[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » [KR]Cube (NC-17 - [Dir en Grey])
[KR]Cube
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:22 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: [KR]Cube

Автор: Karla Ama
Контактная информация: diary tvitter, mukaru@yandex.ru

Фэндом: Dir en Grey
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст, Юмор, Фантастика, AU
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
по мотивам клипа [KR]Cube. Вольная наивная интерпретация. Очень.

Примечания автора:
Автор обожает клип [KR]Cube и не скрывает этого, как и того, что смотрит по несколько раз за один сеанс, особенно, когда чай с медом опротивел, а температура ниже 39 не сбивается несколько дней подряд. Отдельный привет англоязычному фандому, а так же сценаристам аниме и второсортного киберпанка. Все ниже написанное горячечный гон, в процессе которого я нарушала собственные принципы фикрайтерства, за что мне очень стыдно и мучаюсь в приступах раскаянья. Абсолютное АУ и хулиганство. Очень сладко (по ощущению, как зефир с вареной сгущенкой), без потуг на художественность и какую-либо литературную ценность. Обоснуй местами крепко спал.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:23 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
- Новенький, да? - поинтересовался Тошия, когда бармен соизволил обернуться. Отчего-то в этот вечер к стойке никто не спешил. Только разноцветные официантки сновали туда-сюда с подносами среди редкой публики, обходили закрытые стеклянные двери vip-зоны. Тошимаса лениво наблюдал за ними с высоты табурета, а когда стало откровенно скучно, обратился к парню, думал поболтать, развести на бесплатный коктейль - денег едва хватало на кубик льда. Вот только расхотелось в миг, когда тот уставился на него немигающим взглядом черных глаз. Точь-в-точь такие же темные и стеклянные были у выпотрошенной шкурки лисы, голова которой свисала со шляпы бармена.
- Биоробот, - разочарованно протянул Тошимаса и спешно отвернулся, только нервно поправил вуаль. Он не мог не заметить едва различимую темно-лиловую вспышку света в левом зрачке - реакция машины на голос. И где только Мишимура-сан их брал? У такого только пулю в лоб можно было выпросить.
Тошия еще раз взглянул на пустой танцпол, потом в зал, разочаровано вздохнул - никого, а потом полез в блестящий ридикюль за сигаретами. Он вытащил из пачки одну, покрутил в пальцах и, набравшись смелости, снова обернулся, чтобы осторожно придвинуть к себе пепельницу. Хотя бы она была бесплатной в этом притоне.
Бармен все также пристально смотрел на Тошимасу. Тошия сильно наклонил голову вперед, после чего сунул сигарету в рот. Ему так хотелось прямо спросить, чего тот на него уставился. Но только вздрогнул от щелчка. Биоробот оказался ближе, чем Тошимаса думал. Стоял с вытянутой рукой, сжимал пальцами фирменную зажигалку заведения и ждал, когда Хара прикурит.
- Я не робот, - произнес бармен хриплым голосом. Тошия даже сигарету выронил. Маленький огонек зажигалки потух.
- Ага, знаем таких, - кивнул Тошимаса. Сигарету было жаль по нескольким причинам. Во-первых, та была последней, а во-вторых, так нелепо свалилась на мраморный пол. Тошия чуть выгнулся, чтобы разглядеть ее под ногами, но попытки оказались тщетны. Зато бармен потерял к посетителю интерес и вернулся к работе. Хара пару раз осторожно взглянул в его сторону, чтобы убедиться в его занятости, после чего запихнул пустую пачку обратно в ридикюль и решил посидеть еще пару минут прежде, чем отправиться в город.
- За счет заведения, - странный парень выставил на столешницу мартинку, в которой плескалось нечто ярко-зеленого цвета, украшенное достаточно крупной оливкой на тонкой зубочистке.
- Что? - Тошимаса удивленно раскрыл глаза, потом с недоверием покосился на угощение.
- Оно не отравлено, - бармен приподнял мартинку в безмолвном тосте и прикоснулся губами к стеклянному краю. Тошия раскрыл рот, когда так же изящно парень поставил коктейль обратно на салфетку, как раз той стороной к посетителю, где отпил сам.
- Парень, притормози! - воскликнул Тошимаса и сердито посмотрел на бармена. - Я не трахаюсь с роботами. Так сказать, по идеологическим соображениям. Так что извини.
- За коктейль платить не буду, - добавил он несколько секунд спустя. Ему показалось, или бармен действительно едва заметно улыбнулся, после чего пожал плечами? На этом можно было констатировать сокрушительную неудачу попытки знакомства. Парень занялся новым заказом. Потом к стойке все чаще стали подбегать официантки, а после и сам бармен начал выходить в зал. И Тошия заметил, как клуб начал заполняться народом. Можно было пробы ради пройтись до кабинок туалета, но Тошимаса продолжил гипнотизировать взглядом коктейль, который биоробот не спешил убирать.
Тошия решил, что не случится ничего страшного, если он только съест оливку. Уж больно та аппетитно выглядела. Он подцепил кончиками пальцев зубочистку и стряхнул капли алкоголя, но до рта донести угощение не успел. Мартинка опрокинулась, и весь коктейль начал растекаться вязкой лужей по яркой столешнице.
- Какая жалость, - с наигранным сочувствием протянули над ухом. - Мишимура-сан угостит тебя за счет заведения, если ты сейчас оторвешь свою задницу от стула и пойдешь с нами.
Тошимаса не успел сообразить, как его схватили за руку и потащили к заветным стеклянным дверям.
- Эй, полегче! - возмутился Тошия. - Я сам могу.
- Так переставляй ноги.
- Синяки оставишь!
- Не зарывайся, парень, - они остановились возле лестницы, и наемник аккуратно приставил дуло пистолета к бедру Тошимасы.
- Скажи Мишимуре-сану, что я сейчас приду. Мне нужно отлить.
- Смотри без глупостей. Мишимура-сан любит чистеньких, а то живо пустит на фарш, - наемник кивнул в сторону прошмыгнувшей мимо них официантке, которая несла на подносе тарелки с ароматными отбивными. Тошия сглотнул, затем сделал шаг в сторону туалета, едва задев плечом человека Мишимуры, но у самой двери обернулся.
Бармен шел ему навстречу по коридору. Тошимаса заметил, как блестит узкая металлическая полоска на кармане пиджака, но с такого расстояния иероглифы различить не смог, а тот свернул к своему рабочему месту. И Тошия осознал, что биороботы так откровенно оценивающе не могут разглядывать человеческие ноги.

***
- И чего уставился? - раздраженно произнес Тошимаса, после чего сердито исподлобья взглянул в сторону раскрытой двери.
- Для персонала есть свой туалет, - продолжил Тошия. Бармен молча толкнул дверь ближайшей к нему кабинки, после чего защелкнул замок. Хара едва сдержался, чтобы не согнуть руку в локте и выставить средний палец крошечному красному полукругу, но вместо этого спешно сунул раскрытую ладонь под жалкую струйку воды, которая как бы нехотя журчала из крана. Вентили Тошия выкрутил до упора. Он принялся так усердно стирать со своих алых чулок потеки чужой спермы, что не заметил, как странный парень закончил свои дела и внимательно следил за действиями Хары - тот старательно от паха вниз проводил мокрыми пальцами, брезгливо подставлял их тут же под воду и начинал заново.
- Блядь, чего тебе? - не выдержал Тошия. Он спешно выпрямился и едва заметным жестом одернул короткую юбку, но бармен не прекратил разглядывать его.
- Слушай, не знаю, что ты не запомнил из того, что я тебе вчера говорил. С биороботами не трахаюсь. По части извращений, это тоже не ко мне, - после этих слов Тошимаса поджал свои полные губы и отвел взгляд.
- Заметно, - усмехнулся бармен, и Хара едва подавил желание врезать по ухмыляющейся морде. Тошия и без комментариев некоторых знал, что у него разодраны чулки. Да, и колени неприятно саднили. Последний клиент оказался той еще свиньей, когда со всей дури втолкнул Тошимасу в кабинку. Хара надеялся, что все обойдется парой синяков. Не обошлось.
Парень не ухмылялся. Он в упор смотрел на Тошию, и от этого взгляда Тошимаса почему-то смутился.
- Больно?
- Да, - выдохнул Тошия. Чтобы отвлечься, он снова обернулся к раковине. Бармен ушел, и Тошимаса посмотрел с обидой на дверь, за которой тот скрылся. Какое-то время он постоял, упершись ладонями в зеркало, после чего сел на пол и притянул к груди колени. Тошия потрогал ссадины самым кончиком пальца, с которого после быстро слизнул кровь. Чтобы облегчить боль, Хара осторожно подул на ранку.
- Не трогай, - Тошимаса испуганно вскинул голову. Бармен опустился на колени рядом с ним, отвинтил крышку с бутылки водки и опрокинул ту на белую тряпку.
- Охренел совсем? - воскликнул Тошия и ударился затылком о белый кафель.
- Так сложно потерпеть? - в свою очередь поинтересовался бармен. Он осторожно обрабатывал ссадины, а Тошия сжимал колени вместе.
- Предупреждать надо, - ответил тихо Тошимаса.
- Чего ты так зажимаешься? Не поверю, что тебе так больно, - бармен провел ладонью по голени Тошимасы, отчего тот еще больше сжался.
- Что тебе от меня нужно? - прямо спросил Хара. Бармен последний раз промокнул ссадину, после чего наклонился вперед и прижался губами к поцарапанному колену. Тошимаса ощутимо вздрогнул.
- Трахнуть тебя, - хрипло ответил парень.
- Чего? - переспросил Тошия. Нет, он хорошо услышал и понял слова бармена. Другого можно было и не ожидать, да и не мешало бы привыкнуть.
Тошимаса оттянул в сторону ворот майки и вытащил две свернутые купюры.
- На. Сколько ты водки вылил?
- Ты такой принципиальный или я тебе просто не нравлюсь? - рассмеялся в ответ бармен. Денег он, конечно, не взял.
- Тебя уволят, если будешь торчать здесь со мной, - заметил Тошимаса. Не говорить же, что он так сжимает колени, потому что ему стыдно сидеть с голой задницей перед этим парнем.
- Спасибо за беспокойство, - Тошия не выдержал - хотел оттолкнуть от себя бармена, но только задел его шляпу, которая свалилась на замызганный пол.
- Доволен? - парень улыбался - так искренне и открыто, что Хара сначала растерялся.
- Ты… А…
- Но ты прав, мне пора на свое рабочее место, - бармен резво поднялся и протянул Тошимасе раскрытую ладонь.
- Силенок не хватит, - заметил Тошия. Он смотрел на парня снизу вверх.
- Смотря для чего, - парировал бармен.
- Иди, - Тошия робко улыбнулся в ответ. Парень поднял с пола шляпу, аккуратно надел и ушел. В этот раз Тошимаса успел прочитать его имя. Каору.

***
- Эй, притормози! - воскликнул Тошия, когда Каору припечатал того к металлической обшивке моста. Хара уже пожалел, что пошел за этим парнем - еще бы бармен из "Куба" его не заметил. На утренней мостовой они были одни. Каору слышал тяжелые шаги по каменным плитам у себя за спиной, ускорился, и Тошимаса зачем-то побежал за ним следом, а в итоге попал в ловушку. Каору схватил Хару за первой же балкой, шарахнул того спиной об арматуру и сорвал с лица темные очки. Очки жалобно звякнули, и Тошия посмотрел на них почти с сожалением.
- Ты? - выдохнул Каору в шарф, в который был замотан по самый нос. Взгляд злых глаз смягчился.
- Нет, бля, - сердито ответил Тошимаса.
- Что тебе нужно? - Каору по-прежнему был натянут, как струна.
- Ничего, - выдохнул Тошия в морозный воздух.
- Тогда зачем за мной следил?
- Да не следил я за тобой. С чего ты взял?
- Ты идешь за мной достаточно давно.
- А ты что, такой важный, чтобы за тобой следить? - психанул Тошия. Каору не выпускал его, мрачно смотрел в лицо, словно хотел увидеть Тошимасу насквозь. Темно-лиловый свет в зрачке угрожающе мигал с определенной частотой. Хара мысленно обругал себя за то, что в очередной раз нашел приключения на свою задницу. Вот зачем он пошел за этим парнем?
- Ну, давай - пристрели меня и скинь труп в воду. Все равно меня никто искать не будет. Это тебе Мишимура-сан приказал, да? - Хара смотрел неуверенно, Каору - с сомнением, после наклонился вперед и опустил руки.
- Иди, - произнес он сипло. - Куда ты там шел.
- Чего? - не понял Тошия, но ответа не получил. Каору отвернулся и направился в противоположную сторону - откуда пришел. Тошимаса хотел его окликнуть, а потом передумал - сдался ему этот придурочный биоробот, к тому же в живых оставил. Значит, тому не было никакого дела до Хары.
Под мостом раздалось гулкое эхо покашливания, и Тошия испуганно обернулся. Он успел сделать все несколько шагов, как его настиг этот звук. Каору почти минул пролет, при этом плечи его подозрительно вздрагивали, одной рукой он придерживал отвороты куртки.
- Эй, парень! - окликнул бармена Тошимаса.
- Да стой же! - Каору прибавил шаг, но куда ему было в его-то состоянии. Тошия нагнал его и схватил за плечо, чтобы развернуть к себе лицом.
- Ты же был у Катсураги. Что он тебе дал? - затараторил Тошимаса.
- Отъебись, - зло буркнул Каору и повел плечом, чтобы скинуть чужую руку.
- Покажи, - продолжал настаивать Хара.
- И ты отстанешь от меня? - уточнил бармен.
Тошия замешкался, затем неуверенно кивнул. И только тогда Каору вытащил из кармана тонкие пластинки, в которые были запаяны таблетки и несколько пилюль.
- Ты ведь не биоробот, - неуверенно пробормотал Тошимаса и с надеждой заглянул тому в глаза. - Биороботы не давятся кашлем и не глотают колеса.
- Логично, - заключил Каору, при этом поправил шарф на лице.
- Я сейчас! - воскликнул Тошия. - Я быстро.
Он оглянулся: "Подожди меня. Я мигом. Только дождись, пожалуйста".
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:23 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Обратно Тошия бежал сломя голову, но резко затормозил у самого начала пролета. Каору, конечно, не стал его дожидаться и ушел, едва Тошимаса завернул за угол. От досады и какого-то жгучего разочарования Хара несильно пнул металлическую балку. Та задрожала, издав при этом протяжный вибрирующий звук.
- А ты быстро, - хрипло произнес бармен. Тошия даже подпрыгнул.
- Я подумал, что ты ушел, - Тошимаса посильнее натянул свою бесформенную шапку на голову.
- Я хотел, - кивнул Каору.
- На, - быстрым жестом Тошия извлек из кармана своего пальтишка пластиковый пузырек и протянул бармену.
- Что это? - Каору подозрительно взглянул на Хару.
- Нормальные лекарства. Не то синтетическое дерьмо, которое продал тебе Катсураги, - с чувством превосходства сказал Тошия, но тут же сжался под внимательным взглядом бармена.
- Откуда оно у тебя?
- Ты ничего такого не подумай, - тут же начал оправдываться Тошимаса. - Я купил. У Катсураги. Просто нужно иметь подход к этому пройдохе, чтобы получить нормальные лекарства. Он чужих опасается.
Каору продолжал молча смотреть, и Хара все меньше чувствовал себя уверенно.
- У меня скидка. Я к нему часто заглядываю, - начал нести какой-то несвязный бред Тошимаса. - Ну, там, проверяюсь. Иногда он меня латает.
- Сколько с меня? - прямо спросил Каору. Тошия вскинул голову.
- Горячий завтрак.
- Сколько? - продолжал стоять на своем бармен.
- Ладно, нисколько, - сникнул Тошимаса. - Считай, что я тебе долг вернул за водку и коктейль.
- Кофе тебя устроит? - сдался Каору, когда Тошия хотел уйти.
Одним кофе они не ограничились. Тошимаса сразу предложил послать куда подальше подозрительное портовое заведение, где варили что угодно из неизвестно чего. У Каору не осталось сил сопротивляться напору Тошии. Из-за температуры или сильных болей в горле он растерял свою настороженность, позволил Харе купить за его счет обед, которого хватило бы на четверых, и довести себя до дома.
Тошимаса пришел в восторг от комнаты Каору. По пути он только и делал, что зачарованно разглядывал дома и людей, словно видел их впервые. А потом едва заметно водил кончиками пальцев по панелям лифта, который поднимал их на нужный этаж.
Каору не успел сказать Тошии, что тот свободен, и даже начать благодарить не смог. Хара деловито отодвинул бармена в сторону, после чего вошел. Он водрузил пакеты с едой на стол и раскрыв рот принялся рассматривать потолок, потом подошел к высокому окну и взглянул на улицу. Каору только махнул на него рукой - достал из фирменного пакета сети магазинов банку тоника, вытряхнул пилюлю, после чего проглотил.
Тошия закончил изучать ванную комнату, когда бармен завалился как был - прямо в одежде - на аккуратно заправленную постель. Он со стоном зарылся в подушку и замер. Тошимаса какое-то время разглядывал его упрямую спину, но потом сел на корточки возле кровати, чтобы стащить с Каору ботинки. Тот дернулся, с недовольным видом обернулся.
- Так не пойдет, - покачал головой Тошия.
- Отвали, - отмахнулся Каору. Хара его не послушался, настойчиво перевернул на спину и принялся возиться с застежками. Парень не сопротивлялся. Только дышал ртом, с хрипами. Правда дернулся, когда Тошия начал стягивать с него брюки прямо с нижним бельем - вцепился в трусы. Тошимаса хихикнул:
- Да ладно, нет там у тебя ничего такого, чего я не видел.
Каору тут же схватил покрывало, завернулся в него наподобие кокона и притих. Даже позволил Тошии потрогать свой лоб. Тошимаса осторожно отодвинул длинную челку и прикоснулся к горящей коже прохладной ладонью.
Хара посидел на краю постели какое-то время - рассматривал место обитания этого странного парня. К слову, оно оказалось под стать своему хозяину, но Тошия решил не задавать лишних вопросов, да и не к месту они были. Через какое-то время сидения рядом со спящим Каору, Тошимаса решил выяснить, где тот готовит еду или хотя бы разогревает. За время поиска он сжевал два рогалика из четырех купленных, после чего пришел к выводу, что лучше поинтересоваться у хозяина квартиры, когда тот проснется.
С час Тошия развлекал себя тем, что смотрел в окно на утренний город, точнее, на его заповедную часть, куда таким, как Тошимаса вход был заказан. Каору провел его какими-то обходными путями, буквально через канализацию. И откровенно говоря, Хара подумывал воспользоваться внезапным гостеприимством и отмыть с себя ужасный запах сточных вод. Совсем наглеть на стал - постоял под едва теплой, а потом совсем холодной водой. Зато у этого Каору нашлось ароматное мыло.
Тошия продрог, но единственное полотенце, что было в ванной комнате, не взял - просто сел на край ванной и ждал, пока подсохнет кожа, чтобы можно было натянуть обратно свои шмотки. Их Тошимаса оставил как раз в комнате и только нагнулся поднять, как зачем-то осторожно посмотрел на Каору. Тот весь сжался и вздрагивал, словно ему снился нехороший сон или бил озноб. Хара оставил свои вещи там, где они пролежали все время, пока он принимал душ, после чего осторожно выпутал из покрывала хозяина квартиры. Каору послушно перекатился в прохладные объятья. Тошия тут же прижался к нему всем телом, позволил ему просунуть колено между своих ног, вытянуться вдоль себя в полный рост и обнять. Какое-то время он слушал сиплое дыхание. Каору влажно дышал ртом на его ключицу, и Тошия начал дрожать совсем не потому, что ему было холодно. Ему стало как-то удушающе жарко. Он с отчаяньем жмурился и зарывался носом в спутавшиеся розово-каштановые волосы Каору, а потом не выдержал - убрал длинные пряди назад и, едва касаясь, мазнул губами по горячей шее.
- Спи, Каору-сан.
***
Разбудил Тошию настойчивый стук в дверь, словно по обшивке били металлическим носком ботинка. Хара перекатился через спящего Каору и принялся натягивать свои бесформенные штаны — мало ли кто заявился к этому парню. Компрометировать Каору Тошимасе не хотелось. Он уже оглядывался в поисках более-менее подходящего укрытия, но его посетила совершенно шальная мысль. А вдруг бармен умер во сне? Вон как колотили по двери, а он даже не подал признаков жизни. Каору спал беспокойно — то отпихивал от себя Тошию, то прижимался. Затих под вечер, и только Хара провалился в полудрему, как заявился гость.
Тошимаса чуть сдвинул покрывало вниз и убедился, что грудная клетка равномерно поднимается и опускается. Каору смотрел на него из-под ресниц. Глаза его влажно поблескивали, как бывало при обыкновенной простуде. Он облизнул подсохшие губы и прошептал со свистом:
— Открой.
— Ниикура, мать твою, ты там сдох, что ли? — в эту же секунду раздался уставший голос.
— Привет, — Тошия раскрыл дверь.
— Привет, — с сомнением протянул гость, затем взглянул на номер комнаты. Дверь открывалась внутрь.
— Ты к Каору-сану, да? — уточнил зачем-то Тошия.
— Да, — настороженно кивнул гость. — А ты?
— Тоши... Тошимаса, — представился серьезным тоном Хара.
— А, — протянул в свою очередь гость, как будто имя Тошимасы ему о чем-то сказало.
— Дайске.
— Проходи, Дайске-сан, — пригласил Тошия. — А то сквозняк.
— Можно просто Дай, — заметил Дайске, и Тошимаса подмигнул.
— Как скажешь.
— А Каору-кун? — Дай кивнул в сторону Ниикуры.
— Болеет, — шепотом ответил Тошия. Все формальности были соблюдены.
Через полчаса они беззаботно болтали, рассевшись на полу возле кровати. Говорили тихо, почти шепотом, чтобы не потревожить беспокойный сон Каору. Казалось, он их слушал — придвинулся на край постели, к ним поближе. Потом Тошия вспомнил о еде. Даже рискнул напоить Ниикуру рыбным бульоном. Благо Дайске ориентировался в доме Каору лучше. Им даже удалось разогреть еду. Каору вяло сопротивлялся, но Тошимаса оказался решительно настроен. Он усадил Ниикуру, который тут же закутался в одеяло по самый нос, из-за чего Тошия был вынужден сам забраться к нему. Он осторожно, словно Каору мог его укусить за пальцы, отодвинул покрывало до подбородка, затем забрал теплую пиалу из рук Дайске и поднес ко рту больного.
Ниикура пил маленькими, явно болезненными глотками. Тошимаса зачем-то принялся поглаживать его по шее свободной рукой, как будто так мог снять жжение. Дайске наблюдал молча, до тех самых пор, пока Каору не мотнул головой — больше не хочет.
— Классный у тебя друг, — с нотками зависти произнес Дай, но к вящему ужасу Тошии Ниикура равнодушно ответил.
— Он мне не друг, — какое-то время Каору помолчал, а потом решил добавить. — Он проститутка из "Куба".
Дайске поменялся в лице и цепко взглянул на Тошимасу. Тот даже поежился, медленно встал с постели и поставил полупустую пиалу на низенький столик. Он уже пошел к своим вещам, что валялись комком возле двери в ванной, как его догнал в спину вопрос:
— Куда? — Дайске выпрямился в полный рост. Тошия сглотнул, спешно натянул свитер, решив, что остальное наденет уже в коридоре или лучше сразу в лифте.
— На работу, — он выскочил за дверь пулей, пока Дай не сообразил, что к чему, но тот буквально впечатал Хару в обшивку лифта. Тошимаса испугался. Сколько раз попадал в истории и выходил с малыми жертвами, но отчего-то не верил в этот раз в свою везучесть. Все было не на его стороне, начиная с чужой территории.
— Провожу, — сказал Дайске, когда отдышался после бега по коридору. Он едва успел протиснуться между закрывающихся автоматических дверей лифта.
— Покажешь, где там ваш "Куб" находится, — он улыбнулся Тошимасе, и тот неуверенно ответил. После этого перехватил из рук Хары шапку и нахлобучил тому на голову, при этом спрятал длинный бело-черный хвост под растянутую темную ткань.
— Нечего палиться. У нас таких, как ты, не любят. Можешь и не дойти до работы.
— А ты везде рыжий, или как Ниикура-сан? — Тошия кивнул на двери лифта. Тот опускался с каким-то утробным гудением.
— Везде, — кивнул Дайске и шутливо натянул шапку Харе на самый нос.

***
— Юбка коротковата, — Тошия чуть сигарету не выронил. Он стоял — курил возле служебного выхода, кутался в свое пальто, когда кто-то окликнул его.
— Шел бы ты, — недружелюбно отозвался Тошимаса. В темноте Хара пытался рассмотреть потенциального клиента, а тот явно себя таковым считал. Незнакомец прятался в щели, что образовалась по вине градостроителя и архитекторов.
— Не видишь — занят, — продолжил Тошия, на всякий случай сильнее сжал замерзшими пальцами сигарету.
— Яйца отморозишь, — заметил незнакомец.
— Не твоя проблема, нэ? — парировал Тошимаса.
— Хочешь, согрею? — голос в темноте засмеялся, как-то подозрительно знакомо, вот только Тошия не мог припомнить, кому он принадлежал.
— Тридцать тысяч йен час, — на автомате проговорил Хара и снова затянулся.
— Беру на два! — прозвучал ответ, словно было в порядке вещей отдать столько денег за проститутку.
— Слышь, парень, возьми лучше нормальную девочку, если можешь потратить столько за раз.
— Дурак, — Тошия почувствовал, что незнакомец улыбнулся. — Иди сюда.
— Сам выходи.
— Не могу, — произнес незнакомец так, словно извинялся. Тошия отвернулся, чтобы выбросить сигарету на стылый асфальт, но уйти в клуб не успел.
— Где ты ему те пилюли покупал?
— Каору-сану? — уточнил Тошия.
— Да.
Теперь не раздумывая, Тошимаса шагнул в темноту проема. Там стоял Дайске.
— Желтые не любят красных? — фыркнул Хара.
— Точно, — кивнул Дай и протянул свою пачку сигарет. Тошия взял две — одну прозапас.
— Зачем тебе пилюли?
— Не мне, — помотал головой Дайске. — Эти твои пилюльки закончились, и Каору-куну стало хуже.
— Двоих сразу сможешь провести в запретный город? — Тошия по-деловому поинтересовался у Дая.
— Наверное, да, — он задумался. — Да, смогу.
— Три тысячи йен сейчас и жди меня на конце улицы, — серьезно произнес Тошимаса.
— А что так мало? — удивился Дайске.
— Это процент, который я отстегиваю Мишимуре. Остальное прибереги — Катсураги за вызов на дом много сдирает.
Дай с тихим шипением отсчитал купюры, которые тут же перехватил Тошимаса и направился внутрь клуба. Отпроситься у человека Мишимуры труда не составило — Тошия наплел о клиенте, которому захотелось потрахаться в парке. Остальное никого не волновало, лишь бы Хара вернулся через два часа. Дайске уже начал заметно нервничать, когда Тошимаса подхватил его под локоть, после чего энергичным шагом заставил пойти прочь с оживленной улицы.
— Так не пойдет, — не согласился Дайске. Он притормозил на первом же повороте и затолкнул Тошимасу в какой-то крошечный семейный ресторан, где подавали домашнюю лапшу. В такой поздний час заведение, естественно, оказалось закрыто. Дай просто зажал Тошимасу в углу.
— Переодеться не мог? — раздраженно поинтересовался Дайске.
— Я на работе. Какого черта ты меня сюда затащил — никуда не успеем. Мне через два часа нужно быть в "Кубе".
— Будешь, — кивнул Дай, а потом задал вопрос в лоб. — Ты любимая шлюха Мишимуры?
— Чего? Нет! Просто дешево стою. Ну, там, обыкновенный анальный секс, минет, но никаких извращений и садо-мазо. Доход маленький, но есть. Его, вроде, устраивает.
— А тебя? Тебе нравится?
— Нам нужно торопиться, — напомнил Тошия.
— Не уходи от разговора.
— Нет, — Тошия отвел взгляд от сердитого лица Дая.
— Веди, — Дайске отступил в сторону, разрешая продолжить путь. За все время до убежища Катсураги Тошия и Дай не перекинулись и парой слов.

***
Катсураги Дай не понравился, как и сама идея отправиться в закрытый город. Тошимаса сам не понял, как ему удалось уболтать старикашку. Тот торговался и цену заломил заоблачную. Тошия чувствовал, что Дайске почти готов отказаться от услуг доктора, но ситуация разрешилась сама собой. После полудня они втроем поднимались в гудящем лифте. Только в квартиру Хара заходить не стал — притаился возле узкого окна в конце коридора и закурил.
Через какое-то время к нему присоединился Дайске.
— Как оно? — поинтересовался Тошия.
— Разговаривают, — пожал плечами Дай, а потом полез открывать окно.
— Понятно, — протянул Тошимаса.
— Сколько будет стоить, если тебя брать на всю ночь? — спросил Дайске и тут же пояснил, потому что Хара непонимающе посмотрел на него. — Этот дедок сейчас вколол Каору-куну какую-то дрянь. Сказал, что поможет. Не принимай близко к сердцу, но я этому Катсураги не очень-то и доверять бы стал.
— Зря, — коротко ответил Тошия. — Я тебе зачем?
— Посидишь с Каору-куном. Я сам сегодня не могу.
— Сколько времени? — серьезно поинтересовался Тошимаса.
— Где-то около четырех, — Дайске посмотрел сквозь пыльное стекло окна на серое небо.
— Не успею, — пробормотал себе под нос Тошия.
— У тебя дела, да?
— Нет, — мягко улыбнулся Тошимаса. — У меня работа и надо как-то предупредить Мишимуру. Он же на уши поставит весь нижний.
— Так ты же здесь будешь.
— До утра, — кивнул Тошия.
— Ты же не в рабстве находишься, как я понял, — моргнул Дайске.
— Почти, — одними губами произнес Тошия и тоже отвернулся к окну.
— Извини.
— Не стоит, — помотал головой Тошимаса. — Что-нибудь придумаю.
— Но можно предупредить через кого-нибудь, — предложил Дайске. — У меня есть один человечек. Он сможет организовать, если нужно. И за этого деда не беспокойся — провожу. Как раз потом решу вопрос с тобой.
— Тогда я спокоен, — мягко засмеялся Тошия, и Дай расслабился.
— Пошли в квартиру, — предложил он.
— Мне пока и тут неплохо.
— Пока не заметили, — парировал Дай. — Пойдем. Так спокойнее будет.
— Докурю, — помедлил соглашаться Тошимаса. Нелепая отговорка — можно было курить и в квартире, тем более, что Хара еще тогда приметил пепельницу возле постели больного.
— Не обижайся на Каору, — вдруг проговорил Дайске. Тошия понял, на что тот намекал. — Он не со зла.
— Не важно. На правду не обижаются, нэ? — грустно улыбнулся Хара. Он потушил свою сигарету и посмотрел на Дая. — Пошли в квартиру. Катсураги уже должен закончить.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:23 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
— Каору, я дедка провожу, а потом... ну ты понял, — Тошия ничего не понимал, вопросительно посмотрел на Дайске, который в этот момент перемигивался с Ниикурой. Тот лежал поперек своей громадной кровати, и прижимал ощипанный кусок серой ваты к локтевому сгибу свободной руки. Дай хлопнул Тошимасу по плечу и вышел, даже не прокомментировав присутствие в квартире Хары.
— Привет, — произнес он наконец, после чего смутился. Тошия обернулся в поисках чего-то, на что можно было бы пристроить сумку, но ничего подходящего в квартире Каору не было. Свои вещи Тошимаса скинул в угол, как раз возле входа.
— Привет, — ответил Ниикура. Он медленно закрыл глаза. Выглядел Каору хреново.
— Меня Дай...ске попросил остаться. Он переживает за тебя. Даже Катсураги сюда притащил, — Тошия запнулся на середине. Счел, что его болтовня меньше всего волновала Ниикуру, если не раздражала. Поэтому Хара прошелся до окна, чтобы тихонько пристроится на подоконнике.
— Меня уволили? — вдруг охрипшим шепотом поинтересовался Каору.
— Не знаю, — пожал плечами Тошия. — А вообще зря ты пошел в нижний, тем более работать. Там же заразы. Вон и ты так быстро подхватил.
— Тебя не касается, — постарался строго отчеканить Ниикура, но только зашелся каким-то пустым кашлем.
— Ага, — кивнул Тошимаса и тут же отвернулся. Хара по опыту знал, что лишних вопросов задавать не стоило.
— Хреново выглядишь, — зачем-то сказал Тошия вслух. То ли хотел задеть Каору, то ли какой-то правдивости и откровенности. Впрочем, Ниикура был не в том состоянии, чтобы оценить порыв.
— Эй, тебе доктор постельный режим прописал! — Хара отвлекся от урбанистических пейзажей, когда Каору с трудом, но поднялся с постели и, завернувшись в простыню, попробовал сделать пару шагов.
— Отвали, — ответил Ниикура. Тошия уже успел обхватить его со спины и был готов завалить обратно на постель, но тот пояснил. — Мне надо.
— Отлить что ли? — моргнул Тошимаса.
— Да, — мрачно кивнул Каору.
— Так бы и сказал, — теперь Хара резво потащил Ниикуру к ванной комнате. — Я тебе помогу.
— Член тоже подержишь? — поинтересовался Каору. Тошимаса смутился.
— Нет.
— Извини, — вдруг проговорил Ниикура, словно осознал, что сказал недопустимую грубость.
— В чем дело, а? — открыто спросил Тошия. Он прислонил Каору спиной к стене и наклонился к нему. Ниикура был на голову ниже, а свою в этот момент так вообще не поднимал. — Сам же коктейлем угощал, а теперь тебе неприятно, что я рядом стою или там вообще с тобой разговариваю? Я не понимаю. Скажи прямо. Я понятливый. Неровня тебе, да? Так это я прекрасно осознаю. Трахнуть хочешь? Давай. Когда я на работе буду — заплати и хоть затрахай меня до полусмерти. Хочешь, чтобы ушел? Уйду. Прямо сейчас.
— Я сейчас обоссусь, — тихо сказал Каору, и тем самым прервал пламенную речь. Тошия сначала растерялся, потом распахнул дверь в ванную и отошел в сторону. Ниикура оперся рукой о стену, но сам дошел. Даже дверь за собой запер. Тошимаса постоял какое-то время, прислушиваясь к тому, что происходило в ванной комнате, потом взглянул на свою сумку, только уйти не успел. Каору чуть не свалился на Хару. Тот успел подхватить Ниикуру, после чего помог не только дойти, но и уложил в постель.
— Там на столе оставалась лапша, — лежать Каору не стал. Самостоятельно подмял под себя подушки и прижался спиной к изголовью.
— Хочешь? — уточнил Тошия. Ниикура помотал головой.
— Угощайся.

***
— Спасибо, — Тошимаса отодвинул от себя пустую пиалу и сразу же схватился за сигареты. Он был сыт, а также почти счастлив.
— Ты куришь женские сигареты, — хмыкнул с постели Каору.
— Я курю любые сигареты, — ответил Тошия. — Просто Мишимура настаивает, чтобы я соответствовал образу.
— Ты мало похож на женщину, — отметил Ниикура.
— Но я похож на парня, который носит женские шмотки и курит женские сигареты, — Хара засмеялся, после чего Каору улыбнулся.
— Ты так и будешь там сидеть? — вдруг поинтересовался Ниикура. Тошия потянулся к пепельнице, чтобы стряхнуть пепел, после чего взглянул на Каору из-под ресниц и только потом поймал себя на том, что на автомате с ним заигрывает.
— Это приглашение? — Тошимаса ответил мягкой улыбкой, но взгляд отвел.
— Да.
— В постели опасно курить.
— Но нет необходимости кричать через всю комнату, — на этой реплике Ниикуры Хара одернул себя и направился к кровати. Он осторожно уселся в ногах хозяина квартиры, но когда тот предложил свою пачку сигарет, Тошимаса отказался. Они какое-то время просто смотрели друг на друга, откровенно разглядывали и оценивали, словно видели впервые или же просто хотели запомнить в деталях. И Тошия заметил, что глаза у Каору черные, а в левом не мигает тусклая вспышка. Это его сразу успокоило. Он даже довольно потянулся, после чего аккуратно переполз чуть повыше и устроился под боком Ниикуры.
— У тебя были женщины? — полушепотом поинтересовался Хара. К этому времени он окончательно расслабился. К тому же, Каору надоело сидеть или же просто стало неудобно, и теперь они лежали вдвоем на одной его подушке, потому что остальные Ниикура спихнул на пол. И было что-то интимное в этом мгновении и волшебное, отчего Тошимасе хотелось продлить его подольше.
— С чего вдруг такие вопросы? — хмыкнул Каору. Ниикура не рассердился, даже улыбнулся, когда чуть повернул голову в сторону Тошии.
— Просто. Не о политике или музыке же с тобой говорить.
— Можешь и политике, и о музыке.
— Да ну, — Тошия поморщился, после чего взглянул на Каору. Тот лежал неожиданно близко и смотрел с интересом прямо в глаза. Тошимаса чувствовал себя крайне идиотски, потому что губы сами расползались в улыбке.
Ниикура чуть подвинулся, перелег на более прохладную часть подушки. Хара не осознал, как они с Каору уже соприкасались самыми кончиками носов. Показалось совершенно глупым, что Тошия валялся на чистом постельном белье в одежде, а еще не мог отвлечься от губ Ниикуры. Те за время болезни чуть подсохли. Каору искусал их до кровавой корочки, но Тошимаса был уверен, что стоило провести по ним языком, как они тут же стали бы мягкими. Когда Хара подумал о том, каково целоваться с Ниикурой, дыхание сорвалось. Оказалось, что все это время он попросту его задерживал. Тошия резко перевернулся на спину, уставился на серый квадрат потолка и сделал долгий глубокий вдох.
— Ну, так что?
— А не все ли тебе равно? — ответил Каору.
— Как хочешь, — Тошия сделал вид, что ему правда все равно. Впрочем, можно было и не особо стараться. Ниикура смотрел куда-то в сторону окна.
— Слушай, а ничего, что я в одежде на постели разлегся? — спохватился Тошимаса.
— Нет, а что?
— Вдруг ты против. К тому же я знаю, что у тебя здесь есть водопровод, — совсем прозрачно намекнул Тошия.
— Если хочешь принять душ, то иди.
— Ммм... Я быстро. Обещаю не вылить всю воду, — Тошимаса буквально сорвался с постели, уже после, под струями холодной воды корил себя за несдержанность и поспешность, но там, рядом с Каору он просто не мог терпеть свою неожиданную эрекцию. Настолько, что не заметил реакции Ниикуры на свое шутливое:
— А ты ведь уже должен спать.
Тошия расстегнул штаны и почти с недоумением посмотрел на свой член. Подобной реакции собственного тела Тошимаса не мог припомнить. Откровенно говоря, такое случилось с Харой впервые — чтобы появилась эрекция только из-за того, что он лежал рядом с кем-то. Каору точно был каким-нибудь суперсложным биороботом, которого сделали в количестве пары штук в недрах военных лабораторий, и одному удалось сбежать. Или Дайске помог ему в этом, а Тошия не любил дрочить, да. Смысла в этом не видел. Никакого удовольствия. Секс для Тошимасы был сродни числам банковских счетов в компьютере бухгалтера Мишимуры — ничего личного.
Под холодной водой стало чуточку легче. Тошия выдержал достаточно долго, но в конце концов опустил руку к паху. Он хотел побыстрей избавиться от этого невыносимого состояния возбуждения, когда голова не понимала, что делала ладонь — двигал ею быстро, почти больно, но все равно не отпускало — слишком остро, непривычно. Кончил Тошимаса в момент, когда оказался полным безумства выйти в комнату и попросить Ниикуру трахнуть его.
На автомате Хара выжал волосы, потом поднял одежду, а все остальное стерлось из памяти — Тошия вышел из ванной комнаты.
— Я тебе не мешаю? — получилось не совсем твердо, как Тошимаса хотел, правда, цель оказалась достигнута. Когда Тошия открыл дверь в комнату, Каору сидел на корточках возле входа в свою квартиру. Если не учитывать тот факт, что Ниикура был голый, он копался в сумке Хары. Достаточно неаккуратно вытряхивал содержимое прямо на пол, расправлял женские шмотки, растягивал в руках чулки, словно проводил проверку.
— Эй, я с тобой разговариваю, — Тошия разозлился. Сейчас Каору просто так выворачивал всю его жизнь — больше ничего у Тошимасы не было вообще.
— Деньги в правом внутреннем кармане. Больше нигде нет, — убитым голосом прокомментировал очередные действия Хара. Ниикура обернулся. Цепким взглядом окинул фигуру Тошимасы и сухо произнес.
— Дай мне свои вещи.
— Они у тебя в руках, — кивнул Тошия.
— Джемпер и штаны, — терпеливо уточнил Каору.
— На, — Тошимаса скомкал свою одежду и бросил в Ниикуру. Тот поймал, затем начал трогать швы, забираться пальцами в карманы, пока не нашел в штанах ампулу.
— Что это?
— Для тебя совершенно безопасно.
— Что это?
— Да пошел ты, — Тошия психанул. — Я не обязан отвечать на твои вопросы.
— Отвечай, — приказным тоном озвучил Ниикура и направил на Тошимасу пистолет, который, как оказалось, лежал на полу рядом со своим хозяином. Хара сглотнул.
— Афродизиак. У меня на клиентов редко встает, а они хотят, чтобы я их хотел. Ну, или видимость создавал, — тихо проговорил Тошия. Он еще раз покосился на оружие в руке Ниикуры.
— Допустим, — медленно кивнул Каору, после чего поднялся на ноги. — Откуда ты узнал, что я должен был спать после укола этого старикашки?
— Да ничего я не знал! — возмутился Тошимаса. — Я просто подумал, что, по описанию Дайске, твоя болезнь дала осложнение, и Катсураги вколол тебе что-то сильнодействующее. А такие вещи либо опиаты содержат, либо снотворное. А ты параноик хренов и мудак!
С этими словами Тошия опустился на колени возле своей разоренной сумки и низко опустил голову, после чего начал собирать пожитки обратно. Он не расслышал, как Каору поставил пистолет на предохранитель. Ниикура даже осторожно перехватил руку Тошии, когда тот принялся собирать яркие коробочки: тени, румяна, помады.
— Отъебись, — рыкнул в ответ Тошимаса, запястье из захвата вывернул, только Каору не перестал хватать его за руки.
— Пошли, — сказал Ниикура.
— Отвали, а, — ответил Тошия.
— Извини, мне не стоило этого делать. Правда, — проговорил Каору и сменил тактику. Начал вынимать из его пальцев вещи или отодвигать в сторону. В итоге Тошия зажмурился, еще сильнее наклонился вперед.
— Пойдем. Потом я сам все соберу.
— Что тебе еще от меня нужно? — Тошия рискнул посмотреть на Каору. Тот оказался растерян, и Хара снова отвернулся — под веками противно жгло. Ниикура достаточно робко прикоснулся к рукам Тошимасы, потом более уверенно обхватил его безвольные пальцы и несильно потянул на себя, чтобы Тошия соизволил подняться с колен.
— Полчаса назад ты хотел услышать про моих женщин.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:24 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***

— Я никуда с тобой не пойду. Отпусти, — они замерли посреди комнаты, и Тошимаса чуть не рассмеялся от нелепости происходящего, хотя внутри все клокотало от возмущения и ярости. Двое абсолютно голых людей стояли возле разворошенной постели, и один из них собирался рассказывать о своих женщинах, при этом держа своего собеседника на прицеле.
— Куда ты меня потащил? — не унимался Хара и тут же потребовал. — Убери пушку.
Каору как-то рассеянно посмотрел на оружие в своей руке. Он подтолкнул Тошимасу к краю постели и положил пистолет на низкий столик, когда Тошия соизволил присесть.
— Так лучше? — Каору очень внимательно проследил взглядом за тем, как Хара сглотнув посмотрел на оружие.
— Знаешь, мне насрать, кто ты такой на самом деле и почему нихрена мне не доверяешь, — начал Тошия, но Ниикура забрался на постель, после чего накрылся одеялом и выжидающе посмотрел на Тошимасу.
— Ложись, — серьезно произнес Каору.
— Что? — не понял Хара.
— Ложись, — повторил Ниикура. Тошимаса ожидал, что тот для наглядности еще похлопает ладонью рядом с собой.
— Ты псих! — ответил Тошия, но лег. На его половине не оказалось подушки, а одеяло хоть и широкое, но было у Каору одно. Хара почти сразу повернулся к Ниикуре спиной и обхватил себе за плечи руками в попытке согреться. Это нужно было талант иметь, чтобы попасть в подобный переплет. Впрочем, в таком плане Тошия считал себя одаренным сверх меры. Он решил дождаться, когда Каору уснет, чтобы уйти. В итоге задремал сам, пока прислушивался к размеренному ровному дыханию.
Тошимаса вздрогнул от прикосновения. Каору накинул на него часть одеяла. Когда до Хары это дошло, он дернулся и тут же уткнулся носом в плечо Ниикуры. Каору лежал как-то неожиданно близко, а Тошия во сне перевернулся к нему лицом.
— Кошмар приснился? — поинтересовался Каору совершенно бодрым шепотом.
— Нет, — Тошия ждал, что Ниикура отстранится, что ему станет щекотно или неприятно — Хара провел самым кончиком носа по светлой коже, только Каору лежал так напряженно, словно боялся пошелохнуться.
— Мне не интересно про твоих женщин, — пробубнил Тошия.
— А про мужчин? — усмехнулся Каору ему в макушку.
— Брось заливать, не было у тебя мужчин, — Тошимаса сразу поставил под сомнение подобное.
— Ты мужчина.
— Я заметил, — ответил Тошия. Рука Каору коснулась голой груди Тошимасы, отчего тот слишком рвано выдохнул и перевернулся на спину, чтобы разорвать тактильный контакт. Это оказалось слишком. Но Ниикура тут же навис над ним. Он уже осмысленно провел большим пальцем по мягкому соску, казалось, в порядке эксперимента. Потом сдвинул вниз, с плеч одеяло, под которым они лежали. Тошия поморщился.
— Ты не хочешь? — прямо спросил Ниикура. Каору заглядывал в лицо Тошимасы, а тело уже ответило на такую простую ласку.
— Нет.
— Извини, — Тошия не успел осознать, как пальцы исчезли. Все исчезло, и Каору отодвинулся. Тошимасе даже паршиво стало — сам отказался, а в паху заныло так, как не бывало даже под действием афродизиака, и это за одну ночь. Хара зажмурился, чтобы прогнать наваждение, чтобы не выдать себя. Ниикура уже перекатился на свою половину постели. Впрочем, отвлечься у Тошии все равно не получалось. Он аккуратно заворочался, словно готов был сбежать хотя бы снова до ванной или куда угодно. Вещи и сумка лежали возле входной двери, и черт с ними, с деньгами — даже с теми, которые пообещал Дайске. А если выберется из запретного города живым, никогда не станет больше связываться с красными, да и с барменами в придачу.
Тошимаса не заметил, как тихо заскулил в голос. Словно получив сигнал к действию, Каору содрал с него полностью одеяло, потом обескуражено замер, разглядывая Тошию. Наступил момент, когда стоило удирать, только Тошимаса не успел.
— Блядь, что ж ты врешь, — сердито прорычал Ниикура. Он навалился на Тошию, пригвоздил к простыням за плечи ладонями. Его потряхивало крупной дрожью или это самого Тошимасу так. Хара не различил, только уже сам подставлял губы под поцелуи — короткие, влажные, с похабным чмокающим звуком, который никак не вязался с Каору, поэтому Тошия раскрылся, мягко ответил на жадные, торопливые атаки языка Ниикуры.
— Я никогда... так... — прошептал Каору уже в шею Хары, которую принялся вылизывать. Тот его понял. Тошимаса поглаживал пальцами его затылок, проводил самыми кончиками до основания шеи и обратно, когда Ниикура губами водил по ключицам и груди. Хара потянул Каору за волосы, когда ощутил, что кончит от одних только касаний и поглаживаний. Правда, от поцелуев стало еще жарче и совсем невыносимо, а Тошия хотел трогать Ниикуру, ласкать — губами, руками или просто потираться о него кожей.
— Ты кого-то ждешь? — они резко прекратили поцелуи и ошарашено посмотрели друг другу в глаза.
— Нет, — замотал головой Каору. Его волосы растрепались, и Тошимаса попробовал пригладить яркую карешку, но только обхватил лицо Ниикуры ладонями. Тот улыбнулся, подался вперед, чтобы снова поцеловать жадно и долго.
— Ксо, — ругнулся Каору, когда стук в дверь оказался достаточным по силе. Ниикура прекратил ласки и вскочил с постели, практически выдернул из-под недоумевающего Тошии простыню, которую обернул вокруг бедер, а после схватил пистолет. Тошимаса напряженно закутался в одеяло по горло и открыл было рот, чтобы спросить, кто пришел, но Ниикура отпер замок.
— Привет, — раздался тихий серьезный голос со стороны входной двери. Тошия даже шею вытянул, чтобы посмотреть, кого принесло в такой час.
— Ты рано, — сказал Каору, после чего расслабленно опустил руку с пистолетом, который прятал за спиной.
— Дай-кун сказал, что ты еще болеешь, а сам он сегодня в нижнем на акции. И я подумал, что... Что? Я не понимаю, что ты хочешь сказать, — Ниикура отошел в сторону, чтобы пропустить гостя в квартиру, после чего бесшумно прикрыл за ним дверь. На Тошимасу сердито уставился хмурый парень, почти мальчик.
— Я не вовремя, — констатировал он несколько растеряно.
— Если честно, да, — кивнул Каору. Тошии захотелось, чтобы гость осознал всю несвоевременность своего визита и ушел, потому что Харе надоело сидеть в позе храмовой статуи Будды и терпеть эрекцию. Только выключенный биоробот не смог бы понять, чем занимались Каору и Тошимаса до того, как в дверь постучали.
— Понятно, — произнес гость, после чего прошел в квартиру — он никуда не собирался уходить.
— Шинья, это Тооо... Тотчи. Тотчи, это Шинья, — запоздало представил Каору. Шинья чуть наклонил голову в приветствии и Тошия ответил. Они явно друг другу не понравились. Что-что, а такие вещи Тошимаса чувствовал сразу, тем более что парень был из таких же, как и он — из нижнего города.
Тем временем Шинья отодвинул в сторону грязную посуду и выставил на столике ноутбук. Затем деловито прошелся до угла, приподнял провода, после чего начал соединять с какими-то другими, которые принес с собой. Тошимаса любопытно следил за тем, что делал гость, даже рот приоткрыл, поэтому пропустил момент, когда Каору вернулся на свое место и потянул угол одеяла на себя.
— Шин-чан, в сеть самостоятельно выйдешь? — поинтересовался Ниикура. Шинья устроился на полу возле столика в пол-оборота к ним и во всю шуршал по клавиатуре ноутбука. В ответ он только фыркнул, и только после этого Каору под одеялом мягко перехватил руку Тошимасы — положил безвольную кисть себе на пах. Тошия лишь вопросительно посмотрел на Ниикуру. У того глаза блестели, а еще влажно поблескивали губы. Но едва Тошимаса попробовал пальцами пробраться под простыню, которой Каору все еще прикрывался, тот помотал головой. Он быстро оглянулся на занятого Шинью, потом потянул Хару на себя и приник к его губам. Тошия не удержался — только заваливаться начал, как Каору подставил свое плечо.
— Почему Тотчи? — прошептал Тошия, когда Ниикура отстранился. Его голова удобно лежала на плече Каору, хотя Хара отчего-то переживал, что тому было тяжело. Ниикура задумчиво поглаживал тыльной стороной ладони щеку Тошимасы.
— Потому, — ответил Каору. Тошия не сдержался и хихикнул, потом взглянул в сторону Шиньи. Шинья смотрел на них в упор, правда, отвернулся, но совсем не потому, что смутился.
— Я получил доступ.
— Отлично! — воскликнул Каору, после чего Тошимаса все-таки свалился на матрас. Он тут же завозился, уткнулся носом в ту самую простыню, после чего от досады вцепился в нее зубами, но неосторожно скользнул ими по бедру Ниикуры. Каору вздрогнул.
В комнате воцарилась странная тишина. Шинья слишком увлеченно пялился в дисплей поистине остекленевшим взглядом, Каору дышал медленно и глубоко, а Тошия решался на авантюру.
— Я отойду, — Шинья резво поднялся, после чего как-то слишком нервно щелкнула задвижка на двери в ванную комнату. Тошимаса тут же перебрался к Ниикуре поближе. Он принялся нетерпеливо сдирать слои ткани. Каору попытался его мягко отстранить, сказал "не надо", но тут же откинул голову назад, когда Тошия провел по его члену пальцами, а потом взял в рот. И было плевать, что Шинья мог вернуться в любой момент — не вернется, пока они не закончат. Тошия правильно понял, а если и не так, то оказалось совершенно все равно, что тот может подумать. Дайске знал, кто Тошимаса на самом деле. Значит, и этому Каору скажет.
Тошия посасывал, ласкал ртом, целовал, задерживал слишком надолго дыхание, словно забывал, что ему нужен воздух, и все никак не мог сосредоточиться. Ниикура поглаживал, скользил руками по волосам, по шее, по плечам и обратно. И Тошимаса вдруг подавился и закашлял — в уголках глаз выступили слезы. Это был самый отвратительный минет в его жизни, хотя бы потому, что у Хары не получалось нормально доставить удовольствие Каору.
— Тотчи, ты как? — хрипло спросил Ниикура, когда кашель прекратился. Он утешающе гладил Тошию по спине, пока тот содрогался в приступе, а тому вдруг стало мерзко и противно от самого себя.
— Нормально, — просипел Тошимаса. Каору попробовал заглянуть ему в лицо, но Тошия шмыгнул носом, отвернулся, и Ниикура не стал настаивать. Хара почувствовал, как прогнулся под ними матрас. Каору постучал в дверь ванной, после чего спросил:
— Шин-чан, ты еще долго?

***
— Да фигня твои скальпели! — Тошия дернулся, подскочил, запутался в одеяле, и только потом до него дошло, что он вырубился. Тошимаса помнил, как отвернулся, когда Каору ушел в ванную дрочить. Полежал немного, а потом сжал себя ладонью между ног и кончил. Много не нужно было. Только пальцы вытер о прогревшуюся ткань и глаза прикрыл.
— Зато их прятать удобно, — яростно возразил Шинья.
Тошимаса обернулся, чтобы посмотреть на спорщиков. За время сна Хары вернулся Дай. Он прижимал к щеке алюминиевый бок прохладной банки энергетика и вяло спорил с Шиньей, словно был непоколебимо уверен в том, кто на самом деле прав. Каору не поддерживал ни одну из сторон. Он сосредоточился на каких-то своих делах, и Тошия почти с грустью констатировал, что тот уже одет.
— На своих тощих ляжках? — усмехнулся в ответ Дайске. Шинья ничего не ответил, подхватил палочками рисовый шарик и отправил в рот. Только Дай от него не отставал — дружески пихнул в плечо, из-за чего парень подавился. Дайске тут же принялся похлопывать Шинью по спине, заглядывать в лицо и что-то спрашивать. Что именно, Тошимаса с такого расстояния расслышать не мог, да и не касалось это его, по большому счету. Он бесшумно встал с кровати, накинул одеяло на плечи, после чего потянулся к своим брюкам. Предательски царапнула пряжка по полу. И трое приятелей уставились на полуголого Тошию.
— Привет, Дай, — Хара стоял, согнувшись. В одной руке сжимал брюки, второй придерживал одеяло.
— Привет, Тош...
— Тотчи, ты будешь завтракать? — Каору позволил себя встрять перед тем, как Дайске успел поприветствовать Тошимасу.
— Да, — у Тошии даже глаза загорелись. Он наспех натянул штаны и сел рядом с Дайске, как раз напротив Шиньи. Тот лишь недовольно сдвинул брови.
— Шин-чан, давай дальше сам, — проговорил Каору. Шинья спокойно поменялся с ним местами. Сидеть напротив Ниикуры оказалось куда приятнее.
— Дай-кун, ты опять купил ту лапшу, — Каору подцепил их палочками и смешно наморщил нос.
— Но она такая вкусная, Каору-кун, — протянул Дайске. — Ничего ты не понимаешь в домашней лапше.
Тошия едва успел прожевать прежде, чем засмеялся. Он протянул руку к запечатанной банке с холодным чаем, но соприкоснулся с пальцами Каору и смотрел на них достаточно долго, пока Дайске не произнес:
— А вот и не подеретесь.
— Каору-кун, ты что, сломал их защиту? — Шинья удивленно раскрыл глаза.
— Да. Ты только что это понял? — самодовольно усмехнулся Ниикура. Правда, банку с чаем отпустил.
— Правда что ли? — воскликнул Дайске, после чего сорвался с места, чтобы мешать Шинье. Они какое-то время переругивались. Дай постоянно пытался водить пальцами по сенсорной панели, а Шинья бил его по рукам. Все это продолжалось до тех самых пор, пока Дайске не воскликнул:
— Давай, нажми сюда. Посмотрим архив.
Тошия и Каору не заметили, каким серьезным стал Дай. Шинья злобно метнул взгляд в сторону Тошимасы, который даже подавился чаем. Ниикура прекратил сосредоточенно смотреть на кадык Хары и заглянул в дисплей. Ему, конечно, отсвечивало, но через какое-то время Тошии стало совсем неуютно.
— Бля, — ёмко обозначил увиденное Дай.
— Какая мерзость, — скривил губы Шинья. Каору молчал, но Тошимаса уже опасливо косился на него, потому что снова появилась вспышка в зрачке.
— Шин-чан, выходи отсюда, — потребовал Дайске.
— Не надо, — сухо произнес Ниикура. Тошия держался до последнего, поводил палочками лапшу по дну тарелки, но поднялся и зашел за спину Дая, чтобы увидеть на дисплее себя.
На экране в зеленом квадрате проматывалась месячной давности запись камеры слежения, которых в "Кубе" было множество. В частности эта стояла в vip-комнате Мишимуры, хотя Тошимаса был уверен, что ничего подобного там не должно было быть. Значит, кто-то собирал компромат на Большого Босса, но Хару это волновало меньше всего, потому что Каору становился все мрачнее по ходу разворачивающихся на дисплее событий.
Мишимура трахал Тошию. Завалил на столик, сметя перед этим спиной Тошимасы все цветные бокалы и тарелки с конфетами и фруктами. Хара в его руках выгибался, впивался в маленькие плечи пальцами, блузка была задрана, и Мишимура покусывал грудь, щипал за соски. Потом стащил Тошимасу на пол и перевернул на живот. Столик закрывал весь обзор, но и без того было понятно, что происходило дальше. Впрочем, как и без звука.
— Каору, ты больной?! Притащить сюда шлюху этого урода, чтобы трахнуть! Ты никого другого выбрать не мог? — возмутился Шинья. Тошия не увидел, как посмотрел на парня Каору. Он просто схватил свой свитер, подобрал полупустую сумку, ботинки и пальто, после чего выбежал из квартиры. Еще долго звенело в голове:
— Ты понимаешь, что его сейчас нужно пристрелить?
— Тошимаса! — по сводам туннеля раздалось звонкое эхо.
— Твою мать... твою мать... твою мать... — побежал сердитый шепот по каменной кладке, а за ним надрывное. — Тотчи!
Хара сидел на грязном, отсыревшем куске металла в каком-то вентиляционном отсеке. Грязные лопасти медленно вращались за мелкой проржавевшей сеткой, и Тошия дышал часто и тяжело, разглядывал скудные полоски света. Он добежал до этого перехода и уже в темноте решил проверить содержимое сумки. Та была слишком легка. На дне оказались всего лишь тушь для ресниц и чулок. Тошимаса несколько раз обыскал карманы. Деньги валялись на полу в квартире Каору. Там вообще вся его жизнь осталась. Он едва успел подумать, куда теперь, как услышал шаги. За ним гнались. Тошия юркнул в какой-то узкий проход, при этом порвал пальто о торчащую из стены железку, и все бегом. А потом внезапно остановился. Каору звал его по имени. И Тошимасе стало безумно горько. Он прошел как раз до воздухоотвода, после чего ноги сами подкосились.
Хара прижал к груди колени, уткнулся в руки лицом и пожелал не слышать голоса Ниикуры. Каору настойчиво прочесывал коридоры в поисках беглеца, Тошия в нижний город не вернулся. Тошимаса просто не мог. В нижнем его везде поджидали люди Мишимуры. Это на первый взгляд гетто казалось большим, а по большому счету затеряться не было возможности при отсутствии денег и наличии таких долгов, какие имел Тошимаса. Как возможность Хара мог рассматривать визит к Мишимуре с повинной — попросить еще денег, тем самым увеличив процент, сдираемый за каждого клиента. Сбережений у Тошимасы было равно столько, сколько лежало в потайном кармане, когда Ниикура потрошил сумку. Этого бы не хватило даже на плохенькую комнатку в трущобах.
— Пристрели меня, — тихо сказал Тошия, когда Каору все-таки его нашел. Ниикура помедлил. Остановился в нескольких шагах от сгорбившейся фигуры и чего-то ждал или же просто пытался отдышаться. Тошимаса не нашел в себе сил, чтобы посмотреть на Каору.
— Ну, давай, — волосы неприятно прилипли к щекам, и Тошия попробовал убрать их с лица, при этом как-то громко всхлипнул.
— Ты плачешь, что ли? — наконец спросил Каору, но ответа не дождался. Он присел на корточки возле Тошии и прикоснулся к плечу. — Эй!
— Не трогай меня, — буркнул Тошимаса. — Чего тебе еще надо? Хочешь трахнуть?
Каору убрал руку и отстранился. Тошия чуть приподнял голову:
— Не хочешь уже, да? Брезгуешь после Мишимуры?
— Прекрати, — строго приказал Каору.
— Не затыкай меня! Кто ты вообще такой? Что я тебе сделал? Я помочь хотел, а ты... — Тошия всхлипнул. — Да, я всего лишь дешевая шлюха, которая срать хотела на ваши игры. Ты, блядь, еще скажи, что я шпионил. Нахрена вы мне вообще сдались?! У меня без вас проблем по самые гланды, уже вся задница горит. Ты думаешь, что мне такое удовольствие все это доставляет? Ты даже представить не можешь, как мне остопиздили все эти мужики, у которых денег не хватает на нормальную бабу. Меня уже тошнит от них. Вот здесь сидит. А вы, заговорщики хреновы, по сети шастаете — защиту ломаете, не выходя из собственного дома. Бля, да я чуть не сдох тогда под ним — уродом моральным. А он меня еще на счетчик ставит. Я ему еще оказывается и должен, в том числе задницу подставлять. Даже выйти не могу из этой вонючей канализации, потому что меня сразу его люди на фарш пустят.
— Я пистолет дома оставил, — проговорил Каору. Тошия даже задохнулся словами, которые безудержно вылетали из него вот до этого момента. Он приоткрыл рот и уставился на Ниикуру. Тот несколько нервно провел пальцами по тонкой решетке, затем прошелся обратно до Тошимасы и сел рядом. Потом Каору похлопал себя по карманам и нашел пачку сигарет — прикурил одну и неровно затянулся.
— Будешь? — выдохнул вместе с дымом. Тошия кивнул, осторожно обхватил фильтр дрожащими губами, потому что Ниикура держал сигарету в своих пальцах, после чего втянул воздух. Они какое-то время молча курили так — одну на двоих, пока та не закончилась. Ниикура бросил окурок прямо под ноги. У Тошимасы перестало сжимать внутренности от истерики, только теперь голова невероятно раскалывалась. Хотелось прижать ее к чему-нибудь прохладному, и ладонь Каору оказалась очень кстати. Он провел большим пальцем по щеке, смазал подсыхавшую дорожку слез, а потом поцеловал в губы.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:24 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
— У тебя дурацкая шляпа, — Тошия ткнул пальцем в шкуру лисы.
— А по мне — стильная, — ответил Каору из другого конца комнаты. Тошимаса украдкой поглядывал на него, при этом закусывал нижнюю губу и сопел.
— Жуткая, — кивнул Хара.
— Пить будешь? — поинтересовался Ниикура. Он как раз закончил перестилать постель.
— А у тебя есть выпивка? — оживился Тошия — даже перестал мучать шляпу Каору. Во всяком случае, теперь только держал ее в руках и не щелкал по носу лису.
— Немного, но хватит, чтобы сделать коктейль, который бы продрал до мозгов. Так что? Делать?
— Сапожник без сапог, — захохотал Тошимаса из своего угла.
— Вообще-то, я не бармен, — серьезно прокомментировал Каору.
— Я уже в курсе, — вздохнул Тошия.
— А снять пальто не хочешь? — уточнил Ниикура в то время, пока возился с маленькими бутылочками самых разных цветов. Тошимаса такие видел только на витрине бара. Каору сосредоточенно вымерял количество буквально капель, которые сиротливо стекали по стенкам бокала
— Так теплее.
— С такой дырой во всю спину? — усмехнулся Ниикура. Тошия шляпу выронил, выпрямился, после чего попробовал заглянуть себе за спину, но только шею чуть себе не свернул.
— Сильно порвал, да? — засопел Тошимаса.
— Зашивать бессмысленно, — Каору полюбовался своей работой, после чего завинтил крышечку на одной из бутылок.
— А если попробовать? — Тошия перестал изворачиваться и посмотрел на Ниикуру, словно в силах того было уменьшить дыру. Каору никак не отреагировал, а Тошимаса все-таки стянул пальто с плеч.
— Оно у меня единственное, — Тошимаса расстроено нахмурился. — Почти же по шву порвалось, если аккуратно, то... Блядь, мне же теперь заказан вход в нижний город! Как же я?
Тошия разложил свое пальто прямо на полу, после чего принялся пристраивать почти оторванный кусок ткани на место.
— Выпей, — Каору сунул в руки Тошимасы бокал, где на самом дне плескалось нечто ярко-желтого цвета.
— Что-то мало.
— Достаточно. Давай — залпом, — Хара опрокинул содержимое бокала в себя, при этом стукнулся зубами о кромку — коктейль оказался терпким. Пробрало, если не до мозгов, то до самого желудка. Тошия даже рот раскрыл, чтобы жадно глотнуть воздуха. Горло жгло нещадно, до слез.
— Больше такого не делай, — Тошимаса шмыгнул носом.
— Нужно было выдохнуть сначала, — запоздало посоветовал Каору.
— Раньше нужно было предупреждать. Сдохнуть можно, какая гадость. А когда по мозгам вдарит? — Тошия вскинул голову, и тут же все поплыло. По мозгам вдарило, и еще как.
— Вот прямо сейчас, — прокомментировал Ниикура, когда подхватил Тошимасу. Тот начал заваливаться вперед на пальто и беспомощно таращить глаза.
— Пойдем-ка мы с тобой в постель, — Каору попробовал приподнять Тошию, но тот полез обниматься — обхватил руками за шею, после чего уткнулся губами в ухо Ниикуры. С нескрываемым восхищением Тошимаса прошептал:
— Ты охуенный!
***
— А у тебя есть какое-нибудь моющее средство? — Тошия замер в дверях ванной комнаты, когда обратился к Каору. Тот отвлекся от компьютера, оценивающе посмотрел на Тошимасу, после чего произнес.
— Скорее всего, нет.
— Плохо, — вздохнул Хара. Он заглянул обратно в ванную, потом прошелся до столика, чтобы взять сигарету. Ниикура несколько напрягся, даже потянулся к крышке ноутбука — захлопнуть.
— Я все равно в ваших штучках нихрена не понимаю, — сказал Тошия, когда прикурил. Только сильнее сжал губами сигарету. Он положил зажигалку Каору на место и отошел на всякий случай подальше от столика.
— Не отстирывается так? — перевел тему разговора Ниикура.
— Неа, — Тошия печально выдохнул дым.
— Они у тебя тоже одни?
— Угадал, — Тошимаса сел на пол, как был — в одном полотенце, после чего отвернулся к окну. Он почти докурил сигарету, когда заметил, что Ниикура поглядывает на него.
— Иди в постель, а то простынешь, — посоветовал Каору. Тошия только фыркнул в ответ.
— Если только с тобой, — он осторожно улыбнулся, а потом потянулся за новой сигаретой. Каору взглянул на дисплей, но Тошимаса отчетливо понял, что совсем не по работе туда смотрел.
— Выключи воду, — Ниикура снова зашуршал по клавиатуре.
— У меня там штаны замачиваются, — пояснил Тошия.
— Который раз?
— Который надо, — уточнил Хара.
— В подвале есть прачечная для жильцов — можно попытаться там, — предложил Каору.
— А что толку? У тебя ничего такого нет, что смогло бы свести пятно, — пожал плечами Тошия.
— Все равно выключай, — Ниикура захлопнул крышку ноутбука, после чего стянул через голову джемпер. Тошимаса подавился сигаретным дымом.
— Ну так что? — Каору вопросительно приподнял бровь. Хара и забыть успел, что в ванной бежит из крана вода — Ниикура расстегивал брюки, уже справился с пряжкой ремня и стаскивал вниз. Тошимаса протянул руку в сторону, где кучей валялись вещи из его сумки, после чего запустил упаковкой презервативов в Каору. Реакция у Ниикуры оказалась отличная. Он повертел в руках коробочку, заглянул внутрь, пересчитал. Тошия ожидал реплики в духе: а хватит ли нам их? Только Каору ничего подобного не озвучил — отложил презервативы на прикроватную тумбочку. Хара буквально сорвался с места — закручивать кран. Он еще наспех провел пальцами по маслянистому пятну, которое обнаружил Ниикура в момент ощупывания бедра Тошимасы тогда, на полу.
Пятно никуда не делось, но Тошии в этот момент стало откровенно наплевать. Закрутил вентиль и метнулся назад, ведь там его ждал Каору. Ниикура уже сидел на постели, когда Тошимаса забрался рядом. Оба отметили эрекцию друг у друга, но дальше замялись.
— Смазка или крем нужен. На сухую тебе больно будет, — проговорил Тошимаса и едва слышно добавил. — И мне.
— В ящике крем есть, — кивнул Каору. — Ты ближе к нему.
Тошимаса отвернулся, почти выдвинул ящик настолько, чтобы можно было засунуть туда руку, но в итоге только оттолкнул тюбик к дальней стенке.
— А что за крем? — Хара встал на колени, спиной к Ниикуре, после чего принялся копаться в ящичке.
— Заживляющий.
— Который? — растерянно уточнил Тошия. Каору прижался грудью к его спине, обхватил талию ладонями и заглянул через плечо Тошимасы в ящик. Хара продемонстрировал два разных тюбика.
— Любой, — засмеялся Каору, после чего зачесал темную прядь за аккуратное ухо Тошии и поцеловал в шею, потом еще раз, но чуть выше, а после осторожно засосал кожу и слегка прикусил — как раз под ухом, при этом начал поглаживать по бокам, по впалому животу, по груди и плечам. Тошимаса откинул голову назад, задышал часто и отрывисто, с тихими стонами, перехватил руку Ниикуры и повел сам по своему телу — там, где бы ему хотелось, чтобы его касался Каору. Каору поддавался ровно до того момента, пока Хара не заставил обхватить пальцами свой напряженный член, после чего откровенно заскулил. Ниикура попросту опрокинул Тошию на спину — поперек постели, а потом поцеловал. Неторопливо и глубоко, при этом вытворяя юрким языком такое, что Тошимаса едва успевал за ним повторять. От этого Тошия был будто пьяный, даже сильнее, чем от того дикого коктейля. Он то облизывал, то закусывал губы, когда Каору ласкал влажным ртом его соски, на короткое время заменял на пальцы, которыми осторожно теребил и защипывал. Тошимаса все пытался тереться о Ниикуру, прижиматься, поглаживать. Иногда они мешали друг другу или просто целовались, а когда у Тошии заканчивалось дыхание, начинали по новой. Он поднялся всего один раз, за тюбиком крема, когда уже больше не мог терпеть. Выдавил на пальцы и скользнул между своих широко разведенных ног. Ниикура перестал его облизывать, после вовсе отстранился. Тошия слышал окружающий мир словно сквозь толщу воды. Зашуршала коробочка, Каору коротко выплюнул — зубами раздирал упаковку, затем натягивал презерватив. Тошимаса застонал низко, отрывисто, начал пальцами проникать в себя — сразу двумя. А потом Ниикура властно обхватил Тошию за бедра, подтянул к себе и взял.
Каору вошел полностью, на всю длину и тут же подался назад. Тошимаса принялся хватать Ниикуру за руки, бедрами двигаться навстречу, но тот заменил член пальцами — проталкивал и вынимал.
— Трахни меня, — беспомощно зашептал Тошия. Он подавался вперед к Каору и при этом хмурил брови, словно от боли. — Трахни, трахни, трахни.
Ниикура лег рядом, а ногу Тошимасы закинул себе на бедро. Так они лежали в то первое утро. Тошия тесно, как и тогда, прижался к нему, почувствовал, как Каору обнимает в ответ, при этом целует, а потом сладко постанывает в шею. И Тошимасу накрыл тот же самый жар. Они быстро попали в ритм друг друга, хотя Тошия почти истерично нашептывал:
— Быстрее. Ну, пожалуйста, быстрее, — это выходило у него с такой возбуждающей хрипотцой, что Ниикура невольно ускорял движения. Хара начинал закатывать глаза и отрывисто скулить. Тогда Тошимаса принимался надрачивать свой член, пока Каору не положил свою ладонь поверх его пальцев — он нарочно замедлял темп, но одной мысли, что его так ласкает партнер, хватило для полноценного оргазма. Тошия несдержанно резко подался в кулак Ниикуры несколько раз и начал изливаться на их животы. Именно в этот момент Каору подхватил его под ягодицу свободной рукой, засаживая глубже. Тошимаса почти отключился, когда Ниикура напрягся в его податливо-мягких объятьях и кончил.
***
— Тебе обязательно туда идти? — с сомнением поинтересовался Тошимаса. Он лежал на животе, поперек кровати и смотрел, как Ниикура перед зеркалом поправлял на голове шляпу. Ту, с дурацкой шкурой лисы.
— Это не обсуждается, — ответил Каору, когда вынул сигарету, которую ранее держал в зубах, и стряхнул в пепельницу обуглившийся кончик.
— Слушай, я вот никак не пойму. Ты же красный. Ну, точнее наполовину, но это же не отменяет твою принадлежность. Нафига тебе искать такую работу в нижнем? — Тошия протянул руку, чтобы несильно дернуть Ниикуру за брючину.
— Это не твое дело, — сухо произнес Ниикура. Он проигнорировал мелкие домогательства Хары.
— Все не мое дело, — съязвил Тошия. — А что мое? Нахера ты вообще меня сюда притащил, если не доверяешь?
— Я бы хотел тебе доверять, — Каору наконец взглянул на Тошимасу, но Хара уже опустил голову на вытянутую руку и прикрыл глаза.
— Можешь не продолжать, — прохладно прокомментировал Тошия. — Я из нижнего, шлюшка Мишимуры, да-да-да.
— Как мне тебе объяснить? — Ниикура присел на корточки возле постели, после чего провел рукой по волосам Тошимасы. Хара медленно раскрыл глаза — упрямо посмотрел на Каору.
— Не надо мне ничего объяснять. Мне нет никакого дела до ваших секретов. Только Шинья этот тоже из нижнего. Не боишься?
— Не боюсь, — улыбнулся Каору.
— А я бы ему не доверял, — обиженно протянул Тошимаса.
— Мы и не доверяем, а он — нам.
— Странные у вас отношения, — Тошимаса увернулся от прикосновений руки Каору.
— Деловые, — кивнул Ниикура.
— Ладно, Шинье Мишимура мог не угодить, но нафига вас нанимать? Вы ж не суперубийцы, а обычные лаборанты какие-нибудь. Ну, чем вы тут вообще занимаетесь все?
— Любопытство — опасная штука, — заметил Каору, после чего едва уловимо прижался губами к щеке Тошимасы. — Мне пора.
— А если ты не вернешься? — взволнованно спросил Тошия.
— Вернусь, — утвердил Ниикура. Он стоял возле входной двери и застегивал куртку.
— Я уйду, — предупредил Тошимаса.
— Уходи, — пожал плечами Ниикура, после чего вышел. Хара долго смотрел на дверь — все ждал, что Каору передумает, вернется прямо в этот момент, и они снова будут заниматься сексом. После того раза Тошимаса неожиданно для себя вырубился, а когда пришел в себя, гостеприимный хозяин заканчивал какие-то свои дела. Тошия рассчитывал затащить его обратно в постель, но Ниикура оказался непреклонен — собирался в "Куб". И ведь ушел. Тошимаса подождал его немного, после чего потянулся к пачке сигарет. Выкурив три подряд до неприятной горечи во рту и рези в желудке, Хара отправился в ванную, откуда, как выяснилось, брюки исчезли. Исчезло и пальто. По-крайней мере, там, где Тошия оставлял, его не было. Не было на полу и личных вещей Тошимасы. Сумка аккуратно лежала возле стены, а вся мелочь пропала. Хара на всякий случай проверил карманы — деньги, все до последней йены, что у него имелись в наличии до рокового вчерашнего дня, оказались на месте. Каору не нужны были эти жалкие крохи, а Тошимаса несколько успокоился. Оставалось найти все остальное.
Половина жизненно необходимого минимума обнаружилась в ванной. Каору вроде и не отличался особой любовью к порядку, а расставил все по местам, словно так и должно было быть. Тошимаса усмехнулся, но забрал свои вещи, чтобы положить обратно в сумку. Возле нее он обнаружил книгу. Сначала Хара просто повертел ее в руках, раскрыл примерно на середине, даже начал читать, а потом уставился на оттиск именной печати — как раз внизу одной из страниц.
Теперь нужно было дождаться Ниикуру.
Каору пришел поздно утром. Тошия прождал его всю ночь — сначала все разглядывал оттиск печати, потом пробовал читать, но ему слишком быстро наскучило. Он выкурил несколько сигарет, походил по комнате, даже посуду помыл. Еще несколько раз проверил, куда Ниикура мог спрятать одежду. Одежды нигде не оказалось. Тошимаса придумал речь. В мыслях прокручивал возможный разговор на повышенных тонах, а небо за окном все светлело и светлело. Вот только Каору не возвращался.
Когда в замочной скважине заскрежетал ключ, Тошия сонно таращился на стену, поэтому не придал значения подозрительному звуку. Подобное ему мерещилось всю ночь, пока прислушивался к шагам. Шаги на этот раз были тяжелые и торопливые.
— Привет, — хрипло произнес Каору. Он остановился возле сидящего на полу Тошимасы.
— Ты это видел? — Тошия был серьезен — протянул книгу Ниикуре, а потом выжидающе посмотрел на него.
— Книга, — произнес Каору.
— Шиньи, — предположил Хара.
— Его, — кивнул Ниикура. — Давно лежит, а что?
— Ты видел оттиск печати на странице? — уточнил Тошимаса.
— Если ты о том, что Шинья — якудза, то я в курсе, — Каору присел рядом, после чего начал стаскивать с рук перчатки.
— Какие дела могут быть у клана Терачи с красными?! — воскликнул Тошия и сердито посмотрел на Ниикуру — явно ожидал разъяснений. — Совсем нас всех в кабалу хотите запрячь?
— Он не совсем Терачи, — замялся Каору. — Вернее, Терачи, но там долгая история.
— Да пошли вы все! — возмутился Тошимаса. — Куда ты мои вещи дел?
— А ты далеко собрался? — уточнил Ниикура, но Тошия уже вскочил и направился к шкафу, чтобы еще раз его обследовать.
— Все равно куда! Пусть меня Мишимура хоть на мясо, хоть куда пустит, — в запале протараторил Хара. Каору медленно снял шляпу, после чего пальцами расправил волосы.
— Якудза хотя бы имеют представление о чести и долге, — прокомментировал Ниикура.
— Куда ты мои вещи дел? — зло прошипел Тошия.
— Выбросил, — спокойно ответил Каору. Тошимаса тут же к нему подлетел и схватил за отвороты пиджака.
— Ты что сделал? Кто тебя просил? — Хара заглядывал в глаза Ниикуры сначала с яростью, потом растеряно. Каору улыбнулся, хотя Тошия не видел ничего смешного и забавного в этой ситуации — для себя.
— Поцелуй меня, скажу, — прошептал Ниикура, чем привел Тошимасу в замешательство. Тот быстро наклонился, едва коснулся губ Каору и тут же отстранился с деловым видом.
— Так где они?
— Это не поцелуй, — помотал головой Каору.
— Поцелуй! — настаивал Тошия. — Я не собираюсь с тобой тут...
Договорить Тошимаса не успел, Ниикура поцеловал его так, как сам просил — глубоко и страстно. Тошия даже и не подумал сопротивляться, приоткрыл губы, впустил влажный язык, который почти сразу исчез после нескольких обманных движений.
— Вот так, — сбивчиво проговорил Каору, когда уткнулся лбом в лоб Тошимасы, но Хара тут же притянул Ниикуру обратно к себе.
Пока они целовались, Тошимаса перебрался на колени Каору. Так было значительно лучше прижиматься друг к другу, хотя Тошии мешала вся одежда на Ниикуре. Он кое-как расстегнул бабочку-летучую мышь, распахнул рубашку и принялся жадно водить ладонями по обнажившейся груди. Каору не отставал — забрался руками под полотенце, властно поглаживал бедра, а потом подхватил Хару под ягодицы и прижал ближе. Дальше засуетились, заторопились — разорвали поцелуй и тихо постанывали в ответ на каждое движение, дышали через рот, пока раздевали Ниикуру. Тошимаса рванул с плеч пиджак и рубашку. Каору самостоятельно попробовал выпутаться, но только сильнее запутался, и Тошия пришел на помощь. Прильнул всем телом к Ниикуре, завел руки того за спину и принялся возиться с запонками на манжетах. Делал он это вслепую, потому что прикрывал глаза от удовольствия, когда Каору потирался об него, задевал возбужденные соски горячим телом, прикасался губами и кончиком носа водил по щеке, в попытках поцеловать. Тошимаса ерзал на его коленях, чувствовал эрекцию Ниикуры и, в конце концов, не выдержал. Так и не освободил Каору из пут, зато потянулся к ширинке, облизал свои пальцы и запустил тому в штаны. Ниикура взвыл, даже дернулся. Остальное оказалось делом техники. Полотенце вовремя соскользнуло с бедер Тошимасы.
Тошия приспустил штаны Каору, ласково провел ладонью по члену, а потом попробовал опустился на него сверху. Ниикура тут же несдержанно подался бедрами вперед, в Тошимасу, но тот привстал. Каору даже понять не успел, как Хара оказался на ногах — рванулся к прикроватной тумбочке, чтобы cхватить заживляющий крем и презерватив. Остальные из упаковски он рассыпал по полу. Обернулся, но собирать не стал. Каору освободил руки, когда Тошимаса пытался достать резинку — он стоял на коленях возле сидящего на полу Ниикуры и подрагивающими от нетерпения пальцами пытался одолеть упаковку.
— Блядь, я порвал его, — ошеломленно произнес Тошимаса полушепотом.
— Давай так, — Каору дернул Тошию на себя за руку, после чего крепко поцеловал. Он вытащил из пальцев Тошимасы порванный презерватив и отбросил в сторону непригодную резинку.
Хара снова оказался на коленях Ниикуры — насаживался на член, по которому наспех размазали крем. Впрочем, и этого оказалось достаточно, только медленные, глубокие толчки не совпадали с движениями бедер Тошимасы. Тошия снова завозился, и Каору обхватил его за талию, чтобы Тотчи больше не соскользнул с него, после чего остановился — позволил Харе двигаться самому.В этот раз все получилось. Тошия чуть сжал коленями бока Ниикуры и наклонился назад, опираясь на руки. Плавно повел бедрами, потом запрокинул голову — Тошимаса оказался не в силах смотреть в темные, такие похотливые в тот момент глаза Каору. Тот ненавязчиво направлял его, но не вмешивался, только едва слышно порыкивал и урчал. А Тошимаса вскрикивал совершенно несдержанно, настолько, что у Ниикуры просто рвало крышу. Когда Тошия стал стонать в полный голос, Каору опрокинул его на спину. При этом они чуть не снесли столик, что стоял все это время за Харой. Тошимаса успел во время рукой оттолкнуть его, после чего оказался на лопатках.
Ниикура то толкался, то просто вжимался между ног Тошии. Хара сам приподнимался навстречу, но инициативы больше не перехватывал. Ближе к оргазму Каору стал загонять член слишком глубоко. Тошия чувствовал, как вся задница просто горела, но при этом было как-то непривычно безумно хорошо и сладко. Сладко еще и от того, что Ниикура сам начал ласкать его. Это оказалось как нельзя кстати. Тошия даже прогнулся в спине, когда кончил в кулак Каору с громкими всхлипами-полустонами — на большее он оказался неспособен. Потом Ниикура рухнул рядом, притянул мокрого от пота Тошимасу в свои не менее влажные объятья, чтобы целомудренно поцеловать в нос. Хара наморщился, фыркнул, а потом улыбнулся в плечо Каору, когда тот медленно провел рукой по его волосам, прижимая к себе его голову.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:24 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
— Так куда ты мои вещи дел?
— Выкинул, — пробормотал Каору в подушку. Они лежали в постели. Тошия курил, а Ниикура дремал после бессонной ночи работы.
— А если серьезно? — Он неласково толкнул Каору в бок. Ниикура в ответ замычал, но голову повернул — сонно посмотрел на Хару, при этом вопросительно приподнял бровь.
— Нет, ты что серьезно это сделал? — Тошимаса помрачнел.
— В коридоре пакет. Принеси сюда, — ответил Каору, после чего обнял подушку и отвернулся. Тошимаса показал язык, какое-то время со злостью разглядывал беззащитно голую спину Ниикуры, но после все же поднялся с постели.
Возле входной двери Тошия обнаружил большой бумажный сверток, для целостности скрепленный металлическими скобами. Хара нерешительно потрогал его, попытался понять, как Ниикуре удалось так упаковать его вещи, ведь с утра этого пакета и в помине не было, и тут же пальцем проковырял маленькую дырку. Внутри по ощущениям лежало что-то меховое. Из праздного любопытства Тошимаса надорвал сверток, но несколько увлекся, поэтому освободил вещь из упаковки. Шубка на первый взгляд приходилась впору Тошии.
— Ниикура, ты что, купил мне это? — Тошимаса плюхнулся на постель и принялся тормошить Каору.
— Ммм, — неопределенно ответил Ниикура.
— Каору, — Тошия продолжал настойчиво трясти его за плечо. — Так это для меня?
— Да, — только после этого слова Тошимаса решился примерить шубку.
— Сними, — Каору разглядывал счастливое лицо Тошии, пока тот водил ладонью по рукаву.
— Тебе не нравится? Я как баба в ней, да? — Хара сразу же забавно надул губы, и Ниикура улыбнулся, только улыбку поспешил спрятать в подушку.
— Ты чего? — протянул обиженно Тошимаса. — Блядь, она такая прикольная! И такая мягкая, а еще теплая.
— Сними, иначе затрахаю до смерти, — приглушенно из подушки прозвучал голос Каору.
— Меня? — уточнил Тошия.
— Себя.
— То же мне — герой-любовник, — фыркнул Тошимаса. Каору захохотал в голос и перевернулся на спину.
— Это расценивать как приглашение? — Тошия многозначительно посмотрел на эрегированный член Ниикуры.
— Я думаю, для начала тебе стоит сказать мне "спасибо".
— Спасибо, — рассеяно произнес Тошия, но такая скромная благодарность не устроила Каору. Он чуть приподнялся, чтобы ладонью провести по груди Тошимасы — вверх по плечу, заодно стаскивая шубу. Хара закусил губу, чтобы не улыбнуться и не испортить момент. Ниикура аккуратно поцеловал оголенное плечо, но потом рванул шубу слишком резко.
— Порвешь, — тихо засмеялся Хара, при этом Тошимаса позволял освобождать себя из одежды.
— Куплю новую, — продолжал настаивать Каору, и Тошия чмокнул его в губы, так же игриво толкнул на спину и оседлал бедра.
— На слюну, ага? — шепнул Тошимаса на ухо, когда наклонился вперед, облизал пальцы, а потом опустил их между своих ног, как раз к члену Ниикуры. — Ты меня уже растянул.
Каору обхватил Тошию за шею, рвано выдохнул в приоткрытые распухшие губы, и Хара сам полез целоваться, настырно толкаться языком в рот Ниикуры. Тот перебирал волосы на затылке, отчего Тошимаса издавал возбуждающие звуки. Ладонью Тошия поглаживал член Каору, шире разводил свои ноги, а потом уперся руками в грудь Ниикуры и, легко оттолкнувшись, опустился на него. Первые движения были издевательски медленными. Тошимаса все ждал, что Каору не выдержит — начнет толкаться в него сам. Но на этот раз Ниикура предоставил инициативу Тошии.
Хара трахал Каору — слишком увлекался, соскальзывал с члена и вновь направлял в себя. Иногда делал это намеренно. Ниикура всякий раз хрипло стонал при виде того, как Тошия раз за разом насаживается на него. Но когда уставал держать бешеный темп, Тошия ложился Каору на грудь и ласкался, прижимался торчащим членом к влажному животу. Губы безумно саднило от поцелуев, а Ниикура все никак не мог остановиться, даже когда стоило дать отдышаться обоим.
Тошимаса забывался — он бы лежал так бесконечно, но Каору принимался тискать его задницу и ненавязчиво направлять, чтобы Хара не останавливался, и тогда скачка начиналась сначала. Только оставалось ощущение, что это жеребец укрощает наездника. Ниикура поглаживал все тело Тошии — то касался бедер, то водил пальцами по животу, по мягким волоскам в паху, а еще постоянно смотрел в глаза. Хара взгляда не мог отвести и зажмурился только в тот момент, когда Каору принялся ласкать его член. Тошимаса наклонил вперед голову, а потом низко застонал. Ниикура тогда поднялся — сел так, чтобы Тошия скрестил за его спиной лодыжки. Теперь они двигались вместе. Каору крепко обнимал за талию, прижимал к себе, а Тошимаса всхлипывал ему в шею, переходил на стоны в голос, но замолкал, чтобы тут же начать нести пошлую чушь на ухо Ниикуры. Тот хрипло рычал в ответ, сильнее сжимал ягодицы Тошии. И тот приходил в исступление от одной мысли, что Каору теперь двигается в нем. Надолго не хватило ни того, ни другого. Тошимаса заерзал, при этом обхватил Ниикуру за плечи. Он кончил, когда Каору шлепнул его по бедру несколько раз, словно подгонял. Внутри Тошимасы все сжалось. Тошия закричал, и тогда оргазма достиг Ниикура.
Они еще долго просто обнимались, пока Каору не вытащил свой член из Тошимасы. Хара собрался в душ во второй раз за вечер, но вместо этого на минутку в блаженной лени растянулся рядом с Ниикурой, после чего крепко заснул.
***
— Ты думаешь, подойдет? — Тошимаса с сомнением разглядывал вещи, которые принес Дайске. Он пришел днем, уже ближе под вечер. Своим ключом открыл дверь, после чего застыл на пороге. Дай хотел уйти незаметно, но задел в спешке что-то. Оно грохнулось с шумом, и Тошия раскрыл глаза, подскочил на месте, при этом скинул с себя руку Каору, которую тот по-хозяйски положил ему на голый живот. Хара хотел прикрыться. Они лежали поверх смятого одеяла — в комнате оказалось жарко, или же Ниикура был таким горячим, и обнимались во сне до тех самых пор, пока Дайске их случайно не разбудил. Тошия подумал, что Дай, в отличие от того же Шиньи, уйдет, но Каору настоял на том, чтобы друг остался.
Тошимаса смутился. Да и сам Дайске выглядел ошалелым. Он благородно подошел к окну и отвернулся, пока Каору и Тошия пытались одеться. В отличие от Ниикуры, Тошимасе оставалось только закутаться в одеяло. Вещи Каору все так же не спешил отдавать, даже в присутствие Дая. Хара ощущал себя последним идиотом. Ситуация выходила некрасивая. При этом Тошимаса не был до конца уверен, что Дайске не пустит ему пулю в лоб. Хара притянул Каору к себе за пояс брюк и сердито прошептал на ухо:
— Отдай одежду.
Реакции не последовало, точнее Ниикура быстро поцеловал в губы, после чего обезоруживающе улыбнулся. В этот момент Тошимасе стало еще более неуютно. Если Дайске не был глухим, то отчетливо слышал звук поцелуя. Тошия завернулся в одеяло по горло и решил остаться в постели. Во всяком случае — все дальше от Дая. Но Каору сам согнал его, принялся поправлять простыни и подушки, разве что одеяло не отобрал.
— Я тут вещи принес, — произнес Дайске. Он полез в сумку и вытащил скомканную одежду. Каору кинул ее Тошии через полкомнаты. Тот едва успел поймать, при этом стараясь удержать одеяло. Это явно позабавило Ниикуру. Тошимаса сердито развернул сначала свитер, потом брюки, после чего озвучил свой вопрос.
— Вы с Дайске примерно одного роста, — прокомментировал Каору. К этому времени он включил компьютер.
— Ну, ты сравнил, — протянул Тошимаса. — У меня кость широченная!
— Вот уж действительно — сплошные кости, — парировал Ниикура.
— А мне показалось, что тебе нравится, — ответил на подколку Тошия и тут же прикусил язык, когда осознал, что принялся заигрывать с Каору.
— Тошия-кун, не хочешь прогуляться за ужином? — вдруг встрял в красноречивый диалог Дайске. Тошимаса даже сжался, поначалу не знал, что ответить. Ниикура пристально посмотрел на Дая, но тот проигнорировал взгляд.
— Пошли, — пожал плечами Тошимаса. — Только куда?
— Ему нельзя в нижний, — процедил Ниикура мрачно.
— Да брось, Каору, — ухмыльнулся Дайске. — Натянем шапку, напялим очки, и никто не узнает. Я обещаю, что Тошия вернется живым и здоровым. Такие гарантии подойдут?
— Только быстро, — разрешил Каору после долгих и явно мучительных раздумий. Тошимаса даже фыркнул — нашелся хозяин.
— Отлично. Тогда я жду тебя у лифта, Тошия-кун, — Дайске подмигнул и быстро ушел. Тошимаса какое-то время смотрел на Ниикуру. Тот поставил локти на столешницу и наклонил голову, скрыв лицо за волосами. Когда Тошия дошел до ванной, чтобы там переодеться, Каору окликнул его:
— Эй, Тотчи.
— Чего? — Хара нахмурился, но обернулся.
— Ты мне нравишься весь.
***
— У тебя родные есть? — осторожно поинтересовался Дайске. Тошия уплетал свою порцию, поэтому только кивнул. Они замолчали на какое-то время. Тошимаса жевал долго и вдумчиво, а потом произнес:
— Мама и две сестры.
— А с ними ничего не случиться из-за того, что ты?.. — договаривать Дай отчего-то не стал, но Тошимаса и так его понял.
— Я вроде как без вести пропавший, — пожал плечами Хара.
— И никто не ищет? — удивился Дайске.
— Может, ищут. Скорей всего, перестали, — Тошия снова прижался губами к краю пиалы и шумно отпил рыбного бульона. — Я же по сути никто. И документов у меня нет.
— И ты никогда не хотел найтись?
— А смысл? — Тошимаса опустил руку, в которой держал пиалу. — Я им такой вряд ли нужен, да и сам не могу. Не хочу, чтобы они из-за моей глупости страдали.
— Понятно, — протянул Дайске. — Хочешь, могу помочь с документами.
— Через Шинью, что ли? — Тошимаса прищурил глаза. — Спасибо, но обойдусь. Мне бы как-нибудь от Мишимуры избавиться, а ты предлагаешь быть в долгу перед якудзой.
— Зря ты так, — вздохнул Дайске, после чего уставился в свою полную еды пиалу. — Он, по сути, тоже пропавший без вести.
— Из клана за вредность выгнали? — усмехнулся Тошия.
— Там долгая история, но если выгорит все с Мишимурой, то Шинья вернется к своим, — путано объяснил Дай.
— Да ну вас, — отмахнулся Тошимаса. — Только и говорите, что долгая история. Тебе вообще не стоит при мне такие вещи говорить, а вдруг я шпион?
— Ты? — Дайске улыбнулся. — Да какой из тебя шпион? Своих штанов даже нет.
Тошия грустно улыбнулся в ответ, а потом низко опустил голову. Дайске попробовал лапшу, а Тошимаса свою пиалу отодвинул.
— Тотчи-кун, ты лучше нас всех знаешь распорядок и пристрастия Мишимуры, и ориентируешься в "Кубе" лучше, чем мы. Каору там кое-какие отметочки сделал, мы покопались в базе службы безопасности, но все равно — нужен свой человек. А я бы тогда сделал для тебя документы, и без всяких долговых обязательств после, — неожиданно предложил Дайске. Тошия даже вскинул голову, чтобы заинтересовано посмотреть на Дая.
— Выкладывай, что хочешь знать? — по-деловому предложил Тошимаса.
— Дома, у Каору, — помотал головой Дайске. — У стен есть уши. Тем более здесь — в нижнем.
— У Каору, так у Каору. Только он мне особо не доверяет, — заметил Хара.
— Тебя это злит? — спросил Дайске с улыбкой. Тошия ее не заметил. Он надулся, словно мышь на крупу, и принялся возить хаси остатки лапши по дну пиалы.
— А у тебя семья есть? — вдруг тихо спросил Тошимаса.
— Только братья, но я с ними не особо общаюсь, — честно ответил Дай.
— А родители?
— Погибли, — Дайске вздохнул, не утаил.
— Извини, — спохватился запоздало Тошия. — А у Каору?
Дай замялся с ответом — пронзительно взглянул на Тошимасу, отчего тот поежился.
— Ладно, можешь и не говорить, — Хара отвернулся, сделал вид, что его совершенно не задело странное, подозрительное молчание Дайске. — Долгая история, да?
— У него есть родители и еще сестры. Сколько — не знаю, но он вроде старший, — с неохотой поделился Дай.
— Полукровка, как и я?
— Скорей всего, да, — серьезно кивнул Дайске.
— Не говори ему, что я спрашивал. Договорились? — Тошимаса подмигнул Даю.
— Тотчи-кун с нами, — с порога заявил Дайске. Они вернулись в запретный город почти сразу. Дай еще нагрузил Тошимасу пакетами с лапшой домашнего приготовления, которую они купили в той забегаловке.
— Я ему так вкратце обрисовал, — продолжил Дай. Тошия прикрыл за собой дверь и огляделся в поисках чего-то, на что можно было поставить пакеты.
— Насколько вкратце? — уточнил Каору, даже отвлекся от ноутбука.
— Он нам поможет. Он согласился. Да, Тотчи-кун? — Дайске обернулся к Харе, чтобы тот хоть как-то подтвердил его слова.
— А что скажет Шинья? — сразу уточнил Ниикура.
— Это его не должно волновать, — отмахнулся Дай. — Каору-кун, прекрати строить из себя невесть что. Тошия нормальный, понимающий парень.
После этих слов Тошимаса замялся у входа. Он даже шубу натянул обратно на плечо.
— Что вы там принесли? — поинтересовался Каору, при этом начал поглядывать на пакеты.
— Лапшу, — ответил Тошия.
— Опять? — тяжело вздохнул Ниикура.
— Не хочешь — не ешь, — прокомментировал Дайске. — Нам больше достанется.
— Хочу, — согласился Каору, когда Дай принялся разбирать завалы на столе и искать чистую посуду. Тошия все так же стоял возле двери, и Ниикура удивленно на него посмотрел, отчего Тошимаса смутился — не при Дайске же подходить, чтобы поцеловать.
— Ты так и будешь там стоять? — поинтересовался Каору. Он вдруг стал каким-то мрачным, поэтому Тошия скинул шубу и прошел в квартиру.
— В общем, корпорация АндоЭлектроникс решила совместить современные технологии производства биороботов и евгенику, чтобы предложить на рынок совершенно новый продукт, — начал Дайске, едва они расселись по местам. Каору был напряжен — спину держал прямо, а взгляда не отводил от тарелки, хотя к еде не прикасался. — На первый взгляд технология оказалась проста. Генетики выращивали в лабораторных условиях плод с заданными характеристиками, а физики уже вживляли совместно элементы, которые бы могли помочь с контролем по сути клона. Пробные штуковины поначалу не выживали — слишком много пичкали внутренностями биороботов, а без всех них сама идея не имела смысла, потому что получался полностью автономный индивид. Это, кстати, тоже выяснилось опытным путем, но в отличие от самых первых образцов, они оказались более приспособлены к жизни и слишком сообразительны для машины. Понимаешь, искусственный интеллект основан на положении о циклах.
Дайске полез в карманы брюк, чтобы найти бумажку и нарисовать для Тошимасы более-менее понятную схему. Тошия слушал Дая, открыв рот.
— Мишимура — один из пробных клонов первой партии, которая оказалась по параметрам и характеристикам ближе к человеку. Одновременно уже работали над следующими партиями — более совершенными, хотя это тоже оказалось относительно, когда первые пропали. Скорей всего, им помогли устроить побег. Возможно, сами организовали, когда почувствовали, что их готовы пустить в расход, — продолжил сухим тоном Каору. — Несколько отловили сразу в запретном. Дело запахло жаренным для корпорации. Те свернули все разработки в этой области, а все наработки уничтожили вместе с исходным материалами и донорами.
— Серийный номер Мишимуры KYO-1769. С момента исчезновения опытных образцов удалось найти только пятерых. До недавнего времени никто бы не подумал, что остальные ушли в нижний город и мимикрировали под местных аборигенов, — тут же влез Дайске. — А потом я случайно наткнулся на Шинью в туннелях канализации.
— Притормозите, парни! — замотал головой Тошия. — Нихрена не понял из того, что вы тут наговорили, но чувствую, что Терачи как-то не вяжется с вашим рассказом. Вы-то каким местом относитесь к этой фигне?
— Мое имя Андо Дайске, — приглушенно произнес Дай, после чего наклонил голову вперед. — Я старший сын Андо Котоки, владельца АндоЭлектроникс. Он совершил ритуальное самоубийство вместе с моей матерью, когда стало известно, что все клоны KYO-1769 исчезли из лабораторий корпорации.
— И ты решил за отца отомстить и ошибку исправить? — задумчиво протянул Тошимаса.
— Да, — коротко выдохнул Дайске.
— А ты, Каору, родственник Андо или кого-нибудь из генетиков? — Тошия вопросительно посмотрел на Ниикуру, но ответа не дождался.
— Только не говорите, что Каору — такая же по сути хрень, как и Мишимура! — воскликнул Хара, когда молчание нехорошо затянулось, а потом совсем растеряно добавил. — Не молчите, а...
— Блядь! — Тошия зло саданул ладонью по краю столика. Посуда тревожно зазвенела.
— Я свяжусь с Шиньей, — Дайске слишком быстро ретировался — решил, что самое время оставить их наедине. Тошия не хотел оставаться наедине с Каору. Он почти встал, чтобы уйти на этот раз навсегда — напроситься в рабство к тем же Терачи, но зачем-то рассержено взглянул в сторону Ниикуры. Тот был до странного печален. Смотрел перед собой, но ничего не видел, или же просто боялся отвлечься от темного края пиалы. Как-то сразу поникли его плечи, а ярко-розовые пряди волос потускнели и тоскливо обвисли. Весь праведный гнев Тошимасы улетучился в тот же миг. Он дернулся к Каору, обхватил бледное лицо ладонями и впился в губы. Ниикура не ответил, и Тошия потеряно заглянул в его темные глаза.
— Мне наплевать, Ниикура — шипел Тошимаса между короткими поцелуями, которыми словно атаковал безжалостно и нетерпеливо. — Наплевать, слышишь?
Хара все повторял скороговоркой до тех пор, пока Каору не вцепился в волосы Тошии и не надавил на затылок, чтобы тот больше не отстранялся. Тошимаса сразу зажмурился и всхлипнул ему в рот. Это Каору отвечал ему, а никакая не машина и, тем более, не биоробот. Последний не смог бы ласково снимать со щек Тошии слезы большим пальцем, а так же успокаивающе прижиматься губами ко лбу.
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:25 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
— Мой отец был доверенным лицом Андо-сана, когда все это началось, — тихо, в полголоса заговорил Каору, а Тошимаса отчего-то испуганно прикрыл глаза. — У моих родителей долго не было детей. Возможно, они просто не подходили физически. Это нормально здесь, в отличие от нижнего, где, сам знаешь, все плодятся с огромной скоростью. А отец слишком любил мою мать. Андо-сан разрешил ему использовать лабораторию для искусственного оплодотворения, несмотря на весь риск, что ребенок мог бы получиться больным или калекой. В АндоЭлектроникс только-только закончили работу над KYO-1769 и уже видели допущенные ошибки. Отец Дайске подумывал свернуть проект — слишком много денежных средств ушло, по сути, в никуда, а спрос на подобных монстров был бы невелик. Возможно, главный промах состоял в том, что материал брали у женщин из нижнего города. Не знаю, догадывался ли Андо-сан, как поступил с оплодотворенной яйцеклеткой своей жены его, по сути, друг. У него все получилось — эмбрион в мать не подсаживали, решили следить за развитием в лабораторных условиях. Наверное, именно поэтому мама меня не приняла. Я оставался для нее чужим, а других детей у них с отцом не было. Когда пропали экспериментальные образцы, нам с Дайске было лет по шесть-семь. Мы все время торчали в АндоЭлектроникс. Дай тогда был не особо доволен тем, что у него появился сначала один брат, потом второй, и жутко мне завидовал по этому поводу.
Тошимаса чуть приподнял голову и посмотрел на Ниикуру. Тот едва заметно улыбался, словно именно воспоминания о их с Дайске совместном детстве приносили ему радость. Он скосил взгляд на Тошию, после чего выпустил Хару из своих объятий. Тошимаса сел рядом так, что только едва касался Каору своим плечом.
— Потом Андо-сан совершил ритуальное самоубийство. Дайске даже не понял, что произошло. Просто в один момент они с братьями остались сиротами и наследниками огромной корпорации, которая утрачивала свое влияние и лучший кадровый резерв буквально за считанные дни. Остальное руководство заметало следы преступной деятельности. Уничтожали и замуровывали подземные лаборатории, где выращивали новых клонов, ликвидировали персонал и материалы — все, что имело отношение к этому проекту. Мероприятия проводили почти незаметно. За стенами здания Андобилдинг никто не догадывался, какая трагедия разыгралась той ночью. Отец последовал примеру своего друга — предложил матери. Но та испугалась, не согласилась, сказала, что он может делать, что хочет, а с нее довольно жизни с АндоЭлектроникс. Не знаю, почему она не сдала меня ликвидаторам. Возможно, потому что сильно был похож на нее внешне. Мы остались вдвоем, потом в ее жизни появился другой мужчина. У них как-то сразу получилось зачать ребенка. И в итоге, в скором времени у меня было уже две сестры, а они хотели мальчика. Может быть, это тоже сыграло роль.
Тошия не понимал, почему Каору говорит ему все это безжизненным тоном, словно пересказывает чужую заметку из желтой газеты, что продавались на каждом углу нижнего. Он даже не сразу осознал, что Ниикура замолчал. Тошимаса осторожно наклонил голову вбок и увидел, как Каору отвернулся к стене. Его спина была напряжена, поэтому он сидел неестественно прямо, а в пальцах сильно сжимал хаси, так, что явно проступили жилы. Тошия неслышно сглотнул горько-колючий комок, который вдруг встал в горле и царапал носоглотку.
— Дай нашел дневники своей матери, — продолжил хрипло Ниикура, но тут же прочистил горло. — Потом рассказал мне, и мы начали копать глубже...
— Заткнись, — сдавленно прошептал Тошимаса, после чего втянул воздух. Ему стало как-то сложно дышать — в груди саднило. Хара тут же обхватил Каору руками и прижался к его плечу щекой, при этом сам отвернулся, чтобы Ниикура не видел слез.
— Скоро придет Шинья, — сказал Каору, после чего положил ладонь на предплечье Тошимасы.

***
— Каору-сан, похоже, ты все-таки думаешь членом, — вкрадчиво произнес Шинья, при этом глаза у него были злющие.
— Мы отстали от плана, — пожал плечами Каору. При этом дуэли взглядов не прерывал. Тошимаса сидел рядом с Дайске, который так же внимательно следил за диалогом.
— Не по моей вине, — заметил Терачи.
— Поэтому я и предлагаю слегка подкорректировать, — продолжал настаивать на своем Ниикура. Тошия не понимал ничего ровным счетом. Терачи и Каору обменивались долгими взглядами, словно владели телепатией, а вслух произносили бессмысленные фразы. Только воздух зря сотрясали. По большому счету, Тошимасу меньше всего касались их дела. Рассказать рассказал все, что знал про Мишимуру. Его больше волновало, чтобы Каору выжил и благополучно выбрался после из нижнего, а еще Дайске. Мальчик-ромашка не очень импонировал Тошии. Впрочем, как любила говорить бывшая хозяйка "Куба", враг моего врага — мой друг. Тошимаса был не прочь потерпеть Шинью ради собственной свободы.
— Завтра моя смена, — продолжал серьезно Каору. Они все курили и по очереди стряхивали пепел в одну пепельницу. Терачи неприязненно морщился, но сигаретный дым терпел. — Шинья-кун, твоя задача уговорить Кимимуру на акцию, потом будешь связным между нами. Я подам сигнал, когда стоит начинать наше мероприятие. Дайске будет стрелять в Мишимуру, охрану возьму на себя. Шинья-кун, тебе остается Кимимура, но думаю, что с ним-то ты один справишься.
— А я? — встрял Тошимаса.
— А ты останешься здесь, и это не обсуждается, — отчеканил Каору. Шинья снисходительно посмотрел на Тошию. Тошимасе очень хотелось ответить в подобном тоне или же выставить средний палец, но в последний момент сдержался, тревожно посмотрел на Ниикуру.
— Предлагаю остаток ночи провести с пользой. Завтра нам будет не до сна, — Каору захлопнул крышку ноутбука и поднялся. Шинья тихо фыркнул, а Дайске вытряхнул очередную сигарету из пачки.
Когда за Терачи закрылась дверь, Тошимаса не удержался — спросил:
— Может быть, вы мне что-нибудь еще объясните?
— Например? — уточнил Дай.
— Для начала про Кимимуру, — задумчиво протянул Тошия.
— Та же модель, что и Мишимура. Устраняют друг друга, хотят иметь больше влияния. Нам это на руку, — коротко резюмировал Каору.
— Может, хватит говорить загадками, — Тошимаса нахмурился. — Сами предложили и нихера не объясняете.
— Модели серии KYO-1769 считаю себя сверхлюдьми, и поэтому стремятся занять доминирующее положение в социокультурной группе. А еще у них высокий уровень конкурентоспособности. Попросту стремятся любым способом избавиться от себе подобных, ведь из всех них должен был остаться один, более приспособленный к жизни, — начал объяснять Дайске. — В нижнем городе нам удалось обнаружить двоих. Возможно их больше, но остальные никак не проявляют себя, или же эти уже избавились от них. Мишимура противопоставил себя влиятельным кланам якудза, Кимимура пошел другим путем — решил сотрудничать с последними, точнее создавать видимость, чтобы убрать своего брата.
— Мишимура не так давно появился, — заметил Тошимаса. — Мой долг ему перепродали якудза.
Тошия тут же заткнулся, понял, что взболтнул лишнего.
— Он разорил ни один клан, — кивнул Дайске. — Те же Терачи оказались на грани, когда Кимимура предложил сотрудничество с целью ослабления влияния брата.
— И тут мы подошли вплотную к личности Шиньи, — Тошимаса едва заметно усмехнулся, после чего привалился плечом к плечу Каору, который все время рассказа Дайске изучал план-схему "Куба".
***
— Он нормальный парень, — дал краткую характеристику Дайске. — Не особо общительный и подозрительный, но общий язык найти можно.
— Тебе, — кивнул Тошимаса. Он не смотрел, чем занимался Каору. А тот уже и забыл про все свои серьезные дела — положил ладонь на коленку Тошии.
— Не передергивай, — заметил Ниикура. — Я тоже с ним нахожу общий язык. Он неплохо соображает по части электроники.
— А как оказался с вами? Якудза ведь нечего делать здесь, — поинтересовался Тошия. Рука Каору поползла вверх по бедру, и Хара тихо вздохнул.
— Он хочет избавиться от Кимимуры, тот в свою очередь — от Мишимуры. И по воле случая наши интересы совпали с интересами Шиньи, — прокомментировал Дайске. Он делал вид, что не замечает, чем занимается Ниикура. Тот осторожно поглаживал Тошимасу по ноге, едва продвигал пальцы по внутренней стороне бедра.
— А как вы его вообще нашли? — спросил Тошия, после чего Каору ощутимо его ущипнул. Хара зашипел от неожиданности.
— Кажется, я тебе говорил относительно любопытства, — заметил Ниикура. Тошимаса смутился, а потом обиженно поджал полные губы.
— Брось, Каору, он же нам помогает, — примирительно произнес Дай.
— Тотчи не касается вся эта история, — прохладно произнес Каору.
— Хей, а ты не подумал, что от успеха вашего мероприятия зависит, вернусь я домой или нет? — возмутился Тошимаса.
— Парни, брейк, — встрял Дайске, но в этом не было необходимости.
— А чем ты собираешься заниматься после того, как освободишься от Мишимуры? — перевел тему разговора Дай. Как оказалось, не совсем удачно.
— Работать пойду, — пожал плечами Тошия. Каору убрал руку после того, как Дайске озвучил свой вопрос.
— В той лапшичной, где мы с тобой были, видел объявление. Там помощник нужен. Короче, найду, чем заняться, — едва заметно улыбнулся Тошимаса. Дай внимательно посмотрел на Ниикуру, ухмыльнулся каким-то своим мыслям, но вслух ничего не сказал.
— Нечего делить шкуру неубитого зверя, — серьезно произнес Каору прежде, чем направиться к окну — вытаскивать из сети провода.
— Ладно, я зайду ближе к обеду. На сон осталось не так много времени, — Дай быстро засобирался к себе. Тошия с удивлением следил за нервными движениями Каору. Тот кивнул Дайске, потом начал сворачивать провода. Дай подмигнул Тошимасе уже в дверях.
— Странный ты, — засопел Тошия. — То рассказываешь настолько личные вещи, то боишься слово сказать. Хотя, может, ты про себя и напиздел.
— Ты ругаешься, как портовая шлюха, — заметил в ответ Каору. — Извини.
— Да, не. Ничего. Я привык, — не без сарказма произнес Тошимаса.
— Правда, извини, — Ниикура просек, что его извинения не были приняты. Тошия закусил нижнюю губу, после чего отвернул голову.
— Тотчи, — позвал по имени Каору.
— Меня зовут Тошимаса, — буркнул Хара.
— Тотчи, в чем дело? — строго поинтересовался Ниикура. Он опустился возле Тошии на корточки и старался заглянуть тому в лицо.
— Я могу спросить то же самое, — Тошимаса посмотрел на Каору с вызовом.
— Пойдем в постель, — шепнул Ниикура игриво.
— Иди, — деланно равнодушно ответил Тошия. — Я не хочу спать.
— А мы не будем спать.
— У вас вечером мероприятие намечено, — напомнил Тошимаса, пытался дуться, но сам не заметил, как сбилось его дыхание, когда он посмотрел на губы Каору.
— Вредина, — улыбнулся Ниикура. Тошимаса подался вперед за поцелуем, но Каору уже поднялся и потянул Хару на себя за руку. Он подтолкнул Тошию к постели, а когда тот присел на краешек, принялся расстегивать на нем брюки.
— Сексуальный террорист, — усмехнулся Тошимаса, после чего выгнулся в спине. Каору пробрался пальцами в брюки и поглаживал чуть напрягшийся член Тошии, в то время, когда ртом чуть всасывал кожу на его шеи. Потом Ниикура задрал на нем свитер, чтобы добраться до твердых сосков. Языком Каору умел вытворять такое, чему Тошимаса вряд ли вообще когда-нибудь мог научиться. Хара откинулся на постель, позволяя стягивать с себя одежду, и открыл глаза только когда Ниикура навис над ним.
— Шестьдесят девять, — скороговоркой произнес Каору. Тошия приоткрыл рот, чтобы переспросить, но Ниикура уже глубоко его целовал. Смысл сказанного дошел до Тошимасы, когда Каору лег и заставил встать на колени над собой. Одной рукой Хара уперся в матрас, другой начал возиться с застежкой, но чуть не рухнул.
Ниикура погладил по задней части бедра, провел теплыми ладонями по ногам, по ягодицам, чуть сжал и ласково шлепнул, а потом сделал совершенно невероятную вещь — обхватил губами член Тошии. Чувствовать рот и язык Каору там оказалось сногсшибательно. Тошимаса выгибался в позвоночнике, подавался бедрами навстречу и тихонько стонал. По мере интенсивности ласк Хара перешел на крик. Крышу у Тошии сносило конкретно, а Ниикура чуть прикусил нежную кожу на внутренней поверхности бедра, начал лизать промежность, после чего принялся трахать Тошимасу языком.
Насаживал на себя Каору уже мягкого и податливого после оргазма Тошию. Через пару глубоких толчков Хара растянулся на постели — руки и ноги его уже не держали. Ниикура накрыл Тошимасу своим телом, но движений не прекратил. Влажно дышал со стонами в ухо Тошии. Тот поскуливал в ответ и просто с ума сходил от того, как Каору придерживал его за талию, а еще неторопливо целовал шею, как раз в такт.
— Ты зверь, — едва выговорил Тошимаса, когда Ниикура кончил и тесно прижался мокрой грудью к спине Хары.
— Ммм... — Каору носом провел по затылку. Тошия даже был готов поспорить, что глаза у Ниикуры закрыты. — Какой?
— Кролик, — тихонько заулыбался Тошимаса. Он чуть пошевелился, вытянул перед собой руки. Ниикура тут же поцеловал в плечо и в шутку толкнулся бедрами в Тошию. Он еще не вынул члена из него. Хара так же в шутку двинулся ему навстречу.
— От кролика слышу, — ответил Каору и повторил движение.
— Во сколько, говоришь, должны вернуться Дай и Шинья? — уточнил Тошимаса сразу, как только почувствовал — член Ниикуры снова твердел в нем.
***
В темноте Дайске рукой нашарил выключатель и надавил на него. Прачечная в подвале дома Ниикуры тут же залилась тусклым светом. Тошимаса кряхтел, но втащил тяжелую корзину с грязным бельем. Он водрузил ее на ближайшую машину и с упреком посмотрел на Дая, словно тот был виноват в том, что Каору отправил их заниматься стиркой. Точнее, Ниикура выразил желание, чтобы Тошия не слонялся по квартире, пока они обсуждают детали операции по устранению Мишимуры. К тому же, грязного белья у Каору накопилось порядочно. Тошимаса демонстративно прихватил и простыню с постели. Шинью явно нервировали подобные отношения между мужчинами. Дайске сам вызвался проводить — догнал сердитого Тошию возле лифта.
— Нихрена у нас с ним не получается! — Хара пнул стиральную машину. — Ему постоянно не нравится, как я себя веду, что говорю.
— Зря ты так, — помотал Дайске головой.
— Какого черта он меня отправил стирать? — возмутился Тошимаса. Он сорвал с головы шапку и швырнул во всю ту же корзину.
— Каору не хочет лишний раз нервировать Шинью, — ответил Дай. Он запер дверь на металлическую щеколду.
— А Шинья нервирует меня, — пробубнил Тошия, после чего забрался на одну из стиральных машин.
— И поэтому тоже, — кивнул Дайске.
— На самом деле, вас с Ниикурой наши трения с Терачи совсем не касаются, — вдруг произнес Тошимаса. — Так уж повелось, что якудза ненавидят полукровок из трущоб, а мы ненавидим якудза. Даже странно, что Шинья вообще за одним столом со мной сидел.
Тошия невесело ухмыльнулся, а Дай присел рядом.
— Ты из-за якудза проституткой стал? — спросил Дайске. Тошимаса взглянул на Андо исподлобья.
— Да.
— Они?..
— Нет, — Тошия тяжело вздохнул. — Дураком мелким был, сам к ним пришел. Хотел маме доказать, что могу зарабатывать, их с сестрами обеспечивать. Отец пропал, когда самая младшая еще не родилась. А Юи, приятель мой, в казино подпольное устроился — кости бросал, как нужно было. Работенка непыльная, я думал, что тоже справлюсь. Короче, не хочу рассказывать.
Тошимаса быстро замял тему разговора.
— Сигарету дай, — Дайске молча протянул Харе пачку сигарет. Тошия вытащил одну, обхватил губами и щелкнул зажигалкой, правда, огонек появился не с первой попытки.
— Короче, я попал в долговую яму. Мияки — средняя — заболела, а я денег занял под проценты на лекарства. Они меня заставили расписку дать. Я даже не прочитал, что там написано. Зря, как оказалось. Меня поставили на счетчик. Отрабатывать телом. Сутенерша еще попалась жалостливая — клиентов адекватных подгоняла. Но я сбежал, решил домой не возвращаться, чтобы маму не подставлять. Они же могли и к ней заявиться — долг требовать. Потом к другим якудза попал. Те выплатили за меня долг, предложили свои условия. А там я к Мишимуре попал. Он-то мне почти свободу дал — делай что хочешь, только приноси каждый день определенную сумму. Если брал к себе на всю ночь, то списывал часть долга. Его, кстати, оказалось невозможно погасить. Почти все деньги уходили к якудза, потом к Мишимуре, что оставалось — едва на шмотки и комнатушку хватало. Иногда на сигареты перепадало, но в основном без них и без еды. Барменов в "Кубе" раскручивал на коктейли с оливкой, а потом Мишимура начал всех заменять на биороботов. А тут Ниикура появился. Блядь, коктейлем угостил с оливкой. Сам.
Тошия затянулся, а после того, как выдохнул сизый дым, улыбнулся, но тут же одернул себя.
— Не рассказывай ему ничего из того, что я тебе тут наговорил.
***
— Не злись на Шинью, — после некоторого молчания произнес Дайске. — Из него якудза пока никакой. Единственный наследник, которого подсидели помощники родителя. Он не прошел какой-то ритуал посвящения, его и выкинули, чтоб не мешал. А тут еще у клана проблемы с Мишимурой случились. Ниимура как-то сам вышел на Терачи, видно знал, кого искать. Мелкий же хочет обратно клан себе прибрать. Наследничек.
Ниимура рассказал ему про людей из запретного, которые отслеживают Мишимуру. Наплел про то, что они близнецы, про конкуренцию в семье. Шинья и поверил, пошел, дурак, в запретный сам. С одной стороны, плохо, что они в курсе, что мы их ищем. Поэтому Мишимура и стал биороботов в штат подбирать. Те сильнее и ловчее, чем люди-охранники. С другой, мы познакомились с Шиньей. А у него задатки лидера есть.
— И как теперь? — встрял Тошия. Он с интересом слушал рассказ Дайске, даже про сигарету забыл.
— Мы долго план разрабатывали. Вышли на "Куб", уже все были готовы претворить в жизнь, но Каору заболел. Какой только заразы у вас в нижнем нет. Как только там живете?
— Ну, вот так, — пожал плечами Тошимаса.
— Кстати, а твоя сестренка жива? — вдруг поинтересовался Дай.
— Не знаю, — растеряно ответил Хара.
— Может, узнать? — предложил Дайске.
— Не надо, — вздохнул Тошимаса. — Мне хочется по-прежнему думать, что я своей задницей рискую не просто так.
— Ты когда уйдешь обратно?
— Когда документы мне сделаешь, — Тошия приподнял рубашку из корзины. — Ты сам знаешь, что я Каору не пара. Из нижнего, к тому же парень. Он тут, я там. У нас все равно ничего не получится.
Тошимаса засопел, принялся копаться в корзине.
— Мой джемпер, — усмехнулся он. — Значит, не все выбросил, если выбросил.
— Если Каору сказал, что выбросил, значит, так оно и есть, — подтвердил Дайске.
— Кстати, спасибо, за одежду, — Тошия обернулся к Даю.
— Ты что, стирать собрался? — спросил Андо.
— Ну, Каору же отправил меня сюда именно за этим, — кивнул Тошимаса, после чего Дайске засмеялся.
— Говоришь, ничего не получится? — Дай хитро прищурился, но продолжал ржать. Тошия почувствовал себя идиотом — запихнул грязный джемпер обратно, а сверху положил рубашку Каору.
— Стиркой занимаются биороботы. На белье есть шифры, которые те сканируют и распознают хозяина. Потом остается только забрать, — разъяснил Андо.
— Как сложно, — проворчал Тошимаса. — А на моем джемпере шифра нет.
— Если Каору запихнул в корзину, значит, есть.
— Пометил, — вздохнул Тошия, а Дайске снова засмеялся.
— Хватит ржать, — огрызнулся Хара.
— Извини, — выдавил Дай в попытке просмеяться.
— Ты классный парень, Тотчи-кун, — Андо по-дружески закинул руку на плечо Тошимасы. — Пошли обратно. Я думаю, нас там заждались. К тому же, поучишь Шинью ходить на каблуках.
— Не понял, — Тошия раскрыл удивленно глаза. — Это шутка?
— На полном серьезе. Сейчас сам все увидишь!
 
KsinnДата: Суббота, 10.08.2013, 17:25 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
— Откровенно говоря, Шинья-кун похож на мужика, который напялил на себя женские шмотки, — высказал свое мнение Тошия. При этом Терачи скорчил недовольную мину, а Каору строго осмотрел его в попытках выяснить, где они промахнулись.
— А еще больше ваты в лифчик напихать не хотите? — продолжал безжалостно критиковать Тошимаса. — Конечно, большая грудь — несомненно, круто, но для себя стараетесь, что ли?
— Сделай нормально, — Ниикуру вытянул руку, мол, давай, умник, постарайся.
Первым делом Тошимаса расстегнул блестящее платье на спине. Шинья напрягся, а Хара не удержался — наклонился и шепнул:
— Расслабься, — он подумал, что Терачи ему сейчас двинет, но тот нервно дернулся, после чего замер и сделал глубокий вдох. Тошимаса вытащил почти всю вату, оставил всего пару кусочков, которые в итоге и создали образ аккуратной женской груди. Шинья фыркнул, но остался доволен результатом. Он принялся разглядывать свое отражение в зеркале, когда Тошия подмигнул Каору.
— Ваши роботы точно извращенцы, — заметил Тошимаса. Хара внимательно следил за тем, как Терачи пытался надеть туфли на шпильке.
— Почему? — удивился Дайске.
— Им нравятся парни в женских шмотках, — объяснил Тошия. Каору закашлялся, и тогда Тошимаса взглянул на него.
— Это была не самая удачная идея — надеть туфли, — отметил Шинья.
— Ну, если так ковылять, то да, — прокомментировал Дайске в шутку, но Терачи злобно зыркнул на него. Смех как-то сразу оборвался.
— Иди медленно, степенно. Ресницы чуть опусти. Спину выпрями, — принялся учить Тошимаса, при этом он поддерживал Шинью под локоть, а на третий раз отпустил. У Терачи получалось плохо, но получалось. Каору остался доволен. Уже вдвоем с Ниикурой Хара делал Шинье макияж. Тот то постоянно поджимал губы и не давал их как следует подвести, то часто моргал, отчего в итоге тени ложились на веко неравномерно. Прическу Терачи делал себе сам. Тошия стоял все это время рядом с ним и усмехнулся, когда тот заправил в волосы кансаси. Потом уже Дайске помогал закрепить скальпели на подвязке для чулок. Шинья держал задранную юбку, а Дай поправлял. К тому времени Андо уже был готов на выход. Тошимаса едва сдерживался, чтобы не заржать в голос. Только наличие рядом с собой Ниикуры отвлекло его от этого занимательного спектакля.
Пока Терачи и Дайске были заняты, Каору притянул Тошию к себе за шею, чтобы поцеловать. Тошимаса смутился. Было что-то такое в этих поцелуях, и заключалось оно не в том, что Ниикура прикасался к нему так интимно в присутствии остальных. Вот только что, Хара так и не понял.
Тошимаса боялся отпустить его губы, все прижимался своими до боли, отчего Каору все-таки отстранился. Поцеловал в щеку, чуть повыше уха, шепнул какую-то ласковую чушь, но Тошия не расслышал. Он испуганно вздрогнул, когда раздался голос Шиньи.
— Каору-кун, нам пора.
— Пора, — ответил Каору, при этом посмотрел в глаза Тошии. Тошимаса прикрыл веки, чуть склонил голову набок, чтобы плотнее прижаться к ладони Ниикуры. — Идите. Я вас догоню.
Шинья ничего не сказал. Он накинул плащ и вышел, цокая каблуками. Дайске проверил наличие пистолета, после чего последовал за Терачи.
Только тогда Каору повалил Тошимасу на пол, раздвинул коленом его ноги и лег сверху. Он плотно обхватил Хару за бедра, тот уступчиво выгнулся на встречу, потянулся к рубашке Ниикуры, чтобы содрать ее, но тот остановил.
— Когда вернусь, — произнес Каору с возбуждающей хрипотцой в голосе. И Тошия все понял, поцеловал одними губами и отпустил.
Одевался Ниикура в тревожной тишине. Тошимаса все так же лежал на полу, только отвернулся к окну, чтобы не видеть, как Каору заправлял свои волосы под шляпу, вытаскивал пистолет из ящичка, куда до этого он убрал презервативы, уходил. После того, как Тошия остался в квартире один, Хара долго разглядывал полную окурков пепельницу. Потом рывком поднялся, чтобы схватить сумку. Он наспех натянул шубу, нахлобучил шапку и перекинул через плечо свою пустую торбу. Главное, во внутреннем кармане лежали деньги. На этот вечер должно было хватить, а там начиналась новая жизнь.
***
Тошия ловил на себя взгляды Ниикуры и был уверен — тот его убъет. Сначала отымеет, а потом размажет мозги по стенкам. Или совсем не будет трахать. У Тошимасы к тому времени, как Каору прошелся третий раз с заказом мимо vip-комнаты, сложилось впечатление, что он все испортил, сорвал, что ему никогда не простят этого, а ведь хотел как лучше — подстраховать, помочь и не трястись от страха в четырех стенах. Он старался не смотреть на барную стойку, да и вообще — по сторонам. Несчастный малый, в чем-то провинившийся перед Мишимурой, облизывал коленки Хары. Такая же проштрафившаяся шлюшка силой заставляла его нагибаться к Тошимасе. Тот держал в руках непонятную штуковину — вроде как мучить с помощью нее этого раба, но как, Тошия представлял себе мало. Вечер только начался, а Мишимура имел на Тошимасу огромные планы. Слишком подозрительно быстро он как бы простил Хару, едва тот заявился в столь блядском виде.
Мишимура пил, жрал фрукты, лизался с девушками весьма сомнительного поведения, а Тошия все ждал своего часа. Раб только всхлипывал, чем больше раздражал. Тошимаса утратил к нему интерес, лениво подставлял колени, а когда люди Мишимуры посматривали в его сторону, изображал необузданную страсть.
Первым появился Дайске. Плавно пошел по темному коридору. Странный такой — в темных очках и жующий жвачку. Он спрятал длинный хвост под плащом, натянул ворот. Люди с танцпола, конечно, оборачивались ему вслед. Но Дай подошел к игральным автоматам, где и остановился.
Шинью Тошия сразу не признал. Тот продефилировал к барной стойке, где Каору сделал ему коктейль и передал вместе с какой-то записочкой. Терачи прижался губами к краю бокала, закинул ногу на ногу, но минут через десять куда-то удалился. А дальше Мишимура затребовал Тошимасу.
Тошию усадили возле. Мишимура сразу запрокинул его голову, прижался ртом к щеке, руками полез под короткую юбку, на которую Тошимаса потратил все свои сбережения. Маленькие пальцы принялись мять член Хары сквозь дешевые кружева нижнего белья. Мишимура рычал ему в ухо, и Тошии стало безумно тошно от всего его окружения, от него самого.
Дайске ворвался в vip-комнату под визг со стороны танцпола. Сразу же нацелился на монстра своего отца. Охрана Мишимуры полезла за оружием, но одного быстро устранил Терачи, а второго пристрелил Каору. Глаза у Ниикуры горели бешено, гневно, особенно левый. Дай был готов сделать решающий выстрел, но внезапно к нему со спины подкралась белобрысая толстуха и ударила по спине. Андо выстрелил в вазу с фруктами. Шинья бросился на нее, но его задержал другой охранник.
— Они сговорились, — крикнул Терачи, ловко полоснул по горлу острым лезвием. — Кимимура наверху. Они нас ждали. Каору, давай!
Ниикура перепрыгнул через несколько ступенек, потом сиганул через диван, на котором сидели Мишимура и Тошия. Остальные под шумок смылись, за исключением остывавших трупов. Дайске внимательно посмотрел на Тошимасу. Хара широко раскрыл глаза, ждал выстрела. Тот прозвучал неожиданно со стороны. Тошия увидел стрелявшего, подскочил, в глупом защитном жесте выставил вперед ладонь, бросил в агрессора осколком вазы. Пуля минула Дайске. Охранник целился не в него, и даже не в Хару.
Грудь заболела, вдох Тошимасе дался тяжело, словно вдруг вырубили кислород. Он чуть повернул голову и увидел побледневшее лицо Ниикуры. Тот стоял как раз за ним, и пуля предназначалась ему. Всего какая-то доля секунды сыграла свою роковую роль.
— Ниикура, беги! — закричал Шинья. Ноги Тошии подкосились, после чего он рухнул на Мишимуру. Терачи обхватил его за лодыжку, чтобы грубо стащить с жертвы. При этом он матюгался похлеще любого якудза. Дайске нажал на курок, и Тошимаса оглох от этого выстрела. В глазах потемнело, а рот заполнила вязкая слюна вкуса крови.

***
Тошимасе снился какой-то бред, словно он лежал на металлическом столе в белой комнате. Слепил яркий, густой, как молоко свет. А потом снова оказалось нечем дышать. Что-то накрыло лицо; тяжелое, маслянистое обволокло легкие изнутри при вдохе. Он медленно опустил отчего-то потяжелевшие в миг веки, а когда снова распахнул глаза, то увидел в размытом фокусе знакомый потолок. Сердце бешено стучало в груди, невыносимо отдавало эхом пульса в ушах. Тошия зажмурился — в груди стало больно, и тут же в руке. Он бы заскулил, но теплые сухие губы прижались к его губам мягко, очень осторожно и тут же исчезли. Напряженную мышцу в руке распирало чужеродное нечто.
Когда Тошимаса пришел в себя, то испытал чувство дежа вю. Он чуть повернул голову к окну и увидел Каору, который сосредоточенно занимался делами за ноутбуком. Хара попробовал пошевелиться — сесть поудобнее, чтобы после позвать его по имени, но только застонал сквозь сжатые зубы. Ниикура вздрогнул, подскочил и начал вытаскивать из металлической коробки шприц, потом ампулу. Каору уже склонился над Тошией, чтобы ввести бесцветную жидкость в мышцу, как Тошимаса едва нашел силы прошептать:
— Не надо.
— Это обезболивающее, — Ниикура показал Тошии шприц, но Хара едва заметно мотнул головой. Он с трудом сглотнул и повторил: "Не надо".
— Тебе больно, — глаза у Каору были красные, словно он не спал несколько ночей подряд, а еще очень печальные.
— Поцелуй, — Тошимаса произнес беззвучно, одними губами, и Ниикура отложил шприц на прикроватную тумбочку, после чего поцеловал в лоб. Тошия видел, как при этом Каору беспомощно прикрыл глаза.
— Прости меня, — вдруг горько произнес Ниикура. Тошимаса не понял, к чему это было сказано. Он сам бросился под пулю, та попала куда-то в грудь. На месте Ниикуры он бы убил за подобное. На этом Тошия провел дрожащей рукой по бинтам, которыми оказалась туго стянута грудная клетка.
— Что? — просипел испуганно Хара. Каору аккуратно перехватил его пальцы, после чего чуть сжал и отвел руку в сторону.
— Пуля прошла через легкое. Навылет. Мы с Шиньей сразу же понеслись к твоему приятелю. Только Катсураги не удалось спасти легкое, и Дайске потащил в Андобилдинг, чтобы сохранить тебе жизнь. Они заменили на имплантант. Он почти как настоящее легкое — запатентованная технология. Приживается в девяносто девяти процентах, — кратко объяснил Ниикура. Для начала и так годилось.
— Я... биоробот? — в горле у Тошимасы резко пересохло.
— Нет, — твердо ответил Каору. Его тон слегка успокоил Тошию. Тот зажмурился и глубоко вдохнул, насколько позволили бинты.
— Через пару недель все будет в норме, — заверил Ниикура, после чего добавил. — Ты теперь свободный человек.
— Вы их всех убили? — Тошия сделал вид, что не услышал последней реплики.
— Да, — Каору погладил Хару тыльной стороной ладони по щеке, потом большим пальцем провел по пухлой нижней губе и, наконец, поцеловал. Неуверенно, опасливо — он был готов в любой момент прекратить, но Тошия уже раскрылся, лизнул кончик языка Ниикуры и приоткрыл рот. Целовались они неторопливо и даже нежно — впервые так со дня начала этой сумбурной истории. Каору поглаживал плечо Тошимасы, а тот проигнорировал боль, только чтобы прикоснуться к волосам Ниикуры.
— Давай сделаю укол, — произнес Каору между поцелуями. — Станет легче.
— Нет, — запротивился Тошия. — Я усну. Просто полежи со мной.
Каору сразу приподнялся, чтобы стянуть свитер, тут же вытянулся рядом. Тошимаса нащупал его руку, настойчиво обхватил, а потом переплел их пальцы. Пальцы Ниикуры оказались сухие и горячие. Каору спокойно дышал Тошии в шею, а тот лежал с закрытыми глазами и размышлял о том, что на самом деле он безумно везучий парень. Из-за таких, как Ниикура люди устраивали чуть ли не войны. А Каору достался ему просто так, за красивые глаза и длинные ноги, или наоборот. Это еще был серьезный вопрос — кто кому достался? Но вслух Тошимаса спросил совсем о другом:
— Ты белье из стирки забрал?

29.09.2008 — 20.10.2008
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » [KR]Cube (NC-17 - [Dir en Grey])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz