[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Ghost of love (R - Aggy\Leda [Deluhi])
Ghost of love
KsinnДата: Воскресенье, 11.08.2013, 13:56 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Ghost of love

Автор: Princess Helly
Контактная информация: mischkova.olga@yandex.ru
Соавтор: Katzze
Контактная информация: diary, vk, twitter, kattzzee@rambler.ru

Фэндом: Deluhi
Персонажи: Aggy\Leda
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини
Статус: закончен

Посвящение:
Маме. За незаметно привитую любовь к мистике.
Katzee. В благодарность за соавторство и нежную любовь к Deluhi.

Примечания автора:
Я крайне люблю этот фандом. Но иногда меня тянет на эксперименты. Я заранее прошу прощения, если кто-то вдруг окажется недовольным.

Искренне надеюсь, что читатели разберутся в нагромождении идей и все поймут правильно.
 
KsinnДата: Воскресенье, 11.08.2013, 14:00 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Lucifer’s angel
I’m closer than close…


- Вообще-то я не верю в призраков и добрых духов, - зачем-то сообщил Агги своему отражению в зеркале и поморщился. Незримый собеседник рассмеялся и насмешливо уточнил:
- Тогда перед кем ты сейчас оправдываешься?
- Если бы я поддался на уговоры и выпил что-то сверх стакана пива, то решил бы, что у меня такая экстравагантная белая горячка, - Агги невесело улыбнулся и отошел от зеркала. Он решительно ничего не понимал, только убеждался, что запутывается в ситуации, как неловкая бабочка в паутине.
- Так что я такое по-твоему? – голос продолжал измываться, провоцируя интонациями превосходства и снисходительности.
- Вероятно, первый признак моего психического расстройства, - Агги всерьез размышлял о том, что стоило бы обратиться к специалисту, причем стадию консультации с психотерапевтом он подумывал пропустить.
- И не мечтай, - этот смех нервировал Агги. Искренний, звонкий, чистый, словно перезвон тонкого стекла, он разлетался по комнате, дробился, отражался эхом от стен, заставлял дрожать от холода в уютном тепле квартиры.
- Прекрати. Может быть, уже достаточно игр? – Агги устало опустился в кресло и сжал виски, с силой помассировал кожу и вздрогнул: ему показалось, что по плечу скользнула чья-то ледяная ладонь.
- Как скажешь. Хотя я бы с удовольствием поиграл еще немного, - холод исчез на время, чтобы вернуться прикосновением к шее.
- Я чувствую себя психом, - Агги обхватил себя руками, пытаясь одновременно согреться и справиться с дрожью. Он боялся слишком откровенно и одновременно стыдился своего страха. Втайне он мечтал, чтобы все это оказалось страшным реалистичным сном, чьим-нибудь дурацким розыгрышем, бредом измученного недосыпанием и переработкой сознания… Агги был готов согласиться на любой вариант, лишь бы только не трястись сейчас от ужаса в собственной квартире, каждую секунду ожидая вновь услышать чужой голос.
- О, не беспокойся. Я видел не одного сумасшедшего. Ты на них нисколько не похож. Пока, - любезно уточнил некто и снова приблизился к Агги: стало нестерпимо холодно.
- Спасибо, утешил, - усилием воли Агги заставил себя сидеть на месте. Что делать дальше, он не представлял, а лихорадочно перебираемые способы развития ситуации отметались один за другим.
- Не за что. Я всегда к твоим услугам, - если бы голос имел материальное воплощение, он бы сейчас наверняка галантно поклонился. – И да, кстати, спешу тебя расстроить: ты, конечно же, волен сейчас уйти из дому и бродить где-нибудь до утра, или позвать кого-нибудь к себе, чего я тебе делать не советую, или даже выпить весь алкоголь, что есть в квартире, вперемешку со снотворным…
- Могу еще санитаров из дурдома вызвать, - Агги даже не стал спрашивать, откуда голосу стало известно о его мыслях. С каждой секундой в нем крепла уверенность, что происходящее имеет отношение к потусторонним силам. Даже ему, любителю городских легенд, фильмов ужасов и просто страшных историй, рассказываемых шепотом в кромешной темноте, делалось не по себе от мысли, что подобное случается в реальности.
- Можешь. Но тебе это мало поможет, - успокоил голос, а у Агги создалось впечатление, что по волосам прокатился ветерок. – Я найду тебя, где бы ты ни спрятался.
- Даже там? – Агги на секунду задумался, выбирая, посмотреть ему вверх или вниз, но, припомнив свой образ жизни и некоторые жизненные принципы, все-таки уставился в пол, словно стремясь рассмотреть сквозь бетонные перекрытия котлы преисподней.
- О, там тем более, - призрак, или кто-то там еще, расхохотался. – Кстати, - смех стих также внезапно, как и начался, - я оценил твою честность. Наверху тебе и в самом деле нечего делать.
- Но я и вниз как-то не спешу, - Агги устал бояться, поэтому решил вести себя как обычно.
- Поверь мне, от тебя здесь уже ничего не зависит, - ледяное касание опутало шею, сдавило и тут же отпустило.
Агги резко подался вперед, хватая ртом воздух, в то время как холод пополз по спине, забрался под майку и потек вдоль позвоночника, пробуждая совсем недавно утихшую дрожь.
- Чего ты от меня хочешь? – Агги попытался уйти от прикосновения, выгнулся, но добился только большей настойчивости.
- Расслабься, - голос стал томным, приторно-сладким, словно мурлыкающим. Резко контрастирующим с ледяным холодом, сковывавшим Агги.
- Прекрати, - он надеялся, что слабость и жалобные интонации ему только показались, но тут же убедился в беспочвенности своих надежд.
- И не подумаю. Ты так очаровательно просишь. Так… - голос ненадолго исчез, словно его обладатель задумался, выбирая подходящее слово. – Покорно… Ты мне уже подчиняешься.
- Ты сейчас слюной захлебнешься, - раздраженно заметил Агги, справившись с собой и буквально вырвавшись из импровизированных объятий. – Я тебя расстрою, но я предпочитаю живых и горячих партнеров для секса. И активную позицию. Так что ты не по адресу со своими играми.
- Не думаю, что ты сможешь чем-то удивить меня, оказавшись сверху, - потусторонний наглец хмыкнул. – Впрочем, я готов предложить тебе пари.
- А кто тебе сказал, что я хочу тебя слушать? – решив, что терять ему особо нечего, Агги перестал сдерживаться.
- У тебя нет выбора. Бежать некуда, - уточнил голос и добавил теплым, нежным тоном, словно разговаривал с ребенком, - я же все равно найду тебя, где бы ты ни спрятался.
- Звучит плохо, честно, - вынужден был признать Агги.
- А я уверен, что тебе понравится, - собеседник просто искрился радостью. – Выслушаешь условия пари?
- А у меня есть выбор? – Агги обреченно упал в другое кресло, решив, что ему не помешает хоть какая-нибудь опора. – По-моему, я первый кандидат на место в дурдоме. Так что, фразой больше, фразой меньше…
- Как мне нравится твоя сговорчивость… Ты подчиняешься… Так сладко… - вновь замурлыкал голос, а Агги откровенно скривился и передернул плечами. – Пардон, я увлекся. Фантазии всегда такие приятные. Но реальность будет еще лучше, верно?
- Короче! – Агги сцепил руки в замок, чтобы не сорваться и не швырнуть чем-нибудь тяжелым в то место, откуда звучал этот раздражающий голос.
- Вау! – кажется, собеседника эта вспышка нисколько не удивила. Разве что развлекла слегка. – Сколько страсти. Прибереги ее, детка… - он продолжал насмехаться и терзать нервы Агги и явно не собирался останавливаться. – Собственно, все просто. Проигравшим окажется тот, кто первым сдастся и попросит…
- Чего именно? – Агги подался вперед, стараясь не упустить ни слова и отгоняя от себя мысль, что сейчас он на полной скорости летит в объятия собственного безумия.
- Неважно. Любви, нежности, ласки, разрешения заботиться… - начал перечислять голос, но Агги перебил:
- Слишком расплывчатая формулировка. Если я попрошу тебя заткнуться, это тоже будет засчитано за поражение? А не много ли ты хочешь?
- Хм, соблазнительная мысль, - в задумчивости протянул голос, потом превратился в смех, заставив Агги поверить, что в его организм неизвестно откуда попали тяжелые наркотики. – Ладно, малыш, не бойся. Нужно осознанное желание подчиниться. Все равно, определять победителя буду не я. И не ты, не дергайся! – Агги скрипнул зубами, раздраженный чрезмерной проницательностью этого порождения тьмы. Почему-то он был уверен, что это нелепое создание с явной склонностью к доминированию и неудержимым кокетством является посланником из преисподней.
- Уж не дьявол ли? – на удачу брошенная фраза произвела неожиданный эффект: воздух в комнате словно заледенел, обесцветились предметы и потекли очертания.
- Ты сам это сказал, - впервые в голосе не было ничего кроме усталости.
- Раз все так… - Агги подумал немного, - глобально… Позволишь вопрос?
- Рискни. Но помни, что я могу и не ответить, - собеседник слегка расслабился: вернулось тепло и яркие краски.
- Да-да, я помню, что тебе нравится, когда тебя просят. Фетиш и все такое. Я учел, - Агги отмахнулся от предупреждения и поинтересовался: - Почему именно я? Что тебе нужно?
- Ты, - кажется, призрак или кем он там был, совершенно не собирался уточнять свой ответ. Агги терпеливо ждал продолжения, а воздух в комнате снова начинал густеть. – Я не знаю, почему именно ты, - наконец он не выдержал. – Так распорядилось провидение. Легче тебе стало? – спросил голос и тут же сам ответил: - Не думаю. Впрочем, это тоже не важно. Мне нужен ты. Это понятно?
- Что именно? Конкретнее формулируй желания, - Агги чувствовал такую усталость, словно вручную разгружал вагоны. – Душа? Жизнь? Что?
- Ты весь, - коротко ответил незримый собеседник. – Твое тело, весьма неплохое, кстати, хочу отметить, тоже.
- Судя по твоему тону, я сейчас должен подпрыгивать до потолка, радуясь оказанной мне чести, - насмешливо заметил Агги, демонстративно потягиваясь в своем кресле. – Так вот, не дождешься. И да, я не уверен, что моему телу интересен одинокий голос.
- Я учту, - коротко раздалось в ответ, после чего в комнате воцарилась тишина.
Агги догадался, что на какое-то время остался один, и выдохнул с облегчением. Интуиция подсказывала, что пауза продлится совсем недолго. А в самом скором времени ему придется забыть, что такое покой. Либо же привыкнуть к зарешеченному окну и мягким стенам заведения для душевнобольных. Ни то, ни другое не казалось ему привлекательной перспективой, но и выбросить из головы странный разговор не получалось. Казалось, что тело помнит холодные прикосновения и до сих пор отвечает на них мелкой, нервной дрожью. А в голове невольно возник образ, соответствовавший этому голосу. Идеальная, совершенная, надменная красота.
Агги подвинул к себе чистый лист и стал рисовать.

 
KsinnДата: Воскресенье, 11.08.2013, 14:00 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
Run to you
Share another night with me…


- Куда ты собрался на ночь глядя? – Агги решительно ничего не понимал. Поэтому повышал голос, практически кричал, не желая признаваться даже самому себе, что от страха подгибаются колени.
Юуто смотрел на него спокойно и уверенно: он явно давно все для себя решил и теперь просто терпеливо ждал, когда же Агги отойдет от входной двери и позволит ему выйти. Он не собирался что-либо объяснять, оправдываться или настаивать на понимании и принятии его решения.
Этот невозмутимый и отрешенный человек показался Агги незнакомым. Он не имел ничего общего с тем забитым, измученным существом, бросившимся под колеса мотоцикла дождливой октябрьской ночью. Агги тогда едва успел уйти от прямого столкновения, но незадачливого самоубийцу все-таки зацепил. Бросив мотоцикл посреди проезжей части, он поспешил к незнакомцу, но замер в шаге, задержал дыхание, не поверив своим глазам. На асфальте сидела ожившая копия его рисунка.
Позже, познакомившись с Юуто ближе, отмыв его от уличной грязи и переодев в собственную одежду, Агги убедился, что сходство не такое уж и значительное. Глаза оказались меньше и темнее, ресницы не такие пушистые и изогнутые, а губы более тонкие и искусанные в кровь. Коричного оттенка волосы мало походили на медовое великолепие, украшавшее и без того совершенный портрет. При этом Агги узнавал свое наваждение в каждой черте лица, в изгибе шеи, в повороте наклоненной к плечу головы.
Сейчас он видел те же линии и краски, но понимал, что перед ним стоит некто посторонний. За долгие месяцы, что они провели вместе, Агги слишком привык к виноватой улыбке и робким взглядам. Когда Юуто успел измениться, если еще вчера он смущался и едва выдавливал из себя слова, пытаясь оправдаться за разбитую в спешке тарелку? Что именно Агги натворил? Почему Юуто решил уйти сейчас, когда все было хорошо и ничего не предвещало беды?
- Я не стану тебя принуждать, - Агги прилагал невероятные усилия, словно на каменоломне работал, пытаясь убедить Юуто в том, во что не верил сам. Ему дико было даже просто подумать, что в отношении этого нежного ангела можно применить силу. Но и отпустить, отступить с пути, не сказав ни слова, не попытавшись выяснить, что произошло, Агги себе позволить не мог. – Просто… скажи… что я сделал… не так, - отчего-то сильно дрожали губы. Голос звучал тихо, как будто с тихими всхлипами.
- Все так, - Юуто наконец отмер, подошел и встал рядом, впервые прямо глядя в глаза. – Мое время вышло, вот и все.
Какое время? О чем он говорил? Агги решительно отказывался понимать, в чем дело. А Юуто очевидно не собирался объясняться.
Агги машинально сунул руки в карманы, пытаясь таким образом справиться с соблазном прикоснуться к нему, обнять, прижать к себе, держать крепко и никуда больше не отпускать, не оставлять даже на секунду. Пальцы нащупали край бумажного пакетика, а сердце вдруг сжалось от боли. Агги с горечью ощутил, как покидают его силы, как из глубины души поднимается бессильное отчаяние. Если бы не стоявший в одном шаге от него Юуто, такой сосредоточенно-серьезный и собранный, Агги позволил бы себе сползти по стенке на пол, уткнуться лицом в ладони и, возможно, впервые за долгие годы заплакать.
- Не смей, - Агги уловил в этой фразе тревогу, но навалившаяся усталость не позволила порадоваться, что Юуто испытывает куда меньше безразличия, чем стремится показать. – Молчи! Я прошу тебя, - оказалось, что равнодушная маска едва держалась на изящно-красивом лице и слетела при первом же движении. Юуто первым сделал шаг навстречу, неловко уткнулся Агги в шею, щекоча кожу горячим, прерывистым дыханием.
Агги боролся с собой: он отдавал себе отчет, что, единожды обняв Юуто по-настоящему, уже никогда не сможет его отпустить.
- Обними… меня… - тот словно прочитал мысли Агги, прижался плотнее. Агги понимал, что выбора у него нет.
Держать Юуто в объятиях, покрывать торопливыми поцелуями его виски, лоб, щеки, гладить спутанные волосы – все это казалось Агги сбывшимся сном. В реальность происходящего не верилось хотя бы потому, что Юуто отвечал, коротко и рвано дышал, прикасаясь губами к шее и ямке между ключицами, сжимал пальцы на предплечьях Агги, словно хотел оставить синяки.
- Что… ты… хочешь? – Агги разучился думать, говорить, дышать, сдался в плен томительному желанию сосредоточиться на единственном важном сейчас ощущении: под его губами и пальцами разгоралось пламя. Юуто словно превратился в восковую свечу: он горел и плавился, таял под безумными, болезненно-нежными ласками и безмолвно просил еще. Агги был благодарен ему за это безмолвие. Так просто оказалось сойти с ума, потерять голову, впервые в жизни ощущая, что такое – сбывшаяся мечта.
Юуто был для Агги не просто мечтой, не просто фантазией или навязчивым желанием. Со временем он превратился в единственный смысл существования, в центр мироздания, в персональную Вселенную. И Агги, когда-то давно поклявшийся себе никого и никогда ни о чем не просить, впервые был готов нарушить собственную клятву. Ради Юуто оказалось легче легкого переступить через гордость, через чувство собственного достоинства и самоуважение. Агги не понимал, зачем ему все это, если Юуто уже не будет рядом.
И сейчас его Юуто был ближе, чем когда-либо. Он словно бы тонко скулил, не решаясь даже просто стянуть с Агги куртку, но умоляя не отпускать его сейчас, помочь ему перебороть страх и нерешительность.
И нужно было бы перебраться в спальню или хотя бы гостиную, но даже представлять не хотелось, каково это – разжать руки, на секунду выпустить Юуто из объятий, перестать целовать его смеженные веки.
- Не бойся меня, - Агги первым нарушил тишину, сжал лицо Юуто в ладонях и улыбнулся, в который раз ощущая предательское жжение в уголках глаз: Юуто по-детски зажмурился, покраснел, будто представил, что последует дальше. – Я сам боюсь, - Агги, не удержавшись, легко коснулся нервно подрагивавших губ и едва не задохнулся от восторга: ни с кем еще он не целовался так нежно и сладко одновременно.
- Пожалуйста, - шептал Юуто, а Агги не мог понять, о чем же он просит, но на всякий случай был готов отдать даже собственную жизнь. – Пожалуйста…
Эти просьбы, все более страстные, надрывные, едва ли не истеричные, сводили Агги с ума, ослепляли и оглушали, заставляли с нарастающей жадностью терзать приоткрытые в ожидании губы, нетерпеливо пробираться под одежду, заласкивая каждый сантиметр кожи. Агги осознал, насколько он близок к смерти от счастья, когда робкие пальцы Юуто коснулись его ремня. Уже от этого скромного действа, еще неловкого и по сути невинного, можно было окончательно потерять голову и сорваться. Агги едва держался, судорожно цеплялся за ускользающую реальность, даже не пытаясь предугадать, что ждет его дальше.
А впереди было всепоглощающее пламя.
В широко распахнутых теперь глазах Юуто сверкали фейерверки, их искры словно поджигали окончания нервов, пропускали под кожей разряды тока, сплавляли два нетерпеливых тела в одно. Агги задыхался, всерьез опасаясь, что сердце не выдержит нагрузки, разорвется или просто пробьет грудную клетку: так часто и сильно оно билось. На неспешность, медлительность и томность не хватало сил. Хотелось быстро, неистово, до черных точек в глазах.
Юуто подчинялся легко, доверялся полностью и без остатка, отдавал себя, будто уговаривал: взамен ничего не нужно. Но Агги стократно возвращал эти дары, нереальным усилием сдерживался, чтобы причинить как можно меньше боли. Они двигались вместе так слаженно и легко, как двигаются в танце партнеры. Юуто интуитивно знал, как прикоснуться, как поцеловать, чтобы у Агги окончательно отказали внутренние тормоза.
Понятие пространства и времени исчезло, словно его и не существовало вовсе. Тысячи галактик образовались и умерли за кратчайший миг.
Агги давно перестал воспринимать реальность, отдавшись на откуп всепоглощающему удовольствию. Шестое чувство подсказывало, что Юуто сейчас так же хорошо, а может быть, даже немного лучше: слишком счастливой и безумной выглядела его улыбка на фоне катившихся по вискам и исчезавших в волосах слезинок.
А впереди была еще целая ночь.

Hide from the sun
All the love you put out will return to you…


Агги спал и видел странный, тяжелый сон.
Насколько хватало глаз, простирался огромный зал. Его мрачные своды уходили ввысь, смазывались и теряли очертания. Но Агги было плевать на архитектурные изыски и угнетающее великолепие места.
Прямо перед собой он видел… Кого? Агги не мог ответить на этот вопрос. У человека перед ним были черты Юуто, искаженные насмешкой, надменностью и презрением. Кого именно он так сильно ненавидел?
Агги стоял слишком близко, чтобы не видеть остекленевших, ничего не выражавших, пустых глаз. А Юуто, или незнакомец, укравший его лицо, улыбался. Кому?
- Леда! – резкий окрик сотряс воздух, прокатился по залу, эхом дробясь от стен. – Ты понимаешь, что ты наделал?
Агги обернулся, пытаясь понять, кто говорит и к кому обращается. Кто такой этот Леда?
- Конечно, - его Юуто привычно пожал плечами, - при этой мысли у Агги даже сердце заболело, - как будто стоял не посреди огромного зала, а в крохотной кухоньке, не имея сил выбрать между шоколадом и мороженым. – Ты, выходит, совсем дурак, если допускаешь, что я мог проиграть иначе, как по собственной воле.
Агги наконец смог разглядеть собеседника Леды: мужчину дьявольской красоты кривило, словно он только что выпил настойку полыни. Видимо, фамильярное и наглое обращение его совсем не радовало.
- Я не буду у тебя спрашивать, зачем ты это сделал, - наконец продолжил он, на что Леда, - Агги никак не мог взять в толк, почему его Юуто откликается на это странное, незнакомое имя, - насмешливо улыбнулся:
- Отчего же? Спроси.
- Избавь меня от романтических бредней, - мужчину передернуло. Внезапно он поднялся на ноги, торопливо пересек площадку, едва не задев Агги плечом, и оказался напротив Леды: - Тебе вообще недоступно это понятие. Любовь… О чем ты думал?
- Ты сам только что ответил на свой вопрос, - на Леду чужие эмоции не произвели никакого впечатления. Он продолжал смотреть прямо перед собой, будто намеренно глядя в глаза Агги. Тот отстраненно подумал, что его, наверное, не замечают, раз до сих пор не растерзали на части, и еще внимательнее стал ловить каждое слово.
- И много тебе перепало за один раз… любви? – к концу голос мужчины приобрел откровенно брезгливые интонации.
- Достаточно, - Леда сохранял невозмутимость, а Агги постепенно осознавал, что сходит с ума. Он уже слышал однажды этот голос, хоть и не видел его обладателя. Это его он рисовал душной летней ночью, чтобы хоть как-то скоротать время до утра. Это с ним он заключил пари, о котором и думать забыл: все его мысли занял Юуто.
Кусочки абсурдного по сути калейдоскопа собрались в картинку, испугавшую Агги своей безысходностью. Его Юуто никогда не существовал на свете. Демон, дьявол, это коварное порождение преисподней заняло чужое тело, а может, создало его из ничего, пользуясь фантазиями Агги. И это существо свело Агги с ума.
- Достаточно для того, чтобы отказаться от вечности? От силы и власти? – резкий тон вывел Агги из задумчивости.
- Зачем мне вечность, которую не с кем разделить? – Леда расправил плечи, выпрямился, словно это не его сейчас терзали вопросами.
- О, не беспокойся. Больше ее у тебя не будет. Никто не позволит тебе менять условия игры. Ты сделал свой выбор и за него понесешь наказание, - мужчина вдруг разом ссутулился, словно последние слова причинили ему физическую боль.
- Если ты хотел удивить и напугать меня, то я тебя расстрою: не получилось, - Леда продолжал испытывать его терпение, опасно балансируя на грани.
- Безмозглый сопляк! – тяжелая ладонь отпечаталась на нежной щеке красным пятном, а Агги вдруг осознал, что стоит между спорщиками, загораживая Леду собой. Жаль только, что в этом сне ему отводилась роль призрака. – Убежать решил? От кого? От чего? Идиот! – к счастью, второго удара не последовало, хотя мужчина и замахнулся. Просто Леда даже не дернулся, продолжая смотреть во все глаза. – Рассказать тебе, что будет дальше? – не дожидаясь ответа, мужчина продолжил. – С превеликим удовольствием. Я расскажу тебе все! Сначала тебя лишат твоих сил. Но тебе ведь они и так не нужны, я прав? – мужчина старался говорить ровно, хотя в голосе то и дело проскальзывала ярость. – А потом тебя вернут обратно. О, что я вижу? Каменное изваяние ожило! – теперь он откровенно насмехался.
При словах о возвращении Леда неосознанно подался вперед, словно боялся пропустить нечто чрезвычайно важное.
- Не обольщайся, мой мальчик. Ему тебя не отдадут, иначе какое же это наказание? – Агги догадался, что речь идет о нем, и едва не заскулил вслух от накатившего дурного предчувствия. – Ему вернут Юуто. Вернее то тело, которое ты создал, чтобы ему понравиться. Красивое тело, признаю. Жаль только, что без твоего разума оно подобно растению. Впрочем, я увлекся. Остальное ты скоро увидишь сам…
Агги сел в постели, задыхаясь от ужаса. На щеках подсыхали влажные дорожки: кажется, он плакал во сне. Первая, спасительная, мысль «это всего лишь сон» развеялась как дым, когда Агги увидел рядом с собой только смятую подушку и вчетверо сложенный листок.
Он едва не порвал его, пока пытался развернуть, потом долго не узнавал знакомые символы, словно за ночь разучился не только читать, но и думать. Короткое «люблю тебя» и маленький рисунок в углу: крылатый демон закрывается ладонью от солнца.
До сих пор Агги не верил в сны. Но ведь и в призраков он смог поверить далеко не сразу.
Он сам не знал, зачем так старательно обзванивал все государственные и частные клиники для душевнобольных, зачем так подробно описывал молодого человека, которого должны были обнаружить сегодня утром. Он боялся услышать вежливое подтверждение своего рассказа, но конце концов добился и этого. Равнодушный женский голос сообщил, что в их клинику несколько часов назад поступил пациент, полностью подходящий под данное описание. В силу его состояния выяснить, есть ли у него родственники, не удалось. Агги отрывисто пообещал, что сегодня же приедет, и бросил трубку. Плакать хотелось нестерпимо, но при свете дня желанные слезы отступали, жгли веки, но так и не решались показаться.
В больнице его уже дожидались. После нескольких часов пыток вопросами и уточнениями заведующий отделением позволил ему ненадолго зайти к Юуто, хотя и опасался, что такое посещение может обеспокоить пациента или ухудшить его состояние.
- Позвольте еще минуточку, - внезапно окликнул Агги доктор, отрываясь от заполнения бумаг. – Среди его вещей мы нашли вот это, - он протянул что-то на раскрытой ладони, и Агги едва смог сглотнуть тугой ком, возникший в горле. Этого маленького серебряного ангела Агги заказал специально для Юуто. И так и не успел подарить.
Он принял изящную вещицу из рук доктора и поспешил выйти в коридор, где еще долго стоял, запрокинув голову и невидящим взглядом смотря в потолок. Когда по спине вдоль позвоночника потек холод, Агги даже не вздрогнул. Только улыбнулся: узнал.
- Привет, - Агги не ожидал ответа. Но и молчать, чувствуя рядом его присутствие, не мог. – Составишь мне компанию?
По щеке ласково скользнула прохлада – согласие. Агги расправил плечи и снова улыбнулся, ощущая, как холод опутывает его ладонь: вместе не страшно.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Ghost of love (R - Aggy\Leda [Deluhi])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz