[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Зарисовка на боль, или попробуй заставить меня… (NC-17 - Джин/Юу [Nega])
Зарисовка на боль, или попробуй заставить меня…
KsinnДата: Воскресенье, 18.08.2013, 23:27 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Зарисовка на боль, или попробуй заставить меня…

Автор: Amiarashi

Фэндом: Nega
Персонажи: Джин/Юу (Рей и Сан где-то там на заднем плане)
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Ангст, POV, AU
Предупреждения: OOC, ОМП
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Любовь Юу была не столь счастливой. И, чтобы "избавиться" от несчастной любви, стать хоть немного свободным...ему приходится идти на некоторые условия. Одногруппники не знают об этих "условиях", сам Юу очень боится, что об этих условиях узнает кто-нибудь "лишний". И как-то раз, совершенно случайно, Джин узнает о тайне Юуске.
 
KsinnДата: Воскресенье, 18.08.2013, 23:28 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

POV Джин
Ну вот, опять подошел к концу еще один дурацкий день. Кидаю взгляд в студию, будто на прощание. Хотя с кем прощаться? С инструментами? Все остальные давно разъехались, как только записали свои партии. Только я, как какая-то мумия в склепе, должен был сидеть и ждать, пока приедет Кисаки, чтобы обсудить с ним проведение дальнейшего концерта. Но Кисаки всё не было и не было, и я от скуки начал писать новый текст. Неизвестно, войдет ли эта песня в новый альбом. Обычно происходит так – я пишу текст, или быть точнее стихи, когда захочется, а не только когда понадобится, а потом уже решается его судьба…
Пока я ждал Кисаки, я решил подобрать мелодию на гитаре, всё равно лучше знать мелодию сразу, чем потом мучиться, пытаясь что-то подобрать. Но долго я не подбирал. Где-то через час, мне позвонил наш продюсер, и, извинившись, сказал, что не приедет.
Я не придал этому особого значения, и, положив акустику на место, решил поехать домой.

Не люблю улицу. Всегда шумно, вечное движение, которое перемещается неровными толчками, люди, которым совершенно наплевать на окружающих, и я, иду, заглушая пустоту в себе табачным дымом. Солнцезащитные очки делают меня почти незаметным для окружающих, плохо, что я вижу всех этих…окружающих. Кто-то ссорится, какие-то девчонки визжат под песню Мияви, какая-то женщина ругает своего ребенка… как это всё противно. Тут пошел мелкий дождь, и я не смог продолжить курение. Выкидываю еще недокуренную сигарету, и втыкаю в уши наушники. Не буду слушать …окружающих.
Наконец-то захожу домой, и рывком снимаю с себя мокрую куртку. Пока я шел домой дождь стал сильнее. Дома у меня жарко и холодно одновременно. Я живу один.
Поэтому и холодно, хотя отопление в полном порядке, да еще только сентябрь. Я этому ни рад, ни опечален. Мне, в принципе всё равно. Да, иногда мне бывает одиноко в моём большом доме, но в основном я счастлив одиночеству.
Захожу на кухню, включаю кофеварку, включаю телевизор – всё-таки я должен знать, что творится в нашем мире, сажусь на стул.
И вдруг слышу звонок в дверь.
Иду открывать. Не заморачиваясь с вопросом "Кто там?", и даже не смотря в глазок, открываю дверь, и вижу промокшего до нитки Юу.
— Привет, Джин…— дрожащим голосом, пытаясь улыбнуться, сказал барабанщик. Было видно, как его била сильная дрожь, и он, пытаясь согреться, обнимал себя руками.
-Что-то случилось? – поинтересовался я, пропуская его, делая рукой приглашающие движение. Юу благодарно кивнул, и, скинув с себя на пол мокрую куртку, быстро зашел в комнату. Закрыв дверь на замок, я поднял с пола его куртку, и отнес в ванную — потом разберусь с этой тряпкой — и захватил полотенце.
Зайдя в зал, где стоя у окна, спиной ко мне, и всё так же дрожал Юу, я громко кашлянул. Ударник медленно обернулся ко мне, с отстраненным взглядом направленным куда-то в сторону. С его влажных волос капали большие капли воды, хотя, если посмотреть на Юу, то можно подумать что он весь из воды и льда, как будто ледяная скульптура, только кое-где появились протоки. Подхожу к нему, протягивая полотенце, тот лишь кивает, и даже не берет, всё так же смотря в сторону, а не на меня. Вздыхаю, накидываю полотенце на его мокрую голову, и начинаю протирать его волосы легким поглаживанием. Хоть он и выше меня на полголовы, но он настоящий ребенок, даже Сан, и тот не так себя ведет. Юу опускает голову, так что его мокрая челка прикрывает половину лица, и смиренно подходит ко мне чуть ближе, чем на расстояние вытянутой руки, позволяя продолжить. Смешной какой. Будто это не я ему услугу делаю, а наоборот.
В принципе я догадывался, что произошло с нашим ударником. У него есть, а точнее был любовник, довольно богатый и влиятельный человек. Чуть ли не босс какой-то мафии. У них всё по — началу было хорошо, любовь— морковь, птички летают, Юу счастлив…пока этот самый любовник не стал заставлять делать его разные вещи, не просто развратные, которые тот не слишком хотел делать. Не раз, после встречи с бывшим, на теле и лице ударника оставались синяки и мелкие порезы. Часто был сорван голос. А один раз он пришел на репетицию со сломанной рукой, и разрыдался на плече у Рея… Да… если бы это был обычный человек, то Юу с радостью ушел и забыл бы о нем, но этот… Он просто начал шантажировать нашего барабанщика. Откуда я знаю про шантаж? Просто Юу рассказал всё Сану, а тот потом нам с Реем. После чего вся группа пыталась выпутать нашего Юу из лап того извращенца, и видимо еще садиста к тому же, но заметный успех в этом деле принес лишь Кисаки, которого мы попросили о помощи. Теперь Юу был свободен, но, как я догадываюсь, не совсем.… Еще иногда его перехватывали люди того босса, зажимали в темных переулках, угрожали, а один раз даже попытались украсть.
Вдруг, плечи Юу вздрогнули, и я услышал тихие всхлипы. Боже… Он расплакался. Поднимаю глаза к потолку. Да, конечно, Юу похож на девушку, но не до такой же степени, чтобы позволить себе реветь, причем при своем одногруппнике!
— Эй, эй…Тихо. Прекрати. Всё хорошо, сейчас ты в безопасности. – Пытаюсь успокоить его, так же поглаживая – потирая его волосы уже немного влажным полотенцем. – Неужели это опять повторилось?
Кивает в ответ, всё так же всхлипывая и дрожа.
— Фааак…— тихо протягиваю.— Юу, прекрати плакать, не девица. Ты должен быть сильным, к тому же ты не один, с тобой мы. Да прекрати ты ныть!— не выдерживаю и рывком ладони поднимаю его лицо за подбородок. Лицо Юу очень бледное, даже губы и те белые, из широко раскрытых глаз текут крупные слёзы, стекая по и без того влажным щекам. Темно-черные глаза выражали лишь одно – боль.
— Тогда получается, что я и не мужчина вовсе…— слегка хриплым голосом ответил он, убирая мои пальцы со своего подбородка, отходя. Полотенце спало на его плечи, открыв его волосы и шею, к которой прилипли влажные локоны, будто бы акцентируя на том, какая она длинная, бледная и тонкая. Проведя пальцами по своей макушки, ударник слабо выдавил улыбку, и произнес:
-Спасибо, что я тебе еще не надоел. Такое же не в первый раз.
-Да, и вряд ли в последний.— Заметил я, скептически осматривая барабанщика. – Что они с тобой сделали на этот раз?
Юу немного замялся с ответом, натянув рукава своей немного мокрой кофты сильнее не запястья.
— Ничего особенного…
— То есть? И сколько длилось это твоё «ничего особенного»? Почему ты,— я посмотрел на часы, которые были встроены в плеер под телевизором.— Приходишь почти в восемь вечера к своему вокалисту, весь мокрый, и в общих чертах никакой?
Юу молчал, всё так и стоял с мокрым полотенцем на плечах, и теперь отстраненно разглядывал пол. Я слегка нахмурился, чувствуя, как моё раздражение растет. Ладно, если он не хочет, пускай не говорит, это его проблемы. А уж если он пришел ко мне, мне остается быть лишь гостеприимным хозяином. Ровно, как и раньше.
-Если ты так и будешь стоять здесь и благородно мерзнуть, то ты простудишься, и Кисаки меня пригрохает за это.— Довольно громко прокомментировал я, заметив, как ударник дрожит крупной дрожью.— Лучше, иди, прими душ, а я пока кофе сделаю.
На что барабанщик ничего не ответил, только развернулся, как сломанный робот, и поплелся в ванную.
Надеюсь, он не будет больше плакать, а то я ему врежу. Ведь меня это давно начало раздражать. Лишь мысли о Реи и Сане, которым до жути было жалко нашего ударника, сдерживали меня, а так бы я давно взял его на перевоспитание.
Зайдя в спальню, я взял кое-какую одежду, и решил отнести ему. Ведь не в мокрой же ему шастать по моему дому.
В мыслях всё равно крутились вопросы – что же с ним было на этот раз? Неужели, он всё же побывал за эти несколько часов у своего бывшего? Или же нет?... Что было на самом деле?
Я не знал ответа на них, и, наверное, вряд ли узнаю, если конечно Юу сам не соизволит всё мне рассказать.
Мысли начали рисовать рваные картины прошлого, того, что было не так уж и давно, всего год назад – когда ударник, приходя на репетицию, либо сразу же терял сознание, либо долгое время плакал, сжавшись на плече у Сана. Это всё так нервировало… Да. Тогда я не знал о побоях, и о его травмах. Да и Рей не знал, и тоже, как и я, думал, что Юу расстался со своим любимым, и жалится нашему гитаристу. Причем жалится на каждой репетиции, и не допускает того, чтобы мы услышали их разговор. Тогда нас это обоих раздражало. Да, наверное, мы бы так и ничего и не знали с нашим басистом, если бы один раз, после очередной репетиции, я не заметил на шеи у барабанщика какие-то странные отметины. Юу тогда переодевался, и я несколько мгновений свободно наблюдал, как на его длиной хрупкой шеи, будто краской, растеклись фиолетовые синяки. Будто его кто-то долгое время душил, но не ради того чтобы задушить до смерти, а так, поиграться. Юу тогда быстро закрыл шею воротником рубашки и промолчал, когда я поинтересовался, откуда он получил такое «украшение». Когда ударник вышел из гримерки, ко мне подошел Сан, подозвав к нам басиста, и рассказал, что на самом деле случилось с нашим барабанщиком. Лишь тогда я узнал его историю. Лишь тогда…
Выйдя из комнаты, уже с вещами в руках, я пошел в другой конец дома.

POV Юу.
Уже стоя под горячими струями воды, я размышляю… И правда, почему я пришел к Джину после того, как… Почему?
Дотронувшись до новых рубцов на своих бедрах, я поморщился от боли. Вся моя спина, плечи, ребра, и бедра были в таких мелких рубцах. Больно… но и так приятно. Наверное, я мазохист. Провожу руками по своему телу, наслаждаясь ощущением боли и какой-то насыщенности. Да… меня снова увезли к Хитори, и он снова поиздевался надо мной. Таков был их договор с Кисаки – то, что иногда мой бывший будет брать меня к себе, чтобы попользоваться. Конечно, ребята из группы не знали об этом, и даже не заподозрили бы о том, что я "в опасности", если бы один раз, охранники Хитори не приехали за мной прямо после репетиции. Тогда мне пришлось играть роль жертвы, хотя я и так жертва. Но не буду себя жалеть.
Иногда у меня возникала мысль, что я всего лишь вещь, очередная дорогая игрушка, которую Хитори Даноски, босс небольшой мафии, мог приобретать хоть каждый день, и каждый раз новую. Но, почему-то новую, замену на меня, он не "приобретал". Да…Его дом больше походил на какой-то притон, где шлюх было больше, чем охраны, или различных гостей. Но он меня не оставлял…Он пользовался мной. Пользовался так, что любая настоящая вещь давно бы износилась. Но я то человек…Закусываю губы, выдыхаю. Больно быть вещью. Прислоняюсь лбом к холодному кафелю на стене, и закрываю глаза.
Попытаюсь забыть хотя бы на немного о своем существовании.
Чувствую, как по моим ногам стекает вместе с водой и кровь, такая липкая, теплая, и противная, задница болит, будто меня выпотрошили через нее, хотя проход лишь немного порван. Раньше было хуже.… Приоткрываю глаза, глажу себя по низу живота, даже там, оказывается, есть небольшие ранки от которых остаются кровавые отметины… Боюсь опускать руку ниже, вдруг и там всё отзовется болью? Протяжно втягиваю в себя влажный воздух, и ложу оби руки на кафель. От левой остаются пятнышки крови, но и те сразу же стекают по влажной стенке.
-Что это? – ощущаю больное прикосновение к своей спине чужих пальцев. Испуг быстро заполнил меня всего изнутри. Голова закружилась, и стало очень трудно дышать. Медленно оборачиваюсь, всё так же упираясь ладонями об кафель, чтобы не упасть, и сталкиваюсь с холодным, как лед взглядом Джина. Видимо он только зашел, но уже успел разглядеть все раны на моём теле… Неужели он узнает правду? Боже, что будет?... Он выгонит меня сейчас? Он расскажет согруппникам? Боже… после всего того, что сделал для меня Сан, после того, сколько раз он меня поддерживал и помогал мне… я так его разочарую… Что же будет потом? Что? Что он решит сделать, если узнает…Нет. Нет, нет, нет. Он не узнает, я буду молчать.
-Что… что ты тут делаешь? – спрашиваю на выдохе.
-Я? – Будто бы удивившись, переспрашивает вокалист. Поражаюсь, он совсем не смущается того, что говорит сейчас в ванной с обнаженным, и израненным согруппником. – Я вообще-то тут живу, и вообще-то принес тебе сухую, чистую одежду. Думаю, она не помешает.
-Спасибо… Повесь её на вешалку…— быстро проговариваю — Не мог бы ты оставить меня одного?..— с надеждой смотрю в его глаза, на что он хмыкает, и отворачивается.
Я с облегчением вздыхаю…. Видимо он больше не будет меня спрашивать, и сейчас уйдет.
-Хорошо. Я оставлю тебя одного, только…-Джин резко обернулся, и сделал выпад всем телом ко мне. Не ожидав таких действий, я чуть было не поскользнулся, потеряв равновесие. Но свалиться мне не дали руки вокалиста, которые спонтанно обвили мои бедра. Получилось так, словно я попал в ловушку. Крепкие руки Джина сжимали меня, наклоняя так, чтобы я не мог грохнуться на залитый водой пол ванной.
-Какого черта?!— Возмутился я, восстанавливая дыхание. Джин, молча, нагнул к себе мою голову ладонью, так близко, что мне по началу показалось, что он хочет меня поцеловать. Целоваться со своим согруппником? Нет уж, спасибо. Не хочу. Лучше упасть, и разбить череп о край его ванной. Я стал брыкаться, пытаться вырваться из кольца его рук, на что Джин произнес с раздражением:
-Успокойся. А теперь – смотри в мои глаза, и отвечай, откуда у тебя эти раны? Ведь они свежие.
-Не твоё дело.— Быстро выдавил я, плотно сжимая зубы, когда Джин, в подтверждение своим словам, провел пальцами по моей израненной спине.
Глаза Джина не хорошо сверкнули.
-Да, конечно, конечно. Не моё дело.— Сказал вокалист одними губами.— Но… я думаю, если, к примеру Сан узнает о «не моём деле», то будет очень расстроен, и вряд ли будет разговаривать с тобой впредь.
Мои глаза расширились от удивления, а дыхание снова перехватило. Он…Он знает? Джин всё знает?.. Всматриваясь в его зло прищуренные глаза, я задавал немые вопросы. Вокалиста видимо забавила моя беспомощность.
-Что тебе нужно?— Выдохнул я, прерывая затянувшееся молчание.— Что бы я сам сознался в том, что и без меня знаешь? Зачем?
Блондин лишь усмехнулся, сжимая руки на моей, уже онемевшей спине, выгибая моё обнаженное тело к себе. Его одежда уже вымокла, и испачкалась в моей крови.
-Если скажешь сам, то возможно это будет наш маленький секрет.
Я немного вздрогнул от услышанного. Что же на самом деле задумал Джин? Я совершенно не понимал его мотивации. Зачем? Почему?; эти вопросы здесь совершенно не играли никакой роли. Нашего вокалиста, если так подумать, я почти никогда не понимал, как бы ни пытался. Но…Ему же можно довериться, хотя бы раз?
-Хорошо.— Слабо проговариваю, преодолевая мысленный барьер, состоящий из не доверия и непонимания.— Я был у Хитори. Последствия моего пребывания у него ты видишь. Почему я был у него, не смотря ни на эти последствия, и еще многие причины? Ну…Это не легко объяснить. Просто, когда Кисаки разговаривал с ним обо мне, то не смог полностью отбить мою свободу, и получалось так, что Хитори может забирать меня, иногда, и…
-И играть с тобой, как с резиновой куклой.— Закончил за меня предложение вокалист, задумавшись. В следующую секунду, он плавно опустил меня на пол в душевой, разжимая руки, чтобы я не упал. Отстранившись от меня, он повернулся и уже направился к выходу, но я его остановил, быстро схватив за руку.
-Чего тебе?— с неким пренебрежением в голосе, сразу же отозвался он, оборачиваясь и смотря на меня. Мне и так было стыдно, не только потому — что он теперь знает мою тайну, но и потому что я боялся, что её может узнать кто-то другой.
-Ведь ты не расскажешь никому?
Он немного склонил голову на бок, будто бы серьёзно задумавшись, не спеша с ответом. Его молчание меня сильно нервировало, словно обжигало до костей и проводило стальной рукояткой по горлу. Джину явно нравилось надо мной издеваться, или же он этого не замечал, не желал видеть.
-Наверное.…Я расскажу.
Эти слова словно меня убили. Он шутит? Он же…обещал…
 
KsinnДата: Воскресенье, 18.08.2013, 23:28 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
POV Джин.
Как же он жалок. Сидит весь в кривых царапинах, словно в камуфляже, на полу в душевой, по спине его бьет горячая вода, а он ещё умудряется не замечать этого, и смотреть в мои глаза. И как? С упреком, с какой-то наивной болью, будто бы это меня расжалит. Его давно нужно перевоспитывать, а то и так уже ведет себя, как девчонка. Хм, любовь — морковь, дурацкий, глупый, бабский термин. А если он хочет выжить в этом, явно не сахарном мире, то он должен стать мужчиной, а не тряпкой или шлюхой.
-Ты же обещал…— тихо говорит, без тени упрека, хотя его можно прекрасно разглядеть в его глазах.
-Я ничего не обещал. Я сказал — «Возможно». А теперь, отпусти мою руку, вещь.— Проговариваю на одном выдохе, так чтобы он сразу понял моё отношение к нему. Тот потупил взгляд, да, мои слова ранили его самолюбие. Наверное, не каждый называет его вещью, ну ничего…Скоро всё изменится.
-Вещь. Отпусти меня!— Дергаю руку, в которую он вцепился, как приклеенный. Конечно, мне не больно, просто не приятно. Но он лишь крепче вцепился в мою руку, и начал тянуть меня к себе со всей силы.
-Ты что творишь?!— Меня уже начинало настораживать его поведение. Тихий и спокойный, скромно закусывающий губы , осторожный… Сейчас же, притягивая меня к себе, он разрушал все мое мнение о нем. Он резко прижался ко мне всем обнаженным телом, чуть ли не толкая рядом с собой на пол душевой.
-Блин, Юу! Прекрати немедленно!— Не вытерпел я, когда он сжал свои руки на моей талии, и всё же уронил в лужу рядом с собой. – Ты что? Лишился последнего ума, ты, вещь! Отпусти меня, придурок!— пытаюсь его оттолкнуть, навалившись всем телом на вытянутые руки. Пихнув его пару раз, у меня всё же удается оттолкнуть его, и, вскочив, как ошпаренный, пытаюсь сразу уйти от этого психа куда подальше. Но не тут-то было. Прижавшись к моему животу, он начал что-то тихо тараторить, не желая второй раз меня отпускать из своих рук.
— Я тебя не слышу, мать твою!— Бью его по ладоням, пытаясь выскребать себе свободу.
-Джин…Не рассказывай…Не рассказывай никому…Не рассказывай, Джин, прошу…Не рассказывай…Не рассказывай…— Стал более громко тараторить ударник, сжимая руки, не обращая и боль никакого внимания. Сжимаю зубы, пихая его в плечи.
-А вот если я хочу рассказать, то расскажу! Это моё право! Вот расскажу, и всё!
-Нет! Не надо…Пожалуйста, Джин…— Взмолился Юу, буквально вцепившись в мои бедра длинными пальцами. –Пожалуйста, не говори…ты же обещал…Прошу, не рассказывай…
Я, не в силах больше себя контролировать, треснул его по мокрой макушке, от чего его голова закачалась, как у китайского болванчика. Но даже так, он не оцеплялся, и чуть ли не кричал о том, что бы я ничего никому не рассказывал. Неужели, он так сильно боится того, что это узнает Сан? Неужели эта тряпка втрескалась в нашего гитариста? Ну-ну…
-Ну, тогда заставь меня, никому ничего не говорить. Заставь.— С легкой ироничной усмешкой выдавливаю из себя, зная, что у него вряд ли что выйдет. На это Юу, молча, на подрагивающих ногах встает, и прижимается ко мне, уже с не скрытым намеком на что-то. Чего это он задумал? Озвучить вопрос я не успеваю, потому что мой рот закрывают жадные губы ударника.
Я как опьяненный, не мог ничего сообразить, лишь смотрел широко раскрытыми глазами, от удивления, на закрытые веки одногруппника, которые тот прикрыл при поцелуи. Он специально согнулся, чтобы впиться в мои губы, и теперь, прильнув ко мне всем телом, неспешно покусывал мои губы, зализывая тут же языком. Придя в себя, я пихнул его со всей дури. Юу отлетел от меня, и стукнулся спиной о кафельную стенку.
-Ты вообще, что ли, последние мозги потерял?!— глухо вскричал я, яростно потирая губы. Стирая его поцелуй. Прохладный вкус его губ был мне противен, как и сам Юу.
Смотря на меня ледяными глазами из-под мокрой челки, ударник легко оттолкнулся руками от стенки, и начал медленно приближаться ко мне. Я не мог двигаться, его холодный взгляд словно гипнотизировал меня:
-Ты же сам сказал, заставить тебя молчать?— будто бы уточняя, переспросил он, подойдя ко мне вплотную. Его руки, казавшиеся мне недавно слабыми и сломанными, как у какой-то куклы, властно расположились на моих бедрах, перемещаясь плавными движениями назад.
-Но не таким же методом, ты кретин конченный!
-Возможно я кретин, возможно. Но, позволь метод выбирать мне. – С обжигающей улыбкой прошептал тот в ответ, прикасаясь губами моей щеки.— И тем более…Будто бы тебе не хочется попробовать. И не ври, что нет…
Да уж, получается, теперь он смеется надо мной, а не наоборот. Вот уж не ожидал. Тупой вопрос, хочу ли я переспать с ним? Ха-ха. Может быть, в другой жизни, в другое время, другого пола, и точно, чтобы мы не были согруппниками. Да, еще когда мы только познакомились, я даже по — началу подумал, что это девушка. Симпатичная такая девушка. Только, когда девушка произнесла отнюдь не тоненьким голоском "орэ", вместо "ваташи", я сразу понял какого Юу пола.
-Нет, не хочу. – Задумчиво протянул я.— Тебе так не заткнуть меня.
В ответ послышалось тихое хихиканье.
-Посмотрим. И я же сказал, не ври мне.— Произнеся это, он снова насильно впился в мои губы, сразу же проникая в мой рот своим языком. Я попытался сопротивляться, но он сразу же заломил мне руки, так чтобы я даже пошевелиться без его "разрешения" не мог. Это всё было до крайней степени неожиданно для меня. Я и подумать не мог, что наш барабанщик может быть таким сильным. Запихнув меня под горячи струи, и, прижав к стенке, Юу поставил между моих ног колено, наверное, чтобы я не смог мгновенно сбежать, даже если он отпустит мои руки. Когда он оторвался от моих измученных губ, я почувствовал, как его горячие дыхание колышется на моей шеи.
Словно вампиреннок, ударник склонился над моим кадыком, и начал облизывать мне горло, слегка покусывая кожу. Вместо укусов, как отметины, он оставляет засосы. И услышав свое тихое, намного хриплое дыхание, я лишь тогда понял, что возбуждаюсь от ласк парня!
Тонкий слух Юу тоже это уловил, и назойливая улыбка, показывшая фразу "Ну я же говорил!", сразу же резанула мои полу прикрытые глаза. "Тоже мне радость, совращать своего вокалиста у него же дома…"— Сделал я про себя едкое замечание, и хотел было снова проявить сопротивление. Однако снова не успел… Юу, резким, но плавным движением руки проник под мой ремень, и, поглаживая холодными пальцами низ моего живота, тихо проговорил:
-Джин, не стоит стесняться своих желаний…
-Я ничего не стесняюсь. Мне нечего стесняться.— На выдохе отрезал я, но видимо мои слова показались ему не убедительными, и он, помогая себе второй рукой, расстегнул на мне ремень, и проник более глубже в мои штаны. Мне показалось, что моё сердце остановилось на мгновение, когда его длинные пальцы начали поглаживать мой пах. Грудь свело секундной болью, а Юу, с нежной улыбкой на губах, взглянул в мои глаза.
"Вот шлюха…"— пронеслось в моей голове, но язык был не в состоянии что либо произносить, как и всё остальное тело, отказывающее мне подчиняться. Руки давно были отпущены, и я мог свободно отпихнуть ударника, но меня будто парализовало от ощущений.
-Разве? А по — моему, тебе— то, как раз есть из-за чего смущаться. Ведь я, наверняка буду твоим первым парнем.— Его шепот проникал в моё сознание, будто сквозь пелену. А ведь он прав. Я еще ни разу не спал с парнями, и не собирался. Не назову себя заядлым гомофобом, мне как-то всё равно на ориентацию знакомых или друзей…. Даже, несколько свихнувшихся фанатов пару раз зажимались со мной в уединенных местах. И делали почти тоже самое, что и наш ударник сейчас. Но, да… такое удовольствие от прикосновений парня я ощущаю впервые…Смешно даже как-то, что этим парнем является Юу.
Приняв моё молчание за какой-то ответ, Юу не спрашивая, продолжил. Грубыми движениями он, чуть ли не разорвав, стащил с меня рубашку, которая давно облепила моё тело. Осторожно, почти нежно прикасаясь языком к моей татуировки на плече, словно пробуя её на вкус. Обведя очертание одного лепестка, он не больно прикусил мою кожу.
-Осторожнее, а то скоро съешь меня всего…-на не сдерживающемся вздохе прошептал я, всё еще чувствуя, как пальцы Юу теребили ствол моего возбужденного члена.
-Не волнуйся, на завтра я тебя еще оставлю.— С этими словами он стягивает с меня джинсы, и, нагибаясь всем телом вперед, стаскивает боксеры. Откинув всю мою одежду, как грязные тряпки, он вновь обнимает меня. Так нежно, ласково, и страстно, что у меня начинает кружиться голова.
Теперь я отчетливо чувствую каждый изгиб его тела…Почему меня раньше не возбуждало всё это? Наверное, потому что он ничего для этого не делал.
Наверное потому что он не подпускал к себе ближе чем на расстояние вытянутой руки…Наверное, я наконец-то начинаю понимать, почему его не желает отпускать от себя его Хитори…
Юу как бомба замедленного действия, может заставить тебя забыть всё и вся, даже где небо, где земля…Он просто как сладкий, мучительный яд, который нельзя принимать большими дозами, но и без него умрешь…

POV Юу.
Боже…Что я делаю? Зачем? Только ради того, чтобы Джин замолчал? Чтобы ни Рей, ни Сан не узнали мой секрет? Как глупо, но… я не могу остановиться….Сжимаю свои руки на его замерзшем теле по инерции. Хоть мы и стоим в душевой, и нас обоих хлестает горячая вода, такое чувство, будто Джин замерзает. Я могу его согреть… Но…смогу ли я после этого смотреть в его глаза? Хотя пусть, мне же это не впервой отворачиваться при виде нашего вокалиста, и пытаться избежать разговора с ним… Нет, он мне ни сколько не противен, можно сказать даже наоборот.
-Холодно?— спрашиваю, ощущая, как его бьет крупная дрожь.
-Горячо…— томно протягивает в ответ тот. Поднимаю взгляд на него, и сталкиваюсь с ним взглядом. Теперь никуда не убежишь, Юу, никуда не денешься… Ведь нужно закончить то, что сам же начал. Тянусь к его губам, на секунду замираю, думая, что же будет завтра? Ведь этот полоумный сон закончится, и реальная жизнь обрушится как граната. Нет.…Уже нельзя.
-Почему ты остановился?— слегка хриплым шепотом спрашивает Джин, от чего у меня пробегают мурашки по коже. Не могу больше….Не могу, но так хочется.… Отступаю от него, отпуская его тело из своих объятий.
-Прости, я повел себя глупо…Больше такого не повториться.— Отворачиваюсь, и начинаю выбираться из душевой, переступая на пол ванной.
-Стоп, стоп, стоп. Ты довел меня до такого, а теперь просто напросто сбегаешь от проблем?!— Возмущенно интересуется вокалист, останавливая меня, хватаясь руками за мои плечи. Я не могу больше… Что это? Такое я испытывал не так давно только к Хитори.
-Эй, Юу! Отвечай немедленно!
-Прости, я не подумал о твоих чувствах, и о своих тоже…Я не должен продолжать.
-Глупости.— Резким движением толкает меня в плечи, что бы я обернулся. Подчиняюсь.
-Знаешь что, либо ты продолжишь, либо я превращу твою жизнь в ад.— Со злобным взглядом угрожает он мне. Мне становится смешно.
-Джин, а зачем тебе это? Ведь я же парень, и твой одногруппник к тому же…Ты сам сказал, что таким методом мне не заставить тебя молчать.
-Я хочу тебя.— Отрезал он, вглядываясь в мои глаза.— Сильно хочу…— уже менее агрессивно добавляет. Впервые в жизни вижу, как он смущается.… Это довольно милое зрелище. Но насладиться этим зрелищем он мне не дает. Затаскивает силком в душевую, и прижимает к стенке. Надо же…Мы поменялись ролями.
-Что ты собираешься делать?
-Продолжить.— Коротко бросает в ответ, и впивается в мои губы злобно, покусывая. Даааа…он очень зол на меня…
Начинает растягивать пальцами мой порванный проход, от чего я мычу от боли в поцелуе. Такое чувство, что он хочет меня полностью порвать, лишь входя в меня пальцами. Другой рукой он сжимает моё левое запястье, прижимая к стенке, будто я смогу убежать… Когда ему надоело меня трахать пальцами, он больно выходит, и с удивлением смотрит на свои окровавленные пальцы. Но уже в другую секунду оборачивает меня спиной к себе, и, согнув, прижимается ко мне всем телом, от чего я чувствую, что у него стоит. В отличие от всего остального тела его пах пульсирует от желания, и прямо горит… Чувствую, как он в меня входит… Так больно, что я не могу сдержать вскрика.
-Джин, остановись…— Хрипло умоляю, чувствуя его бешеное дыхание на своей спине. Мои руки он ловко перехватил одной рукой, и заломал за спину, выкручивая кости… Больно…
-Джин…пожалуйста…— выдыхаю на рваном стоне, ощущая, как он второй рукой гладит мой живот, ловко перебираясь то вниз то вверх.
-Потерпиии…— стонет он мне в ответ, делая очередной толчок. На моих ослепших от боли глазах наворачиваются слезы, но я, закусив губу, жду, когда у него начнется и пройдет оргазм. Но с каждым его движением держаться было всё сложнее и сложнее. Всхлипнув, я почувствовал, как по моим горящим щекам текут слезы, которые были куда горячее хлеставшей наши тела воды. Даже и не пытаюсь шевелить онемевшими бедрами, зная, что так будет лишь хуже.
— Юуууу…— наконец-то протягивает сзади меня мой мучитель, и, положив свою холодную ладонь на мой пах, начинает мне дрочить. Я чувствую, что он пытается быть нежным, но с каждым толчком он словно звереет, и забывает о том, что может сделать мне еще больнее, чем сейчас. Дрожу под ним, пытаясь хоть немного отстраниться…Но куда уж там?...
-Ты сам мне сказал, что бы я, не сдерживал свои желания.— Замечает он, видя мои попытки.
-Нет.…Не так…Я сказал, не нужно бояться своих желаний…— На хриплых выдохах возражаю. Всё же его грубые действия меня возбудили.
-Эх, а я всё напутал.…Извини.— Чувствую, как он уже нежно целует меня в лопатки, и более мягко начинает мять мой член, потирая уздечку подушечками пальцев. Что это на него нашло? Ведь только что он был явно не в романтичном расположение духа.
-Извини, меня иногда накрывает еще в начале секса.— Будто бы прочитав мои мысли, говорит он с какой-то не скрытой нежностью.— И, еще…Я долго не могу кончить, так что тебе придется терпеть.
Киваю, чувствуя, что мои щеки пылают, но уже не из-за боли, и не из-за того, что Джин успел возбудить меня до чертиков. Кажется…Я только что понял…Что давно влюбился…

POV Джин.
Отношу заснувшего и измученного Юу к себе в спальню. Да уж, сегодня я узнал о себе, да и о нем тоже, кое-что новенькое.
Оказывается секс с мужчиной это не так уж и противно. Удовольствие от него получаешь не меньше, чем от секса с девушкой.…В какой-то степени даже больше…
Укладываю тело ударника на простыню, и накрываю теплым одеялом. Пусть Юу отдохнет.…Пускай выспится. Завтра я обработаю его раны, и мы вместе пойдем на репетицию, как ни в чем не бывало. А сейчас, я должен позвонить.
Достаю мобильник из мокрых штанов. Интересно, как он еще остался цел? Набираю номер Кисаки.
-Алло?
-Привет, это Джин.
-О, привет. Что-то случилось?
-Да, кое-что. Не мог бы ты мне дать номер бывшего Юу?
-Эм…Зачем это тебе? Хочешь себе прикарманить?— слышу усмешку с другой линии.
-Нет.
-А в чем, тогда, дело?
-Кисаки, я знаю про ваш договор с этим мафиози. По поводу Юу.
-Тебе Юу рассказал?— поинтересовался продюсер напряженным голосом, и теперь уж я усмехнулся:
-Можно сказать, я это у него выпытал.
-Ну…ясно. Сейчас пришлю смской.— И Кисаки положил трубку.
Я сел на край кровати, и кинул телефон рядом с собой. Посмотрев на спящего Юу, я невольно улыбнулся. Сейчас он казался мне прекраснее любой девушки.
Через несколько минут пришла смска от Кисаки, и я довольно хмыкнул. Эту войну, за моего Юу, я не проиграю этому чертовому мафиози. Он еще почувствует свою же зарисовку на нескончаемую боль… А пока, спать…
Ложусь рядом с барабанщиком, и приобнимаю его за талию сквозь одеяло, и слышу, как он тихо, почти беззвучно прошептал:
-Джин…
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Зарисовка на боль, или попробуй заставить меня… (NC-17 - Джин/Юу [Nega])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz