[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » powdered sugar (R - Сатоши/Рё [Girugamesh])
powdered sugar
KsinnДата: Вторник, 13.08.2013, 15:36 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: powdered sugar

Автор: Лотти Хэйденвари
Контактная информация vk
Беты: JuliaS HYDE

Фэндом: Girugamesh
Персонажи: Сатоши/Рё, остальная половина Гиру
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Ангст, Hurt/comfort, Songfic
Предупреждения: OOC
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
- Прости, Рё, но я не могу отдать его тебе… Прости.
И, без всхлипов глотая слезы, Рё думал лишь о том, что истекающее сладкой кровью при каждом гулком ударе сердце, которое Сатоши держал в руках, перепачкало его длинные пальцы.

Примечания автора:
я не хотела издеваться над Рё! но, у меня не было другого выбора._. а образ страдающего от любви Сатоши, это явно из раздела фантастики...
 
KsinnДата: Вторник, 13.08.2013, 15:38 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Фальшивое чувство.
A long day alone
The emptiness is so real
Never having peace of mind
Running from what I can't see

And there is nowhere left to hide
Turn and face these empty eyes
All alone, heart untold, trying to find

Break Me Down - Red

*****
- Я тебя не люблю.
- Я знаю.
- Это просто секс.
- Я знаю, Сато…

Во время секса Сатоши никогда не целует Рё в губы.

Он вообще его никогда не целует в губы, о чем вообще речь?

Во время секса он старается не смотреть на лицо своего драммера, он старается не вслушиваться в его стоны.

Зачем тогда каждый раз силой толкает в грудь и валит на спину? Это больно! Почему бы просто не заткнуть его чем-нибудь и не заставить встать на четвереньки? Привязать руки к спинке кровати, чтобы не смел цепляться за него.

Рё думал, что Сатоши, наверно, представляет на его месте свою девушку.

Ха, наверное? Не смешите…

Рё думал об этом, когда пальцы вокалиста царапали его бока и его подташнивало от этих прикосновений, пусть и столь желанных.

А она красивая… или нет? Темные длинные волосы, темные глаза… По сравнению с Рё она пусть и ничего такая, но ширпотреб… Под пиво сойдет! Но у нее есть одно преимущество, не так ли? Она девушка…

Почему тогда он всегда приходит именно к нему? Это же что-то да значит? Сатоши не трахает свою девушку, Сатоши не идет к шлюхам, хотя легко может себе позволить такое удовольствие. Сатоши идет к Рё! Это же что-то да значит?

«Она слишком чиста… она слишком невинна, она ребенок… А ты меня хочешь, да, Рё? Сделаем друг другу приятно?» -
так он сказал? Или не так? Хотя, какая уже разница…


Да, пожалуй, вокалист не прогадал. Иногда Рё просто терпеть не мог проницательность Сато. А еще свою слабость. По его мнению, именно с этих дрянных человеческих качеств все и началось. Просто однажды в стельку пьяный Сотоши завалился домой к своему барабанщику не в то время…

Он бережет её. Так бережет! Не хочет портить девочку. А она сама предлагает ему себя. Сама прыгает в койку. Маленькая шлюшка… Рё её терпеть не может. Из-за этой паршивой дряни Сатоши пьет и винит во всем только себя. Она же ребенок, она еще не понимает…

Сатоши смотрел ему в глаза слишком долго и увидел в них то, что Рё как ни пытался, не смог спрятать подальше. Сатоши поддался, а Рё не смог оттолкнуть.

Слишком давно, слишком сильно он желал этого!

И пусть вокалист приходил не часто, почти всегда пьяный и злой, как черт, Рё ждал его. И дело даже не в сексе…

Или не только в нем, а?

Он начинал отсчитывать дни, часы, минуты до следующей такой встречи, как только за Сато с громким хлопком закрывалась дверь.

Слишком грубый, слишком властный… Рё что, мазохист?!

*****

Нии и Шу говорят, что с барабанщиком что-то не так. Нии думает, что Рё слишком устал от работы, а Шу, что не ладится личная жизнь. По сути они оба в каком-то смысле правы. И это немного нервирует Рё. Почему вдруг они возомнили себя великими экспертами в психологических делах? Он ценил заботу друзей и понимал, что его поведение может сказаться на группе, но ничего не мог с собой поделать. А Сатоши просто не видел. Или не хотел видеть?

Все по-честному: если драммер не мог отказать своим желаниям, почему вокалист должен был отказывать своим?

- Это все глупости… Бред какой! Со мной все нормально! – Рё отмахивался барабанными палочками и не желал слушать недовольные возгласы лидера. – Нии, Шу! Со мной все в порядке! Сато… Сатоши, скажи им!
- Так, все, - басисту явно надоело, а Сато, плохо скрывая усмешку, и не думал заступаться за барабанщика. – Иди домой, Рё, у тебя два внеплановых выходных, не считая сегодняшний день. Надеюсь, к пятнице ты разберешься… со всем. Иди домой, начальству скажу, что ты прихворнул.

Вытолкали чуть ли не силой… Друзья, мать их! Хотя, может, оно и к лучшему? Ага, к лучшему! Самый дорогой человек даже не заступился… Стоп! Дорогой?! Бред… Бред! Бред!!!

*****

Рё ничуть не удивился, когда, сидя на кухне, услышал отчетливый стук в дверь, только на часы взглянул. Девять вечера. Сатоши никогда не пользовался звонком: всегда четыре последовательных, громких (или они только казались Рё громкими?) удара костяшками, обязательно левой руки.

Рё внимательно, насколько это возможно, осматривал стоящего на лестничной площадке Сатоши в дверной глазок, всем телом прижимаясь к холодной двери. Потому что Рё знал, Сато не даст ему себя рассмотреть! Сато не позволит ему себя коснуться даже взглядом… И открывая, наконец, дверь, первое, на что драммер бросит беглый взгляд, - это немного покрасневшая кисть левой руки.

С вокалистом определенно было что-то не так. Он смотрел на измученного Рё совершенно трезвым взглядом. И даже слегка улыбался уголками губ.

Или барабанщику это только казалось? Если чего-то очень, очень сильно желать…

- Рё, - горячий шепот коснулся ключиц, и драммер зажмурился, сильнее впиваясь ногтями в плечи Сато. – Что с тобой?

Если бы он мог, он бы кричал во весь голос: «А с тобой-то что?! Не будь таким нежным и внимательным, я могу привыкнуть!» Но Рё молчал, и наглый, порой даже слишком, вокалист понимал это по-своему.

Сатоши то ли целовал, то ли кусал его шею. Наверное, все же кусал, но для Рё это были словно долгожданные сладкие поцелуи. Сатоши был внимателен и нежен, и в этот раз Рё не пришлось скрывать синие пятнышки на своих руках под длинными рукавами. Зато на ногах их прибавилось: слишком сильно вокалист сжимал чужие бедра. Рё чувствовал длинноватые ногти Сато даже сквозь плотную ткань джинсов.
- Да что с тобой случилось? – Сато приподнялся на вытянутых руках по обе стороны от головы драммера, чтобы тот не смел отвернуться. Он с трудом удерживал равновесие: уместиться на небольшом диване им удалось с трудом. - Лежишь словно бревно.
«Ты со мной случился…» - горько подумал Рё, даже и не думая оправдываться.

Бревно. Бревно. Бревно… Сатоши так легко бросался столь обидными словами! А ведь он и не подозревал, что Рё просто боялся. Он боялся показать хоть каплю чувств. Он боялся увидеть в глазах вокалиста отвращение. Рё ведь не слепой, он прекрасно видел: Сато смотрел куда угодно, лишь не на него, а от каждого стона, сорвавшегося с и без того искусанных в кровь губ, его трясло словно в лихорадке.

- Прости, - Сато хотел наклониться в знак извинения, коснуться красноватых следов на шее, но сильные руки драммера уперлись ему в грудь.
- Не надо, Сато… - Рё не нуждался в жалости. В конце концов, Сатоши пришел просто переспать с ним, ни о чем большем он думать не может.

Вокалист долго, очень долго смотрел в уставшие глаза, и на какой-то миг Рё даже начало казаться, что Сатоши обязательно поймет его без слов. Но это только казалось. Все же, они слишком разные.

- Прости. У тебя ведь выходной. Ты действительно неважно выглядишь, Рё, – Сато поднялся с дивана, как бы невзначай задевая острым коленом бедро барабанщика, а пальцами левой руки провел вдоль чужих вытянутых рук. – Я пойду уже, хорошо?
- Куда?
- Домой? Наверное… Спокойной ночи, Рё…
Рё растерян. Рё напуган. Так плохо ему не было даже когда Сатоши в первый раз его…
«Это к лучшему… определенно, к лучшему. А мне нужно в душ,» - но Рё знал, что ни в какой душ уже не пойдет: он не стал бы смывать прикосновения Сатоши так быстро.

В какой момент Рё забыл заново начать счет? Или не забыл? Ведь партия не была доиграна? Может, Сато просто нужен тайм-аут? Или он просто выбыл из игры…

*****

Search for the answers I knew all along
I lost myself, we all fall down
Never the wiser of what I've become
Alone I stand a broken man

All I have is one last chance
I won’t turn my back on you
Take my hand drag me down
If you fall then I will too
And I can't save what's left of you

Without You - Breaking Benjamin

- Я не люблю тебя, знаешь?
Рё вглядывался в свое отражение, такое тусклое. Но ему казалось, что даже оно выглядит живее его самого. Его настоящего.

А точно ли, что именно он настоящий?

Прохладная вода лилась из открытого до упора крана, и Рё казалось, что вместе с ней вот так в никуда, в грязную канализацию, убегала и его жизнь.

Противная рутина, там ей самое место…

- Я не люблю… Я не люблю тебя, знаешь? – Рё повторял одно и то же, пока расхаживал по кухне в поисках чистых чашек.

Раз уж выдался выходной, мытья посуды точно не избежать. Скукота… Нет, он еще не чокнулся, а может, еще не до конца. Драммер просто пробовал на вкус то, что так часто повторял ему Сато.

- А кофе-то кончился!
Пустая железная баночка была безжалостно брошена в мусорное ведро. А Рё так и не мог понять, когда же он успел все выпить? Он ведь только неделю назад кофе купил.

Или кто-то стал захаживать к барабанщику слишком часто… Ох, Сатоши! Раз уж приходил так часто в гости, мог бы хоть и внимание проявить…

Ключи, бумажник, легкая куртка, апрель - это все же апрель, прохладно, как-никак… На часах только полдевятого, еще бы спать и спать. Да не спалось, как назло. И все из-за одного наглого, надоевшего до слез, но все же такого нужного вока…


*****
Уже в который раз Рё проходил вдоль и поперек отдел со сладостями, но так и не мог ничего выбрать. На дне пластиковой, нелепо голубой корзинки лежали пара баночек любимого кофе, несколько бутылочек с нежирными йогуртами и упаковка грейпфрутового сока.
- Может, печенье ореховое? – сам у себя шепотом спросил Рё, рассматривая яркие упаковки.

А можно еще и с шоколадной крошкой, как любит… Упс, опять мысли не в ту сторону.

- А к черту все! – схватив первую попавшуюся на глаза яркую упаковку, Рё направился к кассе.

Уже расплачиваясь за покупку, Рё заметил, что в спешке схватил конфеты. Странные такие. Острый шоколад с перцем. И как они оказались на полке с печеньем?
 
KsinnДата: Вторник, 13.08.2013, 15:39 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline


*****

You were that foundation
Never gonna be another one, no.
I followed, so taken,
So conditioned, I could never let go
Then sorrow, then sickness,
Then the shock when you flip it on me
So hollow, so vicious
So afraid, I couldn't let myself see

That I could never be held
Back up, no, I hold myself.
Check the rep, yep you know mine well
Forget the rest let them know my hell.

There and back, yet my soul ain't sell
Kept respect up the best they fell,
Let the rest be to tale they tell
That I was there saying...

Linkin Park - Lost In The Echo

Фукуно Юске, более известный как Юкке, – басист популярной группы MUCC, всегда был человеком весьма правильным. И Татсуро нередко всем, а особенно самому Юкке, любил напоминать, что есть в басисте что-то детское. На что Юкке только вздыхал: это же Татсу, что с него взять? Да и не мог он на него сердиться, в принципе.

С этой парочкой порой было не разобрать, кто же из них - больший ребенок? Басист или вокалист?

- Как ты, Рё-кун? Ребята сказали, что ты заболел, - тихий голос басиста по телефону звучал довольно взволновано. – Погода действительно не очень, да еще и работы столько…
- Спасибо, Юкке-сан, уже лучше. Да, весна выдалась прохладной, поэтому впредь одевайся теплей и не повторяй моих ошибок, - Рё попытался говорить как можно ободряюще: грузить такого человека, как Юске, своими проблемами не хотелось.

Говорить с Юкке было спокойно и приятно. Он, сам того не ведая, мог легко поднять настроение, помочь отогнать надоедливые мрачные мысли. И говорить с ним по телефону Рё мог бесконечно долго.

- В любом случае, ребята за тебя очень волнуются. Так тихо стало, просто удивительно! – Юкке говорил весело и с долей удивления. Рё тихо вздохнул, действительно… у их группы и тихо, то-то весна такая прохладная.
- А Сатоши-кун вообще мрачнее тучи ходит. Злой, чуть ли не молнии глазами мечет. С Татсу не дурачится, даже с вашими почти не общается, – басист говорил и говорил, и Рё казалось, что он больше не выдержит. Каждое слово, новое упоминание о Сатоши просто медленно сводило его с ума.
- Юске-сан, прости, но мне пора принимать лекарства. Я бы с тобой еще поболтал, но сам понимаешь… - Рё поморщился: врать Фукуно он никоим образом не хотел, но и слушать дальше не горел желанием.
- Да, да, конечно! Это ты извини, заболтал я тебя. Выздоравливай поскорее, Рё-кун.

Глупости. Глупости… Это все просто глупости! Ему ни к чему об этом думать… Какое ему дело до того, что там творится с Сатоши?

«Все просто, - думал Рё, глядя на потухший экран телефона. – Я его…»

Молчи. Молчи! Молчи же!

*****

- Спасибо за ожидание! Вот ваш заказ: вишневый чай и лимонный чизкейк. Приятного аппетита, – молоденькая девушка в смешной форме, украшенной множеством оборок, ловко расставила его нехитрый заказ на столике и поклонилась. Рё только и успел, что кивнуть ей и улыбнуться уголками губ, как она тут же умчалась принимать новые заказы.
Хоть уже и был довольно поздний вечер, людей в небольшом кафе было немало. Уходящие парочки сменялись новыми, и Рё они казались бесконечным потоком.

Он задыхался в четырех стенах от одиночества и скуки. И тонул в бесконечной суете людей на улице.

Второй день его внепланового отдыха медленно подходил к концу, а на душе ударника все так же скреблись кошки. Словно решили поточить и без того острые когти о нее.

И, закрыв глаза, Рё отчетливо видел, как из рассеченных царапин вытекала сгустками гадкая черно-красная слизь. А белые опарыши словно цеплялись за рваные края ран, не желая покидать его. Мечтая лишь об одном: дожрать его до конца!

«Это все бред! Шу был прав, мне нужно больше отдыхать», - горячий чай обжигал горло, но мерзкие видения все не отпускали.
Сдавив пальцами виски, Рё испугано и затравленно смотрел в большое окно - туда, где кипела жизнь.

Бессонный город полон одиночек…

Мимо проносились люди словно в ускоренной съемке, и драммер мог лишь смотреть, как зажигались ночные огни.
По ту сторону холодного стекла кто-то остановился, вглядываясь в измученное лицо. Рё не сразу заметил это, а когда все-таки заметил…
- Быть этого не может, - на деле он едва шептал, но ему казалось, что его отчаянный крик слышали все в кафе.

Словно сумасшедший, Рё протянул руку, касаясь прозрачного стекла. Теплое… С той стороны которого касалась чужая рука. Пара секунд - и Рё почти чувствовал, как медленно затягиваются кровоточащие царапины и ликуют опарыши, продолжая свой пир.

«Я пожалею об этом», - безразлично думал Рё, доставая немного мятые купюры из кармана куртки.

Молоденькая девушка подошла к пустующему столику и печально вздохнула. Рядом с полупустой чашкой давно остывшего чая и нетронутым чизкейком лежали деньги за заказ. Раза в два больше, чем было нужно. Отчего-то ей стало жаль странного парня, который хоть и был столь разбит, но все же нашел в себе силы улыбнуться.

*****

I try to be all that you need,
Try not ever let you down.
Still I can see it in your eyes,
Not good enough…

This time I believed that I really could change,
I gave it all!
This time I really gave my everything,
I guess I was wrong!
I guess I was wrong…

Dead by april - What can I say

Когда громко хлопнула входная дверь квартиры Рё, на часах было около десяти вечера.
- Пиццу будешь? Там, вроде, еще суши были, - спросил ударник, снимая кроссовки. Щелкнув выключателем, он наконец-то повесил куртку и, не глядя на своего гостя, прошел на кухню.
- Нет, спасибо. Только кофе, - качнул головой Сато, но Рё, конечно же, этого не увидел. – Мне четы…
- Четыре ложки сахара и с молоком, я помню, Сатоши.

Рё произнес его имя как-то странно, и вокалист заметил это. Вот только никак не мог понять, в чем же дело? Он недоуменно стоял в небольшой прихожей, не смея пройти дальше.

- Сатоши, ты уснул, что ли? – громко позвал ударник из кухни, и Сато словно очнулся.
- Да иду я! Чертовы узлы на шнурках…

Ну да, конечно… Узлы. Просто мастер дурацких отмазок!

Рё ходил по кухне туда-сюда и гремел посудой, что-то бурча себе под нос. Довольно забавное зрелище. На столе стаяли две высокие чашки, а в микроволновке что-то разогревалось, судя по запаху - пицца. В какой-то момент Рё остановился, тихо ругнувшись.
- Выключишь чайник? Мне нужно переодеться, - он даже не взглянул на Сатоши, просто прошел мимо, словно сквозь него.
- Ладно…

Сатоши тенью скользнул к столу и беззвучно опустился на высокий стул.
А чайник все не закипал, только микроволновка пискнула и вырубилась.


Когда Рё вернулся на кухню, Сато уже заливал содержимое чашек горячей водой. Поправив на себе мешковатую футболку, драммер, тихо шипя, достал горячую тарелку с пиццей, от которой вздымался к потолку и рассеивался пар.
- А я, если ты не против, все же поем, - тихо, как будто самому себе, сказал Рё.
Обхватив горячую чашку руками, Сатоши смотрел куда угодно, но не на Рё, хотя тот и не замечал ничего такого. Драммер не спеша ел большой кусок пиццы, иногда делая небольшие глотки зеленого чая.
- Так, ты что-то хотел, Сато? – наконец нарушил давящую тишину драммер, и, хотя Сатоши опасался этого вопроса, для него это все же было лучше, чем чертова, звенящая в ушах, тишина.
- Да нет, просто навестить тебя решил. А тут смотрю, ты в том кафе с таким мечтательным видом сидишь…
- Мечтательным? Возможно…

Рё бесстыдно облизывал пальцы, перепачканные кетчупом и майонезом, прикрыв глаза от удовольствия. Все-таки пицца была очень вкусной, а за полотенцем нужно было вставать, чего делать ну никак не хотелось. И Рё не видел, каким взглядом на него смотрел вокалист. Как он нервно пил кофе, наверное, обжигаясь… с чего бы это?

«И что теперь делать? - какое-то безразличие напополам с тоской вмиг захлестнуло барабанщика с головой. – Наверное, не нужно об этом думать… Будь что будет!»

«Это все очень похоже на тупой низкобюджетный фильм ужасов с элементами драмы… - пожалуй, именно так думал Рё. - Это все не про меня».

- Эй, Сатоши, - пустая чашка с негромким стуком опустилась на стол, и Рё наконец перевел взгляд на слишком тихого вокалиста. – Давай посмотрим что-нибудь?
- Что? – Сатоши с непониманием смотрел на улыбающегося Рё и вроде даже понимал, что с ним было что-то не так.
- Как насчет фильма ужасов?
- Ужасов? Эй, Рё, с тобой все в порядке?

Как же его достал этот вопрос…

- Ну, так ты согласен? – глаза у Рё как-то странно, наверное, даже немного маниакально, блестели, и Сатоши мог бы даже испугаться, если бы не знал, что это - всего лишь их маленький барабанщик.
- Почему бы и нет? – вокалист пожал плечами и одним глотком допил оставшийся, уже порядком остывший кофе.

*****

You keep watching from your picket fence,
You keep talking but it makes no sense.
You say we're not responsible, but we are, we are.
You wash your hands, you come out clean,
But you fail to recognise, the enemy is within.
You say we're not responsible, but we are, we are.
We are.

Ana Johnsson – We are

- «Сайлент Хилл»?
- Не страшно… Игра и то пострашнее будет.
- И все же фильм не плохой.
- Я и не спорю, просто говорю, что хочется чего-то более… Пугающего.
Драммер сосредоточено копался в дисках, что аккуратно стояли на полочках, пытаясь найти что-то особенное. Но Рё и сам толком не понимал, что именно ему искать, еще и комментарии Сатоши все время сбивали его с мысли.

Непривычно… Так долго просто говорить. Да еще и о каких-то ужастиках. Рё уже и забыл, как это: просто отдыхать в компании вокалиста за просмотром какой-нибудь ерунды и парой бутылочек пива.

- «Зловещие мертвецы»? Слышал, что ремейк сняли, да и трейлер довольно-таки многообещающий.
- Нет уж, спасибо, конечно, но мне зомби и на работе хватает, - усмехнулся барабанщик, наконец-то поворачиваясь к вокалисту с парой коробочек.
- Точно! Особенно если запись сингла, - засмеялся Сатоши, едва не свалившись с дивана.
- Или когда альбом пишут, эти крики с утра до ночи: «Хочу спать! Хочу есть! Где мои сигареты? И кто стащил мою гитару?»
- Или когда идти куда-то нужно, на радио или еще куда.
- Да ладно еще радио, - отмахнулся Рё, падая рядом с Сато на диван. – А если на телевидение? Визажисты, пока на тебя наложат пару слоев всякой гадости, десять раз проклянут.

Драммер тихо, но искренне засмеялся, и Сатоши на мгновение замер: он давно уже не видел, чтобы Рё вот так просто улыбался, да еще и ему.

- Вот умора, хотя, это уже больше на комедию смахивает, - Рё вздохнул и, отсмеявшись, положил на журнальный столик перед диваном коробочки с дисками.
- Ого… Рё, ты что, решил по всем этим фильмам на патологоанатома выучится? Тебе барабанов уже мало? – присвистнул вокалист, разглядывая разноцветные обложки, на которых были изображены обезображенные главные герои, перепачканные кровью, словно их кетчупом полили.
- Скорее на мясника, - улыбнулся Рё, включая DVD. – Как насчет «Райского озера»?
- Звучит как название порнухи…
- Сатоши!
- Молчу, молчу!

Словно затишье перед бурей. И в этот раз им обоим было не по себе. Сатоши - из-за дурацкого, жуткого фильма, а Рё - от глупой неправильности происходящего…

*****

- Терзая кровавые раны, я буду смотреть и смеяться…

К чему весь этот пафос? И голос эхом отбивается от пустоты, а безвольные руки неистово царапали грудь, в надежде продрать чертову кожу, сломать клетку из ребер и достать то, что так неистово болело.

- …на ваши брезгливые лица, вам некуда больше деваться!

И они все толпились возле него. Окружали, отрезали пути к отступлению и просто смотрели, как он мучается, не в силах остановить игру, правила которой придумал не он.

- Эй… Рё-кун, ты часом не это достать пытаешься?

Знакомый тихий голос разом заглушил весь их шепот, похожий на жужжание тысяч букашек. И они покорно расступались перед ним, с любопытством осматривали и переговаривались одними лишь глазами. А он шел не спеша. Властная фигура, которой не нужны ничьи поблажки и подачки. И на его вытянутой вперед сильной руке он видел то, что так хотел бы вернуть себе и больше никогда и никому не показывать!

- Эй, ну что же ты? Не бойся… Я не сделаю тебе больно.

И ему хотелось шипеть «Врееешшь!» в ответ, да только голос совсем пропал, а из пересохшего горла вырывались лишь тихие хрипы да скулеж.

- Забрать, да? Ты ведь хочешь забрать его обратно?

Да даже если и хотел, уже не смог бы.

- Прости, Рё, но я не могу отдать его тебе… Прости.

И, без всхлипов глотая слезы, Рё думал лишь о том, что истекающее сладкой кровью при каждом гулком ударе сердце, которое Сатоши держал в руках, перепачкало его длинные пальцы.

*****

Открыть глаза и понять, что он плачет, было странно. Открыть глаза и понять, что все это лишь сон, было куда страннее. Сатоши понадобилось около пяти минут, чтобы понять: все эти картинки, мелькающие перед глазами, словно кадры фильма, - всего лишь его воображение. Шутка подсознания.

Но ведь и в каждой шутке есть доля правды. А в каждой такой вот хреновой правде есть доля шутки.

«Вот тебе и фильмы ужасов…» - выровнять отчего-то сбившееся дыхание никак не удавалось, и Сато приподнялся на диване, осматриваясь. Приятный полумрак щадил глаза вокалиста, а на электронных часах застыло время: пятнадцать минут четвертого.
- Телек выключить… Так, где пульт? – большая плазма светилась серой рябью, и это бесило вокалиста чуть ли не до зубного скрежета.
Рядом что-то зашевелилось, и Сатоши не повременил повернуться в сторону раздавшихся вздохов.
- Эй, Рё, - Сато глупо уставился на барабанщика, который умудрился уснуть сидя на не слишком удобном диване. Он обнимался с диванной подушкой, немного склонив голову к левому плечу. И дыхание его, спокойное и едва слышное, завораживало вокалиста.
- Пожалуй, тебе действительно лучше отдохнуть, Рё.

Сатоши привык уходить по-английски, но почему-то в этом момент его никак не покидала одна единственная надоедливая мысль: если он уйдет сейчас просто так, сюда уже вернуться не сможет, как бы потом не желал этого.

*****

Things you've done have set you back in time,
I think about the way we lived our life was it yours or mine?
Why can't you tell me?
(I can)
I had a feeling
(You'd crawl on your knees)
To punish me,

sevendust – ugly

Открыв глаза, Рё и гадать не нужно было, он точно знал: в квартире он один. Ощущение того, что кто-то живой и теплый еще совсем недавно был рядом, его никак не желало покидать. Единственное, что все же удивило барабанщика, - так это пара пустых чашек на кухне, словно Сато ошивался здесь еще какое-то время после того, как проснулся.

Словно он ждал, когда же проснется сам хозяин квартиры.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » powdered sugar (R - Сатоши/Рё [Girugamesh])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz