[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Вот где собака зарыта! (NC-17 - Кирито/Шинья, Каору/Хара [Pierrot, Dir en grey])
Вот где собака зарыта!
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 20:56 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Вот где собака зарыта!

Автор: mukaru
Контактная информация: mukaru@yandex.ru
Бета: su lang manchu

Фэндом: Pierrot, Dir en grey
Пейринг: Кирито/Шинья Терачи, Каору Ниикура/Тошимаса Хара
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс
Размер: мини
Статус: закончен

Саммари:
У Шиньи Терачи пропала собака.

Примечания:
На уровне слухов: до прихода в DeG Тошия снимал квартиру с Айджи - гитаристом Pierrot. Мы с бетой не уверены в правдивости этого, но оно так замечательно легло на сюжетную линию...

От автора:
спасибо, всем, кто терпел мои стоны и жалобы, пока я бессонными ночами строчила этот фик. Особые благодарности коллективу Buck-tick, которые не имеют никакого отношения к этому фанфику, но их Sapphire меня вдохновляла в трудные минуты.
 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 20:57 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
- Так вот, где ты живешь! - воскликнул Тошимаса прямо с порога, и первым желанием Шиньи было захлопнуть дверь и запереться на все замки - только Хары ему не хватало для полного счастья. Но Тотчи успел проскользнуть внутрь прежде, чем Терачи попробовал осуществить задуманное.
- Как ты узнал? - просипел Шинья и тут же закашлялся - горло жгло нещадно, так, что было не сглотнуть. Заливаясь лаем, в коридор выскочила Мию. Хара лишь сделал шаг вперед, как чихуахуа грозно вцепилась в джинсы.
- Д-а-а-а, Шин-кун, - протянул Тошия после того, как разулся. - Вижу, твои дела совсем плохи.
Хара отцепил от себя собаку, протянул ее хозяину и бесцеремонно заглянул в комнату, даже не спросив разрешения. Шинья лишь устало закатил глаза, почесав за ушком насторожившуюся Мию. От незваного гостя не предвиделось возможным избавиться в ближайшее время.
Тошимаса прошелся по единственной, но такой просторной комнате. Присвистнул и обратился к хозяину дома.
- Ну что встал? А ну марш в постель! - и Хара указал взглядом на расстеленный футон. Шинья тихо проскользнул в комнату, но был остановлен. Тошия осторожно схватил драммера за руку и приложил к покрытому испариной лбу свою ладонь.
- Жар есть. Голоса - нет. Будем лечить.
- Не надо, - испуганно хотел возразить Шинья, но вместо этого только прохрипел и снова зашелся кашлем.
- Удивительно, как ты за эти два дня вообще не загнулся, - укорил драммера Хара, и Терачи только сейчас заметил, что бас-гитарист держал в руках сумку.
- Значит так, - начал заправским тоном Тотчи. - Ты живо в постель, я на кухню - греть бульон, готовить чай.
Шинья поморщился. Больше всего сейчас Хара напоминал не самого себя, а Ниикуру - стоило насторожиться, но голова была просто квадратная от боли. Хотелось лечь обратно на футон, завернуться во все одеяла (Терачи было то жарко, то знобило от холода) и уснуть на пару часиков, до самого вечера - а там по телевизору обещали какой-то боевик.
Тошимаса загремел на кухне тарелками. Шинья обреченно вздохнул и сел на футон. Вечер в одиночестве отменялся. Зарывшись в одеяла, Терачи прикрыл глаза, на минутку: свет слишком резал по глазам, и было бы неплохо задернуть шторы. Но Шинья дал себе несколько секунд поваляться и уснул.
Разбудил его Тотчи. Хара схватил Мию с одеяла, и та завизжала спросонья. Терачи еле разлепил глаза, но Тошимаса его убаюкал словами:
- Ты спи, я пойду покурю и твою животинку прогуляю.
Шинья накрылся одеялом с головой и смежил веки.
В следующий раз его разбудил звонок. Хара захлопнул за собой дверь, когда выходил на улицу, и совершенно забыл про ключи. Терачи с трудом поднялся, пошатываясь, прошел в коридор и ослабевшими пальцами повернул дверную ручку.
- Э-э-э… - начал Хара и виновато посмотрел на Шинью. Шинья понял, что что-то не так.
- Что? - выдохнул он.
- Короче, вот, - Тошимаса не смог подобрать нужные слова, только продемонстрировал пустой поводок. В глазах потемнело.
- Ты… Ты… - хрипло произнес Шинья, резко отлепился от двери и помчался в комнату. Хара вошел в квартиру, но не успел снять куртку, как обратно вылетел полностью одетый Терачи. Он схватил свое пальто, наспех зашнуровал ботинки и выскочил на лестничную клетку. Тошимаса помчался за ним.
Едва они выбежали на улицу, Терачи схватил Хару за отвороты куртки и спросил одними губами: "Где?". Тотчи осторожно отцепил от себя драммера, чтобы повести по маршруту прогулки.
- Ну, не расстраивайся ты так, - пытался в который раз успокоить драммера Хара. Они сидели на кухне и пили чай. Точнее, Шинья забрался на стул с ногами и дрожащими пальцами ломал сигареты из пачки Тошимасы. А Тотчи все не мог понять - плачет ли Терачи или просто у него заложен нос и слезятся глаза из-за простуды.
Они вернулись только, когда стемнело. Тошимаса силой утащил с улицы сопротивляющегося Шинью. Тот выглядел очень расстроенным и плелся за бас-гитаристом, понуро опустив плечи и голову. Мию они не нашли. На голос Тотчи противная собачонка не откликалась, а безголосый Терачи только злился и заглядывал под каждый куст. А теперь, сидя на кухне вместе с молчаливым драммером, Хара ощутил острый приступ вины. Вот ведь несмышленая собака - рванулась с поводка, когда мимо просто проезжала машина.
С тихим стуком Тошимаса поставил чашку с чаем на стол перед Шиньей и тихо произнес:
- Найдем мы твою собаку. Ну, давай объявления развесим, и еще в газету. Мол, пропала, как ее там?..
Шинья посмотрел на бас-гитариста долгим тяжелым взглядом и опять уткнулся лицом в колени. Его худые плечи вздрогнули.
- Хочешь, я тебе другую собаку куплю, - не выдержал Тотчи. Терачи медленно поднялся со стула и, опираясь ладонью о стену, ушел в комнату. Хара залпом допил остывший чай прежде, чем последовать за одногруппником.
В комнате было темно. Шинья лежал ничком на футоне прямо в одежде. И Тошимаса не выдержал, накинул на него плед, после чего бесшумно ушел.
С того вечера Шинья не разговаривал с Харой.

***

- Все! Хватит! - Каору ударил медиатором по струнам, извлекая из инструмента мерзкий звук. Нестройно прекратили играть остальные участники группы. Кё продолжал петь по инерции уже а капелла.
- Хара-кун, ты разучился играть на басу? - раздраженно обратился лидер-сан к Тошимасе. Тот мельком взглянул на дувшегося Шинью, но Ниикура успел перехватить этот взгляд.
- Тотчи, на два слова, - ледяным тоном произнес Каору и направился в комнату отдыха. Хара тяжело вздохнул, отложил бас и поплелся следом. Дайске ухмыльнулся.
- Шин-кун, - начал Андо, но Терачи резко вскочил из-за установки.
- От***сь! – Шинья быстрым шагом пошел прочь, бросив через плечо. - Кто-нибудь хочет кофе?
Ни Дайске, ни Кё ответить не успели. Из комнаты отдыха донесся звук глухого удара, как будто кого-то приложили о стену, после чего последовала ругань Тошимасы: "Совсем охренел?!" и звенящая тишина. Шинья ворвался обратно в студию, промчался тайфуном мимо остолбеневшего ритм-гитариста и с ноги открыл дверь в комнату отдыха.
- Ты зачем дал номер моего телефона?! - теперь уже Шинья как следует приложил Хару к стене.
- Чего? - удивился басист.
- Идиот! - прокричал в ответ Шинья, отцепился от Хары и сел на диван.
- Кто-нибудь что-нибудь хочет объяснить? - уточнил Каору, пытливо разглядывая то Терачи, то Тотчи. Тошимаса не обратил внимания на вопрос лидера. Сел на диван рядом с Шиньей, но тот демонстративно отвернулся и обхватил голову руками.
- Ну не свой же я должен был оставлять? - попробовал оправдаться Хара. - Собака-то твоя. А тебе позвонили? Я же говорил, что она найдется!!!
- У тебя собака, что ли, пропала? - встрял Дайске. Шинья обреченно кивнул.
- Давно?
- Уже неделя.
- И Хара дал объявление в газету, где указал твой номер телефона? - предположил Ниикура.
- Короче, я виноват, - признался Тотчи. - Это из-за меня потерялась его эта… как ее там? Я ее выгуливал, а тут машина проехала, и она дернулась…
- Стоп! Кто дернулся? - уточнил Кё.
- А почему именно ты выгуливал собаку Шиньи? - одновременно с Кё заговорил Каору.
- Долгая история, - отмахнулся Хара и взглянул на лидера, после чего сглотнул, Ниикура посмотрел на него каким-то странным взглядом, смысл которого Тотчи не успел понять.
- Так тебе позвонили и сказали, что ее нашли? - обратился к Терачи Дайске.
- Я не знаю, - устало ответил Шинья. - Кто-то позвонил, высветился незнакомый номер, и я предположил…
- То есть, ты не разговаривал с тем, кто тебе звонил?
- А если это какая-нибудь поклонница? - предположил Кё, и Каору одарил его укоряющим взглядом.
- Значит так! - сказал Ниикура. - Сейчас перезвоним на этот номер и узнаем, кто звонил и зачем. Шинья, где твой телефон?
Терачи чуть приподнялся и вытащил сотовый из заднего кармана джинсов.
- Набирай! - утвердил Каору. Остальные замерли в ожидании. Шинья неуверенно поднес трубку к уху.
- Здравствуйте. Вы только что звонили на этот номер… Да, это я… Да… Чихуахуа… Девочка… Да, зеленый ошейник с медальоном… Да, косточка… Сегодня?.. Да, могу. Во сколько?.. Хорошо… Да, я приеду забрать… Спасибо, Мурата-сан.
- Ну? - в один голос протянули участники Dir en grey, когда довольный Шинья отключил телефон.
- Это она! - счастливо выдохнул Терачи.
- Баба? - уточнил Кё.
- Что? - удивился Шинья, взглянул на часы и засобирался. - Мы встречаемся через час на Aoyama-dori. Я пойду, а то сейчас по городу пробки. Особенно в центре.
Терачи схватил пальто и умчался.
- Мурата-сан? - удивленно переспросил Каору и посмотрел на одногруппников. Тошия пожал плечами, а Дайске только усмехнулся.

***

Шинья нервно расхаживал по небольшому пяточку огромного проспекта и ждал загадочного Мурату-сана, у которого по случайности оказалась Мию. Драммер Dir en grey несколько раз вскидывал руку, чтобы посмотреть на часы, но тут же забывал, который час. То и дело поправлял ворот пальто и ловил на себе косые взгляды прохожих. Когда Терачи был готов молиться любым богам, чтобы его только не узнали, на противоположной стороне улицы припарковалась темно-синяя, почти черная "Митсубиси".
Шинья сорвался с места, перебежал через дорогу, едва не угодив под одну из машин, что сплошным медленным потоком двигались в сторону светофора на перекрестке. Дверца мягко поддалась, и уже через мгновение Терачи сидел в уютном салоне автомобиля.
- Здравствуйте, Мурата-сан, - последнее Шинья произнес шепотом, едва взглянув на водителя. От удивления драммер Dir en grey широко раскрыл глаза. За рулем сидел Кирито, лидер Пьерротовцев, и с любопытством смотрел на Терачи.
- И вы, Терачи-сан, здравствуйте, - он чуть наклонил голову вперед. После некоторой паузы они одновременно рассмеялись. И как только Шинье не пришло в голову, что Мурата-сан - это Кирито, а вот тот, похоже, знал, с кем договаривался о встрече. Не то, чтобы они были знакомы. Даже шапочно. Тошия общался с кем-то из Пьерротовцев. Иногда группы пересекались на сборных концертах, но сам Шинья знал о них ничтожно мало.
В какой-то момент Терачи понял, что в салоне "Митсубиси" повисла неприлично долгая пауза, а еще то, что с интересом разглядывал своего тезку. Впрочем, Мурата-сан не отставал от него самого.
- А-а-а, - протянул Шинья, но Кирито предугадал вопрос:
- Она в сумке на заднем сидении.
Терачи обернулся и увидел на светлой коже сидения клетчатую сумку для переноски собак. Кирито повернул ключ зажигания, и мотор "Митсубиси" мягко заурчал.
- Здесь нельзя парковаться, - ответил лидер Пьерротовцев на вопросительный взгляд Шиньи. Они плавно вырулили в основной поток машин. Пока Кирито сосредоточился на дороге, Терачи достал сумку с заднего сидения и взял Мию на руки. При встрече с хозяином собака завиляла хвостом и полезла лизаться.
- Как она у вас оказалась? - не удержался Шинья, прижимая к себе любимую чихуахуа.
- Долго рассказывать, - Мурата аккуратно вел машину.
- Но все же.
- Куда вас отвезти? - ушел от темы Кирито.
- Ну, мне в другую сторону, - отклонил предложение Терачи.
- Здесь можно свернуть, а там попадем на основную дорогу. Так куда? - настоял Мурата. Терачи внимательно посмотрел на лидера Пьерротовцев и назвал адрес.
- Отлично, - улыбнулся Кирито, не отвлекаясь от дороги, перестроил "Митсубиси" в соседний ряд и затормозил возле светофора.
- Мне позвонила какая-то девушка. Назвала меня по имени. Шинья-кун. Начала говорит, что нашла мою собаку, - автомобиль выехал с шумного проспекта на тихую улицу. - Я просил, уверена ли она, что нашла мою собаку. Девушка ответила утвердительно. Мне пришлось признать, что собаки у меня отродясь не было, и нажал отбой. А часом позже Кохта показал мне объявление в газете, еще поприкалывался, что номер телефона совпадает с моим. Только последняя цифра не тройка, а восьмерка. А потом я пригляделся к фамилии. Перезвонил девушке и договорился с ней о встрече, и только когда собака была у меня, позвонил вам.
- Зачем вы это сделали, Мурата-сан? - не скрыл удивления Шинья к концу повествования.
- Подумал, что собака вам дорога, если вы дали объявление в газету даже еще под своим настоящим именем, и избавил вас от такой весьма настойчивой дамы.
- Тотчи - идиот, - простонал Шинья и закрыл глаза.
- Что?
- Извините, Мурата-сан. За то, что вас побеспокоили и за то, что вам пришлось возиться с чужой собакой.
- Не за что, Терачи-сан, - Кирито снова мягко улыбнулся, и Шинья спешно отвернулся к окну. Отчего-то официальность обращений его напрягала, но предложить перейти на "ты" он не мог.
- Мы приехали. Остановите вот здесь, пожалуйста, - "Митсубиси" послушно притормозила у обочины.
- Еще раз спасибо, Мурата-сан, - произнес Терачи и торопливо расстегнул змейку на сумке, где на дне заснула Мию. - Что я вам должен?
- Сумку можете оставить себе, - Кирито открыл бардачок и достал пачку сигарет, вытащил одну, после чего из кармана куртки извлек зажигалку. Шинья не мог поверить глазам - лидер Пьерротовцев прикурил и вопросительно взглянул на Терачи в ответ на возмущенный взгляд. Откуда Кирито было знать, что Шинья не курил и не переносил, когда в его присутствии дымили.
- Не курите? - Мурата вопросительно изогнул бровь.
- Да, - коротко кивнул Шинья, и Кирито чуть опустил стекло, чтобы выдохнуть дым в морозный воздух улицы.
- Извините, - лидер Пьеротовцев потушил сигарету.
- Мурата-сан, - обратился к нему Шинья. - Вам самому не смешно? Разводим официоз, словно на приеме у императора, а ведь чаще всего пересекались на пьянках.
- Смешно, - кивнул Кирито, усмехнувшись. И только сейчас Шинья заметил игривые искорки, что мерцали в темных зрачках мужчины напротив. - Но для того, чтобы называть вас Шинья-кун, мы не настолько хорошо знакомы.
И Терачи поймал себя на мысли, что эта странная дистанция между ними была какой-то неестественной, как и натянутыми казались все эти обращения по именам друг друга. Он понял, что не понравился Мурате. Зато сам лидер Пьерротевцев оказался в жизни вполне милым. Правда, выглядел он изрядно уставшим. Шинья ужаснулся своим последним мыслям и захотел выйти из машины. Прямо сейчас. Но какая-то недоговоренность заставляла его оставаться на месте и сжимать пальцами ручки сумки.
- Так что я вам должен?
- Один поцелуй, - серьезно ответил Мурата.
- Что? - у Терачи даже голос куда-то пропал, и получилось хрипло. Кирито искренне рассмеялся. Шинья неуверенно улыбнулся в ответ, а после захохотал сам, откинувшись на спинку кресла.
- Я серьезно, - просмеявшись, заметил лидер Пьерротовцев, и Терачи вновь ужаснулся.
- Эй, ты чего испугался? - Кирито склонился над ним, но Шинья вжался в дверцу, стараясь уклониться. А Мурата оказался слишком близко. Так близко, что драммер Dir en grey почувствовал горячее дыхание на своем лице и запах сигарет. Все встало на свои места. И мнимое желание помочь, и странные взгляды, что на него бросал Кирито весь путь до дома, и то, что Терачи вспомнил в это мгновение о том, что лидер Пьерротовцев открытый гей.
- Я тебя не съем, - выдохнул Кирито в сомкнутые губы Шиньи.
- Я не… - запротестовал Терачи, но было поздно. Мурата нежно обхватил своими губами нижнюю губу Шиньи, но тут же отстранился. Драммер судорожно нащупал за своей спиной ручку, открывающую дверь, и ошалелый выскочил на тротуар.

***

Уже около двери в квартиру Шинья сунул руку в карман пальто и выудил ключи от собственной машины. Он совершенно о ней забыл, когда Мурата предложил подвезти до дома. А к этому времени (Терачи взглянул на часы) ее, должно быть, отбуксовали на штрафную стоянку. Кирито ведь сказал, что там запрещено парковаться. Шинья бессильно застонал и развернулся.
Драммер Dir en grey вышел обратно на улицу. Где искать теперь свой автомобиль, он не знал. Стоило позвонить по телефону справочной службы и узнать все адреса подобных стоянок, а потом мотаться по всему Токио в поисках нужной, а для этого необходимо было вызвать такси. Терачи похлопал себя по карманам, выудил несколько купюр. Наличных больше с собой не оказалось. Этого хватало только на то, чтобы доехать от дома до студии, но никак не колесить по городу.
Шинья поправил воротник пальто и поплелся в поисках ближайшего банкомата. И остановился, словно вкопанный. На том же самом месте по-прежнему стояла темно-синяя "Митсубиси". Кирито прижался бедром к переднему бамперу и задумчиво курил. Тень сомнения скользнула по лицу Терачи, ведь только что этот человек неприкрыто домогался его, используя как повод для секса спасение Мию. Замершими пальцами Шинья коснулся своих губ, после чего решительно направился к машине.
Кирито очень удивился, когда к нему подошел Терачи. Мурата сделал последнюю затяжку, несколько неровно выдохнул дым в сторону и взглянул с насмешкой на Шинью.
- Мурата-сан, мне нужна ваша помощь.
- Вы не можете попасть в свою квартиру, Терачи-сан?
- Нет, - замотал головой Шинья. - Вы не могли бы одолжить мне денег?
В это время Кирито прикуривал очередную сигарету и поперхнулся.
- Простите? - переспросил он и не сдержал сарказма. - Неужели злобный лейбл так мало платит молодым дарованиям?
После этой фразы Шинья абсолютно утвердился во мнении, что Кирито ему не нравился. Совершенно. Замашки, как у Каору. С Ниикурой приходилось общаться по надобности, а вот в свободное от работы время как-то не хотелось испытывать подобное обращение. Лидер Пьерротовцев. Оно и чувствовалось, что лидер. Да к тому же, открытый гей. Последнее Терачи посчитал самым омерзительным.
- Извините, Мурата-сан, - Шинья чуть поклонился. - Еще раз спасибо, что вернули Мию. До свидания.
Он успел сделать всего два шага от "Митсубиси", как Мурата схватил его за руку и развернул к себе.
- Подожди. Что у тебя стряслось? - Кирито посмотрел внимательно в глаза Шиньи, и тот как-то нерешительно замер, а затем вырвал свою руку из хватки.
- Ничего. Извините за беспокойство.
На этот раз Мурата вцепился в рукав пальто и настойчиво потащил Терачи в машину. Не смотря на то, что с Кирито они оказались одного роста и Шинья все-таки был драммером, сила оказалась на стороне первого. Лидер Пьеротовцев засунул Терачи на переднее сиденье, быстро обошел "Митсубиси" спереди и сел на водительское место.
- Ну, так что?
- Какая тебе разница? - Шинья сам не понял, как они перешли на "ты".
- Никакой, - пожал плечами Кирито.
- Вот и прекрасно, - Терачи потянулся к дверной ручке, но Мурата заблокировал двери.
- Выпусти меня! - сердито потребовал Шинья, но Кирито лишь молча повернул ключ зажигания и надавил на педаль газа.
- Извини, я не хотел тебя пугать, - после долгого молчания произнес, наконец, Мурата. Терачи лишь отвернулся к окну с деланным равнодушием. В своих руках он держал сумку с Мию.
- Глупо вышло. Просто… - Кирито замолчал, словно подбирал правильные слова, а потом снова заговорил. - Ты забавный. М-м-м… На девочку похож.
После этого заявления Шинья фыркнул.
- Не думал, что тебе нравятся девочки. Если и похож, то это не значит, что я пидор.
- Не значит, - тихо повторил Кирито, глядя на дорогу. - Давай я тебе просто помогу, и будем считать, что тем самым пытаюсь загладить свою вину. Договорились?
- Я оставил машину на Aoyama-dori, и ее, скорее всего, эвакуировали на штрафную стоянку, - ответил Терачи.
- На какую именно?
- Не знаю.
- Звони в справочную службу. Будем искать.
"Субару" Шиньи нашлась на третьей по счету штрафной стоянке. На улице стояла глубокая ночь, когда они подъехали к последнему пункту назначения. Мию спала себе в сумке на заднем сидении, а Кирито и Терачи молчали весь путь по ночному Токио. Мурата иногда косился на Шинью. Шинья был серьезен и сосредоточен. Пару раз перезванивал в справочную службу, уточняя адрес, пока окончательно не просадил все деньги на счету.
Кирито ждал возле своей машины, когда утомившийся, но счастливый Терачи оплатил штраф за парковку в неположенном месте и заполучил назад автомобиль.
- Ну, все, - выдохнул Шинья, открыл заднюю дверцу "Митсубиси" и забрал сумку с чихуахуа.
- Не хочешь в клуб? - вдруг предложил Мурата. - Или в ресторан?
Терачи как-то весь сжался под оценивающим взглядом Кирито.
- Спасибо, за приглашение, но я очень хочу домой.
- Понятно, - невесело усмехнулся Мурата.
- Я могу пригласить тебя на чай, - зачем-то ляпнул Шинья и тут же прикусил язык.
- Прямо сейчас? - чуть игривым тоном уточнил Кирито. Терачи кивнул.
- Поехали.
- Кто за кем? - поинтересовался Терачи.
- Ты хозяин дома, ты и едешь первым.
Не доехав до своей улицы, Шинья просигналил и припарковался возле круглосуточного магазина. За ним последовал и Кирито. Они рассеяно поблуждали по торговому залу, стараясь лишний раз не пересекаться. Правда, когда Терачи сосредоточенно и придирчиво выбирал чай, лидер Пьерротовцев просто подошел со спины и вложил в ладони драммера небольшой пакетик с лучшим по его мнению. Когда пришло время расплачиваться на кассе, Шинья с ужасом осознал, что ему не хватило денег. Опять на помощь пришел Мурата. Он положил к покупкам пачку сигарет и презервативы и добавил купюру.
Шинья принял, как должное, странный набор Мураты. Впрочем, Терачи осознавал, что к этому все и шло, когда он приглашал Кирито на чай к себе домой. Лидер Пьерротовцев оказался весьма напористым, и драммеру Dir en grey показалось, что проще уступить и дать желанное, чем чувствовать это странное давление явно сексуального характера.
Когда они поднимались до квартиры Терачи, Шинью пробила мелкая дрожь от странного предвкушения такого предсказуемого исхода вечера. Но возле двери обнаружился обеспокоенный Тошия.
- Тебя где черти носят в такой час? Я весь извелся, что с тобой что-то случилось! - воскликнул Хара и заткнулся, когда заметил за спиной Шиньи Мурату. Повисла неловкая тишина, пока Кирито не обратился к Терачи:
- Ну, вот ты и дома. Не теряй больше собаку. Приятного вечера.
После чего Мурата начал спускаться по лестнице.
- Это… - удивленно протянул Тотчи, глядя лидеру Пьерротовцев вслед.
- Да, - утвердительно ответил Шинья, поставил сумку с собакой на пол и с разочарованным выражением лица принялся искать в кармане ключи.
- Вы…
- Нет, - помотал головой Терачи, отпер замок, после чего занес Мию домой. - Проходи, раз приехал.

 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 20:59 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

- Шин-кун, ну что ты, в самом деле! - не унимался Тошимаса, и Шинья только сильнее сжимал ладони на руле, концентрируясь на дороге. Хара остался у него до утра и, естественно, потребовал, чтобы Терачи подвез его до студии. Это оказалось плохой затеей. Тотчи извел его вопросам относительно того, почему он, Шинья, такой расстроенный.
- Ты идиот, - прошипел Терачи. - Теперь мне придется менять номер телефона из-за того, что ты дал в газету объявление, где указал мое полное имя!
- Тоже мне, трагедия, - отмахнулся Хара. - Ну, извини. Во всяком случае, твоя псинка опять с тобой.
- Заткнись, Тотчи, - устало произнес Шинья и вздохнул.
- Да не вздыхай ты так. Можно подумать, вы чай собирались пить.
- Собирались, - процедил сквозь зубы Терачи.
- Так он же, вроде, гей! - напомнил Тошия.
- Да, и что?
- И вы собирались пить чай, - Хара многозначно приподнял брови.
- Придурок ты, Хара! - огрызнулся Шинья. - Он мою собаку нашел, вернул ее мне, помог найти машину на стоянке.
- Мурата-сан прямо весь такой герой.
- Что ты от меня хочешь услышать? - не выдержал Терачи и резко дернул руль вправо.
- Эй, поострожнее!!! - воскликнул Тошимаса и стал вдруг таким серьезным. - Он к тебе приставал?
Шинья покраснел, уперся взглядом в светофор и промолчал.
- Так приставал?
- Нет, - отрывисто выдохнул Терачи. Подумал немного и добавил, - Сказал только, что я на девочку похож.
- Н-у-у-у… не то, чтобы ты очень был похож, но вот когда ты в платье, - Хара заржал, чем еще больше взбесил Шинью.
- Приехали. Выметайся из моей машины!
- Шин-кун, ты меня простил? - завел старую песню Тотчи, когда они вышли из машины, и Шинья включил сигнализацию.
- Смотри, мы приехали раньше Каору, - усмехнулся Хара, кивнув в сторону подъезжавшего автомобиля. Шинья нацепил на нос солнечные очки, безмерно радуясь своевременному появлению лидера. Тот вышел из своей машины и удивленно посмотрел на парочку, но уже через мгновение стал серьезным и собранным. И Терачи показалось, что повеяло холодом. Каору был явно не в духе.
- Шин-кун, да не переживай ты так. Ты очень даже симпатичная девочка, - больше всего в этот момент Шинье хотелось врезать по лицу Тошимасы, но он сдержался. Ниикура удивленно выгнул бровь в ответ на последнюю реплику бас-гитариста, затем пристально посмотрел на Терачи. В этот момент драммеру захотелось стать маленьким и неприметным. Хара взъерошил осветленные волосы драммера, и в этот момент заиграла мелодия на мобильнике. Шинья взглянул на дисплей, где высветился незнакомый номер, после чего на выдохе произнес в трубку:
- Moshi-moshi?
День обещал быть тяжелым.

***

- Каору - зверь! - утвердил Тошимаса и со стоном плюхнулся на диван рядом с хандрившим Шиньей. - Прямо, как с цепи сорвался. Это все от недотраха. Точно говорю. Когда он уже себе нормальную бабу найдет?
- Он давно и прочно женат на Dir en grey, - скорчил кислую мину Терачи. С Харой он был солидарен во мнении, что лидер-сан и впрямь с цепи сорвался. То на него орал, то на Тошию. Атмосфера в студии только накалялась, и если бы не постоянное нытье Дайске с просьбами о перекурах, ритм-секции явно не поздоровилось бы.
- Ты что, номер сменил? - перевел тему разговора Тотчи.
- Тебе все равно не скажу, - насупился Шинья.
- Ну, конечно. Самый первый номер ты вообще сказал нам только через полгода после того, как купил телефон.
- Между прочим, все из-за тебя.
- Да ладно тебе. Прекрати дуться, а то твои губы становятся еще больше, - Тошимаса передразнил драммера.
- Отвали!
- Может быть, тебе тоже стоит завести девушку. А то, я смотрю, недотрах - просто бич нашей группы!
- О себе подумай, придурок, - огрызнулся Терачи.
- Сам придурок, - бас-гитарист получил оплеху от Шиньи и тут же повалил того на диван, прижав всем своим телом.
- Знаешь, Шин-кун, есть такие девушки, которым как раз нравятся девушки. Может быть, попытаешь счастье.
В комнату отдыха совсем не вовремя вошли Каору и Кё. Лидер-сан неестественно замер, заметив развернувшуюся на диване сцену.
- Тошия, пойдем покурим, - позвал бас-гитариста хмурый Кё.
- Пойдем, - весело ответил Хара и поднялся с Шиньи. Взгляд, которым его одарил Каору, Терачи очень не понравился. Драммер достал из кармана свой сотовый телефон и сосредоточился на нем, не обращая внимания на лидера-сана.
Каору прошелся до кофеварки. Облокотился на столешницу и немного постоял, опустив голову, после чего заговорил сухим тоном:
- Шинья, мне в группе интимные отношения между участниками не нужны.
- Что? - удивился Терачи в ответ, не понимая, что именно имел в виду Ниикура.
- Я предупредил, - отчеканил Каору и торопливо вышел. Озадаченный Шинья проводил его непонимающим взглядом до двери. Телефон в руках завибрировал, известив о новом сообщении.

***

Шинья слонялся по квартире и не знал, чем себя занять. Пару раз отправлялся заваривать чай, затем переместился на футон и попробовал смотреть телевизор, но в итоге только бессмысленно переключал с канала на канал, пока не надоело. Мию посапывала на хозяйской подушке. Зевнула, когда Терачи почесал чихуахуа за ушком, и продолжила спать. Не выдержав, Шинья схватился за сотовый телефон, но новых сообщений не было.
Терачи усмехнулся своему отражению в зеркале. А на что он надеялся? Зачем вообще послал то сообщение утром? Хотя, во всем, как всегда, был виноват Тошия. Он непрестанно ныл относительно того, что Каору их явно третировал. И Шинья был согласен присоединиться к товарищу по несчастью и повыть, но вместо этого набрал слово "привет" на дисплее телефона, вывел сообщение на отправку, нашел нужный номер и усомнился в правильности своих действий. Любопытный Тошимаса полез посмотреть на причину тяжких раздумий драммера.
- Не дрейфь! - воскликнул бас-гитарист и нажал за Терачи на кнопку "отправить сообщение". В первую секунду Шинье захотелось убить Хару, следующей мыслью было отдать Тошию на растерзание кровожадному в последнее время лидеру-сану.
- Она хоть хорошенькая? - уточнил на всякий случай Тотчи, подмигнув.
- Не твое дело, - огрызнулся Терачи. И оба покосились в сторону Каору, который в полголоса разговаривал с Дайске.
- Слушай, может, мы ему сами бабу найдем, - предложил Тотчи, склонившись к уху Шиньи. - Я так больше не могу.
Терачи посмотрел на лидера. Какая-то смутная догадка мучила драммера, но он никак не мог ее сформулировать. Иногда ему казалось, что Ниикура ревнует. Да еще тот разговор все не давал покоя. Вот только кого и к кому ревновал Каору? Ну, не самого же Шинью к Тошии. Или объектом страсти был выбран Тотчи? Терачи только вздохнул - какая разница, если житья не было обоим. И на сообщение с незнакомого номера Мурата не ответил. Шинья сам бы не стал отвечать, но с самого утра лихорадочно проверял на наличие сообщений свой телефон.
Немного подумав, Терачи набрал еще одно сообщение - не ответит, так не ответит. Ему было скучно и одиноко, только поэтому он сейчас сочинял сообщение для Кирито. Телефон завибрировал, а затем разразился мелодией. Мурата ему перезвонил. Сам.
- Moshi-moshi? - как-то неуверенно и тихо произнес в динамик Шинья.
- Привет, - ответил усталым голосом Кирито и усмехнулся. - Ты решил вернуть мне долг?
- Да, мне так неудобно, - начал оправдываться Терачи. - Надеюсь, я не помешал?
- Нет. Я как раз собирался ложиться спать.
- Ано… извини…
- Я тебя немного огорчу, долг ты сможешь вернуть мне не раньше, чем через две недели, когда вернусь в Токио, и…
- Я не знал, что тебя нет в столице, - не скрыл разочарования Шинья.
- Это обстоятельство отменяет твое желание со мной увидеться? - улыбнулся в трубку Кирито.
- Нет, просто…
- Просто что?
- Ничего.
- А ты и в правду такой неразговорчивый, как о тебе пишут журналисты, - заметил Мурата. - Или тебя просто не устраивает собеседник?
- Нет, все нормально, - заверил Шинья.
- Я рад. Тогда созвонимся через две недели. Я так понял, ты сменил номер.
- Где ты сейчас? - вдруг спросил Терачи, поняв, что ему отчаянно не хочется, чтобы Кирито сейчас вешал трубку.
- В гостиничном номере, - ответил Мурата. - В Окаяме.
- Расскажи, как там, - зачем-то попросил Шинья и почувствовал, что Кирито улыбнулся.
- Сейчас здесь ночь… - Терачи откинулся на футон и прикрыл глаза, слушая мерный голос Мураты и его рассказ о виде из окна гостиничного номера.

***

- И куда ты собрался? - грозно спросил Каору, когда Тотчи аккуратно отложил бас в сторону.
- Покурить, - зло ответил Тошимаса и, не обращая внимания на испепеляющие взгляды Ниикуры, быстро ушел прочь из студии. Остальные музыканты притихли. Шинья был готов провалиться сквозь землю, но именно в этот момент в карме джинсов завибрировал телефон. Терачи бесшумно выскользнул за дверь, стараясь не попасть в поле зрения взбешенного Каору.
- Ну, чего тебе? - спросил устало Шинья в трубку.
- Иди в курилку, - сказал Тотчи тоном, не терпящим никаких возражений.
- Тебе лучше вернуться, - предупредил Терачи бас-гитариста и украдкой заглянул в щель между дверью и косяком. - Каору в бешенстве.
- Да, пошел он! Иди сюда! - и Хара отключил свой телефон.
- Кому кофе принести? - спросил Шинья после того, как осторожно заглянул в студию.
- Мне! - отозвался Кё. Каору промолчал, и Терачи показалось, что слишком поспешно отвернулся к валявшимся на столе листам с партитурой.
- Я так понял, у нас перекур! - бодро произнес Дайске. Отложил гитару в сторону, после чего подошел к драммеру и, приобняв того за плечи, настойчиво увел за собой.
- Ну, и что вы не поделили с лидер-саном? - поинтересовался Андо и проницательно посмотрел на Шинью.
- Не знаю, - пожал плечами драммер.
- А кто знает? - уточнил Дайске, после чего прикурил прямо в коридоре, не дойдя до курилки.
- Только ты еще не лезь! И так тошно, - и обреченно выдохнул.
- Ну, знаешь, мы в одной группе играем, - отозвался Дайске.
- И прекрати курить! - Шинья раздраженно вытащил сигарету изо рта Андо, после чего бросил ее на пол.
- Он уже три недели такой. Что натворили? Неужели играли на его любимой гитаре и порвали струну? - захохотал Дайске.
- Не смешно, - огрызнулся Терачи.
- Так что произошло три недели назад?
- Где ты там застрял? – навстречу им по коридору шел Тошия.
- А вот и герой дня! - воскликнул Андо. - А мы тут как раз обсуждаем, в чем это вы вдвоем так провинились перед Каору, что он на вас собак спускает вот уже почти месяц.
- Потому что сам пёс бешенный! - прорычал в ответ Хара и выхватил из рук Дайске пачку сигарет.
- Идите курить в положенное место, - сделал замечание Шинья.
- Значит, так! - помолчав, сказал Андо. - Вспоминаете, что натворили, и исправляете. Или там прощение просите.
- В том-то и дело, что вспоминать нечего, - печально отмахнулся Шинья.
- А придется, - Дайске стал очень серьезным.
- Сучку ему нужно, а не прощение, - произнес раздраженный Тотчи, потом замер, словно осознал только что самим сказанное, после чего засобирался. – Так, ребята, до завтра!
- Мне все это не нравится, - задумчиво протянул Шинья, глядя бас-гитаристу вслед.
- Ладно, Шин-кун, Тотчи свалил, и мы свалим. Пусть Каору немного пар выпустит, а нам не помешало бы проветриться. Я тут адрес такого классного местечка узнал!

***

Шинья так и не понял логики Дайске. Тот вроде бы сначала пригласил Терачи составить компанию, а потом еще и Ниикуру позвал. Под колючим взглядом Каору особо не расслабишься, и драммер быстро ретировался в сторону барной стойки, а после подумывал уйти домой, но уходить, не попрощавшись хотя бы с Андо, было не красиво.
Расплатившись за коктейль, Терачи побрел через толпу на поиски Дайске. Ритм-гитарист и лидер-сан нашлись за чужим столиком. Они увлеченно дискутировали, то и дело раздавались взрывы смеха. Какие-то пьяные девицы составляли компанию музыкантам, среди которых были не только Каору с Андо. Остальных он просто не знал. Идея попрощаться уже не выглядела умной.
Шинью заметили не сразу, да и тот долго не решался подойти.
- Шин-кун, где ты пропадал? - обратился Дайске, спихнул с колен настойчивую девицу, потиравшуюся об него всем своим роскошным телом, и пригласил занять место рядом с собой на диване. Та лишь фыркнула и оскорблено пересела поближе к Ниикуре.
- Уже поздно, - произнес Шинья и поймал на себе изучающий взгляд. Терачи пригляделся к человеку, что прямо смотрел на него, и подумал, что тот выглядит знакомо, вот только драммер никак не мог припомнить, где его встречал.
- Что? - переспросил Дайске, после чего дернул Шинью на себя за рукав джемпера. Терачи не удержался и плюхнулся на диван.
- Уже поздно. Я поеду домой, - повторил Шинья на ухо. Андо замотал головой.
- Не-а… Шин-кун, ты никуда не поедешь, пока не выпьешь с нами! - Терачи горестно вздохнул. Нужно было сразу уходить.
Шинья выхватил из рук Андо бокал с пивом, сделал несколько торопливых глотков и поставил обратно на столик:
- Все. Я могу идти?
- Ну, что ты как маленький, Шин-кун. Мама ругать не будет, она вообще ничего не узнает, - Дай засмеялся, посчитав свою шутку остроумной.
Шинья моргнул, тип по-прежнему на него пялился. Иногда делал глоток из бокала, усмехался своим мыслям и бросал косые взгляды на кого-то, кто сидел на другом конце дивана. Терачи разозлился и хотел высказать этому знакомому незнакомцу все, что он о нем думает, как девица напротив слишком громко и неприятно засмеялась. Шинья поморщился и увидел… Кирито. Он все это время сидел за их столиком, но не обращал на Терачи внимания, потому что был очень занят - обжимался с этой девицей. Тип смял салфетку и зарядил ею в Мурату. Рассерженный Кирито отвлекся от своей дамы:
- Ко-чан? - и Шинья понял, почему этот тип показался знакомым. Он был похож на лидера Пьерротовцев. Еще бы! Ведь это брат Кирито - Кота.
Младший братец состроил невинное выражение лица. Кирито прыснул и вернулся к своей даме, заглядывая в глубокий вырез ее платья. Терачи потянулся к бокалу, который ранее отобрал у Дайске, после чего залпом осушил. Отчего-то Шинье стало тоскливо.
- Еще два бокала! - крикнул официантке Дайске, а драммер добавил: "И мне еще один". Кирито наконец его заметил. Впился взглядом и по инерции продолжал улыбаться, обнимая девицу за талию.
От второго бокала Шинье стало дурно. Стены начали покачиваться, и безумно хотелось закрыть глаза, но было нельзя. Еще не хватало уснуть прямо в этом баре после двух бокалов пива, хотя один ополовинил до него Дай.
- Я пойду домой, - простонал Терачи, после чего откинул голову на спинку дивана. Но никто не расслышал слов Шиньи. Драммер застонал и попробовал самостоятельно подняться, но с ориентацией в пространстве все оказалось хуже, чем можно было предположить.
- Эй, да ты совсем пьян, - произнес Кирито, поддержав Шинью за локоть. Терачи встрепенулся, шевельнул плечом, освобождаясь от хватки, и угодил в объятья Мураты.
- Похоже, сам ты до дома не доедешь, - мурлыкнул Кирито, поддерживая пьяного в хлам даммера Dir en grey. Шинья взглянул в лицо Мураты снизу вверх. Тот мягко улыбнулся в ответ.
- Мы ушли, - оповестил всех сидящих за столом лидер Пьерротовцев, но никто должным образом не отреагировал. На Каору не было никакой надежды, но хотя бы Дайске не мог отпустить своего драммера с этим подозрительным во всех отношениях типом. И к тому же, лгуном.
- Было бы замечательно, если бы ты сам переставлял свои ноги. Ты, знаешь ли, тяжелый, - прошептал Кирито на ушко, и Шинья вздрогнул то ли оттого, что его щеку опалило жарким дыханием, то ли от вынужденной близости.

***

Они ехали в такси, а куда - Шинья не знал, да и было ли важно сейчас, когда его голова покоилась на плече Кирито. Тот ласково перебирал светлые прядки волос у основания шеи, иногда касаясь кончиками пальцев кожи, и кожа горела под этими прикосновениями. Шинье хотелось так ехать и ехать, куда угодно, лишь бы по-прежнему было так приятно. Терачи прикрыл глаза и невнятно замычал что-то.
- Никогда не думал, что ты можешь так надраться после двух бокалов пива, - улыбнулся Мурата. Шинья уперся рукой в сидение с другой стороны от бедра Кирито и чуть приподнялся, заглядывая визави в глаза.
- Не куришь, не пьешь, - продолжил лидер Пьерротовцев. Его пальцы скользнули по щеке Терачи, затем по скуле, очертили ушко и, наконец, зарылись в светлые волосы. - Как ты вообще попал только в Dir en grey, котик?
- Я тебе не котик, - лениво огрызнулся Шинья, глядя сквозь ресницы на Мурату. - Ты солгал.
Кирито, казалось, удивился, но не перестал поглаживать Терачи по основанию шеи, и тот чуть слышно застонал и обессилено уткнулся лбом в плечо Мураты.
- Ты не гей, - выдохнул Шинья куда-то в колючую черную ткань пальто. Кирито потянул Терачи за волосы, заставляя поднять голову и взглянуть себе в лицо.
- Гей, - произнес Мурата, когда Шинья посмотрел ему в глаза.
- Докажи, - ответил Терачи. Он сам не понимал, что провоцирует.
- А ты хочешь?
- Да-а-а, - почти простонал Шинья и пискнул, когда теплые сухие губы Кирито накрыли его, когда чужой язык настойчиво ворвался в рот, когда вдруг закончился весь воздух в этом такси, да и во всем мире. Терачи вцепился в плечо Мураты, а тот лишь обхватил его лицо ладонями, притягивая еще ближе. И Шинья не мог понять, как можно еще ближе. Он и так вжался всем телом в Кирито, отвечая на поцелуй, позволяя делать с собой, что угодно. Было до странного хорошо. Жарко. И закружилась голова в то время, когда грудную клетку сдавило какое-то сладкое возбуждение и опустилось жаркой волной в низ живота.
Мурата отстранился, но Шинья вновь потянулся к нему за поцелуем. Кирито выдохнул в припухшие губы:
- Мы приехали.
Они кое-как расплатились с таксистом, что неодобрительно косился на них, но сейчас и Японское море было по колено. У Мураты не хватило денег, и Шинья поймал его ладонь, сунул в задний карман своих джинсов. Кирито легким невесомым поцелуем прикоснулся к губам визави прежде, чем отдал таксисту деньги, после чего вылез из машины, таща за собой Терачи. Мягко хлопнула дверца. Шинья повис на Мурате, обхватил руками за шею.
Таксист уехал, даже не вернув сдачи, но им обоим было не до счета денег. И они снова целовались: на улице, возле домов, на лестнице, у двери в квартиру. Шинья отчаянно терся всем телом о Кирито, чувствовал его руки на обнаженной спине, когда Мурата яростно задрал куртку и джемпер на нем. Только, когда не смог попасть ключом в замочную скважину, Терачи понял, что дрожит от желания и страсти. Он глупо хихикнул, и Кирито обнял его за талию, прижался всем телом и обхватил своими пальцами пальцы драммера, помогая попасть точно в щель. То, что Мурата также дрожал от желания, еще больше подхлестывало сумасшествие Шиньи.
В узкой прихожей они начали жадно стаскивать друг с друга одежду. На пол упали пальто и куртка, туда же полетел джемпер Терачи. И по квартире разнесся эхом долгий протяжный стон, когда Кирито начал скользить влажными от поцелуев губами по шее, покрывать легкими укусами плечи и грудь. Его ладони гладили спину, лопатки, с нажимом проходили по позвоночнику, и Терачи выгибался навстречу. Шинья только и мог, что отчаянно цепляться за плечи Мураты, сминая одежду, а еще надсадно стонать.
- Какой же ты, - сбивчиво, с восхищением шептал Кирито куда-то в живот между поцелуями. Это было щекотно, и Терачи хотел сказать об этом вслух, но вместо этого закричал, потому что Мурата дернул вниз собачку змейки на его джинсах и освободил член из плена денима.
Шинья откинул голову назад, больно стукнувшись затылком о стену. Перед глазами замелькали искры то ли от удара, то ли от ощущения пальцев и губ там, где его никогда так интимно не касался мужчина. Это было волшебно. Феерично. Горячо. Влажно. Просто потрясающе. Но в один момент все прекратилось. Поглаживая возбужденный член Терачи, Кирито провел языком по линии его подбородка и яростно зашептал:
- Какой же ты горячий! Ты меня с ума сводишь… Особенно, когда кричишь… -
Мурата чуть сжал пальцы, и Шинья снова сорвался на крик.
- Да… вот так… Как я тебя хочу!!! - он вытащил руку из джинсов Терачи, не смотря на протестующие попытки вернуть ладонь обратно - просто сплел свои скользкие пальцы с его горячими, увлекая за собой в единственную в этой квартире комнату.
Шинья повалился на одеяло, неаккуратно спихнул подушку и принялся выпутываться из остатков одежды. Кирито пожирал взглядом Терачи, медленно расстегивая брюки. И от этого зрелища перед глазами драммера все поплыло. Он откинулся на футон и потянулся к своему члену, желая скорейшей разрядки, но Мурата перехватил руку, отведя ее в сторону.
- Ты куда так торопишься? - и навалился всем телом. Шинья охнул, когда их тела соприкоснулись. И по нервным окончаниям словно побежал ток. Еще никогда в жизни Терачи так не искрил. А Мурата продолжал исступленно целовать и ласкать. Его руки, губы, казалось, были везде, точно выискивая самые чувствительные местечки. И Шинья стонал, кричал, не стесняясь, во весь голос, льнул к разгоряченному телу Кирито, зарывался пальцами в темные локоны, а потом цеплялся за руки, когда Мурата чуть отстранился. Где-то на краю сознания зашуршала обертка презерватива. Терачи сам раздвинул ноги и взглянул из-под ресниц на Кирито, который облизывал свои пальцы. От одного этого вида, Шинья был готов кончить. Но Мурата обхватил его за талию одной рукой, вжимаясь между разведенными бедрами, толкаясь внутрь.
Стало больно. Странно. И Терачи болезненно дернулся назад. Кирито удержал, вновь стал целовать глубокими поцелуями, шептать на ухо непристойную чушь: какой он узкий, какой сладкий, какой желанный - но Шинья не различал слов, только сбитое дыхание, что опаляло шею, чувствовал, как тот двигался внутри, и начал подаваться навстречу рваными движениями, которые не совпадали с ритмом, заданным Муратой. Со стонов он снова перешел на крик, и от этого у Кирито, казалось, окончательно сорвало крышу. Мурата обхватил его за бедра, глубже насаживая на себя, и Шинья выгнулся в позвоночнике, впился пальцами в плечи визави до синяков и кончил. Кирито притянул его к себе за шею и сладко застонал в приоткрытые влажные губы. Он кончил несколько минут спустя, после чего повалился на Шинью, придавив к влажному одеялу.
Они долго не размыкали объятия. Кирито отрывисто дышал в шею Шиньи, иногда целуя, а тот лениво поглаживал его по мокрой спине. Сил, чтобы вытащить из-под себя одеяло и укрыться, ни у Терачи, ни у Мураты не было. Они так и заснули, трогательно вжимаясь друг в друга.
 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 20:59 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Стало холодно, и Шинья заворочался, но кто-то тут же накрыл одеялом. Терачи мгновенно завернулся в ткань, согреваясь. Сквозь ленивую дрему шуршала одежда. Кто-то бесшумно ходил по комнате. Зевнула Мию, вылезая из своей корзинки. А потом чья-то нависшая сверху тень и легкий поцелуй в губы, словно и не было. Когда осторожно захлопнулась входная дверь, остатки сна враз слетели с Терачи. Он бездумно уставился в потолок широко раскрытыми глазами. Что же он вчера натворил? Ну да, пошел в бар с Дайске и Каору, напился после двух бокалов пива так, что ноги не держали, а потом еще целовался с Муратой на заднем сидении такси. То, что происходило дальше, вспоминать отчаянно не хотелось.
У него встало на мужчину. Ключевыми словами были "встало" и "мужчина". Терачи бессильно застонал, перевернулся на бок и зажмурился, уткнувшись носом в теплый бок Мию, пожелавшей подремать на подушке хозяина еще часок. Все тело сладко ныло, и неприятно саднила задница. По всем показателям это было самое ужасное утро в жизни Терачи Шиньи.
Он нашел в себе силы подняться с футона, после чего отмокал в ванной до тех пор, пока вода совсем не остыла. Шинья мрачно тер себя губкой, но кожа лишь раскраснелась, а гнетущее чувство никуда не ушло. Приступ самобичевания прервал настойчивый звонок в дверь. Сердце дрогнуло. Наспех завернувшись в кимоно до щиколоток, Терачи выскочил в прихожую, непослушными пальцами открыл замок и замер.
На пороге стоял Тотчи.
- Ты дома? - удивился Хара. Шинья разочаровано кивнул.
- А чего не в студии?
- Ксо! Который сейчас час?! - запаниковал Терачи, бросился в комнату искать часы.
- Около одиннадцати. Да, ты все равно не торопись, - отозвался из прихожей Тошимаса.
- Это почему? - выглянул из комнаты Шинья.
- Меня там нет, - усмехнулся Тотчи, окинул Терачи насмешливым взглядом и добавил. - Я тебя из душа, что ли, вытащил?
- Нет, то есть да, - смутился Терачи. - А ты вообще чего приехал?
- Ну, так, мимо проезжал. Подумал, что ты дома.
- Это с чего это ты вдруг так подумал? Я хоть раз не приходил в студию?
- Угу, - кивнул Хара. - Например, сегодня.
- Сегодня не считается, - принялся отнекиваться Шинья.
- Ты так и будешь гостя в дверях держать? Я, между прочим, не завтракал, - проскулил Тошимаса. Терачи возвел очи горе и направился на кухню. Хара послушно поплелся за ним.
В холодильнике нашлись только натто и засохший рис. Тошимаса поморщился:
- Я теперь понимаю, почему ты такой худой, - протянул Хара. - Если ты питаешься только этим…
- Это полезно! - заметил Шинья.
- Угу, - кивнул Тошимаса. - Где, говоришь, здесь поблизости магазин?
- Слушай, а что ты вообще ко мне таскаешься? - болезненно отреагировал на слова одногруппника Терачи. - Лезешь в мою жизнь. Мне нравится жить в маленькой квартире, питаться полезными продуктами…
- И поэтому ты все время один, - кивнул Хара, словно был согласен со всем, что сказал Шинья.
- Да ты!!! Ты!!!
- Я правду говорю. Наверное, девица, с которой ты сегодня ночь провел, заглянула в холодильник по утру и быстро сбежала, пока ты не проснулся.
- С чего ты взял, что я был не один? - покраснел Шинья.
- У тебя вот здесь маленький сувенир, - Тотчи провел пальцами по своей шее, показывая, где находится след ночной страсти. Терачи быстрым шагом направился в ванную комнату.
- Страстная штучка попалась, да? - весело крикнул ему вдогонку Хара.
- Да пошел ты, Тотчи, - ответил ему Шинья.
- Я пойду, только скажи, где поблизости магазин.

***

- На самом деле, это очень вредно! - заявил Шинья. Тотчи кивнул с набитым ртом.
- Все эти полуфабрикаты, - продолжал Терачи.
- Шин-кун, ты зануда, - заявил Тошимаса, когда прожевал порцию лапши. - Это хотя бы легко и просто приготовить. А готовить ты не умеешь, судя по гастрономическому разнообразию в твоем холодильнике.
Шинья обиделся, перестал тыкать палочками в лапшу и вообще отодвинул от себя тарелку. После того, как Тотчи вернулся из магазина, они перебрались в комнату. За время отсутствия Хары Терачи успел замести следы преступной страсти: собрать одежду, свернуть футон и переодеться. Правда, пододеяльник пришлось замочить - на самом видном месте бурыми пятнами засохла кровь. Как понял Шинья, его. Больно было до сих пор, поэтому Терачи предпочел стоять столбом или сидеть, лишний раз не шевелясь. Главное, чтобы Тошимаса ничего не заметил.
- Так зачем ты ко мне приехал с утра? - не унимался Шинья.
- В студию ехал, а потом подумал, что не могу. Надоело. К тому же Каору сегодня должен быть бешеным. Завтра ведь уезжаем. Я что, его не знаю…
- Как завтра? - выдохнул Терачи.
- Завтра, - кивнул Тошия. - Ты забыл?
Шинья и правда забыл, что они уезжали завтра вечером. На целый месяц.
- Нужно позвонить Томоко-сан. Я совершенно забыл, - Терачи дернулся к телефону и болезненно поморщился. Тошимаса обеспокоено посмотрел на друга.
- Эй, ты чего?
- Ничего, - буркнул Шинья, набирая номер. Оставалось молиться всем богам, чтобы старушка взяла трубку, ведь они договаривались, что Терачи позвонит ей за неделю до отъезда. Но драммера занимали совсем другие мысли все это время. Томоко-сан не ответила, и Шинья вспомнил, что она собиралась навестить своих детей, что жили в Беппу. Это была катастрофа.
- Мне не с кем оставить Мию, - убитым голосом констатировал Терачи и нажал на телефоне отбой.
- Возьми с собой, - пожал плечами Тошия. Сытый и довольный он переключал каналы телевизора.
- Меня Каору убьет, если я притащу собаку.
- Он тебя и так убьет, - заверил Тотчи и погрустнел.
- Что же делать? - Шинья весь как-то сжался, когда взглянул на спящую в корзинке Мию.
- Некому больше позвонить? - уточнил на всякий случай Тошимаса. Шинья печально кивнул. Хара вырвал из его рук сотовый и принялся бесцеремонно листать список контактов.
- Да… не густо, - протянул Тошия. - Ну, неужели у тебя нет на примете какой-нибудь сердобольной девочки, которая могла бы приютить твою чихую на месяц?
- Чихуахуа, - поправил Шинья. - Нет.
- Хехе, у тебя в записной книжке есть телефон Мураты. Это который из Pierrot?
- Да, - односложно ответил Терачи.
- Так ведь это он тогда твою собаку и нашел! Может, он и приютит ее на месяцок?
- Глупая идея. И мне не до шуток, Тотчи.
- Давай попробуем, Шин-кун, - продолжал настаивать Тошимаса, после того, как нажал на вызов.

***

- Он не приедет, - объявил Шинья, когда подавленно взглянул на часы. - Уже час ночи.
- А что он тебе сказал? - поинтересовался в который раз Тошимаса, и в это время раздался звонок в дверь. Терачи дернулся, вскочил на ноги, лихорадочно оглядываясь в поисках вещей Мию.
- Ты дверь-то открой, - напомнил Тотчи, потешаясь. Шинья спешно направился в прихожую.
Мурата стоял у двери, опустив голову и спрятав руки в карманы пальто. А когда посмотрел на Шинью, драммер растерялся. Он не знал, как реагировать, что говорить в таких случаях. Кирито ушел утром, и если бы не вездесущий Тошимаса, то они бы больше никогда не увиделись, не стояли бы так в дверях квартиры. Никогда.
- Это он? - выглянул из комнаты Тошия. В одной руке он держал сумку с вещами, в другой - саму Мию.
Шинья замялся.
- Добрый вечер, Хара-сан, - произнес Кирито, после долгого молчания. Тотчи с интересом смотрел то на своего одногруппника, то на гостя. Мурата бросал настороженные взгляды на Терачи, а тот в свою очередь разглядывал пол только потому, что не было сил взглянуть на мужчину перед собой.
- Добрый вечер, Мурата-сан, - ответил в тон Хара, сдерживая улыбку.
- Значит, уезжаете на месяц.
- Да, - быстро кивнул Шинья, приняв из рук Тошии сумку.
- Здесь ее спальное место, лоток, в правом кармашке мисочки, в левом - любимые игрушки. Вот в этом внешнем - одноразовые простынки, на наполнители у нее аллергия. Там на дне еще консервы. Кормить два раза в день. Примерно, половину пакетика. Проследите, чтобы спальное место было подальше от сквозняков и чтобы она не смогла стащить мелкие вещи. Но вообще она ничего не грызет.
- Понятно, - коротко кивнул Кирито. Когда их пальцы соприкоснулись на ручке сумки, Шинья вздрогнул и быстро убрал ладонь.
- Свои дела она делает в лоток, но ее можно просто выносить подышать свежим воздухом. Ну, если у вас будет время, Мурата-сан, - продолжал тараторить Терачи и отвернулся, чтобы забрать из рук Тошии Мию. - Тотчи, а сумка для переноски где?
Тошия скрылся в комнате, а Шинья так и остался стоять вполоборота к Мурате. Кирито молчал, только пристально смотрел на него. Шинья чувствовал этот взгляд сквозь свой джемпер.
- Вот она, - Хара раскрыл сумку. Шинья осторожно поставил сонную Мию на дно, после чего протянул ее Кирито.
- Вроде бы все, - нервничал драммер. - Если что-нибудь случится, то сразу же звоните мне на сотовый. Она обычно целый день дома одна, только игрушки оставьте возле ее спального места. Мию найдет, чем себя занять. И если вы куда-нибудь уедете или передумаете, перезвоните мне, я найду и сообщу, кому ее нужно будет передать.
- Хорошо, Терачи-сан, - отозвался Кирито. - Я уже пойду.
- Извините еще раз за беспокойство. И спасибо, Мурата-сан.
- До свидания, Хара-сан. Доброй ночи, - в этот момент Шинья посмотрел на него и заметил, как Мурата произнес одними губами: - Шин-кун.
- Он тебя хочет, - задумчиво произнес Тошимаса, когда Терачи закрыл за Кирито дверь.

***

- У нас самые дурацкие места, - уныло заметил Тотчи и плюхнулся на сидение рядом с Шиньей.
- Почему?
- Потому что из начала автобуса будут таскаться назад, а с задних рядов - в начало. Особенно Каору, - недовольно поморщился Тошимаса. Казалось, одно упоминание этого имени может испортить его настроение. - Менеджеры устроились на первых рядах, а он с Дайске и Кё - на задних.
- Если бы кто-то долго не собирался, мы бы заняли нормальные места, - в свою очередь сделал замечание Терачи.
- Если бы не ты со своей чихуей, то я бы вовремя домой попал.
- Скажи, что это я еще виноват.
- Не скажу, но подумаю, - Тошимаса засмеялся, а Терачи отвернулся к окну.
- Да ладно тебе. Что ты так переживаешь? Все будет нормально с твоей Мию! Будь уверен! Он каждую пылинку с нее осторожно сдувал всю ночь.
- Кажется, эту тему мы закрыли еще вчера, - отозвался Шинья. Автобус мягко вырулил на хай-вей.
- Это омерзительно. Не представляю, как мужчина может трахаться с мужчиной.
- В Нагойе пребываем в четыре утра, - предупредил Каору и деловито прошествовал вперед.
- Я же говорил, - заныл Тошия.
- Я хочу спать, - ответил Шинья, тем самым дав понять, что устал от общества Тошимасы. Хара без слов пересел на свое место и отвернулся к окну. Достав из дорожной сумки плед, Терачи накинул его на себя, после чего смежил веки. Но сон не шел. Шинья прижался щекой к прохладному стеклу и принялся разглядывать цветные огни вдоль дороги.
Каору пошел обратно. Терачи чуть повернул голову и взглянул на лидера-сана. Ниикура остановился рядом, поднял с пола свалившуюся куртку Хары и осторожно положил рядом со спящим Тотчи, а затем провел по ткани рукой, после чего ушел к себе. И Шинья все понял. Кусочки головоломки встали на свои места. Каору весь месяц ревновал к нему Тошию. Весь такой неприступный и занятой лидер-сан влюбился в бас-гитариста. От осознания, что они ни в чем не виноваты, Терачи испытал огромное облегчение. И даже порадовался за Ниикуру, хотя радоваться, собственно, было нечему. Тошимасе нравились высокие эффектные девушки с аппетитными округлостями. Невысокий худощавый Каору, который ко всему прочему являлся мужчиной, как-то не вписывался в представление басиста об идеальной спутнице жизни.
Шинья вздохнул. Карман джинсов просто жег сотовый телефон, но Терачи держал себя в руках. Если Кирито не звонил, значит, все было в порядке.
Их всех ожидал трудный месяц.
В Нагойе прибыли точно по расписанию. Полусонные выгрузились из автобуса и принялись заселяться в гостиницу. Забронированными оказались двухместные номера. Шинью заселяли с Дайске. Тошии достался ключ от того же номера, куда направился Каору. Тут же, на ресепшене, было принято решение, что в комнату к Ниикуре пойдет Андо. Кё подселялся к Терачи, а Тотчи шел досыпать в маленький, но зато одноместный. Шинья хотел возразить, но, глядя на несчастное выражение лица Тошимасы, промолчал. Еще не дай Будда-Амида, они поубивают до утра друг друга. Сделав наставления о том, чтобы Хара не водил к себе женщин, все разошлись по номерам.

***

- Сейчас мы едем на радиостанцию, где даете интервью. Потом сессия, общение с фанатами, раздача автографов. Обед. Едем на площадку. Саунд-чек. Маленький перерыв. Концерт. Обратно в гостиницу, - вещал менеджер в микрофон. Тотчи зевал и равнодушно листал какой-то глянцевый журнал. Почему-то он снова сел рядом с Терачи. Шинья представлял, как сейчас его испепеляет взглядом Каору.
- А ты знал, что вы с Кирито родились в один день? - Терачи глубоко вздохнул - нужно было сразу посмотреть, что за журнал притащил Тотчи.
- Только он тебя лет на шесть старше, - продолжал Хара.
- И что? - спросил с деланным равнодушием Шинья.
- А еще он любит Сябу сябу, - Тошия отвлекся от журнала и взглянул на драммера. - Так что, тебе придется научиться готовить.
- Насколько мне помнится, издеваться надо мной - это прерогатива Дая и Каору, - прокомментировал Шинья, которого изрядно утомили прозрачные намеки Тошии. У Терачи складывалось впечатление, что Тотчи понял, какие отношения связывали его и Кирито. Нетрудно было догадаться по тому, как вел себя Шинья в то утро. Хотя отношения - это было громко связано, так, секс по пьяни.
- С чего тебя это так волнует? Ревнуешь? - не выдержал Терачи, отвел взгляд и заметил Каору, который стоял неподалеку от них. Судя по вытянувшемуся, а затем побледневшему лицу лидера, он расслышал последнюю реплику. Шинья тут же прикусил язык.
Тошимаса Хара. Вот его личная катастрофа. Все проблемы из-за него.
- Да, - спокойно ответил Тотчи. Он не заметил Ниикуру и продолжил листать журнал. Если Шинья выживет в этом туре, то это будет чудо.
- Ты ему нравишься, - серьезно сказал Хара.
- Ты хуже девчонки, Тотчи, - Шинья отвернулся к окну. Тошимаса даже с места не сдвинулся.
- И он тебе, - закончил мысль Хара шепотом, который различил только сам Терачи. Драммер никак не отреагировал.
- У вас с ним что-то было? - Шинья захотел убить бас-гитариста прямо на этом месте.
- Да тебе какая разница? - буркнул Терачи.
- Так да или… - Тошия многозначительно замолчал.
- Уйди, пожалуйста, на свое место, Тотчи-кун, - попросил Шинья. Он понял, что Хара знал.
Тошимаса пожал плечами и поднялся с кресла, но перед тем, как уйти, дурашливо бросил: "Позвони ему. У тебя такой шикарный повод".

***

После концерта все оказались вымотаны до предела. И Шинья считал, что коснись он головой подушки, то заснет крепким сном минимум на сутки. Но ничего подобного. В ночной тишине номера Терачи слушал с закрытыми глазами сопение Кё, что спал на соседней кровати. Вокалиста и пушкой было не разбудить, а драммер морщился даже от шума за окном и собственных мыслей. Некрасиво получилось с Тошией. Почти перед самым концертом Шинья понял, что игнорирует Тотчи и всячески пытается избежать его общества. Хара приуныл, даже не огрызнулся на замечание Каору в гримерке. А, глядя на печального Ниикуру, Терачи нестерпимо хотелось все рассказать Тошимасе. Вот только бы Тотчи не понял, ведь не понял же его. Один раз ничего не значил.
Терачи перевернулся на бок, достал с прикроватной тумбочки сотовый телефон и взглянул на дисплей: ни звонка, ни сообщения от Кирито. И Шинья усмехнулся - чего он ждал, что Мурата будет информировать его о каждом вздохе Мию, названивать и строчить сообщения? Это Терачи - наивный мальчик, а Кирито давно мужчина.
В мыслях навязчиво звенел голос Тошимасы: "Позвони ему. У тебя такой шикарный повод". Шинья резко поднялся с кровати, наспех натянул джинсы и рубашку и, как был босиком, вышел из номера в коридор.
Долго никто не отвечал, и Терачи надоело считать гудки. Мурата в это время мог спать, поехать в клуб или просто забыть телефон в машине. Но Кирито ответил. Уставшим голосом. Но ответил.
- Moshi-moshi?
- Мурата-сан, извините за беспокойство. Я вас не отвлекаю?
- Нет, я только собирался ехать домой. Что-то случилось?
- Нет, - поспешно ответил Шинья. - Просто хотел узнать, как там Мию?
- Мию? - Терачи чувствовал, что Кирито улыбнулся, но Мурата ответил обычным тоном. - Сейчас спит в сумке. Мне пришлось собаку взять с собой в студию. Я просто побоялся оставлять ее одну в квартире почти на сутки.
- Понятно, - выдохнул удивленно Шинья. - Извините, еще раз за беспокойство.
- Шин-кун, мне больше нравится, когда ты стонешь, а не извиняешься, - вкрадчиво произнес Кирито, и Терачи почувствовал, что залился румянцем. Наверное, он слишком судорожно выдохнул в динамик, но Мурата уже перевел разговор в более безопасное русло:
- Я покормил ее два раза, как ты и говорил.
- Если берете ее в студию, то посмотрите, чтобы ей не давали всякой гадости, вроде чипсов.
- Обязательно, - заверил Кирито. Они замолчали. Шинья не знал, что говорить. Мурата просто ждал.
- Спокойной ночи, - быстро и неуверенно выпалил Терачи.
- Спокойной ночи, - ответил Кирито, и Шинье на какую-то долю секунды показалось, что он разочарован.
Прижимая к уху телефон и слушая короткие гудки, Терачи ругал себя за неимоверную глупость.

***

- Шин-кун, нам нужно поговорить, - заявил Тотчи, когда подловил Шинью возле гримерки. Терачи даже пискнуть не успел, а басист тащил его уже куда-то в темный угол, где и зажал. Драммер старался изо всех сил не смотреть на Тошимасу.
Шинье всю ночь снились кошмары. В этих снах сначала Хара по пояс обнаженный стоял перед лидером-саном на коленях и делал Каору минет. Ниикура запрокидывал голову, больно сжимал волосы Тотчи в кулак и низко стонал. А Тошимасе это явно нравилось. Потом сам Шинья бежал от огромной собаки, которая гналась за ним, сорвался в пропасть, а потом долго падал в темноте сквозь стоны Каору и Тотчи, пока не приземлился на мягкую постель и зажмурился. Кто-то звал его по имени, целовал в шею, в губы, настойчиво гладил по внутренней стороне бедра, а потом языком провел от основания возбужденного члена до головки.
- Шин-кун, посмотри на меня, - прозвучал голос Кирито, и Терачи испуганно распахнул глаза. Он лежал в своей постели, в номере гостиницы и никакого Мураты не было, только недовольно заворочавшийся Кё на соседней кровати. Выровняв дыхание, Шинья бросился в ванную устранять возникшую проблему.
А теперь не мог посмотреть на Тошимасу, который нависал над ним. Шинья закрывал глаза и видел друга на коленях перед Ниикурой.
- Ксо! Ты на меня обиделся, что ли? - прямо спросил Тотчи, а Терачи лишь замотал головой.
- Ладно, признаю, дурак. Но ты тоже не умный, - Шинья неловко промолчал. Тошимаса тяжело выдохнул.
- Я готов смириться с тем, что мой друг педик, - наконец, озвучил основную мысль Хара. Терачи встрепенулся и с вызовом посмотрел на бас-гитариста.
- Я не педик! Это было один раз! Я слишком много выпил, а он просто воспользовался моим состоянием!
- Так, значит, было, - сильно удивился Тошимаса. Его лицо вытянулось, а глаза широко раскрылись.
- Да! - рявкнул Шинья.
- Ну, чего ты завелся, - попытался утихомирить драммера Хара. На них то и дело оглядывался проходящий мимо стафф.
- Ничего, - буркнул Шинья и выскользнул из угла.
- Подожди, - Тошия схватил драммера за руку. - Не нравится это слово, не буду произносить его в слух. Но ты же не можешь отрицать факт.
- Что ты от меня хочешь? - как-то устало спросил Шинья и посмотрел на Тотчи снизу вверх отчаянным взглядом.
- Шин-кун, я правда не хотел тебя обидеть и задеть твои чувства, - виновато проскулил Тошимаса.
- Да какие чувства?! - никак не мог отойти Шинья. - Чувства у Каору… Ой…
Терачи зажал рот ладонь - чуть было не проговорился. Тошия моргнул, а потом недобро прищурился:
- Так к кому, говоришь, чувства у лидера?
- Тебя это не касается, - серьезно сказал Шинья.
- Секретничаешь с Ниикурой, ну-ну…
- Это не мой секрет. Я случайно… Короче, если тебе так интересно, спроси у него сам, а меня не впутывай. Еще не хватало сплетничать за его спиной.
- А тебя никто и не заставляет. Сплетничать. Шин-кун, - нехорошо замерцали глаза Тотчи, и Шинья решил, что пора ретироваться, а то еще проговорится ненароком. Это была тайна Каору, и драммер не имел право ее разглашать, даже заинтересованному в этом лицу.
- Ладно, пошли. А то сейчас придет Каору со своими чувствами и вставит нам по первое число, - Тошия закинул руку на плечи Шиньи. - Мне вот лично не хочется, чтобы он меня поимел.
- Р-р-р, - тихо ответил Терачи. - это определенно был самый ужасный тур Dir en grey.

***

В Токио возвращались самолетом, но, по мнению Шиньи, могли бы и на автобусе - все было бы спокойнее. Он так перенервничал при взлете и посадке, что Кё решил отпаивать драммера виски, но Терачи категорически отказался от алкоголя. Ему было достаточно и того раза, а еще предстояло забрать Мию в этот же день. Чем больше Шинья думал об этом, тем сильнее хотелось придушить Тотчи, который сидел через ряд, как раз рядом с Каору. С того памятного разговора между Тошимасой и Терачи, Хару как подменили. Он начал присматривать за лидером-самой, чем в первое время удивил Ниикуру, никак не ожидавшего со стороны бас-гитариста такого пристального внимания к собственной персоне. И Шинья веселился, понимая, чего хочет добиться Тошимаса. К своему же счастью Тотчи не замечал, как на него иногда смотрел Каору. Зато лидер-сама стал более спокойным по отношению к драммеру, что не могло не радовать Терачи.
В аэропорту их встречали репортеры сразу нескольких журналов, а также толпа бесконечно визжавших поклонниц. Шинья слышал их возбужденные голоса еще до того, как группа вышли из терминала. Девочки, приветствуя кумиров, закричали так, что Терачи на какую-то долю секунды просто оглох, спрятался за линзами солнечных очков и наклонил голову вперед, чтобы закрыть лицо волосами. Он устал за этот долгий месяц от подобных эмоций и ужаснулся, когда менеджер сообщил, что буквально через час состоится маленькая пресс-конференция, и только потом их отпустят по домам.
- Еще каких-то три часа, - утешал себя Терачи, когда группа устраивалась в подготовленном для них микроавтобусе.
- Да ну к черту эту конференцию, - заныл Тошия, едва машина тронулась. - Я устал и хочу домой.
- Будешь дома, - сухо ответил Каору и взглянул на свои часы. - Через три часа.
Шинья осторожно улыбнулся, глядя на эту парочку, но отвернулся к окну, чтобы скрыть улыбку. Осталось всего каких-то три часа. Терачи достал свой телефон и набрал номер Мураты. Трубку никто не взял. Шинья попробовал еще раз, но результат оказался тот же. Конечно, это было не в привычке Терачи, но он запаниковал. В третий раз Кирито взял трубку и раздраженно сказал:
- Да?
- Э-э-э… - растерялся тут же Шинья. - Привет.
- Привет, - все тем же тоном ответил Мурата.
- Я вернулся, - выдохнул Терачи. На том конце почему-то замолчали.
- Алло?!! - позвал Шинья, микроавтобус двигался в дорожной пробке под мостом, и вполне могло разъединить. Дайске поморщился и недовольно посмотрел на драммера, но Терачи не было дела до того, что подумал ритм-гитарист.
- Алло!!
- Не кричи. Я тебя слышу, - сказал Кирито.
- Извини… Я могу забрать сегодня Мию? Часа через три?
- Да, - односложно ответил Мурата.
- Ааа…
- Я буду дома.
- Я не знаю твоего адреса, - смутился Шинья.
- Я скину тебе сейчас сообщение, - ответил Кирито, и зазвучали короткие гудки. Терачи озадаченно посмотрел на свой телефон, который тут же завибрировал в ладони.
- У тебя все в порядке? - обеспокоено поинтересовался Дайске.
- Да, - кивнул Шинья и с какой-то безысходностью взглянул на Тотчи, который незаметно для Каору подмигнул в ответ.

 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:00 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Шинья стоял перед дверью в квартиру Мураты и все не решался нажать на кнопку звонка. Он приехал почти на час позже, а теперь не мог найти в себе силы оповестить о своем приходе. Терачи теребил край шарфа, закусывал губу и упрямо разглядывал номер квартиры. Когда накал придуманных страстей достиг пика, Шинья отважился нажать на кнопку.
Кирито открыл дверь не сразу, и драммер Dir en grey уже было решил, что Мураты попросту нет дома, когда заскрежетал замок.
- Привет. Я не помешал? - как-то робко произнес Шинья. Кирито стоял перед ним весь какой-то домашний, к тому же босиком - Терачи даже стало неловко.
- Проходи, - пригласил Мурата и шире раскрыл перед гостем дверь. Шинья вошел, но далеко уходить не стал. Замер у стенки и смущенно посмотрел на хозяина квартиры. Кирито плотно прикрыл входную дверь.
- Я совершенно забыл, что ты приезжаешь, поэтому не собрал вещи Мию, - полным раскаянья взглядом Мурата посмотрел на притихшего Шинью. - Ты можешь мне помочь.
Терачи только кивнул, поставил в угол чемодан и принялся разуваться. Кирито ушел в комнату.
- А где Мию? - спросил Шинья, когда последовал за хозяином квартиры.
- Где-то здесь, - Кирито развел руки, указывая на огромное пространство комнаты. Терачи был впечатлен. По большей части это была квартира-студия: кухня совмещена с гостиной, а та в свою очередь со спальней, которую заменяла огромная застеленная кровать. При виде ее Шинья смутился окончательно и быстро перевел взгляд на перегородку из темного матового стекла, за которой дизайнер спрятал ванну и туалет. Возле нее лежала одна из любимых игрушек собаки.
- Позови, она должна отреагировать на твой голос, - предложил Мурата.
- Мию, - позвал Терачи собаку по имени. На зов никто не вышел. - Мию!!! Да где же она?
Они обошли всю комнату. Кирито заглянул под каждую подушку на диване, Шинья посмотрел на собачье спальное место, которое сейчас пустовало.
- Я же ее час назад видел. Она здесь с этим кроликом резвилась, - удивленно произнес Кирито. Терачи посмотрел на плюшевого кролика, что лежал возле постели. Мурата открыл окно и выглянул на балкон. Шинья вытянул шею, с любопытством рассматривая темноту за пределами комнаты.
- А мы ее не выпустили, когда ты открыл мне дверь? - уточнил на всякий случай Терачи. Теперь смущаться настала очередь Мураты.
- Нет, вроде. Можем проверить. Подожди, я сейчас обуюсь, и посмотрим в подъезде.
Вид Кирито, которой стоял на одной ноге, а на вторую, скорчившись, надевал носок, показался Шинье трогательным. Он настолько увлекся тем, как одевался Мурата, что почти пропустил странный звук, словно кто-то скребся в дверь. Все сомнения развеял отчаянный «гав».
- Ты слышал? - спросил Терачи у насторожившегося лидера Пьеротовцев.
- Я, кажется, знаю, где она может быть, - с этими словами Кирито подошел к раздвижному шкафу и отодвинул дверцу в сторону. Навстречу хозяину выскочила чихуахуа. Радостно виляя хвостом, она запрыгала на задних лапах вокруг Шиньи, тот поднял любимицу на руки.
- Счастливое семейство воссоединилось, - усмехнулся Кирито.
- А там еще одна комната? - спросил Шинья и кивнул в сторону показавшегося за дверцей пространства.
- Что-то вроде студии.
- Здорово, - искренне удивился Шинья, а потом насторожился. - Я тебя отвлек, да? Ты ведь для своей группы музыку пишешь.
- Не всю и не всегда, но как правило, - поправил Кирито и перевел тему разговора. - Будем собирать Мию домой?
- Да, - согласился Шинья, не выпуская из рук любимицу, которая пыталась облизать его лицо.
- Хочешь чего-нибудь? - поинтересовался Мурата. - Могу предложить кофе, чай, сок или что-нибудь покрепче. И предупреждаю сразу, что кофе я готовлю просто отвратительно!
- А какой сок? - Шинья поставил Мию на ковер и поднял с пола игрушку. Собака отреагировала по-своему. Начала носиться вокруг хозяина и требовать, чтобы он поиграл с ней.
- Какой хочешь? - Кирито обошел барную стойку и открыл холодильник.
- Ммм…морковный? - предположил Терачи, отыскал взглядом сумку и принялся складывать вещи. Мию не понимала, что происходит, просто радостно носилась рядом с Шиньей.
- Морковного нет, есть апельсиновый. Будешь?
- Да, - согласился драммер Dir en grey.
- Тогда, прошу, - Кирито выставил на столешницу высокий стакан, наполненный до краев соком.

***

Пока Шинья пил апельсиновый сок, Мурата собрал остальные вещи и даже отыскал сумку для переноски собаки. Терачи наблюдал за ним с каким-то особым удовольствием. Время от времени одергивал себя, но все равно смотрел на то, как Кирито нагибался, тянулся за игрушкой, что валялась на полу, как застегивал змейку на сумке.
- Вроде бы, все, - отозвался он. С момента появления Шиньи Мурата заметно оживился, и Терачи было стыдно от мысли, что ему пришлось отвлечь Кирито от творческого процесса.
- Спасибо за все, Мурата-сан, - Шинья вежливо чуть поклонился и хотел взять сумки, как лидер Пьерротовцев осторожно схватил его за руку.
- Мы вроде бы перешли на "ты", - он пристально посмотрел в глаза Терачи.
- Извини, - согласился Шинья. Запястье жгло от чужого прикосновения. Кирито чего-то ждал, а Терачи не знал, чего именно.
- Тебе хотя бы понравилось в прошлый раз? - тихо спросил Мурата.
- Я не помню, - солгал Шинья, избегая смотреть прямо в глаза Кирито. Тот молча обхватил пальцами подбородок Терачи и мягко принудил взглянуть на себя. С минуту он изучал выражение лица драммера Dir en grey, а потом поцеловал. Шинья широко раскрыл глаза от удивления и внезапности, но затем ресницы дрогнули. Он позволил себя притянуть ближе и обнять, разомкнул безвольные губы и впустил настойчивый язык партнера. Это было настоящее сумасшествие.
Шинья уперся ладонями в плечи Кирито, чтобы отстранить от себя. Протестующее замычал, и Мурата уступил. Тяжело дыша, он с непонятной надеждой всматривался в лицо Терачи.
- Я не гей! - сердито произнес Шинья.
- Конечно, нет, - ответил ему Кирито, обхватил его лицо ладонями и снова коснулся губ поцелуем. Терачи дернулся назад, разрывая объятие.
- Я серьезно!
- Это я гей, а ты нет, - сказал Мурата. - Я хочу тебя, а с тобой так сложно.
Шинья замер, с упреком посмотрел на Кирито, но тот, казалось, этого не заметил. Молчание затянулось, и Терачи понимал, что нужно взять сумки, Мию и уйти из этого дома, от этого человека, который смотрел на него таким голодным жадным взглядом темных глаз. Шинья не мог, словно прирос к тому месту, на котором стоял. Он судорожно вздохнул и снова почувствовал на своих губах чужие. Кирито целовал осторожно, боязливо, не решаясь на большее. Не закрывал глаз, как будто ему было важно видеть реакцию Шиньи. Терачи оказался в смятении.
- Я поеду домой, - драммеру Dir en grey с трудом дались слова. Кирито безвольно опустил руки и кивнул, соглашаясь. И Шинья сделал шаг к сумкам, а что теперь делать, Терачи никак не мог понять. Он растеряно посмотрел перед собой.
- Вызвать такси? - сипло спросил Мурата. Шинья кивнул - в горле пересохло, да и нужных слов драммер Dir en grey все равно не смог бы подобрать. Кирито вернулся к журнальному столику. Словно во сне, Терачи слышал, как мерзко пищат кнопки, пока Мурата набирал номер, а потом в два шага оказался рядом, выхватил из его рук телефон и впился поцелуем в приоткрывшиеся в изумлении губы.

***

Они целовались так, словно Шинья делал это в первый и последний раз – жадно, торопливо, на грани боли, так, что саднило губы. Когда не хватало дыхания, Кирито ласкал его лицо ладонями, гладил пальцами, и Терачи не выдерживал. Подавался вперед и впивался в нежную плоть зубами. Мурата стонал, и Шинья вторил ему, сминал домашнюю рубашку на плечах, после вообще со всей силой попытался сдернуть вниз, но Кирито с закрытыми глазами прошептал:
- Ты так меня задушишь.
От этого шепота у Терачи снесло крышу окончательно. Он принялся расстегивать пуговицы на этой идиотской рубашке, но пальцы не слушались, особенно когда соприкасались с руками Мураты, который пытался помочь, но только мешал. И Шинья решился стянуть ее через голову: ухватился за край, повел ладонями вверх, сминая ткань и невольно лаская обнажавшееся тело партнера, что затрепетало в ответ.
- Подожди. Не надо, - остановил Кирито, осторожно принудил отпустить свою рубашку, а потом принялся возиться с одеждой Терачи. На сумки полетели толстовка и футболка. Ладони с нажимом прошлись по груди, огладили плечи, и Шинья не выдержал – всхлипнул, приложил руку к губам, словно стеснялся реакции, а потом посмотрел на Мурату. Кирито опустился на колени и начал сосредоточенно возиться с кожаным ремнем. Звякнула пряжка, с тихим «з-з-з» расстегнулась молния. Мурата лизнул обнаженный живот, а потом дернул с Терачи вниз джинсы вместе с нижним бельем, заставляя переступить через них. Когда Шинья осознал, что стоит голый и возбужденный перед еще полностью одетым Кирито, то мелко задрожал от смущения. Мурата почувствовал, посмотрел снизу вверх своими невозможно темными глазами и хрипло произнес:
- Не зажимайся. Все хорошо, - рукой обхватил за талию, после чего уткнулся губам в живот, а пальцами обхватил член. У Шиньи тут же подкосились ноги, и Кирито чуть разочаровано поднялся, чтобы настойчиво потянуть его в сторону постели, которая одним своим видом приводила Терачи в смятенье.
Мурата усадил визави на край, быстро чмокнул в губы, после чего торопливо повалил на покрывало. Шинья позволил раздвинуть свои ноги и охнул, а позже захлебнулся собственным стоном. Это оказалось еще лучше, чем в прошлый раз. Кирито ласкал его языком и губами: медленно, влажно, словно смакуя - и Терачи дрожал, подавался вперед, из-за чего Мурате приходилось властно удерживать его, судорожно целовать внутреннюю сторону бедра, нежно прикусывая кожу. Шинья всхлипывал, мотал головой, а когда Кирито брал полностью в рот, срывался на крик, и потом никак не мог отдышаться – только поскуливал в собственную ладонь. И тогда Мурата шептал:
- Покричи для меня, - Терачи заливался румянцем, хотя дальше краснеть было просто невозможно, но убирал руку, лихорадочно толкаясь в ладонь партнера. Кирито смотрел с жадным восхищением и желанием, потом снова склонялся: целовал, лизал, посасывал. Черные пряди приятно щекотали бедра. Шинья откидывал голову назад, а потолок плыл перед глазами мутным пятном. Терачи не знал, куда деть руки и судорожно цеплялся за покрывало, потому что дотянуться до Мураты не хватало сил. Любое прикосновение заставляло трепетать от острого удовольствия. И это было невыносимо сладко. Так, что распирало всего изнутри от переизбытка ощущений и хотелось, чтобы оно вырвалось, наконец, на свободу. Шинья зажмурился, рвано выдохнул и с надсадным стоном кончил.
Тело стало таким чувствительным, что Терачи поморщился, когда Кирито принялся облизывать его живот. Мурата чуть приподнял его бедра и вытащил из-под драммера Dir en grey покрывало. Шинья безвольно перекатился на простынь, разлепил веки и вопросительно посмотрел на сосредоточенного Кирито, принявшегося взбивать подушку.
- А ты? – хрипло спросил Терачи, ухватившись за рукав рубашки. Мурата мягко высвободился, но тут же наклонился и поцеловал Шинью. Тот вцепился в ткань, чтобы притянуть ближе. Кирито навис сверху, расставив руки по сторонам от головы Терачи, и вопросительно, с каким-то сомнением посмотрел на него.
- А ты хочешь?
- Да, - одними губами ответил Шинья. Кирито забрался на постель, встал на колени, после чего потянулся к ширинке. Как завороженный, Терачи проследил за тем, как он расстегнул молнию на джинсах. Мурата взял его за руку и положил ладонь на свой возбужденный член. Шинья замер в шоке, нерешительно заглянул в мутные от желания глаза Кирито, как будто там можно было подсмотреть ответ, что делать дальше. Лидер Пьерротовцев лишь шумно дышал и вздрагивал. Ответом на легкое поглаживание стал судорожный выдох. Шинья устроился удобнее на постели и провел ладонью по всей длине: вверх-вниз, сначала неуверенно и медленно, но затем стал наращивать темп. Кирито запустил пальцы в белокурые волосы партнера, запрокинул свою голову, а потом застонал. Шинья чуть сильнее сжал - пару движений спустя Мурата, содрогнувшись всем телом, кончил и обессилено упал на партнера. Терачи аккуратно вытащил ладонь из джинсов Кирито, после чего незаметно вытер об простыни.
- Я поеду домой, - зачем-то произнес Шинья и прикрыл глаза, почувствовав легкий поцелуй в шею. Кирито поднялся с постели, после чего аккуратно накинул на сонного Терачи одеяло.
- Сейчас, - уточнил драммер Dir en grey так на всякий случай, чтобы Мурата ничего такого не подумал. А он и не думал, только собрал одежду Терачи, погасил свет в комнате, выпустил из сумки Мию и скрылся в домашней студии. Это Шинья понял по тихому шороху раздвижной двери.
Терачи лишь потер ладонями глазами, зевнул и, уютно закутавшись в такое душистое одеяло, дал себе слово, что поваляется еще пять минут – на него напала какая-то сонливость и лень. По окончанию предъявленного себе срока Шинья безмятежно спал.

 
KsinnДата: Понедельник, 12.08.2013, 21:00 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

Шинья просыпался всего пару раз за ночь. Первый, когда Мию жалобно поскуливала где-то рядом и скреблась лапой о лакированное дерево. Терачи судорожно пытался вспомнить со сна, обо что она могла воспроизводить такие мерзкие звуки, даже чуть приоткрыл глаза, щурясь в темноту, но собака почему-то тут же оказалась рядом и закопалась в одеяло, прижавшись теплым боком к голой ноге хозяина.
Второй раз был не совсем уже ночью. Точнее, под утро, насколько мог судить Терачи по светлевшим бликам на противоположной гладкой стене. В какой-то момент он обнаженной кожей почувствовал прохладу. Шинья рукой поискал одеяло за спиной, к которой тут же прижался кто-то теплый, обхватил драммера Dir en grey руками, плотнее соприкасаясь, словно хотел согреться. Осторожно протиснулся коленом между сведенных ног Терачи. Шинья хотел запротестовать, но вздрогнул, когда его кожи коснулись ледяные лодыжки, захотел отодвинуться, избегая контакта, но о себе напомнила Мию, недовольно упершись лапой в хозяина.
- Спи, - щекотно в загривок выдохнул Кирито и крепче прижал к себе, словно плюшевого медведя. Шинья зевнул, после чего смежил веки.
Окончательно Терачи проснулся утром. Или днем – он точно не знал, но в комнате было светло, а Шинья вжимался эрегированным членом в матрас, в то время как Мурата, едва касаясь, водил губами вдоль позвоночника, поглаживал предплечья, иногда целовал в шею. Это было приятно и безумно возбуждающе. Терачи улыбнулся в подушку, которую, как оказалось, обнимал, но Кирито понял, что он проснулся – ласки стали ощутимее и настойчивее. Шинья со стоном вжался в матрас, а Мурата уже стянул одеяло, требовательно заставил приподнять бедра. Терачи подчинился: уткнулся носом в подушку, чуть развел ноги и почувствовал легкие укусы на внутренней стороне бедра. Ладони Кирито легли на ягодицы. Шинья плотнее обхватил подушку и судорожно выдохнул в ответ на непривычные ощущения – оказалось, ему нравилось, когда его лапали за задницу. Он подался чуть назад, толкнулся в ладонь, обхватившую член, и вскрикнул, ощутив горячее дыхание в районе копчика. А потом все прекратилось. Шинья заерзал, сам потянулся к своему члену, как услышал чуть задыхающийся голос:
- Какой ты нетерпеливый, - скользкая прохладная ладонь обхватила пальцы, начала двигаться, навязывая свой ритм. Терачи краем сознания понимал, что сейчас Мурата не даст ему кончить, и поэтому сдался. Густая капля скатилась по промежности - Кирито поймал ее пальцем, после чего коснулся там, где Шинья ожидал, но все равно непроизвольно сжался от страха.
- Тихо, - Мурата прижался обнаженной грудью к спине, начал гладить по бокам, целовать острые крылышки лопаток. – Тихо… Все хорошо. Расслабься… Все будет хорошо… Тебе понравится.
Горячо шептал Кирито, касался губами алеющего ушка. Терачи закусил уголок подушки и прогнулся в спине, когда Мурата толкнулся в него раз, потом другой. Стало больно и страшно. Кирито отстранился, и Шинья облегченно выдохнул, даже немного расслабился – самую капельку.
- Потерпи, мой хороший, - его голос дрожал. Он обхватил Терачи за бедра и одним толчком засадил по самые яйца. Шинья завыл от боли в голос. Не могло ему понравиться в прошлый раз, ведь это так противоестественно – понимал Терачи. Кирито принялся гладить все еще возбужденный член визави.
- Не зажимайся, - хрипло сказал Мурата, попробовал двигаться: сначала осторожно, а потом все более уверено, когда стоны Шиньи начали срываться на высокие ноты. В какой-то момент Терачи взвился под Кирито, и тот его еле удержал, продолжая трахать. Именно трахать – другого более точного слова Шинья бы не подобрал. Он распластался на простынях, уткнулся в них носом и жалобно всхлипывал, когда собственный член при каждом толчке потирался о мягкую ткань. В определенный момент Мурата схватил его за волосы и несильно потянул назад, заставляя запрокинуть голову. Он был близок к финалу. Одного осознания этого оказалось достаточно, чтобы Шинья тоже кончил. Прямо на простыни.

***

- Ты как? - Кирито тронул Шинью за плечо, тот лежал вниз лицом и не шевелился вот уже минут пять. За это время Мурата успел выкинуть презерватив, после чего пустил воду в ванну.
- Я испачкал твои простыни, - сказал Шинья только потому, что нужно было что-то сказать. Он не знал, как ответить на вопрос Кирито. Терачи с одной стороны ощущал себя мерзко, с другой - одухотворенно, и последнее несколько пугало.
- Поменяю, - улыбнулся Кирито. Со стоном Шинья перевернулся на спину и посмотрел на него.
- Я гей, - заключил Терачи, а потом ужаснулся тому, что произнес это вслух.
- Знаешь, Шин-кун, сексуальная ориентация измеряется не тем, на кого у тебя встало, а тем, к кому ты испытываешь чувства.
- Чувства... - Шинья мечтательно прикрыл глаза, лениво наблюдая за Кирито, который прошелся до импровизированной кухни, скрылся за дверцей холодильника, а потом отодвинув газету, что валялась на столе, поставил тарелку в микроволновку.
- Кто на самом деле нашел Мию? - вдруг спросил Шинья.
- В смысле? - переспросил Мурата. Пискнул датчик микроволновки.
- Не было никакой девушки, - заключил Терачи, разглядывая потолок. - И у тебя моя собака оказалась не случайно.
- Это был Тошия, - спокойно произнес Кирито, после чего вытащил две чистые тарелки из сушки.
- Зачем? - как-то с надрывом спросил Терачи и сглотнул.
- Он дал объявление в газету, сам нашел, сам встречался со старушкой, у которой оказалась Мию, но почему-то побоялся вернуть тебе. Обратился к Айджи, а тот отказался. Тошия попросил меня, по старой дружбе, - Кирито замолчал, а потом добавил. - Там ванна набралась.
- Идиот, - улыбнулся Шинья.
- Кто? - уточнил Мурата.
- Тотчи.
- Как ты догадался? - Кирито выключил воду и посмотрел на Терачи, опираясь на перегородку из стекла.
- У Тошии уже в аэропорту из куртки выпала бирка с ценником сумки для переноски собак.
- Неосмотрительно с его стороны, - пожал плечами Мурата. - Проверяешь меня?
- Да, - ответил Шинья и взглянул на Кирито из-под светлой челки.
- Сначала еда, потом ванна, или наоборот?
- Сначала ванна, - Мурата рассмеялся в ответ искренним смехом, а Терачи с трудом поднялся с постели - все мышцы невыносимо ныли, даже те, о которых сам драммер Dir en grey и не подозревал.
- Мы что вместе будем принимать ванну? - уточнил на всякий случай Шинья. Кирито зачесал за ухо визави светлую прядку: "Да".
Мурата помог ему забраться в горячую воду, и Терачи испытал восторг, когда мышцы расслабились. Он со вздохом облегчения откинулся на бортик. Кирито устроился напротив, после чего принялся молча разглядывать Шинью.
- Я был согласен с тобой переспать еще в первый день знакомства, - зачем-то признался Шинья - раз у них пошла откровенность за откровенность, это признание уже ничего не меняло.
- Даже так? - искренне удивился Кирито. Терачи потянулся к мыльнице, вода заколыхалась, омывая тело горячими волнами.
- Если бы Тотчи тогда не приехал, то... - Шинья принялся намыливать руки, потом шею и грудь. Мурата шумно втянул воздух.
- Ничего бы не было, - закончил за Терачи Кирито сбивчивым шепотом.
- Почему? - теперь настала очередь Шиньи удивляться. Он поймал на себе восхищенный взгляд Мураты и отложил мыло, чтобы нарочито медленно провести ладонью вниз по своей груди. Он сам не понимал, зачем это сделал. Ему определенно понравилась реакция, на которую в конечном счете и рассчитывал.
- Ты пытаешься меня соблазнить, Шин-кун? - игривым тоном поинтересовался Кирито, когда ему хватило силы воли не смотреть на то, как Шинья начал себя поглаживать. Терачи ничего не ответил, только запрокинул голову и скользнул пальцами под воду к своему возбужденному члену.
- Иди сюда, - позвал Мурата и протянул раскрытую ладонь.

***

Они сидели в машине Мураты и молчали. Шинья бездумно разглядывал здание, в котором располагалась студия Dir en grey. Кирито расслабленно положил ладони на руль, но сам был напряжен, что пытался скрыть несколько отстраненным видом - Терачи чувствовал, ведь настал момент истины. В багажнике лежал чемодан, на заднем сидении Мию сидела в сумке. Неделя пролетела незаметно, а Шинья за все это время ни разу не вышел на улицу, не то что бы подумал уехать домой - Мурата не выпускал его из постели, а когда он уезжал по делам, драммер Dir en grey либо отсыпался после бурной ночи, либо слонялся по квартире: смотрел телевизор, играл с Мию или просто валялся на смятых простынях, ожидая возвращения Кирито. Вчера Терачи был готов признать, что все мозги вытекли вместе со спермой. Он категорически заявил тоном, не терпящим возражения, что утром заберет вещи, собаку и уедет домой. Мурата согласился, помог собраться и предложил подвезти, а часом позже отчаянно насаживал Шинью на себя, словно хотел, чтобы подобные мысли навсегда вылетели из белокурой головы.
Утром они проспали, и Терачи был уверен, что по вине Кирито, который его не разбудил, а просто смотрел на него спящего уже после того, как заглушил будильник. Из квартиры Мураты отправились прямиком в студию Dir en grey. Шинья просто не мог себе позволить опоздать на первую после отпуска репетицию, и так всю неделю до него не мог никто дозвониться - он отключил телефон. Терачи с ужасом ожидал гневной тирады Каору и понимающих взглядов Тошимасы, но еще больше его пугало то, что сейчас нужно было выйти из машины, забрать Мию и чемодан, а потом попрощаться с Кирито.
Шинья взглянул на часы.
- Я пойду, а то опоздаю, - тихо произнес Терачи и был готов зажмуриться. Он знал, что выглядел жалко и глупо, но по-другому сейчас не получалось. Мурата никак не отреагировал на слова, только потянулся к бардачку и достал пачку сигарет. Краем глаза Терачи заметил упаковку презервативов и мелко задрожал - сколько они извели их за неделю, а потом обходились и без них.
Кирито открыл окно со своей стороны, сунул сигарету в рот, а потом щелкнул зажигалкой. Мурата нервничал, и осознание этого несколько успокоило Шинью. Терачи расцепил пальцы, что держал сомкнутыми на коленях, и вынул сигарету изо рта Кирито. Тот вопросительно, а потом с надеждой посмотрел на визави.
- С тобой потом мерзко целоваться, - Шинья скривил губы, а сигарету сломал пальцами. Он только успел поднять голову, как Мурата впечатал его в сидение и поцеловал: жадно, со всей страстью и чувством - так, как нравилось Терачи.
- Подожди! - воскликнул Шинья, опомнившись. Он разорвал поцелуй первым, серьезно заглянул в потемневшие от страсти глаза Кирито и не выдержал, обхватил его лицо ладонями, чтобы легко коснуться его губ своими губами.
- Мне правда пора, - сказал Терачи, словно оправдываясь.
- Иди, - выдохнул Мурата, глядя в глаза. Они одновременно потянулись к дверце, чтобы ее открыть, и засмеялись, когда соприкоснулись ладонями. Шинье уже никуда не хотелось идти, только снова целоваться, ласкаться и заниматься любовью с Кирито.
- Я пошел, - неуверенно произнес Терачи - ему отчаянно захотелось, чтобы Мурата заблокировал дверь, как тогда, в день их знакомства, увез домой, повалил на кровать и трахнул. Но вместо всего этого Кирито открыл дверцу.
- До вечера, - он чмокнул Шинью в губы, и драммер Dir en grey выскочил из машины, практически побежал в сторону здания, но резко остановился и обернулся. Темно-синяя "Митсубиси" отъехала от обочины, а Терачи только в этот момент осознал, что только что сказал Кирито.

Вместо эпилога

- Всем привет, - в студию вошел радостный Тотчи. В руках он держал коробку. Каору посмотрел на бас-гитариста, потом на большие часы, что висели над входом.
- И где, позволь узнать, ты был все это время? - начал лидер. Шинья вздрогнул, Дайске был готов застонать, а Кё схватился за сигареты - работать в ближайшие полчаса явно никто не будет.
- Это тебе, - Тошимаса подошел к Ниикуре, после чего протянул коробку.
- Что там? - холодно спросил Каору.
- Открой, узнаешь, - подмигнул Тошия. Лидер насторожился.
- Не люблю сюрпризов, - заметил Каору. - И коробку брать не буду.
- Да, что у тебя там? Открывай! - настоял Дайске. - Если наш лидер-сан откажется, может, мне пригодится.
Андо засмеялся, его поддержал Кё. Даже Шинья улыбнулся, а вот Тошимаса и лидер-сан, казалось, вообще не услышали последней реплики.
- Это подарок для Каору, - Хара пристально смотрел на Ниикуру сверху вниз.
- Ладно, открывай, - сдался лидер-сан.
- Сам открой, - ответил Тотчи. Каору набрал воздуха в легкие, довольно грубо выхватил коробку из рук бас-гитариста и небрежно снял крышку. Ниикура замер, вопросительно выгнул бровь, потом посмотрел на Тошимасу.
- Это что?
- Собака, как ты видишь, - Хара явно был доволен реакцией Каору. - Кстати, сучка, то есть я хотел сказать, девочка.
Все сорвались со своих мест, чтобы взглянуть на содержимое коробки. На дне лежал щенок чихуахуа, завернутый в махровое полотенце, смешно тараща выпученные глазки. Кё присвистнул. Дайске ухмыльнулся и с уважением посмотрел на Тотчи, а Шинья улыбнулся еще шире.
- Бл**ть, ты совсем рехнулся? - прорычал Каору.
- Нет, - с явным вызовом на него посмотрел Хара.
- Забирай!
- Нет, - Тошимаса сделал шаг назад. Ниикура растеряно замер с коробкой в руках. - Она твоя.
- Где ты ее взял?
- Купил.
- Отвези обратно, можешь даже деньги не забирать - я тебе отдам, - настаивал Каору.
- Это подарок, - настаивал Тотчи.
- Хорошо, - вдруг согласился Ниикура. - Будешь сам с ней гулять?
- Буду! - в запале спора согласился Тошимаса и только потом осознал, на что.
- Если этот вопрос мы прояснили, то не будешь ли ты так любезен и не начнешь разминать пальцы? Мы из-за тебя и так потеряли три часа.
Тошия достал свой бас и плюхнулся на стул, но едва коснулся пальцами струн, резко поднял голову. Каору по-прежнему держал коробку в руках, растерянно разглядывая подарок.
- Это как я буду с ней гулять? Ее же надо выводить минимум два раза в день: утром и вечером.
- Так что тебе мешает? - поинтересовался Каору с издевкой.
- Мне придется раньше вставать и уезжать вместе с тобой из студии, чтобы попасть к тебе домой, - жалобно проскулил Тотчи, но лидер-сан оказался неумолим.
- И?
- Мне проще тогда к тебе переехать, - заключил Тотчи. - Точно! От тебя же и до студии ближе!
Каору моргнул:
- Чего?
- Да! Я буду с тобой жить. Ну, расходы там пополам. Но это мы с тобой решим, - без задней мысли подвел итог Тошимаса. Ниикура нервно сглотнул, но Хара не заметил. Довольный собой он сосредоточился на бас-гитаре. Шинья наклонил голову вперед и закрыл ладонью рот, чтобы не рассмеяться в голос.
Тошимаса Хара еще не представлял, как он попал...
 
ДжунДата: Вторник, 13.08.2013, 22:42 | Сообщение # 7
Я - это сон наяву.. (с)YoggSaron
Группа: Админы
Сообщений: 1894
Награды: 186
Статус: Offline
Обожаю этот фанфик))
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Вот где собака зарыта! (NC-17 - Кирито/Шинья, Каору/Хара [Pierrot, Dir en grey])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz