[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Потерянный (NC-17 - Tsuzuku/Koichi [MEJIBRAY])
Потерянный
KsinnДата: Воскресенье, 11.08.2013, 17:34 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Потерянный

Автор: love_sanaka
Переводчик: Megumi
Контактная информация: twitter, vk, ask.fm

Фэндом: MEJIBRAY
Персонажи: Tsuzuku/Koichi
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Ангст
Предупреждения: Насилие
Размер: Мини
Статус: закончен

Описание:
Коичи чувствует себя совершенно потерянным в лабиринте под названием "Тсузуку"
 
KsinnДата: Воскресенье, 11.08.2013, 17:35 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Запахи лака для волос и одеколона наполняли гримерку. Еще один день фотосета и часы подготовки, чтобы выглядеть, как кукла. Окончательно приготовившись, он последовал за группой. Мрачный и угнетенный, что, кстати, прекрасно подходило под образ их нового релиза. Его взгляд задержался на знакомой спине, пока Цузуку поправлял свои волосы немного назад.
В течение последних двух недель он отошел на задний план, превратился в безмолвного наблюдателя со стороны. Не стало для него сюрпризом и то, как вокалист прислонился к их красивому гитаристу, целуя того на камеру.
Он только задавался вопросом, вернется ли их время назад еще когда-нибудь...
- Кои-чан, ты идешь?
Басист вернулся из прострации, когда Миа позвал его. Остальные музыканты уже расположились на черном диване, приготовившись для новой серии фото.
Он мягко улыбнулся и кивнул:
- Конечно.
Парень осторожно приземлился на диван, чтобы случайно не снести лежащего на спине Мето, который как всегда выглядел устрашающе.
Все сидели очень близко друг к другу. Басист поправил длинный розовый хвост и вздрогнул от удивления, когда чья-то рука опустилась ему на плечо. Коичи слегка повернул голову. Их взгляды встретились, и сердце басиста застучало быстрее. Глядя в эти спрятанные за цветными линзами глаза, парень что-то понял... Взгляд, который бросал на него Цузуку.
Коичи аккуратно выбрался из плена чужой руки и попытался сфокусироваться на камере. Этот взгляд... он посылает дрожь по спине.
За последние две недели басист намеренно старался воспринимать Цузуку как любого другого знакомого. Немного холодно, немного отстраненно. Но Коичи знал, что ТО чувство могло вернуться в любой момент.
Они позировали еще несколько часов, и, наконец, фотограф объявил перерыв. Басист подвинулся, чтобы помочь Мето сесть снова. Барабанщик изящно сошел с дивана и вышел вместе с Миа подышать свежим воздухом. Коичи тоже было собрался подняться, когда властная рука опустилась на его голую талию и остановила.
- Останься.
Их глаза снова встретились. Теперь Коичи понял уже всё. Кивнув, он вернулся на место и отклонился назад на мужчину, который тянул его на себя. Как же он скучал по нему...
В маленькой студии не было никого, только тусклый свет, который использовался для фотографий.
Коичи почувствовал, как рука в перчатке медленно прошлась по его татуированному и обнаженному животу. Его собственная рука потянулась к чужой, желая прикоснуться, но Цузуку избежал этого касания. Настойчивая рука погладила низ живота, поднимая такие знакомые волны внутри. Всё было слишком просто...
- Цу... - он тяжело вздохнул.
Губы вокалиста впились в его ухо, а рука в перчатке на этот раз пошла дальше и погрузилась в узкие черные шортики. Сколько раз Цузуку уже делал так? И каждый раз это заставляло Коичи желать большего. Он просто терялся, всё глубже погружаясь в эту тайну. Секунда - и Цузуку был горяч с ним, секунда - и снова холод.
- Ты выглядишь сегодня сногсшибательно, - услышал басист шепот прямо в ухо. Но он не мог сейчас придумать стоящего ответа. Чувство отчаяния и беспомощности было слишком поглощающим.
Пальцы в перчатках играли с застежкой на шортиках.
- Как сильно ты хочешь меня? - услышал Коичи хриплый голос.
- Безумно, - пальцы басиста вцепились в пиждак Цузуку.
Каждый раз, когда мужчина уходил от него, Коичи желал, чтобы тот снова вернулся. Хотел, чтобы солист снова владел им. Снова и снова.
Они всё еще находились в студии, и басист понимал, что это крайне неудачное место для секса. Но он был не в силах остановить Цузуку всякий раз, когда тот вдруг начинал хотеть его. Сейчас.
Солист толкнул парня на живот, прижав его сверху к дивану. Розовые волосы рассыпались по раскрасневшемуся лицу. Коичи чувствовал, как сильные руки сзади стянули с него шорты вместе с бельем, оставляя всё это где-то на полпути к коленям. Всё происходило так быстро, что розоволосый парень даже не смог бы сопротивляться.
Он издал стон, когда увлажненные слюной пальцы вокалиста погрузились в него. Как же он скучал по этому ощущению...
Руки мужчины потянули басиста за бедра вниз, опуская на колени, вжимая при этом лицом в диван. Цузуку уже не мог сдерживать свое возбуждение и сразу же вошел сзади, заставляя Коичи вскрикнуть. Потоки боли потянулись по позвоночнику вверх. Цузуку никогда не был с ним нежен или хотя бы осторожен. Розоволосый парень будто был создан для того, чтобы удовлетворять все самые дикие и извращенные желания вокалиста. Он был создан для того, чтобы постоянно ломаться от этих властных рук.
Цузуку начал двигаться в нем еще быстрее, стоны Коичи были громкими, но приглушенными. Он просунул руку между своим влажным животом и диваном и начал ласкать свой член в такт движениям сзади. Не успел басист сделать и пары движений рукой, как почувствовал, что кончает. Солист сзади тоже не мог терпеть дольше, разливаясь спермой внутри. Как же Коичи скучал по этому чувству...
Цузуку покинул его тело, бессильно рухнув около дивана. Он был опустошен, но всё еще желал большего.
Коичи чувствовал, что в который раз растворяется в мужчине. Все чувства вернулись назад, но парень очень не хотел, чтобы они показывались наружу.

Остаток вечера басист никак не мог сосредоточиться, всё еще чувствуя семя вокалиста внутри себя. Даже когда фотосет закончился, он всё равно ощущал дискомфорт в своем белье. Цузуку буквально пожирал его глазами, поэтому парень постеснялся менять одежду при нем в гримерке, а просто набросил куртку, желая поскорее убежать от этого взгляда и добраться домой без приключений.
Он сглотнул, когда рука мужчины крепко сжала его тонкое запястье, а губы приблизились к уху.
- Куда ты? Я с тобой еще не закончил.
Желание, голод, жажда. Всё вернулось в ту же секунду.
Как он оказался в квартире вокалиста, Коичи не помнил. Он не был пьян, но всё было словно в тумане, заставляя разум теряться.
Дверь захлопнулась, а Цузуку тут же стянул с парня куртку, бросая её на пол. Он толкнул басиста на диван в гостиной, избавляя того сначала от обуви, а затем и от жилетки. Его собственные руки бродили под пиждаком солиста, стягивая вещь с плеч. Как же он скучал по этому телу... По каждой его линии и изгибу.
Острые зубы мужчины покусывали шею, плечи, соски басиста. Коичи слишком быстро сдался, начав подрагивать от таких ласк. Цузуку легко сорвал маленькие шорты и умелой рукой провел по влажной головке парня, заставляя терять разум полностью.
- Ты такой горячий, - прошептал солист.
Коичи не мог ответить, он мог только стонать, когда горячая головка члена уперлась прямо в него. Солист начал вызывающе водить ей по входу.
- Пожалуйста, возьми меня, - басист сходил с ума, - пожалуйста.
Он снова умолял Цузуку, и так было всегда. Ведь мужчина слишком хорошо знал Коичи, знал, за какие ниточки дергать, чтобы тот терял голову. С каждым разом розоволосому парню было всё труднее и труднее сопротивляться Цузуку, но властный мужчина никогда полностью не давал Коичи то, что тот хотел.
Парень вскрикнул, когда солист вошел в него. Тело сопротивлялось такому грубому проникновению, но он всё равно продолжал вымаливать большего. Мужчина двигался в нем, придерживая за шею, разглядывая при этом синяки на бедрах, которые, видимо, поставил парню еще на фотосессии. Но Коичи не был против, наоборот, эти следы могли лишь дольше напоминать ему о том, что Цузуку вытворял с ним. Парень так хотел прикоснуться к нему и только потянул руки, как солист поймал запястья и с силой прижал их над головой басиста. Цузуку снова грубо толкнулся внутрь, не задумываясь о боли, которую мог причинять парню. Его всхлипы и стоны разливались по комнате, а время будто бы застыло. Коичи даже не смог посчитать, сколько раз солист успел кончить в него, он чувствовал только кровь, тонкой струей стекающую по внутренней стороне бедра. Даже когда всё закончилось, басист бессильно искал руку мужчину в надежде, что тот хотя бы раз прикоснется к ней. Но этого не случилось.

Наступило утро, и солнечные лучи пробивались сквозь вельветовые шторы в гостиной вокалиста. Веки Коичи дрогнули, он медленно возвращался к своим чувствам. Как и после любой другой ночи, проведенной с вокалистом, парень проснулся в полном одиночестве. Он понял, что Цузуку так и оставил его одного лежать на диване в сперме и крови. Хоть это случалось далеко не в первый раз, Коичи всё равно слишком задевало такое отношение.
Он был создан для того, чтобы Цузуку постоянно ломал его. В то время как Миа был создан для того, чтобы получать от солиста всю любовь и нежность.
От этой мысли слезы тут же выступили на глазах. Коичи закусил нижнюю губу, чтобы прямо здесь не разрыдаться в голос. Сколько еще раз он должен бродить по этому лабиринту под названием Цузуку? Сколько еще раз будет попадаться в его паутину?
Он с трудом заставил себя сесть. Спину ломило от боли. Его бедра были окрашены кровью, а на груди парень заметил подтекшие фиолетовые укусы. Каждая часть его молодого тела была запятнана мужчиной. Тело, которое вокалист желал постоянно, отвергая в нем наличие сердца и чувств.
Никогда прежде он не плакал от этого факта, но сегодня мысль о том, что Цузуку выбрал Миа для своей любви, ранила его небывало. Он понимал, что солист предпочитает просыпаться со своим гитаристом в руках даже после всего, что было между ним и Коичи. Просто секс в глазах вокалиста, ничего больше. Просто игрушка в его властных и сильных руках. Басист больше не мог сдерживать рыданий. Он лежал один, похоронив голову под подушкой.
- Коичи...
Сердце парня остановилось, когда он услышал этот голос. Он поднял влажное от слез лицо с дивана и повернул голову. Там стоял Цузуку, одетый в одно лишь полотенце на бедрах, второе влажное полотенце он держал в руке.
Это, должно быть, сон?
Басист смотрел на мужчину округлившимися глазами. Тот подошел к дивану и сел рядом на пол. В его глазах уже не было ни капли похоти или агрессии, только мягкость. Влажным полотенцем Цузуку провел по лицу парня, убирая прилипшие к щекам розовые прядки.
Такое поведение было чем-то новым. Это и есть та самая нежность, которую солист показывает только Миа?
Коичи недоверчиво косился на вокалиста, всё еще чувствуя где-то подвох. Тем не менее, этот заботливый жест тронул его до глубины души. Коичи неуверенно положил руки на плечи мужчины и наклонил голову к груди. Впервые Цузуку не отстранился, а позволил басисту прикасаться к нему.
- Почему? - спросил Коичи, всё еще прижимаясь к мужчине. Он не хотел отпускать его, ведь такая возможность могла больше никогда не представиться парню.
Цузуку пригладил растрепанные розовые волосы и провел рукой по спине.
- Я хочу освободить тебя от всего этого, - прошептал вокалист.
"Ты не хочешь меня больше?"
- Что ты имеешь ввиду? - вслух произнес Коичи, со страхом заглядывая в глаза мужчины напротив.
- Ты слишком увлекся мною. Ты позволяешь мне всё, даже причинять тебе боль, - объяснил солист, а Коичи почувствовал, как слезы снова подступают к глазам.
"Да, но это не значит, что я хочу всё закончить."
- Взгляд, которым ты смотришь на меня постоянно... Ты потерялся во мне, - Цузуку знал, что он чувствовал теперь.
Коичи снова взглянул на мужчину, чувствуя, что его сердце только что словно закопали еще бьющимся. Руки ослабли и соскользнули с плеч солиста.
- Я понимаю, что ты хочешь сказать, - произнес басист, прикрывая глаза, - я знаю, что не создан для твоей любви, и мы не должны всё это делать, пока ты встречаешься с кем-то еще.
Он просто не хотел слышать от Цузуку такие слова. Пусть он и освободится из этого лабиринта, но потеряет солиста навсегда. Как сильно парень любил его? Настолько, что позволял делать с собой любые вещи, причинять невыносимую боль и страдания.
Рука Цузуку накрыла пальцы басиста. Парень снова посмотрел на солиста и увидел что-то новое в его глазах. Что-то, чего пока что не мог понять.
- Нет, ты меня совершенно не слышишь, Коичи, - ответил ему Цузуку.
Вдруг он накрыл своими губами мягкие губы басиста. Впервые в жизни он поцеловал парня, ведь раньше между ними был только секс. Раньше... А сейчас Коичи больше не чувствовал себя потерянным.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Потерянный (NC-17 - Tsuzuku/Koichi [MEJIBRAY])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz