[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 41234»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт
KsinnДата: Среда, 21.08.2013, 12:02 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт

Автор: Katzze
Контактная информация: diary, twitter, kattzzee@rambler.ru
Беты : Jurii

Фэндом: Deluhi, Matenrou Opera, GYZE
Персонажи: Ryoji/Leda
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Слэш, Романтика, Фэнтези, Детектив, Экшн, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Насилие, ОМП, ОЖП
Размер: Макси
Статус: закончен

Описание:
Хочу странствовать по миру, отрубать людям головы, жечь города и деревни, а в свободное время гладить лошадку (с)

Посвящение:
Мне! Потому что кто, кроме меня, напишет о моих любимых персонажах в моем любимом жанре? ^^ И Леде! Потому что нельзя так сильно нравиться мне XD

Примечания автора:
1) Фанфик задуман как трилогия. Каждая часть сюжетно-законченная, но тесно связанная со всеми последующими, потому тем, кто рискнет осилить, имеет смысл читать только по порядку. В каждой части свои фэндомы и герои – только два главных маршируют через весь фик.
2) Фанфик почти как оридж: АU совсем AU. От оригинальных героев только имена и внешность (плюс изредка несущественные детали).
3) Автор ни разу не рифмоплет, потому все использованные стихи и песни позаимствованы у кого-то и переправлены для целей сюжета.
4) Кроме заявленного пейринга в фанфике присутствуют и другие, второстепенные и/или незначительные. Чтобы не раскрывать последнюю интригу, они не указываются.

И еще, касательно Части II: некоторые фразы и высказывания Джури одолжены из прочих источников, но я уж не буду каждый раз ставить (с) ^^

Дорога в тысячу лет. I. Пока боги спят
Дом ветра
Дорога в тысячу лет. III. Погаснут свечи
 
KsinnДата: Среда, 21.08.2013, 12:03 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 1.

Небо оставалось грязно-серым все последние унылые дни, и этот, который Рёджи по праву считал самым счастливым из них всех, не был исключением. Берег медленно приближался, корабль преодолевал ярд за ярдом, и хотя про себя Рёджи проклинал эту неторопливость, настроение его определенно улучшалось. Даже ставшая привычной тошнота куда-то ушла, как будто один вид надежной тверди, к которой они плыли долгих шесть недель, мог помочь избавиться от терзавшей его морской болезни.
После известных событий Рёджи ненавидел море и приморские города, ненавидел порты и все с ними связанное. В последнее время он особенно истово ненавидел корабли. Но больше всего Рёджи ненавидел все то, что называлось словом "приключения". Это понятие было богатым и охватывало множество отвратительных вещей, с которыми Рёджи мог столкнуться в своей жизни. В самые большие приключения он вляпался полгода назад, и тогда лишь чудом остался жив. Рёджи надеялся на то, что история, произошедшая с ним и его напарником, будет поучительной для Леды, и впредь тот десять раз подумает, прежде чем ввязываться невесть во что. Но надежды оказались напрасными.
Поморщившись, Рёджи подумал о том, что в последнее время в его жизни слишком много моря, портов, много кораблей – что особенно неприятно, – но хуже всего то, что вот-вот в его жизни грозили появиться приключения. И сколько бы Леда ни смотрел на него честными глазами и ни уверял, что это обычный заказ, такой же, как и все остальные, Рёджи нутром чуял подвох.
- Так вот он какой, - задумчиво произнес стоящий рядом с ним эльф, и Рёджи, вырванный из собственных размышлений, бросил на него украдкой взгляд.
- Он? – недоуменно переспросил Рёджи.
- Я о Последнем Горизонте, - пояснил Леда, все так же пристально вглядываясь вдаль, откуда неотвратимо к ним приближалась темная полоска земли. То ли пасмурная погода сыграла свою роль, то ли Последний Горизонт был и правда так уныл, как о нем рассказывали, но с палубы корабля Рёджи казалось, что они движутся к голым скалам, а не к острову, где по идее кто-то даже умудрялся жить.
- Ничего не видно, - пожаловался Рёджи.
Он знал, что эльфы обладали более тонким зрением, чем люди, и, вероятно, даже с такого расстояния Леда мог сделать какие-то выводы о месте, где им предстояло провести целый месяц.
- Скоро все увидим, - нейтрально ответил он, и Рёджи не нашелся что ответить.
Несмотря на кажущуюся близость, добрались до земли они только через полдня, и Рёджи даже успел заскучать. При ближайшем рассмотрении остров оказался не более интересным, чем издалека. Когда корабль с гордым названием "Непобедимый" входил в гавань, Рёджи имел возможность рассмотреть невысокие горы с заснеженными вершинами, больше похожие на холмы, поросшие густыми лесами. Величественными они не казались, а вся открывшаяся взору часть острова больше напоминала неудачный рисунок посредственного художника в черно-серых тонах. Больше Рёджи не увидел ничего – местный пейзаж не баловал разнообразием.
Не слишком большая пристань, которая могла принять за раз всего лишь один корабль, с деревянным настилом, десятком болтающихся на толстых веревках лодочек и непритязательным домишкой смотрителя за всем этим богатством, на гордое звание ненавистного порта не тянула. Однако симпатии из-за этого она вызвала не больше.
Рёджи думал, что по прибытии на землю станет чуть теплей, но он ошибся: ветер был таким же пронизывающим, и если бы не эльфийский плащ, некогда подаренный ему Ледой, Рёджи точно продрог бы до костей. Над головой кружили немногочисленные чайки, на берегу суетились невзрачные, такие же серые, как и все вокруг, люди – и на этом движение вокруг заканчивалось. Не было слышно знакомого Рёджи гомона, присущего любому порту, криков торговцев, нецензурной брани рыбаков. Каменистый берег оставался относительно пустынным и тихим.
- Будьте осторожны здесь, - напутствовал их на прощание капитан, успевший подружиться с Ледой: Рёджи знал, что тот частенько по вечерам пропускал стаканчик с эльфом. Рёджи тоже приглашали разделить компанию, но не было ни одного дня, когда тот смог бы оторваться от койки, не вернув тут же обратно все съеденное за день.
- Непременно, - раскланялся с капитаном эльф и тоже пожелал ему всяческих благ.
- И не опоздайте на обратный корабль, - добавил капитан, не преминув напомнить: - Он будет последним, ровно через четыре недели. Простоит здесь пять-семь дней, но дольше вас ждать не станут, если вы не появитесь вовремя. А потом зима, полгода к Горизонту никто подходить не будет.
- Мы это отлично помним, - кивнул вежливый Леда и поблагодарил за заботу.
- Какой гостеприимный край, я уже полюбил его, - вяло огрызнулся Рёджи, когда капитал отошел от них, а они с Ледой направились к трапу. – Кстати, напомни мне еще раз, какого демона мы притащились сюда?
Леда только улыбнулся и покачал головой. За последние недели он успел привыкнуть к жалобам и нытью Рёджи и не обращал на них никакого внимания.

Приключениями запахло в тот самый момент, когда на постоялом дворе Гармона, небольшого городка на юго-западе Локстена, появился странный человек.
Рёджи и Леда отдыхали после очередного заказа, где Рёджи умудрился получить ранение. Травма не была серьезной, но он повредил правую руку и держал меч недостаточно крепко. Осмотрев рану, Леда твердо заявил, что ни о каких новых заказах и сражениях речи быть не может. Впоследствии Рёджи проклял тот миг, когда не настоял на скором возвращении к работе и позволил задержаться. Кто знает, может, тогда неприятный тип, даже не пожелавший назвать своего имени, никогда не нашел бы их.
- Что здесь делает королевская ищейка? – без особого любопытства спросил Рёджи, когда однажды за ужином заметил невзрачного человека, вошедшего в общий зал постоялого двора.
Гармон был невелик и находился слишком далеко от столицы, чтобы шпионам короля нашлась работа в этих краях.
- Не знал, что ты умеешь определять их с одного взгляда, - заметил на это Леда, умышленно не глядевший в сторону нового посетителя, чтобы не привлекать внимание.
- П-ф, - усмехнулся Рёджи и сделал глоток из кружки. – Любой порядочный локстенец умеет их определять. Определять и держать язык за зубами, когда рядом шляется… такое.
Он брезгливо поморщился, будто не королевского шпиона упомянул вслух, а потрогал жабу.
- Надо же, - улыбнулся эльф. – Любой порядочный? По идее, если человек порядочный, ему нечего бояться и скрывать.
- Так потому и порядочный, что правильно боится и скрывает! - от души рассмеялся Рёджи. – Преступник – этот тот, кого поймали. Если тебя не поймали, значит, ты хорошо умеешь определять серых псов его величества и знаешь, в какой момент надо спрятаться и не отсвечивать.
- В твоих словах определенно есть логика, - не стал спорить эльф, откладывая столовые приборы, а Рёджи вопросительно поднял брови.
- Чего в них есть? – переспросил он.
- Здравый смысл, - не слишком понятно объяснил Леда. – И, кстати, этот человек идет в нашу сторону.
Как Леде удалось определить, куда направляется ищейка, Рёджи не понял: эльф сидел спиной к двери и не оборачивался. Однако подняв взгляд, он увидел, что действительно – королевский пес решительно шагал к их столу и на его лице застыло упрямое выражение.
Рёджи откинулся на спинку стула и нахально уставился на незваного гостя, и Леда тоже повернулся, вопросительно глядя на вновь прибывшего, однако последнего заинтересованные взгляды не смутили. Остановившись возле их стола, он достал из-за пазухи тонкий свиток, обвитый тесьмой и скрепленный печатью, и протянул его эльфу.
- Для вас письмо, - коротко сообщил он, не поздоровавшись и не представившись, из-за чего Рёджи не смог сдержать возмущения.
- А имя назвать сперва? Нет? - сердито спросил он, выпрямляясь, на что неприметный человек одарил его ничего не выражающим взглядом.
- Ваши имена мне известны, свое истинное имя я все равно не смогу назвать. Так зачем тратить время, - равнодушно объявил он.
- Вы посмотрите, какая наглость... - начал было разгневанный Рёджи, но в этот момент его перебил Леда, успевший сломать печать и развернуть бумагу.
- Приехать в столицу? - задумчиво спросил он и нахмурился. - Я прошу прощения, но зачем нам это?
- Вам все объяснят по прибытии, - бездумно глядя куда-то в стену прямо перед собой, заявил незнакомец.
- Пока что я не вижу смысла в этом прибытии, - заметил Леда, а Рёджи перевел на него встревоженный взгляд. Ситуация была непонятной, и он нетерпеливо протянул вперед руку, забирая странное письмо из рук эльфа.
- Настоятельно просим прибыть в столицу, город Саруна, в ближайшее время... по адресу... Низкий поклон, ваши друзья, - прочитал вслух Рёджи – Леде удалось научить его этому непростому навыку, и в последнее время Рёджи только то и делал, что заходился от гордости, когда думал о том, как хорошо и бегло теперь читает, когда совсем недавно не умел две буквы связать в слог. - Леда, у тебя есть друзья в столице?
- У меня нет, - пожал плечами эльф.
- У меня тоже, - ответил Рёджи и протянул тонкий лист незнакомцу. - Похоже, вы ошиблись. Это не для нас письмо.
- Оно для вас, - упрямо повторил неприметный человек, убирая руки за спину и не принимая бумагу, вновь скользнув равнодушным взглядом по лицу Рёджи, и тот почувствовал, что теперь начинает злиться по-настоящему.
- Я не считаю, что должен куда-то ехать... - начал было он, но его перебили.
- Вы не должны, - ровно произнес незнакомец. - Но ваша репутация сыграла вам добрую службу. О вас говорят как о едва ли не лучших наемниках в стране. И для вас есть задание, которое при всей своей простоте принесет немалое вознаграждение. На вашем месте любой был бы рад такому приглашению.
- А если мы не рады, то... - эмоционально начал было Рёджи, но Леда сделал едва заметный жест, призывая его замолчать.
- Я так понимаю, отказаться мы не имеем права? - спросил он, глядя исподлобья на их гостя, и тот пожал плечами.
- Почему не имеете? Вы можете отказаться, и никто вас не заставит, но меня просили передать устно, что этот заказ может оказаться любопытным и что упустить его будет большой неудачей для вас. Речь пойдет о Последнем Горизонте.
Услышав название проклятого острова, Рёджи не сдержал нервного смешка, а глаза Леды распахнулись в неверии. Теперь он смотрел на посыльного с искренним изумлением.
- Это что, шутка такая? - пробормотал Рёджи, отказываясь принимать услышанное всерьез, и еще больше поразился, когда Леда, задумчиво потерев лоб, произнес:
- Хорошо, мы прибудем в столицу, как только сможем.
Рёджи на секунду потерял дар речи, а незнакомец, учтиво кивнув, тут же развернулся и направился прочь, вон из обеденного зала постоялого двора.
- Нет, - мрачно произнес Рёджи, как только тот скрылся из виду, и перевел взгляд на своего друга. - Даже не думай.
- Не думать о чем? - невинно поинтересовался эльф: казалось, мысленно он был далек и от Рёджи, и от их разговора.
- Даже не думай соглашаться туда ехать! - выпалил Рёджи, сам испугавшись прозвучавших слов – поехать к Последнему Горизонту звучало почти так же, как отправиться в путешествие к своему самому страшному ночному кошмару.
- С чего ты взял, что кто-то предложит нам плаванье к запретному острову? - на лице Леды отразилось неподдельное недоумение, и Рёджи почувствовал себя безгранично глупым. Действительно, разве могло случиться подобное? Попасть на Последний Горизонт мог далеко не каждый.
- Но письмо... - неуверенно произнес он.
- Письмо принес королевский страж и скреплено оно королевской печаткой, - задумчиво погладил кончиками пальцев собственный подбородок Леда. - А на словах он упомянул Горизонт... Это все более чем любопытно, но я не думаю, что нам повезет настолько, чтобы мы смогли попасть на остров. Скорей всего, нас попросят разобраться в какой-нибудь...
- Повезет?! - Рёджи, не сдержавшись, привстал со стула и во все глаза уставился на Леду. Большей глупости, как ему казалось, он не слышал в своей жизни.

Последний Горизонт был островом. Обыкновенным пустынным островом на крайнем севере, дальше которого простиралось бесконечное море. Сколько бы мореплаватели ни отправлялись вдаль, они либо возвращались ни с чем, либо бесследно исчезали. Потому считалось, что дальше Последнего Горизонта ничего нет, и именно за это он и получил свое название.
Даже лунные эльфы – народ Леды, живший на далеком севере – все равно обитали на землях, находящихся к материку намного ближе, чем Горизонт. В результате многочисленных исторических событий, географических открытий и войн эта земля стала принадлежать Локстенскому королевству, однако особой ценности в ней до недавнего времени не видела даже правящая династия.
Остров был велик и находился в месяце пути по морю от самого Локстена. Возможно, кто-то пожелал бы туда отправиться жить и осваивать новые края, но Горизонт не располагал к подобному. Говорили, что в этом месте не бывает солнечных дней, что круглый год там царит зима, что леса населяют чудовища, а из недр земли выходят демоны, чтобы сожрать неосмотрительных путников, чудом оказавшихся в этих краях.
Именно такими историями пугали детей старики, прибавляя к историям о Последнем Горизонте все более жуткие подробности. Всю свою сознательную жизнь Рёджи прожил с внушенным ему с младых ногтей ужасом, искренне веруя, что хуже Горизонта нет и не может быть ничего, пока однажды как-то раз за вечерней трапезой у костра не заговорил об острове с Ледой.
- Глупости, - авторитетно заверил его эльф. - Нет там ничего такого.
И рассказал о том, что на самом деле представляет собой остров с символичным названием Последний Горизонт.
Правдой было то, что достаточно большой участок суши находился далеко на севере, и дальше него еще никому не удалось найти твердыню. Остров был скалистым у берегов, гористым и покрытым непроходимыми лесами. Ввиду особенностей почвы там ничего толком не росло, и никаких полезных ископаемых люди тоже не обнаружили.
- Хотя никто особо и не искал, - посчитал нужным уточнить Леда, и по его осуждающему тону Рёджи понял, что, на взгляд эльфа, искали плохо.
Остров действительно принадлежал Локстену, хотя король не считал его какой-то особенной ценностью и с радостью подарил бы кому-то ради взаимных благ, вот только беда заключалась в том, что никто другой тоже не видел в Горизонте ничего полезного. И лишь не далее, как пять сотен лет назад правящую монархию осенило, как можно использовать никому не нужные земли.
Интриги при королевском дворе были неотъемлемой частью политической жизни государства испокон веков. Сколько себя помнил древний Локстен, постоянно, изо дня в день, каждая более-менее авторитетная семья пыталась отхватить себе место под солнцем, побольше славы и денег, больше земель и благ, а порой кто-то особенно самонадеянный умудрялся положить глаз на святую святых – королевский трон. Однако династия и ее представители тоже были не лыком шиты и успешно удерживали власть в своих руках. Впрочем, количество желающих как свергнуть короля, так и просто наделать каких-нибудь гадостей от этого не сокращалось.
И постоянно король и его приближенные сталкивались с такой проблемой, как наказание виновных в дворцовых интригах. Если древние короли безропотно казнили неугодных, а тех, кто был против, отправляли на погост следом, со временем ситуация усложнилась.
- Это называется прогрессом и развитием, - объяснил Рёджи Леда. - Если раньше считалось нормальным есть руками, не мыться месяцами и убивать того, кто сказал тебе злое слово, то теперь это считается варварством.
- Варвары – это валарцы, - блеснул познаниями Рёджи, вспоминая о дикарях, от которых страдал восток страны, и которые в свое время вырезали всю его семью.
- Вот именно, - согласился Леда. - Никто не хочет выглядеть безграмотным кочевником. В Локстене со временем закрепились правила поведения в обществе, необходимость образования, правда, пока только для аристократов, и много другое. Однако оставалась одна проблема...
Проблема заключалась в том, что, как объяснил Рёджи Леда, король для поддержания собственной безопасности, должен был как и в прежние времена казнить всех неугодных – любого, кто посягал на престол, кто угрожал безопасности короля, кто совершал какие-то неугодные короне действия. Но, как уже было отмечено, не годилось убивать того, кто лишь чесал языком в ненужном месте в ненужное время, рассуждая, например, о том, как плоха нынешняя политическая ситуация, и насколько было бы замечательно, правь в Локстене не король, а выборный правитель, как уже давно было принято у тех же эльфов.
И тогда династия вспомнила о Последнем Горизонте. Чью светлую голову посетила идея использовать отдаленный остров как колонию для политических преступников, уже никто не помнил, но задумка возымела успех.
- С тех пор осужденный на смерть представитель любой аристократической семьи имеет право выбора, - продолжал свой рассказ Леда. - Он может отправиться на плаху, а может – в ссылку на Последний Горизонт. До скончания своих дней без права на амнистию и возвращение.
Льгота в виде такого условного помилования распространялась исключительно на знать – сперва на политических осужденных, а со временем и на всех преступников из именитых семей, неважно, что те учинили: заговор против короля или же отравление соседа с целью захватить его провинцию.
Король оказался кругом в выигрыше. Гуманность – странное слово, смысл которого не мог понять Рёджи и которое часто употреблял Леда – получила место в Локстене. Отныне люди – настоящие люди, а не нищие отребья, которые прямым ходом шли на виселицу – могли сохранить себе жизнь. Правда, как гласила история, первые переселенцы сгинули в лесах Последнего Горизонта, и многие осужденные предпочитали смерть депортации.
Однако со временем ситуация изменилась. Желание жить пересилило, и аристократы, отправленные на остров, научились справляться, построили небольшое селение, в котором боролись с природой за собственное спасение так долго, как могли. Вместе с осужденным мог поехать любой его родственник или даже вся семья, но обязательным условием такой поездки являлся пожизненный отказ от возвращения.
- Я слышал, что порой жены отправлялись вслед за своими мужьями, - заметил Леда. - Вроде бы такое действительно было, когда любящие люди не хотели бросать дорого сердцу человека и ехали вместе с ним на Горизонт.
А еще через некоторое время ценность такого нововведения поняли правители и других государств. У соседей Локстена не было заброшенных северных земель, но за небольшую плату правящая династия согласилась принимать у себя преступников из других стран, единственным условием было лишь то, чтобы те были исключительно из знатных семей – видеть на своих даже столь далеких угодьях безродных нищих король не желал. Леда не помнил точно, но вроде бы было еще какое-то ограничение по количеству осужденных для других государств, однако в этом он не был уверен. Вскоре на Горизонт отправились первые корабли соседских держав.
Чтобы преступникам жилось не слишком сладко, а заодно – чтобы на отдаленных землях не задумали заговор или еще что, попасть на остров больше никто не мог. Раз в месяц туда отправлялся корабль, и государственная стража следила за тем, чтобы никто лишний не пробрался на него. По возвращении же досмотр был даже более тщательным с целью выявления беглецов. Все письма, отправляемые на Горизонт и получаемые с него, тщательно вычитывались, прежде чем доставлялись адресату, а корабли других государств перед тем, как отправиться к конечной цели, заходили в порт Локстена и подвергались обыску. Оказаться на Горизонте было не так уж просто, а выбраться назад – вовсе невозможно.
- По крайней мере, не слышал, чтобы оттуда кто-то сбегал, - заметил Леда. - И сложно представить, чтобы кому-то это удалось: своими руками корабль не построишь, а столь длинное расстояние на лодке не преодолеешь.
Еще через какое-то время на остров начали отправляться странные люди, отличавшиеся отрешенностью и фанатичным блеском в глазах, либо же, напротив, молчаливые и замкнутые. Таких людей называли блаженными – пройдя не один допрос королевских лекарей, в результате они получали диагноз "умалишенный, не представляющий опасности для короны" и разрешение переселиться на Горизонт. Говорили, что эти люди даже не присоединялись к сосланным аристократам в их селении на берегу, а отправлялись дальше, в леса. Что именно они там делали, никто точно не знал, но по слухам вели затворнический образ жизни и познавали сущее...
- Чего-чего они познавали? - не понял смысл последнего заявления Рёджи.
- Смысл жизни, - пожал плечами Леда. - Что-то вроде того. Ну и еще они общаются с природой, с богами, с духами. Пытаются, по крайней мере.
- Психи, - сделал вывод Рёджи.
- Вполне возможно, - не стал спорить Леда.
Впрочем, таких блаженных, отбывающих на горизонт, было не так уж много, как и невиновных, желающих разделить участь родного человека. Большей частью на Последнем Горизонте оказывались политические преступники, причем со временем количество представителей других государств значительно превысило диаспору из Локстена. Достаточно лояльные законы королевства часто оставляли преступникам возможность откупиться от своей вины, чем многие и пользовались.
За осужденными никак не следили: их предоставляли самим себе, а государственные власти присматривали лишь за тем, чтобы никто не избежал наказания. Со временем на острове установился какой-то символический порядок и организация, но какой именно – никто толком не знал. Точнее, никого этого не интересовало. А еще спустя лет сто осужденные написали петицию королю с просьбой вести обмен между островитянами и локстенцами. Такое предложение сперва удивило и рассмешило власть, но вскоре желание острить иссякло: оказалось, что прожив какое-то время в изоляции, сосланные люди придумали себе какое-никакое ремесло. Горизонт был богат исключительно древесиной, и именно из дерева немалочисленные преступники научились делать различные изделия, порой действительно красивые и ценные.
"С паршивой овцы хоть шерсти клок", - решила власть и позволила ввести бартерную торговлю с островом.
С тех пор с Горизонта привозили мебель, настольные игры, деревянные украшения и прочие мелочи, украшенные изысканной резьбой. За это островитяне получали сахар, спиртное, какие-то определенные продукты питания, иногда домашний скот, а если особенно повезет – даже лекарства. Жизнь на острове шла своим ходом, и все чаще осужденный на смерть аристократ соглашался сохранить голову на плечах и уехать навсегда. Жить, пусть и не так прекрасно, как при дворе, на острове было можно – несколько поколений переселенцев доказало это…
- Я никуда не поеду, имей это в виду, - твердо произнес Рёджи, когда понял, что погруженный в раздумья Леда не собирается обсуждать с ним перспективы теоретического заказа.
- Тебя никто и не просит, - заметил на это Леда, и Рёджи немного успокоился. Как оказалось впоследствии, преждевременно.

 
KsinnДата: Среда, 21.08.2013, 12:05 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
По прибытии в столицу Леда отправил короткую записку по адресу, указанному в письме, с сообщением, что в этот вечер к определенному часу приглашенные наемники явятся в назначенное место.
- Не думаю, что это чей-то дом, где нас в любое время будут рады видеть, - пояснил он причины такой предусмотрительности Рёджи.
- Ну а что, сделали б сюрприз, - недовольно пробурчал тот. - Никого не застали бы, могли бы потом сказать: мы приходили, а вас не было...
В ответ Леда даже не улыбнулся. Он оставался задумчивым все последнее время, и Рёджи не сомневался, что его беспокоил предстоящий заказ. Эльф был заинтригован, что случалось крайне редко. Порой Рёджи думал, что на своем веку тот повидал так много, что не простым смертным было удивлять его. И, тем не менее, загадочное письмо и странный намек на забытый богами остров разбудили любопытство даже такого могущественного существа, каким являлся Леда.
Зачем Леда назначил столь поздний час для встречи, Рёджи не знал. Быть может, эльф не хотел показать, что, едва приехав, потенциальные исполнители заказа, сломя голову, бросились к загадочному заказчику. Но ожидание давалось ему тяжело: посторонний наблюдатель не заметил бы ничего необычного, но Рёджи слишком хорошо знал своего друга, чтобы обмануться. Леда не находил себе места, меряя шагами комнату гостиницы, в которой они расположились, а потом, решив не тратить время впустую, уселся за стол и склонился над какой-то книгой.
В свою очередь Рёджи, который до этого с независимым видом натирал рукоять собственного клинка, посмотрел ему в спину и подавил вздох. Не так давно Леда в очередной раз остриг свои светло-рыжие пряди – к досаде своего напарника, который считал, что волосы у эльфа просто потрясающие, и мог часами любоваться, как красиво те выглядят в лучах закатного солнца – и теперь взору Рёджи открылся изгиб его шеи с совершенно белой кожей.
"Даже не думай", - хмуро приказал себе Рёджи и с усилием отвернулся.
Со своей совсем не дружеской привязанностью Рёджи смирился относительно недавно, когда понял, что попытки отринуть болезненное чувство совершенно бесполезны и не приносят результата.
После того единственного поцелуя, когда Леда дал однозначно понять, что не одинок и Рёджи не стоит ни на что рассчитывать, тот пустился во все тяжкие.
Добравшись до первого же населенного пункта, где они почти сразу получили новый заказ, Рёджи отправился в бордель и просадил едва ли не целое состояние, сбрасывая напряжение и забываясь в объятиях женщин, даже лиц которых не запомнил.
На следующий день после выпитого и бессонной ночи немилосердно болела голова, Рёджи мучился и терпел, пока его верный Веснушка бодро трусил в нужном направлении. Леда смотрел на Рёджи как-то непривычно, и тому казалось, что эльф все прекрасно понимает – понимает даже лучше самого Рёджи, зачем тот вытворяет такое.
- Давай помогу, - предложил он, когда Рёджи, в очередной раз тяжко вздохнул и приложился к фляге с водой. Об умении эльфа лечить симптомы похмелья и прочих мелких хворей Рёджи отлично помнил, но теперь лишь неосмотрительно помотал головой, что вызвало сильное головокружение.
- Не надо. Я сам виноват.
Зачем он себя наказывает, Рёджи не знал, а Леда не стал ничего спрашивать.
При следующем удобном случае все повторилось – Рёджи развлекался так, что потом и вспомнить не мог всего им учиненного. И после следующих заказов ситуация не поменялась.
Все как будто вернулось в начало, когда Леда и Рёджи только познакомились. Они оставались вместе, пока того требовала общая работа, но как только заказ был выполнен, их пути расходились. Чем занимался эльф, Рёджи мог только предполагать, пока сам он пытался отвлечься и забыться.
Но тщетность попыток перестать испытывать тяжелое, мешающее нормально жить чувство, поселившееся в сердце Рёджи, стала очевидна примерно за пару месяцев до того, как они получили неординарный заказ, связанный с далеким островом.
В тот раз они выполняли обычное задание по сопровождению одной важной персоны, ехавшей из отдаленной глухой провинции в столицу. Проворовавшийся аристократ небезосновательно опасался нападения враждовавших с ним соседей и нанял целый отряд наемников для путешествия. Из осторожности был разработан хитрый маневр – сперва на дорогу должен был выехать отряд с пустой каретой, который должен был принять на себя удар, если на заказчика действительно кто-то захотел бы напасть. Сам же знатный господин отправлялся со следующим отрядом на несколько часов позже.
Наемники бросили жребий, и так вышло, что Леде и Рёджи пришлось разделиться. Рёджи попал в первый, ударный, отряд, который должен был выступить приманкой, и напарник, от души пожелавший ему удачи, остался в замке, откуда выехала пустая карета, небольшой отряд и сам Рёджи.
До ближайшего города они добрались благополучно и без происшествий, но когда к вечеру вторая половина отряда с самим заказчиком не прибыли, Рёджи не на шутку обеспокоился.
Причины задержки открылись в скором времени. Среди наемников, которых заказчик собрал со всех краев страны, опасаясь измены, все же нашлась одна продажная шкура, предупредившая врагов о приманке и о том, что тот, кто их интересует, будет ехать во второй карете.
На маленький отряд налетела толпа вооруженных воинов, по количеству едва ли не два раза превышавшая противника. Но аристократ, которого они охраняли, не зря отбирал самых лучших и не скупился на гонорары. Атаку удалось отбить, хотя в живых осталось меньше половины наемников. Зато заказчик был спасен и впоследствии щедро вознаградил уцелевших, но в тот момент Рёджи меньше всего заботили деньги.
Вести о нападении дошли до города раньше выживших, и Рёджи вдруг понял, что свихнется, если будет сидеть и просто ждать. Он даже мысли не допускал о том, что Леда мог погибнуть, и казалось, что если так оно и есть, он сойдет с ума раньше, чем осознает эту новость.
Его поддержали другие наемники, бывшие в первом отряде, согласившись, что нападение может повториться, а помятые в предыдущей схватке товарищи по мечу не справятся. Рёджи гнал коня так, что другие за ним еле успевали. На губах Веснушки появилась пена, и если бы он мог, то точно недовольно заржал бы и одарил спятившего хозяина почти человечески-осмысленным осуждающим взглядом. Но мнения Веснушки никто не спрашивал.
В тот раз Леда выжил и даже почти не пострадал. На его лице подсыхала запекшаяся кровь, но Рёджи хватило одного взгляда, чтобы понять – причиной тому была незначительная царапина. Зато эльф потерял в бою лошадь и теперь только развел руками, невесело усмехнувшись:
- Не везет мне с этим делом. За последний год уже не помню, какой по счету конь пал.
Но Рёджи не слушал его. Над трактом сгустилась темнота, и наемники коротко приветствовали друг друга, считали потери, горевали о погибших товарищах и торопились перестроиться вокруг кареты с их насмерть перепуганным заказчиком, чтобы поскорей добраться до города. Только Рёджи и на это не обращал внимания.
Леда стоял прямо перед ним на расстоянии вытянутой руки и слабо улыбался непонятно чему. Его волосы и лицо, впрочем, как и одежду, покрывала дорожная пыль, а глаза с расширенными в полутьме зрачками казались непроницаемо черными. И в этот момент Рёджи подумал о том, кого чуть было не потерял.
Остановить собственный душевный порыв он не успел, и вместо ответа или радостных возгласов протянул вперед руку и дернул эльфа на себя, с силой обнимая. Может, от неожиданности, а может, потому что ему было плевать, как Рёджи выражает свою радость, Леда не стал ни сопротивляться, ни отталкивать. Несколько долгих секунд они стояли так близко друг к другу, что можно было услышать биение чужого сердца, а потом Леда все же отстранился и, вновь улыбнувшись, похлопал Рёджи по плечу.
- Все в порядке, - тихо сказал тогда он, и Рёджи молча кивнул. Все действительно было в порядке, если не считать мыслей и образов, которые промелькнули в его голове за эти мгновения.
Именно тогда Рёджи понял, что все бессмысленно. Бессмысленны его метания и попытки забыться, многочисленные продажные девки и дешевое высокоградусное пойло, которое он вливал в себя едва ли не литрами. Бессмысленны деньги, и репутация, и опыт, и все то, чего он добился в своей жизни, если обо всем на свете он забывает, стоит оказаться в опасности одному единственному любимому существу.
- Ты куда сегодня? - спросил Рёджи у Леды, когда с заказом было покончено, и они получили причитающийся гонорар.
- Отдыхать. Никуда не собирался, - честно ответил эльф.
- Можно с тобой? – спросил Рёджи, и в душе шевельнулось неприятное опасение, что сейчас Леда ехидно поинтересуется, с чего вдруг такая перемена в настроении и почему Рёджи не отправиться по всем злачным кабакам города, как он любит это делать.
Но ничего такого Леда не сказал, только кивнул, соглашаясь, и искренне, как показалось Рёджи, улыбнулся, когда тот поднял на него несмелый взгляд.
Отрицать очевидное было глупо – Рёджи наконец нашел в себе силы признать, что испытываемое им чувство было ничем иным, как воспетой в песнях любовью. Правда, Рёджи не думал, что пресловутая любовь такая – вовсе не похожая на то, что описывали поэты. У последних все выглядело намного приятней и счастливей, чем получалось на деле. Рёджи подумал, что не зря всегда не доверял менестрелям – в реальности любовь не приносила ни обещанного счастья, ни блаженства.
Но спустя еще какое-то время Рёджи решил попробовать отнестись к происходящему философски. Именно таким словосочетанием Леда характеризовал ситуации, когда у людей было все плохо, но они молча терпели и старались найти в сложившемся положении вещей хоть что-то хорошее. Рёджи считал, что это очень мудро, и пытался придерживаться такой позиции, хотя первое время получалось не очень хорошо.
Рёджи уговаривал себя, что он мог никогда не встретить Леду и погибнуть еще год назад – такой исход был бы много печальней имеющегося положения дел. Он думал о том, что неоднократно умереть мог и сам Леда, и тогда его тоска и боль стали бы в разы сильней нынешних. Рёджи даже не был уверен, смог бы он жить нормально, потеряй в бою напарника. Леда мог решить вернуться на родину, предоставив Рёджи самому себе, и еще много-много всевозможных вариантов развития событий, которые были хуже того, что переживал Рёджи в настоящий момент. И Рёджи часто думал обо всем этом, чтобы не грустить из-за безответности своих чувств. Всего лишь безответности.
В конце концов, Леда даже не был человеком, как часто напоминал себе Рёджи. Любить эльфа было равносильно тому, что любить звезды или грозу. Если любишь дождь, глупо сердиться на него за то, что он не отвечает взаимностью.

Когда на город наконец опустились сумерки, друзья отправились в путь. За время, что они отсутствовали в столице, многое изменилось, и теперь Рёджи крутил по сторонам головой, отмечая эти перемены.
- Мне кажется, или… - неуверенно начал было он, еще толком не сформулировав вопрос, но Леда понял его без слов.
- Не кажется, - мрачно ответил он. – Дела в столице ухудшаются.
- Вот да… - пробормотал Рёджи, проводив долгим взглядом один заброшенный дом.
Они ехали по некогда благопристойному району, который еще не так давно украшали чистенькие белые домики с симпатичными палисадниками. Теперь же сумерки не могли скрыть того, что многие дома запущены, дороги разбиты, а газовые фонари никто не торопится зажигать, несмотря на приближение ночи.
- Но что же произошло? – недоуменно спросил Рёджи. – Я еще утром заметил, что как-то неважно город выглядит, грязь кругом, да и людей как будто меньше… Мы что-то пропустили?
- Не думаю, - ничего не выражающим тоном произнес эльф. – Сейчас мы наблюдаем последствия процессов, начавшихся много лет назад. Государство душат внешние противники, люди бегут в более спокойные страны, король же сходит с ума, казня и уничтожая приближенных. Правосудие отсутствует напрочь, порядка нет… В общем, примерно такого и следовало ожидать. А дальше будет хуже.
Рёджи показалось, что Леда мог еще долго рассказывать, в чем именно заключается упадок Локстена, осуждая короля, и даже хотел попросить его быть осторожней – подобные мысли представителю другой державы озвучивать было небезопасно. Но эльф скомкано закончил свой монолог и замолчал, а Рёджи не рискнул продолжить обсуждение.
Немного пропетляв безлюдными улочками, они свернули в совершенно неприметный переулок, и Рёджи уже хотел поинтересоваться, как Леда находит дорогу, когда тот потянул поводья, останавливая своего коня.
- Кажется, мы приехали, - задумчиво произнес он, и Рёджи поднял взгляд на дом, у которого они остановились.
Это был обыкновенный особнячок, такой же, как и десятки других на этой улице, вот только пустовал он значительно дольше, на вид – много лет. Свет тоже нигде не горел, но номер на воротах указывал на то, что они не ошиблись.
- Не нравится мне это все, - хмуро заметил Рёджи, озираясь по сторонам: улица была тиха и пустынна. – На ловушку похоже.
- Зачем кому-то нас ловить? – удивился Леда и ловко спрыгнул на землю, беря своего коня под уздцы. – Скорей всего, нам просто не хотят показывать, кто на самом деле заказчик, а этот дом – место, где принимают низшее сословие.
- Ты не низшее сословие, - проворчал Рёджи, следуя примеру друга и выбираясь из седла.
О благородных корнях своего напарника он отлично помнил и порой поражался, до чего равнодушно тот относился ко всякого рода формальностям, на которые другие знатные особы обращали особое внимание. Но Леда его слова проигнорировал, решительно толкая незапертые ворота.
Когда дверь особняка отворилась, пропуская их внутрь, Рёджи моргнул от неожиданности. Его взору открылся широкий ярко-освещенный и чистый коридор, какого точно не могло быть в заброшенном доме. Слуга, облаченный в самую обыкновенную ливрею, поклонился, сообщил, что их ждут и проводил к одной из комнат за закрытыми дверями. Совершенно одинаковых и запертых, Рёджи их сходу насчитал не меньше десятка и только удивился, как можно определить, куда именно отвести гостей. И хотя атмосфера странного дома была совершенно спокойной, и ничто не сулило угрозы, он оставался начеку, на всякий случай опасаясь любого подвоха.
- Рад приветствовать вас. И благодарю за то, что почтили визитом, - раздался приятный мужской голос, когда друзья переступили порог полутемной комнаты, и оглядевшись по сторонам, Рёджи понял, что после яркого света с трудом может что-то рассмотреть.
Тревога только усилилась, и он часто заморгал, лишь бы глаза поскорей привыкли к темноте – если бы кто-то решил на них напасть, сражаться, ничего толком не видя, было бы сложно. Однако опасения Рёджи оказались напрасными.
- И мы рады, - поклонился эльф, делая еще шаг вперед. – С кем имеем честь говорить?
Судя по происходящему, убивать их сразу никто не собирался, и потому Рёджи немного расслабился, обращаясь в слух.
После кратких приветствий и приглашения располагаться в креслах, стоящих прямо напротив стола, за которым сидел неприметный человек – из-за полумрака Рёджи так и не удалось хорошо рассмотреть его – их угостили чаем, который Рёджи воздержался пробовать. Отчего-то в этом месте ему было не по себе, и расслабленность Леды даже удивляла.
- Вас, безусловно, интересуют причины приглашения сюда, - сразу перешел к делу хозяин странного дома, представившийся главным управляющим и сказавший, что так к нему и следует обращаться. Рёджи смутило, что тот не стал называть своего имени, как и настоящей должности, но Леда не спорил, и потому Рёджи решил вообще помалкивать и только слушать.
- Безусловно, - кивнул Леда, и Рёджи тоже покачал головой, показывая, что внимает.
- Что ж, тогда перейдем сразу к делу, - произнес загадочный человек и откинулся на спинку кресла, отчего его лицо окончательно потонуло во мраке – темноту в комнате разгонял лишь свет небольшой газовой лампы, стоящей далеко в углу, и Рёджи думал о том, что не только они не видят собеседника, но и тот толком не может рассмотреть их.
"Наверное, в этом месте так принято", - догадался Рёджи. – "Может, тут встречаются люди, которые не хотят быть узнанными…"
- Как вам уже сказали, да и как вы можете сами догадаться, разговор пойдет об одном деле, в решении которого мы хотели бы попросить помощи.
- Мы? - сразу перебил его Леда, что, наверное, было не слишком вежливо. Но в том, что эльф все делает правильно, привыкший во всем доверять ему Рёджи даже не усомнился.
- Имена непосредственных заказчиков, думаю, тут не принципиальны, - нейтральным тоном ответил их собеседник. - Скажем так, это лица приближенные к власти. Можно сказать, сейчас я разговариваю с вами от лица государства.
"И что теперь, нам кланяться?" - мрачно подумал Рёджи, которому излишняя помпезность в словах потенциального заказчика не понравилась.
- Хорошо, допустим, - в свою очередь не стал допытываться до конкретных имен Леда. - И что хочет государство от простых наемников?
- Не совсем простых. От хороших наемников, - возразил почти невидимый в полумраке человек, делая ударение на слове "хороших". - Государство просит помочь разобраться в одном непростом деле, а именно – найти убийцу. За щедрое вознаграждение, разумеется. Любое, какое попросите.
- Любое? - с неприкрытой иронией поинтересовался Леда.
- Любое в рамках разумного, - так же насмешливо ответил мужчина.
- И какова причина такой щедрости?
- Причина банальна, - развел руками их собеседник. - Для решения вопроса надо отправиться на остров.
"Я так и знал!" - чуть было не хлопнул себя по коленям Рёджи и уже собрался встать, чтобы уйти, с опозданием заметив, что его напарник никуда не торопится. Леда бросил на него короткий взгляд, и одной секунды Рёджи хватило, чтобы понять масштаб грядущего бедствия.
"Нет, ты не посмеешь", - хотел было медленно произнести Рёджи, но прикусил язык, когда заговорил Леда.
- Интересный момент, - задумчиво проронил он, но к ужасу Рёджи не поспешил тут же отказаться от предложения, а продолжил. - А можно узнать остальные подробности дела?
- Ну а как же иначе? - ответил вопросом на вопрос их собеседник и сразу же приступил к пояснениям, как будто только этого и ждал. - Думаю, рассказывать вам, что представляет из себя Горизонт, не стоит. Это всеми забытое место, по развитию отстающее от нашего королевства как бы не на сотню лет.
На этих словах человек поморщился, чего Рёджи не мог видеть из-за полумрака, но совершенно точно почувствовал.
"Не спешил бы кривиться", - мысленно заметил он. - "Многие ваши там в итоге оказываются..."
- Не так давно, а точнее – месяца три назад, на острове начали происходить странные события, - продолжал тем временем их собеседник, знать не ведавший о язвительных размышлениях Рёджи. - Тут, к сожалению, я не могу похвастать знанием деталей, но жители поселения начали находить убитыми своих сотоварищей. Один труп в неделю или в десять дней – как придется. И так уже несколько раз.
- Сколько именно? - посчитал нужным уточнить Леда.
- Не могу сказать точно, - разве руками главный управляющий. - Когда нам пришло письмо с просьбой о помощи, в нем было указано число шесть. Но корабль идет больше месяца, а потом еще прошло время. Если убийца не остановился, вероятно, смертей уже значительно больше.
- Вот оно что... - задумчиво протянул Леда, опершись локтем на подлокотник кресла и потерев подбородок, а потом вдруг невпопад спросил: - Странно... Я почему-то думал, что государственные умы не слишком тревожатся судьбой островитян.
"А ведь и правда", - подумал в этот момент Рёджи, вспоминая о том, что, со слов эльфа, отправив преступника в ссылку, Локстен больше не вспоминал о нем. В королевстве мало кто представлял, что вообще творится на Последнем Горизонте.
- Понимаете ли... Формально все эти люди, приговоренные и сосланные, остаются гражданами нашей страны, за которых мы в ответе, - поморщился их собеседник. – Кроме того, там есть граждане соседних держав, за которых Локстен тоже отвечает, пока те пребывают на наших землях. А еще у некоторых из них могущественные родственники, которые мало того, что еще на свободе, но еще и не желают забывать о своих уехавших товарищах. Меньше всего династии хочется, чтобы из-за такого пустяка начался резонанс или вообще грянул скандал. Слухи могут просочиться откуда угодно, и потому дело надо уладить поскорей.
- И именно поэтому вместо того, чтобы послать вооруженную стражу на остров, вы нанимаете двух посторонних, - насмешливо подхватил Леда. - Простите, но я чего-то не понимаю.
- А тут нечего понимать, - вдруг подался всем телом вперед мужчина, и голос его прозвучал с нажимом. - Откровенно говоря, господин высокородный, всем нам известно, что королевская стража умом посредственна, а это дело требует не тупого махания мечом. Будь все так просто, Последний Горизонт разобрался бы и без нас. Уж что-что, а постоять за себя они умеют.
На этих словах мужчина снова откинулся на спинку кресла, и пока Рёджи, затаив дыхание, слушал, он уже спокойней продолжил.
- Кроме того, большой отряд привлечет излишнее внимание. А вот если на корабле отправится пара наемников, никто не заинтересуется. Кстати, через неделю он как раз отходит из Карсаранского порта – если поторопиться, можно успеть. Осужденных в этот раз не отправляют, потому и провожающих не будет. Все пройдет тихо и незаметно...
- Одну минуту, - Леда решительно поднял вверх руку, призывая собеседника замолчать и слушать его. – Мы еще не дали своего согласия. А еще мы понимаем, что неограниченный гонорар – это очень даже неплохо, но уехать на край света – не в седло запрыгнуть. Мы потеряем уйму времени, и быть может, могли бы заработать больше, если бы взяли с десяток заказов поменьше...
Леда торговался как самый настоящий прожженный наемник, и отстраненно Рёджи думал о том, что деньги интересуют эльфа в последнюю очередь. Рёджи сильно волновало то, что Леда явно был настроен принять заказ, и Рёджи нутром чувствовал, что отвертеться не получится.
"Можно отказаться", - шепнул ему внутренний голос. - "Можно отказаться, и тем самым решить несколько проблем. Не придется ехать непонятно куда. Не придется браться за сомнительное дело. И Леда хотя бы на время перестанет беспокоить мысли и чувства..."
Но вместо того, чтобы успокоить, последняя мысль огорошила Рёджи, и он даже сглотнул, осознав, о чем только что подумал. Последний раз, когда он оставил Леду, того чуть не убили. Мог ли Рёджи еще раз совершить такую ошибку?..
- А как именно были убиты эти люди? - задал следующий вопрос эльф, когда получил уверения заказчика, что любые финансовые вопросы будут легко разрешены.
- Понятия не имею, - невозмутимо ответил тот. - Об этом в письме не говорилось.
"Быть такого не может!" - неподдельно возмутился Рёджи. - "Если они попросили о помощи, они не могли не объяснить, что именно там происходит. А раз вы откликнулись, значит, происходит что-то действительно плохое..."
- Что ж, тогда не смеем вас больше задерживать, - холодно ответил Леда и поднялся на ноги. – К сожалению, мы вынуждены отказаться от заказа...
 
KsinnДата: Среда, 21.08.2013, 12:05 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Рёджи сразу понял, что делает его напарник. Раскусив, что заказчик врет, он изобразил, будто не желает иметь с ним дело. Вероятно, если бы загадочный мужчина заупрямился и не признался, с эльфа сталось бы действительно развернуться и уйти. В тайне Рёджи надеялся на это, но, как и следовало ожидать, делал это он совершенно напрасно.
- Стойте, - решительно потребовал их собеседник, и когда Леда не отреагировал, отодвигая кресло, торопливо добавил: - Они, эти убитые люди, были разрублены на части. Все как один. Каждый найденный труп был порублен на куски.
"Что-то тут не то…" – подумал Рёджи и даже хотел выразить сомнения, но Леда его опередил.
- Могу я узнать, почему вы не захотели говорить наемникам, не раз убивавшим и не раз видевшим смерть в самом безобразном ее проявлении, о такой мелочи? – спокойным голосом поинтересовался он, при этом снова садясь в кресло, будто давая понять, что готов послушать еще немного, пока заказчик не надумает опять начать врать.
- Может, потому что для меня это не мелочь? – с самыми дружелюбными и невинными интонациями в голосе ответил мужчина и развел руками. – Лично мне кажется все это ужасающим: кровавые убийства на затерянном острове… И в то же время нам крайне необходимо, чтобы вы взялись за это дело. Простите, что умолчал об известных мне деталях.
В этот раз даже изображать раскаяние он не стал, но Рёджи все равно почудилась какая-то фальшь в словах собеседника, словно тот все равно умудрился где-то соврать или что-то утаить.
- Правильно ли я понимаю поставленную задачу, - медленно, будто взвешивая каждое слово, начал эльф. – Вы хотите, чтобы мы отправились на остров, куда больше месяца пути, разобрались, кто жестоко убивает местных жителей, нашли убийцу и привезли его сюда…
- Это необязательно, - взмахнул рукой их заказчик. – Нас вполне устроит, если вы его убьете… Случайно, разумеется. Скорей всего, это благородный господин – других на Горизонте нет – и даже если мы его осудим, потом придется либо казнить его, либо отправить обратно.
Мужчина коротко хохотнул, видимо, посчитав свои слова забавными, а эльф тем временем продолжил:
- За все это вы дадите нам любой гонорар, какой мы пожелаем. Никаких ограничений и иных сложностей в деле нет, так?
- Не совсем, - возразил их собеседник. – Точнее, это не совсем ограничение, но важная деталь, о которой вам надо знать. В скором времени наступит зима, и корабли перестанут ходить к острову до самой весны. Если вы согласитесь и отправитесь ближайшим судном, на решение проблемы у вас останется примерно месяц. То есть, вы, конечно, можете задержаться и дольше, но тогда покинете остров только весной.
На последнее известие Леда ничего не ответил – откинувшись на спинку кресла, он задумался, а Рёджи бросил на него умоляющий взгляд. Больше всего на свете он желал, чтобы напарник отказался от этой авантюры: уже сейчас Рёджи чувствовал, что от нее веет большими неприятностями, еще худшими, чем те, что в свое время принес им заказ из южного города. Но эльф не замечал, как Рёджи на него смотрит, и по тому, как непримиримо были сжаты его губы, тот вдруг понял, что друг уже все решил.
Что будет дальше, Рёджи прекрасно знал. Он уже видел, как, оставшись с ним наедине, Леда переведет на него задумчивый взгляд, и сам Рёджи, глядя в его сияющие глаза, позабудет обо всем на свете. Леде даже не придется упрашивать, чтобы он согласился. А о том, чтобы не поддержать друга, позволить уехать одному на опасный остров, где поселился какой-то умалишенный, размахивающий топором и кромсающий на куски людей, Рёджи просто не мог – он знал, что сойдет с ума раньше, чем эльф ступит на палубу уходящего корабля.
- Нам надо посоветоваться, - наконец вынес свой вердикт Леда. – Наедине.
- Ваше право, - благодушно согласился с ним заказчик и поднялся из-за стола. – С удовольствием оставлю вас. К вам зайдут через десять минут.
Мягкой, немного похожей на кошачью, походкой мужчина прошел по комнате и скрылся за дверью, беззвучно притворяя ее за собой. А Рёджи поднял глаза на Леду и осознал, что все его опасения сейчас воплотятся в реальность.
- Я не могу тебя просить ехать в такую даль и тратить столько времени… - голос Леды звучал негромко, а глаза, как и ожидал Рёджи, блестели в полумраке комнаты. У Леды были самые красивые на свете глаза, как подумал в этот момент он, тут же мысленно добавляя, что красивым у эльфа было абсолютно все.
- Не надо просить, - устало перебил он, вяло отмахнувшись. – Конечно, я поеду.
 
KsinnДата: Среда, 21.08.2013, 12:05 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 2.

Отправиться в путь без своего коня Рёджи категорически отказался, а Леда, подумав немного, согласился, что лошадей надо взять: было неизвестно, как с этим делом обстояло на острове, нашлись бы какие-то лошади на замену или нет, да и вообще было непонятно, на кого оставить скакунов, если уехать так надолго.
Стоя уже на берегу и поглаживая Веснушку по длинной гриве, Рёджи отмечал, что тот перенес плавание намного лучше своего хозяина: могучий конь успел истосковаться и радостно заржал, когда увидел Рёджи, а теперь тыкался носом в его ладонь, явно требуя угощений.
С корабля спускали на берег небогатый груз: ящики с письмами, провизией, какими-то мелочами, привезенными для островитян, а несколько невзрачного вида мужчин принимали их и складывали на телегу, запряженную старой неказистой лошадью. Топтавшийся рядом Рёджи то поглядывал на людей, видимо, и бывших обитателями единственного поселения Последнего Горизонта, то, задрав голову, смотрел по сторонам. На суше горы уже не казались такими маленькими, а, напротив, чудилось, будто они обступали путешественников со всех сторон. Рёджи невольно содрогнулся, когда представил, что чувствовали первые осужденные на ссылку преступники, привезенные в это дикое место. Холодный ветер пронизывал насквозь, серое небо, казалось, давило, а корабль – последний оплот цивилизации – вот-вот должен был отчалить. Неудивительно, что первые переселенцы, изнеженные аристократы, погибли на этих землях.
- А много на острове людей? – не терял времени Леда: стоя чуть в стороне, он придерживал поводья своей лошади и расспрашивал единственного обитателя сторожки у пристани, который, очевидно, и был ее смотрителем.
- В поселении около трех тысяч, - охотно отвечал тот, прикуривая остро пахнущую, самостоятельно скрученную сигару. Щедрым жестом он предложил такую же эльфу, и к удивлению Рёджи тот не стал отказываться. – Только есть же еще блаженные.
- А блаженных сколько? – не унимался Леда, затягиваясь. От одного вида этого действия Рёджи передернуло, в то время как эльф даже не поморщился.
- А кто ж их знает? – ответил вопросом на вопрос старик. – Они уходят вглубь острова и почти никогда не возвращаются. Вроде бы у них там что-то вроде своей крепости. Но это далеко – так далеко никто не забирается.
- Крепости? – не без удивления переспросил Леда.
- Ну а то. Вы думаете, в лесах можно жить в шалаше? На острове полно диких зверей.
Леда лишь молча кивнул в ответ и, наверное, продолжать разговор не стал бы, но неожиданно старик, замявшись немного, сделал полшага к нему и на полтона тише произнес:
- Хорошо, что вы приехали. Мы, если честно, не верили, что королевство откликнется. А меж тем, на острове поселился настоящий ужас.
- Да что вы? – с видимым равнодушием произнес Леда, поворачивая голову к старику, но Рёджи почувствовал, что его друг вопреки показному безразличию напрягся.
- Именно, именно, - старательно закивал головой старик. – Люди в панике, и если бы можно было бежать, они давно сделали бы это, но разве есть шанс спастись с Горизонта? Плохо только, что вас так мало. В самых смелых мечтах наш староста рассчитывал на небольшой отряд…
- Отряд? – картинно изумился Леда. – Нам сказали, что на острове орудует один убийца.
- Быть может и один, - не стал возражать старик. – Но видели бы вы, что он делает с людьми! Это настоящее чудовище, не ведающее жалости!
- А сколько людей было убито? – не стал разделять эмоций своего собеседника эльф, сухо интересуясь фактами.
- На прошлой неделе нашли тело девятнадцатого по счету, - поежился старик. – Точнее, не тело, а то, что от него осталось. Совсем молодой мальчишка был, только летом прибыл на остров, все жаловался ходил, страдал из-за ссылки… Вот и не стало его. И что самое худшее, тварь убивает раз в неделю или около того. Вот-вот будет новая жертва, помяните мое слово.
- Тварь – это вы образно? – недоуменно поднял брови Леда, и старик старательно замотал головой:
- Если вы увидите останки, вы поймете, что человек не мог сделать этого, - полушепотом поделился он, и глаза его распахнулись в таком страхе, будто упомянутую тварь он наблюдал прямо перед собой. – Это чудовище. Предания не врали – на Последнем Горизонте действительно живет доисторический ужас.
Раскрыв рот, Рёджи слушал и в этот момент захотел невежливо вмешаться, чтобы выяснить, что это за предания такие, и почему он о них не слышал прежде. Но в этот момент их окликнули.
- Эй, господа… Господа гости, - позвал возница: пока эльф общался со смотрителем, небогатый скарб с корабля был погружен на телегу, и островитяне собирались отправиться в путь. – Мы возвращаемся. Вы с нами?
Леда торопливо попрощался со смотрителем, посоветовал ему быть осторожным на берегу, на что старик усмехнулся и заверил, что слишком хорошо обращается с оружием, чтобы бояться чего-то. Друзья же направились в сторону проселочной дороги, по которой уже неторопливо тряслась упряжка.
- Берегите головы, - пожелал им на прощание старик. – И все остальные части тела тоже.
- И вам не болеть, - негромко проворчал Рёджи. Чем больше он узнавал об этом месте и о деле, которое им предстояло расследовать, тем больше приходил к выводу, что по прибытии в селение их ждет немало неприятных сюрпризов.

Ехать пришлось недолго: вполне ожидаемо селение располагалось относительно недалеко от берега. Его обитатели промышляли рыбной ловлей, как понял Рёджи, увидев лодочки у пристани, да и забираться глубоко в леса наверняка считали небезопасным.
Всю дорогу Рёджи смотрел по сторонам и старался быть внимательным. За время общения с Ледой он хорошо усвоил, что наблюдательность – едва ли не главное качество для наемника, да и в принципе любого живого существа, имевшего несчастье родиться в их непростое время. Порой, благодаря внимательности эльфа, им удавалось разгадать врага или опасность до того, как случалось непоправимое. Обычно выручал их Леда, но со временем Рёджи решил, что ему тоже не стоит расслабляться и пора учиться мотать на ус всю доступную информацию.
Украдкой поглядывая то вправо, то влево, Рёджи отмечал, что на этих землях вряд ли можно было вырастить что-то путное, а потому получать пропитание местному населению приходилось, скорее всего, не от сельского хозяйства. При ближайшем рассмотрении местность оказалась еще более унылой, чем виделась издалека. Вдоль разъезженной дороги, которая в период сильных дождей наверняка превращалась в месиво, росли многочисленные, не виданные Рёджи прежде деревья. Осень еще даже не близилась к завершению, но из-за холода листья давно облетели, покрыли бурой массой землю, а ветки деревьев теперь напоминали крючковатые пальцы протянутых к небу рук. В поле зрения не находилось ни единого яркого пятна – лишь серая земля, черные деревья, серое небо, черные кустарники, серая дорога… Вздохнув, Рёджи перевел взгляд на едущего впереди эльфа и мысленно поинтересовался, почему тому не сиделось дома.
А Леда не терял времени понапрасну. Пока Рёджи размышлял о тоскливости местных пейзажей, он поравнялся с телегой и раззнакомился с возницей и парой его спутников. Все трое немолодых мужчин выглядели крайне непритязательно, и хотя одежда их не была грязной, а волосы – нечесаными, Рёджи с трудом верилось, что все они были голубых кровей. Первые повстречавшиеся им островитяне смахивали на обыкновенных крестьян, среди которых вырос сам Рёджи, а не на государственных преступников, насоливших королю.
- На острове все равны, - донесся до слуха Рёджи голос возницы, который, очевидно, был рад поболтать с вновь прибывшим. – Совершенно неважно, кем ты был на большой земле – здесь у нас нет чинов и званий. Все одно дело делаем. И вы уж не обижайтесь, господин высокородный, но к вам тоже будут обращаться по имени. Никому нет дела до того, что вы из именитой эльфийской семьи.
- Так даже лучше, - немногословно прокомментировал Леда, хотя в ответе никто и не нуждался, а Рёджи задался вопросом, как местному удалось так сразу догадаться о знатном происхождении его друга.
- Еще у нас не принято спрашивать у человека, как тот сюда попал. В смысле, что он совершил. Либо же не совершил, но за что был осужден. И вы без крайней надобности не спрашивайте. Грубо это, да и наверняка вам соврут.
В этот момент Рёджи поймал себя на чувстве, что в человеке, с которым разговаривал Леда, что-то было не в порядке, и когда тот снова заговорил, понял, что именно. Возница общался с эльфом не так, как чесал бы языком обычный крестьянин – его речь выдавала хорошее образование, и Рёджи только головой покачал, заодно похвалив себя за наблюдательность.
- А кто у вас тут главный? – поинтересовался Леда.
- Мы покажем, как проехать, - заверил его собеседник. – Как в село въедем, сразу налево и прямо. К слову, у нас никто не называет своих истинных имен, потому не удивляйтесь, если кто-то представится вам каким-нибудь Вайгаром или Джуэлом – попав сюда, люди сами придумывают себе прозвища, часто заимствуют слова из родных языков, а фамильные имена вообще не поминают всуе. Ни к чему это.
Эльф только кивал, слушая, а Рёджи поймал себя на желании подъехать ближе и расспросить местных об убийствах – про себя он удивлялся, почему Леда не поинтересуется самым главным. Но тот будто вопреки размышлениям Рёджи продолжал выяснять особенности быта селения.
- Какой у вас порядок здесь заведен? – спросил Леда, помолчав немного. – Нам никто не мог объяснить, по каким правилам живет остров. Кто здесь главный? Есть ли органы самоуправления?
- Органы чего?.. – пробормотал удивленный Рёджи, но его никто не услышал – в отличие от него возница понял, о чем идет речь.
- Так как у нас скучать не приходится, все должны быть при деле, - ответил он. – Поэтому попав на остров, новенький должен решить, чем ему заниматься лучше – охраной, добычей или хозяйством.
- Охрана – это воины, - заговорил молчавший до этого и сидящий рядом с возницей на козлах невысокий мужчина – по его необычному орлиному профилю Рёджи сделал вывод, что он не из Локстена. – Но защищаться приходится большей частью не от людей, а от диких зверей. Хотя если какая заварушка в селе, набрался кто или еще что-то – усмирять его приходится той же охране.
"Что-то вроде нашей стражи", - мысленно сделал вывод Рёджи.
- Добытчики – это охотники и рыболовы, - продолжал рассказывать новый знакомый Леды. – Основной, да и почти единственный источник пропитания на острове – это рыба и дичь. Как вы можете догадаться, вырастить тут хоть что-то съедобное почти невозможно. Часто в начале лета на земле снег лежит.
- Но мы все же пытаемся, - перебил его иностранец. – Пытаемся вырастить хоть что-то. И этим занимаются ответственные за хозяйство.
- Также они занимаются стройкой, уборкой улиц, еще ходят в лес за травами и грибами, когда становится тепло и вырастает хоть что-то, - подхватил возница и тут же рассмеялся. – Самая скотская у них работа. В хозяйство попадают те, кто ничего не умеет, а в итоге вынуждены делать все на свете.
- Широкий спектр талантов, - задумчиво произнес Леда, и Рёджи, не имевший ни малейшего представления о том, что такое спектр, лишь подавил вздох.
- А что делать? Приходится, если жить хочется, - пожал плечами возница: в отличие от Рёджи, его странное слово в тупик не поставило.
"Что ж мне так везет, что вечно я оказываюсь среди заумной знати?" – уныло поинтересовался неизвестно у кого Рёджи. Чувствовать себя дураком среди начитанных и образованных господ ему уже доводилось. И хотя местные жители импонировали ему значительно больше холеных аристократов Хайдалара, в котором Рёджи довелось побывать полгода назад, все равно уже сейчас он ловил себя на мысли, что здесь он снова не на своем месте. Исполнять обычные заказы, общаться с простыми воинами – братьями по оружию – было куда проще. А еще не приходилось лишний раз убеждаться, как далеко ему до Леды, который чувствовал себя прекрасно абсолютно в любом обществе, и какая пропасть лежит между ними. Порой Рёджи думал о том, что не так важны происхождение Леды и его нелюдская сущность, сколько отличает его от Рёджи образование и уровень интеллекта.
- А бывало ли такое, что человек не приживался в селении? - помолчав немного, задумчиво спросил эльф. - Не случалось ли, чтобы кого-то выгоняли?
- Береги нас духи! - возмутился возница, а его спутники переглянулись, и в их глазах Рёджи померещилось чуть ли не возмущение. - Мы же не звери какие. Никого и никогда мы не выгоняли. Хотя, не скрою, некоторых дармоедов хочется порой отправить бродить в леса.
- Я спрашиваю потому, что желаю понять: может ли быть такое, что убийства совершает кто-то изгнанный или обиженный, - пояснил Леда. - Кто-то, кто хочет отомстить местным жителям.
"А хорошая идея..." - мысленно согласился с эльфом Рёджи, отмечая, что сам до такой простой истины не додумался.
- Что вы, убийства совершает не человек, - на полном серьезе заверил Леду местный, и его приятели, будто сговорившись, синхронно кивнули. - Человеку не под силу вытворить такое.
- Почему же? - вопросительно поглядел на них Леда.
- Пусть... Пусть староста вам все объясняет, - чуть замявшись, решил возница и добавил: - Мерзость...
Леда никак не отреагировал на такое странное заявление, только глаза на дорогу перевел, а Рёджи подумал о том, что происходящее нравится ему все меньше и меньше.
- Надеюсь, хотя бы один из вас колдун, - произнес мужчина с орлиным профилем, на которого Рёджи обратил внимание до этого. - Потому что простой физической силой с... с этим не совладаешь.
- Тут небольшой отряд хотя бы, - кивнул возница, соглашаясь с приятелем. - А не двух наемников.
"Кажется, нас не воспринимают всерьез", - мрачно подумал Рёджи, лишь после этого опомнившись и задавшись вопросом, что же здесь такое творится, что люди напуганы и не верят в помощь присланных им на выручку помощников.
Не прошло и получаса, как они въехали в деревню. Еще издалека Рёджи заметил домики, небольшие и новые. Все они были сложены из могучих бревен и тесно жались друг к другу. По мере продвижения вперед дома становились все более старыми, и Рёджи сообразил, что свежие постройки возведены недавно, в то время как в сердце поселения находятся обиталища давно живущих здесь людей.
Поселение сосланных преступников являло собой картину не более утешительную, чем весь Последний Горизонт. Все здесь казалось серым и унылым, и хотя улицы были чисто выметены, тень нищеты и убогости не могла скрыть даже видимость порядка. Окна всех похожих один на другой домов были плотно закрыты, на улицах не было видно людей, словно все попрятались перед грозой. Рёджи силился обнаружить какого-нибудь прохожего, но все попытки оставались тщетными: лишь раз из узкого переулка на него поглядел невзрачный серый кот, мяукнул и отправился по своим кошачьим делам.
- Кошек специально привезли на остров, чтоб ловили крыс, - проследил за его взглядом один из местных, ехавший на телеге.
- Крыс тоже специально? - без особого энтузиазма пошутил Рёджи.
- Крысы с кораблей пришли, - усмехнулся тот. – Гадость такая, везде просочится и хорошо устроится.
"Какое-то мертвое царство", - думал Рёджи, пока они не спеша ехали по улице, очевидно, бывшей центральной в этом селе. Створки окна одного дома на их пути с шумом захлопнулись, когда путники еще даже не успели поравняться с ним – похоже, чужакам в этом месте никто не был рад. Либо же люди были сильно запуганы, но любой из этих вариантов казался Рёджи малоутешительным.
- Здесь вам надо свернуть, - наконец объявил возница и махнул рукой в сторону узкой улочки, уходящей влево. – Езжайте прямо, дом старосты последний в ряду, не пропустите.
Попрощавшись с новыми знакомыми, Леда потянул за поводья, сворачивая, и Рёджи поспешил за ним, с трудом сдерживаясь, пока посторонние отъедут, чтобы не засыпать друга вопросами.
- Почему ты не расспросил их? – требовательно поинтересовался он, и Леда перевел на него внимательный взгляд. – Про убийства, в смысле.
- Что толку? – пожал плечами эльф. – Думаю, если б было что сказать, они бы сообщили. А так мы только соберем слухи всякие, да и только. Пускай о деле нам рассказывает тот, кто официально запрашивал у королевства помощи.
- А-а, вот оно что, - многозначительно протянул Рёджи, будто и правда понял, что его друг имел в виду, и тут же поделился своими соображениями: - Что-то мне тут не нравится, гиблое место какое-то.
- Было бы странно, если бы преступников отправляли на сказочный остров, - ответил на это Леда. – Последний Горизонт – своего рода тюрьма. Вот и обстановка соответствующая. Холод, голод, опасность…
- Да дело не в этом, - отмахнулся Рёджи. – Понятно, что это север, природа тут не очень и все такое, но, Леда, ты посмотри – на улицах даже нет людей, и это среди бела дня! Где все? Будут грабить, никто и не выйдет.
- Похоже на то, - не стал спорить его друг. – Но, возможно, не всегда было так. Может, после того, как начали происходить убийства, люди попрятались. Мы выясним это…
- А люди! Люди-то какие странные, - сразу подхватил Рёджи. – Выглядят не лучше моего дядюшки-алкоголика, чтоб он был жив и здоров еще долгие годы, а беседы ведут прямо… Прямо как ты!
- Да, по речи и манере держать себя видно, что эти люди из благородных семей, - улыбнулся Леда. – По идее, тут других и не должно быть.
- Никогда не думал, что знать можно отличить от безродных, если поснимать с них золото и тряпки, - хмыкнул Рёджи. – Ну, по крайней мере, я вот не отличаю… Вроде как.
- Настоящего аристократа делает не золото и даже не образование, - заметил на это Леда. – Сегодня люди часто стоят дешевле своей одежды. В наш век это самое печальное, что может быть.
Рёджи недоуменно раскрыл рот и хотел спросить, как понимать эти странные слова, и что Леда имел в виду, когда произносил их, но не успел.
 
KsinnДата: Среда, 21.08.2013, 12:06 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Откуда прямо перед его конем появился невысокий паренек, Рёджи не заметил, потому что засмотрелся на напарника. Веснушка трусил не слишком быстро, однако он все равно налетел бы на незнакомца, наверняка поранил бы, если б не покалечил, но случилось неожиданное.
Рёджи даже головы повернуть не успел, когда его конь громко заржал, вставая на дыбы. Каким чудом он не задел копытами незнакомца, оставалось загадкой. А то, что Рёджи, который сидел в седле совершенно расслабленно и думал об отвлеченных вещах, удержался и не свалился на землю, казалось и вовсе случайностью.
- Осторожней! – запоздало окликнул эльф то ли напарника, то ли самоубийцу, едва не угодившего под ноги к огромному коню, но этот окрик уже никому не помог.
Выдав длинное и красочное ругательство, Рёджи спрыгнул на землю и резко дернул поводья, когда Веснушка попытался встать на дыбы еще раз. Конь настойчиво пятился назад и дергал мордой, пытаясь вырваться и громко фыркая.
- Друг, ты сбесился? – возмущенно поинтересовался у него Рёджи: за все время, что Веснушка был с ним, он ни разу не пытался сбросить наездника.
- Эх, а красивый мог бы выйти полет, - раздался за его спиной насмешливый голос, и, резко обернувшись, Рёджи во все глаза уставился на виновника инцидента.
Перед ним стоял парень примерно такого же возраста, что и он сам, и нагло улыбался, как будто ничего не случилось. Он был совсем невысокого роста, с коротко подстриженными темными волосами и черными глазами, и выглядел ничем непримечательно. Одет он тоже был весьма просто – в какую-то серую неприметную куртку, – и единственным, что его отличало от тех островитян, с которыми Леда и Рёджи успели познакомиться до этого, была широкая сияющая улыбка. Парень выглядел очень довольным, и даже недавняя опасность не испортила ему настроения.
- Ты чего под копыта бросаешься? – огрызнулся на него Рёджи, и, будто соглашаясь с ним, Веснушка снова заржал, дергая поводья.
- А ты куда прешь? – ничуть не смутившись, парировал парень.
- Я по улице спокойно ехал, когда ты под копыта коню сиганул!
- А я у себя дома, как хочу, так и сигаю, - хотя слова звучали грубо, парень не прекращал ухмыляться и даже грудь вперед выпятил, словно его распирало от собственной значимости.
- Я наемник, потому везде дома, - чуть повысил голос Рёджи, понимая, что начинает злиться.
- Быть повсюду дома могут только короли, продажные девки и воры, - прищурившись, произнес незнакомец. – Ты себя к кому относишь?
Перед глазами Рёджи потемнело от гнева – в последний раз так по-хамски с ним разговаривали в детстве. Когда же он вырос и перестал расставаться с мечом, желающих нарваться на неприятности поубавилось. Однако невысокий паренек явно не относился к представителям разумных: он весело поглядывал на Рёджи из-под длинной челки и ничего не боялся, хотя оружия в его руках не было, да и в обычной драке он вряд ли одержал бы верх.
- Ну все, молись, мелкий… - процедил сквозь зубы Рёджи, делая шаг к противнику и выпуская из руки поводья, но в этот момент в перепалку вмешался Леда.
- А ну стоять, - спокойно произнес он, спрыгивая на землю и вставая между напарником и наглым местным. – Успокойтесь оба.
- Ух ты! – парень как будто только теперь заметил Леду и тут же позабыл и о Рёджи, и о конфликте – на его лице отразилась такая неподдельная радость, словно он встретил старого друга. – Благородный эльф! Вас теперь тоже отправляют на Последний Горизонт?
- И вам доброго дня, - учтиво поклонился выскочке Леда, а Рёджи, который пытался разглядеть в действиях друга сарказм, нахмурился, понимая, что эльф вроде как был вполне серьезен. – Никто никого не отправлял, на Горизонт мы прибыли по доброй воле. Меня зовут Леда, а это Рёджи.
На последних словах друг кивнул в сторону напарника, и Рёджи чуть не подскочил от возмущения.
- Леда, это уже слишком, - отчеканил он, понимая, что хочет дать эльфу хорошую затрещину, чтобы тот перестал нести глупости. А хамовитый парень, который наверняка догадался, о чем он подумал, нагло подмигнул ему.
- Джури, - представился он и, сделав вид, что запоздало опомнился, отвесил неуклюжий поклон. – Добро пожаловать на Горизонт, последний приют для неугодных Его Величеству.
Леда в ответ вежливо улыбнулся, а Рёджи почувствовал острое желание выдать какую-нибудь остроумную гадость, но на ум ничего не пришло.
- Идиотское имя, - буркнул он, поворачиваясь и снова ловя поводья Веснушки, который упорно продолжал пятиться и прядать ушами, чем сильно удивлял Рёджи – такого поведения за своим конем он не помнил.
- Твое не лучше, деревенщина, - хмыкнул парень и опять с любопытством поглядел на Леду. – Сто лет уж эльфов не видал. Надолго к нам?
- Как получится, - пожал плечам Леда и, чтобы избежать дальнейших вопросов, спросил первым: - А не подскажете ли, где нам искать дом старосты?
- Зачем его искать? – засиял парень и махнул рукой куда-то в сторону. – Вон же он.
- Благодарим, туда нам и нужно, - опять поклонился Леда, за что Рёджи теперь наградил хмурым взглядом его. Какого лешего друг расшаркивался перед невоспитанным мальчишкой, он понять не мог.
- Тогда удачи, - улыбка парня стала еще более солнечной. – И будьте осторожны. В гостях хорошо, а в злодейском логове – лучше.
Произнеся эту совершенно непонятную реплику, парень бодрым шагом направился прочь по улице, в противоположную от искомого друзьями дома сторону.
- Это что сейчас было? – мрачно спросил Рёджи, когда неприятный Джури отошел на некоторое расстояние. – Зачем ты перед ним лебезишь?
- Рёджи, ты знаешь, кто это? – строго спросил его эльф, задумчиво глядя в спину уходящему мальчишке.
- Нет, - удивился Рёджи. – Кто?
- Вот и я не знаю, - медленно произнес Леда. – А раз не знаешь, надо быть осторожным, не ругаться и, тем более, даже не пробовать махать кулаками.
- Да он же дрыщ! – неподдельно возмутился Рёджи. – Мелкий и тщедушный! Я б его одним ударом уложил!
- А он так не думает, - возразил Леда и, поставив ногу в стремя, легко вскочил на лошадь. – Слишком нахально и смело себя ведет, а значит, считает себя сильнее.
- И как же он это определил? – язвительно поинтересовался Рёджи, которому рассуждения Леды вовсе не понравились.
- Не знаю как, - пожал плечами Леда. – Но Веснушка с ним согласен. Ты когда-нибудь видел своего коня таким напуганным?
В первый миг Рёджи даже не понял суть вопроса, а еще через секунду перевел взгляд на Веснушку. Конь смотрел на своего хозяина умными глазами и, казалось, наконец успокаивался, однако от Рёджи не укрылось, что он продолжал едва заметно мелко дрожать.
- Но... – ошарашенно начал было он, только Леда перебил его.
- Если ты хочешь спросишь, что сейчас было, и что этот парень такое – я не знаю, - честно признался эльф. – Но он определенно не дрыщ, как ты выразился. А значит, надо быть начеку.
Рёджи только сглотнул и успокаивающе погладил Веснушку по гладкой морде, при этом поглядев в сторону, куда ушел странный незнакомец. Однако того и след простыл.

Самым главным в мрачном поселении острова оказался человек со странным именем Соно, но когда он представился, Рёджи поймал себя на том, что не удивляется. Выходило, что на Горизонте люди действительно выдумывали себе своеобразные прозвища, а называть свое фамильное имя и титул новый знакомый вообще не стал.
- Мы надеялись на более существенную помощь, - безрадостно констатировал он, окинув гостей цепким взглядом. Встретившись с Соно глазами, Рёджи поймал себя на чувстве, что староста ему уже не нравится.
- Как показывает мой опыт, результат работы крайне редко зависит от количества исполнителей, - заметил Леда, которого негостеприимные слова ничуть не оскорбили. - Порой два наемника оказываются эффективней целого полка.
- И то верно, - не стал спорить Соно. - Мне приходилось слышать о талантах детей луны. Надеюсь, они помогут вам разобраться в нашей беде.
После этих слов староста наконец посторонился с дороги и предложил войти в дом.
Внутри деревянная хибара выглядела примерно так, как Рёджи себе и представлял. Дом ничем не отличался от простого крестьянского жилища, в каком он провел свое детство. Деревянный пол покрывала сухая трава – она должна была защитить доски, да и самих обитателей от насекомых-паразитов, мебель представляла собой самую простую, наспех сколоченную утварь, каких-либо украшений или безделушек Рёджи не заметил, из чего сделал вывод, что староста жил один: ни женщин, ни детей в этом доме не было. Лишь в дальнем углу Рёджи заметил небольшой фонарик из красного стекла, внутри которого тлел маленький уголек. Такой символический предмет можно было увидеть в домах локстенцев, из чего Рёджи сделал вывод, что Соно был его соотечественником. Только в Локстене люди поклонялись духам, просили у них помощи и защиты, а такие красные фонарики ставились для привлечения добрых сущностей в дом. Обычно рядом с красным зажигали еще и синий, необходимый для изгнаниях злых духов, но последних, очевидно, Соно не боялся – синего фонарика в доме не было.
- Давайте в первую очередь о деле, - попросил его Леда, когда гостям предложили сесть за самый обыкновенный стол и угостили странно пахнущим чаем в металлических кружках.
Сделав первый глоток, Рёджи понял, что это был простой травяной отвар, а вовсе не тот напиток, который было принято называть чаем в привычном понимании. Настоящий чай везли с далекого востока, и хотя в Локстене он стоил не слишком дорого, из-за чего получил широкое распространение даже среди самых бедных слоев населения, до Последнего Горизонта настоящий чай, очевидно, не доехал.
- Только о деле и будем, больше мне говорить не о чем, да и некогда, - серьезно произнес Соно, присаживаясь рядом с гостями, а Рёджи пригляделся к нему внимательней.
Соно был высоким и худым, однако определить его возраст Рёджи не рискнул бы. Не слишком опрятные черные волосы доставали до плеч, а из-за хмурого выражения темных газ лицо казалось злобным. Про себя Рёджи отметил, что все встреченные ими островитяне не могли похвастать лишним весом: если на Горизонте люди и не голодали, то отъедаться тут точно было не с чего.
- Тогда давайте сразу об убийствах, в раскрытии которых нас попросили участвовать, - согласился с ним Леда, устраиваясь удобней, что на деревянной лавке было не так уж просто. – Нам сказали, что на сегодняшний день совершено девятнадцать убийств?..
Конец реплики прозвучал полувопросительно, и ответ не заставил себя ждать: Соно устало возвел глаза к потолку и кивнул.
- Земля слухом полнится. Совершенно верно, на сегодняшний день у нас девятнадцать трупов… Точнее, останков от трупов. Сказать, что село в панике – ничего не сказать.
- Можно ли на них взглянуть? – поинтересовался Леда, за что Рёджи бросил на него украдкой короткий взгляд.
- На что? На останки? – на лице Соно отразилось неподдельное изумление.
- Именно, - невозмутимо кивнул Леда. – Часто после осмотра тела можно сделать немало выводов.
- А ты забавный, эльф, - рассмеялся Соно, но в его смехе не послышалось ни капли веселости, а Рёджи нахмурился: он сам не понимал, зачем Леде понадобилось смотреть на трупы, но то, что местный абориген решил над ним потешаться, его искренне возмутило. – Неужели вы думаете, что мы специально не хоронили останки, чтобы вы на них поглядели?
- То есть, увидеть их нельзя? – сделал заключение Леда, игнорируя сарказм в голосе собеседника.
- Ну почему же, - пожал плечами Соно. – Мы тут не слишком щепетильные: если не лень, можете сходить на кладбище и раскопать любую могилу. Только помогать вам никто не станет – мы все достаточно насмотрелись на это.
Леда открыл было рот, чтобы спросить еще что-то, но Соно его опередил.
- Впрочем, могу вас заверить, что делать этого не нужно, - помрачнев, проронил он. – Уже неделя прошла после очередного убийства. – Не сегодня-завтра будет новое тело. Рассмотрите вдоль и поперек.
- Надеюсь, до этого не дойдет, - вежливо ответил эльф. – Но раз останки уже захоронены, у кого мы можем узнать все подробности? Как именно были убиты эти люди, в каких обстоятельствах и…
- А вам что, ничего не рассказали? – невежливо перебил эльфа Соно, уставившись на него во все глаза.
- Прошу прощения, а кто нам мог это рассказать? – ответил вопросом на вопрос Леда.
- Да я же на десяти страницах письма разложил и разжевал все! – вскинулся Соно, и Рёджи почудилось, что тот сейчас стукнет кулаком по столу. – Вас что, ни о чем не предупредили?..
"Почему у меня очень-очень плохое предчувствие?" – уныло спросил сам себя Рёджи. Он еще не знал, как именно происходили убийства, которые им предстояло расследовать, но уже заранее предвкушал неприятные подробности.
Когда они принимали заказ, Леда попросил безымянного нанимателя показать письмо, пришедшее с Последнего Горизонта, но тот отказал, ссылаясь на то, что самой бумаги у него не было, а если б и была, ничего полезного наемники из нее не подчерпнули бы, потому что подробности дела островитяне не изложили. Еще тогда Рёджи почудилась какая-то фальшь в словах незнакомца, и теперь он убеждался, что письмо им не показали не просто так.
- С самого начала меня не покидало чувство, что нас специально не хотят предупреждать, - в унисон с мыслями Рёджи произнес Леда. – Ваше письмо нам отказались показывать, очевидно, опасаясь, что некоторые подробности отобьют у нас желание ехать сюда.
- Великолепно, - холодно произнес Соно и откинулся на спинку грубо сколоченного деревянного стула. – Тогда у меня для вас плохие новости… Впрочем, я думаю, корабль еще не отошел, и вы успеете смыться отсюда, прежде чем станете следующей жертвой.
"Какая замечательная идея", - от души согласился с ним Рёджи и с надеждой поглядел на друга. Однако эльф не выглядел ни напуганным, ни удивленным, и Рёджи подумал, что Леда изначально подозревал какую-то каверзу, еще когда соглашался на этот заказ, и теперь был ничуть не смущен.
- Позвольте сперва поинтересоваться, почему вы считаете, что мы должны хотеть сбежать? – абсолютно спокойно спросил он. В глазах Леды не мелькнуло даже тени неуверенности, и Рёджи подавил вздох, заранее зная, что какими бы ни были подробности убийств, он точно не станет отказываться от заказа.
- Потому что все эти люди были убиты не просто так, - медленно произнес Соно, не спуская с Леды мрачного взгляда.
- Их расчленили, как мы слышали, - заметил на этого эльф, но Соно только горько улыбнулся – на секунду его лицо показалось Рёджи смертельно усталым.
- Если бы расчленили, - ответил он, на миг прикрывая глаза. – Их не расчленили, их разорвали на куски.
В комнате повисла тишина, стало так тихо, что Рёджи услышал, как в печи потрескивают дрова. Однако какого-то особенного ужаса он не почувствовал, и из-за чего так паниковал местный староста, не понял.
- И что? – не выдержав, наконец спросил Рёджи. – Человек такого не сделает, да, но нередко те же медведи или волчьи стаи разрывают охотников…
- Неужели вы думаете, что мы пришли бы в такой ужас, если б их разорвали волки? – резко подался вперед Соно, и Рёджи непроизвольно отпрянул. – Это было не животное, понимаете?
- Понимаем, - негромко и примирительно произнес эльф. – Но как вы это определили?
- Не издевайтесь надо мной, господин высокородный, - ядовито процедил Соно, метнув на Леду яростный взгляд. – Я уже больше десяти лет на этом острове, и все эти годы хожу на охоту. Я видел, как выглядят порванные зверьми люди. А вы такое видели когда-нибудь?
Рёджи послушно кивнул, не желая провоцировать новые вспышки гнева у неуравновешенного старосты, и Леда тоже заверил его, что неоднократно наблюдал подобное.
- Так вот, когда животное нападает на человека, на трупе остаются следы клыков, когтей, вокруг можно увидеть следы самого зверя. А в наших случаях не было ничего такого. Вообще ничего. Эти тела выглядели… выглядели так, будто кто-то просто тянул убитого в разные стороны, пока его не разорвало.
Представив себе такую картину, Рёджи почувствовал, что ему становится не по себе. Если староста не врал и не ошибался, он описывал нечто совершенно невероятное, непосильное обычному человеку. Рёджи неоднократно приходилось сражаться и убивать, доводилось рубить конечности и головы, и одно он мог сказать точно: человеческое тело было на редкость прочной оболочкой. Даже обладая не дюжей силой и остро наточенным мечом, разрубить врага было не так уж просто. А разорвать кого-то голыми руками Рёджи казалось в принципе невозможным.
- Животные, в отличие от людей, просто так не убивают, - продолжил Соно, не дождавшись ответа на свое предыдущее заявление. – Они это делают либо защищая свое логово, либо когда голодны. Учитывая то, что логова посреди селения у них быть не может, остается только голод. Только все найденные нами останки были целыми, так сказать. Я сам специально осматривал их, очень внимательно, и нашего местного лекаря заставил. И знаете что? Такое впечатление, что ничего не пропало. По крайней мере, мы не смогли обнаружить, чтобы каких-то частей не хватало. Людей просто разорвали и бросили. Как будто ради забавы.
На последних словах Соно поморщился, наверняка вспоминая подробности этих осмотров, а Рёджи мотнул головой, пытаясь избавиться от картинки, нарисованной его воображением. Исподтишка поглядев на Леду, он увидел, что теперь тот уже не выглядел флегматично-равнодушным, но, впрочем, назвать эльфа обеспокоенным тоже не получалось. Скорее, он казался озадаченным.
- Удивительно, - наконец немногословно прокомментировал слова старосты Леда, и тот невесело усмехнулся.
- Это не удивительно, это страшно, - заметил он. – Удивительным оно казалось бы с материка, а здесь, на острове, когда можешь стать следующим, удивляться некогда. Надо что-то предпринимать, но мы не знаем, что. Никто даже не видел этого убийцу.
- Но в убийствах должна быть какая-то система, - заметил на это эльф, а Рёджи про себя задался вопросом, что такое система. – Например, одно и то же время совершения, место, либо же жертвы должны быть как-то связаны между собой…
- Никакой системы нет, - безапелляционно заявил Соно. – Жертвы точно не связаны. Среди убитых есть древние старики, молодая жена одного недавно прибывшего заключенного из Клостера, есть один ребенок… Детей на Горизонте и так раз-два и обчелся, вот теперь стало на одного меньше. Были убиты и другие заключенные, двое из них – стражи, которых голыми руками не возьмешь…
Глаза Соно затуманились – должно быть, он вспоминал людей, которых знал и о которых говорил теперь, но тут же он опомнился и добавил:
- Что касается времени, оно тоже было разным. На кого-то напали ночью, на кого-то утром. Кого-то убили прямо в собственном дворе, кого-то в темном переулке…
- Но ни разу – под крышей дома? – прервал монолог старосты Леда.
- Да… Ни разу, - будто нехотя согласился Соно: очевидно, эту закономерность он не заметил.
- И ни разу – за пределами селения? – не отставал от него эльф.
- За пределы селения мало кто выходит, - пожал плечами Соно. – Только охотники, и то недалеко, потому что опасно это, но… Но да, вы правы: все трупы были найдены в поселении.
- Уже что-то, - сделал вывод Леда и залпом допил содержимое своей чашки.
- Ну, если вам это как-то поможет… - неуверенно протянул староста, а Рёджи почесал макушку. В отличие от Леды, для целей расследования он не видел никакой разницы в том, где именно были убиты островитяне.
 
KsinnДата: Среда, 21.08.2013, 12:06 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Пока не знаю, - не стал ничего объяснять Леда. – Но было бы неплохо, если бы нам рассказали о каждом убитом человеке подробно. Как о нем самом, так и о его смерти.
- Да не вопрос, - соглашаясь, кивнул Соно. – Я попрошу начальника стражи, чтобы он поделился с вами подробностями – все же это работа охранников заниматься убитыми и расследованием. Если у него в голове еще не перепуталось все. Боюсь, скоро мы перестанем считать убитых.
- Тогда нужно поторопиться, - изобразил самую почтительную улыбку эльф. – Думаю, общая задача нам ясна, теперь ждем подробностей… Или вы еще что-то хотели нам сообщить?
Последний вопрос Леда задал осторожно, как будто смутно почувствовал какую-то перемену в настроении Соно. Рёджи, в свою очередь, сколько бы ни пялился на старосту, в жизни не сказал бы, что тот желает поделиться какими-то дополнительными подробностями, и потому лишь перевел недоуменный взгляд с одного собеседника на другого.
- Было еще кое-что, - неуверенно признался Соно, и на его лице отразилось сомнение, словно он не знал, стоит ли продолжать говорить. Но уже через секунду он кивнул сам себе, будто решившись. – Примерно с полгода назад я видел… Видел это. Не знаю, важно ли оно, только я тогда сильно удивился, а потом начались убийства…
Леда лишь вопросительно поднял брови в ожидании, Рёджи нетерпеливо заерзал на скамье, а Соно вздохнул.
- Как-то ночью мне не спалось, и я решил выйти на улицу, выкурить сигару… Мы тут делаем такие, сами. Так вот, я вышел на порог и увидел радугу.
- Радугу? – искренне поразился Рёджи.
- Да, радугу. В темноте, - как-то обреченно констатировал Соно.
Наверняка на это заявление у Леды был какой-то более достойный ответ, но Рёджи не выдержал и ехидно поинтересовался первым:
- А какую именно траву вы суете в свои сигары?
- Не умничай тут, а? – мрачно уставился на него Соно, но серьезной злости в его голосе не было слышно: очевидно, он ожидал именно такой реакции на свои слова. – Я не успел прикурить, если уж честно, потому что как только вышел, увидел радугу и забыл обо всем.
- Может, это было северное сияние? – предположил Леда, и Рёджи поставил себе на заметку обязательно расспросить друга, что такое северное сияние. – На крайнем севере достаточно частое явление. Даже с берегов эльйфиских земель его бывает видно, а здесь, на Горизонте, и подавно должно быть заметно.
- Я уже много лет здесь, - отрицательно покачал головой Соно. – И видел сияние сотни раз. Кроме того, сияние крайне редко можно увидеть весной или летом. Нет, это была радуга, самая обыкновенная. Один край дуги упирался в землю, второй уходил куда-то в небо. И она светилась в темноте, правда, бледновато…
Рёджи скептически усмехнулся – поверить в подобное было даже сложней, чем в разорванных голыми руками людей. Что отразилось на лице эльфа, он не знал, однако Соно подался вперед и, нервно облизнув губы, выпалил:
- Я не вру, я действительно видел это! Несколько минут смотрел, потом она исчезла, растворилась в воздухе. Но я не перебрал местной бражки перед этим! Радуга была! А вы знаете, что это может означать?
- Нет, - честно ответил Рёджи, который вопреки здравому смыслу начинал прислушиваться к словам старосты: слишком уж горячо тот убеждал своих собеседников и уж точно верил сам в то, что рассказывал.
- Странные аномальные природные явления чаще всего означают, что поблизости есть колдун, который в этот момент пользуется своим даром, - кончиками пальцев Леда потер переносицу – говорил он так, будто ни к кому не обращался. – Например, когда три сотни лет назад колдуны Локстена пытались провести обряд возрождения мертвого, началось землетрясение, и рухнул в руины город Риттанар. А еще раньше, когда шла война между Кнабасом и Пажероной, колдовство, часто используемое на поле боя, привело к появлению многочисленных шаровых молний. Некоторые из них уничтожили целые поля с посевами.
Рёджи внимательно слушал и кивал, понимая, что не только не слышал об упомянутых событиях, а даже не знает таких географических названий, но уточнить что-либо не успел, потому что снова заговорил Соно, который явно понимал, о чем идет речь.
- Вот именно! Колдуны Локстена, колдуны Кнабаса! – с нажимом произнес он, пристально вглядываясь в глаза Леды, как будто так тот быстрей поверил бы ему. – Чтобы происходили такие аномалии, колдунов должно быть много. Но откуда им взяться на Горизонте?
- А что, на острове нет ни одного колдуна? – резонно возразил на это Леда.
- Да кто ж знает, - отмахнулся Соно. – На людях же не написано, кто колдун, а кто – нет. По крайней мере, никто из наших не признавался в том, что имеет дар. Но чтобы появилась радуга, колдун должен быть не один…
- Либо же он должен быть очень сильным, - возразил на это эльф. – Насколько мне известно, часто колдовство не сопровождается никакими зрелищными эффектами…
- Вот! – воскликнул Соно, глаза которого лихорадочно заблестели. – А тут было! Да еще и радуга – ночью, без солнца!
- Но радуга – это не землетрясение, - упрямо продолжил эльф, игнорируя слова старосты. – Возможно, колдун все же один, просто очень могущественный.
- Либо это все же трава, - не сдержался Рёджи, однако Соно даже внимания на него не обратил.
- Тогда я посмотрел на эту радугу и не придал значения, - негромко произнес он. – Но теперь мне кажется, что существует связь между этим явлением и начавшимися вскоре убийствами. Слишком странно и то, и другое.
"Слишком странно, что мы слушаем весь этот бред", - про себя огрызнулся Рёджи и в тоске посмотрел за окно: стекол на Горизонте, очевидно, не было, и проем затянули какой-то мутной пленкой, о происхождении которой Рёджи предпочитал не задумываться. Пленка пропускала немного света, но не позволяла разглядеть, что происходит снаружи.
- Хорошо, я понял, - кивнул эльф. – Спасибо за информацию, это может быть и вправду полезным для дела.
- Хорошо, если так, - было заметно, что Соно с трудом сдержал вздох. – Жаль, что вряд ли кто-то скажет, есть ли в поселении колдун. Может, вам удастся что-то выпытать, но до сегодняшнего дня никто из островитян не признавался, что умеет ворожить. А теперь, после всего случившегося, тем более будет помалкивать. Все и так обсуждают, что это дело нечистого – признайся теперь кто-нибудь в существовании собственного дара, ему несдобровать.
- Может, колдуны есть среди блаженных, которые живут в глубине острова? – предположил Леда, но и в этом вопросе Соно не смог помочь ему.
- С ними никто не общается, они уходят – и все, - развел руками он. – И еще никто из них не возвращался. Люди всякое болтают – что у них есть крепость, что блаженным открываются какие-то истины, что живется им много лучше, чем нам. Но что там с этими сумасшедшими на самом деле, вам вряд ли кто-то расскажет.
"Вот и прекрасно", - про себя сварливо резюмировал разговор со старостой Рёджи. – "Никто ничего не подскажет, не расскажет, но убийцу найдите как хотите".
В этот момент он почувствовал, что досада, даже неподдельная злость подступает к горлу, и решил, что надо попытаться уговорить Леду вернуться на корабль, пока тот не покинул берег проклятого Горизонта. Оставаться на небезопасном острове и расследовать не пойми что Рёджи категорически не желал.
 
KsinnДата: Вторник, 27.08.2013, 09:34 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 3.

Выбирать, где жить, друзьям не пришлось. Соно развел руками и сказал, что вариант только один.
- Разумеется, никаких постоялых дворов здесь нет, - объяснил он. - Каждый вновь прибывший сам строит себе жилье. Другие поселенцы помогают, конечно. А пока дом не возведен, мы всех отправляем жить к вдове Зи.
- Зи... Чего? - недоуменно покосился на старосту Рёджи.
- Зи – это имя ее. Вроде как, - Соно замялся, потому как, очевидно, сам не был уверен. - Она из Корсалара, там всех так зовут... своеобразно.
Соно поведал им историю одинокой старушки, жившей на окраине селения. Около тридцати лет назад она прибыла на остров вместе с мужем, которого осудили на пожизненную ссылку. Оставить любимого человека она не пожелала, вот только попав на Горизонт, ее супруг не протянул и полгода. Тяжелые условия жизни были не для его немолодого организма, и вскоре муж госпожи Зи отправился в мир иной. Неоднократно женщина отправляла властям своей страны на рассмотрение письма, упрашивая о разрешении вернуться на родину, но те были неумолимы. "Правила одни для всех" – гласил каждый раз лаконичный ответ. Соглашаясь на добровольную ссылку, женщина подписала бумагу, согласно которой она отказывалась от возвращения домой до скончания своих дней. Пойти против заведенного порядка никто не пожелал, и вот теперь она доживала свои дни на северном острове.
- И такое бывает, - вздохнул Соно, когда Леда сокрушенно покачал головой. - Женщин тут немного, почти совсем нет, и она легко нашла бы кого-то, кто был бы рад разделить ее одиночество. Но беда в том, что уже на момент смерти мужа ей было больше семидесяти.
- Ого, - раскрыл рот от удивления Рёджи. - Сколько ж ей теперь?
- Да лет сто, наверное, не знаю точно, - ответил на это староста. - Но вы не думайте, мы никого никогда не бросаем. Вдова Зи не бедствует и не голодает, мы снабжаем ее всем необходимым, следим за домом и примыкающей территорией, а за это она всегда принимает временных постояльцев. Правда, старуха уже плохо соображает, но вам-то какая разница?
Далее Соно объяснил, как пройти к нужному дому, и на вопрос эльфа, не надо ли, чтобы кто-то проводил гостей и объяснил пожилой даме, кто к ней пожаловал – только рукой махнул.
- Ей все равно, я вас уверяю. Уже все равно, - пояснил Соно. - Заходите и живите, да и все. Кстати, предпоследнее убийство произошло в ее саду.
- Да что вы? - неподдельно заинтересовался Леда, и Соно кивнул.
- Я вам говорил об убитом ребенке? Подозревают, что мальчишка воровал шиповник – у самой реки, куда выходит сад, его останки и нашли. Но вдова, конечно, ничего не слышала и не видела. Она не слышит, даже если ей на ухо орать.
На этом Леда и Рёджи простились со старостой и отправились искать свое временное пристанище. Согласно пояснениям, это должен был быть самый последний дом в восточной части селения.
Когда они вышли на улицу, Рёджи увидел, что начал накрапывать мелкий противный дождик. Людей по-прежнему не было в поле зрения, только их лошади стояли привязанными у крыльца, и Рёджи подумал, что промокший Веснушка выглядит крайне несчастным – определенно, остров не нравился и ему.
- Мы еще можем успеть на корабль, - без особого энтузиазма заметил Рёджи – он не верил в шанс на побег, но не попытаться не мог. - Нам не сказали изначально особенности заказа. Мы имеем полное право отказаться от дела.
- Неужели ты бросишь этих несчастных людей? - удивленно посмотрел на него эльф. - Ты же видишь, они не знают, что делать и как поступить, а над селом и правда нависла беда. Глядишь, скоро вообще никого не останется в живых.
- По правде сказать, что делать, я не знаю так же, как и эти люди, - честно признался Рёджи. - Бред какой-то с этими убийствами...
- Бред, - не стал отрицать эльф. - Я сам удивлен и пока даже загадывать ничего не хочу, но, Рёджи... Разве тебе не любопытно?
На секунду в глазах Леды будто вспыхнули крохотные искорки, и Рёджи понял, что друг не отступится. Это выражение лица было ему знакомо – каждый раз, когда Леда смотрел так, он упрямо шел к цели и в итоге добивался того, чего хотел. Впервые Рёджи заметил подобное, когда Леда загорелся желанием научить Рёджи грамоте. Рёджи не верил, что осилит сложную науку, но эльфа ничего не смущало. И прошло не так много времени, когда он добился своего.
Теперь же Леда, затаив дыхание, размышлял о будущем расследовании, и Рёджи понял, что не стоит даже пытаться отговаривать.

В том, что дом был крайним, Соно немного покривил душой. Достаточно большой и добротный, как и все в этом поселении, он действительно замыкал кривенькую пустынную улочку, однако, поглядев вдаль, Рёджи увидел, что от леса селение отделяет приличных размеров поляна, больше похожая на полноценное поле, а перед самой чащей стоит еще одна постройка – старая ветряная мельница. Лопасти не крутились, да и само строение казалось запущенным, из чего Рёджи сделал вывод, что та давно не работает.
Пока они ехали по селу, им не повстречалось ни единой живой души, если не считать какую-то убогого вида старуху, похромавшую в отдалении. Люди либо прятались, либо не хотели выходить в непогоду, а может, были заняты какими-то своими делами: время было послеобеденным и самым что ни на есть рабочим.
Дома, преимущественно одноэтажные, выглядели здесь совершенно одинаково и уныло. Все они были черного цвета, и Рёджи посетовал, до чего же прогнили деревянные постройки, однако Леда поспешил разуверить его.
- Последний Горизонт славится отменным лесом, - заявил он. – По сути, лес – это единственное, что есть здесь ценного, и исключительно его островитяне и передают на материк, меняя на что-то нужное. Говорят, дома, построенные из этого дерева, не горят, а сами бревна не гниют столетиями.
- Почему же все кругом такое черное? – поразился известию Рёджи.
- Дерево просто такого цвета, - объяснил эльф. - Поверь, эти дома простоят еще ни одно поколение.
Селение принципиально отличалось от всех тех, которые на своем веку повидал Рёджи. Здесь не было пестрых трактирных вывесок, попрошаек и торговцев всякой дребеденью и сладостями, не было полуголых девиц легкого поведения, зазывающих прохожих посетить их комнаты – не было ровным счетом ничего, что отличало бы жилое поселение от заброшенного. От этого улицы казались мертвыми, и если бы не следы ног и повозок на дорогах, Рёджи усомнился бы, не обманули ли их, не завезли ли в какую-то покинутую деревню на растерзание злым духам, которые неизменно селятся у покинутых очагов.
- Как они тут с ума не сходят? - не выдержав, поинтересовался у друга Рёджи. - Я не провел здесь и дня, но уже помираю от тоски!
- Люди – удивительные существа. Они выживают где угодно и привыкают к чему угодно, - философски заметил на это Леда.
Рассматривая дом, где им предстояло жить, Рёджи приходил к выводу, что тот не хуже и не лучше остальных. Достаточно серьезное строение, прочные стены которого должны были защищать обитателей от мороза и хищников, которые в любой момент могли забрести из лесу, окружал неказистый заборчик. Ограды по всему селу не выглядели прочными, и Рёджи смекнул, что, вероятно, местные не слишком полагались на такую сомнительную защиту, как забор, и все силы бросали на постройку самих домов.
Спрыгнув на землю и взяв коня под уздцы, Рёджи поглядел в ту сторону, куда уходил сад. От дома вниз спускалась неширокая тропинка, по бокам которой торчали низкорослые деревья. Быть может, в теплое время года они выглядели хоть сколько-то презентабельно, но сейчас больше напоминали голые палки. Потому Рёджи легко рассмотрел обещанную реку за ними, в низине. Даже сверху, с дороги было видно, что речушка была мелководной и изрядно поросшей камышом у берегов. В чистоте ее воды Рёджи не был уверен.
- Обязательно прогуляемся туда, - тихо произнес эльф, и Рёджи увидел, что Леда смотрит в том же направлении. - Может, найдем какие-то следы.
- Дождь идет, и наверняка он не первый за последнее время, - поежился Рёджи: сырость начала пробираться даже под эльфийский плащ. - Если что и было, все сперва затоптали местные, а что осталось – смыло непогодой.
- И все же проверим, - упрямо возразил на это Леда.
Задрав голову, Рёджи посмотрел вверх и в очередной раз почувствовал, что его пробирает озноб. Горы вокруг села будто обступали и давили своим величием – теперь Рёджи было странно вспоминать, что с корабля они выглядели не такими уж большими. Теперь же он видел, что за их вершины цепляли облака, и на фоне затянутого неба такая громоздкая величественность казалась угнетающей. Прикрыв глаза, Рёджи почувствовал, что у него даже голова закружилась, будто он стоял на горе и смотрел вниз, в пропасть, а не наоборот.
- Здравствуйте.
Голос прозвучал так близко, что Рёджи едва ли не подпрыгнул, резко оборачиваясь и хватаясь за рукоять меча. Однако спустя мгновение он понял, что поторопился – опасность ему явно не грозила.
Как незнакомцу удалось подкрасться незамеченным, Рёджи не знал и списал все на то, что сам замечтался. В отличие от него эльф не выглядел застигнутым врасплох – скорей всего, он заметил приближение чужого человека, причем не обыкновенного, а весьма оригинального.
Рёджи сперва моргнул, чтобы убедиться, что ему не кажется. Но видение не исчезло – мало того, оно еще и робко улыбнулось. Парень – то, что это был представитель мужского пола, Рёджи определил исключительно по голосу – больше смахивал на смазливую девчонку из дома утех, каких у Рёджи за весь его недолгий век случился не один десяток. Детское личико с большими глазами в обрамлении длинных ресниц, небольшие ладони – парень то сжимал кулаки, то мучил собственные пальцы, – хрупкое телосложение и невысокий рост делали его похожим на явление из грез или из иного мира, но никак не на преступника, сосланного в суровые реалии Последнего Горизонта. Однако самой удивительной особенностью незнакомца являлись его волосы: не слишком длинные и порядком растрепанные, они были совершенно невероятного красноватого оттенка, но не рыжего, а скорее малинового.
"Может, покрашены чем-то?.." - предположил Рёджи, продолжая глупо моргать, когда заговорил Леда. Появление кукольного незнакомца его тоже немного обескуражило.
- День добрый, - учтиво поклонился он и добавил совершенно непонятную его напарнику фразу. - Кого меньше всего ожидал увидеть здесь, так это представителя Лестроя. Это большая честь для нас.
- О, не стоит, - совсем засмущался парень и обнял себя руками то ли из-за стеснения, то ли из-за холода – на нем была легкая куртка, но не грязно-серая, как у всех остальных местных, а неожиданно светлого молочного оттенка, что тоже не могло не удивлять. – На Горизонте все равны, и абсолютно неважно, кем мы были в прежней жизни.
- И тем не менее, - снова зачем-то поклонился Леда. – Сколько живу, ни разу не встречал представителя вашей нации.
- Да нас и не осталось почти, - как будто равнодушно пожал плечами парень. - Давайте лучше познакомимся. Меня зовут Аямэ, и, похоже, мы с вами будем соседями.
Парень с красивым и непривычным именем кивнул на дом, стоящий рядом с окраинным, и Рёджи, проследив за его взглядом, мысленно согласился, что жить они действительно будут совсем рядом.
- Леда, - просто представился эльф и следом назвал имя своего друга, который продолжал глупо пялиться на Аямэ и невежливо молчать.
- Очень рад, - заверил их парень и опять продемонстрировал неуверенную, но искреннюю улыбку. - Вы, наверное, прибыли на время, чтобы разобраться с убийствами?
- Как вы догадались? - в свою очередь поинтересовался Леда и тоже улыбнулся, пока Рёджи размышлял о том, что этот Аямэ выделялся ярким пятном на фоне серого убогого села, как солнечный зайчик светится на грязной стене.
- По лошадям, - негромко рассмеялся тот. - Такого богатства тут почти ни у кого нет.
- Хорошо, что мы додумались взять их с собой, - буркнул Рёджи, только теперь выходя из странного ступора. Очень хотелось спросить Аямэ, что у него с волосами, но этот невежливый вопрос он решил приберечь для Леды.
- Да, это мудро с вашей стороны, - кивнул Аямэ. - На острове любые удобства – большая редкость, а лошадь – животное почти такое же невиданное, как единорог.
- Судя по всему, здесь завелось нечто похуже единорога, - осторожно заметил Леда, и Рёджи понял, что тот выводит беседу на нужную им тему. С Аямэ, в отличие от возницы, который привел их в селение, эльф почему-то не гнушался обсуждать происходящие в селе беды.
- Увы, вы совершенно правы, - по лицу их нового соседа пробежала тень. - Никто не знает, что оно такое, но в селении теперь правит страх. Не осталось человека, который не боялся бы за свою жизнь.
- Это неудивительно, - согласился с ним Леда и, прищурившись, поинтересовался. - Мы слышали, что одна из жертв была найдена в этом саду, у реки. Может, вы, как человек, живущий поблизости, видели что-то?
- Меня уже спрашивали об этом, - на выразительном лице Аямэ отразилось неподдельное сожаление. - Но, увы, я ничем не могу помочь. Мальчика нашли утром, а в ту ночь я спал как убитый.
- Может, слышал кто-то из ваших домашних? – не отставал от него Леда. - Нам сказали, что хозяйка дома – пожилая женщина, со слухом у нее не очень, и она ничем не поможет, а ваш дом ближайший к месту преступления.
- Я живу с братом, но он тоже не сможет помочь вам, - ответил на это Аямэ и опустил глаза. Его ресницы едва заметно дрогнули, и Рёджи с трудом сдержался, чтобы не фыркнуть насмешливо: что за брат был у Аямэ, догадаться не представляло труда.
- Наверное, вы последовали на остров за ним? За братом, в смысле, - невпопад задумчиво предположил Леда, и Аямэ снова кивнул.
- Да. Его отправили на Горизонт, но я не мог допустить, чтобы он остался один. Вот и поехал вместе с ним. О чем до сих пор не жалею.
"Ага, брат, как же", - не без ехидства подумал Рёджи, утверждаясь в своем изначальном предположении. - "Где это видано, чтобы ради братьев шли на такие жертвы..."
- Если вам будет что-то нужно, обращайтесь, - спохватившись, произнес Аямэ. - Собственно, я для этого и вышел, чтобы познакомиться с вами и предложить свои услуги. Если будет что-то нужно, подсказать или рассказать, я всегда готов. Кроме того, я могу готовить вам еду и убирать...
- Что вы, это лишнее, - как будто даже испугался такого предложения Леда, но Аямэ мотнул головой.
- Не думайте о моем происхождении – мы на острове, здесь оно никого не волнует, - напомнил он. - Мне будет приятно помочь вам.
- Я знаю, что на острове не используются деньги, - ответил эльф. - Услуги оказываются за услуги, а мы вряд ли ответим вам тем же. Все же мы ненадолго на Горизонте.
- Опять же, это неважно, - напористо заверил его Аямэ, теперь сжав руки в кулаки. - Вам не стоит отвлекаться от дела на бытовые трудности. Ваша миссия чрезвычайно важна для всех нас. Чем быстрее вы поймаете монстра, тем скорее все мы выдохнем.
Последнюю реплику Аямэ произнес шепотом, а его глаза при этом испуганно забегали, словно кто-то мог подслушать и покарать за откровенность. Рёджи только недоуменно огляделся по сторонам, но никого в округе не заметил, и спросил сам себя, для чего такие предосторожности. Тем временем Леда расшаркался на месте, прощаясь с необычным красноволосым парнем и заверяя его, что они обязательно к нему обратятся в случае необходимости.
- Мы будем рады любому содействию, а вашему – в особенности, - заверил он Аямэ, и тот снова сконфуженно опустил глаза.
 
KsinnДата: Вторник, 27.08.2013, 09:34 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Попасть внутрь дома вышло не так просто, как могло показаться сначала.
- Стучите сильно, вдова Зи совсем глухая, - напутствовал Аямэ перед тем, как попрощаться. Новый знакомый оказался прав, и тарабанить в дверь пришлось долго.
Старушка, которая в итоге им открыла, действительно выглядела очень дряхлой. Маленькая, сухонькая, она еще и ходила, согнувшись в три погибели, а потому ее макушка едва ли доставала Рёджи до пояса. Гостям она была рада, никаких объяснений не потребовала, а Леду вообще назвала "сынком", не разглядев не людскую сущность гостя. После этого она похромала в свою комнату, а друзья наконец смогли оглядеться.
Просторные сени вели в такую же большую комнату, которая и отводилась гостям, маленькие окошки были затянуты полупрозрачной пленкой, а весь внешний вид дома ничем не отличался от жилища Соно, которое друзья посетили до этого. Рёджи подумал о том, что дома в селении на Последнем Горизонте были совершенно одинаковы не только снаружи, но и изнутри.
Хотя в углу находилась большая печь, в которой потрескивали дрова, в доме было достаточно сыро и холодно. Однако привыкшие к суровым условиям наемники на такое досадное недоразумение даже внимания не обратили – порой приходилось жить и в худших местах. Кроватей и прочей мебели в комнате не было, на полу лежали лишь тюфяки с соломой, на которых и предлагалось отдыхать вновь прибывшим гостям. В сенях же стоял небольшой грубо сколоченный стол, несколько стульев и некое подобие шкафа: открыв его, Рёджи неожиданно обнаружил нескудные запасы вяленого мяса и пару мешочков с крупами.
- Жизнь налаживается, - констатировал он, и Леда согласился, что, действительно, условия для обитания были не так уж плохи.
Рассиживаться долго эльф не захотел, и как только они пристроили свои немногочисленные вещи, направился изучать сад и место одного из преступлений.
Мелкий моросящий дождь закончился, но теперь на улице стало сыро, промозгло и еще холодней. Поеживаясь и озираясь по сторонам, Рёджи в очередной раз отметил, что такого тоскливого места в жизни не видел, и поспешил заговорить с другом, чтобы немного отвлечься от невеселых мыслей.
- Слушай, а что у этого парня, у Аямэ, с волосами? – поинтересовался он, и задумавшийся Леда не сразу понял, о чем его спрашивают.
- А что с ними?
- Леда, да они же красные! – неподдельно возмутился Рёджи, пораженный тем, как можно было не отметить этого поразительного факта.
- А, ты об этом, - равнодушно произнес эльф. – Этот парень из одной очень далекой южной страны, из Лестроя. Раньше там жила коренная нация, многие представители которой обладали такими красивыми волосами.
- А почему раньше? Что потом случилось? – заинтересовался Рёджи, который до этого слыхом не слыхивал о таком государстве.
- Лестрой был совсем невелик, но занимал плодородные и богатые земли, - поделился Леда. – Со временем туда хлынули целые толпы людей из других стран в поисках работы и лучшей жизни. Лестройцы же были очень красивой, мудрой и при этом невероятно мирной нацией, никому не отказывали, всех принимали. Кстати, Лестрой – единственное государство людей, которое за свою историю ни с кем не воевало. Но в итоге из-за эмиграции коренная нация выродилась. Смешение кровей привело к тому, что красноволосых людей теперь почти не осталось.
- А-а, так вот почему ты удивился, - заметил Рёджи и огляделся по сторонам: слушать про какую-то далекую и никому не нужную страну ему сразу надоело.
- Да, именно поэтому, - не стал спорить Леда. – Лестройцы – единственная людская нация, которая появилась раньше эльфов. Легенды гласят, что большая часть мудрости и знаний моего народа была получена именно от них.
- И как же это, интересно? Если те жили на юге, а ваш народ – на севере?
- Все возможно, - негромко рассмеялся Леда. – Это сейчас жить стало опасно, а раньше люди и эльфы, и все иные живые существа путешествовали, делились знаниями… Раньше в мире не было границ.
- Что-то этот Аямэ не слишком похож на мудрого-разумного, - ворчливо перебил Леду Рёджи, который поймал себя на мысли, что ему не слишком нравилось, каким тоном тот рассуждал о прекрасности красноволосой нации, представитель которой теперь еще и жил по соседству. – Я бы сказал, что он больше смахивает на девчонку, с которой я неплохо провел время в Готтаме… Или в Джеломе?.. Не помню уже.
- Не стоит приводить такие сравнения, - строго заметил Леда. – Нашего нового знакомого это может обидеть.
- Ну, я ж тебе говорю, а не ему, - вяло огрызнулся Рёджи.
- А услышать может кто угодно, - ответил на это Леда и, прежде чем Рёджи успел возразить что-то, сменил тему. – Кажется, мы на месте.
За разговором Рёджи и не заметил, как они миновали большой, по-осеннему голый сад и спустились к реке. Вблизи та была еще неприглядней, чем издали – узкая и грязная, она быстро несла свои бурые воды откуда-то со стороны леса к центру поселениям. Берег сильно зарос, а чтобы спуститься к воде, пришлось бы пройти несколько ярдов по колено в тине. Запах от водоема был тоже не слишком приятным.
- Одно меня радует: в этот раз ты не будешь пытаться научить меня плавать, - мрачно пошутил Рёджи, но эльф даже внимания не обратил: присев на корточки прямо там, где стоял, он внимательно разглядывал землю.
Судя по всему, Соно и правда имел в виду это место, когда говорил об убийстве. Рядом рос куст шиповника – алые ягоды были рассыпаны и втоптаны в грязь. Несмотря на то, что после печальных событий прошел не один дождь, все равно было заметно, что почва сильно утоптана десятками ног. Однако какие-то иные свидетельства случившегося – следы крови, обрывки одежды, еще что-то – Рёджи не наблюдал. Как Леда собирался из увиденного сделать хоть какие-то выводы, он не знал.
- По-моему, здесь ничего нет, - недовольно произнес он, когда пошла десятая минута молчаливого созерцания грязи, но Леда только отрицательно мотнул головой.
- Это на первый взгляд, Рёджи, - ответил он. – Конечно, если тут что и было, местные селяне все затоптали. Но неужели ты совсем ничего не замечаешь?
"Ну начинается…" – устало подумал Рёджи. Больше всего он не любил, когда эльф, который прозорливо догадывался о каких-то невероятных вещах, имея в распоряжении лишь пару фактов, начинал требовать от Рёджи чудес логического мышления. В такие минуты Рёджи чувствовал себя глупым, недостойным своего напарника и от того еще более несчастным.
- Шиповник на земле валяется, - выдал он первое, что пришло на ум, и единственное, что он заметил. – Видать, пацан и правда воровал в чужом саду, когда на него напали.
- Да, это предположение сделали и островитяне, - согласился Леда. – Но посмотри шире.
Что означает "смотреть шире", Рёджи не представлял, но на всякий случай поглядел по сторонам. Одинокие деревца остались немного позади них, потому вокруг был пустой узкий берег с пожухлой травой и пожелтевшими камышами ближе к воде. Ничего интересного и выдающегося Рёджи не видел, но когда поднял голову и посмотрел дальше, почувствовал, как его кольнуло догадкой.
- А что это с камышами? – неуверенно спросил он, за что Леда тут же наградил его теплой улыбкой.
- Вот. А говоришь ничего нет, - удовлетворенно произнес он, и Рёджи сразу почувствовал привычное волнительное чувство глубоко в груди, которое он испытывал каждый раз, когда друг его хвалил. – Скорей всего, этого никто не заметил, либо же решили, что их поломал ветер, но если присмотреться, видно, что кто-то лез через заросли.
Рёджи только кивнул, соглашаясь, и подошел ближе к воде, присматриваясь. Леда был прав: сухой жесткий камыш был изрядно примят, и если на первый взгляд это было не слишком заметно, теперь он четко видел многочисленные, переломленные почти у самого основания стебли.
- Кто-то сбежал с места преступления по реке? – недоуменно спросил он. – Но кому понадобилось лезть в ледяную жижу?
- Не сбежал, - возразил Леда. – Кто-то, а скорей всего – сама тварь, убившая ребенка, – вылез из реки. Смотри, оно как будто тащилось в сторону берега из воды – сломы камышовых стеблей такие, будто их валили по направлению к нам.
- Ого… - только и смог произнести Рёджи.
Теперь, пристально глядя на то, что показывал ему напарник, он не мог согласиться с очевидным фактом, что эльф был совершенно прав. При этом Рёджи точно знал, что сам никогда не додумался бы до такой простой истины.
- А приплыло оно оттуда, со стороны леса! – блеснул догадкой он, указывая в нужном направлении. Нечеткая тропа из сломанных камышей шла наискосок, как будто неведомое чудовище плыло по течению к селению, а потом метнулось на берег.
- Да, похоже на то, - согласился Леда, и друзья синхронно повернули головы в сторону чащи.
Она сразу показалась Рёджи еще более зловещей, чем до этого. Даже отсюда было видно, как тревожно качаются вершины деревьев, какой темный и непролазный бурелом там, и Рёджи ощутил острое нежелание идти туда. Однако перспектива такого похода казалась теперь более чем реальной.
- Мы не пойдем в лес, пока не выясним по возможности все, - будто прочитал его мысли Леда, и Рёджи молча кивнул.
Отсюда, с берега, снова была видна ветряная мельница, которая стояла совсем недалеко от воды – грязно-серое строение выделялось пятном на фоне темных гор и почему-то казалось жутким. Рёджи вдруг подумалось, что, возможно, и не придется ходить в лес, ведь может оказаться, что смерть приходит именно оттуда – с заброшенной постройки.
- Мельница не совсем покинутая, - заметил Леда, ход мыслей которого был таким же, как у Рёджи. – Я видел едва заметную, ведущую туда тропинку, когда мы стояли на улице и разговаривали с нашим соседом.
- Да? – удивился Рёджи, который ничего такого не пронаблюдал. – Когда ты все успеваешь, а?
- Туда определенно кто-то ходит, - проигнорировал вопрос эльф. – Может, один человек или два, и может, не каждый день, но определенно он или они делают это постоянно.
- Ну еще бы, - слабо улыбнулся Рёджи. – Иначе дорожку не вытопчешь.
- Туда надо тоже наведаться, - пришел к выводу Леда. – Но не сегодня. На вечер у нас более интересные планы.
- Да ну? – мрачно усмехнулся Рёджи. – Это ж какие? Ты видел здесь бордель или хотя бы трактир, где мы хорошо повеселимся?
- А почему ты думаешь, что здесь нет такого? – его друг не обратил внимания на сарказм и только весело поглядел на Рёджи.
- Ну… - в свою очередь удивился тот. – Потому что тут вообще ничего нет?
- Ты не прав, - покачал головой Леда. – Они бы все сошли с ума, если бы не придумали себе места для отдыха. И нам это на руку, потому что лучше всего рассмотреть людей и раззнакомиться с местными, причем сразу со многими, можно именно в атмосфере какого увеселительного заведения.
- И где нам искать его? Увеселительное? – совсем растерялся от заявлений друга Рёджи.
- Вот это мы и выясним прямо сейчас, - неопределенно пояснил эльф и, развернувшись, зашагал по дорожке к дому. – Жаль, я сразу не додумался спросить.

Леда оказался прав: некое подобие кабака в селении все же имелось. Рёджи был крайне удивлен этому факту, а еще больше удивился Аямэ, когда пара наемников, едва с ним попрощавшись, заявилась снова с неожиданным вопросом.
Объяснив, куда следует идти, и сопроводив эти пояснения сообщением, что в такое время местный люд уже подтягивается туда, чтобы выпить и расслабиться после долгого рабочего дня, Аямэ со сдержанной улыбкой добавил, что единственным развлекательным заведением занимается его брат, потому Рёджи и Леда будут иметь возможность познакомиться с ним.
- На что спорим, что родной брат нашей барышни далеко не такой красноволосый? – усмехнулся Рёджи, когда они снова попрощались со своим новым знакомым и отправились в центр селения.
- Я в этом тоже не сомневаюсь, - улыбнулся Леда. – Хотя справедливости ради надо отметить, что в Лестрое часты случаи, когда у детей одних и тех же родителей совершенно разные по цвету волосы. Все же чистокровных лестройцев почти не осталось.
- Ну, тут мне чего-то кажется, что родства между братьями никакого, - фыркнул Рёджи, и Леда поглядел на него с любопытством.
- А почему тебя так беспокоит это? – спросил он. – Тебе как будто не понравился наш новый знакомый.
- Да нет, - пожал плечами Рёджи и, ненадолго призадумавшись, добавил. – Если честно, из всех, кого мы сегодня встретили, этот мне как раз больше всех понравился. Единственный, кто здесь выглядит нормально.
- Он просто очень спокойный и вежливый, - возразил на это эльф, и его друг не нашелся, что еще добавить.
Маленькая пивнушка – или кабак, или как еще можно было окрестить это заведение – находился в самом обыкновенном доме, и если бы Леда и Рёджи не имели точных ориентиров, куда ехать, они в жизни не догадались бы, что перед ними не чье-то жилье, а место для увеселений. Пока они добрались до цели, сумерки сгустились почти до кромешной темноты. По-прежнему затянутое тучами небо толком не давало света, фонарей на улицах не было и в помине, и Рёджи с досадой подумал, что добираться назад придется вообще на ощупь. Вокруг было пустынно и очень тихо, людей все так же не наблюдалось.
- Интересно, а не опасно ли оставлять лошадей прямо на улице? – задумчиво пробормотал Рёджи, привязывая поводья Веснушки рядом со входом.
- Я думаю, твой конь не даст себя в обиду, - улыбнулся эльф. – А заодно не даст и мою лошадь. Да и кроме того, в этом месте конокрада слишком легко найти…
На этих словах он толкнул дверь, и друзей тут же оглушило шумом и светом.
Толстые стены бревенчатого сруба совсем не пропускали звуков, и Рёджи подумать не мог, что внутри царит такой хаос. В просторном помещении, достаточно большом и заставленном столами, находилось не меньше десятков трех-четырех местных жителей – все они на первый взгляд казались похожими друг на друга, одинаково одетыми и причесанными, и среди них совсем не было женщин. Было сильно накурено, и сперва из-за дыма Рёджи не рассмотрел толком, что творилось вокруг. Люди смеялись, громко переговаривались и вели себя так, как ведут завсегдатаи питейных заведений любых обыкновенных городов. У стойки в глубине зала топтался трактирщик, рядом на незнакомом струнном инструменте наигрывал простенькую мелодию музыкант.
- Кажется, мы волшебным образом переместились обратно в Локстен, - заметил Рёджи, щурясь и моргая, привыкая к непривычному запаху и едкому дыму.
- А я вот почему-то не сомневался, что это место примерно так и будет выглядеть, - заявил Леда и решительно шагнул в зал.
Как ни странно, на вновь прибывших никто не обратил особого внимания. Лишь пара человек повернула голову, но тут же потеряла интерес к гостям, определив, что это не какие-то знакомые. Рёджи плохо себе представлял, как Леда планирует заводить общение тут с кем-либо: собравшиеся здесь люди выглядели достаточно увлеченными своими компаниями и не проявляли к ним интереса. Однако озвучить сомнения он не успел, потому что прямо перед ними появился староста, которого Рёджи сразу не заметил среди присутствующих.
- Вот так встреча, - улыбнулся тот, однако глаза его при этом оставались все такими же совершенно холодными. – Не ожидал увидеть вас здесь.
- Мы посчитали, что прийти сюда – лучший способ начать знакомство с Последним Горизонтом и местным населением, - ответил ему эльф. – Тем более, темнеет рано, и вряд ли мы найдем что-то полезное во мраке. Зачем же терять время?
- И то верно, - не стал спорить Соно и кивнул в сторону ближайшего свободного стола, приглашая присесть. – Только учтите, что у нас здесь несколько… своеобразно. Думаю, самый последний прозябающий трактир Локстена и то презентабельней, чем наш единственный.
- Это совершенно неважно, - заверил Соно Леда и невозмутимо опустился на скамью. Рёджи сел рядом, а староста расположился напротив.
- Ну что ж, тогда можем начинать знакомиться, - объявил он и поглядел в сторону трактирщика – про себя Рёджи окрестил его именно так – который как раз спешил в их сторону. – Это – Ю. В нашем кабаке он главный.
"О, так это есть вроде как тот самый брат", - догадался Рёджи и внимательно уставился на упомянутого Ю.
Особых восторгов от новых знакомых тот не проявил. Сдержанно кивнул и перевел пытливый взгляд с Рёджи на Леду и обратно, будто пытался лучше запомнить их лица. Как и ожидал Рёджи, никакого внешнего сходства у Ю с Аямэ не было, скорее даже наоборот. Ю был высоким и статным, его длинные черные волосы были собраны в хвост на макушке, как у какого-то дикаря, а вовсе не аристократа, которым тот по идее являлся. Но больше всего Рёджи удивила татуировка на его лице: странный узор, напоминавший то ли изгибы невиданного растения, то ли просто штрихи, начинался над левой бровью, шел по виску и спускался к середине щеки. Если татуировка была у Ю еще до приезда на остров, Рёджи даже не брался гадать, из какой страны тот прибыл.
- Мы с вами теперь соседи, - сообщил Ю Леда, желая завязать короткую беседу для первого знакомства.
- Любой, кто приезжает на этот остров, на время становится моим соседом, - не слишком дружелюбно ответил на это Ю. – Что заказывать будете?
Выбор, который предоставлял кабак посетителям, был не так уж велик. Кухни как таковой здесь не было, потому ассортимент заключался в небольшом перечне напитков, а также сигар, которые местные самостоятельно скручивали из засушенных трав.
- Они хорошо расслабляют, но не более того, - пояснил Соно, когда заметил, какими взглядами обменялись гости. – Местную бражку делать дольше, сложней и дороже, а сигару скрутил и готово. Если выкурить много, наутро будет болеть голова. Но какого-то особенного эффекта не ждите.
В итоге Леда и Рёджи решили попробовать и то, и другое – и сигары, и бражку, которую настаивали на травах и шишках. Рёджи не был уверен, что набираться в таком необычном и наверняка опасном месте хорошая идея, но что еще делать в кабаке – не представлял. Тем более, Леда выглядел спокойным и уверенным в себе, а Рёджи давно привык полагаться во всем на друга.
Такого понятия, как деньги, на острове не существовало, и все, что делалось, продавалось, все услуги и работы, которые оказывались одним человеком другому, записывались в так называемый "счет". Прибывшему на остров давалась карточка, в которую заносилась информация относительно того, что он взял, а заодно того, что сам отдал. То есть, если островитянин часто ходил в кабак, пользовался помощью товарищей и тому подобное, он должен был соответственно трудиться, чтобы восполнить им же потребленное.
- Очень разумная система, - похвалил изобретение местных Леда.
- Спасибо, это я придумал, - кивнул ему Соно: в его голосе не слышалось гордости или самодовольства, он лишь констатировал факт. – Для наших реалий это очень удобно. Да и в отличие от денег карточку не украдешь. Просто смысла нет.
- Как же нам расплачиваться за все предоставленные услуги? – спросил Леда.
- Никак, - отмахнулся староста. – Если вам удастся обезвредить того, кто убивает людей, это станет лучшей оплатой. А если нет… Никому уже дела не будет, поверьте.
После этого Соно подозвал к их столу еще двоих – главного и ответственного за хозяйственную деятельность островитян и начальника местной охраны. Третьей важной персоны – ответственного за охоту и рыбную ловлю – в этот вечер в трактире не было.
- Йо расскажет вам все об убийствах и убитых, - сказал Соно, ставя гостей в известность, к кому им обращаться за помощью, и одновременно отдавая распоряжение Йо.
"Ну и имена у вас", - если бы Рёджи мог картинно схватиться за голову, он бы сделал это. Следом он подумал, что если бы можно было выбрать себе прозвище короче одного звука, на острове кто-нибудь обязательно это сделал бы.
После Аямэ, который сиял гостеприимством и благодушием, Йо занимал почетное второе место по приветливости. Он вполне искренне улыбнулся, выразил готовность во всем содействовать и посетовал, что скоро подробности убийств перестанут помещаться в его голове. Начальник стражи выглядел ненамного старше Рёджи, был на полголовы выше и шире в плечах.
- Сегодня мы осматривали место убийства ребенка, - сообщил ему Леда, и Йо кивнул.
- Заметили, что камыши примяты? - поинтересовался он.
"Заметили все, кроме меня", - с тоской подумал Рёджи. - "Ну... Пока меня носом не ткнули..."
- Да. Похоже, тварь выбралась из воды, - Леда даже глазом не моргнул, но Рёджи так хорошо знал своего друга, что по легкой перемене в интонации голоса почувствовал, насколько тот приятно удивлен наблюдательностью нового знакомого.
- Похоже, - кивнул Йо. - Но это нам мало чем поможет, увы. Река течет из глухих лесов, и нам не хватит ни сил, ни ресурсов, ни вооружения обыскать их. Чащобы кишат дикими зверьми, и я даже не уверен, что все они нам известны.
Йо говорил спокойно, с расстановкой, и по его осанке, манере поведения и речи Рёджи даже если бы не знал, что перед ним благородный господин, то догадался бы об этом. Было так непривычно видеть аристократа в рядах простых охранников, что у Рёджи появилось ощущение нереальности происходящего. На миг почудилось, что еще немного, и он проснется после удивительного, так похожего на жизнь сна.
С начальником охраны друзья договорились встретиться на следующий день, чтобы обсудить все детали интересующего их дела, и на этом попрощались. Йо оставил их, вернувшись за стол к своим приятелям, и Соно уже тоже начал было раскланиваться, когда музыкант, на которого Рёджи вообще не смотрел, весело ударил по струнам и заиграл мелодию, разительно отличавшуюся от фонового проигрыша, звучавшего до этого.
Подняв голову, Рёджи внезапно понял, что знает исполнителя, к которому до этого даже не удосужился присмотреться. Странное подобие ситары держал в руках никто иной, как Джури, перепугавший с утра Веснушку и разозливший самого Рёджи. Он так же, как и до этого, нагловато улыбался всему залу и быстро перебирал струны. Трактир одобрительно зашумел – люди знали композицию, которую им предстояло услышать, и приготовились внимать.
- С Джури мы уже успели познакомиться, - будто невзначай заметил Леда, посматривая на музыканта.
- Быстрые вы, - нейтрально ответил Соно, тоже глядя на улыбчивого паренька.
- Он нам повстречался по пути, - пояснил Леда. - И показался немного необычным.
- Джури? Необычным? - коротко рассмеялся Соно. - Вам показалось. Единственное, что есть у Джури необычного, так это талант метать ножи. Он делает это удивительно метко. Ну и еще петь похабные и смешные песенки. Такой необычностью каждый богат.
Соно хотел добавить еще что-то, но в этот момент Джури запел, и староста умолк на полуслове.

В долузской деревне жил старый колдун Кухулин
Он древний был очень, покуривать травку любил.
Однажды, устав в одиночестве глюки ловить,
Приперся в кабак с топором черепушки сносить.

А мы вчетвером там упились в говно,
Пусть головы сносит, а нам все равно.
И всем как-то влом Кухулина прибить,
Не впервой нам без башни домой приходить.
И весело смотрят четыре дружка
На топорик в умелых руках старика.
А крыша съезжает, туманится взгляд.
И вот, наконец, полетели в салат

Четыре черепа для Кухулина.
Четыре черепа для Кухулина.
Четыре черепа для Кухулина!
 
KsinnДата: Вторник, 27.08.2013, 09:34 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Джури пел очень неплохо, задорно и весело, как того требовала дурацкая песенка, и Рёджи вдруг поймал себя на том, что слушает с открытым ртом. В это время все остальные гости кабака радостно подпевали, особенно старательно надрывая глотки на припеве. Соно тоже улыбался, поглядывая на единственного исполнителя, а тот, отбренчав небольшой проигрыш, продолжил:

Наутро нагрянула стражников целая рать,
И каждый желает башку Кухулину сорвать.
А мы, как проспались, плясали с друзьями канкан:
Приятно, когда голова не мешает ногам.

А деда долузцы забрали в тюрьму,
И вышка, похоже, там светит ему.
Но это не просто какой-то там дед,
А это – фольклорный наш элемент.
И вот весь долузский безбашенный сброд,
И в зале суда никто мест не найдет.
Но только лишь судьи приговор огласят,
В их жирные морды с трибун полетят

Четыре черепа для Кухулина.
Четыре черепа для Кухулина.
Четыре черепа для Кухулина!

Сидящий рядом Леда негромко рассмеялся, Соно одобрительно кивнул, а остальные присутствующие принялись аплодировать. Рёджи ждал продолжения истории, но на этой оптимистичной ноте она закончилась, а сам Джури поклонился, благодаря за внимание, и отложил инструмент в сторону: судя по всему, музыканту полагался небольшой отдых. Староста тоже раскланялся и сообщил, что отправляется домой, добавив, что если у Рёджи и Леды будут какие-то вопросы или новости, они могут беспокоить его в любое время.
- Знаешь, на что я обратил внимание? - будто и не обращаясь к Рёджи, произнес Леда, глядя куда-то в сторону, едва Соно отошел от них.
- На что? - поинтересовался Рёджи.
- На то, что этот Джури в песне упомянул Долузию.
- И что?
- А ты знаешь, чем славится эта страна?
Рёджи призадумался. В отличие от Лестроя и прочих географических названий, прозвучавших сегодня, именование этого государства казалось смутно знакомым, и уже через секунду он щелкнул пальцами.
- Долузские вина! Самые лучшие вина привозят оттуда! - вспомнил он.
- Да, совершенно верно, но это не все, - Леда нетерпеливо мотнул головой. - В Долузии наиболее часто рождаются люди с даром.
- С даром? - не сразу понял, о чем говорит его друг, Рёджи, но тут же растеряно открыл рот.
"В долузской деревне жил старый колдун..." - тут же всплыли в его памяти слова только что прозвучавшей песни.
- Да, с искрой, с даром – по-разному называют, - кивнул эльф. - То есть, люди, которые умеют колдовать. До сих пор никто не может объяснить, почему так. То ли природные условия способствуют появлению у людей искры, то ли это благодаря самой их национальности, но среди долузцев колдуны встречаются в разы чаще, чем среди всех остальных народностей.
- А до этого Соно нам сказал, что видел радугу, а ты сказал, что это кто-то колдовал... - начал выстраивать логическую цепочку Рёджи.
- Вот-вот, - согласился с еще не высказанным предположением Леда. - Странное совпадение, правда?
- Да уж пожалуй, - хмыкнул Рёджи. - Только ведь может быть такое, что этот Джури просто наслышан о Долузии и ее колдунах, вот и использовал свои знания, когда сочинял песню?..
- Еще как может быть, - согласился с ним друг. - Просто совпадение и правда неожиданное.
К этому моменту неразговорчивый Ю принес им еще по одной порции бражки и по сигаре. Что бы ни говорил Соно, местный напиток был вполне недурен – Рёджи доводилось пить пойло и похуже. Да и сигары оказывали обещанный эффект – не прошло и часа, а Рёджи уже чувствовал приятную легкость в теле.
Как трава действовала на эльфа, понять было сложно: Леда оставался все таким же серьезным и сосредоточенным, как и до этого, хотя курил и пил наравне с Рёджи. Впервые за последние несколько недель Рёджи почувствовал нечто вроде умиротворения, и меньше всего в такой момент хотелось говорить о деле, но деваться от собственных мыслей было некуда, потому он все же нарушил ненадолго повисшее за столом молчание.
- Леда... - помявшись, начал он. - Ты считаешь, что все это совершил не человек, да?
- Да, однозначно, - кивнул эльф и внимательно поглядел на своего напарника. - Человеку подобное просто физически не по силам.
- Значит, наша цель – найти это чудище? Проблема вроде как в этом? Ну, что никто его не видел...
- Не только... - Леда мотнул головой и потер собственный лоб, что означало крайнюю степень задумчивости. - Понимаешь, вот что странно. Столько столетий люди жили на Горизонте, и ничего не происходило. Никто никого не убивал. А вот теперь случилось такое. Стало быть, это неспроста, и нам надо не только уничтожить некую тварь, которая рвет на куски людей, но и понять причину ее появления. Потому что если появилась одна, появится и вторая, а там и третья. Нам надо предотвратить это.
- То есть, ты думаешь, за всем этим стоит какой-то определенный человек? - догадался Рёджи.
- Не обязательно, - возразил Леда. - Может, и человек, это не исключено, но, возможно, всему виной стечение обстоятельств. В этом нам и надо разобраться.
Что Леда подразумевал под стечением обстоятельств, Рёджи не понял и хотел уточнить, но в этот момент над его ухом раздался голос:
- Кого я вижу! Благородный эльф и деревенщина! Как я счастлив наблюдать вас под нашей крышей! – на этих словах прямо перед друзьями на противоположную лавку плюхнулся Джури и широко улыбнулся, демонстрируя мелкие острые зубки. Похоже, встрече он был действительно рад.
- У нас есть имена, - напомнил грубияну Рёджи, сразу чувствуя, что поднявшееся было настроение стремительно портится.
- Прости, но твое я не запомнил, - пожал плечами Джури и отхлебнул из кружки, которую держал в руках. – Буду называть, как мне удобней.
- Тогда я буду звать тебя дрыщом, - огрызнулся Рёджи. – Мелкому гаденышу подходит такая кличка.
- Да на здоровье, - подмигнул ему Джури и, опершись локтем на стол, подпер рукой щеку – только в этот момент Рёджи заметил, что у того были немного скошенные к переносице глаза. – Я же от этого не перестану быть прекрасным.
Рёджи только насмешливо фыркнул, торопливо придумывая, какую гадость ответить, но в этот момент заговорил Леда.
- Ты хорошо поешь, - с улыбкой заметил он, и Джури перевел на эльфа взгляд веселых глаз.
- А ты хорошо выглядишь, - довольно произнес он.
- А ты сейчас по морде получишь! – рявкнул Рёджи, который сам не понял, почему его так сильно разозлило последнее заявление Джури.
- Я у себя дома, деревенщина, - прищурился маленький хам. – И волен говорить и делать что хочу. Потому что дом – это место, где всем на тебя наплевать.
Джури рассмеялся своей непонятной и совершенно несмешной шутке, а Рёджи, растерявшись, позабыл, что хотел сказать. Тем временем Джури еще раз прихлебнул из кружки и со стуком поставил ее на стол, и Рёджи непроизвольно опустил глаза, в первый миг не поверив в то, что видит.
- Ты пьешь молоко? – удивленно спросил Леда, опережая вопрос Рёджи.
- Ага, очень вкусно, - заверил его Джури и облизал губы.
- Просто это странно, молоко да в кабаке, - снова наградил его улыбкой эльф, а Рёджи отметил, что его друг слишком много и часто улыбается.
- Люди делятся на тех, кто любит молоко, и тех, кто не прав, - пожал плечами Джури и тут же невпопад добавил: - А я видел, как вы селились в дом. Теперь мы с вами соседи.
"Что, еще и с тобой, что ль?" – чуть было не спросил Рёджи, но вслух не озвучил, задавшись вопросом: если Джури их видел, почему они не видели Джури?
- Ты тоже живешь в одном доме с Аямэ? – удивился эльф, но своими словами вызвал у Джури только приступ искреннего радостного смеха.
- Не-ет… - протянул тот и картинно смахнул выступившие слезы. – С Аямэ живет Ю. А Аямэ живет с кем захочет. Если подарите ему бусы или безделушку какую, будет жить с вами обоими, хоть по очереди, хоть одновременно…
- А где ты тогда живешь? – сердито перебил его Рёджи: что-то внутри него воспротивилось тому, что неприятный мальчишка сыпал гадостями в адрес чуть ли ни единственного нормального человека на этом острове.
- Я живу на мельнице, - с готовностью доложил Джури. – Вы должны были ее видеть – она за селом, у леса.
- Прямо на самой мельнице? – склонив голову к плечу, поинтересовался эльф, ничем не выдавая своего изумления, в то время как Рёджи подумал, что ослышался.
- Нет, рядом есть небольшой домик, - пояснил Джури. – Раньше там жил мельник, но когда мельницу забросили, все ушли. А мой брат отремонтировал дом, и теперь мы живем в нем.
- Я так смотрю, в этом селе популярно жить с братьями, - ядовито процедил Рёджи, отчего-то чувствуя раздражение. Своими словами он хотел задеть Джури, но тот даже глазом не моргнул, а лишь снова, неизвестно в который по счету раз, захохотал.
- А чего вы ждали? – поинтересовался он. – Здесь на двадцать мужчин приходится примерно одна женщина, и то чаще всего она приехала с мужем. Выбирать не приходится.
На этих словах Джури развел руками, а следом залпом допил молоко и совсем неаристократично вытер рот рукавом.
- Твой брат тоже из Долузии? – вдруг спросил его эльф, и Джури ничуть не удивился вопросу.
- Ага, оба мы оттуда, - спрашивать, как Леда догадался, он не стал, поднялся из-за стола и потянулся всем телом, что тоже было никак не свойственно манерам знатного господина. – Ладно, мне работать пора. А вы заходите в гости. Нет ничего лучше дома, если у вас нет денег, чтобы пойти куда-нибудь еще.
- Как-нибудь попозже, но спасибо за приглашение, - вежливо ответил на это Леда, и Джури фамильярно подмигнул ему, чем вызвал очередной прилив негодования у Рёджи.
- Нет, ну вот носит же земля такую мелкую пакость! – сердито произнес он, когда Джури отошел от их стола, но голос понижать не стал, чтобы новый знакомец услышал его слова.
Впрочем, тот никак не отреагировал, направляясь к своему рабочему месту. Джури шагал по залу с гордо выпрямленной спиной, словно был самым главным в этом месте. И это было даже смешно – его лохматая макушка вряд ли доставала остальным островитянам хотя бы до плеча, однако маленький музыкант нес себя с необъяснимой важностью.
- Что же он такое… - пропустил мимо ушей замечание Рёджи Леда, в задумчивости поглаживая пальцами свой стакан.
- В смысле – что? – возмутился Рёджи. – Он – маленькое говно, дрыщ. Что тут непонятного?
- Мне непонятно, кто он, - серьезно ответил Леда и внимательно посмотрел в глаза друга. – Потому что он точно не человек.
- Как не человек? – опешил от этого известия Рёджи и повернул голову в сторону, где расположился Джури. Хотя парень ему откровенно не нравился, выглядел он совершенно заурядно, и Рёджи в жизни не предположил бы, что Джури не имеет отношения к людской расе.
- Я не могу объяснить, просто чувствую это, - поморщившись как от боли, ответил Леда. – Это как… Вот вспомни, когда ты меня впервые увидел, ты ведь сразу понял, что я не человек, хотя единственное, что меня отличает внешне, это форма ушей. Но мои уши ты на тот момент не мог видеть.
- Да как можно принять тебя за человека! – от удивления Рёджи даже рукой взмахнул.
"Не бывает таких прекрасных людей!" – чуть было не выдал вдогонку он, но быстро прикусил язык и добавил нейтральное:
- Причем тут уши?.. Ты совсем непохож на человека просто… Просто потому что непохож.
- Вот! – поднял вверх указательный палец Леда. – И глядя на Джури, я чувствую то же самое. Он не похож, совершенно. Хотя на первый взгляд вроде ничем не отличается.
- Ну не знаю, - с сомнением протянул Рёджи и еще раз посмотрел на музыканта, вдруг встретившись с ним глазами: оказалось, Джури тоже поглядывал в их сторону. Увидев, что Рёджи пялится на него, Джури ухмыльнулся, и Рёджи с досадой поспешил отвернуться. – По-моему, обыкновенный мелкий засранец…
- И Веснушка почувствовал, что что-то не так, - добавил Леда, делая глоток местной бражки.
- Если Веснушка еще раз что-то такое почувствует, я точно свалюсь на землю. Меня в полк кавалеристов не готовили, чтобы скакать на брыкающемся коне, - ворчливо заметил Рёджи. – И кстати, твоя лошадь никак не отреагировала.
- Потому что у меня обычная лошадь, а у тебя – кантенисийский скакун, - пояснил Леда. – Такие скакуны так высоко и ценятся потому, что они намного умней и чувствительней иных лошадей. А Веснушка повел себя так, будто ощутил… Ощутил присутствие нечисти. Там, где ее не заметило обычное животное.
- Нечисти?! – выдохнул Рёджи, во все глаза поглядев на Леду. – Только этого нам не хватало…
- Какая-то необыкновенная и редкая нечисть… - медленно произнес эльф, а после решительно кивнул, будто решив что-то. – Нужно понять, что оно такое, этот Джури. И что там у него за брат. Мне кажется, это может быть важным для нашего дела.
- И… И как мы это сделаем? – спросил Рёджи, вообще не представлявший, каким образом можно определить нечисть и уж тем более – ее разновидность.
- Для начала наведаемся на мельницу – благо, нас пригласили, - вынес решение Леда. – И отправимся мы туда завтра с самого раннего утра. Нас явно не ждут так скоро, потому есть шанс застать хозяев врасплох.
- Отличный план, - кивнул Рёджи и уставился в свой стакан.
Смотреть на Джури он больше не рисковал, а еще вдруг поймал себя на мысли, что ехать на заброшенную мельницу ему совершенно не хочется.
 
KsinnДата: Понедельник, 02.09.2013, 20:27 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 4.

Пробуждение Рёджи было таким приятным, каким оно не бывало все последние недели. Балансируя на грани где-то между сном и явью, он смутно чувствовал, будто кого-то обнимает – кого-то очень нужного и безумно любимого. И лишь приоткрыв глаза, он словно очнулся и сообразил, что все это ему вовсе не приснилось.
Когда накануне они с Ледой вернулись домой, время близилось к полуночи, и Рёджи чувствовал такую невыносимую усталость, что был готов завалиться спать хоть на пол. Но Леда оставался неумолимым и решил разобраться со спальными местами. Вот тут и вышла небольшая проблема.
- Нельзя спать на полу в такой холод, - безапелляционно заявил он. – Не хватало еще, чтобы ты простудился – у нас каждая минута на счету, и силы нужны: некогда тратить время на хвори.
В доме действительно, несмотря на то, что топилась печь, было промозгло и сыро, чувствовался запах давно необитаемого помещения. Сама хозяйка жила в своей маленькой комнатушке, а в просторную комнату для гостей, скорей всего, даже не заходила.
- Ну и что ты предлагаешь? – зевнул Рёджи, которому было плевать, где спать, лишь бы начать это делать поскорей.
Единственным вариантом оказался небольшой пристенок у печки, в которую Леда отправил побольше дров, но недостатком этого лежбища была его ширина.
- Тесновато вдвоем будет, - заметил Рёджи, скептически оглядывая неширокую полку.
- Лучше все же так, - решил Леда, и на этом разговор был окончен.
Физическая близость друга давно волновала Рёджи, но за долгие путешествия и совместные ночевки он немного привык, и сердце уже не выпрыгивало из груди, если Леда, например, склонялся к нему чуть ближе положенного или прикасался к руке. В этот же раз Рёджи вообще отключился, едва приняв горизонтальное положение.
Теперь, открыв глаза, он сообразил, что каким-то образом во сне умудрился прижаться к Леде, обнять его спины, еще и уткнулся носом в затылок друга. По-видимому, Леда все еще спал, дыхание его было ровным и глубоким, и Рёджи вопреки здравому смыслу не стал отталкивать сразу, вместо этого обняв еще крепче.
На улице было темно, но это не означало, что до утра оставалось много времени – на Последнем Горизонте световой день был в принципе коротким. Кроме того, за дверью в сенях слышалось какое-то движение и звяканье посуды: не иначе, вдова Зи, как и многие старики страдавшая бессонницей, уже встала, чтобы приготовить себе завтрак. Рёджи на секунду стало тоскливо, потому что быть так близко к Леде не получится долго, и он сразу закрыл глаза, лишь бы по полной насладиться короткой минутой тепла.
У эльфа потрясающе пахли волосы, как пахнет летом солнечный луг – лесом, цветами и травами. Логичного объяснения этому не было, но Рёджи явственно чувствовал тонкий, ни с чем не сравнимый аромат. Осторожно, чтобы не разбудить, он потерся кончиком носа о мягкие волосы на затылке Леды и испытал от этого такое удовольствие, какое не опишешь словами. Рёджи самому было смешно думать, из-за чего он так расчувствовался.
Под эльфийским плащом было уютно, и Рёджи приказал себе не думать о том, как будет выбираться на холод. Вместо этого он осторожно провел ладонью по руке Леды от локтя к плечу, чувствуя даже сквозь тонкую ткань рубашки, которую тот не снял, тепло его тела, и окончательно осмелев, потрогал кончиками пальцев краешек необыкновенного острого уха. У Рёджи голова закружилась, когда он представил, что это можно сделать губами.
- Рёджи, я уже не сплю.
Леда говорил тихо, не открывая глаз, без строгости и осуждения в интонациях, но это было и не нужно – Рёджи не был дураком, чтобы не понять: друг требовал, чтобы тот прекратил немедленно и убрал свои лапы.
- Зато я сплю, - с небольшим опозданием оправдался он, послушно откатываясь в сторону и закидывая за голову руку.
Из сеней снова послышалось, как переставляют посуду, и следом тихие шаги, а за окном шуршал осенний дождь. Комнату затапливал густой полумрак, но привыкшими к темноте глазами Рёджи уже смутно различал очертания предметов.
- Между прочим, я ничего такого не имел в виду, - зачем-то решил объяснить он, хотя Леда все так же лежал, не двигаясь, и слова ему не ставил в упрек.
- Разве я тебя в чем-то обвиняю? – тихо спросил его друг.
- Нет, - честно ответил Рёджи и, не удержавшись, добавил. – У тебя волосы здорово пахнут. Как цветы на солнце летом.
В другой ситуации Рёджи ни за что в жизни не сделал бы такого признания, почему-то показавшегося слишком интимным. Но тишина и нарушающие ее шорохи, полумрак и тепло тела Леды, его дыхание всего в нескольких дюймах от самого Рёджи необъяснимо раскрепощали, стирая установленные рамки. В этот момент он мог признаться и не в таком.
Только Леда будто почувствовал это. Вздохнув, он медленно сел на их импровизированной постели и откинул в сторону плащ.
- Пора вставать, - чуть охрипшим спросонья голосом произнес он, и Рёджи показалось, будто вместе с этой фразой разорвалась волшебная нить, связывавшая реальное и желаемое. Еще секунду назад он мог сказать Леде о таком, о чем теперь ни за что не решился бы. И, наверное, это было к лучшему, как подумал в этот момент Рёджи. После того, как сделаешь смелое признание, надо еще как-то жить дальше.

Из комнаты Леда вышел первым, и когда только выбирающийся из теплой постели Рёджи услышал, как друг с удивленными интонациями в голосе поздоровался с кем-то, он торопливо ринулся к двери.
Открывшаяся картина оказалась действительно неожиданной: вместо старушки-хозяйки, которая, как думал Рёджи, готовила себе завтрак, он увидел перед собой Аямэ. Их с Ледой сосед топтался у стола и смущенно улыбался, пока эльф недоверчиво смотрел на него.
- Я просто подумал, что вам некогда тратить время на глупости, и решил приготовить завтрак, - пояснил Аямэ, опуская ресницы.
- Э… Спасибо, - промямлил опешивший Рёджи, а Леда сдержанно добавил, что не стоило беспокоиться.
Тем не менее, запах у еды был отменный, и Рёджи только теперь вспомнил, что накануне толком не ел ничего. Наскоро умывшись, друзья уселись за стол, а их гость робко пристроился на лавке сбоку и от приглашения угощаться наотрез отказался.
На шум из своей комнатки выглянула хозяйка: прищурившись и, видимо, худо-бедно рассмотрев гостей, она прошамкала что-то невнятное и снова скрылась за дверью. Рёджи отметил, что назвать вдову Зи навязчивой было никак нельзя.
- Как тебе удалось попасть в дом? – первое, о чем спросил Леда Аямэ.
- Слева от двери снимается доска, и можно потянуть засов, - все так же неуверенно улыбаясь, пояснил тот, а когда друзья дружно уставились на него в удивлении, поспешил пояснить: - Просто вдова Зи глуховата, и часто, когда ей приносят продукты или дрова, соседи достучаться не могут. Вот и придумали такое решение проблемы.
- Ну спасибо, что вовремя предупредили, - недовольно заметил Рёджи, отправляя в рот первую ложку угощения.
- Не стоит сердиться, - заметил на это их гость. – Воровать тут нечего, влезать просто так никто не станет, а от волков, которые иногда забредают в селение зимой, дверь защитит… Кстати, на ночь вы можете фиксировать засов дополнительно, тогда точно никто не войдет.
Аямэ замолчал, и Леда вежливо кивнул ему, а Рёджи не стал ничего отвечать, памятуя нравоучения друга, что говорить с набитым ртом некрасиво.
Из самых обыкновенных продуктов Аямэ умудрился приготовить нечто действительно вкусное. Каша из какой-то незнакомой Рёджи крупы, сваренная с копченым мясом, смахивавшим на оленину, была очень сытной, а долго голодавший еще во время плаванья Рёджи решил для себя, что блюда чудесней не пробовал.
- Очень вкусно, - поблагодарил он, когда проглотил очередную ложку, и Аямэ, повернув к нему лицо, только польщенно кивнул, снова опуская глаза.
Через маленькое окно пробивался слабый утренний свет, и лишь теперь Рёджи заметил, что скулу Аямэ украшает едва заметный синяк. Рёджи мог поклясться, что накануне его не было – тогда он внимательно рассматривал необычного нового знакомого в хорошем освещении. Кровоподтек выглядел так, словно Аямэ кто-то дал хорошую пощечину, отчего на тонкой коже остался след.
"Кто его так, интересно?" – подивился про себя Рёджи, отмечая, что бить такое щуплое и хрупкое существо, каким был их сосед, равносильно избиению женщины.
Леда завел нейтральный разговор, расспрашивая Аямэ о порядках и жизни селения, и тот охотно отвечал на вопросы, все подробно объясняя, а Рёджи продолжал уплетать завтрак, против воли поглядывая на неожиданного гостя. И если синяк на щеке просто удивил его, то заметив в широком разрезе белой рубашки уже успевшие пожелтеть следы чьих-то побоев, Рёджи замер на месте, не донеся ложки до рта.
- Что вы, в поселении не три тысячи жителей, а порядка четырех, - тем временем рассказывал Аямэ эльфу, а тот внимательно слушал его. – И количество постоянно растет. Люди приезжают все из новых стран: наверное, Локстен установил договоренности с разными державами.
- А есть здесь кто-то необычный? – поинтересовался Леда, пока опомнившийся Рёджи торопливо опустил ложку в тарелку – глазеть так пристально на чужие синяки было просто неприлично. – Кто-то, особенно привлекающий внимание?
- В смысле? – удивился Аямэ. – Тут все очень разные, люди приезжают из всех концов света. Что заурядно для одного, для другого – невидаль…
- Например, может, есть здесь кто-то, отличающийся необычным способностями? – не сдавался эльф. – Знахарскими, к примеру, или умением ворожить?
На мгновение Рёджи показалось, что Аямэ еле заметно нахмурился, тут же он опустил голову, уставившись на свои колени, и неопределенно пожал худыми плечами.
- Не знаю, не слышал о таком, - как-то слишком поспешно заявил он и, будто бы желая сгладить впечатление от своего ответа, обезоруживающе улыбнулся. – Умение ворожить – большая редкость. Откуда на Горизонте такое?
Рёджи не знал, добился ли Леда для себя каких-то полезных сведений, но, закончив с трапезой, задерживать Аямэ не стал. Однако прежде чем попрощаться, он задал еще один вопрос.
- А ты не знаешь людей, которые живут на мельнице? – как будто невзначай спросил он, и Аямэ искренне удивился этому интересу.
- На мельнице? Знаю, конечно, - ответил он. – Там живет парень, который называет себя Джури. И он постоянно поет в нашем кабаке. Наверное, вы вчера его видели.
- Видели, - кивнул Рёджи.
- Ну и еще его друг живет, - добавил Аямэ. – Хмурый тип, никогда в селение не приходит. Мне кажется, если б не Джури, он бы вообще ушел жить в леса.
- Разве можно в одиночку выжить в местных лесах? – вопросительно поднял брови Леда.
- Можно все что угодно, если обладаешь должной силой или знаниями, - поежился Аямэ, обнимая себя руками. – Вообще они прибыли на остров раньше меня, вроде бы уже лет шесть здесь живут, если я ничего не путаю. И за все время этот Сойк – так его зовут – в селении появлялся от силы несколько раз. Я видел его лишь однажды, когда Джури набрался бражки и не мог самостоятельно добраться до дома. Сойк пришел его забрать.
- И больше ты ничего не знаешь? – на всякий случай уточнил Леда, но Аямэ покачал головой.
- Ничего. Часто Джури приносит шкурки всяких мелких зверей, чтобы поменять их на молоко или еще какие ценности. Видимо, этот Сойк охотник. Хотя кто его знает.
Больше ничего интересно их сосед рассказать не мог, и друзья, попрощавшись с ним, отправились в путь.
 
KsinnДата: Понедельник, 02.09.2013, 20:28 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Ехать было недолго: едва они вывели лошадей на улицу, даже в утреннем полумраке Рёджи смог рассмотреть в отдалении мельницу. Всю долину, которую им предстояло преодолеть, затапливал туман, который полосками белесой мути скрывал овраги и низины. Рёджи безрадостно подумал, что туман – это очень плохо. Мало того, что он не несет в себе ничего полезного, только влажность – в тумане было трудно заметить приближающегося врага. А в местах, где невиданное чудовище разрывало людей на части, думать об этом было особенно неприятно.
Пока лошади мерили шагами сырую землю и недовольно фыркали то ли от холода, то ли от сырости, Рёджи обратил внимание на то, что утреннюю тишину не нарушало ни единого звука. Не было слышно даже карканья ворон или порывов ветра в близлежащем лесу. Остров казался совершенно безлюдным и вымершим. Подумав немного, Рёджи пришел к выводу, что в такой глухой тишине приближение возможного врага они услышат в любом случае, и потому решил заговорить – слишком уж гнетуще было ехать в гробовом молчании.
- Ты заметил, что он весь в синяках? – спросил он, и Леда, который сразу понял, о ком идет речь, кивнул.
- Да, заметил. А еще заметил, что нам их настойчиво демонстрировали.
- П-почему?.. – удивился Рёджи. – Я пока не присмотрелся, ничего не заметил. А мог ведь и не присматриваться.
- В доме – холод, на улице – холод, мы с тобой из постели выбрались в одежде. А он, стуча зубами, хозяйничал в одной рубашке, - пояснил Леда. – Еще и с таким вырезом. Расчет был на то, что мы в этот вырез заглянем.
- Но зачем это ему? – совсем запутался Рёджи. – Синяки вроде никого не красят…
- Пока не знаю, - неопределенно ответил эльф. – Но почему-то мне кажется, что нам ненавязчиво показали, что его избивают.
- Кто избивает?
- Рёджи, да откуда ж мне знать-то? – негромко рассмеялся Леда и весело поглядел на него. – Мне известно ровно столько же, сколько и тебе.
- Тебе всегда известно больше, чем мне, - ворчливо возразил Рёджи. – Может, он намекает, чтобы мы его защитили? Но тогда надо было сказать от кого. Мы ж не провидцы какие…
- Может, он боится говорить прямо, - заметил на этого Леда. – А может, у всего этого вообще другая цель. Например, он таким образом предлагает себя, а то, что мы увидели синяки, вообще случайность. Жизнь на острове нелегкая, он мог получить их вследствие каких-то бытовых травм.
- Да какие у него могут быть травмы, если он по хозяйству возится? – возмутился Рёджи и лишь с опозданием понял, о чем говорил его друг. – Так… Что значит "предлагает себя"?
- То и значит, Рёджи. Такое чувство, будто это не ты завсегдатай борделей.
На мгновение Рёджи дар речи потерял, и что его обескуражило больше – упоминание о его собственной разгульной жизни или прямое указание на фривольное поведение трепетного Аямэ – он сам не сообразил.
- Во-первых, я сто лет уже никакой не завсегдатай, - обиженно напомнил он. – А во-вторых, с чего ты взял, что этот… Что Аямэ предлагает себя? Наслушался идиота Джури?
- То, что Джури тебе не нравится, еще не значит, что он врет. И то, что нравится Аямэ, не означает, что он не может предлагать себя, - веско ответил на это Леда. – Кроме того, не надо считать, что в этом есть нечто постыдное. На Последнем Горизонте каждый выживает, как может. Если у человека нет горы мускул и умения хорошо стрелять, он находит себе другое занятие. И еще неизвестно, кто приносит обществу больше пользы.
Что на это возразить, Рёджи не придумал. Он чувствовал, что не хочет соглашаться со словами друга, но как надо ответить – не знал. Вместо этого он лишь недовольно передернул плечами и, помолчав немного, спросил:
- Может, его бьет кто-то… кто-то из тех, с кем он…
- Может, - не стал спорить Леда.
- Или его вроде как брат?
- Может и так, - согласился эльф. – Если тебе любопытно, спроси у него. Но с другой стороны, если я не ошибся, и он правда хочет донести до нас что-то, когда придет время, мы и так все поймем.
Короткий разговор почему-то оставил у Рёджи неприятное чувство под сердцем, и продолжать обсуждение дальше он не стал. Вместо этого, прищурившись, Рёджи вгляделся вдаль и с удивлением понял, что за беседой он не заметил, как они с Ледой приблизились к мельнице.
Рёджи хватило одного взгляда на это строение, чтобы понять: мельницей не пользовались много лет, быть может, даже несколько десятилетий. Почему отказались от этой постройки, соорудили ли где-то другую мельницу, или же перестали выращивать необходимые для мукомола культуры – Рёджи понятия не имел. Но камни неаккуратной кладки обветрились с годами, тут и там на стыках пробивались пожухшие травинки, лопасти замерли и не вертелись, должно быть, не одно поколение жителей Последнего Горизонта. Сложно было представить, что в таком унылом покинутом месте обитал кто-то.
- Джури сказал, что здесь есть дом мельника, - напомнил Рёджи Леда. - Давай посмотрим с другой стороны.
Потянув лошадь за поводья, Леда начал огибать строение слева, и Рёджи поспешил за ним, уже через минуту раскрыв рот от удивления.
Серая стена мельницы заканчивалась, и прямо за ней начинался совершенно новый, прочный и высокий забор, сложенный из могучих бревен, каждое длиной в полтора человеческих роста. Рёджи раскрыл рот и задрал голову, однако что скрывалось за забором, конечно, не увидел. По внешнему виду создавалось впечатление, будто ограждение строилось для целой крепости, и после чахлых оград селения этот забор казался чем-то из другой жизни.
- Ну ничего себе, - выдохнул Рёджи, следуя за Ледой, который медленно огибал удивительный забор. – Не могу себе представить, как его возводили-то...
- Это несложно, если руки не из задницы.
Голос раздался откуда-то сзади, и друзья резко обернулись. Рёджи дернул поводья, разворачивая коня, и Веснушка недовольно фыркнул от такого грубого обращения.
В нескольких ярдах от них, в том месте, где минуту назад они проехали и никого не увидели, стоял человек. Но даже не он в первую очередь поразил Рёджи, а то, что в неприступном заборе появилась незамеченная им до этого калитка. Часть бревен, будто срезанная посередине, была отодвинута в сторону, из-за чего в ограде образовалась небольшая щель, достаточная, чтобы выпустить человека, но слишком узкая, чтобы незваные гости могли рассмотреть что-то за его спиной.
- Доброе утро, - первым опомнился Леда, заговорив самым дружелюбным голосом. – Разрешите представиться…
- Не стоит, мне это неинтересно, - грубо отрезал хозяин этого странного места, и Рёджи только теперь внимательно поглядел на него.
Стоящий перед ними человек ничуть не был похож на своего приятеля Джури, разве что роста был такого же невысокого, еще и выглядел на порядок старше своего неприятного дружка. У него были длинные черные волосы, которые он небрежно заправил за уши, и светло-серые глаза, показавшиеся Рёджи полупрозрачными. По большому счету, в незнакомце не было ничего примечательного, кроме того, что его губа и бровь были проколоты, как проколоты были и уши. Рёджи слышал, что у некоторых народностей есть обычай так своеобразно украшать свои лица, но прежде собственными глазами он не видел подобного. А еще загадочный человек сжимал в правой руке небольшой арбалет, и Рёджи сразу обратил внимание на то, что оружие заряжено. Лишь во вторую очередь он заметил, что навскидку арбалет не выглядел самодельной игрушкой: скорей всего, эта вещь была дорогой, а значит, и стреляла без промаха.
- И все же давайте познакомимся, - не пожелал сдаваться Леда и ловко спрыгнул из седла на землю, отчего негостеприимный хозяин резко вскинул арбалет, прицелившись эльфу прямо в грудь.
- Эй! Полегче! – Рёджи даже испугаться за друга не успел и сам не понял, как оказался на земле рядом с ним, неосознанно желая заслонить собой, когда Леда, опередив этот порыв, бесстрашно шагнул вперед, ничуть не смущаясь нацеленного на него оружия.
- Мы не просто так приехали, - по-прежнему миролюбиво продолжил он. – Нас пригласил Джури.
- Джури нет дома, - холодно отрезал незнакомец и тут же добавил. – Не иначе, бражки перебрал, раз начал приглашать остроухих выродков в дом.
- Ну все, кретин, ты нарвался… - медленно процедил Рёджи, делая шаг вперед и хватаясь за рукоять своего меча, но Леда слабо махнул рукой и наградил его быстрым взглядом, чтобы Рёджи без слов понял: ссориться с местным его друг не желал.
- Мы не займем много вашего времени, - упорствовал Леда, разводя в сторону руки, будто показывая собственную безоружность. – Мы прибыли с материка, чтобы разобраться с убийствами, которые происходят на острове. И потому опрашиваем всех местных. Может, кто-то подскажет что-то полезное?
Пока Леда объяснял причины визита, Рёджи увидел, как из огороженного двора появился новый персонаж. Сначала у ног хозяина мелькнула черная усатая мордочка, желтые глаза с любопытством поглядели на вновь прибывших, а после большой черный кот с лоснящейся блестящей шерстью медленно прошествовал наружу. Сперва животное вальяжно потянулось, а после уселось у ног хозяина, в привычном любому коту жесте обняв себя хвостом, и посмотрело снизу вверх на Леду. Почему-то Рёджи почудилось, что, как это ни странно, кот улыбался, а его глаза были какими-то совсем по-человечески разумными.
- Я точно могу подсказать тебе кое-что полезное, эльф, - вдруг усмехнулся человек и даже арбалет опустил, с вызовом глядя на гостей. – Бегите отсюда, пока можете. Иначе завтра кого-то из вас найдут разделенным на несколько частей.
- Вам что-то известно об этом, ведь так? – прищурился Леда, пропуская угрозу мимо ушей. Смотрящий на него кот облизнул нос розовым языком и перевел взгляд на хозяина, а тот, в свою очередь, улыбнулся, как показалось Рёджи, зловеще.
- Я знаю только то, что вам обоим пора проваливать и больше не являться сюда. В следующий раз я могу быть не таким гостеприимным.
Черный кот мурлыкнул и принялся вылизывать переднюю лапу, а его хозяин отступил на шаг назад во двор.
- Мы живем в крайнем доме, ближайшем к вам, - ответил на это эльф, чуть склонив голову к плечу. – И если вам будет, что рассказать нам, милости просим.
Человек не ответил ничего, дожидаясь, пока кот неторопливо войдет во двор. Едва его пушистый хвост скрылся из виду, калитка с удивительной для такой махины беззвучностью встала на место. Если бы Рёджи не знал, что только что здесь был проем, в жизни не поверил бы.
- Мразь отвратная, - пробормотал Рёджи, рывком запрыгивая в седло. – Они стоят друг друга. Я думал, хуже мелкой пакости Джури никого не встретишь, но нет! Его, с позволения сказать, брат еще хуже!
В отличие от Рёджи Леда негодования не проявлял. Молча забравшись на лошадь, он лишь задумчиво покусывал губы и заговорил, только когда друзья отъехали на приличное расстояние.
- Кое-что полезное мы все-таки увидели, - негромко заметил он. – Ты обратил внимание, какой у него кот?
- Такой же мерзкий, как и он сам, - сердито огрызнулся Рёджи, будто неприятный Сойк – а то, что это был именно он, Рёджи не сомневался – мог его слышать. – Мне вообще почудилось, будто этот кот улыбался сидел!
- У всех кошек такие мордочки, будто они улыбаются, - заметил на это Леда. – Но тут дело не в этом. Просто черные кошки – самые лучшие проводники в мир духов. И если с таким котом договориться, он может помогать в проведении различных ритуалов.
- Ну и что? – глуповато моргнул Рёджи, не совсем понимая, к чему клонит его друг, и Леда терпеливо пояснил:
- Черных кошек заводят колдуны, Рёджи. Именно черных, никаких других.
- Но… - Рёджи растерянно оглянулся назад: туман уже порядком рассеялся, и старая мельница была хорошо различима даже с расстояния, однако каких-либо признаков жизни вокруг нее опять не наблюдалось. – Знаешь, у моих родителей тоже были черные кошки. Это может быть просто совпадением – мало ли какой там кот приблудился…
- Может, и совпадение, - не стал спорить Леда. – А может, и нет.
Рёджи только головой покачал: на своем веку он не встречал ни единого колдуна или колдуньи, хотя доподлинно знал, что такие существуют в мире. Люди с даром рождались крайне нечасто, а потому почти всегда были приближены к власть имущим и купались в роскоши и славе. В понимании Рёджи, колдун являлся кем-то, недалеко ушедшим от короля, и поверить, что невзрачный длинноволосый тип был могущественным, у него не получалось.
А следом Рёджи подумал об улыбчивом коте и о таком же неприятном улыбчивом Джури, который прихлебывал из чашки молоко, облизывая губы. В памяти Рёджи всплыла фраза, произнесенная Ледой накануне: "Веснушка повел себя так, будто ощутил присутствие нечисти. Какой-то необыкновенной и редкой нечисти…"
"Быть такого не может…" – не поверил собственной догадке Рёджи и обернулся еще раз. В этот момент строение мельницы показалось ему особенно зловещим, и, сглотнув, он пришпорил коня, желая поскорей покинуть это негостеприимное место.

В котором часу друзья вернулись обратно в селение, Рёджи не мог сказать. Определять время почти с точностью до минут он умел по положению солнца на небе, но в этот день, как и в предыдущий, оно было затянуто серыми тучами. Казалось, что вот-вот пойдет дождь, а на улицах царила тишина – Последний Горизонт выглядел будто вымерший.
- Я думаю, что люди бояться выходить, - пояснил Рёджи Леда, когда тот пожаловался, что ему уже не по себе в этой гробовой тишине. – Нам же сказали, что убийства происходят с периодичностью в семь-десять дней, и вроде как столько же прошло с момента последнего из них.
- Вот здорово, - проворчал Рёджи. – Все попрятались, и только отважным наемникам как с гуся вода. Рыщут по полям да улицам.
- За это нам и платят, - нейтрально заметил эльф.
Когда они проезжали через центральную площадь поселения, такую же пустынную и безмолвную, Леда потянул за поводья, и его лошадь направилась к одному из домов, ничем не отличавшихся от прочих. Остановив Веснушку, Рёджи с любопытством глядел на друга, который, спрыгнув на землю, принялся внимательно рассматривать сруб дома.
- Ну, - немного помявшись и сообразив, что говорить ему ничего не хотят, подал голос Рёджи. – Ты сейчас обнаружил что-то невероятное, скажешь, что тебе надо подумать, и не поделишься со мной?
- Нет, почему же, поделюсь, - улыбнулся Леда и шагнул к следующему дому. – Не уверен только, что это можно назвать невероятным.
- Обычно просто ты мне ничего не говоришь, - заявил Рёджи, у которого, не иначе, наступило сварливое настроение.
- Просто чаще всего и говорить не о чем. Да и голову тебе забивать не хочется, - пояснил Леда и, потрогав пальцами сруб второго дома, направился к третьему.
- Ты собираешься здесь все дома перетрогать? – уже с неприкрытым весельем усмехнулся Рёджи, который не торопился слезать с коня, но неустанно следовал за другом.
- Знаешь, что меня смутило? – вместо ответа Леда замер на месте и задумчиво уставился куда-то в пустоту. Не дожидаясь какой-либо реакции от застывшего на месте Рёджи, он тут же продолжил: - Дома здесь новые.
- В смысле, новые? – не понял, что так озадачило друга, Рёджи.
- В смысле, что на Горизонте люди живут уже несколько столетий, почти что полтысячи лет. Это немало. Но этим домам от силы сотни две.
- Ну… Может, это не самые старые дома? – предположил Рёджи, не понимающий, к чему клонит эльф.
- Нет, по логике эти дома, которые здесь, на площади, как раз самые старые. Село достраивается по краям, сначала построились эти дома, а вокруг них уже достраивались новые. Да и выглядят они хуже остальных.
По мнению Рёджи все строения на забытом богами острове выглядели одинаково плохо, но делиться своими соображения он посчитал несвоевременным. Подумав немного, он припомнил кое-что и поспешил озвучить свои мысли:
- Ты же сам говорил, какое хорошее здесь дерево. Наверно, оно неплохо сохранилось за пятьсот лет…
- Нет, оно не настолько хорошее, - возразил Леда.
- Тогда, значит, дома развалились, и на их месте построили новые, - блеснул догадкой Рёджи.
- Прямо все развалились в одночасье? – с сомнением протянул эльф. – Нет, не думаю…
- Ну а что тогда? – не без некоторой досады поинтересовался Рёджи, которому игра в угадывание порядком надоела. – И какое отношение это имеет к нашему делу?
- Возможно, что никакого, - кивнул ему Леда, снова забираясь на свою лошадь. – Но теперь меня волнует один вопрос: если эти постройки новые, где тогда старые?
- Вряд ли они сохранились, - пожал плечами Рёджи, сильнее кутаясь в плащ из-за пронизывающего ветра. – Наверное, их в любом случае порушили… Ну или они сами со временем, если их того, бросили…
 
KsinnДата: Понедельник, 02.09.2013, 20:28 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Зачем бросать насиженное место? Еще и в таком суровом краю. У людей и так дел выше крыши, чтобы заново возводить дома.
- Так-то оно так, - покивал Рёджи, соглашаясь с правотой друга. – Вот только мне кажется, что сейчас ты забиваешь себе голову. И так не понятно, что нам надо ловить, а ты думаешь о домах поселенцев пятилет… пятисотлет… В общем, о домах гнилой давности. Какая нам разница, а?
- Иногда у разбитых очагов заводятся незваные гости, - негромко заметил на это эльф. – Именно поэтому считается не самым безопасным ходить по заброшенным городам и селам – можно напороться на потустороннюю сущность.
- Ой, ну ладно тебе, - как можно беззаботней ответил на это Рёджи, однако почувствовал при этом, как по спине прошелся холодок – необъяснимые вещи, вроде призраков, злых духов и прочей пакости его всегда пугали. – Я никогда не слышал, чтобы в заброшенном селе заводилась тварь, разрывающая человека на множество кусков.
- Да, пожалуй, ты прав, - согласился Леда и тряхнул головой, гоня прочь неуместные мысли. – Быть может, я и правда отвлекаюсь на глупости…
"Хорошо бы, если так", - мысленно согласился с ним Рёджи. – "Что-то не хочется узнать, что тут есть забытое древнее поселение, в которое нам придется отправиться на поиски неведомого ужаса…"
Почему-то именно в этот момент внутренний голос шепнул Рёджи, что все так в итоге и получится, но он решил не сосредотачиваться на дурных предчувствиях и понадеялся на то, что безымянное чудовище найдется быстро и легко сдастся в руки отважных наемников.

Когда обнаружилось, что дом Йо, к которому друзья и направлялись за обещанными подробностями об убийствах, ничем не отличается от всех остальных, Рёджи не выдержал и прокомментировал:
- Это какая-то обязанность – жить всем одинаково? – спросил он. Почему-то селение на Горизонте и его обитатели начинали раздражать, хотя чем именно, Рёджи не мог объяснить. Вероятно, сама сирость и убогость их быта вгоняла его в тоску.
- То есть, одинаково? – не понял вопроса Йо, до этого гостеприимно предложивший гостям располагаться.
- У вас тут все дома как с одного рисунка, - пояснил Рёджи, на что Йо только плечами пожал.
- Когда приезжаешь на остров, тебе не до наведения красоты. А потом… Потом тоже не до того. Если честно, быт – это последнее, о чем здесь думаешь.
Рёджи на это мог ответить, что когда он жил в селе, каждый дом был по-своему особенным со своим запахом и атмосферой, хотя жизнь крестьян тоже сложно было назвать спокойной и фривольной. Однако он решил промолчать, чтобы ненароком никого не обидеть.
- Ты учти такой важный момент, что в селении почти нет женщин, - заметил на это Леда. – Обычно благоустройство очага возлагается на них. Здесь же этим и правда некому заниматься.
- Да, с женщинами у нас тут не очень дела обстоят, - невесело рассмеялся Йо. – Их тут совсем немного, а те, что есть, быстро теряют все свое очарование. На Последнем Горизонте каждый должен уметь управляться с оружием, постоять за себя и в случае чего свернуть горы, если хочет выжить. Тут уже неважно, женщина ты или мужчина.
- Ну я понял, - сделал заключение Рёджи. – В домах, где есть женщины, все выглядит точно так же, как в тех, где их нет.
- Зачастую да, - кивнул Йо. – Но вам-то должно быть это безразлично. У наемников вообще нет дома.
- Безразлично только так, - согласился Рёджи, но про себя подумал, что жителей безликих домов ему почему-то жалко.
Отказавшись от скудных угощений, которые им мог предложить хозяин, Леда попросил сразу перейти к делу, не тратя время понапрасну, и Йо охотно согласился.
- Чтобы ничего не забыть и чтобы вы ничего не упустили, я выписал имя каждой жертвы на отдельный листок и кратко изложил, где было найдено тело, а также где вы можете найти близких погибших людей, если захотите переговорить с ними.
- Это очень любезно с вашей стороны, - Леда удивленно поглядел на собеседника, будто не веря, что Йо мог быть так добр к ним и проделал такую работу, лишь бы облегчить им поиски.
- Одно дело делаем, - отмахнулся тот, явно не считая свой труд чем-то значительным. – Чем быстрей разберемся, тем скорее все выдохнут с облегчением. А держать в голове подробности девятнадцати убийств и правда сложно.
Рёджи в ответ на это лишь молча покосился на стопку листов, которые Леда придвинул к себе и теперь внимательно вчитывался в написанное. Почерк у Йо был аккуратным и очень красивым – он украшал даже невзрачные серые листы. Рёджи знал, что такая условно называемая бумага делается из коры деревьев фирса, и пользуются ею простолюдины, которые чудом научились писать, но денег на нормальные канцелярские принадлежности не заработали. Вероятно, на острове дефицит был и с бумагой, но Рёджи подумал не об этом, а о том, что с ума сошел бы, если б написал столько, сколько этот Йо. Если читать худо-бедно Рёджи научился, то с письмом дело обстояло много хуже, а Леда уже неоднократно заговаривал о том, что теперь ему надо освоить и эту непростую науку. Подавив вздох, Рёджи подумал, что если он и научится этому, до скончания века будет писать как курица лапой.
- Номера в углу – это порядок в очереди убийств, - пояснил Йо. – Рядом я написал дату происшествия. Еще в отдельных случаях удалось установить, куда и зачем направлялись жертвы, но знаете… Мне кажется, искать закономерность бессмысленно. Зверь нападает без какого-то сложного умысла.
- Умысел все же должен быть, - возразил на это эльф. – Зверь, как вы его назвали, ничего не забирает и не съедает, но зачем-то убивает, еще и с закономерностью во времени. Это неспроста.
- Может быть, - согласил с ним Йо. – Но почему-то мне кажется, что личности погибших здесь не сыграли никакой роли. Слишком уж разные все они были.
После этого Йо подробно рассказал наемникам о каждом погибшем человеке – Леда внимательно слушал его и кивал, периодически задавая уточняющие вопросы. У Рёджи все перемешалось в голове уже на третьей жертве: имена, места совершения преступления и обстоятельства, при которых останки были найдены. Понадеявшись на феноменальную память и наблюдательность друга, Рёджи изобразил самое заинтересованное выражение лица и нашел себе занятие поинтересней: принялся украдкой рассматривать Леду, который сидел сбоку от него.
С непонятным щемящим чувством он отметил, что эльф умудрялся выглядеть великолепно в любых условиях и при любых обстоятельствах, даже в такой забытой богами дыре, как Последний Горизонт. В плохо освещенном помещении рыжие волосы Леды казались медными, а темные глаза – совсем черными. Друг никогда не носил никаких украшений, кроме странной серьги с длинным пером в правом ухе, а с недавнего времени – еще и совсем небольшого кулона с крупной жемчужиной на серебряной цепочке. Этот аксессуар вызывал у Рёджи смешанные чувства: до одури было приятно, что к его подарку Леда отнесся так серьезно и не снимал его вообще никогда, но с другой стороны – воспоминания о событиях, при которых Рёджи заполучил жемчужину, были не самыми приятными.
Отвлекшись от созерцания Леды, Рёджи вспомнил, как вернувшись после злополучного заказа из Хайдалара в столицу, они обнаружили, что их заказчик положил на счет эльфа в казне полагающийся им гонорар, а еще – серьезные премиальные, равные половине обещанных денег.
- И как это понимать? – спросил тогда изумленный Рёджи. Он до последнего не думал, что нанявший их аристократ примет на веру письмо Леды, в котором тот изложил подробности расследования и в открытую обвинил высокопоставленных особ во всех их прегрешениях.
- Думаю, это надо понимать так, что нам поверили, а еще заранее поблагодарили за то, что мы будем молчать о том, что узнали.
- Вот еще! – рассердился Рёджи. – Может, мы хотим справедливого возмездия! Может, мы хотим отомстить за то, что нас чуть не убили! А может…
Рёджи кипятился еще долго, а Леда слушал его с улыбкой и напоминал лишь о том, что в данной ситуации они бессильны.
- Когда-нибудь в следующей жизни, - сказал он, когда Рёджи наконец успокоился и замолчал. – В нашем мире для справедливости слишком мало места. Но, кто знает, может, мы еще услышим о городе Хайдаларе и людях, которые живут в нем?..
Слова Леда оказались пророческими, и о городе они действительно услышали незадолго до того, как получили заказ на отдаленном острове. Как-то солнечным осенним утром они завтракали в одной из забегаловок Саруны – в столице друзья остановились на пару дней – и Леда, листавший местную газетенку, неожиданно присвистнул.
- Это что сейчас было? – весело поинтересовался Рёджи: подобные выходки были не в духе благовоспитанного эльфа, случались крайне редко и всегда забавляли его друга. В такие моменты Рёджи чудилось, что Леда не такой уж недосягаемый и сложный, как кажется порой.
- Ты не поверишь! – объявил эльф и поднял на Рёджи широко распахнутые в удивлении глаза. – Пишут, что в Хайдаларе полностью сменилась власть. Даже на место градоначальника поставлен новый человек, не имеющий отношения к его семье, которая правила не одно столетие.
- Да ну… - не поверил своим ушам Рёджи и невежливо вырвал столичный вестник из рук эльфа.
Заметка была небольшой, а текст изложения крайне сухим – Рёджи знал, что за единственным печатным изданием, недавно появившимся в Локстене, власть внимательно наблюдала и не допускала, чтобы в массы просочилось что-то лишнее. Ничего нового сверх того, что сказал Леда, Рёджи не узнал, но даже этих коротких строк хватило, чтобы у него поднялось настроение.
- Думаешь, это из-за нас? – с надеждой спросил он. – Справедливость восторжествовала, и благовоспитанный сынок поставил на место зарвавшихся родственничков?
- В это можно поверить, - улыбнулся ему Леда. – Мне с первого взгляда показалось, что наш заказчик необычный человек и не такой испорченный властью и деньгами аристократ, как множество других.
В тот день была поставлена условная точка в долгой истории, которая началась еще в конце весны этого года, когда Рёджи и Леда отправились на юг в закрытый город, чтобы найти виновных в странных несчастных случаях, а в итоге раскрыли совершенно иное страшное преступление. Рёджи не слишком верил в существование справедливости, но почему-то именно в этот раз ему было приятно думать о том, что преступники получили по заслугам. И не без некоторой кровожадности он мысленно добавлял, что с удовольствием поглядел бы, как их бездыханные тела болтаются на виселице. Впрочем, эти соображения он уже не стал озвучивать, потому что Леда точно поглядел бы на него укоризненно и спросил бы, откуда у него такие варварские замашки.
- А почему они живут на мельнице? – донесся до его сознания голос друга, и Рёджи встряхнулся, только тут понимая, что упустил момент, когда разговор со скучного жизнеописания жертв неведомой твари перешел на что-то более интересное.
- Очевидно, потому что не хотят общаться с островитянами, - пожал плечами Йо. – Точнее, Сойк не хочет. Джури более-менее контактный, он немало времени проводит в селении.
- Они сразу ушли жить туда? – продолжал допытываться Леда.
- Да, сразу, - кивнул Йо. – Я помню тот день, когда они приехали. Лет шесть прошло, наверное… А может, семь? Соно как раз стал старостой и придумал эту систему с карточками, куда вписывалось, что сделал человек для селения и что потребил. А этот Сойк… Он выглядел нелюдимым и вообще разозлился, когда понял, что его хотят обязать что-то делать. Соно тоже вышел из себя и сказал, что тогда тот может катиться, куда хочет. Правда, поостыв, он добавил, что уходить далеко не рекомендует, сгинуть недолго, но Сойк ему в ответ нахамил, развернулся и ушел. Ну и его друг вместе с ним.
- Однако далеко они не ушли, - задумчиво произнес эльф, на что Йо утвердительно кивнул.
- На острове в лесах и правда опасно, потому они и держатся ближе к людям, как я думаю. Эти двое живут сами по себе, но Джури все же поддерживает некоторую связь с нами. Он по вечерам развлекает публику в местном кабаке – вы сами видели, – за это получает кое-какие продукты и вещи. Иногда еще приносит охотничьи трофеи. А Сойка за все время люди видели от силы пару раз. Не знаю, жив ли он вообще.
- Жив-живехонек, - хмуро ответил Рёджи, едва ли не впервые за весь разговор подавав голос. – А черного кота он с собой привез или уже тут подобрал?
- Кота? – удивился Йо, переводя на Рёджи озадаченный взгляд. – Нет, никакого кота он точно не привозил. Да и не припомню я, чтобы на острове были черные кошки… Тут у нас обычные, серые и невзрачные. Ну, такие, как, знаете, живут в городах да в портах.
- Но мы точно видели у него… - начал было Рёджи, однако Леда тут же перебил его:
- Йо, а кем вы были до того, как попали на остров? – спросил он, и Рёджи поспешно захлопнул рот, понимая, что сболтнул лишнего.
- Я из обедневшего аристократического рода, - невесело улыбнулся ему Йо. – Поэтому всю жизнь до того, как попасть сюда, я был учителем. Преподавал в частном порядке детям из богатых семей.
- Я так и подумал, - кивнул Леда, а Рёджи, поразившись услышанному, растерялся и сам не понял, что захотел узнать в первую очередь: как эльф догадался о профессии нового знакомого или за что могли отправить в ссылку простого учителя. Однако вовремя он вспомнил о предупреждении не спрашивать у людей, как они здесь оказались – на Горизонте такой вопрос считался бестактным.
- К сожалению, когда я попал сюда, мои знания мало кого заинтересовали, - еще раз изобразил вежливую улыбку Йо. – Больше обратили внимание на рост и ширину плеч. Но, по большому счету, живется мне здесь не хуже всех.
В этот момент Рёджи подумал об Аямэ и о словах Леды о том, что если не вышел ростом и силой, способ выживания на острове может оказаться более чем своеобразным. Мысленно Рёджи согласился с Йо, что тот попал еще не в самую худшую ситуацию. Эльф же, согласно покивав, поднялся на ноги и начал прощаться.
- Надо поторопиться, - произнес Йо, когда друзья стояли уже на пороге. – Жизнь на Горизонте и так была несладкой, но посмотрите, что творится теперь. Сегодня почти никто не вышел работать, и сколько Соно ни разорялся и ни ругался, его никто не послушал.
- Там где страх, там и паника, - кивнул Леда, и голос его звучал очень серьезно.
- Совершенно верно, - согласился Йо. – Этого мы и боимся. Начнется паника – начнутся беспорядки, а выживать здесь нам помогает лишь упорядоченный быт. Представляете, что будет в случае массовой истерии?
- Бежать отсюда некуда, - заметил Леда. – Скорей всего, люди или бездумно бросятся в леса, или начнут самосуд и разбирательства внутри селения.
- Это только начало, - устало прикрыл глаза Йо. – Если не поймать зверя в обозримом будущем, в конечном итоге погибнут все. Зима здесь долгая, и если то, что происходит сейчас, будет длиться, вряд ли мы увидим весну.
Леда в ответ на эти слова только кивнул, сосредоточенно думая о чем-то, а Рёджи в тоске огляделся по сторонам. Вправо и влево уходила грязная пустынная улица, в сером небе сгущались тучи, а на душе было скверно и паршиво. В этот момент он подумал о том, что если они задержатся и не будут успевать на последний корабль, он оглушит эльфа и утащит его насильно. Оставаться на проклятом острове до весны в планы Рёджи не входило.
 
KsinnДата: Вторник, 10.09.2013, 15:31 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последний Горизонт. Глава 5.

В тот же день Леда и Рёджи успели наведаться в дома только трех из девятнадцати жертв, и эти визиты на обоих произвели крайне угнетающее впечатление.
В доме первого погибшего они обнаружили молодую, неопрятного вида женщину – его жену, которая, услышав вежливые вопросы эльфа о покойном муже, разрыдалась и не меньше часа жаловалась на жизнь. Из комнаты доносился плач младенца, который, по словам матери, появился на свет уже после смерти собственного отца. Понять горе женщины Рёджи мог: оставить свет ради любимого человека, чтобы потом после его скоропостижной кончины до скончания века жить на забытом острове было действительно ужасно. Но помочь островитянке они ничем не могли, хотя та, заламывая руки, умоляла Леду походатайствовать за нее перед властями. Рёджи не знал, смог ли эльф добиться от жены покойного хоть какой-то полезной информации, но решил спросить об этом позже. Сам он, кроме жалобного воя и стенаний, не запомнил ничего.
У второго покойного семьи не было, он жил один, и теперь его дом пустовал – в ближайшем будущем сюда заселили бы кого-то из новых сосланных преступников. Добиться чего-то от соседей толком не удалось: умерший старик был нелюдимым и жил тихо, куда он направлялся в день смерти, его знакомые понятия не имели. Рёджи заметил только то, как затравленно бегают глаза людей, с которыми они говорили – поселенцы притаились и будто замерли от ужаса в предвкушении новой беды. Все остальное их уже не волновало.
С третьим погибшим ситуация сложилась совсем безнадежная. Он жил тоже один на окраине села с противоположной от дома Рёджи и Леды стороны. Соседей у него и вовсе не было – по крайней мере, двери наемникам никто не открыл. С наступлением сумерек несолоно хлебавши друзья были вынуждены отправиться домой.
- Мы так до весны провозимся, а всех не опросим, - сердито пробормотал эльф, когда они медленно ехали по безлюдным улицам поселения.
- А что поделаешь? – без особого энтузиазма спросил Рёджи.
- Завтра разделимся, - твердо заявил Леда. – Ты возьмешь на себя восемь погибших, и я возьму восемь. За день надо справиться.
- Э нет, так не пойдет, - тут же забеспокоился Рёджи. – Я обязательно что-то пропущу, что-то не замечу, и все расследование пойдет псу под хвост. И еще я буду волноваться, как ты там один ездишь по селу, где живет чудовище. Нет, будем ходить вместе.
- Я могу постоять за себя не хуже, чем ты, - возразил на это Леда. – А что касается наблюдательности, тебе давно пора начинать ее тренировать, не полагаясь на меня. Так что поступим так, как я решил.
- Но, Леда… - несчастным голосом протянул Рёджи и добавил заискивающе: - Я ведь не шутил, когда говорил, что прозеваю что-нибудь, а ты такой умный… Может, мы потренируем меня как-нибудь в другой раз, когда ситуация будет не настолько серьезной?..
Но на эльфа жалостливые интонации не произвели впечатления, и он лишь упрямо мотнул головой.
- Сказать по правде, мне кажется, что наш новый знакомый Йо был прав, и что ничего полезного мы не найдем. Однако перепроверить все же надо. Поэтому завтра же утром мы разделимся. Это не обсуждается.
- Но… - опять начал было канючить Рёджи, когда Веснушка, громко всхрапнув, резко дернулся вправо.
Рёджи моментально сообразил, что случилось, и выругался сквозь сжатые зубы. Мысленно поблагодарив коня за то, что в этот раз тот хотя бы не встал на дыбы, он метнул яростный взгляд в сторону, откуда появился уже знакомый низкорослый силуэт.
- Привет, деревенщина, - поприветствовали его бодрым голосом. – И тебе привет, Леда. Как дела?
Прямо возле лошади эльфа стоял ненавистный Джури и, как удивленно отметил Рёджи, в руке он держал небольшую куриную ножку, от которой с аппетитом откусывал небольшие кусочки. Делал он с таким невозмутимым видом, будто сидел за столом, и ничуть не смущался своих перемазанных щек и перепачканных рук.
- Уж точно не хуже всех, - улыбнулся ему эльф, пока Рёджи пытался совладать с Веснушкой, который упрямо пятился назад и определенно мечтал удрать подальше от этого места. – Горизонт поражает наше воображение.
- Ну еще бы! Горизонт чудесен! – провозгласил Джури, взмахнув тем, что осталось от ножки. – Каждый дом, в котором обитает любовь и гостит дружба – единственный приют, где отдыхает сердце.
- Мозги у тебя долго отдыхали, дрыщ, - огрызнулся на это Рёджи, который представить себе не мог ничего абсурдней, чем такое описание злополучного острова.
- У меня они хотя бы есть, деревенщина, - подмигнул ему Джури.
- А мы сегодня наведывались к тебе в гости, - вдруг заявил Леда, на которого перепалка напарника с местным явно не производила впечатления.
- Уже в курсе, - широко улыбнулся ему Джури, глядя снизу вверх. – Жаль, что мы не встретились.
"А так ли уж не встретились?" – хотелось спросить Рёджи, которого с самого утра грызла невероятная догадка, какую он пока не решался озвучить.
- Твой друг был не слишком гостеприимен, - заметил на это Леда, но Джури только фыркнул насмешливо и, откусив последний раз от куриной ножки, запустил косточкой куда-то в придорожную канаву.
- Не слишком гостеприимен он был бы, если б засадил деревенщине из арбалета в голову, - вытирая руки прямо о куртку, заявил он и нахально поглядел на Рёджи, ничуть не страшась его угрожающего взгляда. – С вами Сойк был просто душкой.
- Как бы твой Сойк не получил клинком под ребра, - заметил на это Рёджи, зло дергая поводья – Веснушка никак не желал успокаиваться, дрожал всем телом, а его хозяин уже находил происходящее совершенно несмешным.
- Не получит. Сойк сильней, чем кажется, - подмигнул ему Рёджи и, повернувшись к эльфу, провозгласил: - Мне пора на работу топать. А вы заходите еще как-нибудь.
- Непременно, - добродушно улыбнулся ему Леда.
В словах друга не слышалось и тени насмешки, отчего Рёджи хотелось скрипеть зубами от досады. Казалось, что эльф находит Джури даже в чем-то забавным.
- Когда на кресле тебя ждет кот, а на тумбочке – книга, ты вернешься домой сквозь ураганы, потопы и лабиринты ночных улиц, - как обычно вместо прощания Джури произнес какую-то непонятную фразу, но прежде чем развернуться и уйти, зачем-то уточнил: - Впрочем, про кота – это я погорячился.
И не дожидаясь никакого ответа, он смело зашагал прочь по улице, словно сгустившаяся темнота совершенно не мешала ему видеть.
Веснушка громко заржал, наверняка радуясь, что пугавший его не человек уходит, а Рёджи хмуро посмотрел в спину невысокому пареньку, почти сразу растворившемуся во мраке.
- Вот интересно. Он совершенно не боится ходить один по улицам, еще и после наступления темноты, - заметил Рёджи, поворачиваясь к своему другу.
Но тут же он осекся на полуслове, когда увидел, с каким выражением лица Леда смотрит вслед ушедшему парню. Эльф широко улыбался, а в его глазах светилось неприкрытое восхищение.
- Ты чего? – настороженно поинтересовался Рёджи и тоже поглядел туда, куда так восторженно пялился Леда, но ничего, кроме темной дороги, не увидел.
- Я понял, кто он, - полушепотом произнес Леда, и Рёджи не без некоторой ревности различил счастливые нотки в голосе друга. – О боги, но это же восхитительно…
- Ничего восхитительного не вижу, - сердито перебил его Рёджи, тут же дергая поводья и заставляя все еще не отошедшего от неожиданной встречи Веснушку двигаться в направлении, в котором они ехали до того, как на пути появился Джури. – Обыкновенный драный кошак.
- Кошак? – удивился Леда, тоже медленно направляясь вслед за другом. – Что значит "кошак"?
- Ну а что, ты думал, только ты понял? – ворчливо поинтересовался Рёджи. – Я тоже просек, кто этот дрыщ.
- И кто? – удивленно спросил Леда, не сводя с Рёджи глаз.
- Ну кто? – сердито передернул плечами тот. – Джури – кот. Тот, черный. А кот – это Джури. Все один к одному, они даже похожи. Когда приехали на остров, кота с ними не было, потому что кот – это Джури и есть. Сегодня Джури не было дома, но был кот. Веснушка испугался его, ты сам сказал, что он нечисть. Еще он молоко пьет и мясо на ходу жрет, как обычная дворовая… Что?..
Только в этот момент начавший разоряться на всю улицу Рёджи заметил, что Леда смотрит на него с таким неприкрытым весельем, что, казалось, не расхохотаться ему удавалось с большим трудом.
- В чем дело? – еще раз переспросил Рёджи, и Леда, низко опустив голову, явно борясь с приступом смеха, выдохнул:
- Рёджи… Оборотней не существует в природе. Это выдумка из сказок.
- Че… Чего? – оторопело переспросил тот, уже в эту секунду соображая, в какую лужу позора только что с размаху приземлился. – Как не существует? Но…
На этом Рёджи сконфуженно замолчал и лишь порадовался тому, что в темноте эльф не может видеть его лица. Опростоволоситься так сильно ему еще никогда не доводилось.
- Не существует, - убежденно заверил его Леда. – По крайней мере, доподлинно их существование не доказано, да и не видел же никто.
- Может, ты еще скажешь, что и вампиров не бывает? – с вызовом бросил Рёджи, отмечая, как горят собственные щеки.
- Почему же, кровососы как раз существуют. Только у них все не так романтично, как принято думать. Они живут долго, но не вечно, да и выглядят далеко не так славно, как любят рассказывать легенды.
Леда замолчал, как и затих расстроенный Рёджи. Говорить теперь вообще не хотелось, но его друг все же первым нарушил недолгую тишину.
- А тебя не смутило то, что Веснушка никак не отреагировал на кота, когда мы пришли сегодня утром к мельнице? Ну, если ты считал, что кот – это та же нечисть? – спросил он, и в его голосе не слышалось ни прежнего веселья, ни сарказма: Леда просто любопытствовал.
- Нет, я не подумал об этом, - честно признался Рёджи и тяжело вздохнул.
- Не расстраивайся, - подбодрил его друг. – Я все же живу намного дольше тебя и больше знаю, всего-то. Тем более, в мире действительно существует немало существ, которых можно посчитать сказочными, но которые таковыми не являются, просто мало кто видел их своими глазами. Взять, к примеру, тех же единорогов или баньши…
- Не надо меня утешать, - строго перебил Леду Рёджи, хотя, сказать по правде, слушать объяснения того, что он не виноват в своей недалекости, было почти приятно. – Меня просто смутило то, что кота с ними не было, когда они приехали. Но если Сойк и правда с искрой, как ты говоришь, а кот у него непростой, они должны были привезти его с собой.
- Думаю, кота они просто спрятали, - ответил на это эльф. – Если я и правда не ошибся, и наши новые знакомые промышляют ворожбой, не уверен, что они хотели бы, чтобы другие об этом узнали. Черный кот, привезенный на отдаленный остров, куда разрешается взять лишь самое необходимое, наводит на мысли…
- Ладно, ну а кто тогда все же этот Джури? – перебил друга Рёджи, который по-прежнему чувствовал себя неловко и хотел поскорей уйти от темы своего позора.
- Конечно, я могу ошибаться, - задумчиво протянул эльф. – Но все же почти уверен, что Джури – дух семейного очага. Попросту домовой, как таких называют в народе.
- Д-дух?.. – не поверил своим ушам Рёджи и замер в седле с раскрытым ртом. – То есть… Как это… домовой?
Ничего подобного никогда в жизни не пришло бы Рёджи в голову, и он мог предъявить Леде с десяток возражений и обоснований того, что подобное невозможно, но эльф опередил его вопросы своим ответом, наверняка зная заранее, что Рёджи может ему возразить.
- Духи бесплотны, да, я это знаю. Но когда дух очень древний и сильный, он может принимать облик животного и человека. Ты можешь возразить мне, что принимать облик и выглядеть совсем как человек – вещи абсолютно разные, но иногда – очень редко, но все же – духов воплощали. Я слышал о таком. Духу дарили тело, то есть фактически превращали его в обыкновенного человека, - зачастил эльф, и даже в полумраке можно было заметить, как возбужденно горят его глаза – чем больше он объяснял, тем больше верил собственному предположению.
- Но с чего ты взял, что Джури – именно дух и именно домовой? – моргнул переставший понимать что-либо Рёджи.
- Этому есть целый ряд причин, - заверил его Леда и принялся загибать пальцы. – Каждый раз, когда мы встречаем его, он сыпет странными фразами о доме. Истинная сущность заставляет его постоянно думать о родном очаге и упоминать его. Это первое.
"В гостях хорошо, а в злодейском логове – лучше… Быть повсюду дома могут только короли, продажные девки и воры… Нет ничего лучше дома, если у вас нет денег, чтобы пойти куда-нибудь еще…" – странные фразы, услышанные Рёджи за последние два дня, всплыли в памяти одна за другой, и теперь он только поразился, как сам не обратил на внимания на то, что Джури и правда ни к месту и часто говорил о доме.
- Второе – это реакция твоего коня, - продолжал тем временем Леда. – Джури уже не дух, он человек, потому моя лошадь, которая тоже восприимчива к инфернальным проявлениям, не поняла этого. Но твой скакун, который чувствует тоньше других животных, все же ощутил, что человек перед ним – не совсем человек. А кто может обладать такими качествами, кроме воплощенного?
Рёджи пожал плечами. Он и о воплощенных слышал впервые, кто мог обладать их качествами – не знал, а что такое "инфернальные проявления" вообще не представлял, но задавать новые вопросы не торопился.
- Да и сами повадки это Джури немаловажны, - поднял указательный палец вверх Леда. – Ты правильно заметил – домовые в чем-то похожи на кошек, именно поэтому они часто враждуют между собой, будучи не в силах поделить один дом. Каждый из них мнит себя главным. А еще домовые – скорее злые духи, чем добрые. Они любят мелко пакостить и изводить людей, любят пошутить и поиздеваться, например, спрятать какую-нибудь вещь, а когда человек обыщется, тихонько подсунуть ее на самое видное место, будто она там и лежала все время.
- По-моему, очень в духе этого гаденыша, - хмуро вставил Рёджи.
- И я о том же, - кивнул эльф. – Но домового всегда можно задобрить. Оставленные в уголке монетки или сладости часто делают их добрей. Если с домовым подружиться, он может даже помогать по хозяйству. За вознаграждение, конечно… Да, определенно, Джури – воплощенный. Теперь я в этом не сомневаюсь.
Довольный собой Леда замолчал, а Рёджи только почесал лоб, поражаясь, до чего удивителен мир. Если эльф не ошибался – а это, скорей всего, было именно так, потому что Леда в принципе редко допускал ошибки – выходило, что Рёджи повстречал невероятное по сути своей существо, каких в мире считанные единицы.
"Невероятное по сути, и невероятно гнусное", - мысленно уточнил он, а вслух спросил:
- Но как такое могло случиться, что дух стал человеком? Это же что-то безумное… Или нет?
- Безумное – не то слово, - заверил его эльф. – Потому я не догадался сразу и так поражен теперь. За всю свою жизнь мне лишь раз до сегодняшнего дня доводилось видеть воплощенного. Когда мы сражались при Корцедубе, колдун наших противников воплотил духа стихии воды… Сложно объяснить детали, но если по-простому, он фактически воплотил демона. Это было страшное зрелище и неимоверная сила, но сражение они все равно проиграли, а колдун погиб еще в процессе воплощения. Демон высосал все его силы.
- Получается, чтобы воплотить духа, нужен колдун? – догадался Рёджи, и его друг кивнул.
- Да, колдун, но очень сильный и опытный, заметь. Обряд воплощения сложен и опасен, мало кто на такое решится…
- В первую очередь на такое вряд ли решится дух, - хмыкнул Рёджи. – Кто ж согласится променять могущество и бессмертие на обычную короткую человеческую жизнь?
- Зачастую духов не спрашивают, - пожал плечами Леда. – Их согласие необязательно. И да, действительно, после воплощения дух становится простым смертным с душой, которая после кончины физического тела покинет оболочку и станет бесплотным и бессильным призраком. Но… Знаешь, по-моему, нашему знакомому очень неплохо живется человеческой жизнью. Он выглядит самым довольным человеком на этом острове.
- Он выглядит идиотом, - огрызнулся Рёджи и, пока Леда ничего не возразил на это, спросил: - Это что ж получается? Сойк и есть тот самый колдун, который сначала воплотил домового, потом нарисовал радугу в небе, а после вызвал древнее чудовище, которое всех рвет на части?
- Я бы не спешил винить его во всем, но чем дальше, тем больше я склоняюсь к тому, что он действительно обладает искрой. Да и духа семейного очага воплотил, вероятно, именно он, - кивнул на это Леда. – Насчет остального нам предстоит еще выяснить.
- И как же мы это сделаем?
- Пока не знаю, но непременно подумаю об этом, - заверил Рёджи Леда.
На этом разговор можно было считать исчерпанным, и Рёджи замолчал, переваривая полученные невероятные сведения. А ехавший рядом с ним эльф только еще раз выдохнул и опять с восхищением в голосе негромко произнес:
- Воплощенный… Просто с ума сойти можно…
Рёджи на это мог бы ответить, что с ума сойти можно от самого воплощенного, а не от факта его существования, но благоразумно промолчал. В конце концов, удивить эльфа мало кому удавалось, и раз в этот раз Леда чуть ли в седле не подпрыгивал от возбуждения, разгадав сущность Джури, следовало закрыть рот и поверить в то, что на Последнем Горизонте они повстречали настоящее чудо.

Следующий день начался удивительно похоже на предыдущий.
Проснувшись, Рёджи понял, что не просто обнимал друга во сне, а прямо подмял его под себя. Как ни странно, придавленный его весом, эльф не только не сопротивлялся, а умудрялся мирно посапывать. В первую минуту, осознав, что происходит, больше всего на свете Рёджи пожелал, чтобы утро не наступало никогда. Но повторять вчерашнюю ошибку не хотелось, потому, подавив тяжелый вздох, он отстранился от друга и пристроился на самом краешке постели.
Когда же они наконец встали, их ждал приготовленный завтрак, но Аямэ, который в этот раз торопился, остаться не смог и поспешно попрощался.
Мимо друзей пару раз проковыляла вдова Зи – Рёджи показалось, что старушка выглядела как-то не слишком хорошо, даже хуже, чем в их первую встречу. Может быть, ей нездоровилось, однако ни вежливых приветствий, ни расспросов своих гостей она при всем желании не смогла расслышать. Недолго потоптавшись рядом, она удалилась в свою комнату.
- Если ты считаешь, что ничего важного мы не обнаружим, опрашивая близких жертвам людей, может, не будем тратить на это время? - сделал последнюю робкую попытку поменять планы на текущий день Рёджи, которому вовсе не нравилась идея разделиться.
- К сожалению, я не вижу сейчас, что еще можно предпринять, - ответил эльф. - И попытки найти хоть что-то лучше бессмысленного безделья. Кроме опроса жертв осмотри еще места, где те были убиты.
В этот момент Рёджи почувствовал себя героиней одной детской сказки, которую злая мачеха заставила перебирать три мешка чечевицы, а сама отправилась с любимыми дочками на бал. Разница заключалась лишь в том, что "злая мачеха" Рёджи, роль которой исполнял Леда, не отлынивала от обязанностей и исполняла все то же самое, но от этого не становилось веселей. Мысленно Рёджи пожелал себе, чтобы день пролетел быстрей.
- Сегодня в обязательном порядке успеть все, - строго сказал ему на прощание Леда. - Возвращаемся домой, только все закончив.
Рёджи не понравилась суровость в голосе друга, а еще его передернуло, когда эльф назвал домишко на злополучном острове домом. Но возражать что-либо он не стал.
Однако вопреки всем наихудшим ожиданиям день тянулся не так долго, как опасался Рёджи.
На посещение домов восьми жертв и мест преступления у него ушло немало времени, и Рёджи так сосредоточился на работе, что даже забыл перекусить в обед. На этот раз ему повезло – больше не попалось ни одной истеричной девицы, горевавшей об убитом муже. У большей части погибших вообще не было близких, и Рёджи довольствовался беседой с соседями, если те соизволяли открыть ему – из-за того, что люди были напуганы, окна и двери всех домов оставались плотно закрытыми, и наемнику отворяли нехотя и с опаской.
Лишь у одной жертвы – погибшей молодой женщины – остался одинокий муж, но держался он хорошо, с Рёджи разговаривал ровно и спокойно, только ничего нового не сообщил. Еще Рёджи выпало опросить семью убитого ребенка, того самого, который воровал шиповник. Визита в этот дом Рёджи особенно опасался, однако когда ему открыли дверь нужного дома, понял, что ждать истерик не придется. У убитого мальчика было три брата и две сестры, а еще не было матери: она умерла при последних родах, как сообщил хмурый и немногословный мужчина – отец осиротевшего семейства.
- Роно без конца лазал в чужие дворы и дома, - сердито ответил он на все расспросы Рёджи. - Соседи часто жаловались. Вот и доигрался.
О покойном сыне он, очевидно, не слишком горевал: тот доставлял слишком много хлопот, и озадаченный обеспечением целой семьи мужчина не спешил предаваться горю.
На всех местах преступлений Рёджи тоже ничего не обнаружил. Все они были неоднократно политы дождями и затоптаны десятками ног. Внимательно обыскивая землю, едва ли не обнюхивая каждую былинку то в каких-то глухих переулках, то на околицах, то в заброшенных дворах, Рёджи думал, что будь на его месте Леда, он постарался бы оценить происходящее как бы со стороны. Рёджи долго глядел по сторонам, пытаясь найти какую-нибудь закономерность, какое-то сходство между местами, в которых островитян настигала смерть, но ничего подобного усмотреть не смог.
В конце концов, смирившись с собственным бессилием, Рёджи махнул рукой, заверил сам себя, что сделал все возможное, и направился в сторону их временного обиталища в надежде, что Леда освободился раньше, и уже ждет его.
На поселение опускались ранние сумерки, Веснушка стучал копытами по грязной мостовой, а Рёджи рассеянно смотрел перед собой и ни о чем особо не думал. Он так сильно устал, что больше всего хотел бы сейчас выпить чашку горячего чая и провалиться в сон. Перспектива казалась заманчивой, а главное – исполнимой, если только Леда не придумал какого-нибудь занятия на вечер.
- Здравствуй, Рёджи, - раздался тихий голос справа: Рёджи повернул голову и невольно улыбнулся.
Рядом с его конем шагал Аямэ, который снова появился совершенно беззвучно, и Рёджи, опомнившись, быстро спрыгнул из седла на землю, подумав о том, что поглядывать вот так сверху вниз на собеседника не слишком красиво.
- Привет, - поздоровался он. - Ну ты даешь! Не боишься ходить один? Все, вон, попрятались...
- Чему быть, от того не спасешься, - в ответ пожал плечами Аямэ и натянул на голову капюшон светлой куртки. - Я к Ю в трактир ходил, теперь вот домой возвращаюсь. Но с тобой мне, конечно, спокойней.
 
KsinnДата: Вторник, 10.09.2013, 15:32 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Последняя фраза не была лестью: Аямэ просто говорил, как чувствовал, и звучали слова так естественно, что Рёджи даже не подумал воспринимать их как похвалу.
- Да, вместе веселей, - согласился он и, чтобы поддержать беседу, добавил. - Мы с Ледой сегодня разделились, опрашивали людей, знавших погибших, а также осматривали места преступлений.
- Понятно, - кивнул Аямэ, не отрывавший взгляда от дороги, будто боялся споткнуться. - Вы, конечно, молодцы, что расследуете все так тщательно, вот только жертвы большей частью люди одинокие. А от соседей много не узнаешь.
- А тебе откуда это известно? - удивился Рёджи. - Ты знаком с ними? С убитыми, в смысле?
- Рёджи, это Последний Горизонт, - горько улыбнулся ему Аямэ, и в его глазах отразилась тень безнадежной тоски, а от самого голоса, глухого и обреченного, у Рёджи дрогнуло сердце. - Тут все друг друга хоть немного, да знают. А чтобы понять, что большинство ныне мертвых было одиноко, быть гением и вовсе не нужно, потому что в этом селении одиноки почти все.
Слушать слова Аямэ было невыносимо тоскливо, и Рёджи почувствовал совершенно неуместную и даже неправильную неловкость от того, что он не принадлежал этому месту, был свободным человеком и с первым же кораблем мог уехать. Будь он заточен на крохотном клочке земли между горами до конца дней своих, Рёджи давно впал бы в депрессию, а вот Аямэ держался молодцом, хотя в словах его слышалась унылая безысходность.
- Вот оно что... - только и протянул Рёджи в ответ и вздохнул. - Просто нам нужны хоть какие-то зацепки. Леда очень умный, он может ухватиться за самую маленькую деталь и сразу обо всем догадаться. Не поверишь, но он...
Рёджи уже открыл рот, чтобы как на духу выложить, что эльф узнал о Джури, сопоставив всего несколько фактов, но вовремя опомнился. Почему Аямэ вызывал у него такое доверие и желание поделиться, Рёджи сам не мог понять, ведь ему в жизни не пришло бы в голову пересказывать подробности их с эльфом разговоров кому бы то ни было.
Некрасиво замолчав на полуслове, Рёджи суматошно думал, что бы сочинить, лишь бы не выглядеть нелицеприятно в глазах нового знакомого, который еще решил бы, будто от него хотят что-то скрыть. Но Аямэ неожиданно проявил чудеса такта: бросив на Рёджи короткий взгляд, он наверняка безошибочно определил, что тот чуть было не проболтался о чем-то важном, но требовать пояснений не стал и сам сменил тему:
- И как твое впечатление от островитян? После того, как ты пообщался со многими из них.
- Все очень запуганные, - честно ответил Рёджи, мысленно благодаря Аямэ за то, что тот сам заговорил об отвлеченном. - Наверное, в другое время тут все иначе.
- Я бы не сказал, - хмыкнул Аямэ. - На Горизонте всегда неспокойно, постоянно угроза замерзнуть, умереть от голода, быть разорванным дикими животными... Но да, сейчас, конечно, стало еще хуже, чем было.
- Такое чувство, что никому особо дела нет до других поселенцев, - заметил Рёджи. - Соседи даже разговаривали со мной нехотя, а ведь любая помощь может оказаться важной. Они же желают, чтобы чудовище поймали...
- Они просто не слишком верят в то, что вам с Ледой удастся что-то сделать, - ответил на это Аямэ.
- Ну это они зря, - убежденно возразил Рёджи. - Если за дело берется эльф, оно точно будет сделано. А еще меня поразило, что в семье убитого ребенка вообще никто не горюет.
- У них сложная ситуация, - вздохнул новый знакомый и невидящими глазами поглядел куда-то вдаль. - Отец один справляется с несколькими детьми, а что касается того мальчишки, он доставлял немало хлопот.
- Да, мне сказали, что он любил воровать.
- Вот-вот, к нам он тоже забирался в дом, - вздохнул Аямэ. - Ю был просто не в себе после этого.
- Ну еще бы, - усмехнулся Рёджи, представив, как мог рассвирепеть мрачный и раздраженный Ю. Рёджи его видел всего лишь раз, но все равно думал, что в гневе тот страшен.
- В итоге за воровство и поплатился, - вздохнул Аямэ, и Рёджи подумал, что тому жаль ребенка, несмотря на причиненный им ущерб.
- Ну да, когда воровал шиповник, его и настигло это нечто, - кивнул он, на что Аямэ только еще раз вздохнул.
Когда они добрались до окраины селения, было уже темно, и Аямэ, поглядев в сторону своего дома, медленно произнес:
- Ну что ж... Пора прощаться.
- Пора, - согласился Рёджи.
В маленьких окошках их с Ледой дома свет не горел, лишь слабый огонек мерцал в комнатке вдовы Зи, и Рёджи понял, что друг еще не вернулся. Представив себе одинокое ожидание, Рёджи почувствовал необъяснимую пустоту в душе – дом казался холодным и совсем нежилым, оставаться в нем одному не хотелось.
"Как же тут живут люди, которые и вовсе одиноки?" - не без содрогания подумал Рёджи и всем сердцем посочувствовал политическим преступникам, отправленным на Последний Горизонт. В этот момент Рёджи даже не сказал бы, что такая ссылка гуманней казни.
- Слушай, может, зайдешь в гости? - неожиданно для самого себя предложил он Аямэ, который в ответ поглядел исподлобья.
- Не хотелось бы вам мешать, - сразу смутился тот, но Рёджи упрямо мотнул головой.
- Кому мешать? Леда явно не вернулся, тебя тоже никто не ждет. Зачем в одиночестве киснуть?
На лице Аямэ отразилось сомнение, почему-то он не решался так сразу согласиться, но когда Рёджи настойчиво повторил, что вместе не так скучно, он несмело улыбнулся и кивнул.
- Только ненадолго, - уточнил Аямэ, и Рёджи не стал спорить.
После того, как комнату озарил слабый свет газовой лампы, та все равно не стала казаться более уютной, и Рёджи только порадовался, что у него нашлась компания в этот промозглый осенний вечер. Аямэ сразу принялся засыпать в чайник травы, и Рёджи удовлетворенно кивнул, подумав о том, как обрадуется эльф, когда по возвращении сразу получит горячую чашку.
Вдова Зи выглянула ненадолго из своей комнатки, прошамкала что-то под нос и снова исчезла, а Рёджи подумал о том, что она выходит не на звук, а просто потому, что каким-то шестым чувством ощущает присутствие посторонних. Сам же он забросил побольше двор в печь в надежде, что станет хоть немного теплей.
Когда чай был готов, Аямэ почему-то не захотел присаживаться, а прошел по комнате с чашкой в руках, с любопытством оглядываясь по сторонам, что Рёджи было и вовсе непонятно: дома в селении были совершенно одинаковыми, и что хотел высмотреть Аямэ, можно было только догадываться.
Глядя на него, Рёджи вдруг поймал себя на странной ассоциации, будто новый знакомый ему чем-то неуловимо напоминает Леду. Эльф был сильным и самостоятельным, и это в корне отличало его от слабого и робкого Аямэ, но во всем остальном они были однозначно похожи. У Аямэ был такой же прямой уверенный взгляд, сам он будто светился спокойствием и сложно было представить, как он повышает голос. Даже осанка, манера держать голову высоко поднятой и мягкая улыбка в уголках губ напоминали Леду. Сглотнув, Рёджи только теперь понял, почему Аямэ понравился ему – при внимательном рассмотрении он был до невозможного похож на другое, давно любимое существо.
- Не надо так любоваться мной, - негромко рассмеялся Аямэ, и Рёджи, словно очнувшись, с силой зажмурился на миг.
- Извини, я это... Задумался, - пробормотал он.
- Интересно, о чем? - спросил Аямэ, чуть склонив голову к плечу и покрутив в руках чашку. Его улыбка в этот миг стала немного ярче, словно Рёджи сказал что-то приятное.
- Об убийствах, - недолго думая, соврал Рёджи и присел на лежащий на полу соломенный матрас – больше в комнате расположиться было все равно негде.
- Думать постоянно о деле вредно, - произнес Аямэ и опустился на колени прямо на пол перед Рёджи. Чашку он все так же сжимал в ладонях. - Когда отвлекаешься, приходят свежие идеи.
- По части идей у нас Леда, - пожал плечами Рёджи. - Я все равно ничего не придумаю.
- Напрасно ты не веришь в свои силы, - возразил на это Аямэ, и слушая его голос, Рёджи почему-то верил, что тот действительно так думает, а не льстит из вежливости.
В комнате повисло молчание, но оно не казалось неловким, скорее наоборот, было приятным и даже создавало иллюзию уюта. Света лампы не хватало, для такой большой комнаты она была слишком мала, и потому по углам сгущалась темнота, а ресницы Аямэ отбрасывали длинные тени. Из-за слабого желтоватого света его волосы казались не такими уж красными, скорее медными, почти как у эльфа, да и светлые глаза будто потемнели...
Рёджи сообразил, что слишком долго и неприкрыто любуется своим гостем только тогда, когда тот со стуком поставил на пол чашку.
- Извини, что-то я опять того... отвлекся, - пробормотал он и подтянул к груди колени, когда Аямэ, чуть покачнувшись, оперся ладонями на матрас слева и справа от его бедер.
- Это ничего, - ответил он тихо и так серьезно, словно они разговаривали о чем-то очень важном.
Его лицо оказалось так близко, что Рёджи в первый момент растерялся. В голове за секунду промелькнули слова Джури, слова Леды и собственные мысли о доступности Аямэ и своеобразном ремесле, которым тот занимался. Что-то в душе Рёджи воспротивилось тому, что гость расценивал его как потенциального клиента. А что это было именно так, Рёджи понял, когда спустя еще миг почувствовал прикосновение мягких губ Аямэ к своим.
- Не надо, - попытался строго произнести он, но почему-то голос мгновенно осип. Оттолкнуть Аямэ он не мог, просто не поднималась рука, пока он сам смотрел в эти большие красивые глаза, потому Рёджи лишь немного отстранился, пытаясь уйти от поцелуя.
Аямэ ничего не ответил, лишь склонил голову к плечу, отчего вся его поза стала казаться немного шаловливой, а после дернул застежку на своей куртке.
- Нет, ты не понял, - спохватился Рёджи, перехватывая его ладонь.
Аямэ тут же сжал его пальцы своими в мягком кошачьем прикосновении – вырывать руку, дергаться, делать еще что-либо он будто и не планировал, лишь внимательно слушал. И Рёджи поторопился произнести:
- Ничего не надо. Совсем.
Если слова Рёджи и прозвучали грубовато, Аямэ не обиделся, вместо этого он спокойно спросил:
- Почему?
- Потому что... - только теперь Рёджи понял, что не знает ответа на этот вопрос, и сам не осознал, как крепче стиснул ладонь Аямэ. - Потому что мне нравятся женщины.
- Леда не похож на женщину.
Рёджи сам не понял, что именно ощутил в эту секунду, и какое чувство преобладало в его душе: удивление и досада от того, что его эмоции оказались так заметны даже совершенно постороннему человеку, стыд, потому что самое сокровенное оказалось на виду, или же злость на Аямэ за то, что он посмел заговорить вслух о том, о чем сам Рёджи и думать лишний раз не смел. Той секунды, когда Рёджи растерянно моргнул, Аямэ хватило, чтобы потянуться за новым поцелуем.
На этот раз Рёджи не оттолкнул, а поддался, отстраненно отметив, что от Аямэ пахло чем-то сладким, невыносимо приятным, а его губы были теплыми и очень нежными, намного нежнее, чем у некоторых девушек. Прикосновение было ласковым и томительным, и уже вскоре последние мысли о том, что происходящее надо как-то остановить, покинули голову Рёджи.
- Я могу быть лучше любой девушки, - прошептал Аямэ еле слышно, и Рёджи почувствовал, как тот легко справляется с застежками на его штанах.
"Ну и пусть", - с непривычным равнодушием вдруг подумал Рёджи. - "Почему бы и нет?.."
Мысли о том, что Аямэ не был женщиной и что сам Рёджи вообще плохо представлял, что с ним делать, отошли на второй план и вовсе исчезли, когда теплые пальцы Аямэ прикоснулись к нему. Если до этого Рёджи не чувствовал сильного возбуждения, то теперь, когда Аямэ несильно царапнул кожу, проводя по низу живота, он ощутил, что его тело отзывается против воли. Впрочем, действительно ли он был против, Рёджи и сам уже не знал.
На секунду открыв глаза, он увидел, что Аямэ улыбается, и только теперь понимая, что успел откинуться на спину, будто разрешая тому делать что заблагорассудится. И Аямэ не стал медлить, опускаясь еще ниже. Рёджи предпочел зажмуриться, чтобы не видеть того, что произойдет дальше.
В контрасте с прохладным воздухом комнаты губы Аямэ показались обжигающе горячими, а от самого понимания интимности такой ласки Рёджи бросило в жар – в этот момент он меньше всего думал о холоде. Пару раз за свою жизнь Рёджи попадались особенно дорогие девицы легкого поведения, которые за высокую плату делали нечто подобное, но, как сразу понял Рёджи, с Аямэ они и рядом не стояли. Голова кружилась от удовольствия, и если поначалу Рёджи еще помнил о том, что, быть может, поступает не совсем правильно и порядочно, соглашаясь на такую близость, то теперь он не смог бы остановить Аямэ, даже если бы действительно этого захотел. Подобного наслаждения ему не дарил еще никто.
То, что он как-то недостойно и совсем не по-мужски стонет в голос, Рёджи понял, когда уже почти достиг пика. Прикосновения губ Аямэ были настолько сладостными, что хотелось одновременно и растянуть удовольствие надолго, и уйти от него, лишь бы не сойти с ума. Собственный экстаз оглушил Рёджи, он захлебнулся на вдохе и еще долго глотал воздух, глядя прямо перед собой невидящими глазами. Ничего похожего Рёджи не переживал никогда в жизни.
Лишь через несколько секунд, а может, и минут – Рёджи уже сам не знал – на него обрушилось понимание случившегося. Резко сев, он на миг прижал ладонь ко лбу, пытаясь справиться с собственными мыслями и чувствами, и тут же принялся торопливо натягивать штаны, боясь даже глаза поднять на Аямэ, который как ни в чем не бывало опять сидел перед ним на коленях и улыбался, глядя на его суматошные действия.
- Все в порядке, Рёджи, - первым заговорил он, нарушая оглушительную тишину, которая чем дальше, тем становилась все более невыносимой.
- Я не знаю, как тебя отблагодарить, - пробормотал он, бросая на Аямэ виноватый взгляд исподлобья, но тот только невозмутимо пожал плечами.
- Меня не надо благодарить. Я сделал это потому, что мне просто хотелось.
- А часто тебе такого хочется? - уже уверенней произнес Рёджи.
С одеждой он наконец разобрался и теперь нашел в себе силы посмотреть на Аямэ смелее. Тот выглядел так, словно ничего не случилось: свою светлую куртку он так и не снял, а чашку сжимал обеими руками, как четверть часа назад, когда они с Рёджи еще оставались просто соседями, волею случая оказавшимися в одном доме в непогожий осенний вечер.
- Нет, обычно для меня это необходимость, - честно признался Аямэ без тени улыбки. - Но ты не такой, как все. И если тебе захочется чего-то большего, смело обращайся. Мне будет приятно быть с тобой.
Богатое воображение Рёджи тут же в красках изобразило, что именно Аямэ подразумевал под словами "быть с тобой", и сам Рёджи почувствовал, что недавно удовлетворенное желание возвращается. Видимо, все его мысли можно было прочитать по лицу, отчего Аямэ лукаво улыбнулся и протянул вперед руку, прикасаясь кончиками пальцев к его щеке.
- Нет, не стоит, - с усилием выдавил Рёджи и перехватил его ладонь, мягко отстраняя в сторону. - Я как-то не готов к такому, и это... Скоро уже Леда вернется...
О напарнике Рёджи вспомнил внезапно и сразу почувствовал укол совести, хотя стыдиться было нечего, ведь с эльфом они оставались просто друзьями. Однако почему-то Рёджи поймал себя на неприятном чувстве, будто он совершил измену, только предал вовсе не Леду, а свое отношение к нему.
- Он уже вернулся, - ответил Аямэ, не дав Рёджи додумать мысль, и от этого известия тот резко подскочил на ноги.
- Как вернулся? - глуповато глядя на Аямэ сверху вниз, прошептал он.
- Минут десять назад, - спокойно ответил тот.
- И он... Он видел? - Рёджи почувствовал, что от ужаса ему становится дурно. Аямэ же, как ни в чем не бывало, поднялся на ноги.
- Что тебя так смущает? - невозмутимо спросил он. - Уверен, что за свою долгую жизнь эльф видел и не такое. Он тактично не стал мешать и ушел. Думаю, скоро вернется.
- Ты не понимаешь... - отчаяние подкатило к горлу Рёджи, и он оглянулся на дверь, откуда Леде должна была открыться замечательная картина. Больше всего хотелось броситься следом, на улицу, отыскать друга и каким-то невероятным способом объяснить ему, что все было не так, как тот подумал.
- Мне кажется, не понимаешь здесь ты, - заявил на это Аямэ. - Судя по тому, как ты смотришь на него, и как ведет себя при этом он, ты ему не нужен. Наверное, он даже говорил тебе об этом.
Настроение Рёджи тут же изменилось, и он перевел на Аямэ хмурый взгляд, теперь чувствуя горечь совсем иного рода, однако Аямэ будто не заметил этого, неумолимо продолжая рассуждать.
- Мне кажется, то, что случилось, вам обоим пойдет на пользу. Леде не помешает узнать, что ты не будешь до старости хранить лебединую верность в ответ на его равнодушие.
Рёджи сперва даже не сообразил, о чем говорил Аямэ, а когда понял, лишь горько усмехнулся.
- Ты думаешь, он будет меня ревновать? - недоверчиво спросил он. - Поверь, ему плевать. Он и так знает, что я не храню верность, как ты сказал...
- Он знает, что иногда ты ходишь к шлюхам? - вопросительно поднял брови Аямэ.
- Ну да, - честно ответил Рёджи и чуть было не ляпнул вдогонку: "А чем ты от них отличаешься?", но вовремя опомнился.
- Сейчас ты думаешь, что я ничем не лучше, - безошибочно разгадал его мысли Аямэ, но если и обиделся, то не показал этого. - Однако это не так. Эльфы уважают лестройцев – судя по всему, это вообще единственная людская нация, которую они считают если не равными себе, то, по крайней мере, чуть более благородными, чем другие люди. И он прекрасно знает о том, что мне приходится продавать себя не из-за распущенности или нежелания работать. Просто здесь мне не найти другого занятия.
На последних словах Аямэ горько улыбнулся и опустил глаза, а Рёджи отметил, что рассуждал он совершенно правильно: примерно в таком ключе Леда и говорил об Аямэ.
- Может, Леде будет полезно узнать, что некоторые благородные не гнушаются тобой, - добавил Аямэ, наградив Рёджи нечитаемым взглядом. - Да и увидеть своими глазами тоже. Тем более, он ведь знает, что наградить меня тебе нечем, а значит, наша связь – не просто очередное твое развлечение, как с какой-нибудь девицей из борделя.
На этих словах Аямэ посчитал разговор оконченным, развернулся и направился к выходу, а Рёджи, запоздало опомнившись, прошептал:
- Спасибо.
Благодарность прозвучала неуместно и немного глуповато, и Рёджи сам не знал, за что выражает признательность: за подаренное тепло или за ободряющие слова Аямэ. Аямэ же отвечать ничего не стал, только обернулся и еще раз улыбнулся, прежде чем скрыться за дверью.

После ухода своего гостя Рёджи недолго выдержал в четырех стенах. Отмерив шагами расстояние из одного угла в другой, он накинул на плечи плащ и решительно направился на улицу – ждать дальше в одиночестве и тишине он больше не мог.
Только искать Леду, как собирался Рёджи, не пришлось – друг обнаружился совсем рядом. Эльф стоял в паре десятков ярдов от входа в дом, запрокинув голову, и глядел куда-то в небо. Невольно Рёджи последовал его примеру и с удивлением увидел тусклые звезды над головой. Впервые за три дня, что они провели на острове, небо очистилось от туч и теперь казалось низким и совсем близким.
Безусловно, Леда услышал шаги Рёджи за спиной, и стоять истуканом дальше было глупо, однако Рёджи пришлось приложить некоторые усилия, чтобы смело подойти к другу. Сказать, что ему было неловко, означало ничего не сказать – Рёджи было неудобно и за саму сцену, которая открылась Леде, и за то, что тому пришлось топтаться в ожидании на холоде, хотя за день он наверняка и так устал.
- Ну, как все прошло? Удалось выяснить что-нибудь? - бодрым голосом поинтересовался Рёджи, подойдя ближе.
В глубине души он рассчитывал на то, что природный такт Леды не позволит ему высказаться по поводу увиденного, но надежды пошли прахом, когда друг перевел на него задумчивый взгляд.
Такого лица у эльфа Рёджи не видел ни разу, и он точно не смог бы объяснить, что именно читалось в глазах друга, но это выражение ему совсем не понравилось. Леда казался уставшим и измученным, хотя даже в такой ситуации Рёджи находил его безумно красивым. Ветер играл полами его плаща, теребил недлинные пряди волос и сережку-перышко в ухе, но Рёджи смотрел только в глаза эльфа и долго выдерживать этот взгляд не смог. Запрокинув голову вверх, он замер на месте так, будто ему было интересней глядеть на звезды, чем на своего напарника.
- Постарайся не привязываться, - после недолгой тишины и молчаливого созерцания наконец произнес эльф. - Забрать его отсюда не получится.
От осознания того, что говорит его друг, Рёджи дар речи потерял, а заодно забыл о своей неловкости, да и смущении тоже. Он во все глаза уставился на Леду, раскрыв рот в изумлении. В голове крутилось с десяток суматошных мыслей, и Рёджи хотел озвучить их все сразу: что ни к кому он не привязывается, что все это вышло случайно, что Леда вообще все неправильно понял, и еще многое другое. Но собраться Рёджи не успел, потому что в этот момент они оба услышали, как по улице прямо по направлению к их дому кто-то бежит.
Первой мыслью Рёджи было то, что это погоня – кто-то гнался за кем-то, и надо было прийти на помощь: либо помочь поймать злоумышленника, либо защитить невинного. Но Леда отреагировал быстрее, опрометью бросившись из сада на улицу. Рёджи кинулся следом.
Сквозь поредевшие облака пробивался свет нарастающей луны – Рёджи вскользь отметил, что примерно через неделю будет полнолуние. Привыкшие к темноте глаза даже в столь скудном освещении хорошо различили пустынную улицу, по которой прямо к их дому бежал ребенок. Рёджи моргнул, силясь понять, не чудится ли ему это. Погони за ним он не заметил и уже хотел спросить, что все это значит, когда мальчишка поравнялся с ним и замершим на месте эльфом.
- Я... Там... - запыхавшись, выдохнул мальчик, которому на вид было от силы лет десять.
- Что случилось? - требовательно произнес эльф, и по интонациям в его голосе Рёджи понял, что другу не по себе от происходящего.
- Меня... Староста послал... К вам... – воздуха не хватало, и мальчишка наклонился, опираясь руками на собственные колени.
"Все ясно", - и без объяснений догадался Рёджи. - "Еще одно убийство".
Но то, что мальчик произнес дальше, заставило Рёджи растеряно застыть на месте, потому как меньше всего он ожидал услышать такое известие.
- Староста велел, чтобы вы скорей прибыли к нему, - выдавил мальчишка, когда собрался с силами связать слова в предложения. - Монстра... Убийцу... поймали.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Дорога в тысячу лет. II. Последний Горизонт (R - Ryoji/Leda [Deluhi, Matenrou Opera, GYZE])
Страница 1 из 41234»
Поиск:

Хостинг от uCoz