[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » To your knees for me (NC-17 - Karyu/Zero [D'espairsRay])
To your knees for me
KsinnДата: Суббота, 17.08.2013, 19:34 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: To your knees for me

Автор: beautifulshade
Переводчик: Toxisch
Беты: roiungo

Фэндом: D'espairsRay
Персонажи: Karyu/Zero
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, PWP
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Он любит заставлять его быть собственником, злиться, ревновать. И главное, он знает, как этого добиться.

События происходят во время тура Taste of Chaos

Исходный ресурс

Примечания автора:
- это секс без прикрас, лишенный ярких эпитетов и удивительных метафор, хотя при переводе некоторые подобные детали были добавлены

- это секс без любви, лишенный трепетных признаний

- это просто секс

- На русских сайтах довольно трудно найти фанфики по этому пэйрингу, а людей, влюбленных в него, достаточно. Я перевожу это для них. Однако учитывайте, что это чистый PWP, а значит, история написана только для того, чтобы возбудить.
___________________

Перевод с английского
 
KsinnДата: Суббота, 17.08.2013, 19:34 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Казалось, что эти невыносимо острые зубы вот-вот проткнут кожу шеи. Колко. Болезненно. И если бы его тело уже не было вжато в надежную твердость стены, он давно бы рухнул на пол, как кукла с оторванными ногами. Казалось, что Карю никогда не угомонится. Тело неумолимо содрогалось от специфических ласк, а пальцы непроизвольно вцепились в шоколадные пряди волос, силясь отстранить навязчивого гитариста, но не прошло и пары секунд, как его рука уже была прижата к стене, лишенная возможности оказывать какое-либо сопротивление. Однако жгучие укусы все же прекратились, уступив место нежным поцелуям, дарованным влажными губами мужчины, а затем и языку, зализывавшему свежие раны, словно извиняясь за грубость хозяина.

- Я думал, мы договорились, что следов не останется.

Карю только обыденно пожал плечами, словно его абсолютно не волновало, что все это происходит во время одного из самых масштабных туров.

- Скажешь, что подцепил фанатку, - язык мужчины скользнул по губам Зеро.

- Ты начнешь ревновать, если я дам хоть один намек на то, что трахал кого-то.

С губ Карю сорвался тихий смешок. Один короткий шаг вперед – и тело уже вплотную прижато к телу любовника. До соприкосновения бедер. До легкого трения. Горячие, слегка дрожащие губы мягко коснулись уха басиста, выплескивая:

- Зато я единственный, кто может трахать тебя, Зеро.

Ненасытность гитариста вновь вонзилась в его шею, заставляя покорно откинуть голову назад.

- Ты говоришь так только потому, что сейчас вжимаешь меня в стену. Завтра ты снова будешь сомневаться в этом, - Зеро негромко усмехнулся, чувствуя возбуждение мужчины.

Он любил это ощущение, особенно во время долгосрочных туров, когда они оба были стеснены огромным количеством людей вокруг, мешавшим им хотя бы просто прикоснуться друг к другу. В такие периоды подобные уединения были особо ценны. Он любил заставлять Карю быть собственником, злиться, ревновать. И главное, он знал, как этого добиться.

Пальцы гитариста сжали его подбородок, вынуждая поднять голову, чтобы тут же наткнуться на обжигающий взгляд темных глаз.

- Мой, - его голос уже сорвался на хрип, а сильные руки грубо оторвали послушное тело от стены, толкая к постели.

Мгновение – и Зеро уже лежит на скомканном постельном белье, чувствуя приятную упругость матраса, послушно прогнувшегося под изгибами его тела. Не отрывая глаз от Карю, он стянул рубашку, изящно повернув голову так, чтобы тот мог вдоволь полюбоваться на следы своей несдержанности, алевшие на бледной шее. Еще немного, и джинсы Зеро отправились бы вслед за рубашкой, но длинные пальцы, сжавшие его ремень, не позволили этого, повелительно дернув его вперед. Самодовольная ухмылка вновь окрасила губы уже почти покоренного мужчины, в то время как его руки скользнули вверх по телу Карю, лаская гладкую кожу, спрятанную под одеждой.

- И какой же у вас план, Карю-сама? – голос Зеро пестрил иронией. – Вы собираетесь изнасиловать меня прямо в одежде и заставить чувствовать себя грязным и порочным? О, или же вы предпочитаете обладать мной по всем правилам?

Эта напускная смелость порядком веселила гитариста, позволяя ему прийти, наконец, к конкретному заключению. Ему нравилось подыгрывать.

Не торопясь, Карю стал снова подталкивать любовника к постели, пока ноги того не ударились о деревянный каркас, заставляя тело, обмякнув, упасть в гостеприимную кипу одеял. Зеро приподнялся на локтях, дабы одарить гитариста самым что ни на есть убийственным взглядом, но мужчина, казалось, абсолютно не замечал или же не хотел замечать, какие неудобства терпит его пассия. Карю плавно опустился на бедра Зеро, все еще удерживая его за ремень.

- Расстегни свои джинсы.

На этот раз басисту и в голову не пришло сопротивляться и возражать, ибо грубая ткань брюк неимоверно сковывала и давила на воспаленную, возбужденную плоть. Как только пуговицы и молния были расстегнуты, руки гитариста с силой рванули джинсы, которые, казалось, уже прилипли к ногам Зеро, вниз и в конце концов преспокойно он откинул их на пол как лишний элемент. Прохладные пальцы коснулись обжигающих, слегка влажных бедер, скользя вниз, к коленям, чтобы затем вернуться в исходную позицию и совершить свое путешествие заново.

Погрузившись с головой в ощущения, наполнявшие его, Зеро время от времени терял контроль над собой, позволяя ладоням судорожно сжимать хлопковую ткань простыни, но буквально через мгновение он снова брал себя в руки. До тех пор пока пальцы гитариста не исчезли, а на их место не пришел горячий язык, дублировавший ту же самую тропу, что была так трепетно проложена руками Карю. Чем ближе горячая влага подбиралась к паху басиста, тем сложнее ему было сдерживать слова мольбы, которые бы означали его полное подчинение. Но сдаваться так быстро он не привык, хотя сопротивляться было до жути сложно. Но кто сказал, что заниматься любовью с Карю легко?

Быстрый взгляд на лицо Зеро позволил гитаристу убедиться, что тот следит за каждым его движением. И только удостоверившись в этом, он позволил себе склониться к возбужденной плоти любовника, мягко обхватывая губами. Словно на автомате, Зеро откинул голову, давясь собственным стоном, лишь бы не позволить тому вырваться наружу, когда низ живота так отчаянно заныл, умоляя освободить его от мучительной пытки. Губы Карю сомкнулись плотнее, медленно скользя вверх и вниз, растягивая не то удовольствие, не то страдание мужчины, так виртуозно извивавшегося под ним. Но ублажать любовника дольше нескольких мгновений не входило в привычку гитариста, и спустя пару безумно коротких минут он отстранился, довольно оглядывая хныкавшего Зеро, который, забыв о гордости и силе воли, буквально молил его прикоснуться к нему еще раз.

- Видишь, Зеро? Ты мой, и любой, кто посмеет подойти к тебе слишком близко, узнает об этом первым.

Басист еле заметно кивнул, не способный дать вразумительного ответа, потому как боль в паху нарастала все стремительнее, становясь опьяняющей. Он не заметил, как Карю встал, лишь почувствовал, как прогнулся матрас где-то сбоку. Не в силах больше выдерживать вес собственного тела, Зеро изнеможенно откинулся на спину, скрестив руки за головой и жалобно глядя на гитариста, маячившего над ним. В повседневной жизни разница в росте никогда не волновала басиста, но секс нельзя было отнести к повседневности. Секс – это другое. Секс означал контроль, и Карю забирал его себе полностью, заставляя Зеро чувствовать себя крошкой в его руках, заставляя покоряться ему, принадлежать ему. Но это было именно то, чего хотели они оба.

Наконец Карю склонился над ним, скрывая длинными прядями волос все, что окружало их лица снаружи. Он словно создал странную, почти эфемерную клетку, в которой можно было смотреть лишь глаза в глаза и никуда больше.

- Скажи мне это, Зеро.

Басист скорчил недовольную гримасу, не желая вот так открыто показывать свое повиновение, не смотря на то, как очевиден был тот факт, что он хочет Карю до одури.

- Ты ведь и так это знаешь, - пробормотал он, но лишь взглянув на то, как исказилось лицо любовника, осознал свою ошибку. – Твой.

Красивые губы гитариста расплылись в легкой улыбке, словно это слово было тем самым сигналом старта, которого он ждал с самого начала. Резко подавшись назад, он стянул с себя одежду, делая вид, что не замечает, как его любовник украдкой облизывает пересохшие губы, с вожделением наблюдая за ним. Обнаженное худое тело гитариста было слегка подпалено весенним солнцем и приняло светло-коричневый, немного золотистый оттенок. Поймав на себе полный восхищения взгляд Зеро, Карю, усмехнувшись, послал ему воздушный поцелуй и, опершись на руки по бокам от распластанного тела, неторопливо склонился к мужчине. Зеро машинально приподнялся, ожидая, что бледные губы сейчас коснутся его собственных.

- На колени. Лицом к изголовью, - Карю постарался придать голосу самую каплю нежности, хотя это все равно звучало как приказ.

С этими словами он отодвинулся так, чтобы Зеро не мог его видеть. Тот, проследив за передвижениями гитариста, все же подчинился, встав на четвереньки. Таким образом его лишали любой возможности предсказать, что Карю собирается делать с ним. Он был словно слепой котенок, чья судьба находится в руках того, кто им обладает. С этого момента он мог лишь ощущать.

Он чувствовал, как Карю вновь опустился на кровать позади него, ласково прочертив невидимую линию вдоль его позвоночника вниз, к копчику. И еще чуть ниже.

- Расслабься, Зеро. Я не хочу, чтобы тебе было слишком больно.

Басист саркастически закатил глаза, но все же предпринял попытку расслабить мышцы. Однако тут же пожалел об этом, почувствовав прикосновение горячей плоти. Он совершенно не был готов принять любовника сейчас, но шанса на то, чтобы пожаловаться, ему не было предоставлено, и через мгновение его тело словно пронзили тупой цыганской иглой. Смазки было более чем достаточно, но подобная торопливость все равно причиняла боль, которую Зеро тщетно пытался заглушить, уткнувшись в подушку, вздрагивая каждый раз, когда чувствовал новый толчок. Руки гитариста опустились на его бедра, болезненно впиваясь тупыми ногтями в кожу.

Карю останавливался на короткое мгновения, прежде чем войти еще глубже, дабы дать Зеро привыкнуть. Это были паузы, заполненные лишь их диссонансным тяжелым дыханием, обжигавшим воздух снаружи и легкие изнутри. Внезапно подавшись назад, гитарист покинул обмякшее в его руках тело. Его любовник замер в предвкушении, слегка слегка дернувшись вслед за ускользнувшим генератором удовольствия, в то время как Карю преспокойно сидел сзади, ничего не предпринимая, пока Зеро, наконец, не повернул голову, злобно взглянув на усмехнувшегося мужчину. Эта разочарованная мордашка безумно смешила его. Но стоило баасисту отвернуться, как в его тело снова вторглись, беспардонно и жестко, полностью и без каких-либо томительных пауз. Немой стон, впитанный услужливой подушкой, вырвался из приоткрытого рта, разносясь по периметру маленькой комнаты.

Зеро никогда не бормотал глупости и не умолял во время секса. Он хотел, чтобы его любовник учился читать его. И тому это действительно удавалось. Одной рукой гитарист обвил грудь мужчины, удерживая его, прижимая к себе. Так ощущения достигали своего пика, становились отчетливее и ярче. Так хотели они оба. Бледная кожа груди вскоре покрылась царапинами, оставленными беспощадными ногтями. Тело, к которому он прижимался спиной, казалось вылепленным из раскаленной лавы, оно жгло, прожигало и сжигало до тла. Словно сраженный, Зеро вновь упал на подушку, чувствуя потрясающее облегчение там, где все это время была так туго натянута иллюзорная нить.

Карю отстранился на секунду, чтобы перевернуть податливое, словно тряпичная кукла, тело и затем снова погрузиться в него, на этот раз легко и быстро, но вновь вызывая бурю эмоций, так как любовник уже сам двигался навстречу, желая, чтобы его любили как можно глубже. Зигзагообразная сетка на его груди кровоточила, очаровывая гитариста, маня его прикоснуться. Склонившись, он слизнул одну каплю, затем другую, и так каждую, уделяя особое внимание всем без исключения. И хоть Зеро не мог видеть его лицо, но его воображение четко рисовало довольную улыбку, так украшавшую лицо его любовника.

Не в силах больше терпеть это сладостное мучение, басист притянул Карю к себе, требуя поцелуя, скользя языком внутрь горячего, влажного рта. Ладони гитариста мягко легли на его затылок, вновь вынуждая подчиняться, отдавая контроль над поцелуем. Терпкий вкус крови, смешанный со слюной, наполнил обоих. Это было горько. Эротично. Это сводило с ума. Слепые игры, продолжавшиеся с минуту, были прерваны внезапными судорогами Карю, заставившими его вжаться в тело любовника, чтобы в конце концов наполнить его изнутри раскаленной вязкостью мгновенной любви.

Поцелуй превратился в нечто ленивое и тягучее, прежде чем Зеро вяло оттолкнул Карю.

- Здесь все мокрое. Я не хочу тут лежать.

Гитарист впервые за все время позволил себе засмеяться и послушно поплелся к постели напротив, которая еще не подверглась их сумасшествию. После пропитанных потом и спермой простыней чистое белье как нельзя приятнее холодило расплавленную кожу. Правда, остыть Зеро не позволяли крепкие объятья любовника, желавшего оставаться повелителем до победного конца.

- Твой, - пробормотал он, прижимаясь плотнее к любимому телу. – Пусть даже если ты и оставил на мне засос, дурак.

- И я буду делать это всегда, кроха.

Зеро картинно закатил глаза, но возражать не стал. Бывало ведь и хуже.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » To your knees for me (NC-17 - Karyu/Zero [D'espairsRay])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz