[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Привкус гниющих костей на кровоточащих дёснах (NC-21 - [the GazettE, D'espairsRay])
Привкус гниющих костей на кровоточащих дёснах
KsinnДата: Пятница, 16.08.2013, 19:47 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Привкус гниющих костей на кровоточащих дёснах

Автор: Tatiana Miobi
Контактная информация: ICQ: 577384658

Фэндом: the GazettE, D'espairsRay
Персонажи: Все участники. Наверное. Но мне сказали, что тела нашли не все.
Рейтинг: NC-21
Жанры: Слэш, Ангст, Драма, Даркфик, POV
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Судороги, кровь, разлагающийся рассудок... Слишком жестоко, чтобы быть правдой. Слишком правдиво, чтобы не верить в такую жестокость.

Посвящение:
Бессонной ночи, литру кофе и трём нетронутым печенькам.

Примечания автора:
Здесь царь - Абсурд, царица - Смерть. В общем, в секты лучше не соваться.
 
KsinnДата: Пятница, 16.08.2013, 19:49 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 1. Грязные ногти, огромные змеи
POV кого-то одного

Тело дрожит в экстазе. Дотроньтесь до него, кто-нибудь, умоляю, я передам это невыносимое чувство через чужое прикосновение! Так ненормально приятно, и в области паха ощущаю напряжение, но больше всего на свете я хочу освободиться и никогда этого не чувствовать. Никогда. Ничего. Не чувствовать.
Я отдам кому-нибудь тошноту после тех горьких белых таблеток, застревающих в глОтке. Я сброшу с себя нежелание совершать даже незначительные телодвижения. И лучше умру, чем осознаю невозможность всего этого. Но нет, я всё ещё не хочу умирать.
В ноги ударила судорога. Ногти-бритвы разрезают кожу, пытаясь справиться с нарастающей тяжестью и дикой болью, от которой хочется кричать.
Где мой голос? Беззвучно открываю рот, смотря на потолок, с которого осыпается краска. Крупные хлопья падают, как снег, на шершавый бетонный пол, пронзающий ступни леденящими иглами. Они чувствуют холод и немеют, не в силах шевельнуться. Мышцы в икрах кажутся деревянными. К лодыжкам быстро спускаются капли крови, оставляя за собой бордовые дорожки. Следы от грязных ногтей, проникших слишком глубоко под кожу, чернеют в тусклом свете, исходящем из угла. Там страшно. Уж лучше - другой, противоположный угол, вон тот - чёрный, неизвестный, в котором наверняка ползают черви и гниёт чей-то труп. Иначе что это за запах? Или это мои собственные кости начинают разлагаться вслед за изорванным разумом?

POV кого-то другого
Он сидит на рваном матраце и, пытаясь закричать, вонзает ногти в кожу. Он такой же, как и я? А что он здесь делает? Что я здесь делаю? Кто мы?
Нижняя губа у него разодрана сбоку. Как будто из неё что-то вырвали. А волосы правда чёрные? Или просто намазаны какой-то смолой? А зачем?
Симпатичный. Как жаль, что мне наплевать на него. Я, может, даже помог бы, если б силы были подняться с кровати.
Мы давно уже не ходим, нас давно не водят никуда. Они сами посещают нас и делают что-то. Я часами могу рассматривать одну точку на стене возле кровати, при этом не интересуясь ею и ни о чём не думая. После них, всё это после них. Чем-то пичкают, что-то вводят в шею через толстую иглу медицинского шприца, а я кричу, ведь кажется, что по венам пустили настоящий огонь. Кровеносные сосуды плавятся, стекают вниз, пачкая внутренние органы своими остатками и разъедая их, подобно серной кислоте. Пульсация, зарождающаяся в висках, разносится по всему телу тревожной барабанной дробью.
"Беги. Спасайся".
Это первобытный страх животного, которого загнали в угол. Но зверь сражается до потери пульса, у него ещё есть время до момента остановки сердца, а мой пульс угасает сразу, и я падаю на кровать, действительно веря в то, что умер. Кажется, что бьюсь в конвульсиях и рыдаю, но на самом деле просто лежу, обездвиженный и, вроде бы, без сознания.
Я поднимаю взгляд вверх и, сам не понимая, зачем, начинаю смеяться. Как забавно иссохшаяся краска осыпается с потолка под силой густых вибраций, доносящихся сверху. Что-то движется, потом затихает. Там, наверное, ползают большие чудовища, напоминающие огромных змей. Они найдут нас и сожрут. Но не заживо. Потому что все мы здесь уже мертвы.

Часть 2. Вкус чужой жизни, биение вырванного сердца
POV кого-то третьего

Что за ненормальный смех? Он где-то рядом, но я не могу посмотреть в ту сторону, откуда он доносится.
Каждое движение причиняет боль. Болит всё тело и особенно разорванный анус. Кто-то трахал меня по чужому приказу, а я вынужден был терпеть. Хватался пальцами за всё, что мог, и, кажется, вырвал что-то из губы этого мужчины. Я просто резко закинул руку назад, а его лицо находилось слишком близко, когда он, навалившись на мою спину, всаживал в меня свой член. Металлический пирсинг с куском мяса до сих пор валяется рядом с кроватью. Хочу поднять его с пола, но даже это мне сейчас не по силам.
Я не верю, что жив, и не до конца уверен, что уже мёртв. Я где-то на границе между адом и адом. В каком из них лучше - не знает никто.
"Ютака, Ютака..."
Почему-то мне кажется, что я догадываюсь, кому принадлежит ненормальный смех. Его ведь именно так зовут, правда? Иначе откуда я знаю это странное имя?
Веки никак не хотят закрываться. Они застыли на одном месте, словно каменные. Такие тяжёлые, а глаза до отказа наполняют слёзы. Это просто рефлекс, это вовсе не от боли и отчаяния. Просто рефлекс... Я не чувствую жалости к себе и тем, кто рядом. Их, вроде бы, больше, чем двое. Но мне всё равно, они никто мне. И я для себя никто. Пустая телесная оболочка, из которой кто-то намеренно выпил до дна всю душу. Интересно, какая она? Я никогда не пробовал на вкус чужую жизнь.

POV кого-то четвёртого
Они заставили меня съесть сердце. Человеческое сердце, которое билось у меня в руке, когда я разрывал его зубами. Они холодными глазами смотрели на меня. Им не было при этом весело, они не издевались, а просто следили за тем, чтобы от главного внутреннего органа не осталось ни кусочка. Мои руки до сих пор перепачканы кровью, но это не моя кровь, это кровь моего товарища, я точно это знаю. Мы дружили, возможно, выручали друг друга не раз в различных жизненных ситуациях. Смеялись и грустили вместе, ходили куда-то, развлекались или просто молча сидели вечером в парке. Мы оба видели свет и вместе попали во тьму. Я вспомнил это, когда ел его сердце. Я глотал его кровь вместе с воспоминаниями, которые уже начинают стремительно таять в моей больной голове. Скорее бы потерять их навсегда, они слишком светлые для этого тёмного сырого мира. Как тебя звали?
"Карю..."
И это имя тут же стёрлось из памяти, оставив за собой лишь мокрый след. Когда разбитое тело убирают с асфальта возле небоскрёба, остаётся такое же пятно. Оно долго не сходит. Пройдёт немало дождей, прежде чем кровь полностью смоется, и все забудут о том, что произошло на этом злополучном месте.
Однажды дождь смоет и меня. И я забуду, кто я, впервые ощутив на теле небесную влагу. Почему впервые? Да просто я не помню, что это такое - чувствовать дождь. Я не помню, как пахнут цветы, я не помню вкусов и звуков. Зато я досконально изучил вонь, исходящую от отсыревших стен, покрытых плесенью. Она повсюду, словно паутина, да и паук, наверняка, ползает где-то рядом. Это он убил моего друга, а они вырвали сердце из его груди и дали мне.
На липких пальцах темнеют кровавые сгустки. Я безучастно рассматриваю их в тусклом свете, уже совсем забыв, откуда они взялись на моих руках.

Часть 3. Искалеченный нерв, мёртвая крыса
POV кого-то пятого

Отросшие волосы неряшливо спадают на глаза сальными сосульками. Если бы кто-то мог дать мне ножницы, я бы проткнул свою голову, всадив их в висок. Возможно, сил бы не хватило на один решительный удар, и пришлось бы умирать, в панике думая, как я буду оправдывать свой поступок перед Богом. Но почему я должен ему что-то объяснять? Если он есть, то где он? Где он сейчас, когда мне плохо? Где он, когда меня в который раз уже рвёт собственной кровью?
Стало немного спокойнее... Тошнота отступила, и я обессиленно откинулся назад, встретившись спиной с холодными облупленными стенами. Языком играю с почти выпавшим зубом. Он держится на какой-то ниточке, и если сильнее задеть... как сейчас... Ай! Резкая боль пронзает всю челюсть.
Я повторяю это действие снова и снова. Снова и снова я задеваю языком эту ниточку, этот искалеченный нерв. Я вздрагиваю от боли, и в эту никчёмную секунду слышу голоса из прошлого. Наверное, из прошлого... Я пытаюсь понять...
Кричит толпа. Их много. Парни, девушки... Их голоса сливаются в единый восторженный шум, и разобрать отдельные слова не представляется возможным.
Ещё раз... Ай!
Шум стал ярче, но угас уже в следующий миг. Мне мало этого короткого момента. Хочу слышать...
Ай!
Они выкрикивают имя. Кричите громче! Громче!!!
Ай!
Я что-то увидел. Увидел же?
Ай!
Их много, все они такие разные, и взгляды их обращены почему-то в мою сторону. А я стою чуть выше них... я... я...
А-а-а!
Показалось, что током ударило. Будучи несмышлёным ребёнком, я сунул пальцы в розетку. Затем... такая вкусная еда в школьной столовой... Держу микрофон... он тяжёлый? Эй, почему он кажется мне таким тяжёлым?.. Непривычно... "Акира, очень приятно. Надеюсь, сработаемся"... "Отлично выступили!".. "Конечно, могу. А ручка есть? Где расписаться?".. "Что? Тур? Наш первый тур?!".. "Руки! Руки! ТА-КА-НО-РИ!!!"
Никчёмная доля секунды... Чья-то жизнь короткими отрывками успела пролететь перед моими глазами. Не моя. Не моя...
Я выплюнул на пол свой зуб. Пожалуйста, больше никаких воспоминаний...

POV кого-то шестого
Смотри: я выгибаю спину, и полупрозрачная кожа уродливо обтягивает грудную клетку. Так ещё сильнее заметны трупные пятна. Смотри: я труп, для которого пока что не нашлось свободной ямы.
Сюда не забегали крысы. Но сегодня я поймал одну, когда она пыталась съесть палец на моей ноге. Агрессия. Она заставила меня вскочить и впиться ногтями в несчастное крысиной тельце. Оглушительный визг, сопротивление - и крыса обмякла в моей стальной хватке. Смотри: я до сих пор держу её в руке. Ты голоден? Смотри! Не смотришь?..
Рука отяжелела, пальцы сами по себе расслабились. Крыса упала, глухо ударившись о пол.
В тусклом свете я разглядывал силуэт мужчины, сидевшего поодаль от меня. Посмотрев на крысу, он вновь согнулся пополам в приступе рвоты.

Часть 4. Распределённые роли, попытка - как пытка
POV кого-то седьмого

Я думал, что пришёл к врачу, но человек, который прикидывался целителем, свёл меня с ума. Теперь я - псих, который думает, что его поместили в психиатрическую клинику. Однако это тоже обман. Здесь много врачей, но они не лечат своих пациентов, а медленно убивают их, чтобы отправить в морг. Что будет в морге? Вместо того, чтобы подготовить к погребению, нас растащат на органы, оставив лишь пустые тела, которые вскоре окажутся на кладбище. Но и там покоя не будет: стаи голодных бездомных псов разорвут нашу плоть на куски.
Придя сюда, я был слепым: не видел очевидного. Сейчас же я не вижу вообще ничего. В моих глазах всё расплывалось и темнело, пока не угасло совсем. Это так странно: слышать шаги и чувствовать чьи-то прикосновения, ощущать надвигающуюся опасность, страх, но не видеть, не видеть ничего вокруг! Оно и к лучшему... так легче... сходить с ума дальше...
Свет в конце тоннеля - всего лишь болотный огонь. Не ходи на него - он утянет в трясину.
Я в трясине. Мы все увязли в болотной жиже, а кто-то помогает нам тонуть. Сначала нас убеждали, что так и надо, так и должно быть, но когда мы поняли истину, было уже слишком поздно: разум начал разлагаться, а тело отказывалось подчиняться командам.
Ты не станешь одним из них, ты станешь животным, предназначенным для опытов. Все роли давно распределены. Не думай, что тебе по силам что-то изменить в этом сценарии.
Хриплое дыхание, тяжёлые движения... Кто бы ты ни был, не смей ко мне приближаться! Я слишком слаб, чтобы нанести удар. Я слишком немощен даже для того, чтобы догадаться ударить.
- Ты пойдёшь со мной?.. Пойдёшь?.. - слабый голос. Кто-то настойчиво трясёт меня за левое плечо, но я не понимаю, что нужно этому человеку. Куда идти? Я должен оставаться здесь, ведь так внушили...
Короткий поцелуй в окровавленные губы. Я попытался дотянуться до того, кто только что был рядом, но он уже ушёл. Я слышал отдаляющиеся шаги, неровные шаги. Он вроде бы даже упал пару раз.
Я не воспользовался последним шансом что-то изменить, я не поднялся с холодного пола. А ведь я даже не подумал о том, что именно этот человек, пытавшийся поднять меня на ноги, и был тем самым врачом, способным пробудить мой разум ото сна...

POV кого-то восьмого
Замкнутый мир. Повсюду стены. Их не пробить, но где-то же должен быть выход?
Я видел, как они сюда приходят... эти люди в чёрных одеждах до пят... Они приходят, а значит, мир продолжается за этими стенами.
Никто не пытается выбраться. Смотрю на тех, кто рядом: всем наплевать на себя и других. Марионетки. Просто игрушки в руках сумасшедших кукловодов. Мне одному здесь кажется, что я всё ещё сохранил способность думать?
Я стою, я достаточно твёрдо стою на ногах. Никто не поднимал меня, я сам нашёл в себе силы. Слишком велико желание жить. Оно где-то глубоко, на подсознательном уровне. Я не контролирую его, оно просто есть.
Падаю на колени перед тем, кто рядом. Мне кажется, что мы знакомы, поэтому, наверное, я хочу взять его с собой.
- Ты пойдёшь со мной?.. Пойдёшь?.. - как трудно говорить осипшим голосом. Не легче, чем заставить его себя услышать. Но он молчит... не умер, дышит вроде... Но может быть, не хочет слышать или действительно не слышит...
Тогда отдай мне остатки того, что у тебя есть, но что тебе уже не нужно. Я знаю, кто-то долго высасывал из меня энергию, а значит, я тоже так могу. Не хочу быть растением, комнатным цветком, которого намеренно забывают поливать.
Я прикоснулся к его почерневшим губам, веря, что именно так заберу частичку не до конца угасшей жизни. Это было глупо, но я нуждался в приливе сил. Не знаю, где я, но путь предстоит не близкий. Я выберусь на волю и увижу свет.
Привкус гниющих костей на кровоточащих дёснах. Ты умираешь, разлагаясь заживо... Прощай...
Вдоль ненавистных стен, мимо неизвестных мне знаков, нарисованных лихими широкими мазками... К одной-единственной двери, которая оказалась незакрытой. Кто-нибудь знал об этом? Мы даже не задумывались... Не в силах были думать...
Плесень, отсыревший пол... Я шёл наощупь, сворачивая то вправо, то влево, петляя по запутанным коридорам. Идти вперёд. Назад нельзя. Там смерть...
Отбиваясь от крыс, хватающих за ноги, пытаясь бежать, падая и поднимаясь снова... Я шёл на шум, который становился всё ближе с каждым шагом.
Не осознавая ничего, но понимая, что нужно идти вперёд, не оглядываясь... Попытка - как пытка... Боль - каждый шаг...
Босые ступни ощутили холод металла. Я наступил на что-то узкое. Огни, я вижу свет. Здесь много металлических полосок, они все тянутся куда-то далеко. И этот шум, он нарастает. Я близко, цель совсем рядом. Но какова она?..
Густой шум послышался прямо позади меня. Обернувшись, я зажмурился от невыносимо яркого света. Успел лишь вскинуть руки... и всё исчезло... Это и было моей целью?

Часть 5. Новая жизнь, разбитый мир
POV кого-то... лишнего

- Просто расслабься, хорошо? Эй! - он пощёлкал пальцами перед моим носом, возвращая меня в реальность. Честно говоря, мне совсем не хотелось в неё возвращаться, - Мы не можем делать сенсацию, когда ты в таком состоянии! Приведи себя в порядок и давай уже начнём!
Он не доволен. Конечно, ведь у нас всегда всё шло, как по маслу, поэтому мы работаем вместе. Поэтому нас всегда хвалит начальство, а репортажи, которые я веду, в разы повышают рейтинг канала.
Но сейчас всё иначе...
Сенсацию делать, говоришь? А из чего? Из смерти этих людей, личности которых сейчас устанавливает полиция?
- Десять секунд до прямого эфира!
Меня трясёт изнутри. Я каждый день ездила в метро, стояла на этой станции... нервно поглядывала на часы, ненавидя время за то, что оно так быстро убегает...
- Семь секунд!
Но я и предположить не могла, что прямо под моими ногами находятся люди, для которых время остановилось. Живые люди...
- Пять секунд!
...они умирали там, внизу, под моими ногами, а я и понятия об этом не имела, всё продолжая смотреть на часы и проклинать себя за лишнюю чашку кофе, из-за которой опаздываю на работу.
- Три!.. Два!.. Один!
Собраться.
- Мы ведём прямой репортаж из самого сердца Токио, - они вырывали им сердца... - Согласно данным, представленным полицией, прямо здесь, под этой станцией метро, в течение нескольких лет находилось логово сектантов, так называемое "чёрное место". Было ли это связано с сатанизмом или же с чем-то иным, мы спросим у... - мне плохо. Говорю автоматически. Никогда не заучивала текст, тем более, дословно, но сейчас я просто знала, что ни о какой импровизации и речи быть не может. Как я выгляжу? Наверное, перед камерой всё та же обаятельная женщина с аккуратной причёской. Но что внутри меня? Там ад... Я будто сама очутилась в этой секте... Кажется, что отчасти я чувствую всё, что ощущали эти люди, побывавшие там... Их жизнь закончилась под многолюдной станцией метро... но одному всё же удалось выбраться наверх...
- ...если бы не он, мы бы вряд ли когда-нибудь узнали, что творится в самом центре города, у нас под ногами...
Полицейский говорит о том мужчине, который управлял поездом? Я почти не слушаю... Я не могу... не могу...
- ...к сожалению, он скончался на месте...
А это про того... который выбрался... Но и ему было не суждено выжить, так? Его сбил поезд...
- Аки-и-ита-а-а...! - оператор злобно на меня зашептал. Оказывается, полицейский уже закончил говорить. Теперь моя очередь. Нужно сказать что-то в камеру.
Я смогу.
- В связи с последними событиями, все станции метро, находящиеся в центре, будут закрыты до конца следствия...
Я что-то говорила про осторожность, и что, возможно, это не единственное "чёрное место" в городе. Говорила, что самих сектантов найти не удалось, они покинули своё логово до приезда полиции... И в то же время, призывала не паниковать... Убеждала зрителей, что преступников скоро найдут, и все они будут наказаны. Сказала, что мы будем следить за развитием событий и держать людей в курсе дела... Я смогла... И вроде это даже звучало убедительно...
- Отлично! - мой муж выключил камеру, улыбаясь так, будто мы только что сняли жизнерадостный репортаж про начало пляжного сезона, - Выпей кофе, ты сегодня бледная.
- Для тебя это просто работа, да? Просто способ заработка?
- Что? Эй, ты чего? - он удивился. А я - нет. Я разочаровалась. Возненавидела его за эти пятнадцать минут.
- Мы говорили о том, что Ками-сама не даёт нам детей, помнишь?. Теперь я понимаю...
- О чём ты?!
- Не детей он нам не даёт, Юджи. Это МНЕ он не даёт совершить ошибку.
Я просто развернулась и ушла. Завтра подам на развод, а заодно напишу заявление об увольнении по собственному желанию.
У нас всегда всё шло, как по маслу, поэтому мы работали вместе. Поэтому нас всегда хвалило начальство, а репортажи, которые я вела, в разы повышали рейтинг канала.
Достаточно.
Смерть - очень плохой способ заработка на жизнь.

POV кого-то... разбитого
Не имеет значения, кто я. Не имеет значения, как меня зовут. Больше вообще ничто не имеет значения.
Я выключил телевизор, ненавидя репортёршу из выпуска новостей за её спокойный голос. Она говорила слишком уверенно, слишком бесцветно... слишком заученным был её текст. Она просто делает деньги. Как и все в этом проклятом ящике.
Не смотри... пожалуйста, не смотри на них... Но ведь они... смотрят?
Я медленно повернул голову, переведя взгляд с потухшего экрана на фотографию, стоявшую в рамке на письменном столе. Я сам делал это фото, поэтому меня на нём нет. Зато там есть они... Юу, Кою, Акира, Ютака, Таканори... или нет, нет... Лучше по-другому: так, как мы звали друг друга обычно. Аой, Уруха, Рейта, Кай, Руки... Зеро, Карю, Тсукаса, Хизуми... Почти всё свободное время мы проводили вместе. Мы смеялись, грустили, занимались чем-то или просто болтались без дела летним вечером... Мы приходили друг другу на помощь по первому зову...
А потом... они пропали...
Я был в другом городе, а когда приехал, никто из них не подошёл к телефону. И я ломал свою глупую голову, гадая, чем мог их столь сильно обидеть, но теперь... почему-то мне кажется, что... что я всё понял...
Фотография ударилась об стену. Стекло, вставленное в рамку, разбилось. А вслед за ним разбился я.
Что заставило вас связаться с этой сектой?!
Что мешало мне отказаться от командировки?..
Бесконечные вопросы увязли в пустоте вместе с моим криком. А ведь я тоже не раз бывал на той станции после своего возвращения...
Но я не знал... я не знал...
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Привкус гниющих костей на кровоточащих дёснах (NC-21 - [the GazettE, D'espairsRay])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz