив, как глупо он выглядел в этот миг. А потом не думал уже ни о чем. Как обычно, когда Леда был рядом с ним.
В Леде все было как-то слишком, как понимал теперь Рёджи. Слишком правильным было его поведение, слишком безупречными поступки, слишком идеальными помыслы. И даже теперь, даже когда друг стал ему ближе, у Рёджи не получалось поверить в то, что рядом с ним существо из плоти и крови, которое может испытывать желание и привязанность, а вовсе не полубог, равнодушный к людям вокруг, как неоднократно говорили Рёджи.
Слишком горячие руки, слишком мягкие губы при слишком требовательном поцелуе – слишком жарком и слишком волнующем. Наверное, именно поэтому у Рёджи так сильно билось сердце, и он не сразу почувствовал, что еле уловимо дрожит. Рядом с Ледой Рёджи старался не думать ни о чем, и самое главное – не задавать себе вопрос, что будет дальше. Ни в долгосрочной перспективе, ни даже в краткой, как эта ночь. Именно поэтому Рёджи так и не спросил, зачем Леда пришел к нему, что он задумал – поэтому, а еще потому, что точно знал: ни на что надеяться не стоит, надо только с благодарностью принимать то немногое, что дают.
Если до этого Леда сжимал ладони Рёджи, то теперь он легко, почти неощутимо прикоснулся к его шее, медленно провел кончиками пальцев по коже, будто прощупывая бьющуюся жилку, а дальше – ниже, по ключицам к широкому вороту. В то, что происходило дальше, Рёджи поверил не сразу: Леда приподнялся на коленях, и Рёджи пришлось немного запрокинуть голову, чтобы не разорвать поцелуй, пока его друг потянул за застежку рубашки, а потом за следующую, расстегивая их одну за другой.
Рёджи никогда не думал, что можно испытывать такое острое возбуждение и сразу же такую бесконечную панику, но именно эти два чувства одновременно овладели им. Тело мгновенно отозвалось, когда Леда провел ладонью по его груди, а то время как разум отказался принимать происходящее.
Зачем Рёджи сделал это – зачем перехватил руку Леды за запястье, сжимая сильно, наверняка до боли – он сам не знал, но дернул так резко, что от удивления его друг немного отстранился.
Глаза Леды казались настолько черными и бездонными, что на секунду Рёджи стало страшно. Он даже предположить не мог, о чем думает его друг, и лишь сильнее стискивал его руку.
- Ты останешься со мной? Сегодня? – Рёджи не узнал собственный голос, а еще мысленно одернул себя, напоминая, что ничего не стоит требовать и даже спрашивать – Леда не обязан был отчитываться перед ним и объяснять что-либо. Но не спросить теперь Рёджи не мог, потому что от сумасшедшего желания кружилась голова, и было так страшно и так томительно от несмелой надежды на чудо, что он уже не был уверен, вынесет ли все эти чувства.
Леда не стал ничего говорить, но кивнул, и на секунду Рёджи показалось, что его друг слабо улыбнулся. Но даже такого выражения согласия Рёджи хватило, чтобы окончательно потерять контроль. Несколько мгновений будто исчезли из его памяти – он сам не понял, как вышло, что секунду назад он задавал свой вопрос, а теперь сжимал Леду в объятиях так, что, наверное, делал больно, и целовал будто в последний раз.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Страница 3 из 4«1234»
Поиск:

Хостинг от uCoz