[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Confidence (NC-17 - Kirito\Kohta\Takeo [Angelo])
Confidence
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 20:08 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Confidence

Автор: Takeo-sensei
Контактная информация: Skype: chibi-pierrot

Фэндом: Angelo
Персонажи: Kirito\Kohta\Takeo
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Ангст, Драма, Психология, Философия, Даркфик
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Преступление и наказание вокалиста Pierrot\Angelo

Посвящение:
когда-то очень дорогому мне человеку

Примечания автора:
Мне дали 3 сюжетных момета, которые я должен был включить в фик, а еще я перечитал перед его написанием "Преступление и наказание"-вот и вышел слишком лмчный для меня фан-фмк. Ищу бету, потому что я на самом деле горазд на идеи и писанину, но оформлять все правильно не умею)))
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 20:08 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
25 мая. Саппоро.
«Никогда бы не подумал, что захочу завести дневник. Но ряд событий, происшедших накануне заставил меня это сделать. Не то, чтобы это необходимость, но это будет, скорее всего, сборником моих воспоминаний о каждом прожитом дне. О каждом дне, что я провел с тобой или без тебя…»
***
Такими словами началась старая темно-коричневая тетрадь с белыми, исписанными ровными мелкими иероглифами, страницами, которые ты переворачивал.
Два дня назад ты и я приехали навестить родителей на Хоккайдо. Шумный и суетливый пестрый Токио нас достаточно долгое время никуда не отпускал, поэтому мы чаще находились в студии или дома, лишь бы не быть в центре этой, действующей на психику, суеты: шума машин, криков детей, звонков мобильных телефонов и глупых разговоров между проходящими мимо людьми.
В Токио мы жили вместе в одном доме. Уж не знаю почему, но как только я предлагал нам разъехаться и жить отдельно, то ты начинал злиться и приводить кучу примеров того, что я якобы не могу позаботиться о себе, что немного задевало меня.
К родителям мы выбирались редко, наверное, последний раз был два года назад. И когда мы сюда приезжали, то постоянно возникала напряженная обстановка. Родители не долюбливали тебя и я никогда не понимал причину такого отношения к тебе. В отличие от матери, отец нормально относится к тебе, поэтому, я всегда был уверен, что тебе, эти поездки не приносят ничего, кроме раздражения.
Последние несколько дней, что мы провели у родителей, ты был слишком замкнутым и неразговорчивым, что было обычным явлением, которое всегда происходило, как только мы приезжали к ним. Меня это постоянно пугало и нервировало. Обычно ты кажешься мне чем-то похожим на шуструю обезьянку. Ты можешь быть тихим, но при этом твоя пугающая способность приставать к людям, которые тебе очень не безразличны, как-то навязчиво показывать им свою симпатию, кажется мне непонятным феноменом и ведь при этом многие думают, что это наигранный Фан-сервис, хотя узнай они тебя поближе, они бы поняли, что ты даже не прикалываешься, а на самом деле выказываешь свое положительное отношение к другим людям. Ты можешь специально слишком часто дотрагиваться до человека, насильно кормить его клубникой, постоянно обнимать и одновременно унижать этого человека шутками. В такие моменты твое лицо очень редко может выражать какие-либо эмоции. Ты над своими шутками предпочитаешь не смеяться.
На третий день нашего пребывания в доме родителей мы решили разобрать наши коробки со старыми вещами, почистить чердак и помочь матери в саду подстричь лужайки и розы. Я не знал, что в то утро, когда я ухаживал за цветами, а ты чистил чердак, ты нашел то, что являлось частью меня. Раньше я боялся, что ты когда-нибудь найдешь мой старый журнал, который я начал вести с самого первого дня, как ты уехал в Токио, покинув меня. Я положил немного помятый журнал в коробку и оставил на чердаке около 15 лет назад, совершенно забыв о нем.

5 июля. Саппоро
«Братик себя странно ведет. Шинья приехал всего на несколько дней из Токио, и отказывается рассказывать, что происходит. Он выглядит сильно усталым и постоянно запирается в комнате. Один раз он куда-то уходил ночью, а вернулся только под утро. После этого он лишь сказал мне, что «Когда-нибудь все изменится. Когда-нибудь у нас будет собственная группа…» - это, наверное, были единственные слова за день, что я смог услышать от брата.
За то время, что тебя не было рядом, я ощущал странную пустоту. Мне все время казалось, что он больше никогда не вернется обратно, не сдержит обещание. Помню, как перед тем, как уехать мы разговаривали в его комнате, и он попросил подождать немного, пока не уладится все. Тогда мне так не хотелось оставаться одному. Я не люблю его саркастические шутки по отношению к людям, но я не мог отпустить братика, хотя прекрасно понимал, что он все равно уедет, а если и вернется, то только через долгие месяцы, а может даже год.
Четыре дня назад я был безумно рад его возвращению. Он редко звонил и по телефону в последнее время был совсем необщительным. К сожалению, сейчас братик даже не хочет меня видеть, не хочет разговаривать. Сегодня за завтраком он выглядел словно зомби: подглазники и бледное вытянутое лицо. Он молчал. И это молчание мне казалось чем-то обвинительным, будто бы я провинился перед ним и мне не избежать гильотины из колкостей, которые он пошлет в мои адрес, чтобы сломить меня. Такое бывало ни раз, но вот после того, как братик добивался результата, то почему-то сразу начинал просить прощения.
Мне совсем не нравится, что он ни с кем не разговаривает и постоянно запирается в комнате.
Мне страшно. Братик, у тебя все хорошо? Почему ты не отвечаешь на мои вопросы и запираешься в комнате? Почему ты грубишь родителям? Ты изменился. Я не хочу, чтобы ты был таким. Пожалуйста, перестань быть таким».
12 июля. Саппоро
«Шинья завтра уезжает. Я очень не хочу, что бы он уезжал. Теперь он злится всякий раз, когда его называют по имени. Он перестает отзываться на него и постоянно поправляет тем, что его зовут Кирито. Мне не нравится, то, как он себя называет. Это имя меня пугает. Это не его имя.
Сегодня я помогал матери убирать его комнату. В ней совсем ничего не изменилось. Она чистая и без лишних вещей, словно мой братик там и не живет вовсе. Пока матери не было рядом, я вынимал ящики из прикроватной тумбочки, чтобы протереть пыль и обнаружил белый платок с пятнами, словно от крови, в который был завернут пистолет. Что это означает? Мой братик кого-то убил? Зачем он это сделал? Мне нужно об этом рассказать родителям? Мне страшно.
Я закрыл ящики, и весь день притворялся будто ничего не произошло. Братик вернулся только к 12 ночи.
Возможно, он ничего не заметил, по крайней мере, я надеюсь, что это так. Но вот матери он сильно нагрубил за то, что она решила прибрать его комнату. Я думаю, что братишка что-то скрывает и мне это не нравится ».

Кирито усмехнулся, сидя на ящике и читая старую потрепанную книжку. На кухне внизу что-то упало, и послышались быстрые шаги. Музыкант взял журнал с собой и спустился вниз к себе в комнату, где открыл верхний ящик прикроватной тумбочки. В окровавленный платок все еще лежавший там был завернут «Магнум».
Прошло около 13 лет с тех пор, как Кирито приобрел оружие у старого человека в оружейной лавке. Тогда он еще не задумывался над тем, что, возможно, он когда-нибудь ему понадобиться. Причиной такой странной покупки послужили сразу две вещи: очередной скандал в семье и компания, с которой общался его младший братик. За то время, сколько Кирито провел с ним свои годы жизни, живя под одной крышей, он слишком сильно привязался к человеку, который был на него очень похож не сколько внешне, а сколько мировоззрением. Кирито рос не слишком активным в общении ребенком, друзей было не так много, как он бы того хотел, поэтому свободное время он проводил в основном дома, помогая, матери присматривать за Котой. Отца часто не было дома, а мать была не в состоянии даже приготовить какую-либо нормальную еду, поэтому Кирито пришлось взять часть обязанностей на себя.
Когда Кота перешел в старшую школу, то у него появилась новая компания, которая немного стала беспокоить Кирито, который в то время предпочитал приходить из школы, и учиться играть на гитаре, запершись в комнате.
Однажды дружки Коты заставили его поджечь холм за школой. Один из учителей Коты заметил то, что Кота складывал сухую траву и ветки деревьев у подножья холма. Шинью вызвали к директору, и тому пришлось оправдывать своего брата. А еще как-то раз они разбили все стекла в женском туалете и сломали замки в кабинках. И снова вызвали старшего брата на беседу с директором.
Кота с каждым днем становился неуправляемым и ставил в приоритеты свою новую компанию. Шинья несколько раз просил его не общаться с ними, но когда дело дошло до драк Коты с мирно настроенными людьми по вине его новой компании, то Шинья решил поговорить с новыми друзьями брата и извиниться перед теми с кем подрался Кота. Из этого ничего не вышло, через две недели Шинью снова попросили зайти в школу, так как его младший брат смешал химические вещества и полил получившимся все цветы в классных комнатах. Шалось на этот раз была совсем не большой, но у директора кончилось терпение, и он предлагал забрать документы Коты из школы. Шинье очень трудно далось уговорить школьный совет в том, чтобы дать Коте еще один шанс. Дома Шинья попытался заставить Коту пообещать ему бросить свои игры и перестать общаться со своей компанией. Возможно, это возымело какой-либо эффект, но на следующий день Кота вернулся домой весь в синяках и ссадинах, губа сильно кровоточила, а сам парень выгладил очень жалко и чуть ли ни плакал. Шинья мгновенно понял, что произошло, и не стал задавать лишних вопросов. На следующий день у одной из девушек, что постоянно вилась вокруг компании, он ненавязчиво поинтересовался о том, где вечером будут парни. Девушка оказалась глупа и наивна, поэтому сразу же разболтала о том, что парни скорее всего будут зависать в баре около Кимара. Поблагодарив девушку, Шинья отправился домой, где взял пистолет и натянул белые резиновые перчатки, на которые позже были надеты черные кожаные. Кота был в своей комнате, поэтому Шинья старался вести себя как можно тише, чтобы младший брат не заметил его.
Часам к 8 вечера Шинья зашел в «Веселую устрицу», небольшой бар, пропахший дешевыми сигаретами, приторным запахом анаши и кальяна, и прошел к барной стойке, заказав «Титаник». Из болтовни девушки он узнал, что компания с которой связался его младший брат два года назад, предпочитали находиться в этом баре в большинстве свободного времени, так же он узнал, что бармен являлся хорошим другом Чите, авторитету группы, но никогда не принимал участия в его замыслах.
Бармен оказался молодым японцем с не слишком-то удачной попыткой перекрасить свои волосы в рыжевато-каштановый цвет. На вид парню было лет 19, а еще у него были очень добрые и преданные глаза. У него и имя было очень по-детски наивное - Джун.
Шинье не составило особого труда поинтересоваться о том, где сейчас находится Чита и его дружки. Джун был немного удивлен словам Шиньи, который очень убедительно соврал то, что он является знакомым Чите и хочет заплатить ему некоторую сумму, чтобы приобрести порошок. Обычно Чита любил похвастаться клиентами перед своими знакомыми, хотя бармен и негативно к этому относился. Про Шинью же Чита никогда не упоминал. Джун указал на дверь в мужской туалет, где находился в тот момент Чита и еще двое его друзей, так как туда недавно зашел их потенциальный клиент. Поблагодарив, бармена Шинья выждал несколько минут, пока из уборной не вышел ужасно худой парень с широкими зрачками. Шинья зашел в комнату, выложенную бежевой плиткой с большим окном напротив двери. Парни стояли у батареи и пересчитывали пачку купюр, которые несколько минут назад оставил клиент. Один из парней поднял голову, внимательно осматривая Шинью.
-Ты ищешь мечту?- спросил парень противным квакающим голосом
-Да, ищу.- Шинья сказал пароль и подошел к группе.- Сколько?- тихо поинтересовался он, пока парень с квакающим голосом закрывал на ключ дверь.
- 8000 йен для новичка.- Поднял голову парень с короткими волосами и пухлым лицом. Это был Чита. Парень выгладил очень прилизано, хотя это делало его еще более уродливым. Малюсенькие глазки сверкали алчностью, а сами эмоции показывали, что парень явно не привык долго ждать.
-Ты очень низко оцениваешь моего брата. - Процедил сквозь зубы Шинья.
-Ты о чем, приятель?- не понял третий парень, стоящий рядом с Читой.- Ты родственник вчерашнего сопляка, который даже не смог отбить удар?!
-Я его брат.
- Твой братишка сам вчера нарвался. Он захотел нас сдать в полицию вот и получил по заслугам. Я думаю, ему не хочется лишних проблем, так ведь?- Чита усмехнулся. Не позавидуешь ему - вчера он покорно согласился раздвинуть ноги, лишь бы никто не узнал о нашей работе и о фотографиях.
При этих словах компания расхохоталась, словно по ним бегали муравьи. Шинью же эти слова мгновенно привели в неописуемую ярость и страх. Отойдя на шаг назад, сняв черные перчатки, и вынув «Магнум» он направил его в лоб Чите.
Компания перестала смеяться и удивленно воззрилась на пушку, не на шутку перетрусив. Чита изменился в лице и нервно сглотнул.
-Парень, ты не сделаешь этого!- дрогнувшим голосом сказал Чита.- Положи пистолет! Слышишь? Положи пушку!
Его друзья попытались приблизиться к Шиньи, и тот перевел пистолет на парня с квакающим голосом, прицелился в одну из грязных бежевых плиток в нескольких сантиметрах от ботинка парня и выстрелил. Плитка треснула. Парень, издав непонятный противный визг, резко отскочил к стене, будто бы он наступил на паука и только мгновение назад заметил это.
-С вами случится тоже самое!- голос Шиньи был чересчур решительным и угрожающим.- Отдайте мне фотографии!
Чита кивнул и открыл сумку, лежащую на подоконнике. Несколько секунд он рылся в ней, перебирая вещи дрожащими бледными пальцами, пока не достал белый конверт. Парень повернулся обратно и кинул конверт в сторону Мураты старшего. Белый запечатанный конверт с тихим шлепком упал к ногам парня.
-Доволен? А теперь положи оружие, парень. Ты же не хочешь лишних проблем? Фотографии останутся у тебя. Что еще тебе нужно?- Чита попытался придать своему голосу уверенность и какую-то слабую решительность.
-Фотографий не достаточно,- Шинья подобрал конверт и поднял полные отвращения глаза. Он снова направил пушку в лоб Чите и не успел тот что-либо произнести, как послышался тихий щелчок, и пуля в мгновение ока достигла своей цели. Парень пошатнулся, закатил глаза и быстро осел к батарее. Его банда занервничала.
-Ты спятил?! Тебя же поса…- щелчок и парень с квакающим голосом повалился навзничь. И еще один щелчок…третий сполз по стенке и осел на пол.
Шинья быстро подошел к Чите на ватных ногах и посмотрел в его белки глаз. Зрелище было не из приятных, но что-то в тот момент взорвалось внутри Шиньи, и он почувствовал себя слишком сильным, тем, кто сможет позаботиться о Коте.
Проливной дождь заставил Шинью немного придти в себя. Он не помнил, как ему удалось вылезти через окно в туалете, чтобы его не поймала камера слежения, а потом как он отвлек охранника в клубе, чтобы поменять запись. Только по дороге к пустырю за домами, ближе к морю, он смог привезти в порядок свои мысли. Теперь он был уверен, что Коте никто не сможет причинить вред и тихо торжествовал внутри себя.
На пустыре Шинья собрал старые ветки и развел небольшой костер. Он поджег кассету с записью следящей камеры, и под теплые отблески пламени открыл конверт - в нем действительно были фотографии Коты, но совсем не те, которые Шинья больше всего боялся увидеть. Его подставили! Его младший брат просто подрался с теми парнями, но они не заставляли его делать непристойности! Шинья выругался и кинул фотографии в зловеще-красное пламя. Нельзя точно было сказать, что парень чувствовал в тот момент: он был счастлив знать, что с Котой все в порядке, но то, что он из-за слепой ненависти два часа назад замочил троих неудачных драг-диллеров в грязном туалете клуба, вдруг навалилось на него тяжелым бременем.
В тот вечер Мурата старший вернулся домой только к ночи.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 20:11 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Кирито с каким-то странным наслаждением пробежался тонкими длинными пальцами по стволу пистолета, словно пианист.
***
После того как он убил тех парней в клубе, нельзя было сказать, что это не оставило отпечаток на нем. С каждым днем Кирито все больше понимал, что не хочет делить Коту ни с кем, что каждый раз, когда он видел своего младшего брата, в нем бушевало торжество обладания этим человеком. В такие моменты Кота был только его, он принадлежал всецело только ему и Шинья постепенно стал замечать, что какая-то непонятная злость начинает охватывать его, когда он видел Коту с его друзьями, либо когда Кота назначал очередную встречу своим знакомым. Хотелось в одно мгновение, пересекая пространство во времени оказаться рядом с Котой, чтобы тот снова принадлежал только ему. Вскоре несправедливая злость ревности понемногу стала сводить его с ума, поэтому Шинья решил уехать в Токио и попробовать осуществить свою мечту - создать группу. Это было, пожалуй, самым трудным его решением, так как сама мысль о том, что Кота будет один и, возможно, на хватает приключений, что его младший брат теперь будет принадлежать не ему, резала острой бритвой что-то внутри Шиньи, причиняла боль.
***
Прошел год. Пытаясь заглушить чувство одиночества, ревности и желание обладать Котой, Шинья решил занять себя так, чтобы не думать о брате. Днем он работал на заправке, а вечером писал песни и искал объявления о создании группы. После полугода непрерывной занятости, постоянного недосыпания, игры на гитаре до потери сознания и ощущения времени и пространства, Кирито, наконец, улыбнулась удача. Вечером после работы он, сломя голову, понесся в небольшой развалившийся старый дом, находящийся за текстильным заводом, где снимали помещение для репетиций одна группа- Dizzy Lizzy. Сыграв на гитаре пару аккордов Кирито совсем не ожидал успеха и рассчитывал на провал. Однако же лидеру совсем молодой и малоизвестной группы этого было достаточно, и вскоре Кирито стал гитаристом в Dizzy Lizzy.
Группу часто можно было видеть в малоизвестных клубах, где за минимальную плату приходилось играть так, словно они последний раз на сцене. И не удивительно, что вскоре начались скандалы и недопонимания среди участников группы. Вокалист все чаще приходил пьяным, а барабанщик продолжал курить травку и принимать морфий. Спустя 4 месяца с тех пор, как Кирито стал играть в группе, тело барабанщика нашли в комнате у его друга. Следствие постановило, что музыкант умер от передозировки Морфия, смешанного с шампанским. После этого группа начала распадаться и Кирито решил вернуться в Саппоро и попробовать там создать свою группу.
***
Солнце нещадно палило, и, я был счастлив поскорее подстричь кусты роз и вернуться в прохладу дома, где работал кондиционер. Дверь в комнату брата была распахнута, поэтому, поставив несколько цветов в вазу, я решил отнести их ему в комнату. Остальные розы отец решил собрать и занести на кухню, где поставит их в другие вазы и разнесет их по комнатам так, чтобы у каждого из нас стояли на столе цветы. Темно-бордовые бархатные цветы очень подходили тебе. Я поднялся на второй этаж, где заглянул в комнату к тебе:
-Братик, ты уже освободился? Я могу помочь тебе почистить чердак.
Ты, явно забыв об открытой двери, мгновенно повернулся и закрыл ящик тумбочки около кровати. Похоже, что я тебя отвлек от чего - то очень важного.
- Не стоит. Я уже привел чердак в порядок и вытер пыль. Кота, там столько старых ящиков с нашими вещами! Ты не хочешь что-нибудь забрать с собой в Токио?- По всему твоему виду было видно, что ты очень хотел избежать любых разговоров, связанных с тем, что находится в ящике, который ты только что задвинул. Твоя поспешная речь немного озадачила меня, хотя у меня и в голове даже не было спрашивать тебя о содержимом в тумбочке, однако же, ты меня насторожил, но я продолжил говорить спокойным тоном.
-Я думаю, что это будет лишним. Разве в машину поместится все?
- Ты можешь взять только самые ценные вещи, а не все ящики. Половину из них мы с легкостью увезем домой.
-Да, хорошо. Я подстриг розы в саду и у нас теперь много букетов. Мы решили поставить по одному в каждой комнате. Я поставлю у тебя на столе эти темно-бордовые. Мне кажется, что тебе очень подходит этот цвет роз.
-У них цвет, как у крови, - тихо говоришь ты, немного морщась, словно съел что-то неприятное на вкус, когда я поставил вазу на письменный стол у огромного окна на всю стену.
-Стоит написать песню.- Шучу я- Я буду внизу. Мы собираемся посмотреть фильм. Присоединяйся!
-Спасибо. У меня нет настроения.
-Это из-за родителей?- я немного удивился.
-Нет. Я неважно себя чувствую и Такео просил ему позвонить, поэтому я останусь в комнате.
-Хорошо. Как хочешь.- С этими словами я развернулся и вышел из комнаты. На самом деле мой братик постоянно находил отмазки, лишь бы лишний раз не общаться с матерью, поэтому я и не рассчитывал на то, что этот вечер мы проведем в зале всей семьей смотря старую комедию и поедая поп-корн. Кстати, сколько я помню, мама совсем не возражала против такого поведения Кирито.
***
Кирито снова открыл ящик тумбочки как только Кота ушел. Пистолет лежал на белом платке. Немного опешив, парень завернул его в платок, пересек комнату и открыл дверцы гардероба откуда вынул чемодан с одеждой и спрятал оружие во внутренний карман черной сумки, прикрыв его футболками. Это было не самое надежное место, но это лишний раз могло бы отвести подозрения со стороны младшего. Тем более Кирито чувствовал, что Кота что-то подозревает. Кирито снова вернулся к кровати и открыл дневник младшего брата. Интересно Кота до сих пор уверен в том, что он убийца?
***
15 июля
Братик уехал в Токио. А меня снова ждет бессмысленное провождение лета. Перед отъездом он закрыл комнату на ключ и отказался отдавать его матери и мне. Мне не нравится то, как холодно он себя ведет с нами. Я скучаю по прежнему Шинье, не по Кирито, а по Шинье. Чем он занимается в Токио? почему он ничего не говорит нам про свою работу?
Я хочу взломать замок в его комнату и поискать хоть что-нибудь, что поможет мне понять, что происходит с моим братиком.
16 июля
Я оказался в комнате брата. Родители ушли на работу, поэтому у меня не было свидетелей, когда я пытался повернуть проволокой в замке механизм, чтобы открылась дверь. Это оказалось нетрудно. Белая дверь мгновенно открылась, стоило лишь повернуть проволокой в замке. Я вошел к нему и тут же стал искать в тумбочке хоть какие-нибудь улики. На самом деле я искал тот сверток с пятнами, в котором лежал пистолет. В тумбочке его не оказалось. Поэтому мне пришлось заглянуть в стол, под кровать и в гардероб. Ничего не нашел.. Под кроватью я нашел старую коробку, где лежал небольшой нож, несколько журналов “Penthouse”, какие-то смешные открытки и потрепанная записная книжка. В гардеробе висела одежда, карманы которой я проверил. Я даже проверил обувь и книги на письменном столе, но ничего. Тогда я снова залез под кровать и вынул из коробки записную книжку. В ней не было ничего, кроме нескольких телефонов друзей и каких-то нелепых каракулей. Мне пришлось положить записную книжку обратно и захлопнуть дверь. Все равно мне очень не нравится то, как ведет себя мой братик.
***
Кирито усмехнулся, пролистывая страницу. Он так и думал, что Кота был у него в комнате. Когда он приехал обратно, то первое, что он проверил - это оказалась дверь. Совсем маленький кусочек бумаги, зажатый между дверью и проемом, теперь лежал на ковре. Проверяя шкафы, Кирито так же отметил, что обувь не лежит в коробках в гардеробе, как обычно - Кота забыл ее положить обратно и теперь кроссовки лежали грудой внизу шкафа. Не было сомнений, что Кота все ближе приближается к разгадке и Кирито придется срочно что-то предпринять, чтобы замести следы, поэтому он решил на следующий день поговорить с Котой и увезти его в Токио, где тот сможет стать музыкантом, как и его старший брат. Кота сначала не хотел воспринимать в серьез то, что братик предлагает научиться играть на гитаре, а потом уехать с ним в Токио, чтобы создать группу, тем не менее Кирито стал учителем Коты и каждый день Кота приходил по вечерам к нему в комнату, где Кирито на своей старой электро-гитаре показывал младшему самые простейшие аккорды и приемы игры. Через два месяца Кота уже мог играть несложные произведения, а позже решил купить себе гитару. Однако же в музыкальном магазине он приобрел по ошибке не электро-гитару, а бас-гитару и вечером попробовал играть на ней. Звучание было несколько грубее, чем у электро-гитары и Коте это понравилось. После этого он твердо решил стать музыкантом в группе и вечером того же дня он уже сидел в комнате у брата и рассказывал ему о своих планах. Кирито совсем не возражал, но попросил Коту предупредить родителей, пока он покупает билеты до Токио.
На следующий день Кота принялся упрашивать мать отпустить его на неделю в Токио с братом. Их мать на удивление холодно отнеслась к тому, что Кирито собирается снова уезжать, но она отказала Коте в поездке, поэтому младшему стоило огромных усилий в том, чтобы заверить родителей, что у него все будет хорошо и он никуда не влипнет, не наживет себе проблем. Спустя некоторое время Кота мог спокойно паковать вещи. Поезд был назначен на следующий день.
Рано утром он и Кирито уже были, а станции, а во время поездки Кота стал задавать странные вопросы о том, чем Кирито занимался в Токио. Кирито пришлось рассказать о том, что он играл некоторое время в группе, а теперь хочет создать свою. Коту интересовало совсем другое и Кирито пытался как можно ненавязчивее перевезти разговор в другое русло и стал давать ложные ответы на многие вопросы, когда младший стал интересоваться, почему Кирито так плохо ладит с матерью и где, он пропадает все время. В конце концов Кота оставался наивным ребенком, который привык восторгаться своим братом, для которого Шинья Мурата был супер-героем, а вскоре этим героем предстояло стать и Кирито.
Некоторое время они жили вместе. Кирито снимал квартиру у друга за полцены и проводил время на работе. Кота тоже устроился работать, но вскоре Кирито в баре встретился с парнем, который оказался тем самым барменом, который общался с Читой. Джун оказался очень милым и тихим человеком, любил посмеяться, и работа барменом казалось была предписана ему. Именно такие милые и добродушные пареньки становятся ими. Джун поделился тем, что играет на гитаре в свободное время в одной малоизвестной группе- kikurui pierrot, которая нуждается в участниках. Его друг Хидлоу и Лука ищут гитариста и бас-гитариста. Джун предложил Кирито с ними встретиться и дал телефон Хидлоу.
Вскоре Кирито и Кота стали играть в группе.
***
Кирито пролестнул еще несколько страниц, пока его глаза не заметили, что почерк Коты стал очень неровным, словно у того очень сильно дрожала рука, когда он писал очередные воспоминания. Это заинтересовало старшего Мурату и он стал читать.
28 июля.
Мне страшно стыдно. Сегодня я видел странный сон, а когда я проснулся, то лежал в мокрой постели. Я не знаю, что произошло, но я очень не хочу, чтобы это повторилось вновь.
Сегодня мне снился братик. Он был с пистолетом в руках, который я обнаружил у него в тумбочке. Его дуло было приставлено к моему виску, а братик что-то заставлял меня сделать. Что-то неприличное. Я был голым и просил не нажимать на курок. Я плакал. Потом братик приблизился и поцеловал меня. Это был странный поцелуй, щелчок курка у виска и осечка. Барабан в холостую прокрутился, а брат продолжал меня целовать, но уже не только в губы. Это было странно. Я видел себя, как будто, со стороны. Я видел, как я выгибаюсь в его руках и запрокидываю голову. В какой-то момент это прекратилось, а я проснулся как от страшного кошмара.
Мне очень стыдно писать о том, что произошло. Я до сих пор не знаю, почему я проснулся мокрым. Я очень не хочу, чтобы мне снились подобные страшные сны.
***
Кирито рассмеялся, прикрывая ладонью рот. Кота был очень наивным для своих 15ти лет. Действительно, Кота сам позже как-то вырос, что Кирито и не пришлось вовсе заводить разговоры на тему девочек и секса. Личная жизнь брата скоро стала темой Коты и того человека, которого эта личная жизнь касалась. Кирито, конечно, безумно ревновал его ко многим девушкам, с которыми общался его братик, но он и не лез в его личную жизнь и никогда совсем не спрашивал о ней. Теперь Кирито со смехом читал о тех казусах взросления младшего брата, которые он пропустил. Будь тогда он рядом с Котой, то он бы все ему объяснил или, по крайней мере, сделал бы так, чтобы братик не стыдился подобных событий.
Тем не менее, сон его младшего брата немного вывел Кирито из равновесия. Он совсем и не подозревал, какие тайные желания хранит его Аники. Неприятное ощущение одиночества, злости и ревности снова захлестнуло его. Сильное желание обладать Котой и всецело принадлежать ему волной накрыло его. Он столько лет заглушал это чувство в себе, убивал это чувство и погибал из-за него сам, что даже то, что Кота с ним играет в группе рядом перестало причинять ему боль. Оставалась лишь бессознательная злость и боль, на место которой вскоре пришло тихое смирение и мрачное безразличие к брату. Конечно, Кирито продолжал подкалывать Коту на мелочах в группе, но это была лишь игра, которая являлась тихим отголоском надежды в сердце Кирито.
Кирито посмотрел на часы на мобильнике. Уже было довольно поздно, и он хотел было гадать, не пропустил ли он ужин, пока не раздался стук в дверь. Тихий вопрос - «можно зайти, Онии-сан?» мог принадлежать человеку, который стеснялся. Кирито быстро спохватился о раскрытом дневнике брата, который он недавно читал и затолкал тот под покрывало кровати, чтобы Кота ничего не заподозрил. Дверь распахнулась, и Кота заглянул в комнату в сером халате с черным деревянным подносом в руках, где на циновке стояла тарелка салата и тарелка с собой.
***
Наверное, ты был очень занят, когда я решил принести ужин. На ужин ты так и не спустился в зал, поэтому я решил, что ты голоден и решил принести еду. Ты лежал на диване и был каким-то сонным, словно я тебя только что разбудил.
-Ты спал?- Мой голос звучал каким-то неестественно тихим, хотя я чувствовал легкое смущение.
-Нет. Просто лежал. Спасибо за заботу.- Ты быстро сел на кровати и взял поднос. Легким кивком головы в сторону ты указал на место свободное рядом с собой. Я заполз на кровать.
- Кота, ты много успел сделать сегодня?
-Я помог в саду и прибрал в шкафах. Ты хочешь уже уезжать? Мы всего здесь 3 дня.
-Да, правда. Я думаю, что нам стоит задержаться тут на еще одну неделю.
- Такео начнет беспокоиться. А еще мы должны подумать о новом турне.
- Я поговорю с Такео. Думаю, что ему тоже следует немного отдохнуть. В последний раз он был на нервах, будто бы мог взорваться в любой момент. Я не знаю, какие у него были проблемы, но ему надо дать время, чтобы он смог с ними разобраться.
-Хорошо.
Ты очень медленно и с каким-то задумчивым видом наматывал рамен на палочки, словно хотел что-то сказать, но не знал с чего начать.
-Кота, ты ничего не нашел интересного, оставшегося с детства?- ты ухмыльнулся, смотря на «клубок» лапши на палочках.
-Нет. А почему ты спрашиваешь?
-Прошло много времени, и мы очень изменились, изменились наши цели в жизни и наша жизнь тоже изменилась. Мы можем совсем не помнить о том, какими мы были раньше. К примеру, люди часто ведут дневники, где записывают свои воспоминания.- Ты повернул немного голову в мою сторону и с каким-то странным взглядом, видящим меня насквозь, посмотрел мне в глаза, будто бы ты знал, что в детстве я действительно вел дневник, который позже я спрятал в одном из ящиков на чердаке. Чердак! Я мгновенно все понял. Так вот, что мой братик прятал в тумбочке, когда я ему принес розы - мой дневник! Он читал мой дневник! Я был напуган и зол одновременно. Я злился даже больше на самого себя, хотя ты поступил очень нечестно и это меня бесило.
-Кота, ты какой-то бледный. Аники-сан, с тобой все в порядке? Может ты вспомнил что-то страшное? Свой детский кошмарный сон?- Ты словно издевался надо мной. Неужели ты и про сон прочел?
-Н-нет,- немного запинаясь от удивления и страха, сказал я, вставая, с кровати.- Братик, я сегодня устал, поэтому я, пожалуй, пойду спать. Спокойной ночи.- Я открыл дверь, не дожидаясь ответа брата, и повернул в свою комнату. Мне было ужасно стыдно и страшно - неужели ты все знаешь? Неужели ты знаешь, как мне было одиноко, когда ты уехал? Неужели ты знаешь мой самый страшный сон? Неужели ты знаешь, что я обо всем догадываюсь?- все эти вопросы сводили меня с ума. Моя голова кружилась, и я лег на кровать. Включил телевизор только ради того, чтобы немного отвлечься от мыслей, которые выворачивали меня наизнанку.
***
Я проснулся от ярких лучей солнца, которые путешествовали по белым простыням и подушке, гладили мое лицо, забирались под веки и играли с ресницами. Я забыл завесить окно. Вчера я уснул перед телевизором на своей большой кровати, когда тяжелые мысли о дневнике постепенно притупились и уступили тяжелой пелене усталости за прошедший день.
Воспоминания прошлого вечера неожиданно возникли в голове и, не давая толком проснуться, начали снова свербить в голове. Страх снова возобновился. Я все еще надеялся, что я не так понял тебя насчет дневника и снов - я очень не хотел верить в то, что это правда, поэтому я решил некоторое время избегать разговоров с тобой и тебя самого. Я понимал, на что я иду, я понимал, что мне будет тяжело избегать тебя, но в первые в жизни я стал бояться идти на контакт и расставлять все точки над I. В это утро я долго лежал в постели и смотрел бесцельным взглядом в потолок.
***
9 августа.
Уже много раз мне снятся странные сны. И я постоянно просыпаюсь мокрым. Мне надоело это! Я не хочу это больше видеть! Во сне мой братик очень добрый и милый, он заботится обо мне и главное - он рядом. Когда я просыпаюсь, то все возвращается на круги своя. Мой братик в Токио, а я один лежу у себя в кровати, один живу с родителями, у меня совсем мало друзей осталось. В местных новостях передали, что Читу и Кано нашли убитыми в клубе. Это было давно. Уже несколько месяцев прошло, как их убили. Интересно кто и зачем это сделал?
Сегодня мне приснился очередной странный сон. Я ехал в Токио в заказанном специально для меня с братом вагоне. Это была очень большая электричка. Я сидел у окна, где шторы не были задернуты и лучи заходящего солнца проникали в вагон, окрашивая мягкие сидения в розовато-оранжевый цвет, словно расплавленное розовое золото. Шинья спал рядом у меня на плече. Его темные длинные волосы немного разлохматились и щекотали мне лицо, а челка скрывала глаза так, что и не видно было вовсе - спал ли он. Братик меня обнимал за талию, а потом его вторая рука оказалась у меня на джинсах. Я плохо помню, что было, но я пытался убрать его руку, но он не давал, продолжая меня гладить там, где мне даже стыдно писать. Я пытался разбудить брата, но не получалось. А потом братик стал целовать мою шею и шептать какую-то ерунду.
Я проснулся очень рано. Сердце бешено колотилось. Мне не нравится, то, что происходит. Мне это очень не нравится.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 20:11 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Я старался не общаться с тобой три дня. На самом деле это было очень сложно, и я не понимаю, как я еще не сорвался и оказался у тебя комнате. А вот ты, как специально, пытался провести со мной время и постоянно подшучивал насчет моих детских снов. Это было игрой, словно кошки-мышки. Ты был хищником, а я старался не попасться тебе в лапы. А может, таким образом ты хотел вывести меня на чистую воду? Ты хотел, чтобы я сам тебе во всем признался? Я продолжал ждать и терпеть твою игру.
Родителей не было в доме. Я еще утором отказался составить им компанию, чтобы пройтись по магазинам, и я совсем не ожидал, что ты тоже откажешься от этой затеи, хотя это было очевидно. Все же я хотел побыть дома один.
Я около двух часов просидел у себя в комнате, и спустился вниз на кухню, чтобы что-нибудь съесть. Когда я вернулся в комнату, то даже не обратил внимание, что дверь в нее была открыта, хотя я предпочитал всегда закрывать двери. Я вошел в огромное светлое помещение, как холодная рука в перчатке резко обхватила меня за шею, а ты приставил что-то неприятно-холодное к моему виску. Страх мгновенно дал о себе знать мурашками по телу. Не нужно было гадать, кто стоял у меня за спиной. Дверь захлопнулась, и я только дернулся от неожиданно глухого стука.
-Нии-сан,- я произнес срывающимся голосом, так как дышать было неудобно, как и говорить.- Что ты делаешь?- Мне казалось, что в этот момент у меня были широкие зрачки и широко распахнутые глаза. Мне было страшно. Мой собственный брат хотел меня убить.
-Разве не этого ты хотел, братишка?- хищное шипение змеи около моего уха. Ты словно играл со мной.
- Зачем ты это делаешь? Отпусти меня! Что тебе нужно?!- Я попытался вырваться, но твоя рука еще сильнее сдавила горло, и прижала еще ближе к тебе, так, что я чувствовал лихорадочный жар твоего тела.
-Отпустить? Для начала ты должен отпустить меня! Или…-ты тыкнул дулом мне в висок, а затем заставил меня подойти ближе к кровати, где толкнул меня на нее. Я не успел опомниться, как ты меня развернул и приставил пистолет к моим губам. – Мой миленький маленький Кота, так вот чего ты хотел с детства? Будь хорошим мальчиком, и я ничего тебе не сделаю.- Твоя хищная улыбка и сумасшедший блеск в глазах оставляли пугающий отпечаток в сознании.- Веди себя хорошо, и ты получишь свободу, Кота.
-Что ты мелешь?!- Я снова попытался вырваться, но вместо этого ты одной рукой снова приставил пистолет к виску, а второй обхватил мои запястья, причиняя боль. Ты покачал головой.
-Нет-нет, Кота. Что я тебе сказал? Или тебе было намного лучше с Читой и его дружками? Как они тебя имели?
-Кирто, перестань! Что ты говоришь! Какой Чита? Ты выпил?! Что случилось?- Я пытался сбросить тебя с себя и, высвободив руки, стал отталкивать, но ты лишь приставил пистолет к моему горлу и накрыл поцелуем губы. Было очень странно чувствовать твой жесткий поцелуй сухих губ и холод оружия на шее. Я не смог даже скинуть тебя. Мне было страшно, и я был удивлен. По щекам предательски текли теплые ручейки, а глаза были широко открыты. Ты смотришь на меня и неестественно улыбаешься, словно ты находился под действием наркотиков.
- Мой миленький маленький Кота, чего же ты так боишься? Почему ты плачешь? Тебе снова снится твой детский кошмар? Электричка до Токио еще долго будет идти, а у нас есть время, чтобы поговорить о том, что тебя мучает.
Ты кусаешь мои губы с какой-то животной жадностью, а я даже начинаю отвечать тебе на него лишь бы притупить боль и страх.
-Ты хороший мальчик и я не буду в тебя стрелять.- Ты смеешься и нажимаешь на курок у моего виска, щелчок, тихое жужжание барабана, осечка. Пистолет не был заряжен. Ты играешь со мной.
-отпусти меня!- Я закричал, но подавился своим криком. Твоя сильная рука в холодной коже перчаток резко сдавило мне горло так, что я чуть не потерял сознания от резкой нехватки воздуха.
-Кота, ты мне обещал слушаться меня. Ты будешь наказан.
Я чувствовал, как второй рукой ты расстегиваешь у меня на джинсах ремень и ширинку. Ты действуешь слишком быстро. Твои руки с силой стягивают с меня футболку, а мне приходится лишь смириться со своей участью, хотя соленые слезы продолжают пересекать щеки. Я позволяю стянуть с себя футболку, а ты снова берешь пистолет и холодной сталью проводишь по моей груди, целуя мои соски и оставляя влажные дорожки языком. Я знаю, что пистолет-это всего лишь блеф, но мое сердце продолжает предательски отдаваться глухим стуком в этой комнате. Я уже меньше боюсь происходящего, но теперь сама мысль, что меня хочет изнасиловать мой собственный брат пугала меня больше, чем его попытка задушить меня или прострелить мне башку. Тем временем ты вернулся к моим губам и шее. Целуя их, ты шептал какую-то ерунду называя меня своей любимой игрушкой и миленьким сладеньким братиком. Все эти слова совсем не успокаивали меня, напоминая о детских кошмарах, когда тебя не было рядом, а я каждую ночь просыпался в мокрой постели. Ты целуешь мои слезы, а я лишь прошу тебя остановиться. Твои руки гладят мои бедра, затем стягивают джинсы вместе с нижним бельем, а мне приходится лишь прикрываться от стыда, пока ты не убираешь мои руки и не целуешь низ живота. Я снова пытаюсь тебя оттолкнуть, но без толку. Твой горячий рот уже играет с моей плотью, заставляя меня выгибаться и просить остановится. В какой-то момент я переступаю черту и уже просто забываю, что происходит. Я становлюсь бесчувственной куклой в твоих руках, которую ломает ее же владелец. Ты продолжаешь ласкать мое податливое тело, как он с упоением выворачивает своей кукле руки и ноги. Мое тело продолжает отвечать затем и на грубые толчки и на, наверное, даже боль затем превращается в жгучее удовольствие, но я его не чувствую. Я так же не чувствую тебя. Но я слышу твой шепот, чьи-то шаги внизу, а затем и на лестнице. Мысли по крупицам растворяются и я уже отчаянно цепляюсь за последний осколок сознания, когда все плывет перед глазами, который застилает плотная пелена слез. Я чувствую странный холод, все кончилось. Боль кончилась. Тебя рядом нет. Слышу, как открывается дверь, а затем женский крик ужаса. Теряю сознание.
***
19 августа.
Целый день гроза. Я сижу дома один. Интересно, а чем занимается мой брат в Токио? Я один.
***
Кирито шел по коридору одной тихой поликлиники. Белые стены, украшенные картинами, нарисованными маленькими пациентами, делали пространство очень узким и безумно длинным. Казалось, невозможно было дойти до конца коридора. Кирито свернул в другой проход и немного повертел головой, чтобы найти нужную палату. Нельзя было точно сказать, что бушевало в тот момент у него в душе, ибо вид его выражал холодное спокойствие, хотя на самом деле за этим видом было извержение вулкана. Он дернул на себя белую дверь с полупрозрачным стеклом, за которой находилась большая кровать, компьютер с датчиками, тумбочка на которой ничего не лежало и подвесной телевизор. Кота смотрел в потолок безразличным взглядом.
***
Я уже неделю в больнице и меня никто не навестил. Ты несколько раз мне звонил, но я не хотел с общаться с тобой. Я очень хотел снова видеть тебя, но я не знал о чем нам с тобой говорить. Я не был в обиде на тебя, но меня терзал лишь один вопрос: «Зачем ты это сделал?» и я очень хотел получить ответ на него. Я был рад тому, что ты пришел навестить меня. Я не приходил в сознание около двух дней, и медсестра мне сказала, что ты приходил и очень долго находился у меня в палате, пока я спал.
Ты вошел в неприятно белую палату бесшумно, почти как лань. Подойдя к кровати ты, даже не взглянув на меня, поставил на тумбочку длинную вазу большой букет желтых роз и открытку, а затем подвинул стул к моей кровати и выжидаючи сел.
Сейчас, ты словно понял, что я не намерен говорить с тобой, поэтому ты просто молчал и смотрел куда-то поверх меня, словно раскаивался в том, что произошло.
-Зачем ты это сделал?- тихо спросил я. Мое горло пересохло от долгого молчания, и говорить было очень трудно.
-Я люблю тебя.- Твой слишком уверенный голос заставил меня немного поежится. В нем не было чувств, но ты говорил, будто действительно придавал этой фразе очень большое значение.
-Почему ты не сказал мне тогда, еще 15 лет назад, о том, что ты убил моих друзей?
-Я люблю тебя.
- Эта фраза мне ничего не дает!- разозлился я и повысил голос, хотя мгновенно подавился собственными словами и закашлялся.- Не говори этого!
-Хорошо.- Твой бесчувственный голос все больше злил меня.
-Мне пришлось самому все узнавать! А ты ничего мне не сказал. Как ты жил с этим столько времени?
- Я жил для тебя.
- Ты хочешь, чтобы преступление раскрыли, и ты попал в тюрьму? Джун знает о том, что это ты убил Читу?
-Джун не знает до сих пор. За 15 лет я очень хорошо замел следы так, что никто не узнает о том, что это я их убил.
-Зачем ты, черт возьми, это сделал?
-Ты был в опасности. Сколько раз я просил тебя не общаться с ними?!
- Моя жизнь-это моя жизнь. Ты к ней не имеешь никакого отношения, тем более после того, что ты сделал.
-Я люблю тебя!- ты повысил голос и посмотрел на меня так, словно смотрел сквозь меня, обращаясь не сколько к физической оболочке, но к чему-то внутри меня. Это был пугающий взгляд.
-Поэтому ты меня трахнул?!
-Я не могу так больше.- Ты встал и молча вышел из комнаты, оставив лишь свой пугающий взгляд.
-Бежишь от меня, как собака!- не выдержал я и крикнул в след захлопывающейся двери.
Не приятные слезы злости снова стали пересекать ручейками мои щеки. Я ненавидел тебя. Я любил и ненавидел тебя. А еще я боялся тебя. Как ты мог столько лет петь на сцене, веселиться с группой, встречаться с гитаристом и при этом скрывать ото всех, что ты убийца и что ты любишь меня? Как ты мог вообще жить?
Больше ты ко мне не приходил. В конце недели я смог вернуться домой. В тот же день меня ожидала неприятная весть. Родители с гробовым молчанием старались избегать меня, а тебя нигде не было видно, зато в комнате меня ожидал Такео с весьма озабоченным лицом.
-Очень рад, что ты поправился.- Голос барабанщика был сухим и немного дрожал, словно он был очень взволнован.
-Где Кирито? Ты его видел?- Я немного поспешил с вопросами, но ударник, словно этого и ожидал.
-Он арестован. Через неделю суд. Шинья попросил присмотреть за тобой, пока его нет рядом.
-Арестован?- Я от неожиданности сел в кресло. Ноги, словно стали ватными, а в глазах помутнело. Это звучало, словно неестейственная ложь. Словно человек шутит, но шутит грустно.
- Я не знаю, как и что произошло, но он мне позвонил и попросил побыть с тобой некоторое время и если, его заключат в камеру, то вернуться с тобой в Токио и расторгнуть все контракты Angelo с Avex Trax.
-Так не может быть! Я должен его увидеть! Ты шутишь!
- Я не шучу. Увидеться с ним, я думаю, что пока невозможно. С ним может сейчас говорить только адвокат. А вот после вынесения решения я думаю, что он будет уже дома. Я надеюсь, что его выпустят.
-Сколько дней он в камере?
-Около двух дней.
- Неужели он сдался сам?- мой голос предательски дрожал. Я был уверен, что мои зрачки были отчаянно расширены, а мой лоб покрывала холодная испарина.
-Ты знаешь, что Кирито 15 лет назад убил наркоторговцев?- Такео сел на кровать напротив меня и посмотрел мне в глаза.
-Они были мои друзья.-тихо сказал я, чувствуя, что даже это давалось мне с трудом.
-Ты знаешь, зачем он это сделал?
-Да. Он сказал, что я был в опасности, и что он любит меня. Но какое это…
-Тихо!
Я замолчал и с удивлением стал наблюдать за тем, как барабанщик подошел к двери и дернул ручку. За дверью стояла мама с подносом, где были пиалки и сладкие моти.
-Вы, наверное, проголодались? Я принесла вам перекусить. Кота, как ты себя чувствуешь?- вежливо поинтересовалась женщина в домашнем красном платье
-Я в порядке. Спасибо.
-Мы очень волновались за тебя.
Такео взял поднос и поставил на тумбочку.
-Ладно, думаю, что вас стоит оставить одних. Кота, будь аккуратнее.- Дверь закрылась, и послышались шаги удаляющегося человека по лестнице.
-Нас подслушивали?- неуверенно спросил я Такео.
-Возможно. Не думаю, что нам стоит продолжать разговор. Я советую тебе отдохнуть до суда, а потом, если Кирито останется в тюрьме, то нам придется очень постараться, чтобы вытащить его.
-Разве я не буду свидетелем?
-Свидетелем чего? Ты же не был в момент убийства в баре. Показания Джуна тоже не будут учитываться. Адвокат сумел отгородить Ямауру-сана от процесса.
- Разве Джун был тоже в тот момент с братом?
- Он работал барменом и был знаком с Читой, но не был свидетелем убийства. Он видел, как Кирито заходил в туалет, но это не показатель того, что Кирито убил этих ребят, по крайней мере, для Джуна. Он был свидетелем лишь на определенный момент, пока Кирито не зашел в туалет.
-а свидетелей никого не было совсем?
-Нет. Поэтому есть шанс, что адвокат сможет опровергнуть участие Кирито в этом убийстве. В таком случае и Кирито будет невиновен и дело, скорее всего, закроют по истечению срока, ибо преступник не будет найден в течение 15 лет.
-Кирито сказал, что он за эти 15 лет сумел очень хорошо замести следы.
-Твой братик очень хорошо постарался. Он очень хорошо изначально продумал преступление, не оставив ни одного отпечатка пальца, и позже вырубив охранника и подменив видеозапись. Старую кассету он сжег. Показания охранника, работающего в клубе очень не точные, ибо он не видел Кирито из-за того, что в комнате был выключен свет, а то, что Шинья находился в этот момент за спиной этого человека, ни одна камера не могла зафиксировать. В комнате, где работал охранник, не были установлены камеры вообще. Кирито ударил этого человека со спины.
-Почему же Джун не выдал Кирито изначально?
-Он не был свидетелем убийства, но видел, как Кирито вошел в туалет, но поскольку в туалете нет никаких камер, а запись камеры, установленной при входе в клуб он подменил, то показания Джуна можно не принимать в серьез. Поэтому, если даже Джун захотел бы его выдать, то ему бы мало кто поверил. В конце концов нет исключения того, что Джун, к примеру мог выпить или принять таблетки от того же Читы.
-А экспертиза?
- К тому времени, как Джун мог бы пойти и выдать Кирито никакая бы экспертиза не помогла. В его крови не был бы обнаружен, ни наркотик, ни алкоголь.
- У меня в голове не укладывается, как брата могли арестовать.
-Я не знаю сам. Я думаю, что он сам явился с повинной.
-Сам сдался властям?- Я был сильно удивлен таким мыслям Такео.
- Кирито очень долгое время скрывал все от тебя, да и сам пытался забыть о том, что произошло, хотя и я и Джун были изначально в курсе всего того, что происходит. Думаю, что как бы твой брат не старался все забыть, у него это не слишком-то получалось, и потом убийство человека, даже если они и наркоторговцы, это страшный грех, который действительно может мешать жить и даже свести с ума. Думаю, что Кирито было очень тяжело, и он просто не выдержал. В конце концов, я уверен, что его оправдают, да и он сам в этом уверен, но, тем не менее, он сам, наверное, думает, что получает по заслугам, наказывая себя таким образом.
-Но он наказывает и меня и родителей тогда!
-Я советую тебе не волноваться пока. В любом случае у Кирито после суда будет время, чтобы обжаловать его решения и в таком случае состоится еще один суд, но уже судить будет другой человек, а вот нам нужно тогда будет постараться, чтобы вытащить его.
-А если не поможет?
-Тогда будет «Побег из Шоу-Шенка».- Такео подбадривающее улыбнулся и решил перевести разговор в другое русло, хотя меня до сих пор колотило от страха.
***
Кирито сидел на старой деревянной кровати, которая всякий раз грозилась рухнуть, стоило лишь человеку на ней пошевелиться. Камера, в которой он прибывал, была узкой и длинной, она освещалась лишь настольной лампой, да коридорной лампой, которая светила снаружи отгороженной электрической решетки. В камере помещались две старые кровати, большой письменный стол и кресло. Она была еще более менее приличной по сравнению с теми, в которых держали заключенных после вынесения срока. На стенах кое-где висели рваные обои в цветочек, пахло сыростью и плесенью.
Человек, к которому поселили Кирито, оказался совсем безобидным японцем, который тоже выжидал приговора. Мисато ехал ночью домой по неосвященной улице, где по ошибке сбил человека. Это было одно из самых простейших и глупых преступлений, однако же, и такие преступления могут загнать человека в тюрьму. Мисато был очень тихим, высоким и худым японцем в очках. Парню, наверное, было лет 25 или даже меньше. За все 2 дня пребывания Кирито в камере парень не показался ему общительным. Мисато только сидел на кровати и смотрел в одну точку, иногда читал газеты, которые приносил ему его адвокат. Парня давно бы уже могли освободить и дать ему условный срок, т.к. причинение увечий жертве было совершено по неосторожности, но вот жертвой оказался сыном одного из очень влиятельных бизнесменов, которая делала теперь все, чтобы Мисато отправили в тюрьму года на 3.
Кирито сидел напротив Мисато и лениво наблюдал за ним, туша в пепельнице одну за другой недокуренные сигареты. Парень был очень симпатичным и каким-то по-детски милым. Наверное, от таких парней девушки и без ума. Если бы парень был музыкантом, то группа, в которой он бы играл, наверное, стала бы очень популярной. Таких милых личностей на сцене обожают.
-Куримура-сан, вы играете на инструментах? - Кирито решил поинтересоваться у парня, который читал газету.
-Да. Я играю на гитаре.- Парень поднял голову от газеты.- А вы ведь поете?
-Да. Знаешь группу Angelo?
-Да. Вы довольно неплохую музыку пишите.
Кирито ухмыльнулся его словам. Парень действительно был очень наивным и вместе с тем очень серьезным. – А ты играешь в какой-нибудь группе?
-Нет. Я не пробовал ни разу. Я играю для себя.
-Не хочешь продемонстрировать мне свою игру позже, когда выйдем отсюда? Ты мог бы стать нашим гитаристом.
-Думаю, что вы и без меня неплохо справляетесь. Вы очень похожи на вокалиста Pierrot.
Кирито рассмеялся, прикрывая рот ладонью, а парень с серьезным выражением лица долго на него смотрел, не понимая Кирито.
-Я и есть вокалист pierrot. Группа уже давно распалась. Мы решили создать Angelo.
-Я раньше был вашим фанатом.
-Спасибо. У pierrot было больше фанатов, чем у Angelo, но я думаю, что это не такое уж большое значение.
Мисато улыбнулся и снова уткнулся в газету. Кирито некоторое время принялся снова наблюдать за парнем. У Мисато были длинные и тонкие бледные пальцы пианиста, а сам он выглядел немного зажато и строго, словно был очень правильно воспитан, возможно, он был отпрыском какой-либо очень преуспевающей семьи или семьи Якудза, хотя дети Якудза никогда бы не выглядели так. У них, как и у тих родителей главным приоритетом являлась сила и боль, а этот парень похоже вообще и драться-то не умел.
Кирито медленно встал и сел рядом с парнем, заглядывая в газету.
-Я могу вам дать еще одну.- Тихо сказал парень.
-она мне не нужна. Кирито убрал газету у Мисато из рук, пока тот удивленно смотрел на Кирито.
-почему вы убрали ее?- спросил Мисато.
-Я хочу поговорить с вами, Куримура-сан. Вы очень симпатичный молодой человек. Знаете, вы мне чем-то напоминаете моего младшего брата - Коту. Снимите, пожалуйста, очки.
Мисато кивнул, хотя был очень напряжен тем, что Кирито так вкрадчиво говорил, сидя совсем рядом с ним. Однако же руки сами потянулись к дужкам очков и сняли их.
-А теперь немного взъерошьте волосы, Куримура-сан.
Парень, оцепенело смотрел на Кирито и тогда тот протянул руку и взлохматил волосы паренька.
-Так тебе больше пойдет, мой маленький Кота.
Мисато был до крайности удивлен.
-Я не Кота. Я Куримура Мисато. Я… - парень замолчал и широко раскрыл глаза, когда сухие губы Кирито прикоснулись к его и стали требовать ответа на поцелуй.
-Кота, не говори глупостей! Ты Кота.
-Я Мисато.-Парень стал пытаться убрать руки Кирито, которые стали судорожно расстегивать его темно-зеленую рубашку.- Что вы делаете?!Перестаньте! Я охранника позову!
Кирито ухмыльнулся и закрыл парню ладонью рот.- Кота, ты сегодня слишком не послушный. Веди себя тихо, иначе твой старший братик накажет тебя.
Мисато округлил глаза, осозновая, что Кирито собирается сделать. До сих пор он думал, что парень просто немного скучает по своему брату, поэтому и сходит с ума, но сейчас он понял на самом деле, как скучает Кирито по своему братику. Да он был просто сумасшедшим!
Тем временем сухие и теплые губы Кирито стали ласкать шею Мисато, а руки гладить спину и талию, играя пальцами с каждым выступающим ребром, словно пианист воздушно и легко прикасался к клавишам рояля. Кирито стал целовать грудь парня, Мисато уже не сопротивлялся, хотя и не смирился с тем, что с ним хотят сделать. Он не подавал не единого звука, понимая, что если сбегутся охранники, то не только у Кирито, но и у него будут очень большие проблемы, поэтому он просто лежал и пытался отвлечься от мысли того, что его тело ласкают руки парня, свихнувшегося на своем младшем брате, а еще и знаменитого музыканта. Сердце с каждым прикосновением стучало все сильнее и грозилось вырваться из грудной клетки.
Руки Кирито царапали спину в то время, как он шептал какие-то странные отрывистые фразы и целовал шею сокамерника. Мисато даже не понял в какой момент руки Кирито стали расстегивать его джинсы, а позже стали ласкать его член. Мисато сделал еще дну попытку покончить с этим и убрать руки Кирито, но Кирито лишь поцеловал Мисато, играя с его языком так, что Мисато снова стал беспомощной марионеткой в руках Кирито. Руки музыкаката продолжали играть с его плотью, а Мисато вскоре начал поддаваться его ласкам и выгибаться на встречу в то время, как Кирито продолжал целовать шею парня, оставляя на ней красные отметины. Еще мгновение и парень кончил, и тяжело дыша, отвел взгляд в сторону. Бледные щеки заливал предательский румянец.
-Кота, ты сегодня такой податливый и хороший. Я не буду тебя сегодня наказывать. Ты хороший.- Кирито поцеловал парня в ушко и прошептал,- Мне нравится, когда ты смущаешься, Кота. Ты не Мисато, ты - Кота.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 20:12 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Было трудно находиться в доме целую неделю без тебя. Я очень переживал, а Такео больше не заводил разговора о тебе. С родителями я не хотел даже говорить, хотя я был уверен, что они-то точно знают причину того, почему ты рассказал все полиции. В прочем, причина была очевидной, но всю неделю в моей голове была лишь одна мысль: «А что если родители знали о том, что ты убил тех негодяев? Может, поэтому мама совсем не разговаривает с тобой?» Сколько я себя помню, мама превосходно с тобой ладила, но позже все как-то резко изменилось: он стала словно незамечать тебя и все время опасалась оставлять меня с тобой наедине. Мне это не нравилось - мама усилила контроль надо мной, и, наверное, была рада тому, что ты уехал в Токио, оставив меня.
Пару раз Такео звонил адвокат Кирито, а однажды в дом заглянул полицейский и попросил показать ему твою комнату. Я проводил его к тебе наверх, а он стал обыскивать все ящики и сумку с одеждой. Он ничего так и не нашел, но сказал, что есть предположение, что ты хранишь у себя наркотики. Мне и Такео казалось это абсурдом. Я взорвался и наорал на этого мужика в форме: ты никогда бы не смог стать наркоторговцем или принимать наркотики. Ты не такой!
Через неделю я и Такео решили навестить тебя. Нам разрешили поговорить с тобой, но только в присутствие адвоката. Очень добрый на вид мужчина в очках-полумесяцах с седой прядью волос действительно оказался хорошим адвокатом. Он рассказал мне в подробностях о том, что соре всего будет на суде. После этого он и Такео решили поговорить отдельно и оставили меня с тобой. Ты был каким-то бледным и усталым, хотя в глазах все еще была жизнь, а руки нервно теребили край старой газеты.
-Шинья, я не виню тебя ни в чем. Я хочу, чтобы ты знал это. – Начал я.
- Это была моя прерогатива. Я виноват, что сломал тебя. Я виноват, что люблю тебя. Я виноват, что я потерял все и даже сейчас каждую минут я что-то теряю.
-Меня ты не потеряешь.
Ты усмехаешься и откидываешься на спинку стула.
-Думаю, что мне стоило это сделать-потерять тебя. Может, я бы тогда понял всю ценность вещей?
-Не говори такого! Господин Сумимаса обязательно тебя вытащит! Даже показания Джуна на твоей стороне! Ты же не убивал Читу просто так?
- Я убил его, чтобы ты не стал таким же, как они или еще хуже.
-Вот видишь: твое убийство было во благо!
-Убийство-это очень страшное преступление, Кота.- Очень весомо сказал ты, словно укорял меня за то, что я пытаюсь защитить тебя.
-Да, но ведь иначе бы они убили меня?!
-Они были слишком трусливы, чтобы пойти на такое.
-Тогда почему же ты их убил?
-Я не хотел того, я хотел их только напугать, но они вынудили меня это сделать.
-У тебя есть доказательства этого? Любое доказательство могло бы помочь вытащить тебя от сюда.
-Кота, это парадокс, понимаешь? Убийца, отчаянно заметавший след в течение 15 лет, наконец, является с повинной в участок, отсиживает срок до вынесения приговора, а на суде его оправдывают, и он, как ни в чем не бывало, гуляет на свободе, а дело закрывают. Я сам наказываю себя.
-Я не думаю, что ты мазохист.
-Если не я, то кто?
-Ну, это же до крайности глупо!
-Как бы это ни было глупо, я должен стерпеть это. Это наказание за то, что я е смог сберечь тебя.
-Ты мелешь чушь! Ты сказал, что есть доказательства вынуждение убийства. Если уж хочешь отсидеть в тюрьме, то мы сможем тебе, хоть уменьшить срок.
- Они уже у адвоката.
- Отлично. Значит, мы вытащим тебя от сюда. Мы постараемся и вытащим. Группа ни что без тебя, понимаешь? Не забывай, что помимо меня у тебя есть группа. Не забывай о Такео и Тору.
-Такео превосходно сам сможет справиться, если группа распадется. Тору уйдет в другую группу. Кота, у нас нет группы. Angelo - это не Pierrot. Angelo - это всего лишь рабочий коллектив и наша работа, а Pierrot -это была группа. Не имеет смысла, вытащите вы меня или нет. Меня и без вас смогут оправдать, подкупи я судью или будь я пай-мальчиком. Ни один из вас не имеет смысла для сложившейся ситуации. Вернись я домой я все - равно найду способ, чтобы доказать себе, что это я убил тех парней.
- Неужели тебе мало доказательств? То, что я до сих пор жив и невредим - это не доказательство?! То, что я с тобой сейчас разговариваю – это не доказательство?!
- А доказательство ли это того, что я жив?! Что я совершил все это только ради тебя?!
-Мы просто стараемся тебе помочь, а ты лишь сопротивляешься. Ты не понимаешь, что если тебя все мы потеряем, то это будет огромная потеря. Я никогда не думал, что ты так легко сдашься.- Бросил я и развернулся, чтобы уйти. Мне повезло, что дверь передо мной резко распахнулась, и в комнату вбежал довольный адвокат, размахивая какой-то бумажкой.
-Господин Мурата, у меня для вас отличная новость. Суд состоится завтра в 10 утра, а ваша фотография оказалась, может сослужить хорошим доказательством, которое будет способно даровать вам свободу.
Дверь захлопнулась. Я стоял в коридоре, где совсем не было людей, лишь бесконечная вереница дверей в личные кабинеты по обеим стенкам прохода. В комнате, где я только что был, осталась часть меня, которую смог отобрать мой старший брат, восхищенные возгласы адвоката и мой крик.
Такео стоял у окна и рассматривал помятую пачку сигарет, хотя в ней не было совсем ничего интересного.
-Это ты решил стать экспертов в юридических делах?- зло спросил я, подходя ближе.
-Ты о статье, которая может послужить смягчающей для вынесения приговора?
-Я не понимаю тебя и того, кто находится в комнате! Я не понимаю вас обоих! Один - подкупает адвоката и предоставляет фальшивые доказательства, а другой всеми силами старается отсидеть свой срок! Вы, что издеваетесь надо мной?! Это игра?!
-Кота, успокойся. Нет никаких фальшивых доказательств. Фотография действительно подлинная, поэтому мы уже отдали ее на экспертизу, тем более Кирито сам ее нам предоставил. Адвоката я не подкупал - я просто поговорил с ним и указал на некоторые статьи кодекса с целью оказания надежной поддержки Кирито со стороны адвоката.
-Какая, к черту фотография?! И ты, и брат все о ней говорите!
При этих словах барабанщик посмотрел на меня так, словно я был единственным, который не знает о том, что происходит. Такео был удивлен, но как-то быстро справился со своим удивлением и продолжил:
-Я был уверен, что Кирито тебе рассказывал причину убийства тех парней. Он на самом деле не собирался их убивать - ты же знаешь, что он не способен просто так сделать такие страшные вещи. Его спровоцировали, хотя изначально он хотел попросту припугнуть тех парней. Чита и его дружки сказали ему, что у них есть фотографии того, как тебя насилуют, поэтому Кирито разозлился и убил их.
-это абсурд!
-как бы абсурдно это не звучало, но это так. Тем е менее, когда Кирито взял фотографии, он обнаружил, что нет никаких провокационных снимков. Там были фотографии твоих дружков и тебя, но там не было того, ради чего он убил Читу. Кирито сжег все фотографии, кроме одной. Я не знаю истинную причину того, почему он оставил ее себе. На ней был ты с какой-то очень милой девушкой.
-Он мог за ранее продумать того, что окажется в тюрьме и ему будут нужны доказательства?
-Возможно.
-В таком случае мой братец гений и олух в одном лице.
-На фотографии нет его отпечатков пальцев. Он, как и кассету, эти фотографии брал в резиновых перчатках, которые не оставляют никаких отпечатков.
-А после этого он разве не трогал ее руками?
-Естественно, он брал ее в руки после происшедшего, и поэтому мы отправили фотографию на экспертизу. ИК-излучение покажет, что отпечатки пальцев были оставлены на фотографии значительно позже того дня, когда было совершено убийство. Чтобы фотография стала эффективным доказательством, людям из лаборатории придется найти отпечатки пальцев Читы или его дружков в день преступления или до него. Если таковые имеются то, Кирито мы сможем с легкостью вытащить из тюрьмы.
-Суд завтра. Эксперты успеют найти отпечатки?
-думаю, что да. У Кирито нет врагов, которые бы стали мстить ему из-за Читы, чтобы воровать снимки.
***
Наверное, я был единственным человеком, который сильно переживал за брата. Такео был уверен в том, что братика выпустят и в тоже время он совсем не возражал против таких мер самонаказания, которые создал братик для себя. Я же настаивал, что никакой человек в здравом уме не начнет создавать себе лишних проблем. Тем не менее, мне приходилось мириться и не с такими выходками братца. За столько лет совместной работы я и Такео были вынуждены привыкнуть, что без выходок брата нет шоу, которое мы продаем фанатам. Но тут братик переплюнул даже самого себя. Уж я-то наивно полагал, что никогда-никогда он не узнает о том, что я узнал, что он убийца еще в детстве. О своих детских снах и догадках я забыл, я так же забыл о своем дневнике, поэтому я жил новой жизнью, где меня не мучили вопросы: «Откуда у брата пистолет?»
Ночь перед судом я не спал. Ночь была очень темной и прохладной. Я решил прогуляться. Одевшись потеплее, я тихо проскочил мимо родительской комнаты на первом этаже и вышел на улицу, где дул холодный ветер, который заставлял мой шарф развеваться у меня за спиной. Я дошел до небольшого парка и свернул к главному входу. В глубине парка был слышен смех людей, я повернул на детскую площадку, где не было никого. Старые качели освещались светом фонарей. Наверное, я целую вечность провел на этих качелях, смотря в одну точку себе под ноги и думая о том, что будет, если Кирито посадят. Такео, наверное, уйдет в электронную музыку развивать свой проект, Тору начнет искать себе новую работу, Янаги скорее всего присоединится к нему, а я? Angelo больше не будет, больше не будет Kirito’s family, которую он создавал в течение длительного времени. Я, как Тору и Янаги стану временным басистом в какой-нить еще по-детски неразвитой группе.
Становилось все холоднее. И Бог знает, сколько я провел времени на этих качелях. Солнце постепенно стало слабо подсвечивать небо. Я дождался восхода и стал медленно наблюдать за тем, как огненный шар белого золота постепенно появляется на небе. Смех людей давно уже прекратился - они вернулись домой, а я продолжал находиться на детской площадке.
***
К 10 утра я и Такео уже были в суде. В сам зал суда нас не пустили, так же Такео постарался уладить все так, что никакой прессы и телевидения не было вообще. О том, что произошло никто не знал, кроме нас, судьи, юриста и адвоката. Никаких свидетелей и присяжных не было. А нам предстояло целый час сидеть в коридоре и ждать вынесение приговора. Такео нервно мял пачку сигарет, а я пытался думать о том, что нам предстоит запись альбома и очередной тур, если все наладится. В связи с происходящими событиями в моей голове стали зарождаться какие-то странные стихи. Я предпочитал не увлекаться написанием песен, но сейчас я стал понимать, каким образом пишет Кирито свои песни. Не всегда первой рождается музыка.
Через час дверь небольшого зала открылась и из нее показался адвокат. Этот странный человек, казалось, улыбался всегда не зависимо от исхода дела, поэтому становилось немного страшно.
-Ребят, чего вы так раскисли? Радоваться надо!
Я и Такео вопросительно уставились на старого японца.
- господин Мурата был оправдан и получил условный срок. Я надеюсь, что вас это устраивает. Сегодня же он может вернуться домой.
-а где брат?- При этих словах кто-то закрыл мне сзади ладонями глаза
-Где Кирито-сама?- до боли знакомый голос передразнил мою интонацию. Я услышал смех Такео и адвоката.
***
-Я все-таки не могу поверить, что ты так со мной поступил.- Я сидел на веранде и обрезал стволы букету роз, которые хотел поставить в комнате у матери.
- Человек должен нести наказание за любое страшное преступление.
- Мы с Котой волновались. Я, надеюсь, что у тебя больше нет скелетов в шкафу.
- Только старая футболка Коты и его зубная щетка.- Ты подмигнул мне, наливая апельсиновый сок.- Такео, спасибо за оказанную помощь.
- Без проблем - барабанщик закурил.
-Такео-сан, а где вы столько о юриспруденции узнали?
-Мой профессиональный секрет.
-Кажись и наш барабанщик держит скелет в шкафу!- ты рассмеялся.
-Я держу там только ваши книги, Мурата-сан.
- Нет, у меня явно круче. Я могу похвастаться футболкой младшего брата и его щеткой. Кто знает, кто знает, что из этого всего выйдет…
-А что может выйти из моей старой футболки и щетки?
-Преступление века!
-Кота, это он помышляет очередной план преступления: Кирито-сан в старой футболке младшего брата, вооружившись старой зубной щеткой ограбляет банк и убивает банковского служащего зубной щеткой!
-каким образом, Такео?
-Протыкает насквозь!
-А барабанщик-то у нас прирожденный убийца!
(а автор сего фика прирожденный шизофреник)
***
День пролетел очень незаметно. Такое бывает, когда жизнь наполняется новыми ощущениями и эмоциями-В таком случае всегда кажется, что эти новые, никому не изведанные моменты жизни, как вспышке в кромешной тьме - они неожиданно появляются, секунду или две ярко горят, а потом так же, как и появились, исчезают в никуда.
Как-то само сложилось решение уехать из этого города на следующий день, поэтому к вечеру мы все стали складывать вещи, а мама и Такео решили испечь большой пирог со сливами и кремом на ужин.
Поскольку Такео занимал твою комнату, то я с грустью думал, что меня ждет сегодня веселая ночь - нам предстояло спать на одной кровати. Я бы, конечно, хотел дописать стихи, которые у меня с утра вертелись в голове, но я думал, что мне не предстояла такая возможность.
Собрав в сумку всю одежду и отнеся в машину несколько коробок, я все же попытался дописать текст. Наверное, прошло довольно много времени, в тишине всегда кажется, что время течет очень медленно, словно черепаха, а на самом деле оно бежит круг за кругом.
Дверь открылась, и я быстро спрятал листок под покрывало. Я лежал на кровати и грыз карандаш, подбирая нужные слова. Ты пинал свою большую сумку с одеждой.
-Почему бы тебе не оставить сумку у себя в комнате? Думаю, Такео-сан бы не возражал.
- Наш ударник соня. Не дай Бог мне завтра его разбудить тем, что я буду выносить сумку из комнаты. Она тяжелая.
-Но мы же завтра в 8 утра уезжаем. Такео по-любому придется рано вставать.
-Тогда нам завтра всю дорогу до Токио обеспечено ворчание ударника. (Автор сего фика точно шизофреник, раз уже и Такео с себя срисовывает(-_-) )
-Угу.- Я наблюдал за тем, как ты пытался уместить большую сумку в маленький шкаф.
-Ко-о-о-ота-сан, а чем ты занимался?- протянул ты хитро нараспев, словно хитрая лиса, подходя ближе к кровати.
-Не твое дело.
-Да ну! Неужели ты мне недоверяешь?
-У меня есть полное право на это. Ты меня изнасиловал, я оказался в больнице из-за тебя, ты читал мой дневник, ты убил моих друзей, ты сам с повинной пошел в участок и доставил мне и Такео таких хлопот, что уж лучше бы ты сидел на своей заднице и писал сольники.
- Ты злишься на меня? Ты меня не простил?
-А имею ли я повод прощать тебя?
-Кота…я говорил тебе….
-Я не верю ни одному твоему слову!- я повысил голос и посмотрел со злостью в твои глаза.
-Ты боишься, что я испытываю к тебе не приемлемые чувства?
Ты словно прочитал мои мысли, наверное, все мои сомнения читались у меня в глазах. Мне действительно было трудно простить тебя за то, что ты сделал и даже сухие фразы, которые ты мне говорил в госпитале не могли скрасить чувство того, что ты меня предал. Мне действительно казалось, что то, что ты сделал какими-то неадекватными проявлениями твоей личности, ибо ты мог быть пьян или еще что-нибудь повлияло на тебя, но я не помню запаха спиртного от тебя.
- Нет.- Соврал я.
- Тогда признайся и сам себе в том, что я тебе не безразличен.
- Между родственниками просто не может ничего быть! Мы переступаем черту.
- А ты так боишься отходить от правил этого мира? Разве то, что ты сейчас пишешь текст песни- это не нарушение правил этого мира?
-Нет. Потому что эту песню даже ты не будешь петь!
Ты рассмеялся и резко выхватил торчащий листок бумаги из под покрывала так, что я не успел даже остановить тебя. Через мгновение ты уже читал текст моей песни. На твоем лице застыла совершенно непроницаемая маска задумчивого человека. Я наблюдал за ней.
-Кота, давай ее назовем Bara no Hana?
-Ты ее не будешь петь!
-Конечно же буду! Давай так, мы заключим пари: я помогу тебе написать музыку и включу эту песню в наш новый альбом, а ты меня простишь? Хорошее соглашение?
-Я не хочу, чтобы ты мне помогал писать музыку. Я сделаю это сам.
-Хорошо. Но я ее хочу петь.
-Она слишком личная.
-Да ну! Кота-сан, разве те песни, что я пишу они не личные? Тем не менее, я их пою.
-Потому что тебе нечем больше заняться.- Бубню я.
-Тогда что мне сделать, что бы ты меня простил? Покинуть сцену? Развалить группу? С легкостью! Хоть завтра! И мир забудет, что были Angelo.
-Я прекрасно знаю, что ты этого не сделаешь.
-Ты все еще мне не веришь.
Я опускаю глаза и смотрю на лист бумаги с текстом песни. Действительно, я столько лет ждал, пока ты скажешь мне, что любишь меня, но ты сначала оставлял меня одного, а потом, как только все наладилось, и я стал играть в группе с тобой, то все мои надежды снова рухнули. И мне было очень неприятно, когда ты прочел мой дневник, ведь в нем были написаны не сколько мои опасения по поводу твоих поступков сколько то, что действительно я хотел от тебя получить. И, наверное, на протяжении всех этих лет я безуспешно пытался заглушить странные чувства по отношению к тебе, а все из-за того, что я боюсь их. Я боюсь расправить крылья и переступить все грани этого мира, лишь бы ты был всегда со мной, лишь бы ты меня любил. То что ты сделал со мной не казалось мне каким-то преступлением против меня, но после этого я мог бы спокойно сойти с ума, но я понимал, что то что ты мне говорил в палате - это правда. Это то, что я так давно хотел услышать, а потом страх взял свое и я, как дурак, наорал на тебя. От этого страха нет возможности избавиться, и ты это превосходно понимаешь. Ты чувствуешь, что я люблю тебя, но я боюсь этого.
-Я верю.- Тихо говорю я, не поднимая глаз.
-Кота, ты любишь меня?
- Да.
-Скажи это.
Я набираю побольше воздуха, потому что если я сейчас это скажу, то я сломаю эти границы. Я сделаю так, что мир будет играть только по моим правилам.
-Я люблю тебя.- Я поднимаю глаза и смотрю на тебя, ища в твоем лице хоть какие-то эмоции, отвечающие на то, что я только что сделал. Ты лишь приблизился ко мне, целуя меня. Теплые тонкие губы накрывают мои. Странное чувство защищенности и свободы охватывает меня. Мне кажется, что сейчас на моих глазах рушится мир. Я переступил все свои страхи. Теперь я буду только твоим.
- Я буду петь твою песню.
-Я хочу ее написать сам.
- Можно я помогу тебе только с текстом? Немного слова не подходят вот тут.- Ты провел пальцем на строке, где я же много раз перечеркивал разные фразы.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 20:12 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Было ранее утро. Солнце проскальзывало своими тонкими и невесомыми лучами сквозь открытое окно и почти незаметно касалось стен комнаты. Кирито сидел на подоконнике и курил. Он наблюдал за спящим человеком на кровати. Темно-серое одеяло в черные тонкие узоры прикрывало поясницу человека. Лучи утреннего солнца очерчивали красивый силуэт спины, лопаток и тонкой шеи, играя с оттенками кожи спящего. Светлые волосы были взлохмачены и это завершало образ ангела. Кирито потушил сигарету, слез с подоконника и медленно, словно хищная пантера в траве подошел к своей жертве. Кирито лег рядом и наклонился к согретой солнцем лопатке человека, целуя ее, постепенно перемещаясь на шею. Человек во сне немного дернулся.
***
Вакуум темного сна еще охватывал мой разум, когда я почувствовал твои теплые и еле весомые прикосновения. Ты, словно, нежные лучи солнца, целовал мою спину, лопатки, шею, уши, зарывался лицом в мои жесткие волосы, шептал какую-то еле разборчивую любовную фигню, которая лишь смешила меня. Я никогда не мог бы даже поверить тому, что ты способен на такие нежности. Они убаюкивали, заставляли полностью довериться тебе и улететь куда-то далеко-далеко, где поют птицы и растут экзотические алые, как кровь цветы. Я словно наяву видел, как они распускаются передо мной, заполняя пространство алым сиянием.
Я открыл глаза - не было больше смысла притворяться спящим, перевернулся на спину и столкнулся поцелуем с твоими губами. Короткий поцелуй в губы, а потом снова ты принялся целовать мою шею и легко царапать спину, проводить между лопатками ладонью, целовать грудь и играть языком с моими сосками. В какой-то момент я поймал себя на мысли, что ты обращаешься со мной слишком нежно, будто бы с дорогой викторианской фарфоровой куклой, слишком аккуратно, словно боишься сломать тонкие ножки и ручки своей кукле. Поцелуи уже были ниже, твои руки на моих бедрах, а я выгибался под твоими поцелуями, все еще прибывая разумом в той стране, где цвели красные цветы - они раскрывались красными причудливыми звездами и взрывались перед глазами миллионами маленьких красных звездочек. Я перевернул тебя на спину, решая взять инициативу. Легкий поцелуй в губы, ты длинные светлые волосы запутались и раскидались по подушкам, глаза темного шоколада следили за каждым моим движением.
-Кота, ты хочешь поиграть со мной в хорошего младшего братика?
-Я хочу показать тебе эти цветы.
-Цветы? Ты придумал название для своей песни? Знаешь, мы могли бы собрать в новом альбоме песни, носящие цветочные названия или смысл. К примеру, Butterfly превосходно подойдет…
Ты так и не договорил, я снова поцеловал тебя в твои маленькие губы, требуя, чтобы ты перестал говорить. Я не хочу сейчас говорить о работе, я хочу лишь показать то, что называется раем.
-Мы сможем позже все обсудить.
Ты запускаешь свою руку мне в волосы, притягивая к себе. Я провожу языком по твоей шее и целую напряженную жилку, заставляя тебя выгнуть шею и закрыть глаза, отпуская тебя в страну алых цветов. Я спускаюсь чуть ниже, играя языком с твоими сосками, целуя и покусывая маленькие шарики кожи. У тебя худое тело, такое, что можно без проблем пройтись языком по всем выпуклостям ребер, целуя каждое по отдельности. На мои прикосновения ты лишь выгибаешься и стонешь что-то неразборчивое, иногда шепча мое имя. Твое тело чувствительнее, чем у меня, хотя я бы никогда не подумал, что ты можешь так страстно реагировать на прикосновения к нему. Мои руки гладят твои бедра, ложатся на твой член, который уже давно требует обратить на себя внимание, я стягиваю с тебя нижнее белье, а ты хватаешь меня за запястья, удерживая мне руки.
-Что?
- Ты знаешь, что делать?- сквозь попытку глубоко дышать ты задаешь слишком глупый вопрос но на полном серьезе, что мне хочется рассмеяться.
-Да.
-Я могу тебе помочь.
-А?- Не успев ничего понять, я мгновенно оказался на спине, а ты стал стягивать с меня белье.
-Готов поспорить, что ты этого никогда не делал.(поэтому смотри и учись, студент!э-э-э-,басист!*у автора истерика*)
Я решил не делать попыток тебе ответить, но вцепился в серую шелковую простыню, когда твой теплый рот захватил в свой плен мой член. Это были странные ощущения. Тепло, перестающее в неистовый жар, который охватывал все тело, а потом на мгновение становился холодом, перерастая в тепло. Я чувствовал твои руки, губы, язык везде, словно я был окружен тобой, словно я был с тобой одним целым, я чувствовал только твое тепло и тебя. Все остальное застыло, как ледяные фигуры и взорвалось мелкими хрусталиками, через которые переливался весь мир. Я не мог ничего говорить. В легких хватало воздуха только на шепот твоего имени. Твой язык стал играть с моими яичками, а я ожидал тот момент, когда эти мелкие хрусталики, в которых утопал мир, взорвутся еще более мелкими искрами и осколками, а мы сможем переступить грани этого мира, нарушая все законы и предписания. Я ждал того момента, когда у меня вырастут крылья и я стану свободным. Я хотел взлететь ввысь над этим алым сиянием цветов и посмотреть на них откуда-то с высока. Я хотел понять их красоту. Я даже не заметил, когда это произошло. Я лишь выгнулся в твоих сильных руках и протянул твое имя. Я стал свободным. Твой шепот окружает меня, становится чуть разборчивым, и я возвращаюсь обратно на землю цветов.
-Кота, ты прекрасен. Ты великолепно играешь свою роль.- Ты тихо смеешься.- Тебя невозможно сломать.
- Шинья?- ты морщишься, когда я называю тебя по настоящему имени.- Я только что видел, как прекрасны эти цветы с высоты.
-Ты летел?
-Да. У меня были огромные белые крылья, и я видел землю, ослепленную алым светом цветов под собой.
- Я тоже хочу это увидеть. Покажешь мне дорогу до этого места?- На полном серьезе спрашиваешь ты, и лишь в твоих глазах блестит хитрая искорка.
Я переворачиваю тебя на спину, целуя уже изведанные чувствительные местечки на твоем теле, заставляя тебя выгибаться и царапать мне шею. Краем уха я слышу, как в соседней комнате ходит человек. Такео, наверное, уже проснулся. Значит, нам нужно быть тише. Мгновенно забывая об этом, я целую твой член, стараясь выполнять те же движения языком, что и ты. Ты был прав - я впервые делал это. Ты что-то говорил срывающимся голосом, но я практически не слышал тебя. А потом в комнату постучали. В комнате, наполненной нашими звуками, любой другой звук казался инородным и чужим. Мы замерли.
- Кота, ты спишь? Уже 7 часов.- Голос матери стрелой пронзил воздух, пропитанный нашими разговорами и стонами. Она думала, что ты будешь спать с Такео в комнате.
Мы молчим и не шевелимся. Нужно, чтобы она ушла как можно скорее. Через некоторое время напряженного состояния слышатся удаляющиеся шаги и приглушенный голос ударника на первом этаже. Я слышу, как ты смеешься, и поднимаю глаза. Тебя веселит происходящая ситуация, а я целую тебя в губы и прошу быть тише. Возвращаюсь к своим ласкам, и уже через мгновение ты забываешь о моей просьбе и протягиваешь мое имя, напрягаясь всем телом и кончая.
-Цветы могут обладать наркотическим действием?- хитро спрашиваешь ты, целуя мою шею.
- Наверное, они обладают этим действием по желанию клиента.
-Тогда я желаю, чтобы эти цветы постоянно цвели.
- Почему?
-Потому что я люблю тебя, Ко-сан.
- Нам нужно собираться, я думаю. Мама будет волноваться.- Я зарываюсь лицом в твои спутанные волосы.
- Давай побудем вместе еще немного?
- Братик, нам ведь действительно надо вернуться в Токио до 5 вечера.
-Вернемся.
- Вернемся? Ты собираешься попросить Такео вести машину? Может не стоит? Если мы не в столб врежемся, тот попадем в канаву.
- Ты плохо относишься к Отоу-сану?- С подозрением в голосе задаешь мне вопрос, хотя я понимаю, что ты шутишь.
- Он всегда слишком быстро водит и предпочитает нарушать правила.
- Я поведу машину.
-Тогда нам нужно уже собираться.
-Попробуй меня поднять с постели, а? Я тяжелый? Наверное, я еще и толстый. Мне надо худеть.
- Ты и так худой! У тебя ребра выпирают!- Я провожу пальцами по твоим ребрам, словно пианист по клавишам.
- Ладно, верю.- Ты недовольно тянешься за мобильником на тумбочке и смотришь время.- Нам действительно пора собираться.
Ты лениво и медленно встаешь с постели и одеваешься. Я наблюдаю за тобой - тонкий и красивый изгиб спины, длинные ноги, худое тело и узловатые руки, сильная шея и спутанные ото сна длинные светлые волосы. У тебя все еще сонные и немного заторможенные движения. Ты великолепен, как черная хищная пантера или гипард.
***
- Вы так долго спали! Мы с вами так некогда не вернемся в Токио. Хотя бы будильник соизволили поставить.- Такео недовольно заворчал, куря и одновременно пытаясь затолкнуть свою сумку в багажник.
- Мы только что позавтракали, думаю, что уже пора ехать. - Сказал ты, ставя коробки с вещами две наши сумки.
-Машина не осядят?- Такео сел на корточки, осматривая подвеску.
- Не должна, мы ведь на ней и аппаратуру как-то перевозили. Конечно, это не грузовик, но и не «Минивен».
Такео разворачивается и уходит в дом.
-Что с ним?- я поворачиваюсь к тебе.
-Не с той ноги встал. Через час перестанет ворчать и все снова вернется в норму.
***
Как бы наш ударник не ворчал, до Токио мы добрались быстрее, чем я рассчитывал. Все последующие после приезда дни были потрачены на написания мелодии к песне. Я уговорил брата не помогать мне ни в чем, и хотя было немного трудновато писать одному песню и одновременно руководить тем, чтобы каждый музыкант по отдельности писал свои партии, все же это были незабываемые ощущения. Только ты иногда действительно предлагал свою помощь, но я отказывался. Через некоторое время, когда песня была готова, ты дал ей название-Bara no hana. А еще через 4 месяца мы записали альбом. Позже уже мало кого беспокоило прошлое и твоя попытка причинить себе вред, лишь бы искупить свою вину. Об этом так никто и не узнал, кроме родителей и нас троих. А Такео был даже счастлив, наверное, проявить свои криминалистические знания.
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Confidence (NC-17 - Kirito\Kohta\Takeo [Angelo])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz