[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 4«1234»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт
KsinnДата: Суббота, 14.09.2013, 19:00 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 6.

- Это не он. Вы ошиблись, - голос Леды прозвучал уверенно и твердо, а скептическое выражение, появившееся на его лице в тот момент, когда он услышал, что чудовище поймали, все никак не исчезало.
- Это он. Благо, у нас есть доказательства, - упрямо возразил Соно.
Рёджи ничего не оставалось, как переводить растерянный взгляд с напарника на старосту и обратно.
Когда они примчались к центральной площади села, там царило невиданное оживление. Несмотря на поздний час, люди высыпали на улицу, и народу было так много, что Рёджи даже опешил – за пару дней на острове он привык к тишине и покою.
Взбудораженные люди кричали, шумели, ругались, требовали чего-то – гвалт стоял просто невероятный. Но, в отличие от Рёджи, Леда ничуть не смутился и решительно направился к дому, на который указал посланный за ними мальчишка.
Внутри было тоже многолюдно: кроме знакомых Рёджи Соно и Йо в небольшой комнате присутствовало еще человек шесть. Они жестикулировали и бурно обсуждали новость и возникшие в связи с ней насущные вопросы.
- Ваша помощь не пригодилась, - объявил Соно, когда заметил наемников. - Мы поймали его.
- Кого его? - недоверчиво спросил Леда, и один из мужчин, имени которого Рёджи не знал, поспешил пояснить:
- Его! Убийцу! Кто бы мог подумать, что все это время он был среди нас!..
- Среди вас? - проронил Леда, как будто и не удивившись. - То есть, это человек?
- Это нелюдь! - стукнул кулаком по столу наиболее пожилой представитель собравшейся компании, а Йо в привычной спокойней манере произнес:
- Это Джури.
- Чего-о?.. - Рёджи даже не сразу понял, что задал свой вопрос вслух – поверить в подобное у него не получалось, а Леда прищурился, обводя взглядом собравшихся.
- Это невозможно, - безапелляционно заявил он.
На него сразу же набросились возмущенные люди, которым не понравилась категоричность чужака. Из сумбурных выкриков и не менее невнятных пояснений Рёджи худо-бедно удалось восстановить картину случившегося.
В этот вечер несколько человек, включая знакомых друзьям трактирщика, а также Йо, шли по селению. Время было поздним, но все они направлялись в их единственное увеселительное заведение, которое в скором времени должно было открыться для посетителей. И тут их взорам предстала страшная картина.
У одного из домов, прямо под забором лежал истекающий кровью человек. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это был немолодой мужчина, который жил неподалеку – у него были в прямом смысле слова вырваны из предплечий руки, но несчастный еще дышал. А рядом с ним, склонившись, на коленях стоял Джури.
- Он по локти перепачкан кровью, - устало произнес Соно, когда гомон немного улегся: спорить долго с эльфом не получилось, потому что тот никому ничего не возражал, лишь слушал.
- А что он сам говорит по этому поводу? - спросил Леда.
- Отрицает, конечно! - опять зашумели собравшиеся. - Говорит, мимо проходил...
- Помочь хотел! - язвительно добавил один из мужчин. - Теперь мы ему поможем! Падаль...
Конечно, изначально Джури не понравился Рёджи – не понравился так, что словами не опишешь. Но Рёджи твердо знал, что в любой ситуации надо вставать на сторону напарника, да и справедливости ради, он тоже не мог себе представить, что мелкий пакостник кромсал на части людей.
- Как вы себе это представляете? - спросил он, чуть повышая голос и перекрикивая собравшихся. - Чтобы такой тщедушный человек рвал на части других людей?
На секунду повисла тишина, и Рёджи даже успел обрадоваться, что ему удалось достучаться до местных или хотя бы посеять зерно сомнения, когда заговорил до этого молчавший Йо:
- А человек ли он?
Рёджи заметил, что некоторые из присутствующих переглянулись, у кого-то в глазах мелькнул страх, у других – холодная решимость.
- А есть основания полагать, что это не так? - невозмутимо поинтересовался Леда, и Рёджи мысленно поаплодировал его выдержке. Только эльф умел так блестяще блефовать – глядя в его честные глаза, любой сторонний наблюдатель никогда не усомнился бы, что Леда искренне верит в человеческую сущность Джури.
- Это не совсем основания, - чуть призадумавшись, произнес Йо. - Но посудите сами. Даже если не брать во внимание то, что эти двое с мельницы в принципе странные и по каким-то причинам не желают жить с людьми, Джури сам по себе весьма колоритный.
"Это чего значит-то?" - не понял заумное слово Рёджи, однако спрашивать постеснялся.
- Он ведет себя хуже нищего проходимца, выпрашивающего милостыню на проезжем тракте, в то время как на Горизонт высылают только людей с благородными корнями.
- Ну, допустим, это еще ничего не значит, - невежливо перебил его Соно. - В любом законе можно найти брешь, а что касается законов Локстенского королевства, так они из одних таких брешей и состоят. Высылать на остров можно только аристократов, но аристократы могут взять с собой любого, кого пожелают, если этот человек изъявит добрую волю отправиться сюда навсегда. Может, этот Джури был каким-то слугой...
- Даже у слуг манеры лучше, - заметил на это Йо.
- Если считать всех людей с дурными манерами не людьми, человеческая раса заметно сократится, - холодно заметил на это эльф. – А если вы хотите предъявить ему то, что он разрывал людей на куски, сперва удостоверьтесь, что ему это по силам.
- Зачем же? - фыркнул один из собравшихся. – Наоборот, это в его интересах доказать свою невиновность...
- Могу я поговорить с ним? - не стал слушать дальше эльф.
- Нет, - отрезал Соно, с вызовом глядя в его глаза. - Не можешь.
- Почему? - невозмутимо спросил тот.
- Потому что это внутренний политический вопрос. Случайных наемников без роду, без племени, которые завтра покинут остров, он не касается.
- Хорошо, - легко сдался эльф. - А что тогда с пострадавшим? Он пришел в сознание?
- Увы, - подал голос один из мужчин в пенсне с козлиной бородкой – Рёджи сразу подумал, что это местный лекарь. - Не пришел и вряд ли придет. Он определенно не жилец.
- Тогда позвольте посмотреть хотя б на него, - решительно потребовал Леда. - Я умею лечить, и если человека мы не спасем, может, хотя бы удастся привести его в сознание и спросить, кто сделал с ним это.
- Да и так ясно же!
- Что спрашивать? Дайте ему умереть спокойно!
Рёджи почувствовал, что к горлу подступает волна неконтролируемого гнева. Знатные господа, благородные и образованные, вели себя как стадо тупых баранов, не лучше недалеких крестьян. Слушать глас разума они вообще не желали и сами для себя все решили, найдя козла отпущения.
- Хорошо, - наконец произнес Соно, пристально глядя на Леду, и все сразу же замолчали, притихнув. - К раненому мы тебя, так и быть, пустим, но лишь потому, что знания эльфов и правда могут помочь ему. Хотя бы облегчить муки.
- А что будет с Джури? - кивнув, спросил Леда.
- Сначала мы получим его признание, потом казним, - ровным голосом произнес Соно так, словно говорил о погоде.
- А если не признается? - не отступал эльф.
- Он признается, уж поверь, - недобро улыбнулся Соно, и Рёджи только головой покачал, прекрасно понимая, что это значит. О том, как из людей выбивают признания в том, чего они не совершали, он был наслышан.

Полночи пролетело как один миг.
Ни помочь как-то, ни привести в сознание покалеченного мужчину Леда не смог. Эльфу хватило одного взгляда на его мертвенно бледное лицо и заострившиеся черты, чтобы вынести вердикт – жертве чудовища осталось не больше часа. Таких страшных ран закаленный в многочисленных боях Рёджи не видел прежде. От одного вида подкатывала тошнота, и он понял, что если жуткая картина не приснится ему этой ночью, можно смело считать себя везунчиком.
После этого Леда пожелал осмотреть место преступления, и в этом никто не стал ему препятствовать. Небо все так же оставалось чистым, желтая луна дарила скудный свет, но Леде его было достаточно, чтобы сделать выводы.
- Демоны... Это же надо так потоптаться на месте преступления, - сердито проворчал он, присев на корточки у обочины, где нашли тело пострадавшего и якобы нападавшего на него Джури.
Следы многочисленных ног в грязи не то, что сбивали с толку – они просто не оставляли возможности понять хоть что-то. Но стоило Рёджи об этом подумать, как Леда объявил:
- Я так и думал. Смотри, - он ткнул пальцем куда-то в сторону ограждения, но его напарник, хоть и прищурился, ничегошеньки не увидел. - Видишь, трава примята? Это нечто либо кралось вдоль забора, прежде чем напасть, либо наоборот, удирало под самой оградой.
- Надо сказать Соно, - ответил на это Рёджи, но Леда раздраженно отмахнулся:
- Не поверит. Для него это не аргумент. Скажет, что следы столетней давности или еще что.
- Но почему тогда это нечто не закончило убивать человека? - спросил Рёджи. - Неужели его спугнул домовой? По идее, это чудище должно быть пострашнее мелкого духа...
- Понятия не имею, - вздохнул Леда, выпрямляясь и взлохмачивая собственные волосы. - Но одно могу сказать точно – местные в большой опасности.
- Потому что настоящий убийца все еще на свободе? - догадался Рёджи.
- И потому что у оклеветанного Джури есть сильный защитник, - устало добавил Леда.
- Колдун... - прошептал Рёджи, который о Сойке почему-то и думать забыл. Ведь и правда, Джури был не одинок на этом острове.
- Очень сильный колдун, который умеет воплощать духов, если я, конечно, не ошибся, - кивнул Леда. - Честно тебе скажу, я бы не хотел иметь такого врага. Горстка узкомыслящих поселенцев такому не противники.
- Может, надо их предупредить? – нерешительно протянул Рёджи, зачем-то оглядываясь за спину, будто Соно и вся его доблестная братия ждала за плечом в ожидании решения наемников.
- Нет, пока не стоит, - решил Леда, хотя на его лице на секунду отразилась тень сомнения. - Это вызовет только очередной приступ паники и самосуд. Пока никто никому не угрожает, надо подождать.
На этом ночные мытарства друзей закончились. Леда объявил, что больше ничего полезного они не придумают, и утро вечера мудренее.
Перед самым сном Рёджи ждал неприятный сюрприз: Леда, ничего не объяснив, улегся спать на один из сваленных у стен матрасов, оставив своего друга в полном недоумении и растрепанных чувствах. Точнее, Рёджи подозревал, отчего произошли такие перемены в поведении эльфа, который до этого сам предлагал ютиться вдвоем на тесной, но теплой постели. Рёджи казалось, что произошедшее между ним и Аямэ отошло на второй план и померкло на фоне последних событий, но эльф, очевидно, считал иначе. Впрочем, Рёджи не был уверен, что причина в этом, и что Леда вообще придал значение случайно увиденной сцене.
Что теперь думать, Рёджи не знал и еще больше часа провозился в постели без сна. Леда лежал тихо и не двигался, но шестым чувством Рёджи улавливал, что тот тоже не может забыться во сне, хоть и не подает признаков бодрствования. Отключился Рёджи, когда в маленьких окошках дома забрезжил тусклый рассвет.
Толком выспаться ему не удалось. Леда подскочил как ужаленный всего через пару часов сумбурного сна и принялся собираться. Рёджи ничего не оставалось, как последовать его примеру.
- Вы слышали, что случилось сегодня ночью? – спросил Аямэ, который, как обычно, явился с утра пораньше, чтобы накормить их, и даже терпеливо дождался, пока друзья проснутся.
- Еще как, - ответил Рёджи и внимательно пригляделся к гостю. Аямэ в ответ наградил его теплой улыбкой и больше не сделал ничего, что как-то выдавало бы произошедшее накануне.
- Говорят, его казнят уже завтра, если не сегодня, - поделился новостями Аямэ. – Все селение стоит на ушах.
- А что, признание уже выбили? – спросил эльф, и почему-то Рёджи почудилось, что его голос звучал немного холоднее, чем обычно. Однако тут же он решил, что накручивает себя.
- Вот этого не знаю, - развел руками Аямэ. – Но мне кажется, это признание никому и не нужно.
- Как там этот мужчина, интересно? – задумчиво протянул Рёджи. – Ну тот, на которого напали?
- Умер под утро, - с сожалением произнес Аямэ, в каком-то совсем детском жесте пристроив локти на столе.
Его рукава немного задрались, и Рёджи нахмурился, заметив багровые синяки на запястьях. Складывалось впечатление, будто Аямэ жестоко выкручивали руки, и Рёджи не был уверен, видел ли он эти следы вчера.
После торопливого завтрака друзья снова отправились на место преступления – Леда сказал, что пока не представляет, что еще можно предпринять, потому хотел еще раз внимательней поискать следы настоящего чудовища.
- Ты все же уверен, что это был не дрыщ? – решил уточнить Рёджи.
- Я почти уверен, - вздохнул Леда.
- Но ты сам говорил, что он не человек, - попробовал возразить Рёджи. – Может, ему по силам такое? Как тому воплощенному, который помогал в битве, о которой ты рассказывал…
- Может, и по силам, - не стал отрицать эльф. – Воплощенные могут обладать какими-то способностями и умениями, не свойственными простым людям. Но дело в том, что если я не ошибся, он всего лишь дух семейного очага, всего лишь домовой. Да, такие духи зловредные и надоедливые, они могут делать пакости, иногда небезобидные, но не кромсать же людей живьем! Это слишком, понимаешь? Для подобных деяний нужна другая сущность.
Рёджи не был уверен, что правильно понял конец произнесенной фразы, но однозначно вынес для себя, что верить в виновность мелкого негодяя Леда отказывался.
После того, как убийца был пойман, деревня преобразилась и уже не напоминала заброшенное царство. На улицах встречались люди, пару раз Рёджи даже видел женщин, а еще – двоих мальчишек, пытавшихся соорудить что-то вроде воздушного змея. Успокоенные местные перестали бояться и пытались вернуться к своей нормальной жизни.
Небо в этот день было чистым и прозрачно голубым, каким оно бывает только зимой. Природа будто радовалась вместе с людьми тому, что ужас миновал, а награждала их хорошей погодой. Стоило исчезнуть тучам, как вполне ожидаемо похолодало, и хотя до настоящей зимы было еще достаточно далеко, Рёджи обратил внимание на то, что земля подмерзла.
Бурые пятна от впитавшейся в грязь крови были плохо заметны – наверное, только этот факт спас от того, что никто не присыпал место преступления песком или еще чем, чтобы не смущать прохожих напоминанием о недавней беде. Леда недолго всматривался в примятую траву в том месте, где лежала последняя, теперь уже покойная жертва монстра, а после пошел вдоль забора. Где трухлявые доски были выломаны, он легко перепрыгнул через невысокую ограду. Окинув быстрым взглядом дом, на территорию которого они вторгались без разрешения, Рёджи поспешил следом за другом.
Леда, опустившись на корточки, едва ли не ползком прошел вдоль тропинки несколько ярдов, пока Рёджи топал следом, даже не пытаясь ничего разглядеть. Как можно было что-то понять по примятым травинкам, он не представлял, но эльф уверенно двигался вперед еще какое-то время, пока наконец не замер на месте.
- Не получилось, - обреченно констатировал он, но выпрямляться не спешил – вместо этого Леда провел рукой по сухой траве.
- Что именно не получилось?
- След теряется. Я не могу понять, куда оно поползло дальше.
- Я бы и досюда не дошел, - честно признался Рёджи. – Вообще не вижу никакого следа.
Леда только головой покачал, но вдруг неожиданно склонился ниже, разглядывая что-то в траве.
- Чего там? – поинтересовался Рёджи, когда эльф резко выпрямился, сжимая что-то крохотное пальцами.
- А вот это, как я полагаю, оставил настоящий монстр, - задумчиво выдал он, протягивая раскрытую ладонь вперед, и Рёджи уставился во все глаза на находку.
Сперва ему показалось, что Леда поднял какой-то мелкий мусор, и лишь спустя мгновение сообразил, что ему демонстрировали.
- Чешуя? – неуверенно пробормотал он. – Рыбья?..
- Вряд ли по земле ползала рыба, но ты прав – это чешуйка. Много ты знаешь существ, которые могли потерять такое?
Чешуйка была совсем небольшой, с четверть ногтя размером, полупрозрачной и отливающей сиреневым цветом. Только эльф с его невероятным зрением мог заметить такую мелочь в подмерзшей грязи.
- Я вообще не знаю, откуда оно могло отвалиться, - подумав, честно ответил Рёджи. – Слушай, может в саду кто-то рыбу чистил, да и все?
- Фиолетовую рыбу? – насмешливо поднял брови Леда. – Да так чистил, что потерял всего одну чешуйку?
- Ну мало ли, - пожал плечами Рёджи. – Откуда мне знать, какая бывает рыба в этой дыре…
- Жаль, что это нам мало поможет в деле, - вздохнул эльф и полез в свою дорожную сумку, чтобы извлечь на свет тонкую книжку. Рёджи всегда поражался, зачем Леда таскает за собой столько всякого ненужного барахла, но в этот раз маленькая книга пригодилась – свою находку друг спрятал между страницами. – Все равно никто не поверит.
- Знаешь, мне, конечно, не жалко мелкого засранца, - медленно произнес Рёджи и почесал макушку. – Но как-то оно неправильно, что казнят невиновного… Тебе не кажется?
- Меня никто не спрашивает, увы, - горько усмехнулся эльф. – Хотя я бы мог рассказать о том, что убивать такое редкое невероятное существо просто кощунство. Мы должны попытаться спасти его.
- Но как же? – озадачился от такого заявления Рёджи.
- В первую очередь мы поговорим с его другом. Быть может, в свете новых обстоятельств тот будет чуть более общительным, чем до этого.
На этих словах Леда решительно направился к своей лошади, а Рёджи подавил тяжкий вздох: спасти редкое существо, как эльф назвал ненавистного дрыща, было бы правильно, но снова ехать на мельницу, чтобы рисковать быть пристреленным на месте, Рёджи не слишком хотелось.

Однако поездка на окраину леса Рёджи миновала. Чтобы попасть на мельницу, нужно было проехать мимо дома, где друзья временно остановились, и еще издалека Рёджи заметил, что у калитки их дожидается человек. Кто это был, долго гадать не пришлось.
Когда они поравнялись с домом, Сойк сделал шаг в их сторону, и Рёджи мысленно похвалил незваного гостя за то, что он хотя бы не бросался под копыта лошадям, как любил делать его дружок. Еще Рёджи обратил внимание на поведение Веснушки: он оставался совершенно спокойным.
"Надо будет спросить у Леды, как кони относятся к колдунам", - мысленно отметил Рёджи. - "Должны ли они их чувствовать?"
Лошади остановились, но эльф сохранял молчание, как будто без слов предлагал Сойку проявлять инициативу, раз уж он сам к ним пожаловал, и тот действительно заговорил первым.
- Приветствую вас, - глухо произнес он, и его голос звучал не более дружелюбно, чем в их первую встречу.
- Доброго дня, - более чем добродушно ответил Леда. - Не ожидали, что вы так скоро примите наше приглашение.
- Сам не ожидал, - хмуро отрезал Сойк и поднял на Леду глаза.
Лишь теперь Рёджи смог рассмотреть лицо гостя, до этого скрытое капюшоном плаща. Он видел Сойка только раз, и то каких-то пару минут, но даже от Рёджи не укрылись разительные перемены: после их визита Сойк будто постарел на несколько лет и выглядел так, словно не спал целую неделю.
- Может, слезешь с лошади? - не слишком вежливо поинтересовался он у Леды. - Не очень-то удобно вот так с тобой разговаривать.
- Слышишь, ты... - возмущенно начал было Рёджи, которого до глубины души поразило такое заявление, но эльф сделал едва заметный знак рукой, показывая, чтобы он не вмешивался.
- Что ж, тогда добро пожаловать в дом, - как ни в чем не бывало произнес Леда, спрыгивая на землю.
- Угу, чувствуй себя как дома, друг дрыща, - проворчал Рёджи, который категорически не желал быть вежливым с нахалом, но сам нахал даже не взглянул в его сторону.
Предложить гостю что-либо Леда не успел: тот сам решительно уселся за стол, откинул капюшон с головы и смерил друзей тяжелым взглядом. Хозяевам ничего не оставалось, как последовать его примеру и присесть рядом. Весь внешний вид Сойка говорил о том, что больше всего на свете он желал оказаться подальше от этого места, но Рёджи, игнорируя хмурое выражение его лица, с любопытством разглядывал гостя. Длинные темные волосы Сойка были спутаны и от того казались неухоженными, а лицо было очень бледными. Под глазами залегли синие круги, и Рёджи попытался вспомнить, выглядел ли этот якобы колдун так же паршиво, когда накануне друзья навестили его на мельнице.
- Помоги мне, и я помогу тебе, - заявил он, обращаясь исключительно к Леде, безошибочно определив, кто здесь главный и кто принимает решения.
 
KsinnДата: Суббота, 14.09.2013, 19:00 | Сообщение # 17
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Рёджи в этот момент вспомнились детские сказки про шапку-невидимку, согласно которым, если напялить на голову определенный атрибут, тебя никто не будет замечать.
"Похоже, я в шапке-невидимке", - подумал Рёджи и с трудом удержался, чтобы не усмехнуться.
- Внимательно слушаю, - ответил гостю эльф: плести многословный диалог он не собирался и сразу перенял манеру общения своего собеседника.
- Помоги мне вытащить Джури, - с нажимом произнес Сойк. Рёджи почудилось, что когда тот произносил имя ненавистного дрыща, в его глазах мелькнуло какое-то странное выражение.
- Как же? - вопросительно поглядел на Сойка эльф. - Он убил двадцать человек...
- Если б я знал как, я что, пришел бы к тебе, остроухий? - глаза Сойка опасно сузились, а сам он подался вперед, опираясь руками на стол – только теперь Рёджи обратил внимание, что его кисти скрывали тонкие кожаные перчатки, явно очень дорогие и изысканные, никак не подходящие для этого убогого места. - И никого он не убивал. Хоть ты не болтай этот бред.
- Тогда тебе придется мне кое-что пояснить, прежде чем предлагать сделку, - спокойно ответил Леда, опять пропуская грубость мимо ушей, когда Рёджи зубами скрипел от такого хамства.
- Пояснить что? Почему он не убивал? - зло процедил Сойк. - Или что я могу предложить взамен на помощь?
- Пояснить, почему колдун, да еще и такой могущественный, способный на воплощение духа, сам не разберется с горсткой одичавших аристократов, - голос Леды звучал удивительно ровно, и должного эффекта он добился: впервые за этот день с лица Сойка сошло надменно-сердитое выражение. Закрыв рот и широко распахнув глаза, он замолчал на несколько секунд, прежде чем ответить:
- А ты умней, чем я думал.
- Речь не обо мне, - напомнил ему Леда, и Сойк медленно кивнул.
- Да, речь, очевидно, обо мне, - горько усмехнулся он.
- Вот-вот, - вставил Рёджи, который уже ерзал на месте от нетерпения: все же настоящие колдуны встречались ему не каждый день, и вопреки всей неприязни было интересно узнать о них хоть что-то.
- Я тебе скажу правду, - на секунду Сойк прикрыл глаза, словно собираясь с мыслями. – Хотя мне и не хочется этого делать. Но в сложившейся ситуации просто некогда сочинять ложь… В настоящий момент я бессилен и ничего сделать не могу. Если бы мог... Если бы мог, они все уже пожалели бы о том, что натворили.
- Пока они ничего не натворили, - заметил на это Рёджи, и Сойк как будто только теперь заметил его.
- Это ты так думаешь, - выдал он непонятный ответ, но тут же потерял к Рёджи интерес и перевел взгляд на эльфа. - Времени мало. Точнее, его не осталось вообще. Мне нужна твоя помощь.
"А мне нужен дворец и половина королевской казны", - мысленно огрызнулся Рёджи. - "Не пойти ли тебе куда подальше, хрен с мельницы?"
- Когда я участвовал при сражении на Майбрахтаре, был там один колдун, который пытался воплотить демона, - задумчиво протянул Леда – в отличие от Рёджи, Сойк его будто и не раздражал вовсе. - Воплощение прошло успешно, но демон высосал из своего создателя все жизненные силы. А ты, стало быть, после ритуала лишился дара?
- А ты старше, чем кажешься, - невпопад ответил Сойк, и Рёджи не сразу сообразил, что тот, вероятно, знал, в каком году имела место упомянутая битва.
- Эльфы не стареют, - пожал плечами Леда.
- Я в курсе, умник. Но возраст определяется мудростью и интеллектом. В твоих глазах не отражается ни то, ни другое.
- Может, заткнешься, а? - рявкнул на него Рёджи, который не был уверен в значении слова "интеллект", но смутно почувствовал, что гость перешел все дозволенные грани. - Ты там вроде торопился очень?
- Спасибо, что напомнил, мальчик, - поморщился Сойк и снова мрачно уставился на Леду. - Если ты спасешь моего... Если ты спасешь Джури, я, так и быть, расскажу тебе и про воплощение, и про искру, и вообще обо всем, о чем пожелаешь. Но если коротко, то да, ты прав, эльф. Я воплотил духа, это отняло все мои силы и отобрало дар. Дар, который теперь так нужен...
В бессилии Сойк сжал кулаки, и Рёджи подумал, что смутно догадывается, какие чувства испытывает их гость. Наверное, для колдуна потерять искру было равносильно потере ноги или руки для обычного человека. В интонациях голоса Сойка слышался отголосок беспомощности.
- Охотно послушаю, - кивнул на это заявление Леда. - Но как ты видишь мою помощь? Я тоже не обладаю магическими способностями, чтобы разверзнуть небо на головы твоих врагов.
- Ты чужак здесь, а значит, есть шанс, что твои извилины не выпрямились под действием местной бражки. Убеди этих уродов, что Джури не при чем. У меня не получилось этого сделать.
- Ничего удивительного, если ты разговаривал с ними в таком же тоне, как с нами, - язвительно заметил Рёджи, за что получил в награду тяжелый взгляд. Однако от комментариев Сойк воздержался.
- Хорошо, допустим, - медленно кивнул Леда. - Но что за это можешь дать нам ты?
"Хитрый ты подлец, друг", - не без некоторого веселья отметил Рёджи. - "И так собирался спасать дрыща, но теперь решил еще что-то за это получить..."
- Я расскажу вам, где искать настоящую тварь, - тихо ответил Сойк. - Ту, которая действительно убивала людей.
- Ты хочешь сказать, что знаешь, где она прячется? - уточнил Леда.
- Я много чего знаю, - грубо отрезал Сойк. - Уж точно больше местных дубоголовых.
- Может, ты сам ее и натравил на дубоголовых? - вопросительно поднял брови эльф. - Раз уж они так тебе не нравятся.
- Ты плохо слушал меня, остроухий, - устало произнес Сойк и потер переносицу. - Я потерял искру до прибытия на остров. Скорей всего я больше никогда не смогу обратиться к дару. А чтобы пробудить такое чудовище, нужна сила – сила с большой буквы.
- То есть, по-твоему, на острове есть еще один колдун, - тихо ответил Леда, не столько спрашивая, сколько обдумывая услышанное, и между его бровей залегла тонкая морщинка.
- Да, скорей всего, - пожал плечами Сойк. - Я потерял дар, но мои знания остались при мне. Я догадываюсь – и догадываюсь с высокой степенью вероятности – что оно такое и откуда оно взялось. Но обо всем этом я расскажу тебе, только если ты спасешь Джури.
- Расскажешь и поможешь поймать, - отчеканил Леда, пристально глядя на собеседника.
Такого поворота Сойк явно не ожидал: Рёджи заметил, что у него даже зрачки расширились то ли от негодования, то ли от страха. Но колебался Сойк недолго. Медленно кивнув, он выдохнул:
- Помогу. Если ты сам захочешь это ловить, когда услышишь о нем...
- И поможешь найти колдуна, - проигнорировал угрозу эльф. - Того, который пробудил зло. Нужно вычислить его и покарать, чтобы подобное не повторилось.
В ответ Сойк только коротко рассмеялся, обреченно и безрадостно. Он опустил голову, но тут же вскинулся и с горечью поглядел на эльфа.
- Не в моих правилах врать, эльф, даже когда так нужна помощь. И я опять отвечу тебе честно, - медленно произнес он. - Я знаю, где искать монстра. Я догадываюсь, как он будет выглядеть и могу рассказать, что нужно было сделать, чтобы заставить его убивать. И да, я даже могу помочь обезвредить его, хотя без силы моего дара это почти невозможно. Но я понятия не имею, как искать того, кто разбудил его.
Повисла тишина, тяжелая и удручающая, и Леда сидел, призадумавшись, скрестив руки на груди, как будто действительно гадал, соглашаться на сделку или нет, хотя Рёджи был склонен думать, что он просто оценивает новую информацию. А Сойк, помолчав немного, опять заговорил, и теперь в произносимых словах не осталось и следа от спеси и недовольства, лишь безнадежность, граничащая с отчаянием:
- Пока мы здесь сидим, эти твари над ним издеваются и вот-вот казнят. Если не поторопиться, будет поздно.
- Я не думаю, что они станут его пытать, - серьезно возразил на это Леда. - Мы не на большой земле. Здесь собрались все же образованные люди, которые...
- Они уже пытают, - уверенно ответил Сойк и на миг прикрыл ладонью глаза, будто дневной свет слепил его. – Я это чувствую, потому что... Это сложно объяснить непосвященным, но если по-простому – в нем часть моей силы, и я всегда слышу отголоски его эмоций и чувств. Сейчас ему так плохо, как еще никогда не бывало, это почти невыносимая боль, и...
- Хорошо, я понял, - наверное, Леда не хотел больше слышать этот обреченный монолог, и решительно поднялся на ноги. - Мы сейчас же пойдем к старосте и попытаемся сделать все, что можно. А ты будешь ждать нас здесь, и никакой инициативы. Чтоб без глупостей.
Наверняка Сойку претили подобные интонации и приказы в принципе, но только теперь Рёджи понял, что человек перед ним почти отчаялся – Сойк вел себя так, как ведут обреченные на смерть, которые ни во что не верят и цепляются за каждую соломинку, дающую хоть тень надежды.
- Я буду ждать здесь только потому, что все равно не знаю, куда идти и что еще предпринимать, - не без злости заявил он. – А вовсе не потому, что тебе так захотелось.
- Это твое личное дело, - пожал плечами эльф. – Для меня самое главное, чтобы ты не мешал.
"Он не верит, что у Леды что-то получится", - догадался Рёджи. - "Но не использовать все вероятные возможности просто не может. А еще, наверное..."
- Пойдем, Рёджи, - поторопил его эльф, и Рёджи поспешно поднялся с места.
"...А еще он, похоже, любит этого мелкого дрыща", - додумал мысль до конца он, бросив украдкой взгляд на одинокую фигуру, сгорбившуюся у стола.
Как такое может быть, чтобы человек полюбил бесплотного духа, Рёджи не представлял, но почему-то был уверен в правильности пришедшей догадки. И в этот момент при всей своей антипатии к странной парочке, живущей на мельнице, он вдруг почувствовал, что может понять Сойка. Если бы подобная беда приключилась бы с Ледой, Рёджи был уверен, что рвал и метал бы до тех пор, пока друг не оказался бы в безопасности.

- Это даже не обсуждается, - сказал как отрезал Соно и указал на дверь. – Проваливайте.
- Мы никуда не провалим, пока не добьемся компромисса, - упрямо ответил эльф, а сидящий рядом с ним Рёджи вздохнул. Определенно, достигнуть упомянутого компромисса в этот день им не светило.
Бессмысленный диалог, в котором каждый гнул свою линию, длился уже больше часа. Соно и Леда пререкались так, словно речь шла об их собственных жизнях, а Рёджи и Йо молчаливо созерцали эту словесную дуэль.
- И что значит "прекратить пытать"? – будто одумавшись, опять взорвался староста. – Когда он отрывал от людей куски, ему все было можно, а теперь…
- Он признался в содеянном? – перебил его уже порядком раздраженный Леда.
- Нет, не признался! – повысил голос Соно.
- Но вы все равно его убьете? Даже без признания?
- Не убьем, а казним! Завтра утром! – рявкнул Соно. – Все уже решено. Демоническое отродье будет сожжено на костре, и жариться оно будет, пока не останется одна зола! Не хватало еще, чтобы тварь восстала из мертвых!
- Тогда прикажи, чтоб над ним перестали издеваться, - из длинного объяснения Леда вынес для себя только одну интересующую его деталь. – Хватит удовлетворять свою жажду крови. Тем более, за счет невиновного человека.
- Невиновного?! Да он…
- Подождите одну неделю, - снова перебил Соно Леда, и на этот раз в его интонациях слышалась усталость. – Всего неделю. Не отпускайте его, пусть сидит взаперти. Если за эту неделю мы не поймаем монстра, будет еще один труп. И это докажет, что Джури был не при чем.
- Выметайся отсюда, - теперь Соно заговорил тихо, и впервые с начала разговора Рёджи напрягся, потому что физически почувствовал нарастающее напряжение – староста был доведен до ручки. – Выметайся, пока я…
- Мы не можем не казнить его, - вмешался в разговор все это время отмалчивавшийся Йо, и присутствующие дружно повернули головы в его сторону.
- Я не прошу не казнить, - повторил Леда. – Я прошу подождать.
- Мы не можем ждать, - привычно спокойно повторил Йо, и в контрасте с агрессивным старостой, он казался чуть ли не воплощенной терпимостью. – Вы видели, что творится на улицах? Люди жаждут крови и наказания. Если не расправиться с монстром сейчас, начнется невообразимое. Вы тоже можете пострадать.
- За себя я волнуюсь меньше всего, - хмуро ответил Леда, а Йо в ответ лишь головой покачал.
- Напрасно. Люди, доведенные страхом до отчаяния, начали поговаривать о том, чтобы захватить корабль, который придет за вами через месяц, чтобы сбежать с проклятого острова, а вас самих порешить заранее, чтобы не мешали. Ситуация из рук вон плачевная, и если даже предположить, что Джури и правда невиновен, попытка сохранить ему жизнь обернется другими смертями.
- Я так понимаю, вашими, - иронично вставил Рёджи. – Недовольные люди решат свергнуть местную власть.
- Само собой, - ничуть не смутился такой откровенности Йо. - Это нормально – опасаться за свою жизнь, но, поверьте, о людях мы тоже думаем. Если не удовлетворить толпу, не казнить публично монстра, убившего их друзей и родных, поднимется волна негодования. И к слову, я не так уж неуверен, что он непричастен. Оказалось, что Джури очень силен физически – он в одиночку раскидал в стороны трех стражников. Вы можете себе такое вообразить?
Сильным физически Джури был потому, что все же не являлся человеком, но, видимо, сверхспособностей ему не хватило бы, чтобы не сгореть в огне, как подумал в этот момент Рёджи.
- Настолько силен, что может разорвать руками человеческую плоть? – не без ехидства спросил Леда.
- Так он теперь нам и покажет все свои истинные способности, - фыркнул Соно, которому конструктивная беседа помощника с эльфом надоела. – Господин высокородный, прошу на выход.
Рёджи думал, что Леда будет еще долго упираться, но тот, подумав немного, встал и направился к двери, не сказав ни слова.
- И чтоб без дури, - добавил Соно ему в спину. – Что-то мне не нравится хитроумное выражение твоего лица.
- За своей рожей следи, красавец писаный, - огрызнулся невежливый Рёджи и, с шумом отодвинув скамью, поспешил за эльфом.

Сойка они обнаружили в своем доме: тот никуда не ушел, как и обещал, и теперь мерил шагами комнату. На сообщение о том, что ничего не вышло, вспыхнувшая было в его глазах искорка надежды тут же угасла.
- Я и не сомневался, - с горечью произнес он.
Видимо, на ехидства и гадости сил уже не осталось. Натянув капюшон на голову, бывший колдун шагнул к двери, но путь ему преградил Леда.
- Что ты собираешься делать? – поинтересовался он, и Сойк поднял на него задумчивый взгляд, как будто мысленно он был уже далеко.
- Не твое дело, - опомнившись, огрызнулся он.
- С тех пор, как я тоже оказался заинтересованной стороной, оно и мое, - ответил на это эльф. – И сейчас я чувствую, что ты собрался сделать какую-то глупость.
- Я буду драться, пока смогу, - губы Сойка искривила усмешка. – А делиться с тобой планами я не обязан. Еще донесешь этим…
- Думаю, что эти, как ты их называешь, и так предчувствуют, что завтра с тебя станется отколоть номер, потому будут начеку, - заметил Леда. – И что-то мне кажется, что единственный способ спасти твоего друга – это объединиться и хорошенько подумать вместе.
- Хорошо, валяй, - равнодушно отмахнулся Сойк и опустился на стоявшую рядом скамью. – Слушаю твои предложения.
- Мне надо подумать, - выдал хорошо знакомый Рёджи ответ Леда.
Думал эльф долго, на размышления ушло не меньше часа, и Рёджи, сообразив, что продлится это все еще столько же, а то и больше, скинул свой плащ и разлегся на матрасе у стены, краем глаза наблюдая, как Леда ходит из стороны в сторону, а Сойк елозит на месте и кусает губы.
Периодически Леда задавал вопросы, но судя по ответам Сойка, к решению проблемы это их не приближало.
- Как так вышло, что Джури оказался в крови рядом с умирающим мужчиной? – в конце концов спросил эльф.
Рёджи думал, что Сойк только плечами пожмет, но он ответил сразу – наверняка этот вопрос мучил и его.
- Я не знаю, но могу только предполагать, - вяло произнес он. – Джури шел в свой кабак, как обычно, как он делает каждый день, а на его пути тварь нашла жертву. Когда Джури приблизился, она испугалась и удрала, а Джури, увидев умирающего, подошел к нему. Наверное, решил посмотреть, можно ли помочь, и на этом его и застали местные…
- Так, - перебил его Леда. – Что значит "испугалась и удрала"? Страшный монстр, которого, как ты говоришь, без дара не одолеешь, взял и удрал?
Сойк тяжело вздохнул – ему будто не хотелось объяснять очевидные вещи, но он решил быть терпеливым.
- В начале лета я видел радугу в небе. В ночном небе, - начал он, и Леда кивнул, вспоминая слова Соно, который говорил о том же. – Вы знаете, что это означает?
- Что кто-то колдует поблизости, - блеснул осведомленностью Рёджи.
- Не просто колдует, - откинувшись назад, Сойк прижался спиной к стене и поглядел куда-то в потолок. – Я никогда не видел такого своими глазами, но в гримуаре Гельмира Светоносца упоминалось, что такой эффект возникает, когда в наш мир призывают особенно озлобленную, голодную, опасную сущность. Я сразу понял, что на острове теперь небезопасно и сделал нам с Джури защитные амулеты.
- Амулеты? – неподдельно заинтересовался эльф, делая шаг к гостю, и тот, кивнув, дернул завязку своей рубашки под горлом.
С обратной стороны к ткани был приколот совершенно невзрачный комок, напоминавший обычный пучок перьев – чем именно они были слеплены вместе, Рёджи предпочел не интересоваться.
- У Джури такой же, - сообщил Сойк. – Амулет слабенький, но действенный, мне уже приходилось его использовать. Твари такого рода, как та, что убивает людей, чувствуют приближение амулета, который их запутывает. Твари кажется, что к ней ползет нечто еще более опасное, чем она сама. Амулет действует только на большом расстоянии. Если она успеет удрать до того, как увидит, что перед ней простой беззащитный человек, есть шанс на спасение. Кроме того, она сама никогда не станет приближаться к тому, у кого амулет.
- А сделать всем поселенцам такой нельзя было? – склонил голову к плечу Рёджи.
- На кой мне сдались поселенцы? – неподдельно удивился Сойк: на его лице читалось искреннее недоумение – мысль о том, чтобы спасти остальных обитателей Горизонта, явно не посещала его голову.
"Славные люди тут собрались", - подумал Рёджи и вздохнул.
- Если у Джури есть такой, можно попытаться донести до местных, что он сам защищался от монстра… - тем временем размышлял вслух Леда. – Амулет магический, и если так…
- Твои длинные уши абсолютно глухие, - сердито взмахнул рукой Сойк. – Потому что ты вообще не слышишь, о чем я говорю! Какая магия, демоны ее забери? Я потерял дар, а амулет – просто связка из перьев, травы и кое-какого зелья! Его может сварить любая знахарка. Местные не поверят в силу такого амулета!
Разозленный Сойк резко вскочил на ноги, на ходу застегивая одежду со спрятанным под ней амулетом, и направился в сторону выхода.
- Ничего мы не придумаем, - заявил он, даже не обернувшись. – Я сам сделаю завтра то, что должен…
Что именно он должен сделать, Рёджи уточнить не успел, потому что в этот момент к Сойку метнулся Леда. Все последовавшее произошло за какое-то мгновение. Эльф двигался совершенно бесшумно, и так же беззвучно он выхватил из-за пояса длинный кинжал. Рёджи раскрыл рот, когда подумал, что Леда собирается прирезать гостя, но друг быстро прокрутил в руках оружие и опустил его рукоять на затылок Сойка.
На мгновение тот замер на месте, будто не веря в случившееся, а после начал медленно оседать на пол, но упасть ему Леда не позволил, подхватив под руки явно нелегкое тело.
- Это что сейчас было? – опомнившись, выдохнул Рёджи и тут же бросился на помощь – вместе они перетащили Сойка на один из тюфяков.
- Это мы сейчас спасаем очередного идиота, - рассерженно ответил Леда. – Не знаю, получится ли вытащить Джури, но не хватало, чтобы еще и этого казнили вдогонку за то, что мешал вершить справедливый суд.
На словах "справедливый суд" Леда скривился и выпрямился, устало потерев лицо ладонями.
- Ты думаешь, не получится спасти его? – осторожно спросил Рёджи – теперь, когда Сойк не слышал, можно было задать давно мучивший вопрос.
- Не знаю, - честно ответил Леда. – У меня нет идей. Но ночь долгая, до утра можно еще много всего придумать.
В итоге друзья вернулись к тому, с чего начали: Леда, шагая из стороны в сторону, задумчиво потирал подбородок, а Рёджи, потоптавшись рядом, понял, что лучшей помощью будет не мешать. Через какое-то время Сойк, приходя в себя, тихо застонал в своем углу, но пока он не очнулся окончательно, Леда влил ему в рот пару капель из темного пузырька, который вытащил из своей поистине бездонной дорожной сумки. После этого эльф заявил, что гость пролежит в отключке до утра, и вернулся к молчаливому созерцанию стены перед собой.
Не придумав, чем занять себя, Рёджи отправился готовить ужин. Из-за всего случившегося, измотанных нервов и переживаний, есть не хотелось, но Рёджи подумал, что еда пойдет им на пользу. Однако когда он открыл шкаф с продуктами, в его голову пришел неожиданный вопрос. Отвлекать Леду не хотелось, однако Рёджи сперва спросил и лишь после подумал об этом.
- Леда… А ты видел вдову Зи сегодня?
Из комнаты ему не ответили – может, погруженный в раздумья эльф даже не услышал вопроса, и потому Рёджи шагнул к двери в маленькую комнатушку и прислушался. Каждый раз, когда в доме происходило какое-то движение, хозяйка выходила поглядеть, не случилось ли чего, но теперь, когда гости шумели, пререкались и ругались так долго, она ни разу не показала носа. Рёджи решил, что это как минимум странно.
За дверью было тихо, но прежде чем войти, он несколько раз с силой ударил в нее. Снова никто не отозвался, и, мучимый плохим предчувствием, Рёджи потянул ее на себя.
В комнате было темно и пахло жжеными свечами – судя по огаркам, они долго коптели, пока не растаяли полностью. Однако света из соседней комнаты Рёджи хватило, чтобы безошибочно определить, что случилось.
Вдова Зи лежала на своей постели и остекленевшими мертвыми глазами смотрела в потолок. На ее губах застыла улыбка, показавшая Рёджи жутковатой, а совершенно расслабленная поза и полный порядок вокруг говорили о том, что смерть была естественной.
- Отмучилась, - прозвучал рядом голос эльфа – Рёджи даже не заметил, когда тот успел войти.
- Да, - кивнул он, делая шаг к кровати и закрывая покойной глаза. – С Последнего Горизонта можно уйти только одним путем, и вдова Зи наконец нашла его.
Рёджи вздохнул, а Леда, помолчав немного, произнес:
- Чтение книг на тебя благотворно влияет. Ты начал красиво разговаривать, - вероятно, смерть старушки-хозяйки не произвела на него особого впечатления.
Сделав такой необычный комплимент, эльф вышел из комнаты, а Рёджи, прежде чем последовать за ним, еще раз посмотрел на покойницу. Под сердцем неприятно заныло, и Рёджи подумал, что еще одна смерть – это недоброе предзнаменование для них всех.
 
KsinnДата: Четверг, 19.09.2013, 14:50 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 7.

Утро у Рёджи началось непривычно. Накануне он просто забылся во сне, не раздевшись и не укрывшись, пока Леда все продолжал размышлять о возможном решении вставшей перед ними задачи. Рёджи сам не понял, как уснул, и очнулся, когда друг осторожно потеребил его за плечо.
- Я знаю, что нужно сделать, - тихо сказал он, склонившись к Рёджи так близко, что тот даже растерялся.
- Что? – в тон ему ответил Рёджи, соображая в этот момент, что Леда едва ли не на ухо ему шепчет лишь потому, что не хочет разбудить Сойка.
"Который час?.." – отстраненно подумал он.
- Всему свое время, - мотнул головой Леда, показывая, что ничего не объяснит, и когда Рёджи хотел возмутиться, эльф произнес с неожиданно просящими нотками в голосе: - Я обязательно все расскажу тебе, но позже. Времени не осталось. И еще мне нужна твоя помощь…
И Рёджи поддался, хотя в душе очень противился этому. Не давало покоя тревожное предчувствие, да и оставлять Леду не хотелось, но тот попросил, чтобы Рёджи обязательно проследил за Сойком. Помешать тому идти на казнь Леда не решался, но и отпускать его одного опасался.
- Я не уверен, что все получится, - негромко объяснял он другу. – Поэтому, быть может, это будет последняя их встреча. Но ты должен проследить, чтобы он не натворил чего-нибудь. Смотри, чтобы он ни в коем случае не вмешивался в происходящее.
Покорно кивнув, Рёджи заверил друга, что все сделает.
- Я заберу твоего коня, - напоследок сказал Леда. – Потому отправитесь пешком. Ничего не спрашивай, Веснушка мне нужен.
Эльф ушел, а Рёджи отметил, что почти кромешная темень свидетельствовала о том, что до рассвета оставалось еще прилично времени. Было похоже, что эльф и вовсе не ложился спать…
Увидев Сойка, Аямэ, заявившийся по привычке в дом наемников с самого утра, нахмурился.
- А где Леда? – вместо приветствия поинтересовался он, и Рёджи только плечами пожал, не желая ничего объяснять. Сойк вообще не посчитал себя должным здороваться с соседом.
- Вы ответите мне за это, - произнес он, когда Аямэ поставил перед ним тарелку. Пристрагиваться к еде Сойк, очевидно, не собирался.
- За что именно? – без особого интереса спросил Рёджи.
- За то, что оглушили и оставили здесь.
- Так было надо.
- Быть может, ночью мне удалось бы предпринять что-то, чтобы спасти Джури! – рявкнул Сойк так громко, что стоявший рядом с Рёджи Аямэ подскочил.
- Ты даже не знаешь, где его искать, - постарался как можно спокойней заметить на это Рёджи.
Из разговора со старостой он припомнил, будто Соно обронил, что место, где скрывают Джури, держится в тайне во избежание людского самосуда.
- Я б нашел! – с вызовом произнес Сойк.
- А я бы на твоем месте поел, - заявил на это Рёджи. – Если Леда сказал, что он поможет, значит, все будет в порядке. Аямэ, тут местная казнь планируется. Пойдешь с нами?
Рёджи демонстративно перестал обращать внимание на Сойка и поглядел на гостя, но того перекосило от одного вопроса.
- Нет… - пробормотал он. – Если честно, мне от одного вида крови не по себе. Боюсь, если попаду на казнь, первым и скончаюсь.
Уговаривать Рёджи не стал. Наспех позавтракав, они с Сойком покинули дом и отправились на площадь.
Рёджи не знал, во сколько планировалось начать казнь, но народу уже в столь ранний час собралось изрядно – до этого Рёджи даже не предполагал, что на Горизонте живет такое количество людей. Некоторые приходили с детьми, иные жители селения были разодеты, как на праздник. Рёджи только моргал, глядя по сторонам, но с Сойка не спускал глаз. Однако тот даже не пытался сбежать: на его посеревшем лице застыло выражение обреченности, он смотрел прямо перед собой и даже если и собирался учинить нечто незаконное, как опасался Леда, в успех затеи он заведомо не верил.
В середине маленькой площади местные соорудили большое кострище и хвороста натаскали столько, что впору было сжечь полдеревни – к умерщвлению ненавистного чудовища селяне подошли обстоятельно. Толпа стояла достаточно плотно: кто-то тихонько переговаривался, кто-то выкрикивал проклятья – вокруг пары таких активистов уже собралась заинтересованная публика, кто-то даже смеялся. Люди выглядели однообразно и серо, их одежда и даже лица мало отличались, и Рёджи, озираясь по сторонам, чувствовал неприятный озноб: толпа казалась ему злобной и враждебно настроенной.
- Тебе, наверное, было любопытно, почему мы не захотели остаться жить с ними, - то ли спросил, то ли просто так произнес вслух Сойк. – Теперь понятно?
Рёджи только покачал головой. Если бы сейчас ему предложили остаться среди этих людей, которые как свора разозленных собак жаждала крови невиновного, однозначно он сам припустил бы в сторону леса.
- У Леды появился какой-то план, потому держи себя в руках и ничего не делай, что бы ни случилось, - предупредил Сойка Рёджи.
- Твой Леда не всемогущий, - равнодушно ответил тот. – А я буду делать то, что посчитаю нужным.
- Тогда получишь по башке, как вчера, - самым миролюбивым тоном заверил его Рёджи.
За это Сойк наградил его яростным взглядом и вдруг резко рванул в сторону, явно желая удрать. Но Рёджи был готов к такому повороту и крепко схватил его за локоть.
- Пусти! – гаркнул Сойк, с силой дергаясь, но справиться с противником, который был значительно выше и шире в плечах, у него не получилось.
- Не ори, люди смотрят, - Рёджи широко улыбнулся обернувшим на крик двум женщинам и дернул Сойка на себя, чуть ли не обнимая его. – Стой смирно и не привлекай внимание.
- Ты мне ответишь за это, гад… - теперь Сойк сипло шептал, но высвободиться пытался не менее настойчиво. Рёджи понял, что начинает злиться из-за этих трепыханий.
- Будешь плохо себя вести, пойдем домой, - ласково произнес он, стараясь скопировать интонации своей покойной матери, которая озвучивала эту фразу на каждом сельском празднике, когда сын начинал капризничать.
- Да ты в край охамел, щенок! – прошипел Сойк. – Дай хоть ближе подойти! Я вообще ничего не вижу из-за людей.
- Да, ростом ты не вышел, - согласился с ним Рёджи, но, привстав на цыпочки и оглядевшись, решил, что подойти ближе к кострищу и правда не помешает.
Что именно задумал Леда и когда подоспеет его помощь, Рёджи не знал, но уже начинал чувствовать волнение. У другого края площади появились знакомые ему Соно, Йо и остальные важные персоны поселения – это означало, что скоро все начнется, но эльф не спешил появляться. Крепче вцепившись в руку Сойка, Рёджи принялся расталкивать плотно стоящих местных, пробираясь к центру площади.
Получив в награду несколько оскорблений и тычков под ребра, а также десятки флюидов презрения, к которым Рёджи был и вовсе равнодушен, он все же смог протолкаться в самый первый ряд. Здесь публика стояла и вовсе тесно, но к самому кострищу не позволяли подойти больше двух десятков людей, облаченных в некое подобие то ли доспехов, то ли лат, которые окружили помост плотным кольцом. Рёджи догадался, что они выполняли обязанности стражников на Последнем Горизонте.
Глядя на них, Сойк тихо выругался – Рёджи не удивился бы, если б тот до последнего планировал вырвать Джури из лап палачей. Но подобное могло иметь место только в сказках, как понял в этот момент Рёджи. Даже если предположить, что одолеть плохо вооруженную охрану получилось бы, сбежать не позволила бы толпа: чересчур уж воинственно были настроены люди, плотным кольцом окружавшие место казни.
Соно заметил их издалека: старосте и его помощникам отводились зрительские места тоже в первом ряду, но чуть дальше от того места, где оказались Рёджи и Сойк. Нахмурившись, он направился к ним, и Рёджи почувствовал, что разговор не сулит им ничего приятного.
- Где эльфа потеряли? – сердито спросил он, меряя мрачным взглядом то Рёджи, то Сойка.
- По нужде отошел, - радостно сообщил ему Рёджи, и Соно поморщился от такой подробности.
- Я слежу за тобой, выскочка, - заявил он Рёджи. – Если что-то пойдет не так, дров хватит и на тебя.
- Дров хватит на все село, если с Джури что-то случится, - хрипло произнес Сойк.
Если б взглядом можно было испепелять, от Соно в этот момент осталась бы одна зола. Рёджи, держащий Сойка за локоть, чувствовал, как под одеждой напряглись его мышцы.
- С Джури не "что-то случится", Джури будет сегодня казнен, - холодно произнес Соно. – А после этого мы внимательно присмотримся к тебе. Очень подозрительно, как это ты так долго жил с чудовищем и не заметил, что он убивает людей.
Сойк на этого ничего не сказал, только бросился вперед. У него будто сил прибавилось, и Рёджи лишь с большим усилием смог удержать его на месте. Люди вокруг притихли, заметив странную перебранку с участием старосты.
- Тихо, - как можно спокойней потребовал Рёджи. В этот момент он подумал о том, что пообещал Леде проследить за порядком, однако теперь ситуация начала выходить из-под контроля.
- Именно, - заметил Соно, пристально глядя на Сойка. – Послушай, что тебе умный мальчик говорит.
- Слушай, у тебя, наверно, есть дела поважней, чем рядом с нами топтаться? – не выдержав, возмутился Рёджи, на что староста только кисло улыбнулся.
- Да уж пожалуй. Не делайте глупостей, - напутствовал он на прощание и, развернувшись, пошел прочь.
- Они убьют его, - еле слышно простонал Сойк, глядя в спину удаляющемуся Соно.
Бросив взгляд на Сойка, Рёджи отметил, что тот стал совсем бледным – побелели даже губы.
- Не убьют, - упрямо возразил он, хотя сам не был уверен в своих словах.
- Убьют… - обреченно повторил Сойк и добавил еще что-то, но Рёджи не расслышал – его голос потонул в поднявшемся шуме.
Рёджи сперва понял и только потом увидел, что пленника наконец вывели на площадь. Сойк принялся неистово вырываться, но Рёджи, уже никого не стесняясь, грубо скрутил ему руки и вытянул шею, пытаясь разглядеть, что происходило в той стороне, куда пялилась толпа.
- Отпусти меня! Я должен… - пытаясь превозмочь гвалт, выкрикнул Сойк, но на него уже никто не обратил внимания: ни толпа, ни сам Рёджи.
Псевдо-стражники окружали Джури достаточно плотно – видимо, местные власти опасались, что толпа разорвет страшное чудовище до того, как оно дойдет до плахи. Но когда печальное шествие подошло чуть ближе, Рёджи удалось рассмотреть, до чего плачевно выглядел несчастный узник. Все презрение, которое прежде Рёджи испытывал к Джури, испарилось – его заменило самое настоящее сострадание.
- О боги, что они с ним сделали… - прошептал Рёджи, даже не замечая, что Сойк перестал вырываться – от открывшейся картины он замер как громом пораженный.
Одежды на Джури осталось немного – вся она превратилась в изодранные окровавленные лохмотья, а еще Рёджи обратил внимание, что тот почему-то шел босиком по ледяной земле. Впрочем, казалось, что Джури не особо обращает на это внимание – было в принципе странно, что он еще может идти. Кровь была везде: на лице, на его теле, и то, что ему связали руки, выглядело просто смешно. Рёджи не верил, что настолько избитый, покалеченный человек сможет сопротивляться. Джури сильно хромал, волоча за собой левую ногу, и будто вообще не видел, куда шел – половина лица была искромсана, и Рёджи усомнился, остался ли вообще у Джури правый глаз.
Толпа вокруг взвыла. Послышались грозные выкрики, а следом в воздухе просвистел камень, угодивший Джури точно в висок. Его голова мотнулась в сторону, и он начал медленно оседать на землю.
"Вот и все", - обреченно подумал Рёджи. – "Добили…"
Сойк в очередной раз рванулся из его рук, и Рёджи лишь каким-то чудом удержал его. К горлу подкатила тошнота: Рёджи был уверен, что такой сильный удар однозначно проломил Джури череп. Но когда один из стражников с силой дернул его вверх, к удивлению всех собравшихся Джури не упал снова на землю, а сделал еще один неуверенный шаг вперед.
- Демон! Монстр! – раздалось со всех сторон. Кто мог видеть произошедшее, убедились в нечеловеческой сущности обреченного на смерть. Рёджи сам подумал о том, что будь Джури обычным человеком, он бы уже умер.
- Отпусти меня… - взмолился Сойк, не отрывая глаз от страшной картины. – Отпусти… Ты не понимаешь…
"Ну где же ты?!" – мысленно взмолился Рёджи, оглядываясь назад, будто Леда мог появиться из ниоткуда и все исправить одним движением руки.
Финальный отсчет пошел на минуты, и Рёджи поймал себя на странном чувстве, что он уже сам готов выхватить меч и броситься защищать Джури, просто потому что происходящее было отвратительным и несправедливым.
"А еще аристократами называются… Да вы хуже самых последних припортовых бродяг", - успел подумать Рёджи, когда с другой стороны площади послышался странный шум.
Люди не сразу поняли, что происходит нечто незапланированное. Все пялились на Джури, особенно активные попытались еще раз запустить в него камнями, правда, на этот раз не так метко, и потому появление всадника большинство присутствующих прозевало.
Леда, ничуть не жалея людей, поскакал прямо через толпу к тому месту, где стоял Соно и его помощники. Кто-то охнул, кто-то сдавленно закричал, наверняка получив копытом Веснушки – то, что друг был верхом не на своем коне, Рёджи отметил вскользь и посчитал незначительной подробностью.
Схватив чуть ли не в охапку ничего не соображающего Сойка, он ринулся к Леде, безжалостно расталкивая всех, кто попадался ему на пути, успев подумать, что еще немного такой толчеи, и выглядеть он будет не лучше Джури.
- Остановите это безумие, - голос Леды звучал властно и громко – Рёджи хорошо разбирал слова, хотя до эльфа оставалось еще приличное расстояние. – Вы не того поймали.
- Здесь тебе не шапито, эльф, - зло прорычал в ответ моментально разозлившийся Соно. – Убирайся вон и молись, чтобы…
- Найден еще один труп, - перебил его Леда, умышленно повышая голос, чтобы его услышало как можно больше людей. – Этой ночью был разорван еще один человек. Джури не мог сделать этого.
Рёджи к этому моменту протолкался едва ли не вплотную к другу и замер на месте с открытым ртом. Точно также застыли все стоящие рядом люди, а спустя мгновение чуть ли не в унисон охнули. Где-то позади раздавался невнятный гомон: стоявшие слишком далеко, чтобы расслышать слова эльфа, волновались и интересовались, что случилось и почему казнь приостановили.
- Тварь по-прежнему на воле, - отчеканил Леда, меряя ледяным взглядом старосту. – Отпустите невиновного.
После этих слов толпа будто отмерла, и Рёджи физически почувствовал, как люди отхлынули назад. По площади понесся ропот – новость распространялась с молниеносной скоростью. Теперь краем уха он слышал изумленные выкрики и даже скулеж, больше похожий на плач.
- Этого не может быть, - пробормотал побледневший Соно.
- Может, учитывая то, что вы чуть не прикончили не того, - флегматично заметил эльф, выбираясь из седла и спрыгивая на землю.
- А кого убили? – спросил Йо, пристально глядя на эльфа.
- Вдову Зи, - не моргнув глазом, ответил тот, и Рёджи от изумления разжал руки, чем сразу воспользовался Сойк, рванувший в сторону Джури.
Однако Рёджи даже не заметил этого. Во все глаза глядя на Леду, он медленно протянул:
- Но ведь вдова Зи…
Договорить Рёджи не успел, потому что эльф бросил на него предупреждающий взгляд, и тот поспешно закрыл рот. Страшная догадка о том, чем эльф занимался все утро, осенила Рёджи и показалась неправдоподобной, но внимательней приглядевшись к другу, он заметил, что Леда выглядит измученным и даже больным.
"Поверить не могу… Ты расчленил старушку!" – чуть было не выпалил он, но вовремя опомнился и зажмурился, будто это могло помочь избавиться от вставшей перед глазами картинки.

То, что происходило после несостоявшейся казни, закружилось вокруг Рёджи сумасшедшей круговертью – он плохо соображал, что творится, и не понимал, как помочь и без того разбитому усталостью эльфу разобраться с тугомыслящими местными.
- Мы не можем просто так взять и отпустить его, - упрямо талдычил Соно, хотя прежней решительности в его голосе не было. – Может, тварь не одна, может, их целое логово, и этот все же убивал…
- Если его не отпустить и не оказать помощь, он умрет, - непреклонно напирал Леда.
- Будь он обычным человеком, он бы и так умер, - заметил на это Йо. – От такого удара камнем не всякая лошадь встанет. Да и пока мы хотели получить признание… Скажем так, мы немного перестарались. Но он все равно остался жив, даже мог идти самостоятельно.
- Вы чуть не растерзали невиновного человека, - холодно произнес Леда, называя вещи своими именами.
- Возможно, - не стал спорить Йо. – Но у нас не было выбора.
Зная Леду, Рёджи ожидал, что тот, как обычно, философски заметит, что выбор есть всегда, просто так же в людях живет неискоренимое желание искать простых путей – нечто подобное он часто любил повторять. Но, видимо, Леда слишком устал, чтобы задвигать умные речи.
- Отдайте его нам, - наконец произнес он примирительным тоном. – Я буду внимательно следить за ним. Даже если в ближайшее время он окажется в состоянии хотя бы ходить, я не спущу с него глаз.
Разговор имел место на улице, прямо на той площади, где должна была совершиться несправедливая казнь. Простые обыватели, как по команде, разбежались – наверняка они собирались снова отсиживаться по домам, ожидая, пока не поймают настоящее чудовище. Рёджи топтался рядом с Ледой и поглядывал в сторону Сойка, который, сидя прямо на земле, предварительно завернув в свой плащ Джури, пытался как-то помочь ему, остановить кровотечение или сделать что-то иное. Рёджи подмывало подойти и предложить свою помощь, но он не хотел оставлять Леду одного.
- С чего бы такая заинтересованность местным менестрелем? – ядовито произнес Соно, и Рёджи понял по голосу, что тот сдается и все еще упирается больше для формы. Староста не мог придумать объективных причин, по которым следовало и дальше держать Джури под замком.
- Я интересуюсь исключительно настоящим монстром, которого мне еще предстоит искать, пока ваши люди ловят невиновных и беззащитных, - равнодушно пожал плечами Леда. – И еще я интересуюсь справедливостью.
- Демоны с вами, делайте с ним, что хотите, - выплюнул Соно и, развернувшись, пошел в неизвестном направлении, только бросив напоследок: - Йо, зайди ко мне сегодня.
Леда еле слышно выдохнул: посторонние ничего не заметили, но Рёджи с тревогой поглядел на друга. Он казался совсем измотанным, и Рёджи подумал, что вряд ли кто-то выглядел бы свежо и бодро после того, как сделал такое неприятное дело.
"Наверное, обе лошади ему понадобились, чтобы разорвать труп", - не без содрогания подумал Рёджи. Когда-то он слышал, что у валарцев есть такая варварская казнь, когда человека привязывают к двум лошадям и пускают их галопом в разные стороны. Но одно дело – слышать о подобном, и совсем другое – делать самому, пусть вдова Зи уже и была мертва к тому моменту.
- Вот что странно, - задумчиво протянул Йо, глядя нечитаемым взглядом на Леду. – Монстр появляется раз в неделю, а то и в десять дней. Но почему-то именно теперь он пришел, когда не прошло и двое суток после последней смерти.
- Вероятно, это потому, что в прошлый свой визит он не закончил начатое, - равнодушно пожал плечами эльф.
- А где вы нашли вдову Зи? – не унимался Йо.
- У реки, недалеко от сада, в зарослях кустарника, - не моргнув, ответил Леда.
- Удивительно. Она ведь столько лет не выходила из дома, - в притворном изумлении широко распахнул глаза Йо. – И что ей могло понадобиться на берегу, да еще и в такое время суток?
- Поди, крышей съехала, - влез в разговор Рёджи. – Вот и выползла на рассвете прогуляться. Представляете, я так крепко спал, что даже не услышал.
- Это еще удивительней, - склонил голову к плечу Йо. – Наемник, который не просыпается от малейшего шороха, обычно не проживает и пары лет.
- А я наемник всего год, - брякнул нерастерявшийся Рёджи. – Видать, скоро помирать уже…
- Я слышал шум, - перебил его Леда. – Но по утрам к нам приходит Аямэ, который любезно готовит завтрак. Я подумал, что это он.
Если у Йо еще и оставались какие-то домыслы и догадки, он не стал их озвучивать, лишь еще раз пристально поглядел на Леду, а затем откланялся.
"Не зря его тут сделали этим… Главным по охране", - подумал Рёджи, провожая Йо хмурым взглядом. – "И сам здоровый, и башка варит".
- Пойдем, - негромко окликнул Рёджи Леда. – Надо помочь Сойку.
Обсуждать что-либо дальше он явно не хотел, по крайней мере, не здесь, где кто угодно мог их подслушать. И Рёджи, встрепенувшись, последовал за другом. Джури действительно нужно было оказать скорейшую врачебную помощь. Рёджи не знал, насколько выносливы воплощенные, но подумал, что если не удастся спасти теперь, после того как Леда ценой неимоверных усилий вытащил его едва ли не из костра, это будет верхом вселенской несправедливости.
 
KsinnДата: Четверг, 19.09.2013, 14:50 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Что их дело дрянь, Рёджи понял сразу, хватило и одного взгляда на Джури, который в конце концов отключился. Рёджи неоднократно доводилось видеть умирающих на поле боя, потому особых иллюзий в отношении Джури он не питал.
Однако Леда был не так категоричен: зачем-то опустив руку на его лоб, он покачал головой и сказал, что нужно поторопиться.
- Я тебе не дам к нему прикасаться, - огрызнулся Сойк, но твердости в этой реплике Рёджи не услышал. Сойк прижимал Джури к себе и, очевидно, плохо представлял, как тому помочь теперь, когда дела обстояли настолько плохо.
- Дашь, - равнодушно бросил эльф и повернулся к Рёджи, чтобы дать дальнейшие распоряжения.
Леда попросил не о многом, а именно – отправиться к их временному дому, где в сарае он оставил свою лошадь. Привести ее в порядок после утренней экзекуции эльф не успел. Как и предполагал Рёджи, обе лошади ему понадобились, чтобы сымитировать убийство, которого не было.
- Надо проверить, не оставил ли я следов, - тихо объяснял Леда. – Я старался, но времени было мало. Проверь, чтобы лошадь не оказалась перепачканной в крови, и на место преступления тоже посмотри. На всякий случай. Наверное, туда уже сбежались местные, но вдруг тебе удастся увидеть что-то, что они не заметят. Я просто очень спешил…
Леда на миг устало прикрыл глаза, и Рёджи больше всего захотелось обнять его, чтобы поддержать, но, разумеется, он сдержался.
- А ты что же? – вместо этого с тревогой спросил он.
- Я попытаюсь спасти Джури, - произнес Леда. – Жизнь угасает в нем, но мне кажется, что раны все же не смертельны. Сейчас мы отправимся к нам, и…
- К вам мы не отправимся, - отрезал Сойк, который находился достаточно близко, чтобы слышать каждое их слово. – Мы поедем ко мне.
- Не время торговаться, - строго одернул его Леда, и в голосе эльфа Рёджи услышал с трудом сдерживаемое раздражение, чему только удивился – его друга было сложно вывести из себя. – К вашему дому ехать намного дальше. Каждая минута на счету.
- Из нашего дома эти сволочи не смогут его достать, - оставался непреклонным Сойк. – Ты можешь гарантировать, что им сейчас не попадет под хвост вожжа и они не вздумают прикончить его?
- Можно подумать, если они захотят, они не достанут его из вашего дома, - холодно ответил на это эльф, но Сойк, к изумлению Рёджи, ядовито улыбнулся, и эта усмешка на его измученном лице выглядела пугающе.
- Уж поверь. В наш дом им точно не попасть, - произнес он, и Рёджи решил, что ему чудится, когда понял, что в интонациях голоса Сойка кроется тщательно скрываемое веселье.
"Что ж у вас за дом такой?" – только и подумал он, но пофантазировать на эту тему не успел, потому что эльф сдался, наверняка посчитав, что спорить себе дороже выйдет.
Как довезти Джури до мельницы Рёджи оставил решать Леде, а сам, забрав своего коня, поспешил к дому, чтобы выполнить порученные задания. Поведение Йо ему сильно не понравилось – Рёджи подозревал, что с того станется не зевать и самому проверить подозрительного эльфа и уточнить, не причастен ли он к новому убийству.
Однако когда Рёджи чуть ли не на ходу выпрыгнул из седла и бросился к сараю, где они обычно оставляли лошадей, он чуть не сбил с ног Аямэ, который почему-то топтался за углом их дома.
- Не спеши так, - на лице соседа появилась знакомая Рёджи кроткая улыбка, а сам Рёджи про себя выругался – терять время на разговоры было нельзя.
- Э… Я это… Мне как бы некогда… - несвязно начал он, но Аямэ только покачал головой.
- Я все сделал, - тихо сказал он. – У лошади на копытах была грязь – вряд ли бы кто-то что-то доказал, но это была глина с берега. Я на всякий случай ее смыл…
- Но… - только и смог произнести опешивший Рёджи, однако Аямэ перебил его:
- Ты в любом случае опоздал. Йо ушел несколько минут назад, и, представь себе, его тоже заинтересовала лошадь. Но ты не волнуйся, он ничего не обнаружил.
Если до этого в голове Рёджи еще крутились какие-то допущения, почему Аямэ ведет себя так, то теперь он вообще отказался понимать, что происходит. Или, если точнее, что Аямэ обо всем догадался, Рёджи понял – не понимал он только, как тому удалось догадаться и почему он решил помочь.
- Откуда ты узнал? – только и смог спросить он, когда через несколько секунд к нему вернулся дар речи.
- Догадался, - пожал плечами Аямэ. – По тому, что друг Джури пришел к вам за помощью, и по твоим словам, что Леда обещал помочь. Ну а потом я видел, как он вернулся и запер лошадь в сарае. Твоего коня он наспех почистил и сразу умчался. Наверное, решил, что кантенисийский скакун быстрей домчит его до площади. А я вот подумал, что надо и за лошадью проследить…
На этих словах Аямэ стыдливо опустил ресницы, как будто сделал какую-то милую глупость, а не помог скрыть следы преступления.
- Но зачем? – вместо того, чтобы поблагодарить, задал новый вопрос ошарашенный Рёджи.
- Я знаю, что Джури не виноват, - честно, как показалось Рёджи, ответил Аямэ, поднявший на него свои огромные серые глаза. – От лишней смерти добра не будет.
Ответ обескуражил Рёджи и породил лишь новые вопросы, например, откуда у Аямэ взялась такая уверенность в невиновности Джури, если сам Рёджи в глубине души все еще чувствовал сомнения. Но разводить долгие разговоры было некогда.
- Вдова Зи уже была мертва… Ну, к тому моменту, - посчитал нужным объяснить Рёджи.
- Я даже не сомневался, - кивнул Аямэ.
- И это не мы ее убили, она сама, - добавил Рёджи.
- Да, она была очень старой, - серьезно ответил на это Аямэ, и Рёджи не смог понять, поверил он или нет. Однако это сейчас не казалось важным.
- Спасибо тебе, - коротко поблагодарил он, направившись к конюшне, чтобы забрать лошадь эльфа – по договоренности Рёджи следовало осмотреть место преступления, а потом поехать к старой мельнице. Как друг доберется туда, Рёджи не знал, но думал, что назад ехать придется верхом, как обычно.
- Не стоит благодарить, - спокойно ответил Аямэ.
- Стоит, - заверил его Рёджи. – Ты очень помог.
- Вы тоже поможете, если найдете настоящего убийцу, - ответил Аямэ, и голос его прозвучал странно, как будто в свои слова он закладывал какой-то особый смысл. Но Рёджи было некогда об этом задумываться.

- У меня в голове не укладывается, что ты мог вытворить такое. Разорвать на части несчастную вдову! Да меня чуть от одного вида не вывернуло!
Леда ничего не ответил на это заявление, даже головы не поднял, продолжая хмуриться, и Рёджи, не получив никакой реакции на свою тираду, принялся разоряться снова:
- Нет, ну представить только, чтобы ты, высшее существо, взял и вот так…
- Рёджи, ты мешаешь мне сосредоточиться.
Рёджи тут же захлопнул рот и замер на месте, наконец прекратив мерить комнату шагами.
Если быть полностью откровенным, его не так сильно возмутил поступок эльфа, сколько не нравилось смотреть, как тот лечит Джури: это и раздражало, и расстраивало одновременно. Что из себя представляет такое врачевание, Рёджи знал по себе: Леда осторожно прикасался кончиками пальцев к больным местам, ласково поглаживал и при этом как будто напряженно думал о чем-то. Только раньше Рёджи не доводилось видеть, как эльф оказывает помощь кому-то, кроме него самого, и теперь из-за открывшегося зрелища он чувствовал самую настоящую ревность, хотя, по сути, дергаться было не из-за чего.
До мельницы Рёджи добрался где-то во второй половине дня – точнее он сказать не мог, потому что на Горизонте время делилось на светлое время суток и темное. При этом светлое представляло собой извечно серые сумерки, будь то рассвет, полдень или время солнечного заката.
Осмотр места преступления не занял у Рёджи много времени. Попрощавшись с Аямэ, он направился в конец сада к реке, оттуда прошел немного по берегу и вышел к кустарнику, где, по выдуманной версии, Леда нашел труп вдовы Зи.
От увиденного всякое повидавший на своем веку Рёджи едва ли не выплюнул съеденный с утра завтрак. Леда потрудился на славу: отдельные части человеческого тела, больше напоминавшие куски мяса с торчащими из них костями, были разбросаны в радиусе нескольких десятков ярдов. Вокруг топтались местные: знакомый Рёджи лекарь с козлиной бородкой, Йо, не иначе, отправившийся сюда после осмотра лошади эльфа, и еще несколько человек, виденные Рёджи до этого. Покачав головой, он понял, что опоздал, и что если он начнет перепроверять, не оставил ли эльф следов своего участия в случившемся, вызовет только больше подозрений.
Поэтому Рёджи поехал сразу к мельнице. Пока он добирался, с неба посыпал мелкий снег, больше похожий на сухую крупу. Он укрывал тонким слоем мерзлую землю и не таял, но очарования открывающемуся пейзажу не прибавлял. Начало зимы в столь раннюю пору не порадовало Рёджи, только тоскливей стало.
Он не знал, как попадет внутрь двора, обнесенного высоченным забором, и решил для начала припомнить хотя бы, где видел до этого калитку, через которую в прошлый их визит выходил Сойк. И к его удивлению, когда он вроде бы нашел это место, часть забора сама собой медленно отошла в сторону, пропуская внутрь его верхом на Веснушке, а заодно и лошадь Леды, которую Рёджи вел на поводу.
- А говорил, колдовать больше не может… - пробормотал Рёджи, но внутрь все же вошел, хотя ему и стало немного не по себе.
Калитка почти беззвучно закрылась за его спиной, но Рёджи уже не обращал на нее никакого внимания, с открытым ртом озираясь по сторонам. Он сам точно не знал, что ожидал увидеть, но точно не то, что открылось глазам. За несколько дней на острове Рёджи успел привыкнуть, что все вокруг выглядит сиро, убого и невзрачно, что люди, запуганные и бесконечно долго сражающиеся за свои жизни, не занимаются обустройством уюта. И если у них во дворе что-то и можно увидеть, так это колодец или курятник, не более.
Двор у домика при мельнице был вовсе не таким. От калитки вела мощенная дорожка – она была серой, как и все вокруг, но очень аккуратной и добротно выложенной. По бокам от нее Рёджи увидел пожухшую траву и смог только предположить, что когда на остров приходило короткое лето, она зеленела и придавала месту более умиротворяющий вид. Высокий забор с внутренней стороны был густо увит то ли плющом, то ли виноградом – Рёджи не мог определить точно из-за того, что листва давно облетела, но сразу представил, что когда неизвестное растение зеленело, неприступная ограда с внутренней стороны казалась похожей на живую изгородь. Также во дворе имелся небольшой стол с парой скамеек, и это навевало мысль о том, что жители странного места не боялись обедать под открытым небом в теплое время года, а заодно имелся и навес, под которым стояли кресла, в которых можно было с комфортом расположиться в непогоду.
Под этим же навесом Рёджи наспех привязал лошадей, только диву подивившись от всего ему открывшегося. От дворика у мельничного дома веяло уютом, который был незнаком никому на этом острове, и даже в такую ненастную пору года легко было представить, как чудесно можно здесь отдыхать летними вечерами.
Дверь дома оказалась незапертой, и, переступая порог, Рёджи понял, что сейчас жилище странной парочки, обитающей у самого леса, поразит его еще больше.
В первую очередь Рёджи заметил, что старый дом был то ли разрушен и отстроен заново, то ли просто дополнительно обложен камнями – стены оказались невероятно толстыми и должны были хорошо удерживать тепло. Зато окон здесь вообще не было, а дверь оказалась настолько толстой, что Рёджи не был уверен, удастся ли ее выбить десятку самых сильных и матерых селян.
Но самое поразительное ждало Рёджи внутри. Когда он вошел в просторную гостиную, которая открылась его взору, стоило переступить порог, он непроизвольно заморгал от удивления.
В первую очередь он отметил, насколько в доме было тепло и как хорошо пахло – сосной, свежей выпечкой и как будто даже парным молоком. Дощатый пол блестел как отполированный, добротная деревянная мебель вполне могла украсить загородный дом какого-нибудь небогатого аристократа, а справа веселым желтым пламенем полыхал камин, перед которым была расстелена шкура бурого медведя. Рёджи уставился на нее как завороженный, думая о том, насколько здорово сидеть тут, у жаркого очага, когда за стеной завывает враждебная вьюга в бессильной злобе и беспомощности перед крепкими стенами такого замечательного дома.
- Сапоги свои грязные снимай, - сварливо окликнули его из другой комнаты, и Рёджи, очнувшись, спешно последовал указанию.
Вся компания, оставленная им на площади, обнаружилась в спальне, в которую он попал, пройдя через гостиную. Домик был совсем невелик, и этими двумя комнатами и ограничивалось все его пространство, но Рёджи отметил, что помещения казались более чем просторными.
Джури был в забытье или без сознания – он лежал на широком ложе, не слишком смахивавшем на кровать, а, скорее, на аккуратный матрас, застеленный шкурой, очень похожей на ту, что он видел в гостиной. На чудом спасенном преступнике не было одежды, а еще – как отметил Рёджи – не было и живого места. Первую помощь ему уже оказали: там, где до этого зияли особенно страшные раны, были наложены повязки из белой чистой ткани. В комнате остро пахло травами и мазями, как в аптечной лавке какого-нибудь знахаря. И теперь, справившись с первоочередными задачами, Леда приступил к своему лечению, что так и обескуражило Рёджи.
Лишь после того, как эльф одернул его и попросил не мешать, Рёджи, вздохнув, удосужился хотя бы оглядеться. Спальня мало чем отличалась от гостиной, разве что размером – комната была чуть меньше первой. Ее стены были так же обшиты деревом, пол укрыт сухими травами, а над самой постелью висела непонятная конструкция из нитей и перьев, похожая на какой-то необычный оберег. Некстати Рёджи подумал, что ему не хочется покидать этот дом, и мысль о том, что когда эльф закончит, они будут вынуждены отправляться назад, повергала в тоску.
В изголовье кровати сидел уже виденный ими прежде черный кот, который не по-звериному осмысленным взором глядел за манипуляциями эльфа и, казалось, одобрял то, что он делал.
- Все! С меня хватит! – вдруг громко объявил Сойк, срываясь с места, и Рёджи только тут обратил внимание на хозяина дома, который сидел чуть в стороне, прямо на полу. – Ты только и делаешь, что лапаешь его! Совсем страх потерял?! Ему помощь нужна!
Сойк решительно шагнул к Леде, наверняка собираясь за шиворот оттащить от Джури, но Рёджи преградил ему дорогу, не позволяя сделать это.
- Рёджи, ты мне очень поможешь, если выведешь Сойка подышать воздухом, - устало попросил эльф, и такого бесцветного голоса Рёджи еще никогда не слышал. – И сам тоже подышишь.
Намек Рёджи понял отлично: Сойк ревновал не меньше его самого, ему не нравилось, что к Джури прикасались, тем более, он не видел пользы от этой помощи, а Леда наверняка как обычно быстро понял причины такого поведения окружавших его людей.
- Пойдем, - потянул за локоть Сойка Рёджи. – Лошадей надо устроить. Нехорошо, что они на холоде стоят…
- Я не оставлю его, - огрызнулся Сойк, и Рёджи дернул его сильней.
- Что-то не верится мне, что ты был мудрым колдуном, - поддел он. – Ведешь себя как гечаурский наемник – пыхтишь, вопишь, а толку никакого.
В ответ на эти слова Сойк только наградил Рёджи яростным взглядом, но отвечать ничего не стал и, как ни странно, первым шагнул к выходу из комнаты.
После тепла дома уличная сырость показалась не просто неприятной, а даже промозглой. Рёджи поежился и поглядел в темнеющее серое небо – время было непоздним, но световой день, такой изматывающий и тяжелый, уже уходил, уступая место тревожной ночи.
- На самом деле, он действительно так лечит – раны заживут значительно быстрей и переломы срастутся тоже, - произнес он, желая объяснить Сойку, что Леда лапал, как тот выразился, Джури не прихоти ради.
Но Сойк только отмахнулся:
- Да знаю я…
Бросив эту короткую реплику, он направился к навесу и, отвязав лошадь Леды, повел ее куда-то за угол дома. Рёджи ничего не оставалось, как последовать за ним. Про себя он подумал, что бывший колдун, не иначе, понимал, что именно делал эльф – такой не позволил бы приблизиться к Джури, если бы не знал, в чем суть лечения – просто все беспокойства последнего времени мешали держать себя в руках.
"Это я его оправдываю, что ль?.." – мрачно спросил сам себя Рёджи и не без некоторой досады понял, что так оно и есть, потому что странная парочка с окраины леса внезапно начала ему нравиться, что вообще уже ни в какие ворота не лезло.
Джури оставался все таким же наглым хамом, а Сойк – хмурым грубияном, но это не отменяло того, что Рёджи почувствовал невольную симпатию к ним. Все же было нечто трогательное в том, как один защищал другого. А может, ему просто понравился их дом – попытка создать свой тихий, ограниченный от посторонних личный мир в таком месте, где мало кому подобное было бы по силам, заслуживала как минимум глубокого уважения. Отчего-то верилось, что совсем плохие и недостойные люди не смогли бы построить ничего подобного.
- А что вообще находится на мельнице? – отвлекся от собственных мыслей Рёджи, пока они с Сойком, обогнув дом, шли по дорожке к сараю – неожиданно дворик оказался не таким уж и маленьким, как до этого предполагал Рёджи.
- Ничего, - коротко бросил тот в ответ.
Темное строение мельницы высилось совсем близко, но только теперь Рёджи понял, что между ним и домом тоже был воздвигнут высокий забор.
- Совсем ничего? – удивился он, запрокидывая голову и оглядывая замершие, должно быть, навсегда ветряные лопасти.
- Старые жернова и пыль, дубина, - огрызнулся Сойк, только теперь Рёджи почему-то не оскорбился из-за таких слов. – Что там еще может быть, если мельница заброшена?
- Ну мало ли, - пожал плечами Рёджи. – Может, вы и там чего понастроили…
- Там мы ничего не строили, - отрезал Сойк и толкнул дверь в сарай, где было не слишком тепло, но по крайней мере чисто и сухо.
- А почему вы решили остаться именно на мельнице? – все унимался Рёджи, и Сойк бросил на него быстрый взгляд через плечо.
- Потому что больше было негде. Когда мы приехали, была нужна хоть какая-то крыша над головой. Выбирать не приходилось.
После того, как лошади были размещены в сарае, где даже обнаружился небольшой запас сена, и Рёджи, погладив Веснушку по длинной шее, вышел на улицу, он увидел, что с неба снова срывается снег. Сойк уже отошел в сторону, явно торопясь вернуться в дом, но Рёджи мучила пара вопросов, которые он хотел задать, да к тому же он не был уверен, что Леда будет рад столь скорому возвращению неуравновешенного хозяина.
- Слушай… А ты это… Не жалеешь, что потерял дар? – нагло спросил он, догоняя Сойка и даже чуть опережая, чтобы заглянуть в его лицо.
- Сожалеют только идиоты, - усмехнулся Сойк. – Я учусь справляться.
- А Джури не жалеет? – в конец охамев, поинтересовался Рёджи, мысленно отметив, что с людьми, которые не слишком часто ведут себя вежливо, можно и самому не усердствовать.
- Если ты пытаешься меня заговорить, пока твой дружок изображает врачевание над моим Джури, зря стараешься, - прозорливо заметил на это Сойк, ничуть не разозлившись, и ступил на первую ступеньку крыльца, чтобы вот-вот скрыться за дверью.
- Просто даже представить не могу, как ему теперь плохо, - хмыкнул Рёджи в спину Сойку. – Раньше он был духом и мог жить вечно, а теперь обитает на Последнем Горизонте, где его чуть не убили…
- Я не заставлял его, понял? – Сойк резко обернулся и уставился на Рёджи таким взглядом, что по спине пополз неприятный холодок. В этот момент глаза Сойка казались пронзительно голубыми, хотя Рёджи мог поклясться, что еще минуту назад они были значительно тусклее, и легко было представить, как этот человек одним взмахом руки метал молнии в неугодных.
- Вот так прямо и не заставлял? Вот так он взял и сказал: сделай-ка меня человеком, хочу жить мало, а страдать много? – Рёджи сам не знал, зачем говорил все это: желал ли он в большей мере поддразнить Сойка или же действительно диву давался, как Джури решил променять вечную жизнь на горькую человеческую участь.
- Нет, все было не совсем так, - спокойно произнес Сойк, и его губы тронула слабая улыбка, которая тут же и исчезла. – Я отказывался его воплощать, а он умолял меня. Долго и слезно. В конце концов я сдался, хотя до последнего не был уверен в успехе. Не был даже уверен, выживет ли хоть кто-то из нас. Воплощать духов – это тебе не дождь вызывать…
Последняя фраза была адресована в пустоту: Сойк поднял глаза и посмотрел куда-то вдаль, в сторону линии горизонта, а Рёджи только теперь понял, что открыл от удивления рот.
- Но зачем это было нужно ему? – опомнившись, спросил он. – Джури, в смысле?
- Потому что он меня любит? – насмешливо поднял брови Сойк.
- Разве так бывает? – проигнорировал сарказм Рёджи, которому в этот момент открывалось нечто совершенно невероятное и неслыханное прежде.
С юных лет каждый человек прекрасно знал, что мир населяют не видимые простым смертным сущности, в частности, те самые духи, которым поклонялись в Локстене. Духи делились на тех, кто был благосклонен к людям, и тех, кто привлекал скорби. К первым относились духи, дарившие щедрый урожай, достаток и покой, ко вторым – сеявшие тревогу в сердцах, насылающие болезни и горе. Были еще и нейтральные духи, которые никогда не участвовали в жизни людей и обитали больше в глухих лесах и на горных вершинах, куда мало кто забирался. Существовали и духи, которых нельзя было назвать ни хорошими, ни плохими, вроде тех же домовых – в разных ситуациях они вели себя совсем непредсказуемо.
Рёджи было известно, что разделение на виды у духов намного более сложное, а еще что их делят и по другим принципам – возрасту, силе и мощи, способности обретать форму и становиться видимыми для глаз человека. Некоторые люди тратили всю свою жизнь на изучение духов и общение с ними, писали трактаты и передавали с трудом добытые знания следующим поколениям в пыльных фолиантах.
Но обо всем это Рёджи имел крайне приблизительное представление – он даже в храмы не слишком часто наведывался, считая, что если в его жизни что-то хорошее и случится, духи к этому будут не слишком причастны.
И лишь в одном Рёджи был твердо уверен – духи не могли любить или ненавидеть. Поверить в то, что какого-то человека полюбил домовой, было равносильно вере в то, что в кого-то влюбился туман.
- Бывает, - равнодушно пожал плечами Сойк, словно опровергая мысли Рёджи. – Бывает, что и вечность не в радость. Бывает, что бессмертное существо любит человека больше своей бесконечной жизни. Все бывает.
И пока Рёджи даже не успел осмыслить услышанное, Сойк посмотрел на него как-то странно, будто с насмешливым сочувствием, и добавил:
- Вот только на остроухих ублюдков это не распространяется. Не обольщайся.
Рёджи даже сообразить не успел, что ему сказали, а Сойк развернулся и открыл дверь, выпуская наружу полоску желтого света от пламени, которое продолжало весело пылать в камине.
- Если хотите, можете переночевать сегодня здесь, - словно невзначай добавил он, но растерявшийся и опешивший Рёджи пропустил последнюю реплику мимо ушей.
 
KsinnДата: Четверг, 26.09.2013, 19:47 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 8.

Что бы до этого Рёджи ни рассказывал Соно, на самом деле, как любой наемник, спал он более чем чутко и проснулся, едва расслышав сквозь сон тихие шаги. Интуитивно он нашарил под собственным плащом рукоять кинжала, однако через секунду события вчерашнего вечера встали перед мысленным взором, и он только выдохнул, заранее догадываясь, что случилось.
- Ему хуже, - сдавленным голосом произнес Сойк, присаживаясь на корточки, и лежащий рядом эльф тут же вскинулся.
- Сейчас, - хриплым спросонья голосом ответил он, сразу выбираясь из-под своего плаща, будто и не спал до этого.
Рёджи спешить было некуда, помочь Леде он ничем не мог, и потому, только тихо вздохнув, закрыл глаза и подтянул колени к груди. В доме было темно, и Рёджи припомнил, что накануне так и не увидел здесь окон – определить время суток не представлялось возможным, но по ощущению, что он проспал не более нескольких часов, Рёджи понял, что еще глубокая ночь.
Огонь в камине погас, лишь еле-еле в темноте мерцали маленькие алые огоньки, но все равно было тепло. Объяснить подобное Рёджи мог только магией и снова усомнился в том, что Сойк полностью утратил свои колдовские способности. Через смеженные ресницы Рёджи смотрел на тлеющие угли и перебирал в памяти события вчерашнего дня. На душе становилось горько и тоскливо.
…Когда после разговора на улице они с Сойком вернулись в дом, Рёджи обнаружил эльфа сидящим прямо перед камином на той самой шкуре, которая поразила его перед этим. Под глазами Леды залегли серые круги, и, обнимая свои колени, он смотрел на огонь совершенно потерянным и ничего не выражающим взглядом.
- На сегодня я закончил, - сухо произнес он, но Сойк даже не услышал, едва ли не опрометью бросившись в спальню, наверняка чтобы проверить, не сделал ли эльф что-то нехорошее его другу.
А Рёджи опустился на пол рядом с Ледой и с тревогой посмотрел на него.
- Тебе надо срочно отдыхать, – твердо произнес он. – Ты уже двое суток не спал и… И вообще.
Перечислять печальные события ушедшего дня Рёджи посчитал несвоевременным, потому замолчал и снова поглядел на Леду, который едва заметно кивнул.
- Да, надо собираться…
- Не надо, нам разрешили переночевать тут, - поспешил объяснить Рёджи и в неосознанном жесте опустил руку на плечо эльфа, но тот весь передернулся и отстранился, из-за чего под сердцем Рёджи неприятно кольнуло.
- Я не думаю, что это хорошая идея, - тихо сказал Леда, но договорить не успел.
- Ага, залезь еще лошадь и навернись в темноте, - язвительно произнес Сойк – как он вошел в комнату, Рёджи не заметил.
- Тебе сейчас и правда лучше не ехать никуда, - согласился Рёджи с хозяином дома, который в этот момент подошел к камину и потянул за рычаг, которого Рёджи не замечал до этого.
В тот же момент несколько досок в полу рядом с Сойком приподнялись и отъехали в сторону, и Рёджи на секунду даже о Леде забыл, глядя во все глаза на это диво. В том месте, где только что был гладкий деревянный пол, открылся проход. При прочих равных он ничем не отличался от створки в обычный погреб, но эта мысль даже в голову Рёджи не пришла.
- Колдовство… - одними губами произнес он, но Сойк, досадливо поморщившись, возвел глаза к потолку.
- Механика, идиот. Всего лишь механика.
- Это подземный ход, да? – не веря своим глазам, спросил Рёджи, поднявшись на ноги и шагнув к проему, а на лице Сойка появилось еще более раздраженное выражение.
- Какой еще ход? Дом был слишком маленьким, и кухню пришлось делать в погребе. Не зря Джури назвал тебя деревенщиной.
- Не зря я назвал Джури дрыщом,- автоматически огрызнулся Рёджи, с любопытством заглядывая вниз, и когда Сойк принялся медленно спускаться по деревянным ступеням, не дожидаясь разрешения, последовал за ним.
Когда темноту погреба разогнал свет от свечи, которую зажег Сойк, Рёджи понял, что окончательно влюбился в этот дом. Погреб был просторным и большим, а что самое удивительное – сухим и совсем не холодным. У стен стояли шкафы, должно быть, заполненные всяческой провизией, длинный стол, предназначенный для готовки, а еще с удивлением Рёджи заметил своеобразную печь, какую порой доводилось встречать в крестьянских домах. Сама по себе печь не казалась чем-то примечательной, но прежде ему не доводилось видеть, чтобы кто-то сооружал нечто подобное в погребе.
- Ну и ну, - только и выдохнул он, с любопытством озираясь по сторонам. - Ваш дом – самое странное, что я видел в своей жизни.
- Самое странное – это дома местных поселенцев, - Рёджи ждал, что Сойк снова огрызнется, но тот заговорил вполне миролюбиво: очевидно, ему польстил комплимент, сделанный его жилищу. – Не представляю, как можно жить в таких сараях. А самое главное – зачем, если, приложив не так много усилий, можно создать теплый и надежный дом.
- Да, и правда, странно. А вот у вас тут очень здорово, - согласился с ним Рёджи, пока Сойк, открыв одну из дверок шкафов, извлек на свет непрозрачный кувшин и, выдернув из него широкую пробку, плеснул в деревянную кружку белое молоко – по крайней мере, Рёджи решил, что это именно оно.
- Джури – домовой, - будто нехотя произнес он, не глядя на своего гостя. – То есть, теперь он человек, но его сущность не изменилась. Для него очень важно, чтобы дом был действительно домом, а не четырьмя стенами, в которых он прячется от непогоды.
- Стало быть, ты построил такой дом для него? – догадался Рёджи.
- Мы вместе строили, - мотнул головой Сойк. – Таким этот дом стал только благодаря Джури.
Рёджи думал, что молоко Сойк приготовил для своего друга, но когда тот поднялся наверх в гостиную, к удивлению Рёджи, он протянул кружку Леде, по-прежнему сидящему у камина. Эльф поднял на него растерянный взгляд, но благодарить или комментировать как-то не стал, просто молча приял ее из рук Сойка.
- А ты есть не хочешь? – словно опомнившись, повернулся хозяин к Рёджи, но тот только отмахнулся: есть и правда не хотелось, усталость вытесняла все прочие мысли и желания. Рёджи никогда раньше не доводилось испытывать подобное: моральное утомление оказалось даже сильней физического.
Лучше всего было улечься спать возле камина, в наиболее теплом и уютном месте, но когда Рёджи захотел помочь Леде, аккуратно потянув с его плеч плащ, который тот так и не снял, эльф снова будто непроизвольно отпрянул и отмахнулся:
- Я сам.
А Рёджи замер на месте и нахмурился. Леда вел себя сдержанно, никак не демонстрировал своей неприязни и не высказывал недовольства, но Рёджи слишком хорошо его знал, чтобы обманываться. После того, как Леда, вернувшись так не вовремя, застал напарника с Аямэ, его поведение неуловимо изменилось. Он будто лишний раз прикасаться к Рёджи не хотел – не хотел даже приближаться, и от понимания этого становилось тошно.
Рёджи никогда не любил, а главное – не умел страдать молча, потому, подавшись к Леде, который сидя на шкуре, самостоятельно выпутывался из своего плаща, крепко сжал его плечо, отчего эльф поднял на него настороженный взгляд.
- В чем дело? – строго спросил его Рёджи, хотя в последний миг голос подвел, едва заметно дрогнув.
- Все в порядке, Рёджи, - одними губами улыбнулся эльф, но глаза его оставались совершенно холодными. – Я очень устал.
Рёджи только головой мотнул, показывая, что такой ответ его не удовлетворяет. Было откровенно не по себе от этой отчужденности, и до последнего не хотелось верить, что всему виной картина, открывшаяся Леде два дня назад в доме на окраине села. Но внутренний голос настойчиво шептал Рёджи, что так оно и есть, что он не ошибается в своем предположении.
- Ты не должен злиться на меня, - не подумав, выдал первое, что пришло на ум, Рёджи. – Аямэ просто в гости зашел, и оно случайно вышло…
Рёджи осекся, когда заметил, как плотно сжались губы эльфа. В этот момент он понял, что не ошибся, и что друг действительно остался неравнодушен к тому, что увидел.
"Но разве ему не все равно?.." – совсем растерялся Рёджи и даже отпустил плечо Леды, которое до этого сжимал с силой.
- Мне было неприятно, что, вернувшись домой после тяжелого дня, пришлось ждать, пока ты закончишь, - ровным и совершенно спокойным голосом произнес эльф. – Не более того.
- Понятно, - кивнул Рёджи и про себя отметил, что так неубедительно Леда еще никогда не врал. Не иначе сказывалась усталость: эльфу просто не хватало сил разыграть равнодушие.
- Хорошо, что понятно, - кивнул Леда и, отвернувшись, лег на бок прямо там, где сидел, укрывая себя плащом.
Рёджи только вздохнул. Дверь в спальню была плотно прикрыта: видимо, Сойк решил больше не тревожить гостей и лег спать рядом с Джури. Камин слабо потрескивал – дрова в него никто не добрасывал, и скоро он должен был и вовсе угаснуть. И Рёджи ничего не оставалось, кроме как прилечь рядом с Ледой.
Лежать на полу было твердо, но это не слишком смущало Рёджи – прежде ему доводилось отдыхать и в намного более неподходящих для этого условиях. Странный дом едва знакомых ему людей почему-то казался надежной обителью, и хотелось верить, что никакие неприятности их здесь не ждут.
Леда еще не успел забыться во сне: хотя он лежал совершенно неподвижно, Рёджи чувствовал это. И глядя прямо ему в затылок, он неожиданно даже для самого себя прошептал:
- Этого больше не повторится.
"Потому что мне никто, кроме тебя не нужен", - мысленно добавил он, даже не допуская мысли произнести подобное вслух.
- Рёджи, не говори глупостей, - вздохнул Леда, но поворачиваться к нему не стал.
- Это не глупости.
- Ты можешь делать все, что тебе угодно, - заметил на это эльф.
- Этого больше не повторится, - тихо повторил Рёджи, и теперь Леда уже ничего не ответил.

После всего произошедшего Рёджи откровенно опасался встречи с местным населением, и потому, когда уже на следующий день после несостоявшейся казни Леда заявил, что хочет отправиться к старосте, он совсем не обрадовался.
- Может, подождем, пока они подуспокоятся и это… забудут о нас?
- Они не забудут, - упрямо мотнул головой Леда. – И еще чего доброго решат, что мы от них прячемся. Кроме того, жить нам здесь никто не разрешал.
- На самом деле, можете остаться еще ненадолго, - будто нехотя протянул Сойк, который присутствовал при разговоре, но до этого помалкивал. – Не то чтобы вы оба мне начали нравиться, особенно это к тебе относится, эльф, но…
Договаривать Сойк не стал, просто плечами пожал и отвернулся, и Рёджи без слов понял, что тот имел в виду. Леда сильно рисковал, спасая его друга таким необычным способом, а еще он лечил Джури, в значительной мере облегчая его страдания, поэтому временно Сойк был готов сменить гнев на милость.
Разговор имел место на просторной кухне, куда они спустились после того, как Леда оказал помощь Джури, и Сойк сидел напротив друзей, сложив перед собой на столе руки. Только теперь он снял свои тонкие кожаные перчатки, и Рёджи с удивлением отметил, что тот не расставался с ними до этого. Лишь тут Рёджи стало понятно почему – от кончиков пальцев до самых запястий с внутренней и внешней стороны его ладони покрывала удивительной красоты татуировка. Витиеватые линии закручивались и переплетались, образуя завораживающий и какой-то непонятный узор. Рёджи сразу подумал, что это не просто рисунок, а нечто особенное, и решил об этом расспросить попозже Леду. Почему-то ему казалось, что Сойк мало кому в этом мире показывал свои руки.
- Благодарим за гостеприимство, но с точки зрения соблюдения политесов, будет лучше, если мы вернемся в селение, - флегматично ответил хозяину дома Леда, и Рёджи только вздох подавил. Возвращаться в холодный пустой дом ему не хотелось, а что такое политесы, он решил выяснить потом.
…Соно открыл им сразу, едва Леда постучал, и посторонился в сторону, пропуская гостей в дом. Выражение его лица не сулило им ничего хорошего.
- Вы, наверное, считаете себя здесь самыми умными? – яростно выпалил он, замирая всего в полушаге от гостей и даже не предлагая им присесть – Рёджи почудилось, что еще немного, и Соно бросится в драку.
- Не понимаю, о чем вы, - с равнодушным видом пожал плечами Леда.
- Я о том спектакле, который вы тут разыгрываете, - выплюнул Соно. – У меня сразу возникла мысль, что дело нечисто, но я поверить не мог, что у вас поднимется рука на несчастную вдову.
- Мы ничего не делали вдове, она умерла без нашего участия, - посмотрел на старосту честными глазами Рёджи – в этот момент он действительно не врал.
- Монстр разрывал людей на части, но он оставлял совершенно не такие следы, - Соно поднял вверх указательный палец, а слова чеканил чуть ли не по слогам. – Он рвал тела на более мелкие куски, а разбрасывал их на большее расстояние. И кроме того…
Глаза Соно сузились, и заговорил он вовсе шепотом:
- И, кроме того, наш лекарь осмотрел останки и сказал, что старуха умерла за несколько часов до того, как ее разорвали.
- Вот это да, - на лице эльфа отразилось неприкрытое изумление, а Рёджи про себя подумал, что действительно удивлен – он не знал, что по частям мертвого тела можно определить, когда именно умер человек.
- Не строй из себя дурачка! – рявкнул Соно. – Просто вы не знали всех деталей и сымитировали сцену убийства так, как сами себе представили! Где ты был вчера все утро, эльф?!
- Где бы я ни был, по крайней мере, я не пытался казнить невиновного, - на лице Леды не дрогнул ни единый мускул, а тон был настолько скучающим, словно речь шла вовсе не о нем. Рёджи оставалось только восхищаться такой выдержкой – сам он внутренне сильно напрягся. - Я – не беззащитный Джури, и если вы хотите предъявить мне какие-то обвинения, сначала покажите доказательства.
Доказательств у Соно не было – это Рёджи понял сразу. Лицо старосты исказила бессильная злоба, и он лишь губу прикусил, явно борясь с желанием выдать пару ласковых в адрес чужаков.
- Вам это не сойдет с рук, - вместо достойного ответа выдал он новую угрозу. – Мало нам было одного чудовища, теперь еще и вы пожаловали…
- Мы не чудовища и никого не убивали, что бы вы все себе ни вообразили, - холодно произнес Леда. – И вместо того, чтобы хватать и пытаться сжечь всех, кто подвернется под руку, лучше бы оказали нам содействие. Так мы скорее избавились бы от настоящего монстра. Ведь, по правде, вы сами не верили, что веселый парень, распевавший песни в местном кабаке, мог сотворить такое.
В глазах Соно не секунду мелькнула тень непонятного чувства, очень похожего на сомнение, и Рёджи показалось, что в глубине души староста знал, что Джури не причастен к многочисленным убийствам, лишь врожденное упрямство мешало ему согласиться с правотой Леды.
- Я верю доказательствам и фактам, - сухо ответил он.
- Доказательств нашей вины в произошедшем вчера у вас нет, - вежливо напомнил эльф.
- Это временно, - огрызнулся Соно. – Если вы будете и дальше творить беспредел, рано или поздно попадетесь.
- Да у вас тут и без нас беспредела выше крыши… - фыркнул Рёджи, но в разговор снова вмешался Леда, не желавший развивать бессмысленный спор.
- Я считаю, что сейчас не время разводить пустые разговоры, - строго произнес он. – Нам нужна ваша поддержка, потому что след монстра мы уже взяли.
"Это когда же?" – чуть было не выдал их Рёджи, но вовремя опомнился и промолчал.
- Взяли? – недоверчиво протянул Соно, однако даже невооруженным взглядом было видно, что слова Леды вселили в него смутную надежду: Рёджи шестым чувством ощутил, как враждебность старосты стала не такой осязаемой.
- Да, мы с высокой степенью вероятности предполагаем, где его искать, но поддержка местного населения нам тоже нужна, - продолжал вдохновенно врать эльф, пока Рёджи про себя думал, что зря он это делает: за свои слова потом придется отвечать.
- Может, пройдете? – вместо каких-либо комментариев произнес Соно и махнул рукой куда-то за спину, будто предлагал гостям располагаться, но Леда только головой покачал:
- Сейчас у нас нет времени, уж лучше в другой раз.
- Ну пускай, - не стал настаивать Соно. – А о какой поддержке с нашей стороны идет речь?
- В настоящий момент нужно, чтобы нам не мешали, - твердо заявил Леда. – Два дня все наше внимание было захвачено этой театральной казнью, которая никому не принесла пользы. Чем больше мы отвлекаемся, тем позже чудовище будет обезврежено.
На лице Соно появилась горькая усмешка, и Рёджи в этот миг подумал, что староста на самом деле был намного старше, чем казалось поначалу, а еще он выглядел безмерно уставшим.
"Наверное, его не радует быть самым главным среди этих озверевших аристократов", - предположил Рёджи и даже почти посочувствовал ему.
- Вы ставите слишком сложную задачу, - вздохнул Соно. – Люди запуганы и они прячутся, но если бы вы попросили собрать небольшой вооруженный отряд, выполнить это было бы проще, чем просить их сидеть спокойно и просто ждать. Мы же говорили вам, что паника нарастает…
- Да, и они подумывают захватить корабль, который придет через месяц, - кивнул Леда. – Мы все это помним, потому постараемся действовать быстро. И, кстати, отряд, быть может, тоже понадобится в самое ближайшее время.
"Как бы не завраться совсем", - с опаской покосился на напарника Рёджи. Зачем Леде понадобился отряд, когда они еще сами не знали, что ищут, он не представлял, но перспектива быть уличенными во лжи беспокоила. На что готовы перепуганные местные они уже увидели на примере пострадавшего ни за что Джури.
- Так и быть, я снова поверю тебе, - глаза Соно сузились, и вопреки произнесенным словам его голос звучал более чем недоверчиво. – Но учти, что времени осталось не так много. Истории известны случаи, когда страх за свою жизнь заставлял некоторых совершать подвиги и превосходить самих себя. Я не смогу сдерживать долго настолько запуганных людей.
- Я хорошо знаю историю, - нейтрально заметил на это Леда и кивнул в сторону выхода, давая понять, что пришло время прощаться. – Мы будем держать вас в курсе всего, что сможем выяснить.
...Поселение выглядело так, как в тот день, когда Рёджи и Леда прибыли на Последний Горизонт – вокруг было тихо и пустынно. Землю покрывал тонкий слой снега, и одинокие снежинки кружили в воздухе. Вероятно, зимой тут случались настоящие метели и заносы, а температура воздуха сильно падала, но пока было относительно не холодно, а белый покров придавал пейзажу немного свежести. Из труб почти всех домов тонкими струйками тянулся дымок, и открывавшаяся взору картина казалась на первый взгляд вполне мирной, если не считать того, что тревожное выжидание будто зависло в воздухе, и Рёджи было не по себе, когда он глядел по сторонам.
"Как будто на заказе", - подумал он. – "Когда едешь по ночному тракту и все время ждешь нападения…"
Следом он отметил, что на деле все так и обстояло, и предательского удара в спину он действительно ожидал в любой момент, но говорить вслух ничего не стал, только вздохнул.
- Зачем ты соврал ему, что у нас есть идеи, где искать это чудище? – вместо этого спросил он у друга, и Леда, до этого смотревший прямо перед собой, повернул к нему голову.
Отдохнуть за одну ночь эльф толком не успел, потому под его глазами Рёджи видел серые тени. А еще ему упорно чудилось в глазах Леды что-то непривычное и незнакомое, но что именно – он не мог разобрать.
- Я не соврал, - как всегда спокойно и уверенно произнес эльф. – Сойк обещал нам помочь, он сказал, что знает, где искать.
- Сойк мог преувеличить, - усмехнулся Рёджи. – Ему просто была нужна наша помощь. А даже если он и не врал, сейчас закроет свои магические ворота, и никак мы внутрь не попадем, и долг не потребуем. Теперь мы ему не нужны, да и поводов доверять ему нет и не было.
- Объективно ты прав, - не стал спорить Леда. – Но я уверен, что он сдержит данное слово и поможет нам.
- С чего бы? – недоверчиво протянул Рёджи.
- Я это чувствую, - пожал плечами Леда. – А еще смею надеяться, что немного разбираюсь в людях. Такие, как Сойк, слово держат.
Рёджи хотел уточнить, какой именно этот Сойк, что у Леды появилась уверенность в его честности и порядочности, но решил уже не спрашивать. Парочка, живущая у мельницы, была слишком странной, чтобы Рёджи рискнул делать ставки на то, как они себя поведут в дальнейшем.

И Леда не ошибся, как понял Рёджи через два дня.
Ближе к вечеру они приехали к дому у леса, и после того, как эльф не меньше часа занимался врачеванием Джури, а Рёджи, не желавший наблюдать за процессом, сидел перед камином и смотрел на огонь, Сойк первый заговорил о деле.
- Вы такие вежливые, аж не верится, - насмешливо произнес он, когда Леда вышел из спальни и опустился на пол у огня. – Все жду, когда напомните про мой должок, а вы молчите да молчите.
- Зато мы об этом все время думаем, - съязвил Рёджи. – Только пока мелкий дрыщ помирает, все равно ты с места не сдвинешься.
- Слова выбирай, - беззлобно одернул его Сойк.
- Джури не собирается помирать, он на редкость живуч, - заметил эльф. – Мне даже кажется, что удалось спасти его глаз.
- Хорошо бы, - недобро усмехнулся Сойк. – А то я тут решил, что за каждое уродство, которое ему досталось от местных, виновные получат по два таких же…
 
KsinnДата: Четверг, 26.09.2013, 19:50 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

- Ты хотел поговорить о своем долге, - напомнил Рёджи, которому не слишком хотелось слушать угрозы. Не то чтобы они казались ему пустыми – напротив, чудилось, что Сойк не просто так сотрясал воздух и нашел бы способ покарать обидчиков Джури. Просто Рёджи думал о том, что надо торопиться: он физически чувствовал, как быстро уходило отведенное им время, а разгадка все не приближалась.
- Да, - задумчиво кивнул Сойк. – Думаю, пришло время рассказать вам, с чем мы имеем дело. Возможно, после этого вы не захотите ловить монстра и сбежите отсюда подобру-поздорову.
- Очень страшно, - насмешливо фыркнул Рёджи, но при этом почувствовал, как внутри все сжалось: отчего-то он сразу понял, что Сойк не преувеличивает.
- Боюсь, у нас в любом случае нет выбора, - ответил Леда и подтянул колени к груди, усаживаясь удобней и настраиваясь на долгий разговор.
Несколько секунд, в течение которых Рёджи успел начать ерзать от нетерпения, Сойк задумчиво смотрел на пламя, не торопясь приступать к рассказу. Он едва заметно хмурился, словно не зная, с чего начать, но потом мотнул головой, гоня прочь лишь одному ему известные сомнения.
- Мне рассказывать с самого начала? – только и уточнил он. – С Древней силы и Древнего мира?
- Да, пожалуй, - кивнул Леда. – Рёджи наверняка не все знает о тех временах, да и я мог что-то упустить.
"Рёджи ничего не знает о тех временах", - подумал Рёджи, но от комментариев воздержался.
- Хорошо, - согласился Сойк. – Тогда, пожалуй, стоит упомянуть о том, чем по приданиям является Последний Горизонт. Согласно многочисленным летописям, а также исследованиям самых разных народов этот остров…
Но договорить Сойк не успел: со стороны спальни послышались шаги, и вся компания, собравшаяся у камина, дружно повернулась на звук.
- Эй, ты зачем встал? – тут же отвлекся от своей истории хозяин дома, и в его голосе послышалась неподдельная тревога.
На пороге появился Джури, которого Рёджи не видел все эти дни – особого удовольствия от посещения его спальни он не ждал, потому и не заглядывал туда. Теперь же он отметил, что Джури было значительно лучше. В первую очередь это определялось тем, что тот самостоятельно стоял на ногах и даже не шатался, а во вторую – ненавистную Рёджи физиономию украшала довольная улыбка от уха до уха. Рёджи было сложно поверить, что он видел это лицо искаженным от боли – казалось, что Джури сияет всегда и везде.
- Я тоже хочу послушать про радужного змея, - объявил он и прошлепал босыми ногами по полу.
Одеться Джури, не иначе случайно, забыл и просто завернулся в одеяло так, что наружу торчала одна растрепанная макушка. Половину головы, а заодно и правый глаз скрывала повязка, и на недовольство Сойка из-за его произвольного подъема Джури предпочитал не обращать внимания.
- Привет, деревенщина, - брякнул он, чуть ли не плюхаясь на медвежью шкуру между Сойком и Рёджи. – Что это ты меня проведывать не заходишь?
- Не успел соскучиться, дрыщ, - огрызнулся Рёджи и демонстративно отвернулся.
- Раз не успел, сходи прогуляйся на кухню, - решил Джури. – Сообрази мне кружку молока.
- А кружку навоза тебе не сообразить? – моментально взбеленился Рёджи.
- Ты только что пил молоко, - твердо, но в то же время как-то неуловимо ласково произнес Сойк. – А теперь у нас важный разговор.
- Ой, да знаю я, - наверное, где-то в складках одеяла Джури попытался махнуть рукой, но утверждать точно было сложно. После этого он укутался плотней и, как и все присутствующие, уставился на пламя.
- На чем я остановился? – поморщился Сойк, пытаясь вспомнить.
- На летописях, - подсказал Рёджи.
- Да, так вот, никто доподлинно не знает, но согласно всеобщему мнению самой первой сушей современного мира был именно этот остров – все остальные материки и архипелаги появились значительно позже. Отсюда следует, что и первая жизнь зародилась именно здесь.
О зарождении первой жизни Рёджи имел смутные представления. Его никогда не мучил вопрос, откуда взялся первый человек или первый эльф, например, но как-то раз в образовательных целях Леда заставил его читать книгу, одно название которой – "О бытие, жизни и сущем" – вгоняло в тоску. В этой книге неведомые летописцы старины задавались вопросом, с чего началось все сущее в этом мире, и пытались сами себе ответить. Из книги Рёджи понял только то, что никто ничего доподлинно не знает: одни считали, что люди произошли от каких-то диковинных зверей, другие – что жизнь людям подарили боги, третьи – что первый человек попал в мир, упав со звезд. Одна идея казалась Рёджи абсурдней другой, и он искренне не понимал, почему Леда так настаивал на прочтении невразумительной литературы.
- Сейчас идет речь не о людях, - вмешался в поток его мыслей Леда, как будто разгадав, о чем Рёджи вспомнил. – Сойк говорит в принципе о первой жизни. Считается, что людей на Горизонте как раз никогда и не было.
- Славным, однако, местечком был Горизонт когда-то, - вставил свои полслова Джури и хитро поглядел по сторонам.
- По приданиям Горизонт населяли некие существа, - продолжал тем временем Сойк. – Немногочисленные исследователи, да и первые поселенцы тоже, находили останки огромных костей. Считается, что именно отсюда пошли легенды о драконах.
- Разве драконы существуют? – не поверил своим ушам Рёджи.
- Вроде бы нет, - ответил ему Леда.
- Что значит "вроде бы"?
- Это значит, деревенщина, что никто своими глазами не видел, но очень уж хочется, чтобы они существовали.
- Не то чтобы хочется, - возразил Джури Сойк. – Просто эти кости, черепа и вроде даже остатки толстой шкуры, которые находили здесь, не могут принадлежать ни одному известному существу. Вот отсюда и пошло предание о могучих рептилиях. Но дело даже не в том, существовали ли драконы когда-то – однозначно ясно другое: Последний Горизонт в древние времена населяли огромные, неведомые нам существа.
- Куда же они подевались потом? – удивился Рёджи. Про себя он подумал, что если бы они остались на острове и жили в лесах, все пренеприятное селение хорошо сошло бы на обед одной такой диковиной твари.
- А вот это и есть главная загадка современности, - поднял вверх указательный палец Сойк.
- Не говори такими сложными словами, деревенщина не успевает все усвоить, - попросил его Джури.
- Деревенщина успевает, а еще думает, что главная загадка современности – это сможет ли один маленький дрыщ видеть, если я выбью ему второй глаз, - с угрозой процедил Рёджи.
- Это не загадка, дурак, - в притворном испуге округлил свой упомянутый, единственный здоровый глаз Джури. – Дрыщ не сможет видеть, потому что у него всего два глаза, минус один и минус еще один, не останется ни одного. А ты не умеешь считать и…
- Джури, хватит, - строго одернул его Сойк, за что получил в награду веселый взгляд с прищуром, но болтать дальше Джури перестал, а Леда негромко вздохнул, наверняка уже не чая, что сегодня они перейдут к делу.
- В общем и целом, если кратко, большинство исследователей склоняется к тому, что монстры прошлого не пропали и не вымерли, потому как для этого вроде бы нет причин. Что они просто уснули, скрывшись в недрах земли, в пещерах в горах или в дебрях лесов. Но что они по-прежнему живы и обитают на этом острове, - скомканно закончил Сойк, вероятно опасаясь, что если станет объяснять подробно, до сути так и не дойдет.
- То есть… - неуверенно произнес Рёджи. – То есть ты хочешь сказать, что на людей из селения нападает один из таких монстров древности?
- Не так давно такое предположение мне самому показалось бы абсурдным, но в свете последних событий, мне кажется, что так оно и есть, - кивнул Сойк. – А если точнее, я в этом совершенно уверен, и на это у меня есть ряд причин. На острове появился могущественный колдун, которому хватило смелости и силы пробудить тварь.
- Не слишком ли это для одного колдуна? – с сомнением произнес Леда, хотя весь его вид говорил, будто он не удивлен такому предположению.
- Может, он не один, - пожал плечами Сойк. – Но тут я больше склонен сделать небольшую уступку иного рода.
- Чего? – недопонял витиеватую фразу Рёджи.
- Я думаю, что, возможно, не так уж оно сложно – пробудить тварь, если знать как. Все же вокруг Древней силы раздувают много шуму, как это сложно и опасно, но кому знать, если почти никто не пробовал? А еще я думаю, что монстры были разные – если пробудили того, кого я предполагаю, это один из самых слабых и незначительных исполинов старины.
- Ничего себе, слабый! Двадцать человек стрескал – не подавился! – возмутился Джури, а Рёджи недоуменно спросил:
- Что за Древняя сила?..
- Тоже одно из преданий, - отмахнулся как от чего-то незначительного Леда. – Вроде как если подчинишь себе такого монстра древности, станешь чуть ли не властелином мира. Глупое суждение, ни на чем не основанное.
- Тут я согласен, - кивнул Сойк. – Это все сказки и выдумки, но только одно совершенно очевидно: пробудившееся чудовище, направляемое человеком – страшная сила. Достаточная, чтобы держать в страхе все поселение, например…
- И наверняка достаточная, чтобы сбежать с острова, - подхватил Леда. – Думаю, подвластное воле хозяина чудовище способно запугать матросов на корабле и заставить их подчиняться.
- Думаете, дело в этом? – принялся с любопытством крутить головой Джури, переводя взгляд с эльфа на Сойка и обратно. – Думаете, кто-то просто хочет сделать ноги с острова? Но почему тогда не сделал до сих пор? Люди мрут как мухи еще с лета…
- Демоны его знают, - пожал плечами Сойк. – Может, у него более серьезные планы, требующие времени. Может, тварь вышла из-под контроля. А может, на самом деле ее вообще никто не будил.
- Ты сказал, что у тебя есть ряд причин думать, что все обстоит именно так, как ты утверждаешь, - напомнил Сойку Леда. – А еще ты сказал, что знаешь, где ее искать, эту тварь.
- Да, есть у меня свое мнение, - кивнул Сойк и потер подбородок. – Мне бы сейчас мою библиотеку, и тогда я составил бы точную картину…
На этой фразе он сокрушенно вздохнул, из чего можно было сделать умозаключение, что на острове книг ему не хватает. Рёджи мысленно пожелал поменяться с Сойком местами: в последнее время благодаря Леде в его жизни чтения стало слишком много.
- Да ты и так все помнишь, - заявил Джури, которого отсутствие древних фолиантов печалило в последнюю очередь. – Рассказывай уж как есть. Про радугу.
Рёджи предполагал, что Сойк будет снова собираться с мыслями, но тот напротив, подбодренный Джури, заговорил сразу, быстро и немного частя.
- В общем, что касается места. Эти идиоты из села сидят на своем пяточке на побережье и высунуться бояться, до сих пор ничего не зная об острове, где им проходится жить. А вот я люблю ходить в леса и смотреть окрестности. Не так страшен Горизонт, как о нем рассказывают – в нашей родной Долузии есть и похуже уголки.
- Ага, тут хотя бы разбойников нет в лесах, - сострил Джури.
- Монстры сожрали? – ехидно поинтересовался Рёджи.
- Со страху обделались и подохли, - пояснил невежливый Джури.
- Так вот, лошади у меня нет, но предполагаю, что до этого места верхом от силы часа два пути – пешком, разумеется, дольше. Я нашел его около года назад, когда охотился.
- Что за место? – спросил Леда, прищурившись, как он делал всегда, когда испытывал любопытство – по одной мимике друга Рёджи мог многое рассказать о его мыслях и чувствах.
- Заброшенное селение, - ответил Сойк.
"Проклятия на наши головы! Я так и знал!" – мысленно выругался Рёджи, который заподозрил примерно такой исход их путешествия, когда эльф только упомянул о том, что дома в поселении относительные новые, а значит, где-то должны быть и старые.
- Давно заброшенное? – немного подался вперед Леда.
- Давно, - ненадолго призадумавшись, произнес Сойк. – Не меньше ста лет… Хотя, наверное, даже больше. Дороги сильно поросли, дома обветшали…
- Но это все мелочи, - перебил его Джури, обращаясь исключительно к гостям. – Важно то, что этот придурок нашел такое отвратительное место и шлялся там! Один!
- А ты где был в это время? – поинтересовался Рёджи.
- Дома! – Джури как будто даже возмутился из-за такого вопроса. – Где ж еще мне быть?
- Да, точно, я все забываю, - почесал макушку Рёджи.
- Заброшенные поселения очень опасны. Очень, - Джури с нажимом повторил последнее слово. – Надежные стены строят не просто так. Стены дают людям возможность доказать, насколько страстно они о чем-либо мечтают. А брошенный дом – это разбитая мечта. Вы, люди, даже не понимаете, какой страшной силой обладают несбывшиеся желания!
- Джури говорит о том, что к домам, где произошло горе, и которые покинули люди, сползается всевозможная мерзопакость, - постарался пояснить слова своего друга Сойка. – Что-то вроде всходов плохого посева. Где были брошены в землю боль и слезы, обязательно вырастет нечто подобное, только в разы больше и хуже.
- Я так и сказал, - сердито вставил Джури.
- Ты не так сказал, - возразил Сойк.
- А почему село покинули? – невпопад спросил Рёджи.
- Вот тут у меня даже предположений нет, - развел руками Сойк.
- Хорошо, хорошо, об этом мы уже слышали и все поняли, - Леда поднял вверх руки, пытаясь привлечь к себе внимание и вернуть обсуждение в нужное русло. – Что ты видел в том селении?
- Ничего я не видел, - усмехнулся Сойк. – Я что, идиот, чтобы там лазать? Лишь на окраине постоял, поглядел, что да как, и назад пошел…
- На окраине так же опасно, как и в самом селении, - напомнил недовольный Джури.
- Но потом, спустя полгода я увидел радугу, - не обратил на его слова внимания Сойк. – И угадайте, в какой она была стороне?
В какой стороне появилась радуга, все сразу догадались, и Леда с Рёджи дружно выдали в ответ:
- Все понятно.
- И чего б это значило?..
Сойк на это лишь слабо улыбнулся, а Джури рассмеялся и провозгласил:
- Вы идеально друг другу подходите.
- Чего тебе понятно? – спросил у друга Рёджи, игнорируя всех остальных.
- Понятно, что неизвестный нам колдовской ритуал проводили в этом селении, - пожал плечами эльф.
- Но почему именно там?
- Потому что в местах, где скапливается всякая нечистая сила, потенциал любого магического ритуала, заклинания, призыва – хоть чего – усиливается в разы, - объяснил Джури. – Деревенщина, ты знаешь, что такое "потенциал"?
- Тебе явно не дорог второй глаз… - заметил на это Рёджи, а про себя подумал, что действительно не знает определения непонятного слова, но смысл сказанного он понял и без этого.
- Ты думаешь, монстр обитает в этой покинутой деревне? – задумчиво произнес Леда, пропуская мимо ушей спор напарника с бывшим домовым.
- Может, не в самой. Может, где-то рядом, но найти будет несложно – долго объяснять детали, но на месте я имею все шансы обнаружить логово по отдельным обязательным для таких случаев приметам.
- Эй, не смей туда ходить! – мигом позабыв о Рёджи, потребовал Джури, но его даже взглядом не удостоили.
- Я уже говорил о гримуаре Гельмира Светоносца, - продолжал свой рассказ Сойк. – Это отличная книга, лучшая из всего, что было написано до наших дней о вызове демонов и прочих их собратьев. В свое время я зачитал ее до дыр и теперь помню многое на память. А еще я припоминаю отдельные опусы из бестиария ганзагских мудрецов. Если коротко, все сводится к тому, что инфернальная тварь привязана к месту, где ее привели в этот мир.
- Так это… Монстр вроде не демон, - напомнил Рёджи. Последнее слово его порядком пугало и казалось, что такое определение, как "чудовище", звучит не настолько ужасно и отвратительно, как "демон". – Да и по идее не приводил же его никто – он просто дрых где-то, а его разбудили…
- Не демон, - согласился Сойк. – Но сама его суть, берущая начало чуть ли не от рождения мира, и также сущность, больше свойственная духу, а не животному, с высокой степенью вероятности указывают на то, что в некоторых аспектах змей будет вести себя схоже с призванным черным или воскрешенным кадавром.
"Ой… Бр-р…" – совсем запутался Рёджи, сообразивший, что Сойк выдавал порциями информацию, почерпанную из книг, и упрощать позаимствованные определения и выражения не собирался.
- Какой такой змей? – ухватился он за едва ли не единственное понятное слово, и Джури снова охотно пояснил:
- Ра-адужный…
В голосе крылось едва ли не восхищение, и Рёджи во все глаза уставился на Джури, не веря, что тому может что-то нравиться в монстре, из-за которого он чуть не лишился жизни.
- Радужный? – переспросил эльф, который, что удивительно, сам понял немного из такого объяснения. – Что это означает?
- Если бы у меня был здесь бестиарий, а показал бы вам иллюстрацию, - с сожалением произнес Сойк. – Отлично помню ту картинку, она сильно удивила меня. На ней был изображен змей, в общем-то, ничем не отличающийся от обыкновенной гадюки, только удивительной окраски – представьте, от красной морды до кончика фиолетового хвоста весь цветовой спектр.
- Ужас, - выдохнул Рёджи, который с детства терпеть не мог змей.
- Здорово… - зачарованно протянул Джури.
- В бестиарии было написано, что у змея нет зубов, - продолжал рассказывать Сойк. – Возможно, именно по этой причине он разрывал людей на куски, а следов клыков никто не увидел. Правда, я не думал, что змей настолько велик, каким он оказался.
- А каким он оказался? – не без внутреннего содрогания осторожно поинтересовался Рёджи.
- Я думаю, ярдов двадцать, судя по следам, которые я находил в траве возле мест преступления, - невозмутимо пожал плечами Сойк.
- Забери меня бес… - негромко пробормотал Рёджи, отказываясь верить услышанному.
- Неслабо, - согласился с ним Леда, и как показалось Рёджи, помрачнел – перспектива сражаться с таким чудовищем его определенно не радовала.
- А откуда вообще известно, как этот змей выглядел, если это чудовище из дряхлой древности? – Рёджи решил так просто не сдаваться и не принимать на веру неприятную истину. – И вообще, я не пойму… Как вы сказали будет по легенде? Если подчинишь монстра, станешь чуть ли не правителем мира? Почему тогда никто не пытался сделать этого раньше?
- Сам спросил, сам ответил, - проворчал из складок одеяла Джури, а Сойк пояснил:
- Те, кто пытались подчинить, те и видели. По крайней мере, я могу предположить подобное. Монстры не всегда спали, а люди научились строить корабли в незапамятные времена. Что касается последних столетий, на Горизонт еще попробуй попасть. Локстен ревностно охраняет даже ненужные ему земли.
Пока Сойк говорил, Леда, будто опомнившись, потянулся за своей сумкой, которую бросил на пол рядом, и вытащил тонкую книжонку, виденную Рёджи прежде. Раскрыв ее, он аккуратно подцепил ногтями фиолетовую чешуйку и без слов протянул ее Сойку.
- Где нашел? – внимательно разглядывая находку, поинтересовался он, а Джури склонился к нему ближе, тоже присматриваясь к диковинке.
- Примерно там, где поймали Джури, - честно ответил эльф.
 
KsinnДата: Четверг, 26.09.2013, 19:50 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Рёджи подумал, что, быть может, Леда зря признался – чего доброго Сойк мог рассердиться из-за того, что наемники скрыли доказательство присутствия на месте преступления некого неведомого существа, пока невиновного Джури пытали в каком-то подвале. Однако тот ничего говорить не стал, только головой покачал:
- Стало быть, я прав.
- А тут случайно не водится фиолетовой рыбы? – уныло и без особой надежды сделал последнюю попытку Рёджи, но Сойк только усмехнулся.
- Тут вообще мало что водится. А вот радужный змей, как я теперь понимаю, более чем реален. Ну как, не отпало желание помогать местным?
- Отпало, - от души покаялся Рёджи, а эльф устало прикрыл глаза.
"Слишком ты порядочный", - мысленно с укоризной обратился к нему Рёджи. – "И не плевать тебе на этих одичавших аристократов, а? Нас нанимали найти сумасшедшего убийцу, а не охотиться на древних монстров…"
- Когда ты приходил к нам домой, ты говорил, что есть возможность остановить его, - вместо ответа припомнил Леда, пытливо поглядев на Сойка.
- Говорил, - нехотя ответил тот. – Только не возможность, а, скорее, шанс.
- Совсем малюсенький шанс? – иронично улыбнулся Рёджи, но к его удивлению Сойк призадумался, прежде чем ответить.
- Нет, - наконец произнес он. – Шанс вполне реальный. Но нужна хорошая подготовка и доля везения, конечно. Это непросто в принципе, а в имеющихся условиях – тем более.
- Имеющиеся условия – это отсутствие у тебя колдовского дара? – уточнил Леда.
- И его тоже, - кивнул Сойк. – А также отсутствие амулетов, артефактов, книг и многого другого, что сейчас пришлось бы очень кстати. Но… Но вообще, если один смог призвать монстра, всегда найдется другой, кто загонит его обратно.
- Но не убьет? – заметил Рёджи.
- Нет, убить точно не получится, - усмехнулся Сойк. – Да и зачем? Если древность не тревожить, она не станет выходить на свет.
- А если потом кто-то опять решит потревожить, и все начнется сначала?
- Именно во избежание этого мы обязаны установить, кто призвал монстра, - твердо произнес Леда. – Виновного надо найти и наказать.
- Легко сказать, - усмехнулся Джури и пристроил голову на плечо Сойка, искоса и игриво поглядывая на гостей. – Как искать будешь? Спрашивать в лоб?
- Пока не знаю, - проигнорировал иронию Леда. – Все зависит от того, что мы найдем в заброшенном поселении.
- И если вообще вернетесь оттуда, - поддакнул Джури, недобро прищурившись.
- Вернемся, - тихо произнес Сойк, как будто желая подбодрить своего друга. – Нам надо решить, как мы поступим, раз отступать вы не хотите.
- Не хотим, - ответил Леда, упрямо нахмурившись, а Рёджи тихонько вздохнул. – Сделать же в первую очередь, как я понимаю, надо следующее. Отправиться в это заброшенное селение, отыскать место ритуала и хотя бы примерно – местонахождение монстра.
- А зачем нам знать, где проходил ритуал? – удивился Рёджи.
- Если там остались хоть какие-то следы, это поможет мне понять, как именно происходил призыв, и как теперь исправить последствия, - ответил Сойк, смыкая ладони в замок, и Рёджи даже отвлекся на миг от разговора, заворожено уставившись на красивый узор на его руках.
- Я все же не совсем понимаю, - плюнув на то, что может показаться глупым или не сообразительным, признался он. – Если существо это реальное... ну, настоящее вроде, а не демон какой, как его можно загнать обратно? Демонов же загоняют куда-то на изнанку… Так?
Смущенно замолчав, Рёджи вопросительно поглядел на Леду, но в глазах друга не было и тени усмешки.
- Все так, - кивнул он. – Но как я понимаю, Сойк не собирается изгонять чудовище.
- Надо попытаться его усыпить, - кивнул Сойк. – Оно беспробудно спало не одно столетие, если не тысячелетие – надо все вернуть на свои места. Проблема только в том, смогу ли я это сделать, лишившись дара.
- Это он себе цену набивает, - промурлыкал Джури, беззастенчиво прижимаясь к Сойку крепче. – А если думаете, что он согласился на все это из-за меня – ошибаетесь. Ему просто хочется доказать самому себе, что даже без искры он даст жару любому матерому колдуну.
- Все-то ты знаешь, - не стал спорить Сойк, добродушно улыбнувшись и поглядев в сторону камина.
Было удивительно видеть, насколько отличалось поведение этого человека, когда он говорил с Джури и когда общался с кем-то другим. Вот Леда, как отметил в этот момент Рёджи, со всеми, с друзьями и врагами, и с самим Рёджи, заговаривал примерно одинаково, и Рёджи подумал в этот момент, что даже не знает, хорошо это или плохо.
- Тогда завтра же с утра мы отправимся в покинутое селение, - вынес свой вердикт Леда. – Посмотрим, что там и как, а потом будем решать, что делать после.
Погруженный в свои мысли Сойк едва заметно кивнул, давая понять, что все услышал и согласен.
- Только учтите один момент, - негромко произнес он. – Никому, вообще ни единой живой душе нельзя распространяться о том, что я рассказал вам сегодня, и что мы будем делать теперь.
- Ты думаешь, что тот самый колдун узнает? – догадался о причинах такого предупреждения Рёджи.
- Узнает еще как, - заверил его Сойк. – Уверяю, он внимательно следит за теми, кого прислали обезвредить тварь. Если не сам, то с чьей-то помощью. Не стоит давать ему лишние подсказки.
- Мы будем осторожны, - заверил его Леда и поднялся на ноги, зачем-то отряхивая колени, как будто в чистой гостиной можно было запачкаться.
И глядя на друга снизу вверх, Рёджи вдруг остро почувствовал, что не хочет уходить – не хочет покидать этот уютный дом и даже странных людей, которые живут в нем. Почему-то такая компания очень подходила холодному промозглому вечеру, и Рёджи неожиданно для самого себя испытал давно забытое чувство: ему показалось, будто на один день у него снова появилась семья.
- Да ладно уж, оставайтесь, - вдруг произнес Джури, не прекращая сиять белозубой улыбкой. – Вы вроде сильно не мешаете, а в то, что хотите вернуться в свою халупу, что-то не особо верится.
Сойк ничего говорить не стал, но головой кивнул, выражая согласие с Джури.
- Наемникам все равно, где жить, - вопреки собственным чувствам ответил на это Рёджи, вспоминая и повторяя недавно произнесенные Йо слова. – Потому что у наемников нет никакого дома.
- Этого не может быть, - еще шире улыбнулся Джури, но Рёджи почудилось, что говорит тот более чем серьезно. – Все люди любят свой дом. Одни – который есть. Другие – который был. Третьи – которого никогда не будет.
На последней фразе он перевел странный взгляд на Рёджи, и тот не смог вытерпеть его, торопливо отвернувшись. Рёджи сам не понял, о чем именно говорил Джури, но сердце отчего-то предательски дрогнуло.
- Спасибо за гостеприимство, но нам все же следует вернуться, - вежливо поклонился эльф. – Мы сами только что обсудили, что лучше не привлекать лишнего внимания к нашим перемещениям.
- Дело ваше, - не стал уговаривать Сойк. – Тогда завтра с утра жду вас.
На этом друзья попрощались с хозяевами. Покидая теплый дом, Рёджи ощутил незнакомое и очень неприятное чувство, когда странная калитка в массивном заборе беззвучно притворилась за их спинами. Больше всего оно было похоже на пустоту внутри, но Рёджи приказал себе не задумываться об этом – впереди предстояла не самая близкая дорога через темное поле. Луны в эту ночь не было видно из-за набежавших туч.
 
KsinnДата: Вторник, 01.10.2013, 14:41 | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 9.
Свою лошадь Леда щедро предложил Сойку, и тот не стал отказываться.
- Сто лет не ездил верхом, - произнес он, мечтательно глядя на черную красавицу. – Раньше я очень любил это дело…
- Как можно любить ездить верхом? В этом же нет ничего особенного, - хмуро выдал Рёджи, глядя исподлобья. Эльф участия в разговоре не принимал: ненадолго он отлучился к Джури проверить, как тот себя чувствует.
С самого утра настроение Рёджи было из рук вон отвратительным – перспектива отправиться в заброшенное селение настораживала и пугала. Почему-то у Рёджи не было сомнений, что бывший домовой не преувеличивал, когда рассказывал, как опасно в таких местах. А ко всяким призракам, духам и прочим необъяснимым сущностям Рёджи и так всегда относился с опаской.
- Это для некоторых наемников конь – средство передвижения, - неодобрительно покосился на него Сойк. – А я обожаю лошадей. В свое время участвовал в королевских забегах и неоднократно получал золотую ветвь за первое место.
В его голосе прозвучала едва уловимая гордость за былые заслуги, но Рёджи только отмахнулся.
- Тоже мне достижение, быстро скакать…
- Не для всех проскакать на лошади равносильно походу в туалет, дубина, - огрызнулся Сойк, напоминая себя прежнего – такого, каким Рёджи и Леда увидели его в день знакомства. В последнее время Сойк начал терпимей относиться к ним и вел себя сдержанней, но выдержки надолго не хватило. Рёджи не стал ничего отвечать, а Веснушка фыркнул, вероятно, выражая недовольство компанией своего хозяина.
- Лошадь, кстати, странная, - вместо того, чтобы пререкаться, заметил Рёджи. – За все время первая, на которую Веснушке не удалось заскочить.
- Это не лошадь странная, это Веснушка за хозяином повторяет, - ехидно заметил Сойк.
- Ты о чем сейчас? – вскинулся Рёджи, но тот только отмахнулся и отвернулся.
До Рёджи с опозданием дошло, о чем говорил беспардонный Сойк, и от возмущения он чуть ли не физически почувствовал, как к горлу подкатывает волна неконтролируемой ярости. Рёджи понял, что больше всего сейчас хочет врезать хамовитому местному.
- Еще раз позволишь себе такое… - медленно начал он, мысленно поражаясь, как глухо звучит собственный голос, но Сойк ничуть не испугался, только резко обернулся.
- Можно подумать, я что-то придумал или соврал, - невозмутимо заявил он.
- Что тут происходит? – раздался за спиной голос Леды, которому удалось подойти совершенно бесшумно, и Рёджи, прикрыв глаза, мысленно сосчитал до трех, пытаясь успокоиться – этому нехитрому приему не так давно научил его напарник. Сказать, что незамысловатое действо помогло, было нельзя: убить Сойка хотелось не меньше, но Рёджи все равно изо всех сил старался держать себя в руках.
- Ничего, - флегматично ответил эльфу Сойк. – Мы с Рёджи обсуждаем лошадей.
На этих словах он легко и почти грациозно подтянулся на стремени и запрыгнул в седло, а Рёджи, сперва проследив за этим действием хмурым взглядом, натянуто улыбнулся другу и отвернулся.
…Поездка превратилась для Рёджи в настоящую пытку. Накануне он как-то не задумывался, как они втроем отправятся в путь на двух лошадях, а выход из сложившегося положения нашелся только один – им с Ледой пришлось ехать вместе.
Не прикасаться к нему Леда не мог, но Рёджи все равно чудилось, что тот прижимается как-то слишком сильно. От этого становилось жарко, и Рёджи только крепче сжимал поводья, пытаясь думать о чем-то отвлеченном, но получалось не слишком хорошо.
В это утром к ним снова заявился Аямэ и уже привычно приготовил поесть. Вероятно, чтобы не испачкать рукава светлой рубашки, он немного подвернул их, и Рёджи в очередной раз заметил синяки на тонких запястьях. Следы были не новыми – ссадины успели даже пожелтеть, но Рёджи все равно нахмурился, в очередной раз задаваясь вопросом, кто их оставил.
- Ты не обязан делать это для нас, - вместо благодарности за вкусный завтрак как-то натянуто-равнодушно заметил Леда.
В его голосе и поведении не было ничего особенного, но Рёджи все равно пригляделся к другу внимательней, припоминая, что не так давно его даже задело то, с каким восхищением напарник смотрел на красноволосого лестройца. От подобных эмоций не осталось и следа: с Аямэ Леда вел себя сдержанно и холодно, а Рёджи мысленно дал себе подзатыльник, решив, что у него разыгралось воображение.
- Для меня радость делать вам приятно, - стыдливо улыбнулся Аямэ и бросил украдкой взгляд на Рёджи, отчего тот совсем смутился. Леда, который не мог не заметить этого переглядывания, больше ничего не сказал.
Но когда Аямэ, попрощавшись, вышел за дверь, а эльф, наоборот, вернулся в комнату, чтобы собраться в дорогу, Рёджи, недолго думая, бросился на улицу следом за гостем.
- А ну стой! – рявкнул он, и Аямэ, который не успел далеко отойти, обернулся.
На миг его глаза распахнулись шире, будто в страхе, и у Рёджи мелькнула мысль, что тот запуган и отовсюду ждет подвоха, ведь бояться Рёджи у него не было причин.
- Откуда у тебя синяки? – не стал ходить вокруг да около Рёджи, решая раз и навсегда выяснить не дающий покоя вопрос. Не то чтобы эта загадка сильно мучила его – скорее, она напоминала неприятное жужжание насекомого над ухом: периодически Рёджи вспоминал об этом и спрашивал сам себя, у кого поднималась рука на такое субтильное существо как Аямэ.
- Какие синяки? – пробормотал тот, отступая на полшага назад и опуская глаза, но Рёджи не поверил в искренность его поведения. В памяти всплыли слова Леды о том, что Аямэ не так уж случайно демонстрирует им побои на своем теле.
- Такие, - Рёджи резко схватил его за руку, не позволив вырваться, когда Аямэ дернул кистью, и задрал край рукава.
- А, так это… Это я просто ударился…
- Ага, как же, - кивнул Рёджи. – Мне, если честно, некогда долго разбираться, потому давай ты просто скажешь, кто тебя бьет. Ты ведь не случайно постоянно рукава закатываешь, да?
- Я… - от понимания того, что его раскусили, в глазах Аямэ отразился самый настоящий страх, и он было попятился назад, но Рёджи не спешил отпускать ладонь, которую по-прежнему сжимал в своей. – Я не хотел…
- Ладно, кто тебя бьет, и чего ты хочешь от меня, - устало попросил пояснить Рёджи, который ожидал, что Аямэ сразу во всем признается, если спросить напрямую. – Навешать кому-то, чтоб не трогал тебя?
- Не надо никому вешать! – голос Аямэ повысил скорей всего невольно и тут же испуганно поглядел по сторонам, будто кто-то мог подслушать.
Только теперь, стоя так близко и глядя на Аямэ сверху вниз, Рёджи заметил еще одну незначительную деталь, которую пропустил до этого. На шее Аямэ тоже был едва заметный след, и прежде чем тот успел проследить за взглядом собеседника, Рёджи, отпустив его руку, ловко ухватил за ворот куртки.
- Не надо… - сдавленно выдохнул Аямэ, отчаянно, снова безрезультатно вырываясь, но было уже поздно.
- Ого… - прошептал Рёджи, не веря своим глазам.
Неплотно застегнутый на горле воротник разошелся, стоило только потянуть, и теперь Рёджи хорошо видел голую шею Аямэ и багровую полосу на ней вполне однозначного происхождения.
- Тебя что, пытались душить? – Рёджи пытливо поглядел в глаза Аямэ, но тот, будучи не в силах отвернуться, зажмурился.
- Отпусти. Еще увидит кто…
- Это уже не шутки. Тебя могут так убить, ты в курсе? – строго произнес Рёджи.
- Никто меня… Это я сам! – Аямэ старательно закивал головой, будто так Рёджи скорей поверил бы ему.
- Что сам? Ты пытался повеситься?
- Нет! Я просто ударился!
Последнюю реплику Аямэ выпалил чуть громче, чем говорил до этого, и тут же плотно сжал губы, с мольбой в глазах глядя на Рёджи.
"Ошибся Леда", - подумал в этот момент Рёджи. – "Не специально он показывал свои синяки и теперь не расскажет ничего. Наверно, просто думал, что нам дела не будет…"
- Мне очень надо идти. Я спешу… Пожалуйста.
Голос Аямэ звучал так жалобно, словно речь шла о жизни и смерти, и Рёджи разжал пальцы, выпуская из крепкого захвата. Аямэ тут же отступил назад и торопливо дернул воротник куртки, скрывая уродливый рубец.
- Все в порядке, Рёджи, честно, - полушепотом произнес он, а Рёджи почему-то показалось, что еще немного, и Аямэ расплачется. – Это все не страшно. Вы просто делайте то, зачем сюда приехали, и все будет хорошо.
Выдав эту непонятную фразу, Аямэ резко развернулся и чуть ли не бегом бросился в сторону улицы, а Рёджи проводил его озадаченным взглядом.
"Почему за него Ю не заступится, если они как бы вместе?" – спросил сам себя Рёджи. – "Живя с ним в одном доме, тот не мог не заметить этих следов. Если только..."
От осенившей его догадки Рёджи раскрыл рот. Наверняка показавшийся таким грозным Ю мог наказать того, кто обижал Аямэ, если только это не он сам оставлял на его теле следы побоев.
"Ну дела", - сделал многозначительное умозаключение Рёджи и повернулся, чтобы направиться обратно в сторону дома, только в тот же миг замер на месте.
Всего в десятке ярдов у двери в дом стоял Леда и внимательно смотрел на Рёджи. Ни поза, ни выражение глаз эльфа не выражали никаких чувств, но Рёджи все равно почему-то стало не по себе. Как выглядел со стороны его разговор с Аямэ, можно было только догадываться.
- Я хотел узнать, кто ему ставит синяки, - голос прозвучал виновато, будто Рёджи сделал что-то неприличное, но поделать с этим он ничего не мог.
- Узнал? – равнодушно спросил Леда.
- Нет, - честно признался Рёджи.
Его напарник на это ничего не ответил, лишь развернулся и скрылся за дверью.
…А теперь Леда держался за пояс Рёджи правой рукой, а грудью прижимался к его спине, пока Веснушка бодрым шагом следовал за лошадью немного оторвавшегося от них Сойка. Догонять его Рёджи не спешил: казалось, что тот сделал это не просто так и общество ему сейчас не нужно.
Лес вокруг ничем не отличался от других лесов, которые Рёджи доводилось видеть в своей жизни. Осенний пейзаж был сер и уныл, и даже снег, которого здесь было немного больше, чем на открытой местности, не скрашивал однообразия и не придавал очарования этому месту.
Было холодно и сыро, а еще Рёджи отмечал, что не слышит никаких посторонних звуков, кроме стука копыт их лошадей. Ни крика какой-нибудь одинокой птицы, ни хруста сломанной ветки под лапой пробегающего где-то в отдалении зверя, ни ветра – ровным счетом ничего. От этого было немного не по себе, и при прочих равных Рёджи был бы настороже, но сосредоточиться не получалось.
Едва забравшись на лошадь, Леда аккуратно убрал волосы Рёджи в сторону, и теперь, когда он крутил по сторонам головой, его теплое дыхание касалось обнаженной кожи. Рёджи просто не мог не чувствовать запаха волос Леды, и ничего не оставалось, кроме как крепко стискивать зубы, лишь бы эльф не заметил его сбившегося дыхания.
- Да расслабься ты хоть немного, - наконец потребовал Леда. – Ничего ужасного не случится. Заброшенные селения населяют неприятные сущности вроде бесов или духов, но они не могут причинить людям серьезного вреда. Тем более, среди бела дня.
Его друг привирал, пытаясь успокоить: Рёджи неоднократно слышал о случаях, когда путники пропадали бесследно после того, как забредали в такие нехорошие места. Враждебно настроенные и озлобленные духи могли заманить, одурманить, усыпить и неизвестно что еще сделать, но в этот момент о потусторонних силах Рёджи думал в последнюю очередь.
Вздохнув, он решил, что надо поддержать разговор, чтобы хоть как-то отвлечься. Как раз в этот момент Леда за спиной мотнул головой, пощекотав взметнувшимися волосами его затылок.
"Я так долго не протяну", - обреченно констатировал Рёджи.
- Слушай, а что это у Сойка за рисунок такой на руках? – произнес он вслух вовсе не то, о чем думал.
- Это не просто рисунок, это шрамы, - ответил Леда.
- Как шрамы? – удивился Рёджи. – Я думал, это татуировка. Разве бывают такие шрамы?
По правде сказать, Рёджи и о татуировках знал немного – больше из рассказов Леды. Лишь однажды он увидел на плече одного из наемников, с которым вместе пришлось выполнять заказ, невразумительный расплывающийся узор. На его изумление Леда ответил, что у некоторых народностей принято так украшать свое тело: с помощью иглы под кожу загонялась краска какого-то там дерева – название Рёджи, разумеется, не запомнил – и получался рисунок, который не смывался до конца жизни. Ничего красивого в татуировках Рёджи тогда не увидел – у того наемника узор потускнел настолько, что было сложно определить, как он выглядел изначально. А вот руки Сойка выглядели красиво, даже удивительно, но Рёджи все равно решил, что это тоже татуировка.
- Бывают, - заверил это Леда. – Это непростые шрамы. Колдун наносит их себе самостоятельно при помощи специального раскаленного клинка, в который вложено сложное заклинание, и это крайне болезненная процедура. Вроде даже бывали случаи, когда делая тебе такой узор, колдуны теряли сознание от боли и истекали кровью.
- Ничего себе, - пробормотал Рёджи и поглядел в спину удалившегося вперед Сойка. В этот момент он убедился, что странный колдун определенно не в себе. – Но зачем оно нужно?
- Это во много раз усиливает заклинания, - пояснил Леда. – Колдуны, когда пользуются даром, чертят перед собой фигуры руками. А когда на их ладонях такие шрамы, фигуры получаются плотнее и сильнее.
Как некие абстрактные пасы в воздухе могут создать плотные фигуры, Рёджи себе даже вообразить не мог, но спросить ничего не успел, потому что Леда продолжил:
- Я несколько раз видел, как происходит сам процесс, и скажу тебе, это нечто. Если колдун рисует фигуру, шрамы будто сияют изнутри белым светом. Зрелище и красивое, и завораживающее, и даже пугающее немного. Это сложно описать словами.
- Да уж, пожалуй, - не смог не согласиться Рёджи, на миг представив, как это выглядело, и тут же понял, что его осенило идеей. – Слушай, а у всех колдунов такие шрамы есть? Может, тогда по рукам мы сможем определить, кто еще колдует на этом острове? Скажем старосте, пусть ищет…
- Не у всех, - остановил его Леда. – Более того, это большая редкость. Такие шрамы себе наносят только боевые колдуны. Даже не просто боевые – очень сильные и крайне могущественные.
- Б-боевые? – оторопело переспросил Рёджи и снова посмотрел в спину Сойка.
- Да, - ответил Леда. – Те, которые сопровождают войска в сражениях.
О колдунах Рёджи знал не слишком много, но общие сведения были ему известны. Дар, или искра, того или иного колдуна был строго индивидуальным. Были колдуны, которые могли лечить людей, были такие, которые заговаривали посевы и скот, повышая плодородие и производительность тех и других. А были боевые колдуны – о них говорили с трепетом и даже страхом, потому что эти люди были особенно могущественными. Если у остальных имелась икра, как часто говорили в народе, в боевых колдунах пламя пылало, и если с войском шел колдун, противник ставил первоочередную задачу убить именно его, потому что часто он сражал больше воинов, чем вся остальная рать, которой колдун помогал.
- Если он такой матерый, как его загнали на этот остров? – пробормотал Рёджи, все еще не веря открывшейся истине.
- Этот вопрос не дает мне покоя с того момента, как я увидел перчатки на его руках, - по голосу Рёджи понял, что эльф улыбнулся. – Я тогда сразу понял, в чем дело и почему он не снимает эти перчатки. Может, его сослали на Горизонт, когда он уже лишился дара…
- Прошу прощения, что перебиваю, но мы приближаемся к поселению, потому предлагаю поговорить не о моей горькой участи, а о нашем общем деле.
Хотя Сойк ехал далеко, очевидно, он слышал весь разговор до последнего слова и теперь, чуть обернувшись, не без недовольства прервал обсуждение друзей. Опровергать или подтверждать предположение Леды он не стал – Рёджи подумал, что Сойк вообще не собирался делиться с ними подробностями своей прежней жизни.
- А что тут говорить, - буркнул Рёджи. – Я так понимаю, надо смотреть по сторонам и, в случае чего, быстро удирать.
- В первую очередь запомните, что ни на что не надо реагировать, - проигнорировал его ворчание Сойк. Чуть придержав поводья, он поравнялся с друзьями, но все равно не глядел на них, лишь внимательно смотрел прямо перед собой.
- То есть? – не понял его Рёджи.
- То есть вы можете увидеть что-то, что потребует вашего участия, например, окровавленного ребенка, лежащего прямо на земле, или красивую полуголую девушку, которая будет вам улыбаться. Помните, что это все иллюзия, и единственно правильное решение в любой ситуации – не поддаваться. Отвернулись и проехали мимо.
- Замечательно, - вздохнул Рёджи, у которого мороз пошел по коже, когда он представил нечто подобное на пустых улицах заброшенного села.
- А чего еще нам ожидать? – спросил Сойка Леда.
- Чего угодно, - усмехнулся тот. – На крики, вопли, призывы о помощи или еще что, реагируйте также. В этом месте не может быть ничего живого или хорошего. Может, произойдет еще что-то странное и непонятное – я не могу заранее предвидеть.
От такого предсказания Рёджи сглотнул и в тот же миг почувствовал, как Леда чуть крепче обнял за пояс. Друг хотел подбодрить его, но в этот момент Рёджи думал только о том, что лучше бы Леды здесь не было: за него он боялся даже больше, чем за себя.

Рёджи ожидал, добравшись до поселения, что в первую очередь они увидят обветшалые окраинные дома, заброшенные сады или даже покинутое поле – какое-никакое сельское хозяйство поселенцы Горизонта все же практиковали. Но когда дорога повернула, его взору совершенно неожиданно открылось кладбище.
- Отличное начало, - сквозь зубы процедил Рёджи.
- Мы просто подъехали со стороны, где прежние поселенцы устроили захоронение, - заметил Леда. - Не стоит думать, будто это плохое предзнаменование или еще что.
- Разве за столько лет от кладбища могло что-то остаться? - хмуро спросил Рёджи.
- Могло, если надгробия из камня, - ответил, не оборачиваясь, Сойк. - Но мне кажется, что могил было больше, чем мы можем видеть теперь.
- Почему же?
- Потому что ограда намного дальше от крайних надгробий. Я еще в прошлый раз обратил на это внимание.
В том, что Сойк не ошибается, Рёджи убедился уже через минуту, когда они подъехали ближе. Дощатая ограда сохранилась лишь потому, что была сделана из прочного местного дерева, но то, как жалко выглядели ее остатки, говорило о том, что возводили ее очень давно. Никакой тропинки или дорожки не осталось, да и землю покрывал тонкий слой снега.
- Старайтесь не отставать, - нарушил тишину Сойк. - Чего точно не стоит делать в этом месте, так это разделяться.
- Потому что по одиночке нас скорей прибьют? - догадался Рёджи.
- Потому что по одиночке мы скорей потеряемся, - то ли согласился, то ли опроверг его предположение Сойк.
- Вот интересно, - задумчиво произнес Леда, будто и не прислушиваясь к тому, что обсуждают его спутники. - Почему сначала на могилы клали каменные надгробия, а потом перестали? Только ограду передвинули, да и все...
- Надоело? - усмехнулся Рёджи. - Камни закончились? Потеряли уважение к смерти?..
- Не успевали, скорее, - выдал свою версию Сойк и добавил. - Ты наблюдательный, эльф. Я не задался этим вопросом, когда попал сюда впервые.
- Если не успевали – значит, было много покойников, - пропустил похвалу мимо ушей Леда. - А из этого следует, что здесь произошло нечто из ряда вон выходящее. Быть может, это и было причиной того, что поселение покинули?
- Может, монстр уже появлялся раньше? - предположил Рёджи.
- Не думаю, что перемещение на несколько миль вдоль линии побережья могло помочь спастись от древнего чудовища, - выразил сомнения Сойк.
Отвечать на это никто ничего не стал, и дальше они ехали молча. Кладбище оказалось достаточно большим для маленькой деревеньки, и мысленно Рёджи ругал его последними словами, мечтая поскорей выбраться. Хуже покинутого села могло быть только покинутое кладбище – в этом он был твердо убежден.
Крутить по сторонам головой не хотелось, и Рёджи упрямо смотрел в спину едущему впереди Сойку, когда боковым зрением заметил слабое шевеление.
"Не надо поворачиваться", - предупредил сам себя Рёджи и вопреки здравому смыслу, конечно, посмотрел в сторону.
Сердце ухнуло куда-то в живот, когда Рёджи разглядел то, что привлекло его внимание. Невдалеке, буквально ярдах в двадцати от них, у одного из каменных надгробий, поросшего мхом и посеревшего от времени, стояло нечто. Нечто было высотой в полтора человеческого роста, казалось невероятно тощим и куталось в ветхое подобие старого изодранного савана с капюшоном. Рёджи почувствовал даже не страх, а тошноту, когда, будто ощутив его взгляд, длинная жердь медленно повернулась – из тени под капюшоном блеснули алые раскосые глаза.
Даже не успев сообразить, что он хочет сделать в первую очередь – заорать или броситься наутек – Рёджи не сразу понял, что произошло и почему вдруг стало темно. Осознание случившегося пришло с опозданием на секунду: сидевший позади него эльф закрыл ему глаза своей ладонью.
- Не обращай внимания, - тихо прошептал он. - Даже не думай об этом.
Несмотря на холод, у Леды были теплые руки, а от его вкрадчивого голоса становилось спокойней. Рёджи шумно выдохнул и постарался не вспоминать жуткий взгляд.
"Мне это просто почудилось", - убежденно сказал сам себе он, правда, поверить все равно не получилось.
- Оно неопасно, если его не трогать, - сказал Сойк, услышав слова эльфа и догадавшись, что произошло. - Это плакальщица. Обычное явление у старых могил.
- Дух, что ли? - спросил Рёджи, и именно в этот момент Леда убрал руку. Рёджи несколько раз моргнул, но оборачиваться назад не рискнул.
- Да, дух, - ответил Сойк. - Один из немногих, которых люди, не обладающие даром, могут увидеть своими глазами. Плакальщицы жутко выглядят, но их совершенно не интересуют живые люди. Если за сегодня мы больше никого не встретим здесь, считайте, нам повезло.
"Мне с самого рождения везет как утопленнику", - про себя огрызнулся Рёджи. Если оглобля в саване на кладбище относилась к тем, кого повезло встретить, он даже предположить боялся, что они могут увидеть в дальнейшем.
Когда кладбище осталось за спиной, Рёджи вздохнул с облегчением. Теперь им предстояло ехать в гору, и судя по тому, что многовековые деревья высились справа и слева от них, а путь впереди был относительно свободным, исторически здесь и была дорога, по которой прежние жители Горизонта провожали в последний путь своих друзей по несчастью оказаться на этом острове.
"Еще назад как-то ехать", - хмуро подумал Рёджи и решил, что предложит поискать другой путь, когда дойдет дело до возвращения.
 
KsinnДата: Вторник, 01.10.2013, 14:41 | Сообщение # 24
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Крутой подъем вверх закончился так же неожиданно, как и начался – еще секунду назад Рёджи видел перед собой только хвост лошади Леды, на которой ехал Сойк, а теперь его взору открывалась огромная бухта.
- Ого... - от неожиданности выдохнул он, и Сойк, который придержал поводья, чтобы остановиться и тоже оглядеть вид, кивнул:
- Да, выглядит красиво.
Рёджи, которому ничего не нравилось на этом острове, мог бы поспорить о красоте, но был вынужден согласиться, что открывшийся им пейзаж выглядел как минимум величественно. Должно быть, некогда вниз резко уходила дорога, следы которой потерялись во времени, а внизу у самого моря располагалась деревня, точнее, то, что он нее осталось – даже с такой высоты Рёджи мог рассмотреть многочисленные домишки.
По-зимнему серое море волновалось, воду покрывали белые буруны, но все это можно было наблюдать лишь в отдалении – в заливе вода оставалась относительно спокойной, и Рёджи подумал о том, что жить в бухте приятней, чем прямо на берегу, как жили сейчас переселенцы. Рыболовством заниматься было в разы проще, чем в открытом море, да и скалы вокруг защищали от ветра и стужи.
- Веские должны быть основания, чтобы оставить это место и уйти туда, где они сейчас живут, - в унисон с его мыслями произнес Леда.
- Я тоже подумал об этом, когда впервые оказался тут, - кивнул Сойк. - Здесь определенно лучше, чем на берегу, где они теперь строят свои сараи.
- Я не уверен, что хочу знать, какого лешего они сбежали отсюда, - пробормотал Рёджи, передернув плечами.
- Веришь, я тоже, - усмехнулся Сойк. - Ну что, попробуем спуститься вниз?
- Будто выбор есть, - беззлобно огрызнулся Рёджи.
Спуск был достаточно пологим: очевидно, за последние десятилетия ландшафт несильно изменился. Как спуститься с горы, так и, наверняка, забраться на нее было несложно, иначе вряд ли бы бывшие поселенцы решили устраивать кладбище так далеко от деревни. Со склонов горы снег сдувало ветром, потому копыта лошадей не скользили, и уже через какую-то четверть часа небольшой отряд оказался в бухте.
Приближение к нехорошему месту не нравилось Веснушке: он сердито фыркал и мотал головой, желая повернуть обратно. Рёджи разделял его чувства, но упрямо то дергал поводья, то гладил коня по мягкой гриве, пытаясь успокоить. Но, вероятно, тот чувствовал напряжение хозяина и слушаться не спешил.
- Как бы на своих двоих не пришлось идти дальше, - невесело заметил Рёджи, и Леда вздохнул в ответ:
- Не лучшая идея...
Деревьев внизу почти не было, и если в летнее время деревню еще могли скрывать заросли какого-нибудь кустарника, то теперь одинокие покосившиеся домишки были видны издалека, как и отлично просматривались пустынные улицы.
- Когда я был тут в прошлый раз, осень еще толком не началась, и все вокруг поросло травой, - заговорил уже изрядно долго молчавший Сойк. - Место и правда выглядело необитаемым. А сейчас оно мало чем отличается от гнусного поселения, где живут наши многочисленные друзья.
- Мне вот тоже поначалу там жутко было, - согласился Рёджи. - Народ прячется, а ты идешь по улице, и тишина вокруг, будто вымерли все.
- А дома и правда выглядят ничего, - заметил Леда. - Сразу видно, что дерево очень прочное. Локстен многое теряет от того, что не занимается вырубкой серьезно. Могли бы неплохо торговать.
- Локтен теряет не только из-за этого, - усмехнулся Сойк. - Он теряет вообще везде, где можно терять. Такое могущественное и большое государство, а ресурсы не использует и находится едва ли не на пороге войны, когда...
- Нет, вот я вообще не понимаю, где ты узрел, что дома хорошо выглядят! - сердито перебил Сойка Рёджи.
Обсуждать политические вопросы ему было неинтересно, а заявление Леды даже возмутило. Они как раз въехали в покинутое селение и миновали несколько первых заброшенных домов, а у Рёджи уже мороз шел по коже от одного вида провалившихся крыш, покрытых мхом стен и зиявших, как открытые пасти, слепых окон.
- Посуди сам, - мягко произнес Леда, словно желая сгладить его раздражение. - Селение покинуто уже лет двести. От любой другой деревни не осталось бы и следа – все дома давно сравнялись бы с землей.
- Двести? Думаешь, так долго? - немного отрешенно спросил Сойк.
- Думаю, да, - кивнул эльф, снова пощекотав волосами затылок Рёджи. - Я рассматривал дома в нынешнем поселении, и мне кажется, что им примерно пара сотен лет. Стало быть, столько же покинуто это место.
- Ясно, - негромко ответил Сойк. - Тогда шансы узнать, что здесь случилось, практически отсутствуют. Вряд ли кто-то что-то теперь вспомнит.
- На кой оно нам сдалось, знать, что тут приключилось, - проворчал Рёджи, ни к кому не обращаясь, но эльф все равно ответил:
- Если понимать, что произошло здесь, возможно, мы сможем сделать выводы о том, какова энергетика этого места.
- И тогда поймем, к каким силам обращался колдун, который решил, что он здесь самый умный, - подхватил Сойк. - Не ахти какая помощь, конечно, но для нашего дела сойдет все что угодно, за неимением лучшего.
Спрашивать еще что-либо Рёджи не стал. Он все равно толком не понял, какой прок от копания в истории, и мало что соображал в магических ритуалах, чтобы успеть за мыслью бывшего колдуна и рассуждениями Леды, который пусть сам ворожить не умел, наверняка за свою долгую жизнь успел многое прочитать о магии. Ненадолго вся компания притихла, и у Рёджи появилась возможность присмотреться к тому, что происходило вокруг.
В чем-то Сойк действительно оказался прав: Рёджи приходилось признавать, что разительного отличия между жилым селением и нежилым он не видит – их окружали серые улицы и безликие дома. На гладком тонком покрове первого снега оставались лишь следы копыт их собственных лошадей, серое небо казалось низким и очень близким, откуда-то издалека доносился шум прибоя – море здесь было ближе, чем в том селении, где сейчас жили люди. Никаких иных звуков, вроде поскрипывающей ставни или завываний ветра, которые Рёджи считал обязательным атрибутом подобных мест, он не слышал, что было к лучшему. Рёджи и без того чувствовал, как от напряжения взмокла спина, а внутренняя дрожь нарастала чуть ли не с каждым преодоленным ярдом.
- А что мы хоть ищем-то? - наконец полушепотом спросил он: тишина уже начала его порядком угнетать.
- Что не найдем, все наше, - так же негромко произнес Сойк, и Рёджи не понравился его ответ.
- Мы что, не знаем, что нам нужно? - возмутился он.
- Ты идиот или притворяешься? - рассердился Сойк. - Мы только вчера обсуждали, что ищем место ритуала и логово твари. В башке у тебя дыра или ты все проспал?
- Я не проспал, - обиделся из-за такого заявления Рёджи. - Я просто не понимаю, где нам искать все это. Село не такое уж и маленькое. Тут, поди, не одна тысяча человек жила.
- Место ритуала, вероятней всего, будет ближе к центру деревни, - горячее дыхание Леда коснулось уха Рёджи. - Центр вообще носит символическое значение для магических манипуляций. Центр круга, центр звезды... В нашем случае – центр преисполненного негативными флюидами поселения. Потому поищем центральную площадь, наверняка она тут есть.
У Рёджи, который успешно пропустил половину объяснения, сосредотачиваясь лишь на близости своего друга, возникло странное подозрение, что тот едва ли не губами касается его кожи вовсе не потому, что не хочет шуметь. В последнее время Рёджи вообще часто чудилось, что поведение Леды несколько изменилось. Эльф стал казаться более человечным, чаще проявлял эмоции, а еще иногда как-то странно смотрел на самого Рёджи. Очень хотелось верить, что все это от того, что друг привык к нему и начал больше доверять.
"Хватит мечтать", - одернул он себя и приказал внимательно слушать, когда отвечают на его вопросы, чтобы потом не выглядеть дураком.
- Кроме того, вряд ли колдун ожидал, что кто-то найдет следы, - подхватил объяснения эльфа Сойк. - Потому есть шанс, что он не слишком усердно прятался, и мы отыщем хоть что-то.
Узкая улочка повернула, и они выехали на другую, чуть более широкую, но в целом ничем не отличающуюся от предыдущей. Один полуразрушенный дом сменял другой, а Рёджи с опаской крутил головой, подсознательно ожидая, что из черного окна кто-нибудь выглянет или высунется из дверного проема.
"Хорошо, что в некоторых домах и двери, и окна заколочены. Хоть выдохнуть на минуту можно", - подумал Рёджи, но тут же спохватился. - "Вот только... Вот только зачем их заколотили?.."
- Мне не дает покоя один вопрос, - произнес Леда, перебивая поток мыслей, и легко прикоснулся к его руке, чтобы Рёджи остановил коня. - Почему чуть ли не половина домов заколочена?
- Давай не будем проверять, что там, - сразу почувствовал неладное Рёджи, даже не испытав гордости от того, что мыслит почти как эльф.
- Просто обычно заколачивают дома, в которые собираются вернуться, - продолжал развивать мысль Леда. - Чтобы защитить их от мародеров. Но откуда на острове мародеры? И зачем возвращаться, если было построено новое поселение?
- Быть может, это просто нежелание бросать свое хозяйство открытым всем ветрам, - предположил Сойк, тоже останавливаясь и окидывая задумчивым взглядом ближайший заколоченный дом. - Своего рода дань привычке. Может, не хотели, чтобы внутрь залезли какие-нибудь звери. Если только...
Сойк осекся от озарившей его догадки и бросил быстрый взгляд на эльфа, а Рёджи хоть и не мог видеть, будто почувствовал, что Леда подумал о том же, взглянув в глаза Сойка.
"Если только это не дом защищали, а защищались от того, что внутри..." - обреченно подумал Рёджи.
- Если только они не хотели, чтобы кто-то, наоборот, вылез из дома, - озвучил страшную догадку эльф.
Не успев даже договорить фразу, он решительно перекинул ногу через круп коня и спрыгнул на землю.
- Эй! Стоять! - рявкнул Рёджи, и его громкий возглас эхом прокатился по улицам.
За долю секунды он тоже оказался на земле и резко дернул за рукав Леду, который уставился на него удивленными глазами.
- Да ты свихнулся! - хрипло произнес Рёджи. - Тут какой-то мрак случился, люди, видать, не зря дома заколотили, а ты собрался лезть туда и проверять невесть что!
- Рёджи, спустя столько лет там не может быть ничего страшного... - попробовал освободиться из захвата эльф, но Рёджи не отпустил.
- Спустя сколько лет? Леда, есть такие твари, которые бессмертны, ты в курсе?!
- Эльф прав, нет там ничего страшного, - когда Сойк успел выбраться из седла, друзья не заметили, но теперь он стоял рядом и, держа под уздцы лошадь, поглядывал на дом, у которого они остановились.
- Вы спятили... - выдохнул Рёджи. - Не надо туда лезть...
- Чтобы защититься от потусторонних сущностей, простых досок будет мало, - терпеливо пояснил ему Леда. - Стало быть, защищались от людей, которые внутри. А люди, даже если это были поднятые мертвецы, не могут существовать так долго. Человеческая плоть превратится в прах и за меньшее время.
Пока Леда пытался убедить Рёджи, Сойк решил не ждать и смело шагнул к двери дома, на ходу намотав поводья лошади на прогнившее перило небольшой лесенки у крыльца. Осторожно ступая, опасаясь, что ступени провалятся под его весом, он поднялся к самой двери и подергал доску, которой некогда эту дверь и заколотили. Рёджи даже спорить забыл, с открытым ртом наблюдая, как та с первой же попытки осталась в руках Сойка.
- Добро пожаловать, - усмехнулся он и толкнул обветшалую дверь, которая, скрипнув, рухнула внутрь, подняв в воздух облачко пыли.
- Ну-ка, ну-ка, - глаза Леды загорелись любопытством.
Он смело направился к дому, и растерявшийся Рёджи даже удерживать его не стал. Чуть ли не застонав в голос, он последовал за другом.
Что именно он ожидал увидеть внутри, Рёджи сам не знал, но переступив порог, понял, что такой разрухи и такого упадка в жизни своей не видал. Внутри большой комнаты, где они оказались, было неожиданно светло, и Рёджи не сразу понял, что это из-за провалившейся крыши. Брешь наверху также поспособствовала тому, что из обстановки мало что сохранилось – не иначе уже не один год дом заливало дождями и засыпало снегом. Однако, глядя по сторонам, Рёджи все равно мог угадать остатки мебели и домашней утвари, покрытой толстым слоем грязи и пыли. Пол усыпали пожухлые листья, не иначе принесенные сюда ветром.
- Наступайте аккуратно – пол может провалиться, - предупредил их Сойк. - Не хватало, чтобы кто-то ногу сломал.
- Без тебя знаем, очевидный наш... Ай! - Рёджи хотел задвинуть какую-нибудь остроумную реплику, но в этот момент доска под ним прогнулась, и Рёджи по колено провалился левой ногой под пол.
- Ты как? - обернулся к нему Леда, подавая руку, а Сойк только усмехнулся, но комментировать произошедшее не стал.
- Нормально, - буркнул недовольный Рёджи, выбираясь из провала. Вопреки мрачному предположению Сойка, ногу он все же не сломал. - Что-то я тут вообще ничего интересного не вижу.
- Да ну? - протянул Сойк и, сделав полшага к стене, пнул что-то ногой. - А вот эти кости ты не считаешь интересными?
Колдун был прав: у стены прямо под заколоченным окном лежали останки человека. Рёджи сразу не заметил их, потому что кости покрывала пыль и какой-то мусор неопределенного происхождения. Даже когда Сойк прямо указал на них, Рёджи пришлось подойти ближе и склониться, чтобы увидеть под дряхлой ветошью скелет.
- Его как будто кто-то чем-то накрыл, - заметил он.
- Да нет, это просто остатки одежды и всякого мусора, который нанесло через дыру в потолке, - возразил Сойк и вдруг резко схватил Рёджи за плечо, когда тот склонился еще ниже над скелетом. - Святые боги, не прикасайся!
- Почему? - растерянно спросил Рёджи, отпрянув. Если призраков и прочих непостижимых для понимания существ он боялся, то в простых костях не видел ничего опасного.
- Потому что ты не знаешь, от чего он умер, - ворчливо произнес Сойк. - Бытует мнение, что некоторые хвори можно подхватить даже от мертвеца, много лет пролежавшего в могиле.
- То есть... - Рёджи во все глаза уставился на скелет. - То есть ты думаешь, что люди здесь умирали от какой-то болезни?
- Похоже, это была эпидемия, - раздался за их спинами голос Леды, и Сойк с Рёджи обернулись.
Эльф замер у другой стены, повернувшись к ним спиной, и рассматривал что-то в перекошенном ящике, в котором Рёджи с опозданием разгадал детскую кроватку. Даже заглядывать внутрь не пришлось, чтобы понять, что там.
- Ребенку от силы лет пять было, - заметил Леда и отвернулся от люльки. - А у стены, вероятно, кто-то из родителей. Наверно, пытался выбраться из заколоченного дома, да так и умер, когда силы покинули.
- Но... Демоны пекла! Но зачем?! - Рёджи почувствовал, что у него на затылке волосы встают дыбом от одной мысли о том, что люди, похороненные живьем в доме, в полной темноте умирали от какой-то неизвестной болезни вместе со своими детьми.
- Чтобы не заразили остальных, - выдал невразумительное объяснение Сойк. - Пошли отсюда. Меня сейчас стошнит.
Рёджи сам был рад свежему воздуху, когда они покинули стены жуткого дома, и даже село вокруг, которое еще не так давно вселяло в него неосознанный ужас, теперь не казалось таким пугающим в сравнении в жутью дома, ставшего могилой давним переселенцам.
- Теперь все понятно, - медленно протянул Леда, глубоко вдыхая, а Рёджи обратился в слух, потому что ему было понятно совсем немногое. - В поселении началась эпидемия – явление самое заурядное. Наверняка завезли вирус одним из кораблей. Вот и объяснение того, что последние могилы на кладбище не покрыты надгробиями. Мертвецов было слишком много, люди просто не успевали хоронить их как положено.
- И когда количество больных перевалило за половину общего населения, стало понятно, что вымрут все, - поддержал его Сойк: всегда невозмутимый и мрачный колдун в этот момент казался немного растерянным и даже обескураженным. - Поэтому они оставили здесь тех, кто был болен, а сами ушли в другое место и начали строить новое поселение.
- Но зачем было заколачивать дома? - пробормотал Рёджи, которому становилось дурно от одной мысли, что тут творилось две сотни лет назад.
- Затем, чтобы больные не увязались за здоровыми, - бесцветным голосом произнес эльф, ничего не видящим взглядом смотревший прямо перед собой. - Вот их и заперли.
- Но это... - Рёджи не мог подобрать слов, чтобы описать собственные чувства. - Это омерзительно!
- Да что вы говорите, - съязвил Сойк и потянул поводья лошади, отвязывая их от перил. - Кто бы мог подумать. Ведь обычно люди такие славные и очаровательные существа.
Рёджи не стал ничего отвечать на сарказм, только вздохнул. Всем было прекрасно известно, что уже много столетий эпидемии являлись бичом рода человеческого. Чума, холера, тиф, оспа – эти слова вызывали больше ужаса и содрогания, чем голод или война. От болезней вымирали порой целые города, а врачеватели оставались бессильными перед непреодолимой силой эпидемий. Рёджи мог понять страх людей перед заражением, но представить, чтобы одни заколачивали дома, в которых остались другие, среди которых наверняка были женщины и дети, не мог.
- Тебе просто не понять этого, - произнес Леда, выводя Рёджи из раздумий – только сейчас он заметил, что эльф внимательно смотрел на него. - Ты лучше большинства людей. И такого, как ты, тоже замуровали бы в доме, чтобы не мешал другим спасать свои шкуры.
Рёджи только рот открыл, не зная, что ответить на это заявление, но в этот момент их окликнул Сойк.
- Все намного хуже, чем я думал, - произнес он, забираясь на лошадь. - Место еще отвратительней, чем мы предполагали. Это не просто покинутое поселение – здесь живут боль, ужас, страх, ненависть, что только... Если бы у меня еще был мой дар, наверняка я почувствовал бы энергетику раньше.
- А что, это играет какую-то важную роль? - неуверенно произнес Рёджи.
- Еще какую, - устало прикрыл глаза Сойк. - Я теперь даже представить боюсь, что может обитать тут. Надо поторопиться. Ищем место ритуала и рвем когти. Тем более, сейчас темнеет рано. Лучше не рисковать.
Просить дважды Рёджи не пришлось. Отвязав Веснушку, он ловко запрыгнул в седло и подал Леде руку, помогая забраться следом. В свете открывшихся подробностей Рёджи обреченно думал о том, что жердина с красными глазами, которую они встретили на кладбище, и правда была не так уж ужасна.
 
iceДата: Суббота, 05.10.2013, 00:09 | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 1355
Награды: 102
Статус: Offline
Ой вот великолепие ж в полном смысле этого слова!
Затянуло с головой и спасибо авторам за сия чудо!
Теперь хоть логти кусай в ожидание проды! smile124 smile141
 
KsinnДата: Воскресенье, 06.10.2013, 09:28 | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 10.

После неприятного открытия лошадей решили гнать сильней. С одной стороны, смотреть по сторонам и приглядываться не помешало бы, но с другой – нехорошее место хотелось покинуть поскорее.
Один раз путь им преградил разрушенный дом. Наверняка он был выше остальных в этом селении, может, даже был двухэтажным, но теперь он рухнул, завалив бревнами и обломками неширокую улочку. Пришлось ехать в объезд, из-за чего они потеряли уйму времени, к тому же немного заблудились. Ориентироваться в селении приходилось интуитивно, и Рёджи решил положиться в этом вопросе на Сойка, который ехал впереди, да и на Леду, который точно следил за их перемещениями. Прошло не меньше получаса бесцельного петляния, прежде чем они выбрались на широкую улицу, и Сойк не слишком уверенно предположил, что теперь они на верном пути к центральной площади.
- А если колдун выбрал какое-то другое место для своих колдунств? - озвучил мучивший его вопрос Рёджи.
- Тогда будет сложней отыскать это другое место, - логично заметил Сойк.
То, что они приближаются к центру, стало понятно хотя бы из того, что дома стали выше и лучше. Наверняка в этом месте жили наиболее старые и уважаемые поселенцы – их обиталища сохранились в лучшем состоянии, были больше и просторней окраинных. Впрочем, как заметил Рёджи, заколоченных домов тут было не меньше.
Лошади бодро трусили по присыпанной снегом улице, Леда крепко держался за Рёджи, а сам Рёджи от того, что ничего потустороннего в поселении им не встретилось, опрометчиво расслабился и потерял бдительность. И именно в тот момент, когда он меньше всего думал об опасности, откуда-то слева послышалась музыка.
На секунду Рёджи замер в седле, пока Веснушка продолжал идти вперед, потом закрыл глаза, уговаривая себя, что это всего лишь воображение, но звук не исчез – напротив, стал громче и четче, будто их небольшая компания приближалась к дому, где находился неизвестный музыкант.
- Леда... - шепотом позвал Рёджи, но эльф опередил его вопрос.
- Да, я тоже это слышу.
- Не прислушивайтесь, - бросил через плечо едущий немного впереди Сойк и пришпорил лошадь, чтоб быстрей проехать нехороший участок.
- Может, объедем? - предложил Рёджи, чуть подстегнув коня. Идея ехать прямо на звук ему не нравилась, но вполне ожидаемо Сойк коротко бросил:
- Это не поможет. Лучше просто поспешить.
"А спешка, можно подумать, нам поможет", - мысленно огрызнулся Рёджи, но сказать ничего не успел, потому что в следующее мгновение он услышал, как к музыке добавился голос. Первые слова песни Рёджи пропустил – в этот миг он чувствовал только, как по спине бегут мурашки.

...Под колючим снегом,
Изможденный бегом
На спине охоту неся.
Смерть не так ужасна -
Снег окрасит красным,
Может это волчья кровь,
А может заря.

- Это... Это же Джури... - выдохнул Рёджи, физически ощущая, как кровь отливает от лица, и чувствуя, что Леда обнимает его крепче.
Все предупреждения и предостережения не верить тому, что видишь и слышишь, вылетели из головы – Рёджи не слишком хорошо знал Джури, но спутать этот голос с другим не мог. В каком-то из заброшенных домов распевал песню ненавистный Рёджи мелкий дрыщ.
- Это не Джури, - Сойк обернулся к друзьям, но несмотря на то, что голос его звучал твердо, Рёджи заметил, что он тоже едва заметно побледнел. - Это пересмешник. Плохо дело...
- Что такое пересмешник? - пробормотал Рёджи, который смутно припоминал, что так называют какую-то редкую птицу.
- Это очень сильный и очень опасный дух, - негромко ответил Сойк. - Он умеет ловко заманивать: так копирует дорогих и важных для человека людей, что не поверить практически невозможно. Мало того, что в принципе похоже, он еще влияет на подсознание, гипнотизирует.
- Действительно, очень похоже, - заметил Леда, и Сойк кивнул.
- Джури вчера сочинил эту песню. То есть начал сочинять. Весь вечер напевал, вот она и крутилась у меня в голове.

Как последний рассвет
В глазах дикого зверя
Отражается свет
Замедляется время
Этот снег...

- А как-то можно его заткнуть, а? - жалобно спросил Рёджи. - Раз уж мы все равно не поверили, может, хватит ему распинаться?
- Скажи спасибо, что ты его только слышишь, а не видишь, - хмуро процедил Сойк. - Если встречаешься с пересмешником, старайся думать о вещах, в которых тот ошибся.
- То есть? - не понял Рёджи.
- Думай о деталях. Пересмешник – сильный дух, но он улавливает образ в целом, без деталей. Например, он может показать тебе образ твоего отца, но упустить немаловажный факт, что у того не было ноги, потому что в своем воображении, вспоминая отца, ты видишь его лицо, а об увечьях не думаешь.
- А сейчас что этот пересмешник упустил? - спросил Рёджи, которому было не слишком интересно знать, просто не хотелось ехать в молчании, когда из заколоченного дома доносился голос Джури.
- Джури не может сейчас играть. У него три пальца сломано, и они еще не зажили. Вчера он пел просто так, без музыкального сопровождения.
Едва Сойк договорил эту фразу, песня вместе с музыкой оборвалась, а через секунду из дома теперь уже с противоположной стороны раздался зловещий смех. И хотя он тоже определенно принадлежал Джури, Рёджи при всей своей неприязни к мелкому дрыщу поверить не мог, чтобы тот умел смеяться вот так – зло, с ненавистью и ехидством.
- Вот это я называю "леденящий душу смех", - к своему удивлению Рёджи понял, что Леда улыбается.
- Ничего смешного, - огрызнулся он, не представляя, как можно веселиться в такой ситуации.
- Все в порядке, Рёджи, - заметил его друг. - Хуже было бы, если б это нечто предстало перед нами во всей красе. А так все хорошо. Мне кажется, после первой неудачной попытки он уже не вылезет.
- А еще мы вроде бы приехали, - вмешался в разговор Сойк, кивнув куда-то вперед, и Рёджи, подняв голову и присмотревшись, увидел, что дома впереди будто расступались, открывая свободное пространство, которое по логике и должно было оказаться площадью.
Так оно и вышло: преодолев еще ярдов пятьсот, небольшой отряд очутился на площади, такой же пустынной и необитаемой, как и все вокруг. Темные очертания мертвых домов по окружности, небольшой пяточек, припорошенный снегом, по центру и серое небо над головой – вот и все, что открылось взору Рёджи. Где Сойк собирался искать следы ритуала, проведенного около полугода назад, Рёджи слабо представлял.
"Ничего он здесь не увидит", - уныло констатировал Рёджи.
- Вижу, - будто вопреки его мыслям объявил Сойк. - Надо же, так просто...
На этих словах он спрыгнул с лошади, а поводья, даже не обернувшись, сунул Рёджи. Пожав плечами, тот тоже выбрался из седла и подал руку Леде, но тот не стал принимать помощь.
- Ладно тебе, я все же не барышня, - отмахнулся он.
- Как на лошадь влезать, так ты не отказывался, - проворчал Рёджи.
- Залезать, - поправил его эльф, а саму реплику проигнорировал.
Тем временем Сойк делал нечто, совершенно непонятное Рёджи. Отойдя на край небольшой площади, он сел на корточки и, склонившись едва ли не к самой земле, посмотрел в противоположную ее сторону. Увиденное его удовлетворило, потому, кивнув, Сойк выпрямился и начал мерить шагами площадь по окружности.
- И чего он делает? - поинтересовался Рёджи, внимательно следя за перемещениями их спутника.
- Вероятно, ищет следы ритуала, - предположил Леда. - И, кажется, он их уже нашел.
- Я ничего не вижу, - пожаловался Рёджи.
- Присмотрись внимательней, - Леда поднял руку, и Рёджи проследил взглядом в направлении, куда указывал эльф. - Через площадь как будто борозда идет.
- О... - только теперь он заметил то, на что указывал Леда.
От края до края площадь и правда пересекала еле заметная траншея, прямая и не очень четкая, скрытая снегом. Если бы Рёджи не указали на нее, он бы в жизни не заметил, но теперь видел, что небольшая канавка будто соединяла два края площади.
- И еще одна, - обратил его внимание эльф, но Рёджи уже и сам заметил вторую такую же борозду, перпендикулярную первой: именно в этот момент возле нее так же, как у первой, остановился Сойк.
После этого прямо вдоль еле заметной линии он прошел по площади, оставляя следы на тонком снежном покрове, и остановился по центру, где линии пересекались. Тут же он снова присел и разгреб снег руками. Со стороны Рёджи показалось, что внизу не было ничего, кроме черной земли, но Сойк снова кивнул, явно сделав какие-то выводы из увиденного.
- Теперь все понятно, - сообщил он, направляясь к друзьям, которые ожидали его в стороне.
- Что тебе понятно? - склонил голову к плечу Леда.
- Понятно, что мы имеем дело с дилетантом, - поморщился Сойк, отряхивая от снега ладони, привычно затянутые в тонкие перчатки.
- Это как ты это понял? - спросил Рёджи.
"И что такое дилетант?" - мысленно добавил он, но уже не стал уточнять.
- Вот здесь, здесь и там были костры, - Сойк обвел рукой площадь. - Четыре костра по окружности. Самый простой и заурядный способ призыва. Маг обращался к четырем стихиям – Воде, Земле, Огню и Воздуху.
Называя каждую стихию, Сойк указывал на конкретную точку, одним ему известным способом объясняя, где какой был костер.
- Костры соединялись траншеями, в них тоже пылал огонь, а по центру было очищающее пламя, небольшим кругом, в центре которого стоял колдун, призывавший монстра. Все просто.
- Проще некуда, - проворчал Рёджи, но его иронию проигнорировали.
- Почему ты думаешь, что колдун дилетант? - вопросительно поглядел на Сойка Леда.
- Потому что только самоучки обращаются лишь к четырем силам. Велика вероятность провала, да вдобавок ряд других побочных эффектов, - развел руками Сойк. - А сорвать магический ритуал – это не пирог в печи спалить. Тут последствия могут быть необратимыми. Или этот колдун дурак, или отчаянный дурак, чтобы вызывать чудовище древности, обращаясь только к стихиям.
- А к чему он должен был обратиться? - с любопытством спросил эльф.
- К стихиям, но не только. Опытные колдуны всегда обращаются еще к Незримому, ко Времени и к Пространству. Так, костров должно быть семь. Долго объяснять суть магического процесса, но это даст колдуну больше силы и поддержки – в призыве на его стороне будут не только стихии, но перечисленные мной силы.
- Интересно, никогда о таком не читал, - покачал головой Леда.
- О таком и не пишут, - одними губами улыбнулся Сойк, серьезно глядя на него. - Потому я и говорю, что колдун наш, очевидно, самоучка. Если б он был силен, сейчас мы увидели бы семь кострищ. А если бы он был действительно силен, кострищ было бы девять, потому что самые матерые маги обращаются еще к Свету и Тьме. Это самый высокий уровень.
- Но у него получилось и так, с четырьмя кострами, - заметил Леда, внимательно слушавший Сойка. В его глазах светился такой интерес, какой редко приходилось видеть, и Рёджи беззвучно вздохнул: невесело было думать о том, что он никогда не сможет настолько заинтересовать своего друга или удивить его чем-то.
- Еще бы! - невесело усмехнулся Сойк. - Ты вообще представляешь, что это за место? Сколько тут было смертей и страха? Сколько пролилось крови и сколько было произнесено проклятий? Оно притягивает всю грязь и ужас мира. Не надо быть гением и иметь сияющий дар, чтобы выпустить здесь озлобленную сущность. Стоит лишь чуть-чуть приоткрыть дверь, и твари повалят в наш мир, как москиты летят в открытое окно.
- Мне, конечно, неудобно вас перебивать, - вмешался в разговор Рёджи. - Но пока вы тут общаетесь, время уходит. И как вы считаете, это нормально, что в заброшенном доме горит свет?
Говорить невозмутимо и бодро Рёджи было не так уж просто – в тот миг, когда он увидел, что окошко в доме напротив озарилось слабым желтым светом, будто кто-то зажег одинокую свечу, у него поджилки затряслись. Леда и Сойк дружно повернули головы в ту сторону, что он указывал.
- Уходить надо, - выдохнул Сойк: не было похоже, чтобы он испугался, но открытие ему явно не понравилось. - Через четверть часа уже начнет смеркаться. Через полчаса будет темно. Лучше не задерживаться.
- Я мечтал услышать эти слова с того момента, как мы приехали сюда, - возвел глаза к небу Рёджи.
- Но мы не нашли логово твари, - к его досаде напомнил Леда.
- Теперь в этом нет нужды, - отмахнулся Сойк и вставил ногу в стремя, чтобы забраться на лошадь. - Я даже представить не мог, что ритуал проведен так топорно. Но это нам на руку. Мы легко призовем тварь сюда, прямо на это место, как только будем готовы к бою. Для самого призыва даже дар не нужен – тот колдун все сделал за нас.
- Надеюсь, мне послышалось про бой с этой тварью, - проворчал Рёджи, ни к кому не обращаясь, и добавил. - Вы хоть обратную дорогу помните, чтоб не петлять сейчас?
- Я помню, - заверил его Леда. - Давай теперь я буду управлять. Мы быстро выберемся.
- Да на здоровье, - не стал спорить Рёджи и отдал поводья другу.
Самому отъезду из страшного пустого селения Рёджи был рад и старался не думать о всех тех тварях, что могут их поджидать на обратном пути. И еще он совсем не хотел оборачиваться, но все равно сделал это, когда они выезжали с площади на примыкающую улицу.
В светящемся окне дальнего дома Рёджи отчетливо увидел одинокий силуэт: человек, а точнее – нечто похожее на него, провожало незваных гостей долгим взглядом. И хотя Рёджи не мог видеть глаз незнакомца, ему все равно стало жутко.
"Может, тот колдун, который все это затеял, и самоучка, но самоучка он смелый", - подумал в этот момент Рёджи. - "Я б за все богатства мира не сунулся в одиночку в это село".

Обратно они вернулись уже затемно, но никаких неприятных открытий по пути больше не сделали.
Когда они еще не покинули пределов села, крутивший по сторонам головой Рёджи в какой-то момент увидел на дороге следы. Присмотревшись, он нервно сглотнул – следы принадлежали ребенку, на снегу остались отпечатки крохотных босых ножек. Рёджи зажмурился, чтобы ненароком не проследить взглядом, куда эти следы уводили, и ни в коем случае не обнаружить того, кто их оставил. Неосознанно он крепче стиснул руки, и Леда, за которого он держался, сразу разгадал причину такого поведения.
- Твой страх притягивает их, - бросил он через плечо. - Постарайся не задумываться о том, что видишь.
- Легко сказать, - вздохнул Рёджи.
- Просто не смотри, - предложил ему Леда. - Закрой глаза, да и все. Если нам будет угрожать реальная опасность, я тебя предупрежу.
Признаваться в слабости не хотелось, но накликать беду собственным страхом Рёджи тоже опасался, потому, подавив вздох, он закрыл глаза и опустил голову на плечо Леды, который сидел перед ним. В спасительной темноте и правда было спокойней, а близость эльфа умиротворяла, потому возвращение назад для Рёджи прошло относительно благополучно.
Темный лес вокруг показался дружелюбным и совершенно безопасным после покинутой деревни – Рёджи с трудом заставил себя быть настороже, настолько его радовало отсутствие вокруг унылых покинутых домов.
И лишь когда они приближались к поселению, он почувствовал, с какой силой на него обрушилась усталость. Сперва в поле зрения появился дом у мельницы, и Рёджи сам не смог объяснить, почему его так сильно потянуло туда, и отчего совсем не хотелось возвращаться в их холодное и пустое обиталище на окраине села.
- Слушай, Леда... - неуверенно и тихо произнес он. - Может, останемся здесь сегодня, а? Так не хочется ехать дальше...
- Нас никто не приглашал, - осторожно напомнил ему друг, хотя голос его звучал не твердо – вероятно, слишком жалобно Рёджи произносил свою просьбу.
- Оставайтесь, я не против, - подал голос Сойк, который не мог не слышать их разговор. - Заодно Джури подлечишь...
- Все, нас пригласили, - сообщил Леде невежливый Рёджи, даже не поблагодарив Сойка. - Давай останемся, пожалуйста.
- Ну хорошо, - не стал больше спорить эльф. Остаток пути они проехали в молчании.
На высоком заборе в том месте, где находилась скрытая калитка, сидел черный кот. Он был плохо различим в темноте, потому Рёджи заметил его лишь когда они приблизились вплотную. Кот будто ждал их: завидев людей, он спрыгнул во двор, но когда те вошли следом, животного и след простыл. Усатый обитатель домика у мельницы вообще попадался на глаза крайне редко, как отметил в этот момент Рёджи – должно быть, в течение дня он был занят своими кошачьими делами.
- Что-то ты и правда какой-то измотанный, - задумчиво произнес Леда, внимательно приглядываясь к напарнику, когда они стояли на пороге дома. - Иди, наверное, сразу ложись, а я присмотрю за лошадьми.
- Иду... - согласился Рёджи, которому совсем не хотелось спорить. Мысленно он добавил, что после всего увиденного еще долго не сможет спать по ночам, но вслух говорить ничего не стал.
В доме было тепло и вкусно пахло – не иначе, Джури приготовил ужин к возвращению Сойка. Но все это Рёджи отметил вскользь, медленно разуваясь и выбираясь из своего плаща.
- О, деревенщина, здоров, - возник перед ним как из под земли Джури. - А где остальных потерял?
- Лошадей устраивают, - пробубнил Рёджи, который в этот момент даже не хотел обращать внимания на обидное прозвище, и исподлобья посмотрел на Джури.
Поправлялся тот и правда на глазах, и что способствовало этому в большей мере – лечение Леды или собственная живучесть – сложно было определить. Сегодня Джури был даже без повязки, но пострадавший глаз оставался закрытым, да и запекшаяся на виске рана выглядела по-прежнему устрашающе. Его левая ладонь была плотно перевязана, и Рёджи вспомнил о том, что говорил Сойк – переломанные пальцы не успели зажить. Зато в этот раз Джури удосужился одеться: на нем были свободные штаны и такая же свободная рубашка невразумительного цвета. В подобном облачении Джури напоминал заключенного локстенской тюрьмы, и Рёджи невольно усмехнулся этому сравнению.
- Чего ржем? - тут же полюбопытствовал Джури, но Рёджи не удостоил его ответом и молча побрел в дальний угол, где собрался расположиться на ночь.
Однако отставать от него так просто Джури не пожелал. Стоило Рёджи улечься, как его потеребили за плечо, и он, не открывая глаз, произнес:
- Слушай, дрыщ, я тебя не трогаю, и ты меня не трогай, идет?
- Вообще-то ты у меня дома. Можно было бы и повежливей, - иронично заметил тот и снова подергал Рёджи за край одежды, чтобы тот все же посмотрел на него.
К его изумлению Джури приставал не просто так, а протягивал ему кружку, от которой поднимался пар. Рёджи с подозрением уставился на содержимое, и Джури широко улыбнулся:
- Это молоко с медом. От сердца, можно сказать, отрываю.
- С-спасибо... - неуверенно поблагодарил его Рёджи и сел, принимая угощение. После всего случившегося есть ему не хотелось, но быть настолько неблагодарным, чтобы отказаться от кружки молока, он не рискнул.
- Жри на здоровье, - почему-то обрадовался Джури. - Люди, которые держат дом в тепле, а животы сытыми, должны почитаться как герои, я считаю. А еще я вкуснейшее мясо пожарил, но сдается мне, ты не хочешь.
- Не хочу, - честно ответил Рёджи и уткнулся носом в чашку.
Джури уходить не спешил: вместо этого он зачем-то уселся прямо на пол возле Рёджи, поджав под себя ноги, и с любопытством на него уставился. Рёджи, в свою очередь, совсем не хотелось затевать с ним разговор, но еще меньше он желал устраивать привычную словесную перепалку, отвечая на подколы острого на язык домового, потому решил подать голос первым.
- Ты не жалеешь, что согласился приехать сюда? - спросил он. На самом деле, этот вопрос давно мучил Рёджи.
- Неа, - весело ответил Джури и склонил голову к плечу.
- Даже после того, как тебя чуть не убили? - усомнился в правдивости его слов Рёджи.
- Мне люди никогда не нравились, потому я даже не удивился особо, - невозмутимо пожал плечами Джури.
- И именно из-за нелюбви к людям ты решил тоже стать человеком, - съязвил в ответ Рёджи.
- Я не хотел становиться человеком, - радостная улыбка не сходила с лица его собеседника. - Я хотел быть с человеком. К сожалению, единственным способом сделать это оставалось стать таким же, как он.
- Но если тебе не нравятся люди, как-то странно, что ты отказался от вечной жизни и прочих радостей ради одного конкретного человека, не находишь? - постарался поддеть Джури Рёджи, только тот оставался невозмутимым.
- А какие радости в вечной жизни? - прищурившись, ответил вопросом на вопрос он.
- Ну... - от такого поворота Рёджи растерялся и отметил про себя, что вопрос дурацкий по сути своей, ведь и идиоту было ясно, чем замечательно бессмертие. - Например... Например, не надо бояться старости, смерти...
- Смерть – не самое худшее, что может случиться, - подмигнул ему Джури.
- Что может быть хуже смерти?
- Вечная мука – вечная скука, - вдруг весело пропел Рёджи, не иначе, строчку из какой-то песни. - Одиночество – вот что самое страшное. Скука и тоска – они примерно рядом. Поверь, пока я был духом, мне с головой хватило бессмертия, чтобы больше никогда не пожелать его. Не все так просто, деревенщина.
На последних словах Джури поучительно поднял палец вверх, а заслушавшийся Рёджи поморщился.
- Мне все равно непонятно.
- Ну еще бы, - фыркнул Джури. - Чтобы понимать, нужно иметь мозги...
- Если ты так не любишь людей, зачем ты решил остаться с человеком? Еще и уехать на край света?
- Потому что я встретил достойного человека, - глаза Джури оставались веселыми, но Рёджи понял, что говорил он более чем серьезно. - Сойк – первый достойный человек, повстречавшийся мне за всю мою жизнь. А живу я много столетий, деревенщина, учти это.
- И что же в нем такого достойного? - не без сарказма спросил Рёджи. Грубоватый, хамовитый и не слишком дружелюбный Сойк, на его взгляд, точно не являлся лучшим представителем рода людского, и Рёджи было даже любопытно, что мог найти в нем дух семейного очага.
- Он порядочный, - просто ответил Джури.
- И все?
- Все. Разве этого мало?
- Ну, знаешь ли, - покрутил полупустую чашку в руках Рёджи. - Некоторые считают, что более важными качествами для человека являются доброта, храбрость там, честность или сострадание, например...
- Это понятно, - не стал спорить Джури. - Но если человек непорядочный, у него не может быть всех этих качеств. Порядочность – это первое обязательное условие.
- И ты хочешь сказать, что за всю свою жизнь не встречал больше ни одного порядочного человека? - недоверчиво прищурился Рёджи.
- Нет, не встречал, - простодушно улыбнулся Джури. - Наверное, кроме Сойка, ни одного уже не осталось.
 
KsinnДата: Воскресенье, 06.10.2013, 09:28 | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Рёджи ничего не оставалось, как пожать плечами. С одной стороны, было немного обидно слушать подобные рассуждения о людях, с другой – Рёджи не знал, что противопоставить словам Джури: за свой недолгий век ему тоже не доводилось встречать действительно достойных людей.
- А как ты понял, что Сойк порядочный? - недоверчиво спросил он, ожидая услышать невозмутимый ответ, вроде "ну это же очевидно!". Однако Джури удивил его.
- Я очень долго присматривался, - произнес он.
- Присматривался?
- Да, прежде чем познакомиться, я присматривался. Когда Сойка назначили главенствующим магом при королевской гвардии, ему выделили полагающийся по статусу замок. Однако он отказался от него в пользу другого, более древнего. Сперва меня удивило то, что он предпочел запущенный замок в глуши, но потом выяснилось, что его интересовала многовековая библиотека, которая хранилась там.
- И в этом же замке жил ты, - догадался Рёджи.
- Да, много веков, - кивнул Джури. - Большую часть времени в одиночестве. Иногда – с какими-то нелюдимыми книжными червями, которые были не слишком интересны. Поначалу я думал, что Сойк такой же.
- Но оказалось, что нет? - Рёджи покосился на дверь: упомянутый Сойк и Леда как-то подозрительно долго возились с лошадьми.
- Оказалось, что он забавный, - улыбнулся Джури, и Рёджи перевел на него изумленный взгляд – по его мнению, назвать Сойка можно было каким угодно словом, но никак не забавным. - Сперва, когда я начал пакостить, он пытался воевать со мной. Потом понял, что это бесполезно, и будет проще задобрить. Но прошло еще немало времени, прежде чем я решил явиться ему в человеческом облике.
- Ну и зачем оно было тебе нужно? - по-прежнему отказывался понимать Рёджи.
- Мне было любопытно. Я впервые увидел такого необыкновенного человека.
"Красота в глазах смотрящего – кажется, Леда так это называет", - не без скептицизма подумал Рёджи и отставил в сторону пустую чашку. Не так давно эльф пытался объяснить ему, что означает эта фраза, но Рёджи все равно не понял. Теперь же истина приоткрылась. Красота в глазах смотрящего – это когда смотрят на Сойка, а видят хорошего человека, как понял в этот вечер Рёджи.
- И долго ты к нему так... ходил? - хмыкнул он. Чем Джури с Сойком занимались в эти свои встречи, он предпочел не уточнять.
- Почти десять лет.
- Ско-олько? - решил, что ослышался Рёджи.
- Десять, - продемонстрировал широкую улыбку Джури. - Ты еще говорить не умел, когда у нас все начиналось.
- Я просто думал, что Сойк моложе, - почесал затылок Рёджи.
- Ну, это дело такое, - развел руками Джури. - Ты, поди, думал, что и я моложе...
- Ну а как вышло, что ты все же решил стать человеком? - вернулся к самому интересному Рёджи.
- Когда Сойка засудили и приговори к выселению на остров, он попросил, чтобы...
- Эй, подожди, - остановил его Рёджи. - За что засудили?
- А не все ли теперь равно? - подмигнул ему Джури. - Высокие должности – это всегда огромные деньги. А там, где большие деньги, большие подлянки. Много желающих было на его место, вот и попросили подвинуться. По-хорошему он двигаться не захотел, но силы свои не рассчитал.
- Если он был могущественным колдуном, чуть ли не самым лучшим, еще и боевым, как его могли так легко засудить? - не понял Рёджи.
- Долузия вообще богата детьми, которые рождаются с даром, - ответил Джури, и Рёджи вспомнил, что об том ему уже говорил эльф. - Там много было могущественных колдунов такого же уровня, а то и сильнее. Даже на такого, как Сойк, нашлась бы управа.
- Ну-ну... - покачал головой изумленный Рёджи, про себя отмечая, что в Долузию, кишащую боевыми колдунами, лучше не соваться. - После этого ты решил, что чем остаться одиноким духом в замке, лучше быть человеком на острове?
- Ты такой догадливый, деревенщина, - весело похвалил его Джури. - Примерно так все и было. Дух семейного очага привязан к месту – привязан к своему дому. Без этого дома, одного единственного, домовой быстро умирает, а точнее – просто исчезает, растворяется. Я не мог оставить стены того замка, будучи духом. Ну а Сойк под предлогом того, что ему перед выселением надо забрать кое-какие книги из библиотеки, попросил на один день отправить его домой. На самом деле, он собирался попрощаться со мной. Тогда я его и уговорил попробовать воплотить меня.
- То есть это была твоя идея? - уточнил Рёджи.
- Конечно! Этот осел еще и упирался, представь! - от возмущения у Джури очень забавно раздулись ноздри, но Рёджи не обратил на это особого внимания.
"Я отказывался его воплощать, а он умолял меня долго и слезно", - вспомнились Рёджи слова Сойка, и в этот момент он понял, что тот не врал. Получалось, что бессмертный дух и правда по доброй воле стал человеком, и что самое поразительное – казалось, не собирался раскаиваться в столь опрометчивом поступке.
- А часто такое бывает? - задумчиво произнес Рёджи, лишь с опозданием сообразив, что задал вопрос вслух.
- Какое такое? - склонил голову к плечу Джури. Рёджи только досадливо закусил губу, думая, что зря он поднял эту тему. Но отступать было некуда, тем более, Джури уставился на него с выжиданием и явно не отстал бы просто так.
- Чтобы иные существа... Ну, это... Хотели стать людьми? - пробубнил Рёджи.
- Ты хотел спросить, часто ли иные существа влюбляются в людей, - подался к нему чуть ближе Джури, и голос его стал хитрым и заговорщицким.
- Нет, я хотел спросить именно то, что спросил, - сердито отрезал Рёджи.
- Неа, - мотнул головой бывший домовой. - Ты хотел спросить, влюбляются ли иные в людей. Так вот, это случается крайне редко, деревенщина. Почти никогда.
Джури так пытливо вглядывался в его глаза, что Рёджи на миг почувствовал себя голым – только обнажено было не его тело, а душа. Ему почудилось, что Джури знает абсолютно все: что он разгадал его чувства к Леде, его мысли и тайные желания, а теперь, играясь, бил по самому больному, прямо говоря о том, что надеяться на что-либо глупо.
Но когда Рёджи открыл рот, чтобы ответить хоть что-то, Джури совсем тихо добавил:
- Но все-таки такое бывает.
Сказать что-либо в ответ Рёджи не успел, потому что в этот момент дверь отворилась, пропуская в дом сперва Сойка, а следом за ним и Леду. Напарник немного хмурился, как отметил Рёджи, но спросить у него что-либо не удалось, потому что Джури подскочил от радости и весело зачастил:
- Ну наконец-то! Я, между прочим, целый день себе места не находил! В следующий раз я тоже поеду...
"Что вы так долго обсуждали?" - задался вопросом Рёджи, но вслух спрашивать не стал. Леда бросил на него взгляд украдкой и улыбнулся одними губами. Рёджи померещилась в его глазах какая-то странная тень – будто бы Леде было за что-то стыдно или неловко. Но выяснять при посторонних, что случилось, он не стал.
Как оказалось в последствие – напрасно.

Отправиться снова в заброшенное поселение было решено через три дня: за это время Сойк должен был подготовиться, а Джури, который заявил, что без него Сойк никуда не пойдет, - выздороветь окончательно.
- А что мы будем делать там? - спросил Рёджи на следующее утро после их первой вылазки, когда хозяева и гости дома у мельницы собрались за завтраком.
- Загонять обратно монстра, - ответил Сойк. - Ты что, опять все прослушал?
- Я не прослушал, - сердито ответил Рёджи. - Я хотел спросить, как именно загонять.
И Сойк попытался объяснить, что именно им предстояло сделать.
Даже в самых смелых надеждах бывший колдун не предполагал, что маг, разбудивший зверя, действовал так грубо и неумело. Именно поэтому задача по наведению порядка в значительной мере упростилась и стала посильна даже для людей, у которых не было дара.
- Усыпить монстра было бы проще и безопасней, умей кто-то из нас колдовать, - объяснял Сойк. - Потому что когда он появится, мы будем фактически беззащитны перед ним...
- То есть как это "появится"? - оторопело моргнул Рёджи. - Мы что, столкнемся с ним нос к носу?
Когда до этого Сойк упоминал, что древнее чудовище можно будет вызвать на бой, Рёджи наивно понадеялся, что выражение было фигуральным. Но как часто случалось в последнее время, надеялся он зря.
- А ты как хотел? Отправить ему письмо с просьбой не приходить больше? - рассмеялся Джури.
Как сообщил им Сойк, при проведении ритуала с обращением к четырем стихиям у призванного монстра оставалась сильная привязка к самому месту ритуала. И если вызвавший его колдун призывал чудовище к себе в любой момент, другой человек мог сделать то же самое, активировав печать.
- Печать – это тот узор на земле, что мы видели, - вспомнив, что говорит с непосвященными, добавил Сойк. - А из-за того, что колдун не обратился к Времени, Пространству и Незримому – не разжег еще костры, о которых я говорил до этого – он не привязал монстра к себе. Теперь позвать его может любой, кто знает, как это сделать.
- И как же нам активировать печать? - задал вопрос эльф.
- Это достаточно просто, - ответил Сойк. - Надо снова разжечь огонь так, как он горел в ночь призыва, только перед этим провести кое-какие приготовления. К частью, искра для этого не нужна.
После этого, как рассказал им Сойк, монстр должен был явиться к месту печати как по призыву. Именно в этой части и заключалась вся упомянутая топорность проведенного ритуала – ни один уважающий себя колдун не допустил бы ситуации, когда призванное им чудовище может позвать кто угодно. Но учитывая, что все получалось именно так, Сойк делал вывод, что они имеют дело с профаном.
- Что делать, когда эта ваша змея вылезет? - мрачно перебил его рассуждения Рёджи.
- Нужно закрыть печать, - заявил Сойк.
- Всего-навсего, - с иронией улыбнулся Джури.
- Как ее закрывать? - не разделил его веселости Леда.
- Нужно загнать монстра в огненный круг и потушить костры по окружности. То есть не просто потушить, а засыпать одним заговоренным порошком... Но это тоже не сложно, я все сделаю.
- С ума сойти! - хлопнул ладонью по колену Рёджи. - Тут все несложно, кроме одного момента. Ничего, что нас сожрут до того, как мы успеем достать этот порошок?
- Вот тут нам и пригодился бы дар, - вздохнул Сойк. - Имея искру, можно было бы силой одного заговора держать тварь на расстоянии, пока закрываешь печать. Но сдается мне, искать колдуна нам некогда. Потому придется положиться на собственную ловкость и на удачу.
- Тогда предлагаю обсудить подробно, что именно мы будем делать, чтобы нас не сожрали, - без особого энтузиазма предложил Рёджи.
На это Сойк объяснил, что единственным уязвимым местом змея, скорей всего, являются глаза – по крайней мере, Сойк помнил, что читал об этом.
- Если у него вообще есть уязвимые места, - не слишком уверенно добавил он. - Но о шкуре его точно писали, что ее не берет ни клинок, ни огонь.
- Вот здорово... - мечтательно протянул Джури. - Такая прочная и такая красивая...
- На стенку ее себе повесь. Будешь внукам показывать, - огрызнулся Рёджи, который не видел ничего замечательного ни в самом змее, ни в предстоящем приключении, и чему так радуется Джури понять не мог.
- Думаю, для того, чтобы загнать змея в круг, придется самим в нем находиться, - предположил Леда, на что Сойк кивнул:
- Очевидно, что так. Другого выхода я не вижу. Когда змей увидит нас, он попытается напасть и окажется в кругу. В этот момент надо быстро потушить костры.
- И после этого он растворится в воздухе или провалится под землю? - скептически поглядел исподлобья Рёджи.
- Вот тут не знаю, что будет, - развел руками Сойк. - Я никогда не проводил ритуал по изгнанию древней твари. Но могу предположить, что, когда печать закроется, змей просто удерет, потеряв к нам интерес.
- Стало быть, точно ты не знаешь, потеряет он его или нет, - произнес Леда, пытливо глядя ему в глаза.
- Нет, точно не знаю, - не отвел взгляда в сторону Сойк и тут же напомнил. - Кстати, вы все еще можете отказаться от этой затеи.
- К сожалению, уже не можем, - непреклонно ответил на это Леда. - Но вот что я подумал... Когда мы отправимся туда, у нас не будет времени и возможности присматривать за лошадьми. Они могут убежать, потеряться... В конце концов, их может кто-то сожрать. Предлагаю обратиться к старосте, чтобы от поселения нам выделили коней.
- Чужих не так жалко? - Джури оперся локтем на стол и насмешливо посмотрел на Леду из-под челки.
- Чужие не настолько ценны, как наши, - невозмутимо ответил эльф. - Особенно это касается коня Рёджи. Да и необходимо, чтобы количество лошадей было равно количеству людей.
- Я не против, но со старостой сам будешь договариваться, - пожал плечами Сойк.
- Между прочим, если монстр полакомится кем-то до нашей встречи, он будет не таким агрессивным и злым, - перебил его Джури: тему лошадей он, видимо, считал не самой интересной.
- Он же не ест людей... - растерялся Рёджи.
- Ест, только по своему, - выдал некое подобие зловещей улыбки Сойк. - Мне уже доводилось сталкиваться с похожими тварями. Они питаются страхом, болью... Иначе почему, вы думали, он терзает людей живьем?
- Мы ничего не думали, и чем дальше, тем меньше мне хочется это делать, - упавшим голосом произнес Рёджи.
- Если монстр убьет кого-то в ближайшее время, неизвестно, что начнется в поселении, - ни к кому не обращаясь, заметил Леда. - Будем надеяться, что этого не произойдет. Попытаемся справиться с озлобленной тварью, ничего другого не остается...
На этом разговор был окончен, и хотя у Рёджи еще остался ряд вопросов – например, являются ли убийства людей потребностью змея или его заставляют это делать, как он выбирает жертву, а еще как поступать, если по какой-то причине печать не закроется – он решил промолчать. В их распоряжении оставалось еще три дня, и Рёджи надеялся все это выяснить позже, а заодно и немного успокоиться. Сказать, что он волновался перед предстоящим боем, означало ничего не сказать.

 
KsinnДата: Воскресенье, 06.10.2013, 09:29 | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
К вечеру второго дня случилось то, чего всегда с опаской ждал Рёджи: со словами "нечего терять время впустую" Леда сунул ему в руки книгу.
- Эй, так не годится! - возмутился Рёджи, с негодованием покрутив тонкую книжицу руках. - Мы тут за древним монстром охотимся, а ты хочешь, чтобы я отвлекался на ерунду!
- В данный момент ты ни на кого не охотишься, - резонно возразил Леда. - А свободное время полезно тратить на самосовершенствование.
- Какое еще само... самосов... Леда, ну я же уже умею читать!
- Что толку от того, что ты умеешь, если не читаешь? - с таким искренним удивлением поглядел на него друг, что Рёджи не нашелся что ответить.
- Не люблю я читать... - жалобным голосом пожаловался он, но эльф даже не подумал проявить милосердие.
- За последнее время ты очень изменился, - вместо ответа сказал он. - Ты сам этого не замечаешь, но все обстоит именно так. У тебя стала богаче и интересней речь, да и рассуждаешь ты теперь по-другому, не так, как год назад, например.
- Чтение тут не при чем, - сердито буркнул Рёджи, на деле изрядно смутившись: хвалил его эльф весьма нечасто.
- А что же тогда? - слабо улыбнулся его друг.
- Это общение с тобой влияет, - ответил как есть Рёджи. - Ты просто так смешно говоришь... Ну, не то чтоб смешно, но как-то не по-людски... Вот и я, наверно, нахватался.
- Рёджи, я думаю, за сегодняшний вечер ты осилишь эту книгу, - непоколебимым тоном прервал его рассуждения Леда.
- Ого! - Рёджи взмахнул книжкой перед носом друга. - Да ты с ума сошел! Я же не могу читать всю ночь! У нас завтра важное мероприятие!
- Завтра вечером, - уточнил Леда. - До вечера успеешь выспаться.
Рёджи с трудом подавил вздох раздражения.
То, что поездка в заброшенное селение намечалась на поздний вечер, ему тоже сильно не нравилось. Но Сойк настоял на этом: как он сказал, к темному времени суток все злое и негативное активизируется и становится сильней, духи чувствуют себя могущественней по ночам, а значит, и сила заброшенного поселения увеличится в разы. Учитывая, что среди них не было колдуна, любое магическое подспорье пошло бы только на пользу, потому закрывать печать было решено ночью. У Рёджи мурашки шли по спине, когда он думал об этом, а заодно о том, что прежде, чем дело дойдет до монстра, надо сперва пересечь заброшенное поселение, что само по себе казалось непростой задачей. Но бывшему колдуну было видней, потому никто с ним не спорил.
Перечить Леде Рёджи тем более не мог, хотя где-то в глубине души он почувствовал странную фальшь в происходящем: эльф не заикался о книгах с того дня, как было решено отправиться на остров. То, что именно в этот вечер он настоял на чтении, показалось немного неожиданным.
К еще большему удивлению Рёджи, когда он погрузился в чтение не особо занимательной книги, его друг начал куда-то собираться.
- И как это понимать? - спросил Рёджи, глядя на него исподлобья.
- Навещу нашего старосту, - объяснил Леда свои сборы. - Мы давно к нему не ходили, надо его поставить в известность.
- В известность о чем? Мы же договорились никому не говорить, что делаем, потому что колдуном может оказаться кто угодно, и Соно в том числе.
- Поставить в известность, что мы не сидим без дела, - терпеливо пояснил эльф.
- Он и так знает, что мы не сидим. Не зря же мы лошадей вчера попросили.
Лошадей, несмотря на их ценность, местные власти выделили быстро и охотно. Желание поспособствовать скорейшему уничтожению монстра привело к тому, что им даже лишних вопросов не задавали. Теперь четыре крепкие, хоть и непородистые лошадки, ждали своего часа в сарае у дома, и Рёджи, всего два часа назад кормивший животных, даже пожалел их из-за опасности, которой те вскоре должны были подвергнуться.
- Лошадей мы просили у Йо, а не у старосты, - возразил на это Леда и добавил. - Я скоро вернусь.
- Ага, как же, - Рёджи захлопнул книгу и решительно поднялся на ноги. - Я иду с тобой. Не хватало еще, чтобы ты в одиночку разгуливал по ночному селению.
- Слушай, ну я же не девушка беззащитная, - Леда улыбнулся так обезоруживающе, что Рёджи растерялся и замер: в последнее время друг в принципе редко улыбался, а так ласково, Рёджи казалось, вообще никогда.
- Большая часть убитых не девушки, - немного обескуражено проворчал он. - Надо было попросить нашего горе-колдуна и нам сплести амулеты против чудища...
- Все будет в порядке и без амулета, - еще раз улыбнулся Леда. - Не отвлекайся от чтения. Когда вернусь, обсудим, что ты понял из прочитанного.
Рёджи нутром чуял что-то неправильное в происходящем, но уличить Леду во лжи не мог – тот, как обычно, выглядел искренним и честным.
Лишь когда он выходил за порог, а Рёджи прошел в сени, чтобы закрыть дверь, эльф повернулся и на секунду замер на месте, будто хотел сказать что-то.
- Чего? - просил Рёджи, уловив едва заметное замешательство.
- Ничего, - мотнул головой Леда. - Кое-что сказать хотел, но давай уже когда вернусь.
- Ладно... - только и протянул удивленный Рёджи.
Почесав макушку и приказав себе не думать о глупостях, он вернулся в комнату и снова открыл книгу.
...Время бежало быстро – намного медленней шло чтение. На улице стемнело, и Рёджи зажег свечу, но дело все равно двигалось с трудом. Мысленно он постоянно возвращался к своему другу и задавался вопросом, в какой момент можно начинать волноваться, почему его так долго не было. Впрочем, час еще был непоздний, и Леда вполне мог вести дипломатические переговоры с Соно.
В десятый раз за последний час Рёджи тяжко вздохнул и перевернул страницу, когда неожиданно услышал стук в дверь.
В душе сразу шевельнулось нехорошее предчувствие. То, что это был не Леда, Рёджи понял сразу – друг не стучал бы так коротко и робко, что впору было вообще не услышать. Отложив книгу в сторону, Рёджи вытащил из ножен клинок и направился к двери.
- Привет... - голос Аямэ прозвучал тихо, и на губах появилась слабая улыбка, которая тут же исчезла, стоило ему заметить оружие в руках Рёджи.
- О, привет, - смутился из-за не самого теплого приема гостя Рёджи и торопливо спрятал меч за спину, как будто так его было не видно. - Я это... Не ожидал просто.
Он посторонился немного, и Аямэ, благодарно кивнув на это бессловесное приглашение, вошел в дом.
- Надеюсь, не помешаю? - только и спросил он, присаживаясь на край лавки, словно не собирался рассиживаться долго и заскочил всего на минуту.
- Да нет, - пожал плечами Рёджи и сел рядом. - Тебя, может, угостить чем?
- Не стоит, что ты, - ресницы Аямэ дрогнули, а вместе с ними и длинные тени, которые они отбрасывали на скулы. В таком освещении Аямэ еще больше походил на девушку и казался еще красивей.
"И кто-то ж регулярно колотит его такого", - вспомнилось Рёджи. - "Может, еще раз спросить? Здесь точно никто не подслушает..."
- Я вообще не думал, что кого-то застану, - принялся тем временем объяснять Аямэ. - Увидел, что свет горит, вот и решил проверить – удивился просто. Я думал, что вы уехали...
- Уехал только Леда, - объяснил Рёджи. - Но он скоро вернется.
- Вряд ли скоро, - покачал головой Аямэ. - С мельницы путь неблизкий.
- С какой мельницы? - уставился на него во все глаза Рёджи. - Леда поехал к Соно.
На лице Аямэ сперва отразилось удивление, потом недоверие, следом он неуверенно улыбнулся.
- Ну разве что Соно перебрался жить в лес, - мягко возразил он.
- Леда... Леда поехал в сторону леса?.. - не поверил своим ушам Рёджи. В груди словно окаменело что-то, и он попытался выдохнуть, но легкие сжались в комок.
- Ну да, - видимо, он сильно изменился в лице, потому что теперь Аямэ глядел на него с тревогой. - Я сам видел. И лошадей с собой увел. Еще светло было... Рёджи!
Но Рёджи уже не слушал. Забыв о своем госте, он опрометью бросился на улицу к сараям, где стояли лошади. Ночь была непривычно светлой – небо расчистилось, а убывать луна только начала, потому когда он распахнул дверь, даже без свечи увидел, что три лошади из выделенных местными отсутствуют.
- Проклятие! - Рёджи даже не понял, что выкрикнул это слово, с силой захлопнув дверь.
- Да в чем дело? - холодная ладонь Аямэ вцепилась в его запястье, но Рёджи вырвал руку и, застыв на секунду, снова распахнул дверь сарая. - Что случилось?..
- Случилось то, что Леда – сволочь...
Еще не так давно у Рёджи язык не повернулся бы сказать подобное, да и теперь он мысленно дал себе по шее за такие слова, но разбираться с собственной совестью он решил потом. На самом деле, эльф поступил намного хуже него.
- Почему сволочь? - опешил от такого признания Аямэ – теперь на его выразительном лице вместо удивления появился настоящий страх.
"Потому что он обманул меня!" - хотелось закричать Рёджи, но он с трудом проглотил эти слова.
В том, что Леда, а также двое их новых приятелей с мельницы отправились в заброшенное селение без него, Рёджи понял сразу, и следом за злостью пришла жгучая обида.
"За что?!" - хотелось взвыть в голос Рёджи. Леда никогда не оскорблял его до этого, и потому теперь такое поведение стало настоящим ударом под дых. - "За что такое недоверие?"
Думать о том, что Леда решил оставить его, как оставил Веснушку, просто потому, что тот являлся ценным конем, которого жалко потерять в неразберихе, было невыносимо. Возможно, Рёджи сам спровоцировал такое поведение своим страхом потустороннего – Леда еще в прошлую вылазку в селение сказал, что страх Рёджи притягивает тварей. А может, эльфом руководили какие-то иные побуждения – например, вера в то, что проку от Рёджи не будет.
Но все эти домыслы померкли на фоне настигшей его следом мысли о том, где сейчас Леда и что с ним происходит.
- О боги... - одними губами произнес Рёджи, напрочь игнорируя замершего рядом Аямэ, который с опаской вглядывался в его лицо.
Все обиды ушли на второй план, когда Рёджи понял, что именно в этот момент его друга могла разрывать на части разноцветная тварь доисторического происхождения, в то время как сам Рёджи мирно сидел дома и читал книжку.
- Что происходит?! - всегда тихий и спокойный Аямэ чуть ли не взвизгнул, когда Рёджи с силой врезал кулаком по стене сарая так, что содрал кожу на костяшках.
Но слабая боль немного отрезвила, и, тряхнув головой, Рёджи приказал себе прекратить паниковать.
- Все нормально, - произнес он вслух, сам подивившись тому, как спокойно звучит собственный голос. - Мы с Ледой неправильно поняли друг друга. Мне надо догнать его.
На этих словах Рёджи сделал шаг в сарай, дергая со стены висевшую на ней сбрую.
- Ты бы это... Оделся хотя бы, - напомнил ему переминающийся рядом с ноги на ногу Аямэ, во все глаза смотревший на происходящее, а Рёджи только теперь вспомнил о том, что даже плащ на плечи не накинул.
- Спасибо, ты мне очень помог, - от всего сердца сказал он Аямэ, действительно чувствуя искреннюю благодарность – если бы не наблюдательный сосед, Рёджи так и не узнал бы, что натворил его друг.
- Да чем я помог?.. - смутился тот, но Рёджи уже не стал ему ничего объяснять.
Бросившись бегом в дом, он подумал лишь о том, что времени у него совсем не осталось. Страха не было, сомнений тоже – Рёджи уповал только на быстрые ноги Веснушки, а еще на удачу, которая не позволит ему заблудиться в ночном лесу.
 
KsinnДата: Суббота, 12.10.2013, 07:27 | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 11.

Каким бы злополучным ни был этот вечер, но кое-какие обстоятельства все же оказались Рёджи на руку. Например, яркий свет луны хорошо освещал дорогу – чистое небо на Последнем Горизонте было редкостью, и в этот раз Рёджи безусловно повезло. Также был несильный мороз, отчего конь не увязал копытами в грязи и быстро мерил милю за милей. Расстояние, которое в прошлый раз они осилили почти за два часа, в этот раз Рёджи проскакал за один.
Когда дорога повернула и взору открылось уже знакомое кладбище, Рёджи не смог сдержать облегченного вздоха: до этого он и подумать не мог, что так обрадуется виду запущенных могил.
- По крайней мере, не заблудился, - пробормотал он и погладил Веснушку по гриве. - Еще немного, друг...
Придерживать поводья на кладбище Рёджи не собирался, надеясь пересечь его как можно скорей, но приблизившись, он понял, что торопиться не стоит. Кругом между старых могил и покосившихся надгробий тянулись полосы густого тумана. То здесь, то там из них выглядывали перекошенные кенотафы, высовывались тонкие ветви невысоких деревьев и кустов, больше похожие на скрюченные пальцы. В свете убывающей луны окружающая картина выглядела зловеще.
Едва они зашли за ограду и оказались непосредственно на самом погосте, Веснушка, сердито фыркнув, встал на месте как вкопанный, давая понять своему хозяину, что дальше никуда не пойдет.
- Не годится, друг, - ласково попросил его Рёджи и несильно, будто уговаривая, дернул поводья. - Мы едем за Ледой. Ты же дружишь с Ледой? Ну, давай же...
Веснушка упорно не двигался, и Рёджи устало посмотрел прямо перед собой. Слезать на землю и тащить коня под уздцы ему совсем не хотелось.
Туман над кладбищем не стоял на месте, но и не клубился: молочно-белые полосы стелились по земле как дым, меняли форму и очертания, и в какой-то момент Рёджи почудилось, что он увидел неясную фигуру, ползком перемещающуюся по земле, скрытую белесым маревом.
"Разве туман может двигаться, если ветра нет?" - вдруг осенило Рёджи вопросом, а следом он почувствовал, как горло сжимает липкой лапой страха: - "И откуда может быть туман, если сейчас мороз?.."
Будто подслушав его мысли, Веснушка громко и жалобно заржал, с силой потянул в бок, желая развернуться и дать стрекоча, но Рёджи не позволил, яростно дернув поводья в противоположную сторону и засадив пятками по бокам коня. В какой-то момент ему почудилось, что Веснушка встанет на дыбы, и тогда падения не избежать, но конь приятно удивил его: со всех ног он бросился вперед – именно туда, куда и нужно было Рёджи.
- Так бы сразу... - пробормотал он.
Туман густой пеленой растекался по земле, не доставая Веснушки и до брюха, но Рёджи упорно чудилось, что нечто шевелится и струится в нем – нечто неразборчивое и непонятное, похожее то ли на гигантских червей, то ли за обнаженные тела людей. Отстраненно Рёджи подумал о жутковатой на вид, но безобидной плакальщице, которая так напугала его в прошлый визит. Теперь Рёджи был бы даже рад увидеть здесь этого духа вместо пугающих образов.
Так страшно Рёджи не было никогда прежде, и в этот момент он приказал себе думать только о Леде, больше ни о ком и ни о чем.
"Твой страх притягивает их", - вспомнились ему слова эльфа, и Рёджи твердо решил не бояться. Только потребовать от себя этого оказалось намного проще, чем сделать.
Однако каким-то чудом миновать кладбище удалось без происшествий. Когда Веснушка влетел на гору, Рёджи, придержав поводья, выдохнул и даже оглянулся назад, до конца не веря, что все обошлось. Как удалось проехать кладбище его напарнику, не случилось ли чего-то плохого с ним и его путниками? Такие вопросы Рёджи задал себе и тут же решил не думать об этом, а точнее – верить, что все прошло благополучно, и с другом не случилось никакой беды.
Лишь немного отдышавшись, Рёджи наконец посмотрел вниз на маленькую бухту, залитую лунным светом – даже отсюда, с высоты, он слышал шум моря. А вот заброшенная деревенька с трудом угадывалась при луне, и Рёджи почувствовал легкий озноб, когда вспомнил о том, что по идее уехавшие задолго до него союзники уже давно должны были разжечь костер.
"А точно ли они уехали?" - закралась предательская мысль, и Рёджи нервно сглотнул.
Мимо домика у мельницы он проезжал, но за высоким забором не было ничего видно или слышно. Однако он прекрасно помнил, что в доме не было окон, и вся компания могла сидеть за надежными стенами, даже не подозревая, что мимо проезжал Рёджи. Ведь Леда мог поменять планы и отправиться к мельнице просто для того, чтобы обсудить с Сойком какие-то детали предстоящего мероприятия. Либо же...
"Либо же Аямэ мог ошибиться", - обреченно констатировал Рёджи. - "Мог обознаться в сумерках или еще что..."
Но тут же Рёджи погнал прочь эти мысли. Зачем Леде было забирать лошадей, если он не собирался никуда ехать? Да и не мог Аямэ перепутать эльфа с кем-то другим – не каждый день по селу разъезжал всадник с двумя лошадьми на привязи. Напомнив себе об этом, Рёджи начал спускаться с горы.

Мысленно он уговаривал себя, что бояться ночного поселения не стоит. В конце концов, там не появилось ничего такого, чего не было в светлое время суток, и при этом их предыдущая поездка закончилась более чем благополучно – ничего страшного или ужасного так и не произошло. Рёджи старался не думать о том, что днем он был здесь все же не один, а также о том, что даже при свете дня заброшенная деревня не слабо испугала его. Слова Сойка о том, что по ночам духи и вся негативная энергия проклятого места активизировались, Рёджи приказал себе вообще выбросить из головы.
"Лишь бы они действительно были здесь", - думал он о напарнике и Сойке с Джури и сам себя винил в слабохарактерности. Рёджи помнил, что в заброшенное поселение его повел страх за Леду, и было бы замечательно, окажись друг сейчас в тепле и безопасности за мили отсюда. Но почему-то Рёджи не покидало странное предчувствие, что в одиночку из этого села он уж не выберется.
Нестись галопом по улицам не имело смысла: когда Рёджи въехал в поселение, он придержал коня и огляделся, силясь вспомнить дорогу. Это было не так уж просто, потому как днем они изрядно петляли, а Рёджи, положившись на Леду и Сойка, не слишком старательно следил за окружавшими их деталями, которые теперь помогли бы воссоздать в памяти верный путь.
Лунный свет озарял пустые улицы, дома все так же смотрели на него черными глазницами окон. Ничего особенного вокруг не происходило, если не считать того, что в какой-то момент Рёджи отчетливо послышались шаги за спиной. Однако когда он оглянулся, непонятный звук исчез.
В этом месте Рёджи не покидало странное ощущение, будто он не один. Порой ему чудилось, что кто-то буравит его взглядом из окна ближайшего дома, только повернув голову, Рёджи не видел никого. В гробовой тишине периодически слышались удивительные звуки, вроде отголосков смеха или эха голосов, но стоило напрячь слух, как странные галлюцинации исчезали.
"Мне все чудится, это от нервов, просто чудится..." - убеждал себя Рёджи, но уговоры не приносили успокоения. Чем дальше он ехал, тем тревожней ему становилось, а еще очень не нравилось то, как вел себя Веснушка. Конь весь покрылся испариной и заметно дрожал, будто видел или чувствовал вокруг нечто такое, что было недоступно взору его хозяина.
Когда Рёджи добрался до разрушенного дома, перегородившего всю улицу, он шумно выдохнул от облегчения. Теперь он мог с уверенностью сказать, что не потерялся, и что в этом месте он бывал прежде. Рёджи четко помнил, что в прошлый свой визит они вернулись немного назад и повернули налево, что в точности он повторил и теперь. Каково же было его удивление, когда, поплутав немного, он оказался в том же тупике.
- Что за... - только и смог произнести он, поражаясь, как удалось сделать крюк и не заметить этого.
Рёджи с точностью повторил предыдущий маршрут – теперь он был уверен, что делает все правильно, и даже обратил пристальное внимание на отдельные детали в окружавшем его пейзаже, которые смутно запомнил, преодолевая эту дорогу в светлое время. Но через четверть часа он понял, что заплутал, и, свернув за угол, снова оказался у развалин.
Все сомнения рассеялись как дым, и Рёджи резко обернулся, сам не зная, кого ожидает увидеть за своей спиной. Ошибиться так глупо дважды он точно не мог, и стало быть, кто-то умышленно путал его и водил за нос. Рёджи слыхал прежде, что в подобных местах нередко встречаются духи, которые заманивают путников в свои сети, задурив им голову и запутав их же следы.
"Что делать? Что делать?" - билась паническая мысль где-то на подсознании, пока Рёджи лихорадочно крутил головой по сторонам. Он очень боялся увидеть того, кто заводил его в тупик. Но еще страшней казалось не обнаружить никого, а так и ходить до бесконечности одними и теми ж улицами, возвращаясь к непроходимым руинам.
"Никогда не поддавайся панике", - вспомнились ему мудрые слова Леды, произнесенные давным-давно – Рёджи уже и не мог припомнить, к чему его друг заговорил об этом. - "Как только ты перестаешь думать и начинаешь метаться, ты теряешь половину своих сил".
Рёджи глубоко вдохнул и выдохнул, а после постарался собраться и рассудить здраво, как поступить дальше. Терять время на бег не хотелось, кроме того, Рёджи не знал, кого в следующий раз может встретить на пустой улице. Потому действовать надо было расчетливо и сразу правильно.
"Я два раза прошел одним и тем же путем, но вернулся сюда же", - рассудил Рёджи. - "Если попробовать теперь сделать наоборот?.."
Идея не выдержала бы серьезной критики, и объяснить, чем поможет в беде такой ход, Рёджи не смог бы. Но, за не имением иных идей, он решил, что лучше действовать так, чем ходить по кругу. Рёджи повернул в противоположную сторону, потом повернул еще раз направо, а после проехал немного вперед. Про себя он пытался прикинуть, в какой именно стороне находится площадь, где должны были собраться его друзья. Рёджи принял решение ориентироваться на далекий шум моря – по его расчетам площадь находилась в том ж направлении, только ближе, чем побережье...
- Рёджи?..
Голос раздался так близко, что Рёджи едва ли не подскочил в седле и резко обернулся, чтобы почувствовать, как сердце пропустило удар и тут же болезненно заныло. Сразу все страхи и сомнения развеялись, не оставив и следа, и Рёджи был так безгранично рад появлению родного живого существа, что сразу спрыгнул из седла на землю.
- Слава богам, - только и смог выдохнуть он и с трудом сдержался, чтобы не стиснуть Леду в объятиях.
Его друг стоял совсем рядом, на обочине дороги, и смотрел на Рёджи с таким неподдельным изумлением, что тому захотелось то ли улыбнуться, то ли даже рассмеяться от облегчения.
- Ты что здесь делаешь? - строго спросил эльф, но его лицо оставалось совершенно невозмутимым.
- Это тебя надо спросить! - тут же вскипел Рёджи, разом вспоминая все события последнего вечера. - Ишь что удумал! Отправиться сюда без меня! Леда, ты, часом, не свихнулся?!
Эльф ничего не ответил, лишь голову к плечу склонил, не спуская внимательного взгляда с Рёджи. А сам Рёджи понял, что не может злиться, когда Леда смотрит на него так. Рёджи в принципе не мог на него злиться.
- Не стоит повышать голос, - медленно произнес Леда и на секунду прикрыл глаза, а Рёджи, который хорошо знал своего друга, подумал, что именно такой реакции от него и следовало ожидать: хотя на вид эльф оставался спокоен, все же он испытывал раздражение от того, что напарник примчался в заброшенное селение.
- Мы с тобой потом поговорим, зачем ты сделал это, - обиженно заявил Рёджи и добавил. - А почему ты здесь? И где все остальные? Я думал, вы должны быть на площади...
- Все на площади и есть, - заверил его Леда и махнул рукой куда-то в сторону. - Ждут нас. Пойдем, раз ты уже здесь.
"И... И все?" - подумалось в этот момент Рёджи. Он ожидал, что Леда не промолчит, даст хотя бы короткое объяснение своему поведению, хотя бы лаконичное "так было бы лучше для всех нас, и для тебя в особенности", а потом добавит какие-то мудрые слова, похожие на те, что пишут в книгах, которые он постоянно читает. Но эльф всего лишь попросил не повышать голос.
"Наверное, волнуется и устал", - подумал Рёджи и шагнул следом за другом в переулок, потянув за поводья Веснушку. - "Счастье, что мы встретились, а то я б еще долго тут блуждал..."
- Эй, ты чего! - Веснушка рванулся так сильно, что Рёджи чудом удержал поводья в руке.
Разговаривая с другом, он даже не смотрел на коня. Не поглядел и теперь, когда решительно поспешил за Ледой, и потому никак не ожидал, что тот заупрямится. А Веснушка не просто не желал идти за ним, он пятился назад и резко дергал головой, будто хотел вырвать поводья из рук хозяина и поскорее убежать.
- Что случилось? - негромко спросил Леда, ушедший всего на несколько шагов вперед.
- Кажется, Веснушка не хочет туда идти, - пожаловался Рёджи, перехватывая поводья второй рукой.
- Но нам нужно пойти туда, - с нажимом произнес эльф.
- Я понимаю, но... Он, наверное, опять нечисть чувствует, - Рёджи бросил быстрый взгляд через плечо на друга. - Слушай, а нет другой дороги? Может, обойдем через несколько домов? А то вдруг там что-то опасное...
- Другой дороги нет, - твердо возразил Леда и подошел ближе к Рёджи, останавливаясь всего в шаге от него. - А времени нет тем более. Ты что, забыл о нашем деле? На площади?
- Да помню все я... - из-за непрерывной борьбы с вырывающимся конем Рёджи уже чувствовал, что на лбу выступила испарина. - Надо сломать... или что там?.. Закрыть печать.
- Вот именно, - удовлетворенно выдохнул Леда и, когда Рёджи повернул голову к нему, слабо улыбнулся. - Коня можем оставить здесь. Главное, ты не бойся.
"Как оставить?" - хотел спросить растерявшийся Рёджи и напомнить, что Леда больше всех переживал за лошадей, которым неизвестно что грозило, пока хозяева будут заняты монстром. Но в этот момент эльф сделал нечто совершенно невообразимое.
Время будто замедлилось, когда Леда поднял руку и протянул ее к Рёджи, легко прикоснувшись кончиками пальцев к щеке, и сам Рёджи отказался верить в то, что подобное возможно. А еще через секунду эльф подался ближе к нему и нежно, почти неощутимо прикоснулся холодными губами к его губам.
Чувства, переполнявшие Рёджи в этот момент, были похожи на ослепительный взрыв: они будто выросли за мгновение, перемешались и перепутались. Рёджи испытывал одновременно восхищение, радость, неверие, счастье и еще удивление. Он даже глаза не закрыл и глядел на Леду, на его длинные ресницы, чистый лоб, на растрепанную челку. Рёджи знал каждую черточку лица своего друга, умел читать эмоции по глазам и часто угадывал, когда тот был неискренним. Существо перед ним совершенно точно было Ледой, выглядело как Леда, как Леда хмурилось, и даже запах волос и кожи был как у Леды. Но поступить так Леда не мог.
"Я слишком часто воображал это", - понял Рёджи и ощутил, как все прочие чувства в его душе вытесняет ледяной тошнотворный ужас.
Рёджи никогда никому не открывался, не хотел даже себе признаваться, что очень часто фантазировал и мечтал о Леде. О том, как однажды тот мог бы обнять его и даже поцеловать. Порой Рёджи воображал такое, отчего становилось стыдно перед самим собой. И вся эта сцена, такая неуместная на улице заброшенного поселения, была явно не реальной, а позаимствованной из его самых тайных, запретных желаний.
Эльф не стал бы его целовать, как ни мечтал бы об этом Рёджи. Тем более, он не стал бы делать это на ночной улице заброшенного села, когда за каждым углом ждала опасность, а впереди было важное дело.
"Что... Что... Что мне делать?!" - хотя Рёджи стоял, застыв изваянием на месте, его сердце билось как сумасшедшее, а в голове стучал один единственный вопрос.
"Это пересмешник", - будто наяву услышал он голос Сойка, пока холодные губы духа, принявшего образ Леды, прикасались к его коже. - "Думай о деталях..."
"О каких?.." - мысленно взвыл Рёджи.
Тем временем существо перед ним почувствовало изменение в настроении своей жертвы и отстранилось, с тревогой заглядывая в его лицо, и у Рёджи все поплыло перед глазами, когда он посмотрел на Леду.
- С тобой все в порядке, Рёджи?
Только теперь Рёджи понял, что он не мог ошибиться. Нельзя, просто невозможно было так точно, так достоверно скопировать все до мельчайших подробностей. Перед ним совершенно точно стоял его друг – Рёджи видел знакомые до боли глаза и губы, Рёджи помнил чуть ли не каждую его ресницу, а что уж было говорить о серьге с перышком и о кулоне с жемчужиной, которую Рёджи сам нашел на пляже. И рыжие взлохмаченные волосы, скрывавшие необычные острые уши, и эту белую кожу, и необычную застежку на плаще под самым горлом...
- Да, все хорошо, - медленно кивнул Рёджи. - Я просто задумался...
"Пересмешник улавливает образ в целом, без деталей", - внутренний голос, так похожий на голос Сойка, становился все тише, все глуше. - "...Мало того, что он просто похож, он еще влияет на подсознание. Он гипнотизирует".
"Я просто слишком много мечтал", - отрешенно ответил Рёджи, понимая, что глупо улыбается своему другу, который в ожидании замер перед ним. - "Наверное, если заглянуть в мои мысли, правда и вымысел слишком сильно перемешались. И кажется, что Леда и правда может вот так подойти и поцеловать меня..."
- Сейчас привяжу коня и пойдем, - произнес он, еле ворочая языком, и увидел, что Леда тоже улыбнулся.
К каждой ноге будто по тяжелой плите привязали – у Рёджи с трудом получилось сделать первый шаг. Но когда он отвернулся от Леды и огляделся по сторонам, ища, к чему можно привязать поводья все еще вырывающегося коня, почувствовал, будто стало немного легче, как бывает, если выйти из душного кабака морозной ночью на улицу.
Штырь неопределенного назначения Рёджи увидел примерно в шести ярдах от того места, где они стояли – возможно, в прежние времена он и служил для того, чтобы привязывать лошадей или коз, хотя теперь сложно было сказать точно. Когда Рёджи направился к нему, он почувствовал, что идти стало чуть легче, как будто ослабили удерживающий его поводок, позволяя сделать последнее важное дело, прежде чем крепко привязать.
"Удачи нам, Веснушка", - про себя пожелал он и в тот же миг свободной рукой вцепился в седло.
В седле Рёджи чуть ли не вырос, потому умел легко запрыгивал на лошадь даже на бегу, а расслабившийся дух опоздал всего на секунду – именно столько понадобилось Рёджи, чтобы оседлать Веснушку.
Конь даже команды ждать не стал и припустил со всех ног в неизвестном направлении, а Рёджи прижался грудью к его гриве, зажмуриваясь. За спиной раздался душераздирающи вопль – в нем Рёджи послышались и ненависть, и злость, и угроза. Примерно так должны были кричать разозленные гарпии – мифические существа, о которых Рёджи прочитал в одной из книг, которые давал ему Леда. Мимо метнулось что-то похожее на тень, и Рёджи успел с жизнью проститься, но дух не тронул его. Только спустя мгновение прямо посреди улицы, куда со всех ног мчал Веснушка, Рёджи увидел силуэт.
Перед ним снова был Леда, он замер всего в паре десятков ярдов перед ним, и в глазах друга Рёджи увидел страх и мольбу. У Рёджи оставалась секунда, чтобы натянуть поводья и остановить коня, но он не сделал этого.
Веснушка только головой мотнул, налетая на нечто, принявшее образ Леды. То ли конь каким-то одним ему присущим чувством улавливал, что не встретит преграды в лице бесплотного духа, то ли просто обезумел от страха, но поворачивать он не стал. А Рёджи только зубы сжал и снова закрыл глаза, сильнее сжимая поводья в руках и склоняясь ниже к шее своего коня.
 
KsinnДата: Суббота, 12.10.2013, 07:27 | Сообщение # 30
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Сколько они мчались вот так, не разбирая дороги, Рёджи сам не знал. В голове билась лишь одна паническая мысль о том, что пересмешник его догонит и покарает за такой отчаянный побег. Теперь Рёджи сожалел о том, что в свое время не расспросил получше Сойка об удивительном духе. Рёджи очень надеялся на то, что пересмешник умел только заманивать и гипнотизировать, но если жертва вырывалась, применить к ней силу он не мог. Однако уверенности не было, а проверять Рёджи не решился бы ни за какие богатства мира.
В какой-то момент Рёджи почувствовал, что Веснушка немного замедлил бег, и, мысленно понадеявшись на то, что конь не просто устал, а перестал чувствовать опасность, поднял голову, открывая глаза.
Натянув поводья, Рёджи остановился и бездумно провел ладонью по гриве коня. Где он теперь находился, оставалось только предполагать: вокруг было все то же заброшенное селение, пустынные улицы которого заливал лунный свет, заколоченные дома перемежались с полуразрушенными, и царила тишина, отчего Рёджи отчетливо слышал в отдалении шум моря. По сути, это был единственный звук в мертвом поселении.
"Отличный из меня спаситель", - уныло подумал он, озираясь по сторонам. - "Правильно сделал Леда, когда оставил меня дома".
- Жаль, что ты не собака, - негромко произнес Рёджи, обращаясь к Веснушке. - Был бы ты собакой, взял бы след Леды. А что теперь делать?
Веснушка только всхрапнул, не иначе выражая свое презрение к недалекому хозяину, который сначала попал в беду, которого потом ему, Веснушке, пришлось спасать, и который в итоге все равно остался недоволен. А Рёджи тем временем лихорадочно думал, как поступить дальше, чтобы не заблудиться окончательно и не напороться на новые неприятности в лице враждебно настроенных потусторонних существ. Рёджи не знал, кто заставил его заблудиться в прошлый раз, был ли это сам пересмешник или какой-то другой дух, который отступил, когда появился более сильный, но одно Рёджи мог сказать точно: в том, что ему хватит сил выкрутиться в следующий раз, он серьезно сомневается.
На секунду прикрыв глаза, он попытался воспроизвести в памяти площадь села, на которой они нашли магическую печать. То, что он сильно свернул с предыдущего маршрута, Рёджи понимал, но хотел припомнить какие-то иные мелочи, которые могли помочь найти нужное место.
Сосредоточиться мешала тревога, Рёджи не был уверен, что стоять на месте с закрытыми глазами и долго думать – хорошая идея для этого места. И ничего умного на ум не приходило, лишь одно он вспомнил достоверно: пока Сойк шагал по площади и разглядывал снег, сам Рёджи достаточно отчетливо слышал шум моря, только тогда он не обратил на это особого внимания.
"Должно быть, изначально деревня строилась близко к берегу, потом разрасталась, и площадь находится не совсем по центру, а ближе к воде", - пришел к умозаключению Рёджи и прислушался, пытаясь определить, насколько далеко он от воды теперь.
Сравнивать силу звуков моря было равносильно игре в жмурки – Рёджи понятия не имел, был ли шторм на море в прошлый их визит в деревню, и был ли он теперь, не знал, в какую сторону дул ветер. Но выбирать не приходилось, и потому Рёджи решил довериться интуиции, которая подсказывала, что от берега он еще далековато. Вздохнув, Рёджи потянул поводья и направил Веснушку в сторону, откуда доносился шум моря.
Так как теперь смотреть по сторонам и искать знакомые повороты и переулки не имело смысла, Рёджи позволил себе ехать чуть быстрее. Счет времени он потерял уже давно и с горечью думал, что такими темпами дождется утра, эльф с и союзниками закроет печать и вернется в селение, а он с Веснушкой все так и будет бродить по мертвым улицам мертвой деревни.
От постоянного напряжения и бесконечной гонки Рёджи чувствовал сильную усталость, которая даже немного потеснила страх. Быть может, именно это способствовало тому, что он смог лучше сосредоточиться и внимательней анализировать происходящее.
К площади, по идее, должны были вести более широкие дороги, а не узкие переулки, потому, недолго думая, Рёджи свернул на ближайшую большую улицу и поспешил в ту сторону, откуда доносился шум волн. По сторонам Рёджи старался не смотреть, боясь увидеть очередного ненастоящего Леду или еще что похуже, однако через некоторое время он понял, что даже боковым зрением не намечает никакого движения, какое улавливал до этого, словно все местные обитатели попрятались. Посторонних звуков тоже не было слышно, и Рёджи задался вопросом, хорошо это или плохо, когда вдруг заметил впереди мелькнувший огонек. Застыв, Рёджи напряг глаза, пытаясь разобрать, не привиделось ли ему, и когда огонек мелькнул во второй раз, Рёджи понял, что это костер.
Теперь доверять так просто увиденному он не спешил, но Веснушку все равно подстегнул, заставляя ускорить шаг. Однако опасения его оказались напрасными, когда через несколько минут скачки дорога стала шире, дома впереди расступились, и Рёджи понял, что перед ним заветная площадь.
Такого облегчения Рёджи не испытывал никогда прежде, а когда он увидел пылающие по окружности площади костры, соединяющие их огненные дорожки, которые тоже ярко горели вопреки здравому смыслу, и своего друга в компании Джури и Сойка в центре огненной печати, сердце Рёджи переполнилось такой радостью, словно он нашел самое желанное сокровище на свете.
Неудерживаемый им Веснушка продолжал идти вперед, и Рёджи опомнился лишь через несколько секунд, когда конь дошел до одного из костров. Рёджи натянул поводья и хотел подать знак Леде, который до сих пор не видел его скорей всего просто потому, что в центре печали было светло как днем от яркого огня, а Рёджи до этого момента укрывала темнота. Но в этот момент он понял, что все трое стоят к нему спиной и напряженно всматриваются в противоположную сторону, в темноту одной из примыкавших улиц.
Оклик застрял в горле Рёджи, когда он посмотрел туда же, а тело сковал такой ужас, который он не испытывал до этого. Самым удивительным было то, что Рёджи не увидел и не услышал ровным счетом ничего. Но тем не менее оттуда, из темноты, веяло непреодолимой жутью – Рёджи сам не смог бы объяснить происходящее, но он совершенно точно знал, что к ним приближается нечто ужасное и слишком опасное, чтобы даже пытаться спастись.
Змей появился через несколько секунд, и сколько Рёджи до этого не подключал свое воображение, пытаясь мысленно нарисовать то, с чем им предстояло столкнуться, внешний вид монстра превзошел все его ожидания и предположения.
Он не был огромным и не казался могучим – Рёджи знал от своего друга, что на юге в жарких лесах встречаются змеи ненамного меньше, и они являются самыми простыми смертными обитателями этого мира. Однако древняя тварь будто источала ужас: глядя на нее, хотелось зажмуриться и заорать, но Рёджи не смог сделать ни того, ни другого.
Описывая змея, Сойк немного промахнулся с размерами. От морды до кончика хвоста тот оказался не двадцати ярдов в длину, а всех пятидесяти. Змей выползал медленно, приближался к печати, неторопливо извиваясь, но чувства, будто он боится людей, активировавших печать, не было.
Радужная шкура казалась ослепительной, она будто светилась изнутри, но при этом не источала света – Рёджи никогда не смог описать бы это словами, более того – даже не мог понять, как такое может быть, но при этом отчетливо видел это странное сияние. Если бы Рёджи не испытывал тошнотворного ужаса, он бы восхитился красотой удивительного чудовища.
Достигнув края печати и замерев у огненной дорожки между двумя кострами, змей ненадолго замер, а потом начал медленно подниматься: хвост оставался на земле, а голова тянулась все выше и выше. Когда алая морда достигла едва ли не высоты одноэтажного дома, змей застыл, а после медленно раздул широкий, такой же красный капюшон. Черные глаза ничем не отличались от обычных змеиных, если не считать того, что они были непропорционально большими и смотрели по-людски осмысленно. Змей раскрыл огромную отвратительную пасть и шевельнул длинным раздвоенным языком, а Рёджи отрешенно отметил, что в отличие от всех змей, которых он видел в своей жизни, у этой не было ни единого клыка.
"Змея как змея... Все от древнего ужаса ждут рогов, игл, сотню глаз и шипов... А тут просто змея..." - постарался убедить себя Рёджи и с трудом сдержал нервный смешок. Хотя змей сам по себе не выглядел тошнотворно и ужасно, почему-то от страха было физически дурно. Рёджи казалось, что если тварь хотя бы посмотрит на него, он лишится чувств, как кисейная барышня.
- Отступаем назад, пусть приблизится, - Сойк говорил негромко, но Рёджи все равно услышал каждое слово, прекрасно понимая, чего тот добивался. Если бы змей попытался напасть на чужаков, рискнувших вызвать его, но не являвшихся колдунами, создавшими печать, он оказался бы в пределах огненных линий между кострами, которые друзья за считанные секунды должны были потушить.
По команде все трое начали пятиться. Рёджи они по-прежнему не видели, потому что стояли к нему спиной, зато змей, смотревший прямо на них, вдруг шевельнул мордой. В огромных, непроглядно-черных глазах не было ни зрачков, ни радужки, однако непостижимым образом Рёджи понял, что тварь посмотрела прямо на него.
Рёджи не смог бы рассказать, на что были похожи его ощущения просто потому, что в жизни не испытывал подобного. Весь переживаемый им ужас словно испарился, Рёджи больше не боялся и не дрожал – просто смотрел в глаза древнему монстру. На душе стало спокойно и легко: он знал, что еще немного, и он умрет, что все теперь незначительно и неважно. Все, кого он любил и ценил, всё, о чем мечтал и на что надеялся, померкло, отошло на второй план, и Рёджи почувствовал себя безгранично глупым. Какая разница, чем была наполнена его жизнь, если она пролетела так быстро и закончилась так скоро?
Рёджи не сразу понял, что он улыбается, глядя в глаза чудовища. Боковым зрением он заметил, что Сойк, наверняка почувствовав неладное, резко обернулся и уставился прямо на него. Следом за ним точно так же оглянулся Леда, а потом и Джури. И Рёджи, наконец отведя глаза от змея, посмотрел на своего друга. Такого лица он никогда не видел у Леды – в глазах эльфа отражалось столько чувств, что выделить какое-то одно было почти невозможно. И лишь с опозданием Рёджи разобрал в этом взгляде страх: прежде он не видел, чтобы его друг боялся настолько сильно.
Рёджи будто получил крепкую оплеуху. Странная апатия схлынула с него, а следом вернулся весь ужас, ощущаемый им до этого момента. Он успел заметить, как Леда бросился к нему, но друг бежал слишком медленно, слишком широкой была площадь и слишком быстро двигался змей.
Забираться в пределы печати, чтобы напасть на людей, он не стал, выбрав более безопасную для себя жертву – Рёджи, стоявшего с обратной стороны от огненных линий.
Если бы у Рёджи было хотя бы несколько секунд на раздумья, и если бы страх не лишил его способности соображать, он бы понял, что самым благоразумным было заставить Веснушку сделать несколько шагов вперед, чтобы тоже оказаться в пределах печати и не мешать своим друзьям делать то, что они запланировали. Но Рёджи вообще ни о чем не думал, глядя на то, как разноцветная тварь, огибая по окружности печать, скользит к нему с удивительными для такого массивного существа скоростью и проворством.
Веснушка опомнился быстрей своего хозяина и рванул в сторону к пустынной улице, подальше и от твари, и от огня, но он не успел. Всего на секунду Рёджи зажмурился и тут же, услышав жалобное ржание, почувствовал, как невероятной силой его вырывает из седла. Несколько раз он безвольно дернул ногами в воздухе, а потом дыхание перехватило, когда его грудную клетку сжало. Рёджи думал, что змей вцепился в него своей омерзительной пастью – истерическая мысль мелькнула где-то на краю сознания, но когда он открыл глаза, понял, что все не так. Змей крепко обвивал его своим телом, даже сквозь теплый плащ Рёджи чувствовал леденящий холод, исходивший от него, пробиравший до самых костей. А морда зверя застыла прямо перед его лицом.
Змей смотрел на Рёджи своими невероятными глазами, и только теперь он понял, что не так уж они похожи на обыкновенные змеиные. Глаз как будто и не было вовсе: в зияющих глазницах клубилась чернота и пустота, и если не так давно Рёджи даже понять не смог бы, как подобное могло иметь место наяву, теперь он отчетливо видел это. Казалось, что в глазах змея сосредоточилась темень, но не мертвая и застывшая, а подвижная, похожая на черный дым.
"Это конец", - как понял Рёджи в этот момент, но почему-то не нашел в себе сил зажмуриться.
Монстр открыл пасть, и Рёджи увидел тонкий розовый язык, подвижный и подрагивающий, как у любой змеи. Что будет дальше, Рёджи знал: вот-вот чудовище должно было начать кромсать его на части, и он ни при каких обстоятельствах не потерял бы сознания – в этот момент Рёджи понял, что будет чувствовать до последней секунды боль и страх. Оснований для таких выводов не было, он просто осознал это, как рано или поздно каждый человек осознает и принимает неизбежность старения или смерти.
И в самый последний момент, когда пасть твари оказалась всего в нескольких дюймах от его лица, Рёджи подумал о Леде, словно наяву увидел перед собой его лицо и почувствовал отголосок сожаления о том, что так ничего ему и не сказал о своих чувствах – о своем восхищении и о самом отношении. От мысли об этом стало даже больней, чем от стискивавшей грудь силы. Рёджи почувствовал, как внутри него что-то лопнуло, и боль хлынула из грудной клетки в ноги, до самых кончиков пальцев, но сосредоточиться на этом он не успел.
Произошедшее далее Рёджи посчитал предсмертной галлюцинацией. Голова змея все приближалась к нему, и вдруг ни с того ни с сего в поле зрения Рёджи мелькнуло что-то ярким росчерком. Перед затуманенным от боли взором все расплывалось, быть может, на секунду он отключился, но когда снова взглянул прямо перед собой, понял, что с левым глазом монстра что-то не так.
"Это нож", - подсказал Рёджи внутренний голос, и чуть напрягшись, Рёджи понял, что так и есть – из глаза твари торчал витиеватая серебряная рукоять клинка. Как нож мог вонзиться в мутную черную пустоту, откуда он вообще взялся, Рёджи не смог понять, но увидел, как тварь шире раскрывает свою пасть, только вовсе не для того, чтобы напасть, а в беззвучном крике. Рёджи не слышал ни единого звука, но непостижимым образом чувствовал боль змея.
"Единственное уязвимое место – его глаза", - вспомнились слова Сойка, произнесенные не так давно, и словно эхом им ответил голос Соно: "Единственное, что есть у Джури необычного, так это талант метать ножи. Он делает это удивительно метко..."
Вот только когда и при каких обстоятельствах Соно говорил об этом, Рёджи уже не вспомнил. Почувствовав, что сжавшие его тиски отпускают, он глубже вдохнул и тут же захлебнулся от боли. В рот что-то хлынуло изнутри, и Рёджи ощутил вкус собственной крови на языке. Перед глазами полыхнуло, как будто костры на площади взвились ввысь с утроенной силой. Следом послышался надрывный вопль, и последнее, что понял Рёджи, это как он падает куда-то в пустоту.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Страница 2 из 4«1234»
Поиск:

Хостинг от uCoz