[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Квартирный вопрос (NC-17 - Каору/Хара, Кирито/Шинья [Dir en grey, Pierrot])
Квартирный вопрос
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:03 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Квартирный вопрос

Автор: mukaru
Контактная информация mukaru@list.ru
Бета: su lang manchu, one-legged rotten neko

Фэндом: Dir en grey, Pierrot
Пейринг: Каору Ниикура/Тошимаса Хара, Кирито/Шинья Терачи
Рейтинг: NC-17
Жанр: romance
Размер: миди
Статус: закончен

Саммари:
Тошия без спроса заглянул в шкаф.

Примечания:
Действие разворачиваются примерно через полгода после событий фанфика "Вот где собака зарыта!". Во избежание вопросов. Собаку, которую подарил Тошия в первой части, Каору отвез к сестре (лидеру некогда заниматься домашними животными), просто для этой истории здесь не оказалось места.

От автора:
Спасибо, zimrа, за бесконечное терпение. Отдельные благодарности Su Lang Manchu за консультации по вопросам мат.части ^^', а так же группе Dir en grey за композицию "dead tree".
 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:11 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Не было бы счастья, да несчастье помогло
Народная мудрость


**

- Шин-кун, можно я у тебя переночую? - произнес Тошия и отшвырнул в сторону газету, которая занимала его в течение уже нескольких часов. Спроси сейчас Тошимасу, сколько времени он провел взаперти, в комнате отдыха, он вряд ли бы ответил. Несколько часов превратились в бесконечную вереницу объявлений о сдачи жилья и звонков по указанным номерам. Катастрофически не хватало времени. Не мог Хара просто взять и поехать по своим делам во время записи - Каору съел бы живьем и не подавился.
Подавился Шинья. Водой. От такой постановки вопроса.
- Тотчи, ты бы побрился, а то выглядишь еще безумнее, чем Кё в образе, - заметил между делом Андо. Он утомленно развалился на диване рядом с бас-гитаристом и лениво перебирал струны гитары. Тошия лишь равнодушно отмахнулся.
- Ну, так что? - обратился Хара к Шинье.
- А почему бы тебе не попроситься к Даю? - уклонился от ответа Терачи.
- Дайске-кун, можно я у тебя переночую? - Тошимаса обернулся к Андо, но тот лишь усмехнулся.
- А чего не у себя?
- Долго рассказывать, - кисло ответил Тотчи.
- А мы не торопимся. Да, Шин-чан? - Андо игриво подмигнул Терачи.
Шинья фыркнул, продолжая сминать в пальцах пластиковый стаканчик. Хара с сомнением посмотрел на ритм-гитариста, потом на драммера. Оба с нескрываемым любопытством разглядывали басиста и ожидали подробностей.
- Короче, мне нужно где-то переночевать. Сегодня, - решил особо не распространяться Тошимаса. Андо хохотнул и тут же обнял Хару за плечи, хорошенько встряхнув.
- Нашего Тотчи очередная подружка выставила за порог с вещами!
- Не смешно, - уныло отозвался Хара, но Дайске продолжал заливаться смехом. Даже Шинья не удержался и улыбнулся.
- Да не расстраивайся ты так. Она не первая и не последняя! Понимаешь, Тотчи, все в этом мире находится в состоянии равновесия, - отчего-то серьезным тоном начал Андо. - Вот тебя, к примеру, подружка бросила. А взгляни на Шин-чан. Вот ты думаешь, с чего он такой бледный и измученный? Совсем не потому, что там, за дверью, уже вторые сутки морально насилует звукорежиссеров Каору. Нет! У Шин-чан глаза горят совсем по другой причине. Вот у кого, а у него личная жизнь бьет фонтаном.
Терачи снова подавился, аж слезы брызнули из глаз, а когда откашлялся - поставил стаканчик на журнальный столик так, что расплескалась вода.
- Да пошли вы оба со своими шуточками. И не надоело? - недовольно произнес Шинья, но Дайске и Тошия лишь переглянулись, после чего одновременно засмеялись. Но смех тут же оборвал звук открывающейся двери - в комнату отдыха заглянул Каору. Он с серьезным видом прошел до кофеварки, даже не обратив внимания на одногруппников.
- Который час? - поинтересовался Ниикура. Троица одновременно посмотрела каждый на свои наручные часы, потом переглянулась, и Дай произнес:
- Половина второго, - а затем уточнил на всякий случай. - Ночи.
Каору молча кивнул. Ответ его вполне устроил.
- Слушай, - обратился к Ниикуре Дайске. - Может, по домам? На свежую голову все лучше, а то ты сидишь тут вторые сутки подряд. Да и нам с ребятами не плохо было бы дома появиться.
Каору нахмурился, и троица притихла в ожидании приговора. Шинья даже неуверенно присел на край дивана.
- Хорошо, езжайте, - устало согласился Ниикура, чтобы в следующий момент вернуться к кофеварке. Дайске тут же помчался в сторону выхода, пока лидер-сан не передумал - схватил куртку, наспех проверил наличие ключей и телефона, после чего крикнул: "Пока всем!"
- А как же?.. - растеряно замер Тошия, глядя вслед ритм-гитаристу. Когда пришло осознание, что круг людей, к кому можно напроситься на ночевку сузился до Терачи и Ниикуры, Хара жалостливо взглянул на Шинью в попытке разбудить сочувствие. Тот спешно собирался и уже кому-то названивал. Тотчи поймал его в дверях.
- Ну, так что? Можно я сегодня у тебя? - шепотом нетерпеливо спросил Хара, склонившись к уху Терачи.
- Тотчи, понимаешь, - как-то неуверенно начал Шинья, и Тошимаса сразу просек, что драммер боялся посмотреть ему в глаза. Терачи нервно сжимал в пальцах телефон, когда тот завибрировал. Хара успел разглядеть на дисплее только первые буквы, написанные латиницей, чтобы все понять.
- Ладно, езжай, - Тошимаса несколько разочаровано, но с понимающим видом сделал шаг назад и вытянул вперед руки, словно сдавался. - Сегодня переночую здесь, а завтра что-нибудь придумаю.
Шинья виновато посмотрел на друга, потом перевел взгляд на Ниикуру, который пристально смотрел на них все это время
- А почему бы тебе не попросить Каору? - Терачи едва заметно кивнул в сторону лидера-сана.
- Издеваешься? - в мнимом ужасе Тотчи закатил глаза.
- Я серьезно, - сказал Шинья. Телефон в его ладони продолжал надрываться, но Терачи смотрел на Хару, который в свою очередь замер в сомнении.
- До утра, - одними губами произнес драммер и вышел из комнаты отдыха. Тошимаса бездумно уставился на дверь. Еще около минуты ему понадобилось, чтобы решиться на отчаянный, по его мнению, шаг, после чего обернулся и направился к Ниикуре.
- Тошия, я же сказал, что можете ехать домой, - раздраженно повторил Каору прежде, чем сделать глоток кофе из своей большой кружки. Он хотел отвернуться, как будто ему было неприятно видеть перед собой Тошимасу, но Хара неуверенно произнес:
- Каору-кун, можно я сегодня переночую у тебя?

***

Тошия спросил, даже не рассчитывая на утвердительный ответ - Ниикура как-то растерялся, то ли от неожиданности, то ли от наглости Хары. Каору посмотрел на недопитый кофе в чашке, потом медленно похлопал себя по карманам, чтобы выудить ключи от машины и кинуть Тотчи. Тот едва сообразил, но успел поймать.
- Собирайся, - пояснил Ниикура и направился к двери. - Жди в машине. Я только остальным скажу, что можно расходиться по домам.
С этими словами Каору вышел из комнаты отдыха, а Хара, недоумевая, сморгнул - лидер только что доверил ему ключи от своей машины?
Расчет Ниикуры был прост - он оказался настолько измотан работой в студии, что и речи не шло, чтобы сесть за руль в таком состоянии. По пути Каору задремал, и Тошия долго не решался будить лидера, когда они подъехали к дому. Минут двадцать Хара просто курил и поглядывал в темноте на спящего лидера - мотор выключил, как только припарковался на площадке. Потом во рту стало так горько, что Тошимаса затушил последнюю сигарету, едва прикурив. Будить Каору Тотчи не решался. Тот спал, прислонившись лбом к прохладному стеклу, а Хара все ждал, когда лидер проснется.
В ожидании Тошия откинулся полностью на водительское кресло и прикрыл глаза, но расслабиться не получалось - слишком сильно хотел Тошимаса в душ и на мягкую кровать. Скандал и бессонная ночь, которая плавно перешла в утро, как следствие, вымотали не так сильно, как тупое просиживание в студии, как будто он мог сделать что-то путное, когда Каору со свойственным только ему упорством шлифовал звучание гитары ради какой-то пары секунд. Да еще эта глупая курица со своими придирками - и то ей не нравится, и это, а еще ее не устраивают футболки, рубашки и джинсы, что валяются по всей квартире. Видите ли, портят интерьер! А еще он, Хара, мог бы и больше времени проводить дома.
Сколько Тошия ни приводил доводов в свою защиту, ко всем словам та оказалась глуха. Отчего-то не пустила дальше порога, а потом вытолкала за дверь. Уже на лестничной площадке Тошимаса осознал, что его выгнали. Насовсем. С вещами, о чем свидетельствовал чемодан возле двери. Все было бы не так трагично, но Хара остался без крыши над головой - квартиру последние полгода они снимали вместе, а завалиться в пять часов утра к кому-либо из знакомых не столько чувство такта не позволило, сколько осознание того, что через пару часов все равно отправляться в студию. Разногласия в личной жизни Тошимасы мало волновали Каору. Того мало что волновало вообще, не говоря уже о событиях вне группы.
Тотчи выдохнул и снова потянулся к сигаретам.
Когда Тошия выкурил вторую сигарету подряд, он склонился над Каору и мягко потряс его за плечо. Ниикура с трудом разлепил веки и взглянул в лицо бас-гитариста.
- Мы приехали, - произнес Тошимаса, после чего вышел из машины. До квартиры Каору они поднимались молча.

***

- Каору, у тебя чего-нибудь перекусить найдется? - довольный Тошия вошел в комнату, на ходу вытирая волосы полотенцем. Все определенно налаживалось. Во всяком случае, после душа для полного счастья не хватало полноценного ужина и сна, желательно, на мягкой постели.
Каору спал. На диване в гостиной перед включенным телевизором. Даже очки не снял, видимо так устал, что сил не хватило. Тошимаса подошел к лидеру бесшумно, хотя, если бы Хара танцевал перед ним джигу, то он все равно бы не проснулся.
- Каору, - тихо, вполголоса позвал Тотчи по имени, но реакции не последовало. Тошия почти разочаровано выдохнул и сел рядом с Ниикурой на диван. Телевизор работал в бесшумном режиме. На экране мелькали кадры какого-то чемпионата по керлингу, и Хара даже начал смотреть, но уже через пару минут схватил пульт и выключил. Комната погрузилась в приятную темноту, а Тошимаса оценил все недостатки жесткого дивана. Недолго думая, Хара прошелся по квартире, толкнул дверь наугад, за которой и оказалась спальня. Кровать впечатлила даже в темноте. Тошия мысленно представил, чем на ней можно было бы заниматься, и глупо ухмыльнулся. Главное, что Ниикура никогда не узнает, как бы эти простыни оказались обесчещены. Пытаясь отвлечься от фривольных мыслей, Хара вернулся к дивану, снял очки с Каору и отложил на журнальный столик, после чего поднял лидера, перекинув через плечо. Ниикура что-то промычал, но не проснулся.
Аккуратно положить лидера на постель не получилось. Он оказался несколько тяжеловат для Тошии. Тот его просто не очень-то аккуратно свалил поверх одеяла. Справившись с транспортировкой Ниикуры до постели, Хара несколько минут задумчиво смотрел на Каору, после чего решительно стащил с него носки и принялся возиться с ремнем на джинсах. Кое-как раздев лидера, Тошимаса забрал с собой в качестве вознаграждения единственную подушку. Тотчи твердо решил заночевать на диване, но одного взгляда на него хватило, чтобы усомниться в здравом смысле идеи.
В поисках чего-то, что смогло бы смягчить ощущение жесткости дивана, Хара вернулся в спальню. Каору уже завернулся в тонкое одеяло, и Тошия подумал, что у Ниикуры обязательно должен быть плед или что-то в этом роде. Тошимаса распахнул дверцу шкафа, и на ногу свалилась какая-то кассета.
Хара достаточно громко вскрикнул, чтобы Каору на постели недовольно зашевелился. Тотчи воровато оглянулся на лидера, быстро поднял кассету с пола и хотел засунуть обратно в шкаф, но внимание привлекла яркая картинка на коробке.
Хара застыл, повертел в руках случайную находку и с сомнением посмотрел на ничего не подозревающего Ниикуру. Тотчи незамедлительно выскочил в гостиную и включил свет, чтобы лучше разглядеть кассету, после чего шумно сглотнул. В тот же момент Тошии потребовалось присесть. Он продолжал вертеть в руках коробку до тех пор, пока не заурчало в желудке. Тошия с опаской взглянул на чуть приоткрытую дверь в спальню, чуть помедлил, но вышел в прихожую, чтобы засунуть находку в карман куртки. Кассета влезать не хотела, а Тошимаса пытался сделать все быстро и как можно более незаметно, но получалось плохо - он постоянно поглядывал в сторону комнаты и даже чуть не уронил коробку в конечном итоге.
Когда дело было сделано, Тошия прошел на кухню и бездумно раскрыл холодильник. На полке сиротливо мерз, обернутый в пищевой полиэтилен, кусок пиццы. Недолго думая, Хара засунул его в микроволновку и выбил из пачки сигарету. Сделал три затяжки, пока не сработал сигнал. Кусок пиццы не выглядел слишком аппетитно даже в темноте, но Тошимасе оказалось все равно. Он медленно потушил сигарету в пепельнице и принялся за еду. Впереди была долгая ночь.

 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:12 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Тотчи, это что? - спросил Шинья. Он повертел в руках коробку и, недоумевая, посмотрел на Тошию, который с остервенением заталкивал кассету в магнитофон, что стоял в комнате отдыха - только пользовались им крайне редко и собирались выбросить за ненадобностью, но сегодня Тошимаса был благодарен всем богам сразу за то, что тот оказался здесь, как нельзя кстати.
- А на что похоже? Явно не на мультфильмы, - раздраженно ответил Тотчи прежде, чем нажать на кнопку "play". Картинка на экране задергалась, потом пошли титры, которые Хара просто промотал вперед, как и несколько минут действа, пока герои не перешли к самому главному.
Шинья прижал коробку от кассеты к груди.
- Вот дерьмо! - воскликнул Тошия, когда смог заговорить. Терачи едва заметно кивнул, соглашаясь, но продолжал смотреть на экран: два миловидных парня занимались сексом возле шикарного бассейна, какие бывают только на курортах.
- Где ты это взял? - поинтересовался Шинья.
- У Каору нашел в шкафу, - не отвлекаясь от происходящего на экране, ответил Тотчи.
- То есть как у Каору? - удивился Терачи. Тошимаса даже обернулся, чтобы взглянуть на друга.
- А так! Открыл шкаф, а она на меня свалилась. Я сначала глазам не поверил.
- Ты хочешь сказать, что эта кассета принадлежит Каору?
- Ну, если я нашел ее у него в шкафу в его квартире, то надо думать, что да! - от переизбытка чувств Тотчи нажал на паузу.
- А что ты искал у него в шкафу?
- Он уснул прямо на диване, а я искал постельное белье, - начал объяснять Тошия, но Шинья не дал договорить.
- То есть, ты рылся в его вещах без спроса?
- Нет, то есть да. Ксо! - Тотчи прошел до дивана и сел, после чего запустил пальцы в волосы, простонав:
- Ниикура - гей...
- Тотчи-кун, если Каору узнает, он тебе голову откусит, - предупредил Шинья, но Харе, казалось, было не до этого.
- Каору - пидор, - не унимался Тошимаса, а потом несколько истерично рассмеялся. - Что еще мы не знаем о нашем лидере?
- Тотчи, успокойся, - попытался вразумить друга Терачи. - Это его личное дело. Нам не обязательно было об этом знать. Я тоже не хочу, чтобы кто-то из ребят оказался в курсе, что мы с Кирито...
- Шин-чан, ты что, не понимаешь? - Тотчи вскочил с дивана и в два шага оказался возле Шиньи, чтобы встряхнуть того за плечи. - Это Каору! Он просто не может быть пидором!
- Да, почему? - не понимал Терачи.
- Потому, - Тотчи как-то обреченно опустил голову. - Он не может. Не имеет права так поступать со всеми нами...
- Тотчи, ты меня пугаешь, - честно признался Шинья. - Это его жизнь, то есть та ее часть, которая нас не касается.
- Он не может так поступить со мной, - Тошия словно не слышал слов друга.
- Тотчи, - настороженно позвал Терачи.
- Понимаешь, он всегда был для меня примером. Лидер, человек, который знает, чего хочет и добивается этого. Он… он..., - Хара снова обхватил ладонями голову.
- Я не понимаю, - возразил Шинья. - Он не перестал им быть, с того момента, как ты вдруг узнал о его пристрастиях. Да может быть, это и не его кассета. Кто-то из знакомых забыл, а он и запихнул ее в шкаф.
- Это его. Я уверен, - Тошия сразу сник и прижал ладони к глазам.
- Ребят, ну чего вы здесь застряли? - Дайске ввалился в комнату отдыха, но тут же застыл, увидев картинку на экране телевизора. - Опа...
- Гейской порнушкой балуетесь, - усмехнулся Андо и многозначительно взглянул на Шинью с Тошией.
- Все не так, как ты подумал, - принялся оправдываться Терачи, хотя уже осознал, что поступил глупо, пытаясь выгородить себя и Тотчи.
- Не ожидал от вас, - серьезно протянул Дайске. Шинья закатил глаза и раздраженно откинул коробку от кассеты в сторону, на диван. Тошимаса молча подошел к видеомагнитофону, чтобы достать кассету.
- Что здесь происходит? - заглянул недовольный Каору.
- Ничего, - тихо отозвался Шинья. - Мы уже идем. Да, Дай-кун?
Терачи потянул Андо за рукав обратно в студию. Тошия принялся бездумно смотреть на кассету, что держал в своих руках.
- Тотчи, все в порядке? - спросил Каору, но Хара не ответил. Ниикура немного помолчал, словно что-то решал для себя, после чего подошел к Тошимасе.
- Тотчи? - он положил ладонь на руку Тошии, но тот лишь вздрогнул и спешно отстранился.
- Не трогай меня.
- Да что с тобой? - удивился Каору, но тут же заметил коробку от кассеты на диване. Тошимаса отвернулся, осознав, что не может сейчас смотреть на Каору, словно тот его предал. Ниикура молча поднял с дивана пластиковую коробку, после чего невесело усмехнулся.
- Ты ничего не хочешь мне сказать?
- А ты ничего не хочешь сказать? - Тотчи резко обернулся и в упор посмотрел на лидера. Каору был явно зол - так сильно вцепился пальцами в пластик коробки.
- Она ведь твоя, эта чертова кассета? - начал нападать Тошимаса, но Ниикура не ответил - без слов подошел к бас-гитаристу и резко выхватил кассету у того из рук. Хара даже растерялся.
- Как ты мог так поступить со всеми нами? - начал свою обвинительную речь Тошия.
- Тебя мама не учила, что чужие вещи брать нельзя?- с мнимым спокойствием произнес Каору, но в глазах полыхала ярость. - Кто тебе разрешил лазить по моим вещам у меня дома?
- Да пошел ты! - Тотчи не нашел, что сказать в свое оправдание, а поэтому просто вспылил - схватил свою куртку и вышел из комнаты отдыха, хлопнув дверью.
- Хара Тошимаса, вернись сейчас же!

***

- Ты должен извиниться перед Каору, - настаивал Шинья. Тошия курил одну сигарету за другой, нервно выдыхал дым в сторону, настороженно щурился, когда смотрел на улицу через окно кафе, где они вдвоем сидели уже битый час. Терачи не возмущался относительно дислокации в зале для курящих, только считал про себя, сколько осталось до того, как пачка опустеет. Впрочем, ничто не мешало Харе заказать сигареты у бармена, только Шинья не мог понять, как бас-гитариста еще не тошнило от никотина.
- Это было некрасиво с твоей стороны. Ты не должен был рыться в его вещах, и тем более что-то брать, - продолжал читать нотации Шинья, когда Тотчи смотрел на него. Хара никак не реагировал, был непривычно тих и мрачен, так драммера посещала мысль, что уж лучше бы его друг кричал и говорил без умолку. Такой Тошия пугал.
- А я тебе говорю, что этоможет быть даже не его кассета, - предположил Терачи в очередной раз, чтобы хоть как-то подбодрить друга. - Мало ли чья. Кто-то из знакомых Каору мог оставить, а тот ее запихнул в шкаф так, чтобы не забыть вернуть владельцу.
- Какой такой знакомый? - Тошия пригубил виски из стакана и пронзительно взглянул на Шинью. С минуту они смотрели друг на друга, пока Хара снова не отвернулся к окну. Терачи неодобрительно взглянул на стакан виски, явно прикидывая в уме, сколько его друг успел выпить за то время, что провел здесь в одиночестве, пока Шинья добирался до бара.
- Я забыл у него свой чемодан, - вдруг тихо произнес Тошимаса, не отвлекаясь от унылого пейзажа за окном.
- Поедешь? - осторожно спросил Шинья. Хара откинулся на спинку дивана и зажмурился, после чего снова потянулся к сигаретам, но в последний момент передумал - отодвинул пачку от себя:
- Поедешь со мной?
- Нет, - покачал головой Терачи. - Вы должны поговорить наедине.
- Ничего мы не должны! - вдруг вспылил Тотчи и сердито посмотрел на драммера. - Нам не о чем говорить.
- Ты должен извиниться, - завел свою песню Шинья, но Хара в ответ лишь застонал.
- Не могу. Понимаешь? Не. Могу.
- Он на тебя сердится. Ты сегодня практически сорвал запись своим незапланированным уходом.
- Да пошел он, - огрызнулся Тошия. - Мне нет до него никакого дела.
- Тогда почему, в таком случае, ты здесь сидишь и страдаешь который час? - Шинья пристально посмотрел на друга.
- Не знаю, - честно ответил Хара, чем напомнил драммеру растерявшегося ребенка. - Муторно мне.
В этот не самый подходящий момент завибрировал телефон Терачи. Шинья виновато взглянул на друга после того, как высветилось имя на дисплее:
- Я скоро, а ты пока подумай, что ты скажешь Каору, - и быстро вышел из шумного зала. Тошия выбил из пачки сигарету и сунул в рот, но так и не прикурил. Быстро вытащил купюру, чтобы небрежно кинуть на столик, где стоял стакан с недопитым виски. Решив не дожидаться Шиньи, Хара направился к своей машине.

***

- Я за вещами, - серьезным тоном произнес Тошия, едва Каору раскрыл перед ним дверь. Хара не решился взглянуть на хозяина квартиры, зато тот сердито хмурился и смотрел в упор.
- Забирай, - сухо сказал Ниикура, после чего шире раскрыл дверь, пропуская Тотчи внутрь. Тошимаса быстро взглянул на лидера и сделал шаг вперед. Чемодан оказался там же, где его и оставил вчера вечером Хара. И Тошии пришла мысль - а рылся ли в его вещах Каору? Звучало бредово хотя бы потому, что Ниикуре не было нужды перебирать смятые тряпки, которые неаккуратно засунула в спешке бывшая пассия Тотчи. Но ответ именно на этот вопрос показался не совсем трезвому Тотчи таким важным, что бас-гитарист не удержался.
- Ты рылся в моих вещах? - сразу в лоб задал вопрос Тошия, чтобы избежать каких-либо недоговоренностей.
- Нет, - односложно ответил Каору, когда Тошимаса виновато взглянул на него и, наконец, сделал над собой усилие, чтобы отлепиться от стены прихожей. - У меня нет привычки копаться в чужом белье. В отличие от некоторых.
- Бл**дь, Каору, ведь это была твоя кассета? - практически взвыл Тошия и схватил лидера за плечи. Тот попробовал отшатнуться, но бас-гитарист вцепился в него мертвой хваткой. - Не какого-то приятеля, а твоя!
- Отпусти меня, - ровным тоном ответил Каору. Тошимаса проигнорировал реплику - вместо того, чтобы убрать руки, он встряхнул лидера за плечи, заставляя взглянуть в лицо.
- Так, Каору? - перешел на шепот Хара, после чего пальцами смял безразмерную футболку возле ворота, словно хотел придушить Ниикуру.
- Ты пьян. Иди проспись. И не опаздывай завтра в студию. Из-за тебя мы практически упустили целый день, - старался оставаться невозмутимым Каору, но получалось плохо. Его явно нервировала опасная близость Тошии, нависавшего столь грозно над ним.
- Давно? - яростно зашептал в лицо лидера Хара.
- Мы не должны выбиваться из графика.
- Заткнись, а теперь скажи - давно? - не унимался Тошия.
- Я не собираюсь отвечать на твои идиотские вопросы, - ответил Каору. - А теперь отпусти меня и выметайся.
- Скажи, да или нет, - настаивал Тошимаса.
- Уходи, - повторил Ниикура. Пальцами Тотчи продолжал сминать ворот футболки так, что ткань неприятно впилась в шею, и Каору старался избежать контакта - отступал назад до тех пор, пока Хара буквально не вжал лидера в стену.
- Тебе нравятся мужчины? Тебя возбуждает то, что было на кассете? - перешел в наступление Тотчи. Каору сглотнул, после чего судорожно выдохнул.
- Ты меня сейчас задушишь, - сипло сказал Ниикура и сделал попытку увернуться, но добился только того, что Хара снова встряхнул его, словно мешок.
- Почему, Каору? Ты ведь не можешь так поступить со всеми нами, - в порыве Тошия обхватил ладонями лицо Каору. - Шинья может, а ты - нет.
- Убирайся, - раздраженно ответил Каору и ничего не успел понять, потому что Хара вдруг прижался сухими губами к его рту. Больно. Неприятно. Зло. Ниикура широко раскрыл глаза от удивления - наглость Тошимасы перешла все мыслимые границы дозволенного, но Тотчи этого еще не осознал и настойчиво продолжал целовать Каору. Тошия сам не понял, для чего это сделал. Какая-то детская уверенность в том, что он прав не давала просто так уйти. Ниикура попытался освободиться - сначала оттолкнуть, а когда это не возымело должного результата, ударил в солнечное сплетение. Тошия задохнулся, мгновенно отпустил Каору и обхватил руками живот, после чего медленно осел на пол.
- Пошел вон! - вспылил Ниикура. Если бы эти слова были сказаны холодным равнодушным тоном, то Тошия выскочил бы тут же за дверь, но эмоциональность, с какой произнес Каору, заставила Хару перейти к более активным действиям, словно почувствовал, что он уже недалеко от правильного ответа на главный вопрос дня.
Тошия вцепился в широкую штанину и дернул Ниикуру на себя, роняя лидера на пол. Каору рухнул рядом, после чего замахнулся на Тошимасу, но тот успел перехватить руку, обхватив кулак пальцами. Каким-то образом Харе удалось подмять лидера под себя - придавить всем своим телом Ниикуру, чтобы через какое-то мгновение оказаться под ним.
Еще минут пятнадцать их занимала возня в полной тишине, которую нарушали сопение, стоны и кряхтение. Они катались по полу, пинали друг друга, царапали короткими ногтями кожу, иногда подставляясь под удары. Где-то на краю сознания билась мысль, что самое ценное сейчас - это руки: свои и противника, поэтому пытались перехватить, остановить кулаки. Первым начал кусаться Каору. Он больно впился зубами в плечо Хары. В порыве драки Ниикура практически стащил с него куртку, чтобы хоть как-то ограничить движения Тошии, но сила все равно была на стороне бас-гитариста. До этого момента.
Хара вскрикнул и спешно отстранился. Минутного замешательства Ниикуре хватило для того, чтобы оказаться сверху. Тошия сделал попытку лягнуть лидера, но тот обхватил его за бедро одной рукой так, что сам Каору оказался между ног Тотчи и прижал того всем своим весом к полу.
Они оба затихли. Пытаясь отдышаться, смотрели с недоверием друг на друга, и Тошимаса начал трезветь, потому что медленно приходило понимание того, что он лежит, практически связанный своей курткой, на полу в прихожей Ниикуры, под самим Каору, который расположился между его ног и при этом вжимался бедрами. А еще лидер был горячий, или в помещении просто душно - Тотчи не мог понять. Ниикура практически лежал на нем, но так неудобно, что заклепки с рукавов куртки впивались в голую спину, потому что майка по ходу драки задралась. Тошимаса пошевелился в попытке устроиться удобнее - чуть приподнял бедра, чтобы высвободить руки, но только потерся о пах Каору, ощутив эрекцию сквозь деним своих и его джинсов. Ниикура широко раскрыл глаза и с коротким стоном выдохнул, после чего рванулся с Тошимасы. Хара не успел ничего понять, как Каору схватил Тошию за шкирку, буквально дотащил до выхода и выпихнул за дверь. Щелчок замка несколько отрезвил Тошимасу. Хара бессмысленно уставился на дверь в квартиру, судорожно соображая, что делать с собственным возбуждением.


***

- Не смотри на меня так, - первое, что сказал Тошия, когда Шинья спустя несколько минут ожидания открыл перед бас-гитаристом дверь. Вид у Терачи был презабавный. Взлохмаченный драммер щурился со сна на Тошимасу, словно пытался сообразить, кто перед ним стоит.
- Может быть, впустишь? - Хара несчастными глазами посмотрел на Шинью. Тот зевнул и отошел в сторону.
- Я у тебя на ночь останусь, - не спросил, а утвердил Тошия, закрывая замок на два оборота. На шорохи из комнаты вышла такая же заспанная, как и хозяин, Мию.
- А ты чего такой мокрый? - поинтересовался Шинья и поднял на руки собаку.
- На улице дождь, - прокомментировал Тошия, после чего стянул куртку и начал изучать ее на предмет повреждений.
- Такой сильный? - удивился Терачи. - Ты же насквозь промок!
- Я шел пешком, - признался Хара. Шинья удивленно посмотрел на друга.
- А что с твоей машиной случилось? Или… - Терачи опустил Мию обратно на пол. - Тебя оштрафовали? Отобрали права? Отогнали машину на стоянку?
- Нет. Я выронил ключи из кармана в прихожей Каору.
- Что? - Шинья замер. Тошия для пущего драматизма кивнул и принялся разглядывать стену.
- Шин-чан, я вообще-то замерз и не отказался бы от горячего чая, - сразу же ушел от темы Тотчи.
- Раздевайся! - строго сказал Шинья перед тем, как скрыться на кухне.
- Прямо здесь? - вдогонку поинтересовался Тошия.
- Да! - донеслось с кухни. - Нечего по дому в мокрых вещах ходить.
- Тогда ты, может быть, одолжишь мне что-нибудь, что я мог бы накинуть на себя? - сказал Тошимаса, после чего стянул через голову футболку.
- Сейчас, - Шинья в спешке поставил электрический чайник на стол и выглянул в прихожую.
- Ой, Тотчи-кун, что с тобой произошло? На тебя напали? - обеспокоено поинтересовался Терачи, когда увидел синяки и ссадины на теле Хары. Тошия молчал, словно подбирал правильные слова, пока Шинья принялся носиться по дому в поисках аптечки.
- Может быть, обратиться в полицию?
- Не надо. Все нормально, - отозвался Тошия.
- Иди сюда! - скомандовал хозяин квартиры.
- Ты же сам сказал, чтобы я не ходил по дому в мокром, - ответил Тошимаса, расстегивая ремень.
- Ты раздевайся и иди сюда, - объяснил Шинья. Тотчи хмыкнул и с трудом стянул с себя джинсы.
- Если я замерзну и подхвачу простуду, то Ка... - Хара замолчал на полуслове. Отодвинул чуть в сторону мокрую одежду.
- То что? - переспросил Шинья, когда вышел в прихожую. В руках он держал домашнее кимоно и аптечку.
- Не важно, - раздраженно ответил Тотчи.
- Ты подрался? - предположил Шинья. Тошимаса принял из рук домашнее кимоно, в которое тут же поспешно завернулся.
- Да, - непривычно односложно ответил Хара, но Терачи не стал больше задавать вопросов - просто медленно потянул кимоно с плеча Тотчи, где багровел след от укуса:
- Нужно обработать ссадины.
 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:14 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

***

- Как думаешь, одежда успеет высохнуть до утра? - спросил шепотом Тошия. Задремавший было Шинья встрепенулся и открыл глаза, чтобы в темноте посмотреть на Хару, который лежал рядом на футоне. К приходу гостей Терачи оказался неподготовлен, как и к тому, что кто-то может остаться у него на ночь. Диван оказался слишком коротким для длинного Тотчи, поэтому пришлось уложить практически полуголого бас-гитариста на футон рядом с собой. Из вещей у Хары оказалось только то, что было на нем в момент, когда он заявился без приглашения к Шинье. Чемодан вместе с ключами от машины остался в доме Каору. Разложив мокрую одежду, чтобы та смогла просохнуть, Терачи напоил друга горячим чаем и загнал под одеяло - греться. Какое-то время они молчали, и Шинья начал засыпать, но реплика Тотчи вывела из состояния дремы.
- Она подсохнет, а там можно будет утюгом пройтись, - отозвался Терачи и перевернулся на спину.
- Я подрался с Каору, - так же шепотом признался Тотчи. Шинья кивнул, но тут же резко повернул голову в сторону Тошимасы. Тот задумчиво продолжал изучать потолок.
- И он вытолкнул меня из своей квартиры, - продолжил, как ни в чем не бывало Хара. Шинья чуть приподнялся на локте.
- Бессмысленно просить прощение теперь, да? - Тошимаса посмотрел на друга растеряно, что Терачи не нашел, что ответить.
- Эта проклятая кассета, - застонал вдруг Тотчи и прижал ладони к глазам. - Ниикура - пидор, мир перевернулся.
Хара невесело усмехнулся, совсем не так, как обычно делал Тотчи. Как-то по-взрослому серьезно.
- Он тебе признался? - осторожно поинтересовался Шинья.
- Нет, не признался, сколько я ни пробовал его разговорить. Только нотацию мне прочитал, но ты же знаешь нашего Каору, - Тошия вдруг рассмеялся, и Терачи показалось, что истерично. - Оказывается, мы совершенно не знаем Каору. За столько лет даже намека не было на это. Ни одного!
Шинья благоразумно промолчал относительно намеков. Тошии было ни к чему знать, что их оказалось предостаточно в свое время, только непоседа Тотчи их просто не замечал.
Хара продолжал смеяться, когда в дверь кто-то позвонил. Шинья переглянулся с насторожившимся Тошией, после чего бас-гитарист спросил:
- Ты кого-то ждешь в такой час?
- Нет, - Терачи вскочил с футона и как был в пижаме, спешно вышел в прихожую. Тошия откинулся на подушку, прислушиваясь.
- Привет, - приглушенно прозвучал чей-то знакомый голос. Тотчи чуть приподнялся на локтях и попытался припомнить его обладателя, но кроме имени Каору в голову ничего не шло. Конечно же, Ниикура не мог прийти к Шинье в столь поздний час и целоваться с драммером в темноте крошечной прихожей. Просто Тошимасу переклинило на лидере, Тошия сам это понимал, но легче от осознания не становилось.
- Я по тебе соскучился, - продолжил неузнанный гость, после чего зашуршала одежда, и Тотчи осенило, что они там, похоже, раздевались, при этом не прекращая целоваться. Тошия слепо всматривался в темноту дверного проема, где всего на мгновение мелькнула пижама Шиньи.
- Ммм... - простонал Терачи. - Подожди.
- Я тебя хочу. Просто с ума сойти, как хочу, - ответил на возражения гость, и тишину вновь смутили влажные звуки поцелуев. Даже Тотчи нервно сглотнул - чего-чего, а становиться свидетелем секса между геями ему хотелось меньше всего, но мнения Хары никто не спрашивал и не собирался учитывать столь близкое расположение Тошимасы к эпицентру урагана страстей, потому что Шинья долго и протяжно застонал в голос. Тошия и не знал, что его друг так может.
- А! - коротко воскликнул Терачи, и Тошимасе стало любопытно, что такого с его другом делал сейчас незнакомец.
- Пойдем, - настойчиво потянул за собой Шинью гость, но тут же напряженно замер в дверях. Хара даже в темноте узнал невысокую фигуру.
- Добрый вечер, Мурата-сан, - вежливо поздоровался Тошия. Он никак не мог сообразить, как следовало вести себя в подобной ситуации. Его полуголого (если не считать нижнего белья и кулона на цепочке) и, надо признать, возбужденного только что обнаружил Кирито в постели своего любовника.
- Шинья, у Тошии проблемы с жильем, и там такая запутанная история, - последние слова Терачи произнес одними губами, осознав, что его попросту никто не слушает. Тошия мгновенно натянул на себя тонкое одеяло.
- Я не вовремя, - мягко отметил Мурата.
- Нет. То есть, да, - согласился Шинья.
- Я пойду, - озвучил Кирито и тут же направился к выходу. Терачи нахмурился и взглянул на Тошию, который удивленно разглядывал друга. Шинья быстро запахнул на себе пижамную рубашку, после чего последовал за любовником. Мурата даже не поцеловал Терачи на прощание, потому что до и после щелчка дверного замка была гнетущая тишина. На негнущихся ногах Шинья вернулся в комнату и опустился на футон. Тошия было раскрыл рот, но в этот раз решил промолчать - его настигло острое чувство вины за то, что он, похоже, только что испортил незапланированное свидание.
Терачи чуть подрагивающими пальцами застегнул на рубашке пуговицы, забрался под одеяло и тут же отвернулся. Не говоря ни слова, Тошия лег обратно на подушку, когда Шинья тяжело вздохнул.
- Я... - начал Тотчи, но драммер его тут же перебил наигранно спокойным тоном.
- Все нормально.
Хара промолчал - ничего не было нормально хотя бы потому, что болезненно ныл от возбуждения низ живота, но встать и уйти в ванную комнату Тошия так не решился.

***

- Шин-чан, ну чего ты? - не унимался Тошия по пути в студию. Шинья молча вел машину и напряженно смотрел на дорогу. С самого утра Терачи не разговаривал с Тотчи, и ситуация до абсурдного напомнила Харе разногласия (если это можно было так назвать) во время последнего тура. Сколько ни пытался Тошия выяснить, в чем причина такого прохладного отношения к собственной персоне, Шинья никак не комментировал произошедшую метаморфозу, пока басист сам не догадался - Кирито решил, что они с драммером любовники. Осенило Тошимасу уже в душе, как раз перед самым выходом. Он едва успел надеть едва просохшую одежду, как застал Шинью в прихожей в момент, когда тот обувался, сжимая в ладони ключи от машины.
- Ну, хочешь, я ему позвоню и сам все объясню?
- Не надо звонить. Ничего не надо!!! - впервые за все время пути отреагировал Терачи, и Тошия притих, только виновато взглянул на друга из-под челки.
- С его стороны глупо ревновать тебя ко мне, - заключил Тотчи, не заметив, как Шинья сильно сжал пальцы на руле, но промолчал.
- Если честно, никогда бы не подумал, что вы с Кирито так долго будете поддерживать отношения, - признался Тошимаса. Шинья тихо фыркнул, после чего вывернул руль вправо - до конца этой мучительной во всех смыслах поездки оставалось всего ничего. Каких-то два поворота и десять минут в пробке.
- Я серьезно. Он же еще тот мартовский кот. Во всяком случае, был.
- Спасибо, услужил, - Тошия раскрыл глаза от удивления - в тоне, с которым Шинья произнес эти слова, явно звучал сарказм.
- И не делай такие глаза, - предупредил Терачи, после того, как коротко взглянул на Тошимасу. - Думаешь, я не знаю, что это ты буквально подложил меня под него.
- Ты где таких выражений набрался? - притворно ужаснулся Тошия, но тут же стал серьезным. Шинья явно был не в духе шутить.
- На самом деле, я ничего такого не хотел. Мне и в голову бы не пришло, что ты когда-нибудь сможешь... Прости, - Тотчи уловил волны негатива, что исходили от драммера, поэтому предпочел вовремя извиниться и свернуть разговор.
- И все равно, - Тошия решил перевести тему беседы. - Одно дело ты, а другое - Каору.
- Хорошего же ты обо мне мнения, - прохладно произнес Шинья.
- Ты ни при чем, - попытался заверить друга Хара, но, судя по тому обиженному взгляду, которым Шинья смотрел на него в зеркало заднего вида, ему не поверили. - Просто у меня в голове не укладывается, что Каору трахается с мужиками столько времени, а мы ничего про это не знаем.
- А, значит, что я могу с мужиками, для тебя не было открытием? - возмутился Терачи.
- Я сейчас не про тебя.
- Ты сам сказал, что одно дело я, а другое - Ниикура!
- Шин-чан, я не это хотел сказать!
- Но сказал, - Шинья лихо припарковал автомобиль на стоянке, дернул на себе ремень безопасности и несколько резким тоном произнес. - Выметайся.
- Шин-чан! - Тошия бросился следом за Терачи, который с удивительной быстротой включил сигнализацию, после чего стремительно направился в здание, где располагалась студия.
- Шин-чан! - Тотчи успел протиснуться в лифт и зажать друга в угол. - Извини, я не хотел. Просто все так навалилось...
- Тошия-кун, для меня все ясно, - все с той же холодностью ответил Шинья и увернулся, чтобы встать к Харе спиной. Тошия не решился обратиться к драммеру, потому что на них стали странно коситься остальные пассажиры лифта.
- Шин-чан! Шинья! Шинья, мать твою, стой! - уже в коридоре Тошия дернул Терачи за рукав куртки на себя. - Ну что ты, в самом деле!
Шинья упрямо взглянул в глаза Тошимасы и резко произнес:
- Может быть, я и пидор, но ты бы лучше на себя посмотрел!
- Что? - опешил Хара. Шинья воспользовался этим, чтобы выскользнуть из рук басиста.
- Шинья, стой! Что это значит?! - Тошия хотел догнать Терачи, но в этот момент за спиной раздался голос Дайске.
- Семейная ссора? - несерьезно ухмыльнулся Андо, но Тошимасе было не до шуток.
- Пошел ты, Дай!

***

- Шинья! - Тошия буквально влетел в студию, но тут же остановился, как вкопанный. Стафф во главе со звукорежиссером вопросительно уставился на бас-гитариста, а вот Каору почти демонстративно отвернулся к режиссерскому пульту. За это время Терачи успел скрыться в комнате отдыха, куда стремительно направился Тошимаса, не обращая внимания на любопытные взгляды.
- Шинья!
- Отцепись от меня! - вспылил Терачи, и Тошия замер.
- Ано… я не хотел тебя обидеть.
- Тошия-кун, я сейчас не хочу с тобой разговаривать, - терпеливо и вежливо произнес Шинья, после чего стянул куртку.
- Да что я такого сказал, что ты так взъелся? - упрямо спросил Тошимаса.
- Знаешь, Тошия-кун, нам с Каору не нужно ни твое понимание, ни сочувствие.
- Ты о чем?
- Каору просил передать, что ты вчера ключи от машины здесь забыл, - как ни в чем не бывало, в комнату зашел Кё и вопросительно посмотрел сначала на Шинью, а затем на Тошимасу - те напряженно застыли друг напротив друга. Терачи схватил первые попавшиеся листы с партитурой, чтобы сделать занятой вид. Тотчи растерянно посмотрел на Тоору, явно стараясь припомнить какие такие ключи забыл здесь вчера. Кё порылся в карманах и протянул Тошии связку. По фирменному брелоку Хара понял, что это были за ключи - Каору предпочел лично не общаться с бас-гитаристом. Тошия подцепил пальцем стальное колечко, после чего невесело усмехнулся своим мыслям.
- Не забывай больше, - словно наставление, произнес Кё.
- Спасибо, - вымученно поблагодарил Тошия и оглянулся в поисках горизонтальной поверхности, куда можно было бы присесть. Диван не рассматривался по причине того, что там уже разместился Шинья.
- Дайске сказал, что тебя выгнала из дома подружка, - Тоору щелкнул зажигалкой, кивнул в сторону и затянулся.
- Кё, иди курить в другое место, - сделал замечание Шинья.
Тошия проследил взглядом направление и увидел свой чемодан в самом углу.
- Кто еще в курсе, что меня выставила за порог подружка? - мрачно поинтересовался Тошимаса.
- Тошия-кун, ну, что ты, в самом деле? - попытался избежать назревающего конфликта Кё. - С кем не бывает?
- Ничего, - неожиданно зло ответил Тошия. - Сплетники - хуже баб!
- Извини, я не знал, что это тебя так заденет, - произнес Тоору и незаметно для Тотчи переглянулся с Шиньей. Терачи лишь независимо пожал плечами. Тем временем Тошия одолел замок и раскрыл чемодан.
- Вот сучка, оно же теперь все мятое! - Хара вытащил на свет футболку, что лежала поверх остальной одежды, и расправил в руках.
- Мятое - это мягко сказано, - внес свою лепту Дайске. Тошия и не заметил, как тот вошел в комнату.
- Заткнись, Андо!
- А ты мне рот не затыкай, - вспылил в ответ Дайске. - Тоже мне, герой-любовник нашелся.
- Эй-эй-эй!!! Ребята, вы чего? - попробовал упредить одногруппников Тоору.
- Так. И почему здесь толпимся? - в дверях появился не менее мрачный Каору. - Дайске, я же просил всех поторопить. Мы выбиваемся из графика.
Тошия взглянул на Ниикуру и тут же отвел взгляд, только смял в пальцах и без того мятую футболку, после чего направился к выходу, стараясь не смотреть на лидера.
- Ты куда? - сердито поинтересовался Каору. Тошия поравнялся с ним в дверях и взглянул с каким-то поистине детским вызовом сверху вниз:
- Сейчас вернусь.
Тоору лишь покачал головой. День явно не задался.

***

- Да-да, спасибо, Кисуми-чан. Да, я понимаю. Пока, - Тошия раздраженно нажал отбой на своем сотовом, когда раздался голос Каору.
- Езжай домой.
Тошимаса знал, что целый день только и делал, что раздражал лидера, еще с того момента, как вообще вошел в студию. Потом жестоко не попадал в ноты так, что даже Дайске не выдержал, и началась бы ссора, если бы не Каору, который отправил Хару на диван, словно на скамейку запасных. С этого момента Тотчи не смог остановиться - назло шуршал газетой и выходил разговаривать по телефону через каждые пять минут, и все ради того, чтобы хоть как-то заставить лидера обратить на себя внимание. Зачем это было нужно, сам Тошия не знал, только продолжал с упрямством, в прямом смысле, страдать, потому что выяснилось - никто из знакомых не горел желанием помочь найти новое жилье.
- Спасибо за предложение, но я останусь здесь, - Тошимаса пристально взглянул на Ниикуру. Тот устало выдохнул.
- Ты сегодня не в форме, поэтому вполне обойдемся без тебя, - недружелюбно отозвался Дайске из своего угла.
- Выспись, Тошия-кун, - посоветовал Кё. Тотчи взглянул на Шинью, который что-то сосредоточенно писал на нотных листах и не участвовал в дискуссии - впору было ощутить себя злом.
- Спасибо за заботу, но есть одна маленькая проблема, Кё. Мне некуда поехать. Может быть, приютишь на ночь? - Тошия подмигнул вокалисту.
- Тотчи, понимаешь... - начал Тоору, но Хара все понял - с ночевкой у Кё он пролетал. Оставался только диван в комнате отдыха.
- Ты здесь не останешься на ночь, - строго произнес Каору, и Тошия подумал, что лидер умеет читать мысли.
- Больно надо, - как можно более беспечно отозвался Тошимаса.
- Неужели никто не приютит Тотчи? - не удержался от сарказма Дайске. - Или все подружки разом выгнали тебя?
- Заткнись, Андо!
- Все. Хватит, - отреагировал на конфликт Ниикура. - Все устали, сегодня был трудный день, поэтому - по домам.
Словно по команде, все лениво встрепенулись. Только Тошия остался сидеть на своем месте.
- Тебя это тоже касается, - обратился Каору к Тошимасе.
- Ладно-ладно, - Тотчи нехотя поднялся со стула и поплелся в комнату отдыха за чемоданом, как в спину его догнала реплика:
- Сегодня переночуешь у меня.
Тошия резко выдохнул, как будто его ударили под дых. Он резко обернулся, чтобы посмотреть на Ниикуру, который принялся собирать вещи.
- Я переночую в гостинице.
- Мне нужно, чтобы ты выспался и приехал в студию вовремя, а это требует контроля.
- С твоей стороны, да? - хмыкнул Тошия.
- Да.
- А не пошел бы ты? Может быть, я поеду к Шинье, - Тошимаса начал осознавать, что еще слово, и ночевать он будет в своей машине, потому что Каору как-то весь сжался, чем стал похож на пружину, которая вот-вот была готова сорваться.
- Пока, - тихо произнес Шинья прежде, чем захлопнуть за собой дверь. Ниикура принялся хлопать себя по карманам.
- Ночуешь у меня, - и добавил тоном, не терпящим возражений, чем сразу пресек попытки Тошии огрызнуться. - Потому что я так сказал.

***

- Я вам еще раз объясняю. У меня угнали машину. Вы меня понимаете? Угнали. Машину!
- Вам нужно заполнить заявление. У вас документы на автомобиль с собой? - терпеливо произнесла служащая полицейского отделения. Тошия посмотрел на нее почти с отчаяньем - какие, к черту, документы, когда угнали машину практически из-под носа. Хотя, это мягко сказано. Каору не было никакого дела, стоит ли автомобиль Тошимасы перед домом или нет. Вот и сейчас Ниикура стоял рядом и даже не пытался помочь.
О пропаже автомобиля выяснилось по прибытию к дому Каору. Тошия окинул стоянку взглядом, и только через пару шагов понял, что его любимицы здесь не было. Он судорожно вытащил из карманов ключи, нажал на сигнализацию, но ни одна машина рядом не среагировала на сигнал. Все можно было списать на плохое освещение, на то, что Тотчи сам толком не помнил, куда припарковал автомобиль, но был больше, чем уверен, что оставлял именно на этой стоянке.
Тошимаса нервно пробежался по всему периметру, затем еще раз. Автомобиля не было.
- У меня угнали машину, - констатировал трагичным тоном Тошия и закурил, как-то неровно, делая глубокие затяжки. Каору, который какое-то время наблюдал за действиями бас-гитариста, направился обратно к своей машине.
- Ты так и будешь здесь стоять? - спросил Ниикура, после того, как раскрыл дверцу.
- Что? - Тотчи вопросительно посмотрел на Каору, словно не понимал, что тот хотел сказать.
- Поехали в полицейский участок - заявлять об угоне, - немного раздраженно произнес Ниикура, как будто у него сил больше не было, чтобы что-то терпеливо объяснять Тошимасе, который стоял столбом и с глупым выражением лица смотрел на лидера.
А дальше апатичное состояние Хары в машине сменилось бешеной деятельностью. Он, как угорелый, носился по всему полицейскому участку в попытках выяснить, к кому ему обращаться со своей проблемой, но реагировали стражи порядка как-то довольно вяло, а главное - не узнали. От Каору тоже оказалось никакого толку. Тот просто стоял у стены за спиной Хары и непрерывно наблюдал за Тошией. Эти взгляды еще больше нервировали Тотчи.
Вот и сейчас Тошимаса обернулся к Каору и почти шепотом произнес:
- Позвони Шинье, скажи, чтобы документы привез сюда.
- Почему бы тебе самому не позвонить? Или все деньги на счету проболтал? - недружелюбно отреагировал Ниикура.
- Я не могу, - кратко обозначил проблему Тошия - ну, не рассказывать же Каору, что с утра Шинья взъелся на бас-гитариста, а документы остались лежать у Терачи в квартире, потому что вечером их вынули из кармана мокрой куртки.
- Пошли, - вымученно вздохнул Каору.
- Угу, - кивнул Тошия, но потом до него дошел смысл слова. - Как это пошли? Куда?
- Домой.
- А моя машина? Мне нужны документы. Эй, позвони Шинье! - уже практически вслед уходящему лидеру крикнул Тошия.
- Ты знаешь, который час? Я не буду будить Терачи. Тебе надо, ты и звони.
- Ты не понимаешь! - Тошия буквально бежал следом за Ниикурой. Тот быстрым шагом приблизился к машине и скрылся внутри.
- Я тебя очень прошу, позвони, пожалуйста, Шинье, - Тошимаса раскрыл дверцу и серьезно обратился к Каору, который с независимым видом вставил ключ зажигания.
- Уже поздно, и из-за тебя я не намерен будить драммера. Ты срываешь все сроки и работу своими личными проблемами. Тошия, соберись, - отчитал, как маленького, Ниикура, даже не взглянув в сторону бас-гитариста.
- Значит, тебя волнуют мои личные проблемы? Чудесно!
- Меня волнует их наличие, - Ниикура достал из кармана сигареты. - Тошия, садись в машину, и мы едем ко мне домой.
- Ах, извините, Ниикура-сан, я очень постараюсь решить свои личные проблемы, чтобы их наличие вас более не беспокоило, - не без сарказма произнес Тошимаса. Каору смотрел ему прямо в глаза.
- Тошия, садись в машину, - сердито произнес Ниикура в ответ.
- Позвони Шинье, - продолжал стоять на своем Хара.
- Тошия-кун, ты сейчас ведешь себя, как упертый баран. Проблему с заявлением об угоне можно решить потом.
- Когда? - Тошия прищурился, а потом достал из кармана куртки сотовый. - Я сам позвоню и подожду его тут, а ты езжай к себе домой.
С этими словами Тошимаса захлопнул дверцу и пошел прочь в направлении, противоположном тому, куда поехала "Тойота" Каору.

 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:15 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Нашелся, он уже тут, - первое, что услышал Тошимаса, когда перед ним раскрылась дверь в квартиру Каору. Ниикура хмуро взглянул на Тотчи, прижимая плечом к уху сотовый.
- Вроде все нормально. Да… Да… Нет… Увидимся в студии утром, - Каору подождал, пока собеседник отключится первым, затем убрал телефон, чтобы тут же врезать кулаком по лицу Тотчи. От неожиданности Тошия потерял равновесие и упал.
- Совсем охренел? - возмутился Хара, прикоснувшись ладонью к своей челюсти. Каору молча затащил его за шкирку в квартиру и захлопнул дверь. Соседям было не обязательно знать, что Тошимаса заявился к нему домой в такое время.
- Где тебя носило? - Ниикура был просто в бешенстве. - Что за ребячество - уйти ночью неизвестно куда? Тебе не хватает приключений на свою тощую задницу?
- А с каких пор тебя волнует моя тощая задница? - в тон ему ответил Хара, который несколько пришел в себя после удара лидера и попытался подняться на ноги.
- С тех самых, как ты стал бас-гитаристом Dir en grey! Почему из-за твоего каприза мне пришлось перебудить всех остальных?
- Тебя никто не просил обо мне беспокоиться и тем более будить всех остальных, - огрызнулся злобно Тошия. - Я взрослый человек и сам могу отвечать за себя.
- Я буду беспокоиться о тебе до тех пор, пока ты являешься басистом Dir en grey.
- Даже так?
- Да.
- Может мне еще предложить прямо сейчас… - но тут Тошия прикусил свой язык и понуро опустил голову.
- Что ты можешь предложить? - гневно переспросил Каору, а Тотчи весь как-то сжался под его тяжелым взглядом.
- Извини, - едва слышно сказал Тошия, и Ниикура замер напротив.
- Что? - удивленно переспросил Каору.
- Извини, - Тотчи посмотрел на лидера долго и печально, Ниикура не выдержал - первым отошел в сторону.
- Там на кухне есть ужин, и приходи в спальню, - усталым голосом произнес Каору прежде, чем ушел из прихожей, оставив Тошию в одиночестве.
- Что? - сознание Тошимасы сразу прояснилось. Он вскочил и замер в дверях. - Я не буду с тобой спать.
Каору лишь удивленно приподнял бровь.
- То есть, я хотел сказать, с тобой в одной постели, - отчего-то смутился Хара.
- Это для тебя проблема - спать со мной в одной постели? - спросил Каору.
- Нет. Я не это хотел сказать, - попробовал оправдаться Тошия, но Ниикура молча скрылся в спальне.
Тошимаса еще какое-то время помялся в прихожей, после чего пошел на кухню, где на столе нашел уже остывший рамен. Впрочем, для проголодавшегося Тошии не было разницы - главное, более-менее съедобно. А еще на столе стояла пепельница, и Тотчи закурил Mild Seven, которые лежали рядом. Свои сигареты закончились уже после того, как села зарядка телефона, когда Тошия так и не смог дозвониться до Шиньи. Тот попросту не брал трубку, и, как подозревал Хара, переключил на бесшумный режим. Ночью, на пустой улице Тошимаса почувствовал себя самым несчастным человеком во всем этом городе. Без жилья, без машины, без денег и, не хотелось верить, что без друзей - Хара казался себе ничтожеством. Сколько он просидел на тротуаре, Тотчи не помнил, только в какой-то момент осознал, что у него осталась любимая работа, если только после сегодняшнего Каору не сочтет нужным искать нового бас-гитариста. Собственно, дом Ниикуры оказался ближе всего.
Уже в спальне Тошия раздумывал над тем, в чем ему спать. Чемодан, по всей видимости, оставался в багажнике "Тойоты" Каору, а в джинсах на простыни - Ниикура лично заставит вручную стирать постельное белье. Разбудить лидера, чтобы попросить футболку - даже не рассматривалось как вариант. Рассудив, что до этого сколько раз ночевали в номере и Каору своим поведением даже не намекал на то, что его в сексуальном плане привлекает Хара, Тошия стянул джинсы, затем футболку и нырнул под одеяло в одном нижнем белье.
Какое-то время Тошимаса просто лежал и разглядывал тени на потолке. Ширина одеяла не позволяла отодвинуться на самый край своей половины. Каору спал на спине, и, когда тени на потолке наскучили, Хара принялся разглядывать профиль лидера.
- Каору, - осторожно позвал Тотчи.
- Ммм...
- Я хотел попросить у тебя прощения. Знаю, что мне не стоило лазить по твоим вещам, но, короче... Я только открыл шкаф, она сама на меня свалилась... Глупо, да, оправдываться? Ты простишь? - Тошия перевернулся на живот, чтобы посмотреть на Каору. Тот даже не пошевелился. Все так же лежал, только прикрывал глаза рукой.
- Я очень сожалею, - продолжил Тошимаса в полголоса - в горле пересохло, и он как-то судорожно вздохнул.
- Тошия, давай отложим этот разговор до завтра, - после некоторого молчания сухо произнес Каору и перевернулся на бок, как раз спиной к Харе.
- Каору, - снова обратился к лидеру Тошимаса. - Каору, я все пойму.
- Каору, - Тошия не унимался, а Ниикура не отвечал и делал вид, что опять спит.
- Тошия, я очень устал и ты тоже, поэтому будь добр, закрой свой рот и спи.
- Но...
- Спокойной ночи, Тошия.
- Спокойной ночи, Каору, - разочарованно протянул Тошия, поняв, что Ниикура больше с ним разговаривать не станет. Еще несколько минут Хара разглядывал силуэт лидера на постели, после чего уткнулся в подушку и вдохнул. Отчего-то показалось, что наволочка пахла Каору, хотя Тотчи даже не представлял, какой запах у лидера.

***

- Каору, а где мой чемодан? - Тошия появился на пороге кухни двадцать минут спустя после того, как сработал будильник. Каору отвлекся от ноутбука и чашки чая, чтобы молча взглянуть на Тошимасу. Тот был одет в одни джинсы, и, конечно же, на шее болталась любимая подвеска.
- Ну, так что? - нетерпеливо поинтересовался Тотчи, но Каору вернулся к чтению утренней почты.
- Он в машине, - коротко ответил Ниикура.
- А...
- Ключи в кармане куртки.
- То есть ты мне разрешаешь лазить по твоим карманам? - уточнил на всякий случай Тошия. Каору без слов встал и вышел. Тошимаса последовал за ним. Тем временем Ниикура достал ключи и так же молча протянул Тотчи.
- А у тебя запасного свитера не найдется для меня? - поинтересовался Хара, когда те оказались в его ладони. Каору ушел в комнату, чтобы вернуться с каким-то свитером в руках.
- Спасибо, - Тошия быстро оделся и отметил про себя, что свитер безразмерный - запросто вместил бы в себя еще и самого Ниикуру.
- Слушай, давно хотел тебя спросить, - произнес Тотчи, разглядывая свое отражение в зеркале. - Почему ты носишь одежду на несколько размеров больше? Ты ведь классный парень... По тебе столько поклонниц сохнет... То есть...
Тошия смутился и посмотрел на отражение Каору. Тот стоял возле двери, подпирая плечом стену и сложив руки на груди.
- Короче... - Тотчи замялся, отчего-то решив, что Ниикура может его как-то не так понять, тем более в свете открывшейся тайны или не открывшейся, ведь он так и не признался.
- Теперь я буду знать, что ты считаешь меня "классным парнем", - сухо произнес Каору.
- Ано... Ты все еще на меня сердишься? Но я же извинился, - Тотчи обернулся, чтобы виновато посмотреть на лидера.
- Ты думаешь, что просто извинишься, и этого будет достаточно? - спросил в свою очередь Каору.
- Что я должен сделать, чтобы загладить вину? - Тотчи пристыжено посмотрел в пол.
- У тебя пятнадцать минут, - произнес Каору после того, как взглянул на часы.
- А? - переспросил Тошия, но Ниикура уже удалился на кухню заниматься своими делами.

***

- Шинья, привет, - Тошия замер возле драммера. Тот сперва делал вид, что не замечает Тотчи, но тот обратился к нему по имени.
- Привет, Тошия-кун, - отстраненно поприветствовал Шинья и снова уткнулся в бумаги.
- Я забыл у тебя документы на машину и права, - Тошимаса счел ответ Терачи разрешением сесть рядом, на диван, что и сделал. Шинья ощутимо напрягся, но не отодвинулся.
- Хорошо. Я завтра привезу.
- У меня угнали машину, - грустно заметил Тотчи.
- Да?! - удивился Терачи и даже обернулся к Тошимасе, но затем встрепенулся, словно опомнился, и только сильнее сжал пальцами бумаги.
- Печально, - наигранно равнодушным тоном произнес Шинья. Тошия вздохнул.
- Да... Печально, - задумчиво отозвался Тотчи, разглядывая из-под челки друга.
На то, чтобы подойти к драммеру Тошимаса решался полчаса. Все это время Шинья провел в комнате отдыха - то доставал, то убирал сотовый, быстро вводил номер или сообщение, но тут же сбрасывал, пока, наконец, не засунул телефон в диван.
- Шин-кун, прости меня. Не знаю, за что, но прости. Я не хотел, честно, - сказал Тошимаса на выдохе и замер в ожидании реакции. Она последовала не сразу.
- Когда поймешь, тогда и поговорим. А сейчас извини меня, Тошия-кун, - эта предельная вежливость в конце несколько вывела из себя Тошимасу. Он вскочил с дивана и отошел в другой конец комнаты, вытащил сигареты, но не закурил, просто умоляюще посмотрел на Шинью, который теперь делал вид, что не замечает Тотчи.
- Слушайте, вы работать будете или нет?! - возмутился Дайске, едва вошел в помещение. - Сколько можно? Один забыл, как бас в руках держать, второй палочками по барабанам не попадает, а если и попадает, то не в ритм. Вы совсем охренели, да? Заканчивайте свои гейские игры. Вас работа заждалась!
- От
***
сь, - вдруг злобно рявкнул Шинья, Тотчи выронил сигарету из пальцев.
- Дай, не кричи, пожалуйста, - простонал Кё. Он протиснулся мимо ритм-гитариста, чтобы дойти до дивана и устало плюхнуться на него.
- Что здесь происходит? - вмешался в конфликт Каору.
- Ничего, - рыкнул Андо и ушел обратно в студию. Ниикура сердито посмотрел на остальных, словно ожидал, что ему сейчас все объяснят, но никто не торопился вводить лидера в суть конфликта.
- Так. Собрались. Чтобы не отставать от графика, нам теперь нужно работать по восемнадцать часов, - сделал наставление Каору. - Без перекуров.
- Да мы и так пашем по восемнадцать часов, а толку? - снова вмешался Дайске. - Эти, - он кивком указал на Шинью с Тошией. - Вообще неработоспособны.
- Кё, выйди, пожалуйста. Мне нужно кое-что объяснить ритм-секции, - вежливо, но сухо попросил Ниикура. Он стоял возле выхода в своей излюбленной позе. Тоору разочаровано поднялся с дивана и вышел, даже дверь за собой закрыл.
- Что с вами обоими? Никогда еще за все эти годы такого не было. Собрались, отодвинули личные проблемы на второй план - сейчас не до них, - произнес Каору, внимательно разглядывая то Шинью, то Тошимасу. Хара в ответ лишь неопределенно хмыкнул, но продолжил разглядывать постер на стене.
- Шинья, я предупреждал, что мне не нужны в группе интимные отношения между участниками, потому что то, что мы имеем на сегодняшний день из-за ваших сложных отношений...
- Б**дь, Каору, что за бред ты несешь? - вспылил Хара. Шинья лишь непонимающим взглядом уставился на лидера. Тошия в несколько шагов преодолел расстояние до Ниикуры, заглянул ему в лицо и выплюнул:
- Я не педик, - после чего Тошимаса ушел, в гневе хлопнув дверью.

***

- Она так много для тебя значила? - осторожно спросил Тоору, когда они с Тошией сидели за столиком кафе, что находилось в пяти минутах ходьбы от здания, где располагалась студия.
- Что? - Тотчи вопросительно взглянул на вокалиста.
- Ну, та девушка, с которой вы несколько дней назад разошлись, - уточнил Кё, а Тошимаса медленно выдохнул дым и задумался. Ну, да. Несколько дней назад девушка, с которой они жили полгода, выставила его за дверь с вещами, и как-то Тошию больше всего занимало то, что он остался без жилья и без машины, что Ниикура вдруг оказался геем, а Шинья очень болезненно реагировал на тему собственной сексуальной ориентации. О своей уже бывшей пассии Хара ни разу не вспомнил, пока Тоору не заговорил.
- Да, - коротко ответил Тошимаса и отвернулся к окну, выдыхая дым, тем самым показав, что не хочет говорить на эту тему. Кё понял, лишь усмехнулся. И Тошия подумал, что как раз вовремя к столику подошла официантка с заказом. Пока она расставляла тарелки, Тошимаса и Тоору молчали. Тотчи курил и смотрел в окно на улицу. Кё сосредоточенно следил за действиями официантки и почти сразу же схватился за палочки, когда та поклонилась и отошла.
- Так ты решил проблему с жильем? - решил перевести тему Тоору.
- Не совсем, - нехотя ответил Тотчи, затем разломил палочки, но к еде не притронулся.
- Я так понял, что ты сейчас у кого-то из ребят, - Тоору уплетал за обе щеки обед.
- Да, у Каору, - Тоору подавился лапшой и изумленно посмотрел на Тошию. Тот откинулся на спинку стула и продолжал курить с отстраненным выражением лица.
- И как? - в ответ Тошимаса лишь пожал плечами.
- По крайней мере, я теперь не опаздываю в студию.
- Кстати, а что с Шиньей? Ну, с тобой понятно, а с ним-то что стряслось? - спросил Тоору, обмакивая кусочек рыбы в соус.
- Я не в курсе, - солгал Тошимаса.
- А, ну понятно, - протянул Кё. - Знаешь, я тут подумал, может заказать еще? Отнесем ребятам, а то они с утра сидят с пустыми желудками?
- Тогда пусть мою порцию тоже завернут, - согласился Тошия. - А то сейчас что-то не хочется есть.
- Тотчи, да не переживай ты так. Может быть, еще помиритесь, - подбодрил Тоору. Тошимаса кисло улыбнулся в ответ:
- Может...
- Тогда пойду скажу официантке насчет трех порций.
- Кё, можно я пока позвоню с твоего телефона? А то у моего батарея села, - как доказательство Тошия продемонстрировал вокалисту свой отключенный телефон.
- Конечно, - отозвался Тоору и протянул свой.
Ответили почти сразу.
- Мoshi-moshi?
- Айджи, привет, это Тошия. Узнал?
- О, какие люди о себе напомнили! Что, опять собачку нужно спасти? - с издевкой в голосе спросил Айджи.
- Почти, - Тотчи проигнорировал выпад. - У меня вот какое к тебе дело. Необходима помощь.
- Смотря какое, - неоднозначно ухмыльнулся гитарист Pierrot.
- Мне нужно, чтобы Кирито приехал вечером в один ресторан. Сможешь организовать?
- А тебе зачем?
- Надо, - уклонился от ответа Тошия.
- А что мне за это будет?
- А что ты хочешь?
- Полная свобода выбора. Да, Тошия-кун? - засмеялся в трубку Айджи. - Я попробую уговорить Кирито.
- Только он не должен знать, что я тебя просил.
- Не вопрос. Говори, что за ресторан и во сколько.

***

Когда Тошимаса приехал в ресторан, Кирито уже сидел за столиком и курил. Мурата очень удивился, когда увидел на пороге комнатки Тошию, но затем усмехнулся, небрежно выдыхая дым. Этот жест Хара воспринял как разрешение. Он быстро снял обувь и сел напротив Шиньи.
- Айджи не придет, как я понимаю, - напряженно произнес Кирито.
- Да. Я попросил его организовать встречу, - Тошия повинно опустил голову, из-под челки взглянув на Мурату.
- Зачем?
- Я хотел сказать тебе, что у нас с Шиньей ничего не было. Ни тогда, ни вообще, - выпалил Тошимаса, но Кирито ничего не ответил, лишь достал новую сигарету из пачки.
- Это все? - ехидно поинтересовался Мурата.
- В ту ночь я попал под дождь, а мои вещи были в другом месте. Шинья же на вид хрупкий - мне ни одна его футболка не подошла бы, - начал с самого начала Тошия, но Кирито его прервал:
- Зачем ты мне это рассказываешь? - он пристально посмотрел на Хару, отчего тот сразу растерялся.
- Просто хочу объяснить, что тогда произошло.
- Ты думаешь, мне это нужно знать?
- Ты меня выслушаешь или нет? И не перебивай, - вдруг проявил настойчивость Тошия.
- Говори, - снисходительно усмехнулся Мурата.
- Меня выгнала из дома уже бывшая девушка. Я остался без жилья. Пошел к Шинье и по пути попал под дождь. Естественно, промок. Шинья меня напоил чаем и уложил спать. Футон у него один, поэтому спали вместе. Потом пришел ты. И утром Шинья со мной не разговаривал, а после и вовсе обиделся, - старательно подбирал слова Тошия.
- А от меня-то ты что хочешь? - остановил столь занимательный рассказ Мурата.
- Я хочу, чтобы ты сейчас перестал строить из себя придурка и позвонил Шинье! - вспылил Тошимаса.
- И это все? - уточнил Кирито.
- Да.
- И что я должен ему сказать?
- Не знаю... Поговори с ним, - замялся Хара - откуда ему было знать, каким образом общались Кирито и Терачи. Мурата тем временем достал телефон, вызвал нужный номер, и они принялись ждать.
- Никто не отвечает, - произнес лидер Пьерротовцев. Тошия недоверчиво посмотрел на Кирито, но потом вспомнил, что Шинья и правда спрятал телефон между диванными подушками, еще с утра.
В этот момент вошла официантка в национальном костюме и предложила меню. Тошия и Мурата переглянулись. По сути, их обоих ничто не обязывало ужинать в компании друг друга, но меню взяли и практически в один голос попросили чего-нибудь алкогольного. Разговор не клеился.
Через несколько минут официантка бесшумно раздвинула фусума. Тошия только успел прикурить в полном молчании. Кирито как-то не спешил поддерживать светскую беседу. Да и сам Хара не знал, что сказать - Мурата не хотел ничего слышать.
Саке в корне изменило ситуацию. Сначала они просто молча пили, но затем все вылилось в соревнование - кто дольше продержится. Когда телефон Кирито разразился трелью звонка, Тошию буквально тошнило от алкоголя, но признать поражение он не спешил. Казалось, это теперь было делом чести - перепить Мурату, как будто это обстоятельство могло как-то смягчить страдания Терачи.

***

Их практически вусмерть пьяных из ресторана забрал Кота. Он-то и звонил Мурате в тот момент, когда Тошия понял, что больше саке в него не влезет. Сначала бас-гитарист пьерротовцев хотел вызвать для Хары такси, но отчего-то проникся жалостью и к своему брату, и к Тотчи. Поэтому обоих погрузил в свою машину, но прежде похлопал Тошимасу по щекам, чтобы хоть немного привести в чувство и спросить, куда везти.
Хара на автомате ответил:
- К Каору, - чем нисколько не облегчил Коте задачу.
- К Каору, так к Каору, - рассудил Мурата-младший и обратился к Тошимасе вновь. - Показать сможешь?
- Угу, - кивнул Тотчи и почти отключился. Кота завел машину и взглянул на брата, который сидел рядом, на переднем сидении, рукой прикрывая глаза.
- За что пили?
- За любовь, - простонал в ответ Кирито.
- Ну, да. Весомый повод так надраться,- усмехнулся Кота и обернулся к Тошимасе. - Тошия-кун, показывай, куда ехать.
Сказать, что Каору был удивлен, значит, не сказать ничего. Ниикура ошарашено смотрел на Коту, за которого в свою очередь цеплялся Хара, стараясь сохранить вертикальное положение.
- Каору-сан, ваш, - с этими словами бас-гитарист пьерротовцев притулил Тошимасу к стене в прихожей. Тошия съехал вниз и сел на корточки, после чего откинул голову назад, больно стукнувшись затылком о поверхность.
- Извините, что в такое время. Но я поздно позвонил Кирито, а когда приехал, эти двое успели порядочно напиться, - произнес Кота в ответ на молчаливый вопрос Каору.
- Спасибо, - выдавил из себя Ниикура, и отчего-то Тошимасе показалось, что сейчас Каору его, Тошию, ударит, вот только непрошенный гость уйдет.
- До свидания. И доброй ночи, - пожелал Кота, затем насмешливо взглянул на Тотчи.
- До свидания, - тихо произнес Ниикура, закрывая за Муратой-младшим дверь.
- Только не бей, - сглотнул Тошимаса, глядя снизу вверх на разъяренного лидера. - Я все объясню.
- Уж постарайся, - отчеканил Каору, сжимая ладони в кулаки.
- Понимаешь, Кирито бросил Шинью потому, что застал нас с ним ночью и подумал, что мы с ним любовники, а я пытался ему объяснить, что все не так, как он подумал, - путано объяснил Тошимаса, закрыл лицо ладонями, после чего застонал и сполз окончательно на пол.
- Подожди, - Каору обескуражено посмотрел на Тотчи. - Какой Шинья?
- Наш. Терачи.
- А при чем Кирито?
- Они спят вместе. Точнее спали, - Тотчи принялся массировать виски пальцами.
- Наш Шинья Терачи и Кирито? - уточнил Каору. Тошимаса слабо кивнул в ответ.
- А ты здесь при чем?
- Я у Шиньи заночевал, а он пришел и решил, что мы с Терачи любовники, - Тотчи попытался сфокусировать взгляд на Ниикуре. - И бросил нашего Шинью... Это я виноват… Меня сейчас стошнит...

 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:15 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Ночь Тошимаса запомнил обрывками. Вот он успел доползти до санузла, где его буквально вывернуло в унитаз. Потом подоспел Каору, который аккуратно приподнял отчего-то безвольно мотнувшуюся голову и убрал челку с его лица, после чего Тошию снова тошнило. Затем Ниикура насильно вливал в ослабевшего Тотчи стакан воды, и Хара даже пытался возразить, но только подавился, а когда откашлялся - снова склонился над унитазом.
После того, как рвотные позывы прекратились, а Тошия почти отключился, Каору попытался осторожно поднять его на ноги, чтобы тут же втолкнуть под холодный душ, но Хара лишь сполз вниз по стеклянной стенке, и Каору пришлось войти под воду самому, чтобы удержать бас-гитариста в вертикальном положении. Тошимаса вцепился в лидера так, что тот с трудом смог раздеть непутевого Тотчи - набравшая воды одежда с неприятным, чавкающим звуком шлепнулась на кафельный пол. От холода Хара начал стучать зубами, и Каору пожалел, а может быть, решил, что достаточно и помог Тошии выбраться из кабинки, завернул в полотенце и, как маленького, повел в спальню.
Потом Тошимаса не мог согреться. Под тонким одеялом не переставал дрожать - свернулся в позу эмбриона, завернулся с головой в покрывало, совершенно забыв, что делил его с Каору, которому тоже не хотелось мерзнуть. Отчего-то спальня не прогрелась масляными радиаторами, или же Ниикура слишком поздно о них вспомнил. Но, так или иначе, Тошия прижался в поисках тепла к лидеру, а дальше сорвало стоп-кран.
Непонятная, странная злость за все сразу заставила Тошимасу скользнуть ладонями под футболку, задирая ее и обнажая живот, провести пальцами по бокам и чуть приподняться, чтобы тут же навалиться на Каору, уткнувшись губами в горячую шею, и услышать сдавленный шепот:
- Что ты делаешь?
Тошия в порыве бесстрашия накрыл рот Ниикуры ладонью, чтобы тот замолчал, а второй рукой скользнул под широкую резинку пижамных штанов и замер почти испуганно, когда коснулся члена. Каору замычал, даже попытался скинуть с себя агрессора, вцепившись в плечи Тошимасы, но все, что ему удалось, так это повалить Хару на постель рядом с собой. Тот и не думал убирать руку из штанов и, подстегиваемый страхом разорвать контакт, обхватил пальцами член Ниикуры. Лидер мелко задрожал. Потом Каору судорожно выдохнул и в ответ соскользнул ладонями с плеч и провел по обнаженному телу Тотчи, прильнув еще ближе, насколько позволяла рука Хары, и погладил полувозбужденный член Тошимасы. Вся эта возня начала заводить и басиста.
Они какое-то время просто дрочили друг другу, с остервенением глядя в глаза, и с каждым движением пальцев лидера вниз Тотчи рвано, со стонами выдыхал. Каору пытался дышать через нос, ведь рот по-прежнему зажимала ладонь Хары, пока тот не догадался ее убрать, чтобы заменить губами. И тогда Ниикура рванулся из объятий, повалил ничего не успевшего понять Тошимасу на спину, заставляя разорвать контакт и развести ноги, чтобы тут же устроиться между ними. Тошия вновь потянулся к Каору, но тот надавил ладонью на грудь, удерживая в лежачем положении, а второй снова принялся ласкать возбужденный член Тотчи, сжимая, поглаживая, то нестерпимо замедляя темп, то наращивая. И Тошимаса безвольно раскинул руки, запрокинув голову. Отчего-то ему стало невыносимо смотреть на Каору, но еще более мучительно было чувствовать его только там - внизу живота. Хотелось всего и сразу, чтобы ощутить в полный рост, чтобы стянуть с него эти жуткие пижамные штаны, что сейчас неприятно царапали внутреннюю сторону бедра, чтобы только его и как угодно. Тотчи вновь рискнул - приподнялся, одной рукой надавил на затылок Ниикуры, чтобы приблизить его лицо к своему, но лидер снова увернулся и прекратил движения, убрав ладонь. Тошия не мог поверить, что он это сделал. В протесте схватил за руку и положил на свой член, заставил обхватить и ласкать, навязывая ритм, но Каору оставался безучастным, только смотрел невероятно голодным взглядом в глаза Тотчи - у него самого стояло так, что Тошимаса не представлял, какая железная выдержка должна быть у этого человека.
- Пожалуйста, - прошептал одними губами Тошия, затем зажмурился, словно в ожидании удара, но вместо этого Ниикура провел большим пальцем по головке, и Хара застонал, повалился на влажные простыни, доверяясь и раскрываясь. Стало мало этих скупых прикосновений, но Тошимаса не посмел просить большего - только поскуливал и вжимался, подаваясь бедрами вперед, пока не кончил в ладонь Каору.
На какое-то время мир потерял звучание, или же Тошия просто оглох - словно издалека гулко раздались тихие шаги босых ног по лакированному полу, когда Ниикура спешно поднялся с постели и ушел. В ванную комнату. Хара какое-то время пытался восстановить дыхание, затем медленно перевернулся на бок, слушая с закрытыми глазами, как шумит вода - стоило только подняться и войти туда, чтобы вернуть удовольствие, но в ответ раздался глухой стон. Тотчи обнял подушку Каору и, уткнувшись в нее носом, заснул.

***

- Эй, а почему так тихо? - спросил Кё сразу же, как вошел в студию. За режиссерским пультом никого не было за исключением Тошии, который сидел на месте Каору и наигрывал гаммы на басу.
- И где все? - продолжил Тоору, на ходу стягивая шарф.
- Дайске сегодня не появится. Он сразу поедет на радиостанцию. Они с Каору дают интервью, - ответил Хара и даже не оторвался от своего занятия.
- То есть мы сегодня сами по себе? - уточнил Кё, но едва успел потянуться к двери в комнату отдыха, как Тошия его остановил.
- Там Каору спит. Не буди.
- Ничего себе, - присвистнул Тоору, но заходить в комнату не стал. Прошел к пульту и сел на кушетку, как раз за спиной Тотчи.
- Он что, здесь всю ночь провел?
- Нет, дома. Но ночь он не спал, - устало произнес Тошимаса.
- А ты чего такой хмурый? - Тоору снял шляпу и положил ее рядом с собой на кушетку. В ответ Тошия посмотрел на вокалиста больным взглядом.
- Голова раскалывается.
- Я смотрю, вы неплохо ночь провели, - подмигнул Кё.
- Неплохо, - повторил за ним Тошимаса и низко опустил голову так, чтобы челка закрыла лицо.
- Может быть, тебе таблеточку или еще чего? - Тоору начал что-то искать по карманам, но так и не нашел. - Слушай, раз такое дело, я пока за сигаретами сгоняю. Тебе что-нибудь купить?
- Нет.
- Я не опоздал? - раздался удивленный голос Шиньи. Он запыхавшийся стоял в дверях и вопросительно смотрел на Тошию и Кё. Вид у него был не лучше, чем у Тошимасы.
- Ребят, вы вчера вместе что-то отмечали, а меня не позвали? - уже было обиделся Тоору.
- В смысле? - не понял вопроса Терачи.
- Тоору, конечно, нет. Ничего мы не отмечали, - Тотчи замолчал, а потом хмуро добавил. - Тем более, вместе.
- А почему у Шиньи такие же красные глаза, как и у тебя? - не поверил Тоору.
- Я плохо спал, - начал оправдываться Терачи, но потом понял, что озвучил совершенно идиотскую отговорку, и поэтому поторопился к комнате отдыха, чтобы скрыться от любопытных взглядов одногруппников.
- Там Каору спит. Не надо его будить, - одновременно произнесли Кё и Тотчи.
- Да? - неуверенно замялся Шинья и сел рядом с Тоору на кушетку. - А где все?
- Ну, ладно, - Кё потянулся. - Я ушел. Скоро вернусь.
С этими словами Тоору надел шляпу и ушел. Терачи проводил вокалиста недоумевающим взглядом, потом посмотрел на мрачного Тошию и схватился за какой-то глянцевый журнал, чтобы избежать неловкости. Хара принялся импровизировать на басу, пока Шинья первым не нарушил тишину.
- Я твои документы привез.
- Угу, - кивнул Тошия. Терачи достал из сумки документы и положил на поверхность перед Тошимасой.
- Что-то случилось?
В этот момент распахнулась дверь в комнату отдыха. Заспанный Каору держал в руках надрывающийся полифонией телефон. Он близоруко прищурился, разглядывая фигуры возле режиссерского пульта, затем подошел к Шинье, чтобы вложить сотовый в его ладонь. Терачи изумленно посмотрел на Ниикуру, затем взглянул на дисплей своего телефона и сморгнул. Тем временем вибрация прекратилась, и высветилось сообщение о пропущенном звонке.
- Зови всех, работать будем, - скомандовал Каору перед тем, как вернуться в комнату отдыха. Тошия медленно выдохнул, проводил лидера печальным взглядом и отложил бас в сторону.
- Перезвони ему, - произнес Тотчи, после чего, даже не взглянув на Шинью, вышел из студии за звукорежиссером.

***

- У вас есть три часа, - Каору взглянул на свои часы после того, как натянул куртку. - Чтобы все были на месте и без опозданий. И кстати, надо просмотреть сценарий клипа.
Ниикура выразительно посмотрел на Кё. Тошия взболтнул коробку с кефиром, которую услужливо принес Тоору еще с утра. Каору нацепил солнечные очки, после чего закинул сумку на плечо и вышел.
- Я пойду пообедаю. Кто со мной? - оживился Кё. Тошимаса допил кефир и показал, что он пас. Шинья задумчиво сидел на кушетке - он просто не услышал вопроса.
- Ну, как хотите. Тогда до встречи, - Тоору ушел, и Хара тоже начал собираться.
- Ты сейчас куда? - поинтересовался Шинья, когда Тошия поднялся с места, чтобы убрать бас-гитару.
- Оформлять заявление об угоне, - кисло отозвался Тотчи и посмотрел на Терачи. Тот сжимал в ладони свой телефон.
- Могу подвезти, - предложил Шинья.
- А как же?.. - Тошия выразительно посмотрел на сотовый в руках друга.
- Вечером, - смутился Терачи.
- Тогда поехали, - пожал плечами Тошимаса.
Они спустились к машине вместе, и какое-то время молчали, пока Терачи аккуратно выруливал с парковки. Тошия надел солнечные очки, наглухо застегнул куртку до самого лица, после чего отвернулся. Шинья осторожно поглядывал на Хару, тот не спешил заводить разговор первым, а Терачи просто не знал, с чего начать. Он заговорил, когда они стояли в пробке на одной из центральных улиц.
- Вы опять поссорились с Каору?
- Нет. С чего ты решил? - Тошия посмотрел на Шинью. Терачи закусил губу и посмотрел прямо перед собой.
- Вы сегодня так странно держали дистанцию.
- Тебе показалось. Все как всегда.
- Не правда! - возразил Шинья. - Что произошло, Тотчи?
Тошия как-то тяжело вздохнул и отвернулся. И Шинья понял, что ничего не услышит от Тошимасы, если будет настаивать, как тот вдруг произнес:
- Я переспал с Каору.
- И что? - смысл сказанного медленно дошел до Терачи.
- Что?! - он нажал на педаль тормоза, и мимо, сигнализируя, промчалась машина. Чудом удалось избежать столкновения, и Шинья срочно припарковался.
- Что ты с Каору?!!
- Не заставляй меня повторять, - поморщился Тотчи, потом добавил. - Здесь нельзя парковаться.
Но Шинья продолжал смотреть на Хару, и тот не выдержал.
- Не смотри на меня так. Я был пьян и полез к нему, а потом... - Тошия застонал, стащил с носа очки и закрыл лицо ладонями.
- Ты полез к нему? - удивился Терачи.
- Я на него разозлился, за все и за то, что он оказался геем и никому из нас не сказал, - выпалил Тошимаса.
- И только поэтому? А он?
- Я не хочу говорить на эту тему, - буркнул Тошимаса и принялся теребить пальцами дужки очков.
- Ладно, - Шинья едва заметно улыбнулся так, чтобы Тошия не заметил.
- Если мы сейчас не поедем, то опоздаем, а я не очень-то хочу объясняться с Ниикурой.
- Хорошо, сейчас поедем. Но тебе хотя бы понравилось?
- Не знаю. Я был пьян и ничего не помню, - Тотчи как-то обреченно выдохнул.- Так мы поедем или мне добираться пешком?

***

- Что ты здесь делаешь? - раздался голос Каору, и Тошия встрепенулся - последний час он провел здесь, на ступеньках возле двери в квартиру Ниикуры.
- У меня нет ключей, а пойти мне больше некуда, - Тотчи виновато опустил голову. В его пальцах тлела недокуренная сигарета.
- Мы с Дайске задержались, - сказал Ниикура и достал из кармана ключи. Тошия медленно поднялся с места. За час сидения на неудобных ступенях затекли ноги.
- Как прошло? - из вежливости спросил Тошимаса.
- Как обычно, - весьма сухо ответил Каору. Он раскрыл дверь и вошел в темноту прихожей. Тошия последовал за ним, несколько нерешительно замялся на пороге, но Ниикура дал понять, что не против того, чтобы Тошимаса находился в его квартире.
- Каору, можно я у тебя еще на пару дней останусь? Дня два-три, не больше. Мне обещали помочь с поиском квартиры, - Хара умоляюще посмотрел на Каору, который лишь коротко кивнул.
- Я могу спать на диване, - добавил Тошия и по тому, как напряженно замер лидер, понял, что сказал зря, но отступать было поздно.
- Как хочешь, - равнодушно пожал плечами Каору. Он повесил куртку в шкаф, мельком взглянул на отражение Тошии в зеркале, после чего протянул басисту связку ключей.
- Что это? - задал совершенно глупый вопрос Тошия.
- Дубликат ключей, - несколько раздраженно прокомментировал Каору. - На те несколько дней, пока ты будешь здесь.
- То есть, ты мне доверяешь ключи от квартиры? - Тошимаса взял ключи из рук лидера. Ниикура лишь устало закатил глаза и отправился на кухню.
- Завтра нужно будет обсудить съемки. Еще там какая-то проблема с костюмами, вроде необходимо приехать и померить еще раз, чтобы все точно подогнали, - начал озвучивать расписание следующего дня Каору, и Тошия выдохнул - почти с облегчением, после чего спрятал ключи в карман куртки.
Когда Хара заглянул на кухню, Каору разговаривал с Дайске по телефону. Андо хотел приехать, чтобы что-то обсудить с Ниикурой, но из коротких ответов лидера Тошия не понял, о чем, собственно, шла речь. Только под конец телефонного разговора Тошимаса услышал, как Каору попросил купить еды - в холодильнике было пусто еще со вчерашнего вечера. Покопавшись в чемодане, Хара выудил более-менее свежую футболку и отправился душ, но едва стянул с себя тонкий джемпер, как не удержался от комментария:
- Каору, у тебя полная корзина грязного белья!
Ответ не заставил себя ждать. Ниикура ответил в том же тоне:
- Так постирай!
Ни через три дня, ни через неделю Тошия так и не съехал с квартиры Каору.
 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:16 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Так, хорошо, - стилист заставила Тошию наклониться вперед и теперь почти ласково перебирала пальцами волосы. - Вот здесь надо будет подровнять. Костюмы, я смотрю, сидят отлично. У меня есть сюрприз.
С этими словами Кейко-сан отошла от Тошимасы, а он смог подойти к импровизированному шведскому столу - уже который час шла генеральная примерка сценических костюмов, и все устало паслись возле него. Первым делом Хара схватился за термос с кофе.
- Холод собачий, - буркнул Кё и затянулся, с завистью поглядывая на Шинью, который красовался в черном сюртуке возле термоса в ожидании своей очереди. Тошимаса наполнил пластиковый стаканчик горячим кофе, после чего усмехнулся:
- Не завидуй, Кё. В этой фигне тоже не особо жарко, - как доказательство Тошимаса распахнул свой плащ.
- Тебе должно быть жарко от томных взглядов, - вставил Дайске. Кё ухмыльнулся, а Тошимаса непонимающе посмотрел на них обоих.
- Вон та цыпочка глаз с тебя не сводит, - Андо аккуратно указал в сторону, где стояла предполагаемая воздыхательница Тотчи, после чего плюхнул на стол коробочку с обедом, при этом Дай задел Шинью, который в свою очередь чуть не пролил горячий кофе на ритм-гитариста.
- Эй, можно поаккуратнее? - раздраженно произнес Терачи, но Дайске его проигнорировал. Он подошел к Тошимасе и приобнял за плечи:
- Она на тебя смотрит.
- Ну и что? - равнодушно ответил Тошия. Андо задумчиво посмотрел на Шинью, потом похлопал Хару по плечу и отошел в сторону.
- Все с тобой ясно, - прокомментировал Дайске, разглядывая девушку.
- Я не смешиваю личную жизнь и работу, - торжественно заявил Тошия и осторожно посмотрел в сторону, где стоял Каору.
- Так, это что за дела? - возмутилась Кейко, приближаясь стремительным шагом к музыкантам. - Марш переодеваться!
Все обреченно выдохнули. Кё затушил сигарету, а Дайске тоскливо посмотрел на коробочку с обедом.
- Переодеваться! - напомнила стилист и тут же добавила. - Тошия-сан, стой.
После этого она водрузила на голову Тотчи черную шляпу, что все это время держала в руках. Андо присвистнул:
- Теперь все девушки наши, - а потом Дайске подмигнул, но Хара никак не отреагировал, только быстро взглянул на Ниикуру. Тот стоял спиной и терпеливо ждал, пока швея закалывала булавками предполагаемые выточки.
- Да. Красота, - восхитилась Кейко, после чего снова возмутилась. - Снимайте сейчас же костюмы. Еще не хватало, чтобы вы их испачкали!
Перед тем, как уйти, Тошия взглянул на свое отражение в зеркале. Свою шляпу он разглядывал от силы пять секунд, после чего вновь посмотрел на Ниикуру и против воли тяжело вздохнул. Шинья замешкался, а когда Тошимаса отправился переодеваться, осторожно потянул друга на себя за рукав, чтобы сказать:
- Прекрати смотреть на Каору. Уже Дай заметил, - Хара испугано оглянулся. Ритм-гитарист стоял чуть поодаль, сосредоточенно расстегивая рубашку.
- Тотчи, - Дайске вдруг посмотрел на Тошию. - Пойдем покурим.
- Ага, только сигареты возьму, - тут же согласился Тошимаса.
- Переоденься, а то Кейко-сан будет ругаться, - предупредил Терачи, но Хара даже и не подумал послушаться друга.
- Я осторожно, - беззаботно ответил Тотчи, а Шинья лишь покачал головой.
Уже в курилке Тошия задумчиво разглядывал носки своих ботинок, да и Дайске не спешил заводить разговор. Когда Хара докурил сигарету, а окурок оставил в пепельнице, Андо произнес:
- Она симпатичная. Очень даже.
- Что? - переспросил Тошия. Дайске выдохнул дым и посмотрел внимательно прямо в глаза Тотчи, отчего тот смутился и быстро отвел взгляд.
- Я про Мимиру.

***

- Тотчи?
- Ммм, - Тошия отвлекся от происходящего на экране телевизора и посмотрел на Шинью, который сидел рядом на полу и возился с Мию.
- А ты вообще зачем приходил?
- Просто, - пожал плечами Тошимаса. - Я тебе мешаю?
- Нет, - заверил Терачи, чтобы друг не подумал ничего такого, а он и не думал.
- Я совсем забыл отдать! - спохватился Тошия, подскочил с татами и вышел в коридор, чтобы из кармана куртки достать ключи от машины Терачи, которую тот одолжил другу на вечер, чтобы поразить барышню. Хотя первоочередной задача не была. Попросить у Каору "Тойоту" Хара не решился, а после того, каким тяжелым взглядом проводил Тошимасу до двери Ниикура, Тотчи вообще расхотелось куда-либо ехать.
Жить с лидером оказалось сложно. Каору вел себя точно так же, как и на работе, и Тошии с трудом удавалось себя сдерживать, чтобы не встряхнуть его хорошенько, а потом попросить вести себя адекватно. Хотя о какой адекватности шла речь, когда они возвращались из студии далеко за полночь и совершенно вымотанные падали каждый на свое спальное место? Тошимаса не заходил в спальню и не прикасался лишний раз к вещам или шкафам - его одежда все также покоилась в чемодане, либо лежала в корзине для белья в ванной комнате. Птичьи права Тотчи никто не отменял, и он подумывал обсудить вопрос с Каору, ведь они вполне могли платить вместе за все - это казалось проще, чем бегать в поисках нового жилья, но ограничивались в общении фразами по мере бытовой необходимости.
Знакомые, которые согласились помочь, все как один утверждали, что ничего стоящего отыскать не получается. В полицейском участке пообещали найти машину, но отчего-то Тотчи был уверен, что его автомобиль уже на пути в какую-нибудь страну Южной Америки. В студии более-менее настраивался на рабочий лад и даже поразил игрой на пятиструнном басу. Вот только Ниикура не выходил из образа лидера ни на секунду даже дома, пока находился в поле зрения Тошии, тем самым давая понять, что его не очень-то и устраивает сложившаяся ситуация. Тошимаса чувствовал вину, но в то же время злился на Каору непонятно за что. Получался замкнутый круг, а тут еще Дайске со своими намеками и подколками.
Хара и сам не знал, зачем он пригласил Мимиру - ну поболтали, ну обменялись телефонными номерами, но вот свидание было совершенно лишним. Он пригласил ее в ресторан, и она весело щебетала, а Тошимаса через силу улыбался, был обходителен и предельно вежлив, но совершенно не лез флиртовать, а уж глубину декольте тем более не оценил. Тошия подвез Мимиру до дома, попрощался и погнал к Шинье, не особо заботясь о том, чтобы доставить "Субару" в целости и сохранности. Как он не попал в аварию, а тем более не разбился, Тошимаса не знал - спортивная машина легко разгонялась, а Тотчи с остервенением вдавливал педаль газа, не особо следя за дергающейся стрелкой на спидометре.
А потом Тошия сидел и не знал, как выразить словами, что накопилось, поэтому просто пялился в экран телевизора, даже не видя, что там происходит. Хара чувствовал осторожные взгляды Шиньи, но тот молчал, а уж задавать вопросы не то, что не хотел, просто не умел. Вот и сейчас Терачи обеспокоенно смотрел на друга, Тошимаса не выдержал - быстро надел куртку и попрощался:
- Я пойду. Спокойной ночи. Спасибо еще раз за машину.
- Ааа... - Шинья не успел озвучить свою мысль, как Тошия уже выскочил за дверь.

***

Каору уже давно спал. Во всяком случае, так подумал Тошия, когда оказался, наконец, возле дома и посмотрел снизу вверх на окна квартиры, где не было света. Стараясь быть как можно незаметнее, Хара тихо прикрыл за собой входную дверь, разулся и прошелся до разобранного дивана, чтобы устало на нем растянуться прямо в одежде. Дверь в спальню оказалась закрыта, и Тошия несколько минут гипнотизировал ее бездумным взглядом, пока не осознал, что в ванной шумит вода.
Тошимаса наспех скинул куртку, бросив куда-то в сторону, на пол, после чего быстрым шагом приблизился к ванной комнате и заглянул внутрь. Каору стоял под душем, опустив голову вперед: одной рукой упирался в кафель стены, в то время как второй двигал в области паха.
Хара смутился и отшатнулся от двери, оставив ее приоткрытой. Казалось неправильным подглядывать так за Ниикурой, но отчего-то невыносимо сдавило грудную клетку, а Тошимаса не мог себя заставить не смотреть.
На автомате Тошия стянул с себя легкий джемпер, непослушными пальцами расстегнул ремень и принялся стаскивать джинсы, после чего остался в одном нижнем белье и носках, которые снял уже в ванной комнате. Он еще какое-то время медлил, словно старался понять, что делает, но осознанная злость вкупе с непонятно откуда взявшимся желанием взяли верх. Ниикура не заметил Тотчи и продолжал ласкать себя, а Тошимаса растерянно скользил взглядом по мокрой спине и ногам лидера, прислушиваясь к слабым стонам, которые, в конечном счете, заглушал звук воды.
Хара сам не помнил, как вошел в кабинку, как прильнул к Каору. Тот сначала ничего не понял, а Тошия восхищенно провел ладонями по плечам лидера, обнял за талию, крепко прижимая спиной к груди, и обхватил пальцы Ниикуры своими. Каору откинул голову назад, на плечо Тошимасы, после чего Тотчи не сдержался - прикоснулся губами за ухом, провел языком по шее вниз, слизывая воду. Ниикура задрожал, пока Тошия принялся осторожно поглаживать живот одной ладонью, когда вторая двигалась вместе с рукой лидера. Каору дышал поверхностно и рвано, издавая стоны, чем настолько возбуждал Хару, что Тотчи не сумел сдержаться и сам застонал.
Ниикура мгновенно напрягся, а Тошия не заметил, лишь рванул Каору на себя, чтобы развернуть лицом, которое тут же обхватил ладонями, и потянулся за поцелуем, но встретился с пылающим яростью и одновременно затуманенным желанием взглядом лидера. Тот сразу оттолкнул Тошимасу так, что Хара больно ударился плечом о стекло кабинки, где вдруг стало тесно вдвоем, к тому же захлебнулся водой и зафыркал в попытке отплеваться. Каору хотел уйти, но Тошия успел схватить его за руку, поскользнулся, рухнул на колени, роняя Ниикуру на себя, который в свою очередь попробовал уцепиться за дверцу.
Лидер по прежнему был возбужден, как и Тотчи, и тому захотелось рассмеяться, потому что вдруг все показалось таким простым. Вместо этого Тошия обхватил Ниикуру за шею и поцеловал, зарываясь пальцами в мокрые волосы, что облепили лицо Каору. Каору поначалу упрямо сжимал губы, упирался руками в стеклянные стены, но Тошимаса продолжал настойчиво ласкаться в надежде, что лидер уступит прежде всего себе, ведь Тотчи видел и чувствовал, что он хочет. Хара принялся гладить Ниикуру по спине, по бокам, по груди, прижиматься всем телом, насколько это было возможно. В замкнутом пространстве кабинки было отчаянно неудобно, но Тошимаса просто не мог оторваться от Каору. Он целовал все, что попадалось: скулы, веки, подбородок, нос, вылизывал шею и ключицы, пальцами обхватил возбужденный член, чуть сжав. Ниикура не выдержал напора и застонал. Казалось, Тошии только это и нужно было. Он ворвался языком в рот лидера, неистово толкаясь внутрь. Только тогда от самоконтроля Каору не осталось ничего.
Они какое-то время исступленно целовались и потирались друг о друга, пока Ниикура не оказался между разведенных ног сидящего Тошии. Каору начал лихорадочно шарить рукой по полочке в поисках какого-нибудь геля или шампуня, в результате вцепился в первый попавшийся флакон и попробовал его раскрыть, Тошимаса вновь притянул лидера к себе, в итоге пролив все содержимое на себя, но Хара больше не мог терпеть. Он заранее был согласен на все, лишь бы не покидала эта легкость и эйфория, чтобы можно было обнимать, трогать везде, целовать и пробовать на вкус, чтобы Ниикура не прекращал проталкивать в Тошию скользкие пальцы, покусывая шею и плечи в ответ на ласки, чтобы сиплое дыхание - одно на двоих и стоны рот в рот, когда лидер начал трахать Тотчи. Больно, остро, сладко. Хара послушно приподнимал бедра, нетерпеливо насаживался, пока оба не могли сладить ритм. В итоге двигались навстречу торопливыми рваными толчками, соскользнули вниз, не переставая целоваться, и вот уже Тошимаса нависал над Каору, который прислонился спиной к стене, а член Тошии оказался зажат между животами.
Тотчи кончил первым - запрокинул голову и коротко вскрикнул. Он ладонями оттолкнулся от кафеля. Тогда Каору впился пальцами в бедра Тошимасы, чтобы удержать, заставляя двигаться так, как ему было нужно, после чего задрожал и тоже кончил.
Сколько они просидели так, цепляясь друг за друга, Хара не знал, да и не хотел знать, пока Ниикура не отстранился, чтобы с трудом подняться на ноги. Тогда ощущение счастья сменилось непонятным сожалением. Тошия сидел под уже холодным душем и отстраненно наблюдал, как Каору доставал два полотенца из шкафчика, чтобы потом выключить воду и одно кинуть Тотчи. В тот момент Тошимаса почувствовал себя беззащитно голым. Лидер наспех обернул полотенце вокруг бедер и даже не взглянул на басиста перед тем, как выйти, чем вывел Хару из состояния неожиданного душевного равновесия, обретенного впервые за эти трудные дни. Тошия прижался пылающим лицом к мягкой ткани, стараясь не думать о том, чтобы пойти к Ниикуре и повторить.

***

Эту ночь Тошия не спал. Едва он нашел в себе силы выйти из ванной комнаты, как увидел полоску света на полу под дверью на кухню. Каору курил возле стола - неровно выдыхал дым, поджимая губы, нервно стряхивал пепел, а когда заметил в оконном стекле отражение Тотчи, едва заметно вздрогнул, но Хара успел уловить настроение лидера. Тошимаса неловко приблизился к Ниикуре, который тут же внимательно посмотрел на бас-гитариста. Отчего-то сложилось впечатление, что Каору хотел что-то сказать, вот только тщательно подбирал слова, затягивая неловкую паузу.
Самому Тошии говорить не хотелось. Тошимаса выбил сигарету из пачки Ниикуры, не с первого раза прикурил, потому что вдруг выяснилось, что просто стоять с ним рядом для Хары оказалось тяжело - на грани безнадежности хотелось прикоснуться. Тотчи затушил сигарету и зажмурился в понимании, что любые слова Каору заставят его раскаиваться, вдруг лидер тихо заговорил сиплым голосом:
- Я гей, Тошия, - начал Ниикура. - Так не пора ли прекратить то, что ты творишь?
И Тошия сглотнул, а сил, чтобы взглянуть на гитариста, не нашел - он и сам не знал и не хотел понимать, что творил. Харе показалось самым простым в этой ситуации просто сбежать, на диван в гостиную или куда угодно, только бы не стоять с Каору, который опустил голову, скрыв лицо за светлыми волосами, и достал очередную сигарету чуть подрагивающими пальцами.
Тошия ушел, оставил Ниикуру в одиночестве в тусклом свете электрической лампы, а сам забрался под одеяло и уткнулся в подушку, прислушиваясь к тому, что происходило на кухне. Каору еще какое-то время курил, Тошимаса не знал, как долго, но казалось, прошла целая вечность, прежде чем лидер направился в спальню. Тотчи зажмурился, словно притворяясь спящим, но Ниикура даже не подумал проверять - тихо прошел мимо, так же неслышно задвинул за собой дверь.
Едва начало светать, Тошимаса вскочил с постели, наспех собрался и ушел, прихватив ключи. Кое-как ему удалось в столь ранний час поймать такси, чтобы добраться до Шиньи. Тот не ждал гостей так рано, но впустил, даже вопросов задавать не стал, а Тошии так хотелось, чтобы спросил. Вместо этого Хара через силу запихивал в себя завтрак, что приготовил Терачи - кусок в горло не лез, а потом еще и Мию цапнула за палец, когда Тотчи полез к ней погладить за ушком. А теперь они с Шиньей сидели в салоне, завернутые в полиэтиленовые пеньюары и с фольгой на волосах.
Терачи сосредоточенно читал какую-то книгу, а Тошимаса пару раз порывался пойти покурить, но так и не вставал с дивана, только умоляюще смотрел на друга, которому, казалось, не было никакого дела до душевных терзаний басиста.
- Как ты думаешь, Каору может выгнать меня из группы? - не выдержал, начал первым Тотчи. Шинья от неожиданности и самого вопроса выронил на пол книгу.
- С чего вдруг? - Терачи подозрительно взглянул на Тошимасу.
- Но вот Кё же хотел выгнать.
- Тогда Кё оглох и потерял голос, - напомнил Шинья, после чего тревожно посмотрел на Тошию, который сидел рядом, широко расставив ноги и сцепив пальцы в замок. - Ты не можешь играть на басу?
- Нет, я не в этом смысле, - заверил Тотчи, но Терачи хотя и сделал вид, но не поверил.
- Что ты опять натворил? - уже прямо спросил Шинья - до него дошло, что другого способа узнать все от Хары просто не было.
- Я переспал с Каору, - сказал Тошия на выдохе, когда драммер уже отчаялся услышать что-либо от Тошимасы.
- Ты говорил.
- Нет. Ты не понял, - Тотчи жалобно взглянул прямо в глаза Терачи. - Я с ним еще раз переспал. Вчера, точнее, уже сегодня ночью.
- Тошия, - осторожно начал Шинья. - Зачем?
- Не знаю, зачем. Я только его увидел и сразу... - Тошимаса застонал, после чего запустил пальцы в волосы, чуть не содрав фольгу.
- Осторожно, - Шинья кончиками пальцев поправил сложную конструкцию на голове Хары.
- Мне не нравятся мужчины, - утвердил Тотчи. - И никогда не нравились. Вот женщины... Женщины, они такие округлые, мягкие, податливые. Понимаешь? Хотя... ты, правда, не понимаешь.
- Каору - мужчина, - заметил Терачи, и Тошия посмотрел на него тяжелым взглядом, Шинья тут же предпочел заткнуться. Еще никогда он не видел басиста таким грозным в жизни.
- Каору, да, мужчина, - согласился Тотчи. - Мужик, - после чего грустно усмехнулся. - Даже в этих всех тряпках, что на нас вешали. Он всегда был примером.
- И что изменилось?
- Ничего, - как-то безнадежно согласился Тошимаса.
- Знаешь, Тотчи, Каору совсем ни при чем. Разберись для начала в себе, - произнес Шинья устало и снова уткнулся в книгу. Тошия вздохнул, мысленно соглашаясь с доводами друга - разобраться вовсе не мешало.
- Как ты думаешь, я в его вкусе? - после долгого молчания спросил Тошимаса, когда, наконец, пришел для себя к каким-то выводам.
- А для тебя это так важно?
- Да, - признался Тошимаса.
- Дурак ты, Тотчи, - улыбнулся Шинья, после чего отложил книгу в сторону и отправился следом за мастером - смывать краску с волос.
 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:16 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Каору, ты дома? - Тошия буквально влетел в квартиру, но замер на пороге комнаты. Ниикура сидел на краешке дивана и наигрывал какую-то незнакомую мелодию на гитаре. При появлении Тошимасы он отвлекся от музыкального инструмента, вопросительно взглянув на нарушителя покоя.
- Извини, - смутился Хара.
- Что-то случилось? - раздраженно поинтересовался Ниикура.
- Нет, - тихо произнес Тошия, после чего ушел обратно в прихожую.
Хара принялся собирать чемодан. Еще когда Тошимаса был в салоне, ему позвонили и сообщили, что подобрали отличный вариант - нужно было только съездить и поговорить с хозяином. Шинья как-то неохотно согласился подвезти. Но встреча с потенциальным домовладельцем прошла гладко, и Тотчи был намерен прямо с утра следующего дня заселяться в квартиру. Правда, проживание в доме, что находился в двух кварталах от студии, обошлось недешево, но Тошимасу это нисколько не смущало. Он даже был уверен, что Каору разрешит по этому случаю немного опоздать, только оставалось поговорить с Ниикурой. Но разговор Тошия решил отложить на потом, а сейчас носился между прихожей и ванной комнатой, где копался в корзине с грязным бельем и доставал из сушки свою одежду, чтобы без сортировки запихнуть в чемодан.
В квартире было тихо. Это Тошимаса заметил, когда защелкнул замок, предварительно утрамбовав вещи. Каору сидел уже на полу, возле дивана, и что-то рисовал в блокноте. Гитара аккуратно лежала на смятом одеяле, и Тошии вдруг стало стыдно, что за все эти дни, которые здесь провел, он так ни разу и не застилал постель.
- Каору, я завтра с тобой не поеду в студию. Мне нужно будет закинуть вещи и забрать ключи у домовладельца. Я нашел квартиру, - Хара замялся возле дверей.
- Хорошо, - ответил тихим голосом Каору, не отвлекаясь от своего занятия.
- Я тебе мешаю, да? Может, мне пока уйти куда-нибудь?
- Как хочешь, - ровным тоном произнес Ниикура.
- А может, позвоним Дайске и Кё и пойдем все вместе, например, в боулинг или караоке? - Тошия подошел и сел рядом с лидером, после чего осторожно заглянул в блокнот.
- Уже поздно, а у меня еще много дел, - отказался от предложения Каору, и Тошия понял, что тот на него не злится, и не так уж ему нет никакого дела до Тошимасы, как он хочет показать.
- Вот здесь линию проведи немного выше, - сказал Тотчи, и Ниикура посмотрел на него в замешательстве.
- Что?
- Дай сюда, - Тошимаса осторожно вытащил ручку из пальцев Каору и провел линию так, как считал нужным.
- Вот так лучше, - удовлетворенно отметил Тотчи, когда налюбовался своей работой.
- Да, - не сказал, а горячо выдохнул Ниикура куда-то в висок Тошии. Хара немного отстранился, чтобы заглянуть в лицо лидеру. Тот внимательно и настороженно следил за Тошимасой, который вдруг аккуратно снял с него очки. Ниикура ощутимо напрягся. Они с минуту смотрели друг другу в глаза, пока Тотчи не наклонился вперед, чтобы прошептать в губы Каору:
- Ты не сложнее, чем Шинья, - а затем поцеловал.

***

Они увлеченно целовались и не заметили, как оказались на полу возле дивана. Попеременно толкались языками в рот друг другу, сталкивались зубами, покусывали и облизывали губы. На Тошии уже не осталось одежды, когда на Каору - только джинсы, которые Хара успел расстегнуть и чуть спустить, чтобы высвободить возбужденный член лидера - больше Ниикура не дал сделать ничего, полностью подавив инициативу. Тошимаса испытывал противоречивые чувства. Не хватало воздуха, который вдруг сухо царапал горло изнутри при каждом вдохе, а еще стало мало Каору - Тотчи льнул к нему всем телом, раздвинул ноги, чтобы можно было прижаться плотнее, обхватить ладонями его голову, пока тот оставлял засосы на плечах, шее и тут же ласково их зализывал, отчего Тошия, не переставая, стонал.
Пол холодил спину, а горячее тело Ниикуры опаляло жаром грудь и живот при каждом движении, когда Каору начал толкаться в Тошимасу - без подготовки, на слюну. Больно. Остро. Волшебно. Тошия лишь цеплялся за плечи лидера, подавался навстречу и задыхался - то тихо поскуливал в шею Каору, то прогибался в спине и кричал в голос, уже не таясь. Пальцы и ладони Ниикуры, казалось, были везде - поглаживали, дразнили, распаляли еще больше. Сладко сводило живот от любого прикосновения. И Тошимаса не представлял, как можно было перестать целовать Каору, когда тот едва слышно всхлипывал прямо в губы. В такие моменты у Тотчи окончательно сносило крышу. Это оказалось так легко - подчиняться, чувствовать себя заполненным, позволять делать с собой что угодно, лишь бы это одуряющее чувство никуда не исчезало.
Ниикура дрожал крупной дрожью и смотрел на Тотчи до умопомрачения темными, почти черными глазами. Тошимаса в нетерпении обхватывал его лицо ладонями, целовал, заглатывая стоны невозможного удовольствия. Хара чувствовал, что Каору близок к оргазму - он стал двигаться размашисто и глубоко, пока не кончил, резко вогнав член в Тошию.
Ниикура замер над Тошимасой, затем скатился с него, разрывая контакт, чтобы растянуться рядом на холодном полу в попытке отдышаться, но не успел Тотчи потянуться к своему эрегированному члену, как лидер настойчиво перехватил ладонь. Хара не успел опомниться, а Каору снова устроился между его ног. Широко раскрытыми глазами Тошия следил за тем, как Ниикура поцеловал выступающую бедренную косточку, мягко лизнул в живот, чтобы в следующий момент сделать совершенно невероятную вещь.
Тошимаса выгнулся в позвоночнике. Сколько раз Тошии делали минет, но Хара не мог припомнить, чтобы это было настолько феерично по ощущениям. Хотя Тотчи не мог думать вообще, когда теплые губы Каору поцеловали головку члена, а язык, дразня, тут же прошелся по всей длине. Единственное, что хотелось Тошимасе, так это толкаться в жаркий, влажный рот лидера, пока тот позволял. Время от времени Ниикура отстранялся, дрочил рукой и пожирал Тошию глазами. Тотчи физически ощущал взгляд лидера, хныкал, мотал головой из стороны в сторону и желал только одного - кончить. Сам Каору дышал прерывисто, с трудом контролируя себя, пока не дал волю эмоциям и не навалился на Тошимасу, увлекая в поцелуй, когда Тотчи забился под ним в оргазме.
- Надо в душ, - срывающимся шепотом произнес Ниикура некоторое время спустя.
- Угу, - кивнул Тошия, хотя вставать и идти куда-то совершенно не хотелось. Можно было бесконечно лежать на полу, вжимаясь и обнимая, но Каору это не устраивало. Он медленно поднялся, а Тошимаса отметил - лидер снова был возбужден. После того, как Тотчи принял раскрытую ладонь и поднялся, не без помощи Ниикуры, Хара оказался вынужден признать, что и сам готов на дальнейшие сексуальные подвиги.

***

- Привет, - произнес Тошия хрипло, когда решил обозначить свое присутствие на кухне. Каору отвлекся от приготовления завтрака и посмотрел на Тотчи. Тот стоял в дверях, прислонившись плечом к стене.
- Привет, - ответил Ниикура, после чего вновь сосредоточился на готовке. Тошимаса улыбнулся - впервые за все эти дни ему повезло увидеть домашнего Каору, и таким лидер нравился Тошии тоже. Хара не удержался. Он, конечно, мог бы долго любоваться на то, как Ниикура сосредоточенно вылавливал маринованные сливы из банки, но ведь можно было и потрогать, чем Тотчи незамедлительно воспользовался.
Тошимаса обнял лидера со спины, обхватив руками за талию, а голову склонил тому на плечо, чтобы тут же начать покрывать короткими поцелуями беззащитно открытую шею.
- Тошия, - Каору сам подставлялся под ласку, и Тотчи позволил себе залезть под его футболку, чтобы провести ладонями по животу вверх, к груди.
- Ммм? - не отрываясь, промычал Тошимаса.
- Ты хочешь завтрак или секс? - усмехнулся в ответ Каору. Тошия продолжал прижимать Ниикуру к себе, зарылся носом в выжженные краской волосы и прикрыл веки.
- Тебя, - шепотом сказал Тотчи куда-то в затылок, а лидер неопределенно хмыкнул.
- У нас есть время на что-то одно, - заметил Ниикура, и Тошимаса был вынужден взглянуть на часы.
- Завтрак, - наконец произнес Хара, после чего отпустил лидера, а сам схватился за пачку сигарет и прикурил, с наслаждением затянувшись. По всем параметрам это было самое лучшее утро за последние дни. Тошии никуда не хотелось идти - лишь бы схватить лидера в охапку и вернуться в спальню, хотя Тотчи не был уверен, что в состоянии повторить ночную программу, да и задница ощутимо саднила после того, как Каору отымел его во всевозможных позах. И, мягко говоря, бодрость Ниикуры казалась удивительной. Тошимаса на его месте проспал бы до самого обеда. Но невыспавшиеся, они стояли на кухне и вели себя до смешного неестественно, потому что игривость Каору вкупе с наигранной развязностью Тотчи вызывала молчаливое недоумение у обоих.
Когда Тошия докурил, Ниикура поставил на стол тарелки с едой, и Хара понял, насколько был голоден. Он тут же схватил палочки и умял завтрак за несколько минут, после чего сыто откинулся на спинку стула. Каору медленно прожевывал омлет, рассматривая все что угодно на столе, но иногда поглядывал на Тошимасу. Хара был готов признать, что погорячился с выводами о прекрасном утре, потому что Ниикура в какой-то момент, который Тошия к своему стыду пропустил, из домашнего превратился в обычного лидера - стал собран и деловит. Тотчи был готов застонать в голос от досады, но вместо этого потянулся за сигаретой и спросил:
- Почему ты не готовил завтраки все эти дни, что я здесь жил?
- Не заслужил, - коротко ответил Каору и посмотрел из-под челки на Тошию так, что тот успел уловить озорные искорки во взгляде. Хара подавился сигаретным дымом. Тем временем Ниикура поднялся из-за стола, чтобы собрать посуду.
- Я помою, - заявил Тотчи.
- Если не хочешь сильно опоздать в студию, то тебе следует выезжать сейчас, - отметил Каору, а Тотчи улыбнулся - он уже никуда не собирался уезжать, только оставалось поставить Ниикуру в известность, что Тошия больше не будет спать на жестком диване, а лидеру придется самому стирать свои футболки, ну, и Тошимасы заодно. Денег, заплаченных за квартиру на месяц вперед, было жалко, но не так, чтобы очень.
- Раз здесь так кормят, то я, пожалуй, останусь еще на пару-тройку дней, - с этими словами Хара затушил сигарету в пепельнице. В раковине звякнули тарелки.

Эпилог

- Кенкен, тащи камеру! Быстро!!! - было первое, что услышали Тошия и Каору, когда зашли в студию. Дайске стоял у входа и нетерпеливо поглядывал то на дверь, то на комнату отдыха.
- Теперь поздно, - разочаровано протянул Дай, когда Кенкен все-таки принес камеру и отдал в руки ритм-гитариста.
- Что здесь происходит? - осведомился Каору, чуть вопросительно выгнув бровь.
- Дай решил запечатлеть для потомков, как лидер опоздал, - Кё вытянул шею, чтобы взглянуть на часы, что висели над входом, - На полчаса.
- Вижу, все в рабочем настроении, - понимающе кивнул Ниикура, после чего принялся разматывать шарф. Тошия только расстегнул куртку. К своему шарфу он даже не притронулся.
- Тошия, разминайся. Дайске, пойдем, посмотришь, мне тут вчера одна идея пришла в голову, - начал Каору, но его прервал Кенкен:
- Каору-сан, я могу забрать свою кассету? - при этом помощник звукорежиссера повертел в руке кассету. Тошия замер, не дойдя до кушетки, на которой сидел Шинья. Терачи и Дайске тоже узнали кассету по коробке. Под удивленными взглядами Кенкен стушевался.
- Да, конечно, - кивнул Ниикура и, как ни в чем не бывало, сел на свое место.
- Кхм, - Дайске закашлял, а Кенкен тем временем спрятал кассету за спину и хотел ретироваться, но мрачный взгляд Тошии буквально пригвоздил к тому месту, где стоял помощник звукорежиссера..
- Да это не моя, - он нервно засмеялся. Тошимаса перевел взгляд полный гнева на Каору. Тот лишь поправил очки.
- Там наше интервью для MTV, где-то с середины кассеты, - начал объяснять Ниикура. - Наш экземпляр куда-то подевался, а Кенкен по случайности записал все на кассету сестры и одолжил мне на время.
Тошия безмолвно опустился на кушетку рядом с Шиньей. Терачи наклонился вперед и, похоже, что засмеялся, но не хотел, чтобы Тошимаса заметил. Тому же не было никакого дела до друга, заходившегося в приступе смеха.
- Я ей уже всыпал за такие кассеты в доме, - заявил помощник звукорежиссера, но никто не обратил на него внимания.
- Так получается, что Тотчи и Шинья не пидоры? - тихо уточнил на всякий случай Дайске. Теперь закашлялся Кё. Каору внимательно посмотрел на Шинью, чьи плечи подрагивали от смеха, потом перевел взгляд на Тошию, сидевшего с растерянным выражением лица.
- Нет, - сказал лидер, после чего поднялся и достал пачку сигарет. - Я покурю и приступим.
Ниикура направился в курилку, хотя мог бы и остаться в студии. Вдруг Шинья наклонился и пальцами осторожно приспустил шарф с шеи бас-гитариста. Тотчи испуганно дернулся в попытке прикрыться, но Терачи едва заметно кивнул на дверь, за которой только что скрылся Каору.
- Ано… Ребята, извините, - произнес с виноватым выражением лица Дайске. Шинья кивнул, а Тошия торопливо вскочил с кушетки, нервно засунув руки в карманы куртки:
- Я пойду покурю.
Мысленно Хара Тошимаса поклялся больше никогда в жизни не открывать ни один в мире шкаф без спроса.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Квартирный вопрос (NC-17 - Каору/Хара, Кирито/Шинья [Dir en grey, Pierrot])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz