[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Гордый и самовлюбленный (NC-17 - Reki\May, Zodd\Yuki [Biosphia, Diverse Glare in Rio])
Гордый и самовлюбленный
KsinnДата: Четверг, 15.08.2013, 13:07 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Гордый и самовлюбленный

Автор: Haineko Hitori
Контактная информация: twitter, vk

Фэндом: the GazettE, Biosphia, Diverse Glare in Riot
Персонажи: Reki\May, Zodd\Yuki
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Флафф, Hurt/comfort
Предупреждения: Нецензурная лексика
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
сиквел к "Шумный и приставучий"

Посвящение:
♥ Алисочке Малер aka Лимоне ♥
надеюсь, тебе понравится.

Примечания автора:
кто не знает.
 
KsinnДата: Четверг, 15.08.2013, 13:07 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Да отцепись же ты от меня, - прошипел Реки, шлепнув Мэя по руке. Приставучей, такой, руке, которая упорно ползла вверх от запястья блондина. И все бы ничего, если бы в это время они не стояли почти в центре огромного зала торгового центра. Мэй нахмурился, но руки послушно убрал, и даже отошел на шаг. Реки хмыкнул, вглядываясь в афишу перед входом. – Нам на третий, пошли, - скомандовал он, и, не оглядываясь, направился к эскалатору.
Ранним утром сего дня, Мэй разбудил вечно недовольного с утра Реки, чтобы обрадовать его – после того, как блондин пролил красное вино прямо на постельное, пятна с него упорно не отстирывались, и надо было срочно покупать новое. А так как день представлял собой выходной, то ситуация складывалась как нельзя лучше. И хотя Реки долго ворчал, что не хочет никуда идти, предложение Мэя пойти одному он сразу же отмел, приказывая ждать себя. И только спустя около сорока минут, Реки собрался, и, наконец, вышел к давно сидящему в машине Мэю. За время дороги Реки не произнес ни слова, всем своим видом демонстрируя неудольствие от предстоящей поездки, а когда в холле торгового центра Мэй попытался взять его за руку, то настроение и вовсе уползло вниз, а раздражение, наоборот, заняло лидирующие позиции.
- Смотри-смотри, давай это? – Мэй восторженно заверещал, глядя на образец постельного. Одного взгляда на радостно сияющие глаза хватило блондину для ощущения всего ужаса этого разнесчастного белья. Совсем не вовремя Реки заметил удивленный взгляд девушки-консультанта, внимательно смотревшей на почти светившегося Реки. И, наверняка, ей сразу стало понятно, что они друг другу явно не просто друзья, раз вместе покупают постельное белье…
- О, нет, - только и смог вымолвить Реки, поворачиваясь в сторону образца. На молочном фоне красовались огромные соединенные вишенки, в хаотичном порядке раскиданные по всему полотну.
- Ну пожа-алуйста! – Мэй заискивающе посмотрел на него, а за спиной Реки услышал тихий смешок девушки-консультанки.
- Нет! – блондин рявкнул на Мэя, оборачиваясь к стоящей девушке рядом. – Есть атласное? Черное, атласное, - та закивала, и с заговорщической улыбкой умчалась в подсобное помещение за заказом.
- Ну Ки… Ну я так хочу… Ну давай мы…
- Нет. Я так сказал, - Реки отвернулся, показывая, что разговор окончен.

* * *

- Нет ничего прекраснее влюбленного человека, - радостно протянул Мэй, с восхищением глядя на Реки.
- Да, и глупее, - хмыкнул его любимый в ответ, и Мэй насупился.
Решение жить вместе, было принято спонтанно и абсолютно неожиданно для обоих. Мэй упорно отказывался ездить домой к Реки, объясняя это тем, что его квартира ему не нравится, а ехать туда долго и неудобно. Задохнувшийся от такого высказывания блондин тогда чуть не убил Мэя, ибо он жил в центре города, в одном из самых престижных районов, и квартира его полностью устраивала. Но раз за разом оставаясь на ночь у своего любовника, Реки и сам не заметил как полюбил незадачливый интерьер, кучу мелких статуэток и картинок, распиханных по каждому углу в его маленькой квартирке и абсолютно несочетающуюся мебель. А Мэй и без слов все понял, и на очередных выходных они забрали вещи блондина. К слову сказать, Мэй абсолютно не изменился, оставаясь таким же шумным и надоедливым, но отчего-то Реки начал даже умиляться такой жизнерадостности и позитиву своего любовника. И, если бы не некоторые черты характера Мэя, то Реки был бы полностью счастлив с ним.
- И глупее, - кивнул Мэй, подсаживаясь ближе к блондину. Еще одним радостным моментом для Реки являлось то, что Мэй вкусно готовил, а еще очень любил это делать, периодически балуя гитариста всяческими вкусностями. – Но это даже лучше, - Мэй доверчиво взглянул на Реки, чтобы тут же опустить свою голову ему на плечо. Реки фыркнул, отпихивая Мэя от себя, и произнес:
- Сегодня посуду моешь ты.
- Я мою ее всегда, не только сегодня, - пробормотал Мэй, но Реки его уже не слышал. Через несколько минут Мэй услышал шум льющейся воды в душе, и подумал, какое же счастье ему досталось. Нет, Мэй понимал, что характерец у его возлюбленного тот еще, что он капризный, эгоистичный, и всегда будет делать все по-своему, но сердце грело одно лишь нахождение его рядом. А еще, подумал Мэй, без этого было бы совсем скучно. И хотя Реки тоже совсем не изменился, и никак не старался прогибаться или подстраиваться под своего любовника, Мэй никак и не сопротивлялся этому и не пытался переделать его, в прямом и переносном смысле нося Реки на руках и выполняя все его прихоти. Более всего в их отношениях Мэя задевало не сколько полное пренебрежение его желаниями, сколько стеснение своего любовника во всех общественных местах. И Мэй был бы даже согласен, если бы они никак не проявляли своих чувств в супермаркетах или на улицах, но на репетициях и совместных с друзьями-музыкантами вечеринках постоянное отталкивание и игнорирование Мэя раздражало. Реки всегда выезжал на репетиции минут на двадцать раньше, а потом отсиживался в кафетерии, не разрешая Мэю находиться рядом, а после репетиций максимально сильно задерживался, чтобы только никто не догадался об их связи. И хотя оба они знали, что друзья их только поздравят, может, поприкалываются немного, но все равно никакой действительно отрицательной реакции не будет, Реки медлил и упорно старался все скрыть, будто он стеснялся не то Мэя, не то своих чувств. А когда младший прямо заявил об этом Реки, то нарвался на недовольную тираду, пестрящую грубыми выражениями.
- Ки, - Мэй, закончив со всеми домашними делами, подсел к блондину, уставившемуся в книгу.
- Я занят, - не отрываясь от чтения, бросил Реки, перелистывая страницу. Процентов сорок своего свободного времени Реки проводил за чтением, причем вкусы его варьировались от современных детективов до новелл семнадцатого века. Прекрасно понимающий его Мэй, поначалу даже радовался этой страсти Реки, но после того, как несколько вечеров кряду коротал время в интернете, потому как Реки зачитывался новоприобретенной книгой, начал раздражаться. Откровенно просить блондина уделить ему немного внимания он попросту боялся, не желая нарваться на очередную недовольную тираду. Реки всем своим видом показывал, что Мэй должен обожать его только за то, что он хоть криво-косо вместе с ним, и никогда не устраивать сцен, довольствуясь частым сексом и совсем редко жаждущими взглядами на репетициях и записях. А Мэй лишь разрывался между самоубеждением, что ему и так несказанно повезло и собственными желаниями.
Поняв, что на сегодня Реки вновь потерян, Мэй заозирался по сторонам, ища, чем бы себя занять. Часы показывали восемь, спать абсолютно не хотелось, вещи были аккуратно расставлены по местам, и на них не было ни пылинки, потому что Реки не любил грязь, и даже занимать себя банальной уборкой было бессмысленно. Причмокнув губами, младший хотел было отправиться к компьютеру, как вечернюю тишину прервала трель его мобильного. Имя Юки высветилось на экране, и он ушел в спальню, предварительно закрыв дверь, чтобы, не дай бог, не помешать Реки.
- При-и-иветы, - протянул Мэй, подходя к окну. – По какому поводу?
- Здоров, - Юки кашлянул в трубку, потом послышалась невнятная возня, а после Юки спросил: - Ты чем занят? Мы тут решили в бар выбраться. Суббота все-таки.
- А мы это кто?
- Ши, Нару, диверсы полным составом, ну, я еще, - Юки быстро всех перечислил, когда на заднем фоне вновь послышался неясный шум. – Да отстань ты, я же занят, - шикнул он. – Не тебе. Придешь?
- Нуу… - перспектива посидеть с друзьями радовала его куда больше, нежели угрюмое лазанье в интернете весь вечер. А Реки… -Ты Ки звонил?
- Отключен, зараза. Но без него даже лучше, вечно он чем-то недоволен, - Юки хмыкнул. – Так что?
- Куда? – Ю засмеялся, назвал адрес и сказал ему немедленно выметаться из дома. Мэй в задумчивости уставился на содержимое шкафа, с неудовольствием отмечая, что его вещи в значительной мере потеснили. Выдирая откуда-то из недр шкафа футболку, совсем не ту, какую хотел, Мэй услышал наполненный злобой голос.
- Куда это мы собрались? – младший чисто интуитивно дернулся, отходя на несколько шагов назад. Глаза Реки сузились до щелок, а губы его были плотно сжаты.
- Юки собирает вечеринку, - Мэй и сам удивился, почему его голос звучит так жалобно, будто мать застукала его с сигаретой, и он не знает, как теперь оправдываться.
- Меня позвать никто не захотел, да? Я, видимо, там лишний?
- Нет, просто у тебя был выключен, и я хотел сказать тебе, просто…
- Значит так, - Мэй нахмурился, когда Реки в очередной раз перебил его. – Ты никуда не пойдешь, ясно? – блондин отвернулся, всем своим видом показывая, что разговор окончен.
- А если нет?
- Что нет?
- Я пойду, я обещал, - Мэй немного нервно натянул на себя выходные футболку и джинсы. – А пойдешь ты или нет – сугубо твои личные проблемы, - младший умудрился просочиться сквозь Реки, стоящего в дверном проеме, быстро обуться и выскользнуть за дверь. Реки так и не шелохнулся, не веря, что Мэй ушел.
- Вот же сука, - зашипел он, сползая на пол. Нет, не для драматичности позы оставленного и оскорбленного, а потому что сам себе не мог поверить в то, что вечно послушный Мэй развернулся и ушел, даже не извинившись, даже не сделав попытку позвать его с собой. Несколько минут он так и сидел, низко опустив голову. Реки не мог смириться с закравшейся в голову мыслью, что в данном случае он немного перегнул. Совесть начала медленно грызть нутро, и Реки даже зарычал. И совсем ему не нужна была эта глупая вечеринка, да и Мэю уже, наверное, тоже, только осознание первой серьезной ссоры отчего-то давило. Блондин медленно поднялся, не зная, чем себя занять. Как правило, в таких случаях как всегда кстати был Мэй, - промелькнула еще одна неприятная мысль, и Реки поморщился. Читать перехотелось, не смотря на то, что книга была очень интересная. Реки включил компьютер, надеясь отвлечь себя интернетом, но никаких интересных обновлений на его любимых сайтах не было, и все шутки казались глупыми. Он раздраженно отошел от компьютера, первый раз в жизни жалея, что не курит. А он там развлекается, - подумал Реки. – Весело, наверное. Нарезав несколько кругов по внезапно опустевшей квартире, Реки выглянув в окно.
- Придурок, - прошипел он. Как оказалось, Мэй уехал на машине, а пить он совершенно не умел. – Забирать тебя еще… Да больно надо, - неясно к кому обратился Реки, обнаружив, что он уже ищет ключи от собственной машины. Он понял, что все это время изводил себя мыслями о своем поведении, да и вообще о сложившейся ситуации, а еще искал повод, чтобы отправится на пресловутую встречу. Позвонить из машины Шиону, чтобы обойтись без насмешек и подколов и быстро доехать, не составило никакого труда, но вот остановившись перед входом в клуб, Реки замер. На ум пришла сцена так называемого «воссоединения» его и Мэя, когда он с точно такими же чувствами стоял перед его дверью. Я так жалел после, - подумал Реки. – Пожалею и сейчас. Но все же, резко захлопнув дверцу машины, он направился прямиком к огромным дверям.
Мимо танцующей молодежи, мимо бара, на второй этаж. Как выразился Шион «что мы как подростки, мы в вип-зону». Реки хмыкнул, поднимаясь по винтовой лестнице. Грохотала музыка, особенно раздражающая сейчас.
- Вы куда? – неожиданно возникла на проходе девушка.
- Мне наверх, там друзья, - раздраженно пояснил Реки, чуть ли не отодвигая ее в сторону.
- Подождите, какие друзья, вам нельзя, - затараторила она, загораживая проход.
- Девушка! Он ко мне, пропустите, - официантка оглянулась, сразу же сжимаясь под властным взглядом Шиона. Она поспешно заизвинялась и ее как ветром сдуло. – Приехал-таки, - хмыкнул Шион, продолжая смотреть на Реки сверху вниз.
- Да, надо было, - Реки сделал несколько поспешных шагов вверх, задевая плечом не сдвинувшегося с места Шиона.
- Не туда идешь, - усмехнулся Шион. Он не оборачивался, но говорил достаточно громко, чтобы Реки смог его услышать. – Они сняли отдельную комнату.
- Кто это они? – блондин резко обернулся, сужая глаза.
- Мэй и Юки. Прямо и направо.
- С чего ты взял…
- Не будь идиотом, - прервал его Шион, оборачиваясь. Только сейчас Реки заметил, что драммер абсолютно трезв. – Иди, а то пропустишь самое интересное.
Реки сжал ладони в кулаки, стараясь хоть как-то сдерживаться. Он безумно злился на самого себя – буквально полчаса назад его еще совесть мучила за грубое обращение с Мэем. И вот, что он получил взамен. И сразу стало ясно, почему Мэй так рвался на эту вечеринку, а еще, почему не горел желанием звать Реки.
- Это я идиот, Ши прав. Верил, - едва слышно цедил Реки, широкими шагами подходя у нужной комнате. Обожание Мэя всегда казалось Ки чем-то совершенно обыкновенным и обыденным, и ни разу за последние месяцы его не посетила мысль об измене. Впрочем, если бы кто-то вчера сказал, что Мэй спит с Юки у него за спиной, он просто бы рассмеялся этому человеку в лицо. Совсем некстати в голове стали всплывать моменты с непосредственным участием басиста. Реки никогда не казалась странной их довольно-таки близкая дружба, и то, что они часто проводили время вместе, да и разговоры о Юки тоже. И ведь встречались они довольно часто, а порой даже пропадали на репетициях на минут двадцать-тридцать. Все больше злясь на самого себя, Реки резко толкнул дверь от себя, мысленно готовя себя к самому худшему. Но самое интересное он, оказывается, пропустил. Изрядно набравшийся Мэй – хватило одного взгляда, чтобы понять это – натягивал на себя футболку, первые несколько секунд вообще не замечая пришедшего. А когда он немного повернул голову, встречаясь взглядом с Реки, то резко дернул футболку вниз, отползая в дальний угол дивана. Юкки стоял чуть в сторонке, уже полностью одетый, и насмешливо смотрел на блондина.
- Я же говорил, примчится, - хмыкнул он, перед тем как оказаться прижатым к стене.
Реки всегда считал себя человеком уравновешенным и умеющим держать себя в руках, но домыслы здравого смысла терялись в переполненной злобой и обидой душе. Он ударил Юки по лицу раньше, чем сообразил, что делает, но глядя на мотнувшуюся в сторону голову и кровь, сразу же побежавшую из разбитой губы, не смог сдержать довольной улыбки. Ему казалось, что если он сейчас вывернул челюсть Юки, то это просто замечательно. Мельком он взглянул на зажавшегося в углу дивана Мэя, не пытавшегося ничего предпринять, а значит, заведомо согласившегося с таким раскладом дел. Реки снова тряханул Ю, сильнее впечатывая того в стену. Внутри все кипело, просто горело от обиды и досады. Он чувствовал себя последним дураком, а вот дураком он быть не любил. Ю тихо засмеялся, не поднимая головы.
- Нравится? – зашипел Реки, услышав хихиканье. – Нравится трахать его? Да? – но Юки молчал, и вообще перестал подавать признаки жизни. Реки резко оттолкнул его, не глядя, хватая стоящую на столике бутылку. С громким треском он разбил ее об угол этого самого столика, отбрасывая горлышко куда-то в сторону. Зажавшийся в диван Мэй не говорил ни слова, даже не пытаясь наплести кучу оправданий, что бесило не меньше собственного позора. Дверь резко отворилась. Неясно что понадобилось Зодду из диверсов здесь, но он явно был шокирован развернувшейся перед ним сценой. Осколки на полу и разбитая губа Юки свидетельствовали о потасовке, и Зодд несколько секунд молча осматривал комнату. Наверное, на случай еще раненых или убитых, коим вполне убедительно прикидывался вечно болтливый Мэй. Реки уже собирался выйти, прекрасно понимая, что он и так оказался лишним на этой приватной вечеринке, но едва обернувшись на его щеку обрушился увесистый удар. Звук пощечины звонко отозвался в воцарившейся тишине комнаты, и Реки удивленно распахнул глаза, глядя как Зодд подходит к сползшему на пол Юки, садясь рядом с ним.
- Экая семейная драма, - прошипел блондин. А спустя секунду выскочил из комнаты, стараясь максимально громко хлопнуть дверью.
Реки никогда не курил, и даже не пробовал. Но ему казалось, что именно это ощущение называется «хочу курить». Глаза начали жечь слезы, которые блондин усердно пытался сдержать, но они все равно ровными дорожками чертили себе путь по усталому, изможденному лицу. Реки никогда никто не бросал и не предавал, инициатором расставаний всегда являлся он, и никогда не было измен. Его всегда боготворили, обожали и не слушались, к чему он привык настолько, что считал, что иначе и быть не может. И оказалось, что удар по самолюбию вкупе с досадным ощущением предательства – вещь весьма неприятная. Признаться себе, что ему просто больно от осознания измены любимого человека он не хотел, списывая все на ущемленное эго. А Шион стоял также, около лестницы, будто и не двигаясь с места со времени ухода Реки.
- Разобрался? – хмыкнул он, глядя на с силой закушенную губу гитариста и ровные дорожки слез.
- Неужели все было так заметно? - вместо ответа спросил Реки, а Шион лишь грустно улыбнулся и поманил гитариста за собой. Он толкнул ближайшую дверь, открывая вид на шумную вечеринку, состоящую из половины Biosphia и почти полного состава Diverse glare in riot. Парни никак не отреагировали на появление блондина, продолжая бурно что-то обсуждать, а Шион, тем временем, вытащил Реки на балкон, сразу же доставая из кармана джинс пачку сиграет и протягивая одну Реки. Тот благодарно принял ее, как и зажигалку, и внимательно посмотрел на Шиона. Драммер уставился куда-то вдаль, тоже закуривая. Первая затяжка показалась слишком крепкой, и Реки закашлялся, впрочем, сразу же затягиваясь снова.
- Ну так? – подал он голос. – Неужели все так заметно было?
- На самом деле нет, - Шион перегнулся через перила балкона, ссутуливаясь. – Ты все тщательно продумывал. Просто как-то раз мы приехали на пару часов раньше начала репетиции, Нару надо было что-то там с бумажками разобрать, а я партию хотел переделать немного. И было забавно смотреть, как вы вместе выходите из машины, ты его целуешь, а потом вы расходитесь, типа ничего и не было, - на этих словах Шион хмыкнул, а Реки только снова сжал кулаки, откидываясь спиной на боковую стенку перил. Сигарета тлела в руках, а Реки все с жадностью затягивался. Локтями он тоже оперся на перила, и теперь внимательно оглядывал профиль Шиона, начиная понимать, почему же Нару так опасается потерять свое сокровище. Блондин отметил неброскую, но изысканную красоту их драммера, правильные черты лица и мягкие изгибы тела. У Шиона была тонкая и длинная шея и просто необыкновенно красивые глаза, которые постоянно были скрыты уродством цветных линз. А еще ему удивительно шел каштановый цвет волос и он куда лучше выглядел без яркого макияжа. И будто в дополнение к приятной внешности, Шион обладал покладистым и мягким характером. За все время существования их группы Реки не мог вспомнить ни одного случая неприглядного поведения Шиона, их драммер был удивительно гармоничен с самим собой и с тем, с кем он связал свою жизнь. Вот ему повезло, - думал Реки. – А мне нет. Бывает, что…
- Ши, расскажи мне о вас с Нару, - тихо попросил Реки, вытаскивая из пачки еще одну сигарету. Возможно, для некурящего это было слишком, но Реки не задумывался об этом. Как и о том, зачем ему было знать историю отношений вокалиста и барабанщика. Шион хмыкнул и затушил сигарету в пепельнице, поднимая голову и упираясь взглядом в небо.
- Мы познакомились в средней школе, - начал Шион. – Точнее как познакомились, я обратил на него внимание. Он, знаешь ли, всегда таким был, яркий, непредсказуемый. Короче, месяца два я ходил и пялился на него, казалось, у меня крыша ехала по нему. Представляешь, волосы крашеные, уже тогда пирсинг, с него добрая половина девок писалась, а он как будто и не замечал. А потом, когда я снова пялился на него во время перемены, он прямо подошел и спросил, чего в нем такого интересного, что я с него глаз не спускаю. А я возьми да и ляпни, что он мне нравится. В общем, тогда и случился наш первый поцелуй. В школьном коридоре, на глазах у учителей и всех тех девок, которым он нравился. Нас тогда обоих чуть из школы не выперли. Воплей было… Вот так мы и начали встречаться. А потом мы решили, что не пойдем в старшую школу и свалили в Токио. Без денег, а я даже без вещей, ибо с родителями пособачился. Пытались что-то сделать, создать, но долго ничего не получалось. Оба без образования, зато страстей-то было, - Шион снова хмыкнул. – Так и жили несколько лет, перебиваясь случайными заработками. А потом он мне изменил.
Шион замолчал. А Реки так сильно сжал сигарету в руках, что фильтр буквально согнулся в его руках.
- Несколько раз. И я ушел. Уехал в другой город, начал встречаться с девушкой. Хорошая была, понимающая. Не лезла в душу никогда. В общем, около года я был с ней, закончил курсы массажа, и твердо решил стать белым воротничком и жениться на Абуко. Вот только она же все мои планы и сломала. Потащила меня на какой-то концерт в Ханадзюку, а там перед ее любимой группой выступали Lovin’. И Нару пел. И знаешь, я понял, что это для меня все. А потом черт меня дернул потащиться за кулисы. Клуб дешевый, это не было проблемой. Одна гримерка. Я думал просто сказать «спасибо» и уйти, но… Он на диване лежал и курил. Я подошел тогда, сказал свое это «спасибо». А он подумал, что я – галлюцинация. Даже внимания не обратил. И тогда я сорвался. Наплевал на гордость, на что так еще в таких случаях плюют? Ну, в общем. Как в первый раз целовались, а я тогда еще понял, что кони бы двинул, если бы еще хоть парочка таких серых месяцев. Он передо мной на колени встал тогда. Просил, чтобы вернулся. И именно в тот момент Абуко зашла. Рассмеялась, сказала, что представляла себе Нару именно так, и сказала, что пришлет мне вещи через неделю, - Шион снова замолчал, переводя взгляд на удивленного Реки. – Что? – спросил он скорее для проформы. – А потом я пять месяцев даже в магазин без него не выходил, представляешь? Не пускал… – Шион тихо засмеялся. – Не думай, что у нас всегда все идеально. Нервы помотать и я люблю, и он не отстает. Но живем, - драммер развернулся, глядя на застывшего Реки. – А Мэй тебя любит.
- Он спит с Ю.
- Все равно он любит только тебя, - возразил Шион. В этот момент на балкон проскользнул Нару, сразу же притягивая к себе барабанщика. Шион слегка запрокинул голову, с улыбкой глядя на своего возлюбленного.
- Замерз? – тихо спросил Нару, и Шион кивнул. Вокалист стянул с себя олимпийку, натягивая ее на худые плечи барабанщика, и снова притянул к себе. – О чем вы тут?
- Да ни о чем, - хмыкнул Шион. – Хорошо хоть ты не нажрался, - одобрительно заметил он.
- Ты все равно бы отвез нас, так что мог бы. Цени это, - Нару хитро улыбнулся, обнимая Шиона со спины и целуя его в щеку. Драммер проницательно взглянул на Реки, вжавшегося в перила, и чуть повернул голову, встречаясь губами с губами Нару. Не смотря на то что они не делали никакого секрета из своих отношений, никто никогда не заставал их целующимися. Сидящими рядом в собственных заботах – да, приезжающих и уезжающих вместе – тоже, но сейчас Реки чувствовал себя совершенно лишним и ненужным. Но не мог заставить себя оторваться от созерцания этой картины: он смотрел на то, как властно Нару обхватывает губы Шиона, и как тот подается ему навстречу в ответ. Руки Ши легли на обнимающие его руки Нару, он откинулся назад, без тени смущения целуясь на публику. Очевидным было абсолютное наслаждение обоих. А Реки только удивлялся такой нежности и трепетности Нару. Такой вокалист никак не вязался в привычным образом этакого распиздяя, которым он был для всех.
- Мне все равно холодно, - заявил Шион, отвлекаясь от поцелуя. Нару кивнул, с ехидной усмешкой взглянув на Реки и отворяя дверь обратно в комнату.
Реки низко опустил голову, подавляя желание обнять себя руками. Надо было ехать домой, завтра забрать вещи. Реки прекрасно понимал, зачем Шион устроил это показательное выступление, и зачем уделил большое внимание некоторым моментам их отношений в рассказе, но он не был Шионом. Да и к тому же, - подумал он, - Я не люблю его также, как Ши любит Нару. Под удивленными взглядами парней, которым он молча кивнул, Реки вышел из клуба, спиной чувствуя чей-то пристальный взгляд. Он не стал оглядываться, чувствуя лишь безграничную усталость. Сейчас он был рад, что не сдал свою квартиру в аренду, как хотел сделать это недавно. Двигатель привычно зашумел, и Реки не спеша выехал с парковки, твердо решив, что унижений с него достаточно.
 
KsinnДата: Четверг, 15.08.2013, 13:07 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
* * *

Голова раскалывалась. Почему, Реки не знал, ведь вчера он не пил, но острая боль, постоянно пронзающая череп заставила рано разомкнуть глаза и уставиться в кофейного цвета потолок. По углам его была развешана паутина, а на всех поверхностях в некогда любимой квартире покоилась пыль. С тихим стоном Реки встал, скидывая одеяло прямо на пол, и побрел в ванную. Там лежала аптечка, а в ней обезболивающее. Он выпил залпом две таблетки, понимая, что надо бы поесть, или начнет болеть желудок. Но есть не хотелось. Если быть точным, вообще ничего не хотелось, а только лежать и созерцать потолок, упиваясь жалостью к самому себе. Но Реки не был бы собой, если бы не нахмурился и не начал приводить себя в порядок. Холодный душ заставлял сосредоточиться на другом, стараясь не вспоминать торопливо натягивающего на себя футболку Мэя. Реки старался не думать, что уже завтра надо будет идти на репетицию и держаться там гордо и отчужденно, хотя хотелось истерить как маленькая девочка, у которой отобрали любимую игрушку. Реки ненавидел быть слабым, а еще сильнее он ненавидел когда его оставляли ни с чем. Блондин вынудил себя начать уборку в доме, громко включив музыку. Он не хотел жалеть потом о том, что был жалок сейчас, а потому старался занять себя чем угодно, главное не жалостью к себе. Покончив с уборкой, он решил выбраться в магазин за продуктами. Нежелание жить одному и возвращаться в пустую квартиру давило и угнетало, Реки удивлялся сам себе, почему раньше он не замечал всей убогости такого существования. Он не любил водить кого-то к себе, предпочитая оставаться у кого-то, а еще проводить вечера в одиночестве. Теперь мысль об этом казалась невыносимой – чем занять себя? Постоянным чтением, и зависанием в интернете? Чем он вообще занимался раньше? И хотя вечер еще не наступил, Реки уже скучал по Мэю. По его жизнерадостности, а особенно по бурной фантазии, в результате которой всегда было чем заняться. Но признаться в этом самому себе означало лишь упасть лицом в грязь перед самим собой, чего Реки допустить никак не мог. Магазин находился не так далеко от дома, так что Реки быстро дошел, задумываясь, что именно ему надо, и что он хочет. Отметая мысль, что он не хочет ничего, блондин почти наугад насобирал в корзину продуктов, а возле кассы, почему-то, кинул туда еще и пачку сигарет. По приходу домой он быстро приготовил себе обед, отмечая, что есть по-прежнему не хочется. Реки как мог боролся с внезапно нахлынувшей апатией, заставляя себя не думать о Мэе. Внутри все восставало против, и бессмысленная борьба с самим собой принесла только новые раскаты головной боли. Ему так и не удалось впихнуть в себя хоть кусочек пищи. Походив по идеально убранной квартире, Реки включил телевизор. Пощелкав по каналам, он раздраженно выключил его, снова подрываясь и ища чем бы себя занять. Даже ноутбук был сейчас у Мэя, что принесло еще один всплеск раздражения. Реки зарычал, цепляясь руками за волосы и тяня их вниз. Рывком он притянул к себе пачку сигарет, и закурил. Едкий дым тотчас начал впитываться в тонкий ковролин, но Реки не замечал этого, продолжая жадно затягиваться и думать о чем угодно, только не вчерашнем вечере. Перед глазами всплывали то картина полуобнаженного Мэя, то жадного, но чувственного поцелуя Шиона и Нару.
- Почему мне так не везет? – сам у себя поинтересовался Реки. Идеальную тишину комнату разорвал звонок в дверь. Блондин вскочил, но потом заставил себя опуститься на диван. Отчего-то сердце начало биться быстрее, а дыхание стало поверхностным и прерывчатым. Несколько минут звонки продолжались, а после прекратились, и Реки даже пожалел, что не открыл дверь, пожалел на несколько секунд. Но ноги все равно понесли к двери. Подойдя к ней, Реки провел рукой по темной полированной поверхности, едва сдерживая стон.
- Выходи, - услышал он чужой голос, а котором спустя несколько минут распознал голос Юки. Мгновенно по телу разлилось разочарование, и Реки резковато дернул замок.
- Чего?
- Пошли.
- Куда?
- Пойдем, надо поговорить.
- Ах, поговорить. Я все увидел, мне хватило, - Реки презрительно ухмыльнулся, намереваясь захлопнуть дверь.
- Хорошо. Не пожалей потом, - Юки отошел на шаг назад, испытующе глядя на блондина. Реки нахмурился, и скрылся в квартире в поисках ключей. Захлопывая дверь, он старался не смотреть на Юки, топчущегося сзади.
Юки завернул за угол дома, направляясь в сторону бара, находящегося недалеко от дома Реки. Блондин молча следовал за ним, сомневаясь в правильности своего поступка. Басист зашел в заведение, кивнув охраннику, и сразу проследовал к барной стойке, заказывая два виски.
- Не многовато ли, а? Вчера мало было, да? – не удержался Реки, залпом выпивая свою порцию и жестом прося повторить. Само собой, разговор ожидался нелегкий, а потому он долго не церемонился.
- Я с ним не спал, - серьезно произнес Юки, делая глоток. Реки истерично засмеялся, будто выпуская наружу все то, что упорно сдерживал весь вчерашний вечер и сегодняшний день.
- Да ну? Совсем из меня идиота делаешь? Я, по-вашему, совсем кретин, видимо.
- Абсолютно верно. Он просто напился и жаловался мне.
- Вот как, - протянул Реки. – Для этого надо было снимать отдельную вип-зону, да? И раздеваться. Это ведь неотъемлемая часть жалоб.
- Послушай, все было не так.
- Ну давай, я послушаю сказочку, - Реки наигранно улыбнулся и сделал вид, что усаживается поудобнее. – Что молчишь?
- Вчера ты наехал на Мэя, сказав, что он никуда не пойдет. Так? – не дожидаясь ответа, Юки продолжил. – Но он все равно психанул и приехал. И с первой минуты вразнос пошел. Знаешь, ведь правда никто не догадывался. И если бы он сам мне вчера этого не сказал, я бы только рассмеялся в лицо тому, кто сказал бы мне, что вы столько времени вместе, - на этом моменте Реки фыркнул, но промолчал. – А когда я спросил, что случилось, он долго не хотел говорить, поэтому и пришлось взять отдельную комнату, чтобы никто не услышал.
- Не убедительно как-то, знаешь, - отозвался Реки, но Юки продолжил, не обращая никакого внимая на реплику блондина.
- Он говорил о том, какой ты замечательный, и как ему повезло с тобой. О том, что за это время успел так к тебе привыкнуть, что если ты уйдешь он чуть ли не помрет. Он действительно любит тебя, - Юки многозначительно замолчал.
- Да, и спит с тобой.
- Да не спал я с ним! – вскликнул Юки, нарываясь на удивленный взгляд бармена. – Хочешь, докажу? – басист как-то странно улыбнулся, и полез в карман, вытаскивая телефон. – На, посмотри, - он протянул его Реки, предварительно что-то нажав.
- И что там?
- Почитай сообщения, - Юки хитро улыбнулся, глядя на расширившиеся от удивления глаза Реки. Он удивленно пролистывал что-то в чужом телефоне.
Суджиро: Я сегодня задержусь, этот идиот не может нормально записать партию баса. Не жди. Целую.
Суджиро: Что у нас на ужин? Ты уже дома? Или Нару все же тебя убил за опоздание?
Суджиро: У нас заболел Аки. Я распустил сегодня всех. Отпросись у Нару? У меня есть сюрприз.
Суджиро: Я скучаю. Ты скоро домой?
Суджиро: Я люблю тебя.
Суджиро: Тераюки, живо домой! Сколько можно ждать? Привет Мэю. Но домой!
Суджиро: Из-за того, что ты сделал утром, я не могу нормально играть. С какой же сволочью я живу?
Суджиро: Хочу видеть тебя сейчас. Где ты?
- И что это? – хмыкнул Реки, выходя из сообщений. И чуть не выронил чужой телефон. На заставке стояло очень красивое фото, с которого радостно улыбались Зодд из диверсов и сам Юки.
- Настоящее имя Зодда – Суджиро. Мы вместе со времен Zodia. И с Мэем мы просто друзья. Понимаешь? Друзья. Он и правда жаловался мне вчера. Говорил, что ты постоянно стесняешься его и не хочешь признавать на людях. Почему? Разве он так плох? – ошарашенный Реки замолчал.
- Нет, - тихо сказал он, заказывая еще одну порцию виски.
- Оказывается, вы приезжаете вместе. Вот только ты его настолько сильно стесняешься, что боишься сказать об этом нам.
- Вот только не надо делать из меня такого плохого, - рыкнул Реки, снова прикладываясь к бокалу.
- Я и не делаю. Мы бы только порадовались.
- А то, что он был раздет? – злобно спросил Реки, снова прокручивая в памяти момент, как Мэй смущенно натягивает на себя футболку. Юки замялся. – Не можешь? Тут не придумали?
- Придурок! – зашипел Юки, отчего-то краснея. – Он был пьян, и…
- Предложил себя? – еще злобнее спросил Реки, а Юки зарычал.
- Нет. Он говорил, что ему…мм… не всегда приятно столь…ээ…грубое…в смысле… ээ… необычное, да, отношение к себе.
- Нашел отмазку, - хмыкнул Реки, отворачиваясь. И стало внезапно неприятно, что настолько интимные подробности Мэй так легко выкладывает своему пусть и близкому другу.
- Он пьяный был. Реки, короче, ты не был прав. И он тоже. Попроси прощения и все наладится. А еще будь более ласков в постели и уступчивее в жизни, вот. Не мне тебе об этом говорить, но будь более нежен, хорошо? Я видел следу укусов. Это неприятно, - Юки закончил свою тираду под тихий смешок бармена, на который, впрочем, никто внимания не обратил.
- Не смей мне указывать, - ответил блондин. – История эта из пальца высосана, как-то слишком много неувязок. Не находишь?
- Ну да, глупо вышло. То, что ты мне по роже съездил тоже не больно умный поступок, - Реки смущенно замолчал.
- Извини, - буркнул он.
- Да ничего. Просто поверь, у нас ничего не было. И быть не может в принципе. Я люблю Суджиро, а он любит тебя. Так что уйми свою ревность и будь с ним дальше.
- Он виноват, - промямлил Реки, стараясь уйти от неприятного взгляда собеседника.
- Ты тоже во многом виноват. Ладно, хватит сериалов, - Юки бодро встал, а Реки тотчас пожалел, что ничего не ел сегодня. Алкоголь начал шуметь в голове, приятным теплом разливаясь по телу. И хотя верить во всю эту сомнительную историю вовсе не хотелось, блондин нутром чуял, что Юки говорит правду.
- А вот и ты, - довольно произнес басист, глядя куда-то в сторону. Обернувшись, Реки столкнулся взглядом со смущенным Мэем, который стоял низко опустив голову и не говоря ни слова. И тут блондина будто переклинило. В голове стали проносится моменты, когда он что-либо запрещал, не давал, даже обижал Мэя, а тот только покорно терпел все это, считая данное поведение своеобразной ценой за счастье.
Реки, чуть пошатнувшись, встал, а потом быстро запрыгнул на барную стойку. Алкоголь шумел в голове, разливаясь по телу приятной истомой, и он почувствовал, что сейчас готов совершить самый значимый подвиг, да и вообще чуть ли не спасти планету.
- Ты чего, слазь, - зашипели снизу. Реки расфокусированным взглядом посмотрел на Юки, и отвернулся от него, прочищая горло.
- Молодой человек! Немедленно слезьте! – сзади возмутился бармен. Реки обернулся, улыбнулся ему и подмигнул.
- Я быстро, - захихикал он. – Прошу внимания! – громко сказал он. Музыканты, игравшие в углу, даже отложили инструменты, и все помещение устремило взгляды к улыбающемуся Реки. – Спасибо, - тягуче произнес он, когда в баре воцарилась тишина. Реки перевел взгляд на мнущего внизу Мэя. Он низко опустил голову, так, что волосы скрывали его лицо, и молчал, никак не стараясь остановить Реки. – Вот, - Реки махнул рукой в сторону Мэя. – Вы видите этого парня? – Мэй как-то испуганно дернулся, и будто сжался, чувствуя на себе многочисленные взгляды. – Он – мой любовник, - произнес Реки, спрыгивая со стойки. – Хотя нет. Не любовник. Это – мой любимый. Да, черт возьми, любимый, и я нисколько не стесняюсь этого. Я даже… горд, - смущенно закончил он, делая шаг навстречу Мэю. Тот не шевелился, так и стоя, чтобы волосы закрывали лицо. – Мэй, - тихо произнес Реки, так, чтобы услышал только младший. – Люблю, - тихо выдохнул он, обнимая застывшего Мэя и невесомо касаясь его губ своими губами. Тот не двигался. Наверняка ему было жутко стыдно и неловко, и он совсем не это имел ввиду, когда говорил, что не хочет скрываться. Но было уже поздно, и Мэй, конечно же, восхищался смелым поступком Реки. «Он пьян», - думал он. «Он пожалеет», - но почему-то несмело начал отвечать на трепетный поцелуй.
Но, как бывает в такие моменты, зал не зааплодировал, и не кинулся поздравлять влюбленных с радостными улыбками на лицах.
- Фуу, педики, - раздался голос позади Мэя, и тот мгновенно зажался и отстранился.
- Извините, вы нарушаете порядок, - появившийся из ниоткуда охранник, с выражением отвращения на лице заставил себя произнести эти слова более менее вежливо.
- Пошли, - шепнул Реки, хватая Мэя за руку и буквально выволакивая из здания.
- Ки…
- Тихо, - негромко ответил Реки, заворачивая за угол пресловутого бара и сразу же толкая Мэя вплотную к стене. – Ты веришь мне? Теперь ты веришь мне? – Реки бездумно водил губами по шее Мэя, жарко шепча эти слова ему на ухо.
- Ки… Ты пьян, поехали домой, ты пожа…
- Я не пожалею, - перебил его Реки. – Просто скажи мне. Веришь? – Реки немного грубовато водил своими руками по телу младшего, сильно вжимая его своим телом в стену.
- Ки, послушай, сейчас… - Мэй очаровательно покраснел, слабо упираясь ладонями в плечи Реки, в попытке его оттолкнуть. Сейчас было не лучшее время, и уж тем более, не лучшее место, для того, чтобы выяснять отношения.
- Не веришь, - злобно процедил Реки, резко отступая на несколько шагов назад. Мэй испуганно и как-то затравленно посмотрел на него, не в силах подобрать нужных слов.
- Я не не верю, я просто… Это так неожиданно, ты…
- Мэй, - осторожно начал Реки, протягивая руку вперед, но потом резко опуская, будто передумав. Он злился на себя, злился так, как, наверное, никогда в жизни. При мысли о том, что он сейчас сильно унижается, пытаясь заставить Мэя поверить в свою любовь, внутри все протестовало, и сворачивалось в тугой ком. Младший выглядел уставшим и посеревшим. Румянец сполз с его щек, оставляя место для болезненной бледности.
«Завтра мы купим это чертово постельное», - подумал Реки. «А сейчас…»
Реки резко опустился на колени, подползая к удивленно уставившемуся на него Мэю. На лице блондина застыла безумная улыбка, когда он нежно прикоснулся к низу живота Мэя, сначала руками, а позже губами, когда руки его переместились на ширинку Мэя и начали быстро расстегивать ее.
- Реки, не сходи с ума, мы в общественном месте, - запричитал Мэй, снова вяло стараясь отцепить от себя блондина.
- Плевать, - хрипло ответил он, стягивая с Мэя белье и джинсы.
- Не надо, - жалобно произнес младший.
- Ты не хочешь? – злобно спросил Реки, на секунду переставая незатейливые движения. – Ты. Меня. Не хочешь? – медленно процедил Реки, на несколько секунд отстраняясь и внимательно вглядываясь в лицо Мэя.
- Нет-нет, хочу, конечно, но…
- Тогда заткнись, - Реки снова вернулся к своему занятию, а затем, сглотнув, нежно прикоснулся к головке члена кончиком языка. А Мэй сразу же плотно сжал губы, и еле удержал себя, чтобы не податься вперед. Реки делал подобное впервые. Он вообще предпочитал грубые, порой жестокие ласки, чтобы потом оставались яркие и ноющие метки, но старался преподносить их только руками. Как-то раз, Мэй намекнул, что ему надоело удовлетворять себя самому, на что получил только фырканье и «цени что есть». А теперь… Реки ласково водил языком по уже возбужденному органу, и щекотал плавными движениями рук бока младшего. Удивление, смешанное с наслаждением и сладкой истомой сводили Мэя с ума, и он едва удерживал себя, чтобы не вцепиться в волосы Реки на затылке, как неоднократно делал он сам, как рука его возлюбленного сама потянулась к его руке, ложа ее на свой затылок. Мэй снова опешил, а потом осмелел, и сам начал задавать ритм. Он едва слышно стонал, глядя на развратную картину погружения собственного члена в мягкий, податливый рот.
- Вы! Вы нарушаете порядок! Немедленно прекратите! – услышав чужой хриплый голос, Мэй весь сжался и дернулся, глядя на охранника, с ненавистью и отвращением смотревшего на них.
- Ки, - едва слышно произнес Мэй, и его глаза удивленно распахнулись, когда вместо того, чтобы немедля оторваться от Мэя и начать смущенно извиняться, Реки, на отрываясь от дела, вытянул свободную руку, показывая охраннику средний палец. Тот даже опешил от такого, а Реки начал только усерднее стараться, ритмично двигая головой.
- Я позову директора, - пригрозил охранник. А Мэй готов был провалить под землю от стыда. Он низко опустил голову, не в силах прекратить все это, и продолжал гладить Реки по волосам. – Широяма-сама!
- Чего орешь? – раздался спокойный, тягучий голос. - И долго ты еще пялиться будешь? – Мэй смутился еще сильнее, стараясь не отрывать взгляда от серого асфальта под ногами. Реки недовольно замычал, резковато дергая Мэя на себя, чтоб тот не отвлекался.
- Но… Директор… Широяма-сама… Они тут… Беспредел!
- Акира, тут деликатное дело, не мешай людям, - возразил директор, и, развернувшись, ушел прочь. Раздраженно хмыкнув, охранник ушел за ним.
- Что мы наделали, - захныкал Мэй, сильнее цепляясь за волосы Реки. Руки блондина жгли обнаженные бедра, а холодный осенний воздух как бы намекал, что если они скоро не закончат, то непременно заболеют. Реки замотал головой еще сильнее, доводя Мэя до разрядки, и совсем не собирался отстраняться, хоть младший и убрал свою руку с затылка и не заставлял глотать. Поднявшись, а заодно натягивая на Мэя штаны и белье, Реки снова прижался как можно крепче к младшему.
- Веришь? Теперь веришь? – Реки обеими руками обнимал Мэя за шею, ласково поглаживая большими пальцами ее основание, и в самые губы отчаянно шептал: - Верь мне. Хочешь, я дам объявление в газету? Хочешь, позвоню в ТокиоРадио? Хочешь, расклею плакаты по всему городу? Хочешь? Я все сделаю, только верь мне, - Реки начал невесомо целовать губы, щеки, веки и лоб Мэя, чередуя их с нелепыми предложениями. Он упирался своим возбуждением в оголенный живот младшего, но не старался как-либо намекнуть на это, а только целовал, целовал так, что, казалось, можно было захлебнуться в этой пелене нежности и обожания. И в момент, когда Мэй тихо шепнул: «верю», Реки подумал, что это совсем не унизительно, открыто признавать свои чувства.
- Тебе, наверное, помочь? – тихо спросил Мэй, уже наплевав, что кто-то может увидеть их снова.
- Потерплю, - Реки отстранился с довольной улыбкой, будто Мэй разрешил вырезать себе сердце и, запихнув его в банку, подарить блондину. – Пошли домой.
- Угу.
- И знаешь, я тут подумал… - Реки заговорщически улыбнулся. – Если хочешь, сегодня я буду твоим, - он захихикал, глядя на удивленное выражение лица Мэя, и потянул его за руку. За квартал от бара жил Реки, и надо было как можно скорее добраться до его квартиры…
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Гордый и самовлюбленный (NC-17 - Reki\May, Zodd\Yuki [Biosphia, Diverse Glare in Rio])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz