[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Торговля людьми (NC-17 - Аой/Уруха, Дай, Шинья [the GazettE, Dir en Grey])
Торговля людьми
KsinnДата: Пятница, 16.08.2013, 19:36 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Торговля людьми

Автор: Tatiana Miobi
Контактная информация: ICQ: 577384658

Фэндом: the GazettE, Dir en Grey
Персонажи: Аой/Уруха, Дай, Шинья, Руки
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Ангст, Драма, Психология, Философия, Даркфик, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Задумайся: для кого-то твоя жизнь - всего лишь товар.

Посвящение:
Людям.

Примечания автора:
Отросьте в сторону розовые очки. Реальность жестока.

Вскоре к этому фанфику будут добавлены четыре бонуса: истории Урухи, Дая, Шиньи и Руки. Советую почитать.
 
KsinnДата: Пятница, 16.08.2013, 19:38 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Часть 1
Высокий мужчина крепкого телосложения выволок босого черноволосого парня из прокуренного насквозь салона автомобиля. Дверь захлопнулась, а я так и остался сидеть внутри, как можно более поверхностно вдыхая спёртую сигаретную вонь. Придвинувшись ближе к окну и прищурившись из-за ярко светившего солнца, я увидел, как парень упал на асфальт, оступившись на ровном месте. Может, он находился под воздействием алкоголя или наркотиков, а может, просто силы подходили к концу, и потому он уже не мог держаться на ногах. Я не знаю, кто он, и почему здесь оказался, но, искоса поглядывая всю дорогу на его лицо, смутно понимал, что мы встречались где-то раньше. Странное ощущение дежавю…
Мужчина держал в левой руке чёрные лаковые туфли на высоких каблуках, а свободной рукой поднимал сопротивляющегося парня за волосы, заставляя вновь встать на ноги. И самое ужасное, что всё это происходило посреди достаточно оживлённой улицы, средь бела дня. Повсюду шли люди. Они лишь изредка поглядывали на очевидные противозаконные действия, но даже не думали вызвать полицию или хоть как-то помочь парню с экзотической для этих мест азиатской внешностью, которого уже тащили в подъезд жилого дома. Я не мог остаться в стороне, а потому решил пойти за ними. Было страшно. Пытаясь понять, почему моё сердце так больно и быстро бьёт изнутри в грудную клетку, я не обратил должного внимания на то, с какой лёгкостью выбрался из машины, даже не открывая дверь.
Забежав в подъезд и поднявшись на пятый этаж, я увидел их. Черноволосый парень упал на обшарпанный деревянный пол, а мужчина кинул ему туфли и грубо сказал что-то на английском языке. Я очень плохо знаю английский, а потому не смог разобрать слова. Обливаясь слезами и громко всхлипывая, парень надел женскую обувь и неумело встал на высокие шпильки, держась за стену, чтобы снова не потерять равновесие. Мужчина схватил его за локоть и повёл к одной из квартир. Дверь открылась ещё до того, как он успел нажать на кнопку звонка. Человек, вышедший на порог квартиры, отдал деньги сутенёру, который только что привёл ему шлюху прямо на дом. Не дождавшись, пока дверь закроется, я проскользнул в грязную однокомнатную квартиру, где отвратительно пахло немытым телом. Стараясь не споткнуться о хлам, разбросанный по полу, я посмотрел себе под ноги и понял, что на мне нет обуви.
Клиент поставил парня перед собой на колени и начал расстёгивать ремень. Измученный азиат еле сдерживал приступы рвоты, смотря, как тучный сальный американец спускает вниз свои джинсы. Меня и самого чуть не стошнило. С утра я ничего не ел, а потому ощущал во рту горький вкус желчи, которая вот-вот выплеснется наружу, освободив голодный желудок.
Увидев напряжённый член, парень резко вскочил на ноги и метнулся к раскрытому окну.
Последнее, что я помню – это тень на стремительно приближающемся асфальте…
Часть 2
Я рисую солнце огрызком карандаша, который выпал из кармана очередного клиента. Дорогой костюм выдавал в нём богатенького работника какой-нибудь нехилой фирмы. Там наверняка не знают, что этот человек по выходным трахает молоденьких мальчиков в шикарном загородном особняке, напичканном охраной и жертвами. Жертвами… которые попали сюда не по своей воле. Я – один из них. Я рисую солнце на стене возле кровати. Не роняя слёз и даже не помышляя о побеге. Плакать уже бессмысленно, а если попытаться сбежать – всё равно поймают, к тому же, цена свободы сразу возрастёт в несколько раз.

Мой паспорт находится где-то в этом доме, в руках у хозяев борделя. Чтобы получить его обратно и покинуть навсегда эти стены, я должен заработать 50 000 американских долларов. Заработать, продавая своё тело, а заодно и душу, которая становится всё слабее после каждого секса с незнакомыми людьми.
Некоторые из них отрываются на мне за всё плохое, что происходит в их жизни. Один клиент так и сказал: «Меня вчера бросила жена, поэтому я буду ебать твой рот до тех пор, пока ты не задохнёшься».
Другие просто по натуре являются садистами, причём такими, которым нужны именно парни, а не девушки, хотя и жертв женского пола здесь было не мало.

Мы все ощущали себя обречёнными на смерть от венерических заболеваний, либо от суицида, коим часто заканчивались в этом доме истерзанные жизни. Чтобы выйти на волю, каждому из нас нужно было пережить секс с сотней клиентов, потому что каждый из них отдавал фиксированную ничтожную сумму: 500 долларов.
Я старался не смотреть на себя в зеркало по утрам: догадывался, что выгляжу столь же потасканно, как и остальные… Мне было противно… Всё, что происходит со мной, случилось по моей же глупости…

Серое солнце с серыми лучами, аккуратно нарисованное простым карандашом, согревало надежду на освобождение из сексуального рабства. Я действительно верил, что всё это однажды закончится, и я смогу вернуться в Токио. Целый океан разделял меня с родным домом. Уже четыре месяца я находился в чужой стране и слышал незнакомую речь, в которой мог узнать лишь несколько распространённых фраз.

Нас было много, и все мы попали сюда из разных точек земного шара. Люди из России, Европы, Австралии, Канады, Южной Америки… А для любителей экзотики – японцы и пара африканок. Я не один отличался азиатской внешностью: кроме меня здесь находились ещё трое парней из моей страны. И попали мы сюда вместе, совершив один и тот же опрометчивый шаг…

Дайске не был похож на человека, которого легко подчинить чужой воле. Поначалу он пытался устроить побег, но охрана быстро просекла в нём боевой настрой и накачала героином. Так мой брат по несчастью стал наркоманом… Из него легко сделали цепного пса, подкидывая очередную дозу, когда ломка достигала своего апогея, и крики боли начинали пугать клиентов. Он понимал, что умрёт, если окажется на воле.
Бледная потная кожа, чёрные круги под глазами, впалые щёки и вечно трясущиеся руки… Дай сел ко мне на кровать и медленно провёл пальцами по нарисованному на стене солнцу. На лице мелькнула слабая улыбка. Он тоже верил, что всё это не навсегда…
Вторым земляком был Такашима Кою: удивительно красивый молодой человек с губами необычной формы. Рыжие волосы с отросшими тёмными корнями небрежно спускались почти до самых плеч. Немного грустные, но такие прекрасные глаза почему-то всегда дарили мне спокойствие. В них не было смирения или горя. Всё это находилось глубоко внутри, за семью замками и отражалось во взгляде лишь тихой грустью. Кою нравился мне. Я сказал об этом несколько дней назад, как только почувствовал странное влечение к нему. Он снова не показал эмоций во взгляде, а лишь улыбнулся и хотел меня поцеловать, но остановился в паре сантиметров от моих губ. Не позволив мне коснуться их, он показал свои жёлтые ногти и признался, что болен гепатитом, который занёс ему один из клиентов…
Вспомнив это сейчас, я отвернулся от Дая, продолжающего водить пальцами по серому солнцу, и машинально начал искать взглядом своего рыжего Кою. Тот сидел возле лежащего на кровати японца. Мой третий земляк… Он изначально был очень худым, но теперь его худоба приобрела особенно болезненный вид. Шинья спал, тяжело дыша во сне. Уже второй день он не может встать… Мы просили вызвать врача, но все просьбы слепо игнорировались.
- Юу, - в голосе Дая слышались нотки счастья, - Оно и правда греет…
Часть 3
Мы стояли в ряд в зале на первом этаже. Явился ещё один любитель мужской плоти. Он жадно пожирал взглядом каждого из нас, прохаживаясь вдоль ряда. Одного только Шиньи не было сегодня с нами: сутенёр, позвавший нас вниз, недовольно посмотрел на больного парня, который из-за слабости даже мог открыть глаза, и решил, что такой товар разом испортит престиж всего борделя.
О гепатите Кою на тот момент не знал никто, кроме меня. И лишь после этого страшного признания я начал понимать, что в болезненно-желтоватом оттенке его кожи виновато вовсе не освещение.
Кою стоял рядом со мной, пряча глаза. Каждый секс приближал его к свободе, но всё же он надеялся, что в этот раз выберут не его. Кому захочется отсасывать у незнакомого мужчины, грязного душой?
Однако клиента заинтересовала рыжая шевелюра, и он, похотливо улыбаясь, указал пальцем на моего друга. На мгновение я схватил Такашиму за руку, но тот, виновато посмотрев на меня, будто извиняясь за то, что произойдёт через несколько минут, покорно направился вместе с клиентом на второй этаж. Дверь наверху хлопнула, и остальные, дождавшись, когда им разрешат подняться наверх, разошлись по нескольким общим комнатам.

Этот бордель, куда обманным путём заманивали наивных девушек и юношей, был не единственным в Америке. И не единственным в мире… Таких существует много. В каждой стране работают агенты, крадущие свободу. Одни заманивают своих жертв яркими приглашениями на всевозможные кастинги, другие же действуют быстро и грубо, просто похищая людей средь бела дня. Лишь единицам удаётся вырваться из плена и добежать до местной полиции, но оттуда их возвращают обратно, получив внушительный гонорар за беглецов. А некоторых убивают ещё на подходе к полицейскому участку. Всё просто. Выхода нет.

Конечно, встретившись и познакомившись однажды утром на кастинге, мы с ребятами даже не предполагали о масштабах его последствий…
Со мной должен был пойти мой старый друг – Таканори Мацумото, но ему стало нехорошо после тех суши, которые мы умяли у меня дома перед телевизором накануне вечером. Признаться честно, меня тоже наутро немного мутило, но я всё же нашёл в себе силы пойти на кастинг.
Когда жюри, состоящее из важного вида женщин и мужчин, объявило, что я принят в модельное агентство, счастью моему не было границ. Дай, Шинья и Кою, которые до этого момента были моими злостными соперниками, тут же перекочевали в ряды добрых знакомых. Ещё бы, ведь нас с ними ждал перелёт в Нью-Йорк, где ярким маяком светили умопомрачительные перспективы и контракт на запредельную сумму. Теперь мы не соперники, а скорее соратники, коллеги. Вместе гораздо проще осваиваться в чужой стране.

Тем же вечером я сообщил о своей удаче Таке, прилетев к нему домой на крыльях безграничного счастья. Друг был рад за меня, но и искреннюю зависть скрыть не пытался.
- Если бы не эти суши, я бы поехал с тобой!.. Чёрт! – поморщившись, он снова схватился за живот.
- Да не жалей, ты со своим ростом всё равно бы не прошёл, – я своеобразно подбодрил Таку, за что тут же получил диванной подушкой в грудь.

Следующим утром он всё же дополз до аэропорта, чтобы проводить меня в новую жизнь. Это была наша последняя встреча. Пожелав мне удачи, он остался в Токио, всё ещё проклиная злополучную еду и не подозревая о том, что именно она спасла ему жизнь…
Часть 4
- Юу, помоги! Юу!
- Что?.. Что случилось?.. - я проснулся посреди ночи от того, что кто-то сильно тряс меня за плечо. В полумраке комнаты я увидел Такашиму. Он сидел возле меня и был сильно чем-то напуган.
- Ему совсем плохо стало! - вслед за этими словами последовал негромкий стон, доносившийся из другого конца комнаты.
Дайске тоже не спал. Сидя на одноместной кровати возле Шиньи, он держал парня за руку, но не мог ничем помочь.
- Нужен врач, - я встал и подошёл к ним.
- Но они не слушают!
- Плевать мне, что они не слушают! Мы и так потеряли много времени, пока уговаривали их вызвать медиков! Это не шутки, у него ведь явно какое-то венерическое заболевание!
Дверь открылась, и в комнату вошли двое громил. Охрана. Люди без сердца и души. Жестокие роботы, находящиеся на службе у своих хозяев. Они спросили что-то на английском.
- Врача позовите! Он ведь умрёт! - я готов был накинуться на этих людей с кулаками, лишь бы достучаться до их ограниченного разума.
Не смотря на то, что я говорил на японском, они поняли, о чём идёт речь. Мужчины подошли к кровати и жестом показали Даю, чтобы тот встал. Один из них дотронулся ладонью до горячего лба Шиньи и сказал что-то второму. Тот кивнул и, молча взяв парня на руки, направился к выходу из комнаты.
- Куда вы его забираете?! - кинувшись к двери, я натолкнулся на могучую грудь охранника. Он взял меня за плечи и оттолкнул с такой силой, что я упал на пол. Ни минуты не доверяя этим типам, я всё же надеялся, что они действительно покажут Шинью врачам, и вскоре он вернётся к нам таким же здоровым и красивым, как прежде. Чёрт возьми, конечно, покажут! Это в их же интересах, он ведь приносит доход этому проклятому борделю!
- Сегодня точно не уснуть, - Дай сел на свою кровать и стал смотреть в окно через металлическую решётку. Мы в тюрьме...
Кою стоял на месте, не двигаясь. Он думал о чём-то, грустно опустив взгляд. Ещё никогда я не видел на его лице такой печали. Всё внутри, всё в себе, никому ни слова... а теперь накопившееся постепенно начало изливаться наружу. Ничего, ещё выберемся отсюда и будем вспоминать весь этот ад, как страшный сон! А может, это и есть сон, и нужно просто найти способ проснуться?
- Эй... - Дайске внимательнее присмотрелся к тому, что творилось на улице, - Куда?.. - он растерянно произносил отдельные фразы.
Подойдя к окну, я взглянул на задний двор и увидел тех самых охранников, которые пару минут назад побывали в нашей комнате. Один из них по-прежнему держал Шинью на руках. А второй...
- НЕ-Е-Е-Е-Е-ЕТ!!! - Дай вцепился в решётку и изо всех сил пытался сорвать её с окна. Но холодные металлические прутья лишь неприятно шумели, даже не думая поддаваться отчаявшемуся парню. Он бился в истерике, захлёбываясь слезами. Что было со мной, я помню плохо. Помню только, как схватил его за талию и одним рывком оттащил от окна. Кажется, мы упали на пол... Он вырывался, а потом внезапно затих и лишь лежал, сжавшись в комок, то и дело вздрагивая от безмолвного плача. Это тот момент, когда ты осознаёшь смысл неизбежности. Второй громила сломал шею нашему другу...
Часть 5
Теперь нас трое. Одного уже не стало. Это как жестокая игра на выживание, где шансы сохранить жизнь сводятся практически к нулю.
Я здоров. По крайней мере, не чувствую никаких недомоганий. А вот у Дая и Кою имеется перспектива закончить свои дни так же, как закончил их Шинья...
Мы даже не знаем, где его похоронили и похоронили ли вообще. Никто из нас не мог смириться с потерей товарища, но особенно сильно страдал Дай. В последнее время он чувствовал сильную привязанность к этому парню. Наверное, потому что они оба были тяжело больны и ходили по лезвию. Чуть оступишься - и ты труп.

Дайске поклялся себе, что избавится от зависимости, но при первой же ломке стал умолять хозяев борделя дать ему новую дозу. Теперь они делали это неохотно: у парня был явно "не товарный" вид, и его не выбирал почти никто из клиентов.

Кою боялся. Я точно это знаю, хоть и вида он не подавал. Такой он человек... Старается скрыть всё в себе...
Я хочу быть с ним. И плевать мне было на то, что у него гепатит. В конце концов, мне вряд ли удастся выбраться отсюда живым, поэтому сейчас я просто хочу искренне любить. Разве это плохо?

- Шима... - я прошептал ему на ухо и осторожно поцеловал в висок. Парень проснулся, не сразу поняв, что я делаю возле его кровати. Слова излишни. Хочется просто его чувствовать.
Убираю волосы с лица, целую в губы... Только не отталкивай меня, прошу...
Он отвечает на поцелуй, закрыв глаза. Изящные руки обвиваются вокруг моей шеи.
Дотрагиваюсь до паха. Кою вздрагивает, притягивает меня к себе ещё ближе. Моё рыжее счастье...
Проникаю языком в его рот, слегка сжимаю основание члена. Начинаю двигать рукой. Поцелуи заглушают стоны. Он царапает ногтями мою шею.
Ещё несколько движений, и горячее семя изливается мне в руку. Ногти до боли впиваются в кожу. Дыхание тяжёлое, но он не хочет расставаться с моими губами...

Утром мы проснулись, лёжа в обнимку на одноместной кровати. По сути у нас не было секса, но эта ночь всё равно запомнится надолго.
Проснулись мы, как обычно, от громкого стука в дверь. Этот сигнал символизировал начало нового рабочего дня.

Сегодня нескольких девушек и парней увезли из борделя. За отдельную плату нас могли доставлять прямо на дом клиентам. Но ещё бОльшим адом были съёмки в порно-роликах. Многие думают, что эти видео, то и дело появляющие в интернете, являются постановочными, и "актёры" добровольно изображают насилие или же просто занимаются сексом. Увы, далеко не всегда это так...
На таких принудительных порно зарабатываются огромные суммы денег, правда вот нам, подневольным жертвам, страдающим перед камерой, конечно же, не достаётся ни гроша. Ни единой монеты не прибавляется к уже заработанным деньгам. Ни на шаг мы таким образом не продвигаемся ближе к свободе.

В доме остались мы с Даем и Кою и ещё девять парней. По поводу девушек не знаю, потому что в бордель пожаловал очередной клиент, предпочитающий именно мальчиков. Мы снова стояли в ряд. Кто-то снова прохаживался вдоль ряда и присматривал шлюху на час.
Отвратительный тип. Высокий, мускулистый, на ногах дорогие ботинки, но главное - не смотреть на лицо. Я взглянул украдкой. Затем ещё раз. В глазах горит какой-то ненормальный огонёк. Нет, даже пламя. Оно вот-вот перерастёт в настоящий пожар. Что-то было в нём настораживающее, вселяющее страх. Кою тоже это почувствовал и незаметно взял меня за руку. Не отпущу его с этим типом. Пускай меня лучше выберет и делает там, что хочет.
Но мужчина кивнул в сторону моего друга. Сутенёр жестом приказал ему выйти из ряда.
- Я не хочу... Я не пойду, нет!
Мы с Даем загородили Такашиму своими спинами, готовясь держать удар. Сутенёр закатил глаза и подозвал охранников. Те одним рывком откинули нас в разные стороны и, взяв Кою под руки, потащили его на второй этаж. Следом отправился и клиент, ещё раз одарив нас всех ненормальным взглядом.
Кою то и дело оглядывался назад, ища помощи, но кинуться ему на защиту мы не могли, потому что нас удерживали другие охранники. Они отпустили нас лишь тогда, когда наверху захлопнулась дверь.

- Я убью их всех сегодня ночью, - Дайске достал из-под матраца большой кухонный нож.
- Откуда у тебя это? - я дотронулся пальцем до остро заточенного лезвия.
- Украл на кухне пару дней назад. Теперь жду удобного случая.
- Давай лучше я. Ты слаб.
- Не-е-ет, дружище... - он тихо засмеялся, - Когда наркоман приходит в бешенство, в нём просыпается неведомая сила. Вот её я как раз и пущу в ход сегодня ночью.
За дверью послышался шум. Дай машинально сунул нож за пояс и оправил футболку.
Выглянув из комнаты, мы увидели, как охрана под руководством одного из хозяев борделя выламывает соседнюю дверь. Как раз ту, в которую полчаса назад вошли Кою и его клиент.
Когда дверь слетела с петель, охрана ввалилась в комнату.
- Oh, God... - хозяин борделя отвернулся и закрыл глаза рукой. Затем с яростью закричал на клиента, - You'll never come back!
Мужчину грубо выводили из комнаты, а вслед за ним показался Такашима... Один из охранников нёс парня на руках. Весь в крови. Глаза широко открыты. Меня затрясло, я кинулся к своему рыжему счастью, но меня быстро оттолкнули назад. Шок. Неверие. Это не может происходить на самом деле!
- Он сказал "Ты никогда не вернёшься", - Дай стоял рядом и тоже не мог оправиться от потрясения.
- И это всё? - ненависть, - Всё, что они сделают? Просто запретят ему приходить сюда, да?!
- За Шинью, - процедил Дайске сквозь зубы, - За Кою. ГОРИ В АДУ, МРАЗЬ! - выхватив нож из-за пояса, он неожиданно рванул к хозяину борделя. Замахнулся и чуть не ударил острым лезвием прямо между лопаток. Выстрел. Второй. Третий. Я успел лишь подхватить Дая, когда он начал падать. Обессиленные пальцы выпустили нож. Время остановилось. Я упал. Мои окровавленные руки обнимали мёртвого друга.
Хозяин борделя благодарно кивнул охраннику, который только что спас ему жизнь.
Часть 6
Я сижу на заднем сиденье прокуренного насквозь салона автомобиля. Куда еду - не знаю. Да и мне всё равно.
Вдыхаю спёртую сигаретную вонь как можно более поверхностно. Кажется, что всё тело пропиталось этим неприятным запахом.
Внутри нет ничего - ни души, ни эмоций. Душа будто выпорхнула на свободу из моего никчёмного настрадавшегося тела, как из тесной ржавой клетки.
Украдкой поглядываю на человека, сидящего рядом со мной. Вижу самого себя, словно смотрю в зеркало: измученного, потасканного, с тёмными кругами под глазами. Этот парень смотрит на меня так, будто не узнаёт, но пытается вспомнить. Наверное, у меня начались галлюцинации.

Машина остановилась. Высокий мужчина крепкого телосложения, который вёл машину, выволок меня наружу. Босые ноги ощутили шершавость тёплого асфальта, согретого лучами солнца. Дверь захлопнулась, а я упал, оступившись на ровном месте. Я не был пьян, да и наркотиками меня никто не накачивал, но уже просто не мог твёрдо держаться на ногах.
Мужчина поднял меня за волосы и потащил в подъезд. Оглядываясь по сторонам, я пытался найти кого-то, кто может мне помочь. Но люди шли мимо и лишь отворачивались, встретив мой отчаянный взгляд.
Очень старый подъезд. Деревянная лестница. Я упал на обшарпанный пол, когда мы добрались до пятого этажа. Сутенёр кинул мне чёрные лаковые туфли на высоких каблуках и грубо сказал что-то на английском, но я не смог разобрать слова. Из моих глаз хлынули слёзы. Но это не было проявлением эмоций. Они просто автоматически бежали по щекам прозрачными солёными струйками. Тем не менее, в тот момент я не чувствовал ничего...
Кое-как надев женскую обувь, я встал на высокие шпильки, держась за стену, чтобы снова не потерять равновесие. Сутенёр схватил меня за локоть и повёл к одной из квартир. Нас ждали... Дверь открылась ещё до того, как он успел нажать кнопку звонка. Очертания человека, вышедшего на порог квартиры, расплывались из-за слёз, застилавших глаза. Я - шлюха, которую привели прямо на дом клиенту.
В квартире отвратительно пахло немытым телом, по полу разбросан всякий хлам.
Клиет надавил на мои плечи, приказывая опуститься перед ним на колени. Смотря, как тучный сальный американец спускает вниз свои джинсы, под которыми даже не было белья, я еле сдерживал приступы рвоты. С утра я ничего не ел, а потому ощущал во рту горький вкус желчи, которая вот-вот выплеснется наружу, освободив голодный желудок.
Увидев напряжённый член, я резко вскочил на ноги и метнулся к раскрытому окну. Американец не успел меня остановить.
Выпрыгнув с пятого этажа, я физически ощутил, как душа на мгновение вновь воссоединилась с телом.
Последнее, что я помню – это тень на стремительно приближающемся асфальте.
Теперь я свободен...

*** *** ***

- Юу, привет, это Така. Уже полгода от тебя не слышно никаких вестей. Даже не знаю, в какой раз я звоню тебе на мобильный и оставляю сообщение на автоответчике... Наверное, раз в тридцатый. Ты наверняка купил там новую сим-карту, но мог ведь хотя бы сказать. Не хорошо забывать старых друзей. Я бы не забыл... А сейчас, представляешь, сижу в том самом дворике, где мы играли когда-то в детстве. На тех самых качелях, да... Помнишь, как мы бежали к ним на перегонки, когда приходили сюда? Теперь они состарились и громко скрипят... А ту маленькую кондитерскую, в которой мы постоянно покупали пирожные, к сожалению, закрыли... Очень жаль, она была такая уютная... Юу, мне тебя не хватает. Я пытался найти в интернете какую-то информацию о тебе, думал, что ты где-то успел засветиться, но не нашёл ни одного упоминания твоего имени. В общем... я волнуюсь. Позвони мне, как только сможешь. Пожалуйста.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Торговля людьми (NC-17 - Аой/Уруха, Дай, Шинья [the GazettE, Dir en Grey])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz