[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Выше, чем любовь. (R - Каору/Тошия [Dir en Grey])
Выше, чем любовь.
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:18 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Выше, чем любовь.

Автор: Brainless N.
Контактная информация: twitter, vk

Фэндом: Dir en Grey
Персонажи: Каору/Тошия
Рейтинг: R
Жанры: Слэш, Романтика, Ангст, Драма, Психология, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU, Занавесочная история
Размер: Миди
Статус: закончен

Описание:
Ниимура Тоору держит свой маленький бизнес, в котором его друг - Каору, занимает не последнюю должность. Успех, быстрый карьерный рост, везение - все на их стороне. Но... чего не хватает обычному продавцу-консультанту и какую плату он возьмет с бесхозного паренька за книгу, ставшую чуть ли не делом всей жизни для старых друзей Ниимуры и Ниикуры? И насколько мертвые скелеты в шкафах Каору...

Примечания автора:
Отзывы всегда приветствуются.
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:19 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
01.

То, что моя жизнь окончена, я понял в тот самый момент, когда увидел радостные ямочки на щеках и разлетающиеся в стороны кудри, когда услышал топот ножек и счастливое "папочка!". Она - моя жизнь - навсегда осталась там, в этих минутах ожидания, в легком дискомфорте от приседания на корточки, в дуновении ветра, что разметало мои тогда еще длинные волосы, которые я раньше так любил...

Случилось так, что во всем я винил именно их - волосы - они закрыли мне глаза, они помешали увидеть, они помешали предупредить… они помешали. Но, с другой стороны, я отчетливо понимал, что они тут не при чем - я бы все равно не успел ничего изменить. Но мне было бы слишком сложно пережить это все просто так, поэтому я глупо винил волосы, яростно состригая их в темной ванной среди ночи. Это была самая эмоциональная неделя за всю мою жизнь. Это была последняя неделя моего месячного отпуска. Нервный срыв, тяжелый запой... Спасибо Тоору, что я не загнулся после всего этого - этот человек спасал меня в последние три дня. Он был единственным, кто знал обо всем. И на похоронах были только Савако, я и он. Почему из всех моих друзей именно он кинулся на помощь, я не знал, но был безумно благодарен, хотя перспектива умереть меня тогда привлекала гораздо больше. Но Тоору было угодно, чтоб я остался. Он, кстати, был моим начальником, поэтому не мудрено - не хотел терять хорошего работника... но ведь он и довольно близкий друг мне, а это наталкивало на теплые мысли, что он не настолько корыстный.

На работе никто сначала не заметил изменений в поведении немного застенчивого и нерешительного, но доброго и порою несдержанного, эмоционального молодого человека, но через полгода стали поочередно докапываться фразами в духе "что стряслось? Взрослеешь на глазах!" - это жутко выводило из себя, но и тут Ниимура помог, хоть и довольно странным образом... он повысил меня, причем, нехило - с обычного работника склада на продавца-консультанта. У Ниимуры была сеть книжных магазинов и, ходили слухи, что даже собственная типография, но в достоверности этого слуха я не уверен. Вообще про Ниимуру много слухов ходило… С расспросами от меня отстали - что еще надо было для полного счастья, если это можно было так назвать. Ведь в этих семи буквах хранилось мое прошлое, под надежным замком из боли, темноты и вины. В мое будущее этому слову пробраться просто не суждено. Что уж тут поделаешь... Но, честно, я действительно был удивлен и вообще до конца не верил, что занимаю такую должность - мучительных четыре года я пытался добиться ее, но Тоору отказывал, а сейчас просто мотивировал свой поступок тем, что "мальчик вырос", говорить что-либо еще он отказался. Еще я до сих пор задавался вопросом - где же пропадает моя Савако? Но все время одергивал себя - уже не моя. Савако подала на развод сразу после похорон, окончательно добив. Я не понимал ее, ведь мы оба были нужны друг другу в этот момент, но с другой стороны... она винила меня и была права. А произошло вот, что...

Это было четвертое июля, вторник. Солнце палило, как шальное, птицы с ума сходили, разрываясь чириканьем, речки задорно журчали, маня подойти и, перегнувшись через перила, заглянуть на дно... прекрасный день! В любой такой принято всей семьей ходить в парки или на пикники, ездить на море... Вот и мы решили выбраться куда-нибудь, только вечером. А перед этим я должен был встретить жену с дочкой в аэропорту. Последние две недели они провели в Лос-Анджелесе у наших общих друзей. Как я отпустил жену к двум мужчинам? Все очень просто: они - геи. За жену я был спокоен, да и за дочку - она отлично ладила с Юнэ и Йошики, особенно с первым... честно, я порой даже ревновал ее к ним и на сто процентов был уверен, что, случись со мной что-нибудь, и эти двое тут же оформят опекунство над моей малышкой.

За эти две недели я безумно соскучился по моим девочкам, поэтому в аэропорту был еще за час до посадки. Я ждал их на стоянке возле своей машины, прямо напротив выхода из здания. Всего лишь дорогу перейти, но на этот счет я не волновался - движение блокировал шлагбаум. О, как же я ошибался... ведь можно же было подойти прямо к двери. Но мне не хотелось десять раз открывать и закрывать машину. За свою лень я заплатил слишком дорого. Но тогда я о том не думал. Нервно теребя длинные ярко-розовые, почти красные волосы, я чувствовал себя окрыленным, предвкушал приятный вечер, ночь... Из мечтаний меня вырвал голос дочки... "Папочка!" - счастливо звала она и смеялась. "Иди ко мне, кнопочка" - раскинув руки, я присел на корточки. Я был так счастлив... Слепо веря мне, дочка выпутала ручку из хватки мамы, миниатюрные ножки ступили с тротуара... порыв ветра разметал волосы - ее и мои. Разве папочка допустит, чтобы с его кнопочкой что-нибудь случилось?..

Пряди слились с красным Феррари, а в следующий миг - с цветом детской невинной крови. На полной скорости машина выезжала со стоянки... Бешеный визг тормозов перешел в отчаянный крик Савако. А я замер. Я не мог поверить, не хотел, отказывался, боялся... но глаза не могут врать. Разметавшиеся по дороге, окрашенные в красный локоны, кружевное платье, что еще несколько мгновений назад было васильковым, а теперь – красное. Всюду, везде... красный. Красный, красный, красный, красный... Сквозь пелену шока и страха до меня доносился свой собственный крик, слезы мигом обожгли щеки, грозясь сжечь меня дотла... в голове медленно селилось понимание. Сорвавшись с места, я кинулся на дорогу, к своей кнопочке... Пачкая колени в крови, я исступленно гладил красные кудри... она так хотела себе красные волосы, когда вырастит... Чтобы так, как у папочки!.. Слезы душили, отголоски рыданий въедались в сознание...

- Это ты! Это все ты! Ты виноват, ты! Убийца!!! - Кричала Савако. - Уйди! Не трогай ее, не смей прикасаться! Уходи! Убийца, убийца... Убийца!

Я не мог этого вытерпеть. Не мог. Следовало было остаться, но... но я сбежал. Трусливо сбежал, размазывая по щекам тушь и захлебываясь рыданиями, спотыкаясь на высоких платформах, не видя ничего из-за пляшущих на ветру волос...

Забежав в пустую квартиру, я замкнул все замки, зашторил все окна, выключил отопление, музыку, свет, вытяжку... все выключил - так мне было легче. Взяв с кухни бутылку высокоградусного, я упал прямо в коридоре. Закурил и приложился к горлышку, глотая обжигающую смесь. Минут через сорок я снова рыдал, чуть ли не срываясь на крик. Стоял перед зеркалом в темной ванной и дрожащими руками кромсал свои волосы ржавыми ножницами.

- Убийца! - Сорвался я на пряди, которая никак не хотела срезаться - только ножницы соскакивали, защемляя кожу. Выпустив из рук колечки, я схватился руками за раковину, аж костяшки побелели... Ножницы повисли, запутавшись в злополучной пряди. Невыносимо. Изнутри... раздирает, сминает, сжигает, топит... - Кнопочка моя, доченька... - Истерический шепот лезвием по ушам... это мой голос? Это голос убийцы. Самоубийцы.

Четыре дня непрерывной истерики, без сна, без еды, без воды... лишь выпивка, сигареты и боль. А потом, взломав дверь, появился Ниимура, привел в порядок меня и квартиру, вручил конверт с датой и адресом, где будут проходить похороны.

Савако, за эти четыре дня, будто на двадцать лет постарела. Тело осунулось, похудело, глаза высохли, руки дрожали, голос срывался... И все, чего я сейчас хотел, - это оказаться на месте дочери, в гробу. Но осуществить этого было нельзя...

Савако сначала даже не узнала в похудевшем, одетом в строгие черные джинсы, черную футболку и такой же пиджак, брюнете своего тогда еще мужа - меня. А, когда узнала, честно удивилась.

- Решил, наконец, мужиком стать? - С усмешкой произнесла она.

Я промолчал. Промолчал же и когда мне предоставили слово... я молчал. Я боялся сорваться, я не хотел допустить этого, хоть изнутри все рвалось на части, когда гроб опускали в яму... такой маленький, нежно-бежевый... А в нем навеки спит теперь моя кнопочка. Удобно ли тебе? Не дует ли? Твоя мама подобрала все идеально, тебе будет удобно... глаза защипало, и я опустил голову. Даже не сразу понял, что происходит, когда мне в руку что-то вложили, а когда понял...

Я бежал с кладбища быстро и стремительно, из глаз текли слезы, воздуха не хватало. Ввалившись в машину, я погнал домой, чтобы снова напиться, но застрял в пробке... Когда я приехал, в квартире уже во всю орудовал Тоору, погружая все мои алкогольные запасы в пакеты и выставляя у входа.

- Почему ты не сделал этого?
- Я не мог, пойми...
- Савако подает на развод.

Бабах... сердце пропустило пару ударов, а потом невыносимо закололо. Схватившись за грудь, я рухнул на диван.

- А ты чего ожидал? Ты не смог даже горсть земли бросить вслед, не смог и слова выдавить... ты ничего не смог. Ей от этого не менее больно и плохо. Она женщина... впрочем, ты сам как баба. - Закинув ногу на ногу, он закурил, уставившись на меня. - К слову, твой отпуск окончен, и завтра я жду тебя на рабочем месте и без опоздания.
- Тоору! - Простонал я, но он был непреклонен.

Утром я проснулся необычайно бодрым. Я не опоздал, даже успел позавтракать - все Тоору, неожиданно заботливый Тоору.

Такие дела. Я лишился жены, дочери, себя... После развода Савако пропала, вестей от нее больше не было.

Сейчас прошло уже семь лет. Я все так же продолжал работать на Ниимуру, все так же продавцом-консультантом, изо всех сил старался создать видимость жизни... получалось хреновато, но это мелочи. Каждый месяц я приходил на кладбище и разговаривал с дочерью, а в начале июля неизменно уходил в недельный запой. Я очень изменился, люди вокруг были правы - повзрослел. От того несдержанного парня с розовыми волосами не осталось ничерта. Теперь я молчаливый, вечно задумчивый, холодный, строгий, немного грубый трудоголик. О лени я забыл, запихнув ее настолько глубоко, что уже и не раскопать. Я устроился на дополнительную работу - играл на гитаре ночами в кафе, что находилось недалеко от дома, плюс, начал фотографировать, сначала любительски, а потом Тоору помог мне превратить увлечение в небольшой бизнес. Я приходил домой в четыре часа утра и тупо отрубался, даже не раздевшись, а в девять я уже стоял за прилавком, вежливо улыбаясь первым покупателям. Ниимура бесился, но я и слушать ничего не хотел о том, чтобы сбавить обороты и отдохнуть. Нет. Нельзя.

Сегодня за окном сыпал снег, новогодние праздники приближались, а значит, приближался и час моего одиночества. Впервые за черт знает сколько лет я буду встречать Рождество в одиночестве. Когда Тоору сказал, что на этот год у него свои планы, я сдержанно пожелал ему удачи, оставил на столе деньги за кофе и вернулся к гитаре. Нет, я на него не обиделся, я просто был растерян, не знал, что делать... а потом мне вдруг стрельнула в голову невероятная мысль. Доиграв песню, я буквально бросился назад к столику, где неизменно каждый вечер сидел Ниимура.

- Слушай, у меня тут идея появилась!
- мм?
- А если сделать праздник нашим покупателям? - Я сел напротив него.
- О чем ты?
- Слушай, Ниимура, - перегнувшись через стол, я заговорщицким шепотом стал излагать ему свою идею. - Если в Рождественскую ночь не закрыть магазин, а наоборот? Мы можем украсить его, переставить несколько шкафов, организовать какое-нибудь печенье и пунш, допустим, или глинтвейн... Я бы играл на гитаре праздничные песни. А, в качестве подарка, сделали бы скидки на эту ночь... Такой небольшой праздник, Ниимура, представляешь? Как тебе?
- Каору, ты рехнулся? - Он был ошеломлен моей идеей.
- Ну пожалуйста, Тоору... сделай мне такой подарок? - Я сам не знал, отчего так умолял его на эту сумасшедшую идею, но я понимал, что если Ниимура откажет, я тупо свихнусь за эти дни.
- Я упала с мотоцикла, тормозила, чем привыкла... - Пробубнил он, а я не смог сдержать тихого смешка.
- Ну пожалуйста, Тоору. Ну не будь козлом, а?
- Какой-то ты сегодня странный... слишком живой. Непривычно. - Задумчиво протянул он, а я утих. Действительно... что-то разошелся. Но почему? Вроде, ничего особого не произошло... просто Рождество, вот и все. Зачем тогда мне это надо? Лучше бы выспался... - Хорошо, Ниикура, раз ты так пламенно этого желаешь...
- Спасибо, Тоору! - Радостно воскликнул я, от переживаний не осталось и следа - я уже продумывал, что и как буду делать. Я улыбнулся и ушел играть дальше. Возле гитары мялся какой-то парень и с восхищением разглядывал мою красавицу... Да, гитарка у меня, действительно, то, что доктор прописал! - Нравится? - Спросил я, остановившись за спиной незнакомца. Тот аж подскочил и резко повернулся. Потом его глаза распахнулись от удивления, и он отошел на шаг назад, так как оказался почти вплотную ко мне, нервно прочистил горло.
- Ниикура-сан... она прекрасна! Я искренне восхищаюсь ей и вашими умениями! - Он говорил запинаясь и подолгу подбирая слова, тихо и смотря в пол.
- Ох, расхвалили вы меня... Я бы смутился, но... - Я вежливо улыбнулся и взял гитару в руки, перекинул ремешок через шею, проверил звук и заиграл. Парень так и не двинулся с места, простоял всю песню, а потом вдруг сорвался и убежал... Странный. Впрочем, какое мне до него дело?
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:19 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
02.

Домой я вернулся, хоть и на час позже, но вовсе не уставший, что шокировало. Но, решив не тратить время впустую, я с ноутбуком сел на полу в гостиной и взялся за разработку макета для объявления о праздновании в магазине. Уже стоя утром в душе, я подумал, что было бы неплохо хоть немного подремать, но зато я сделал макет и даже успел распечатать немало экземпляров! Хорошо быть независимым фотографом и иметь друга, который на День Рождения совершенно случайно подарил тебе блатной принтер.

Прихватив пакет с аккуратно сложенными объявлениями, я вышел из дома, на машине добрался до магазина и, прежде чем приняться за работу, развесил несколько объявлений по магазину. После работы я планировал проехаться по городу и развесить остальные. Настроение было прекрасное, но до обеда я еле-еле дотянул, а, стоило стрелке коснуться тринадцати часов, как я стремительно закрыл магазин, не заметив направляющегося к нему покупателя, и сварил себе долгожданный, необходимый, как воздух, крепкий кофе. Через двадцать минут я сварил себе еще и, прихватив сигареты, вышел на крыльцо. Со стороны я любовался своим объявлением, оно мне очень нравилось, и я был горд и рад. А потом взгляд зацепился за сидящего под магазином человека. Он сидел на корточках, облокотившись о стекло и спрятав лицо в коленках. Компактный какой! Я усмехнулся собственной мысли и дотронулся до его спины. Это оказался тот парень, что ночью восхищался моей гитарой. Он что, преследует меня? Он маньяк? Я снова усмехнулся и столкнулся с непонимающим взглядом больших глаз напротив.

- У меня еще полчаса перерыв, но я сейчас докурю и обслужу вас. - Я сделал очередную затяжку, а парень хотел было возразить, но я не позволил, подняв вверх палец. Выдохнул дым. - Считайте это благодарностью за искреннее восхищение, высказанное вами мне вчера. - Затушив сигарету, я вошел в магазин и придержал дверь для смущающегося парня. - Итак, что вам нужно? - Я скрестил руки на груди, а парень еще больше покраснел от моего вопроса.
- Я бы хотел... мне нужно что-то очень необычное и очень редкое! – Пролепетал он. Я удивился: почему он не сказал, что ему нужна необычная книга, а именно "что-то" - как-то двусмысленно это прозвучало…
- Что ж... если для вас тематика не принципиальна, то есть у меня кое-что. Эта книга напечатана нашим коллективом в единственном экземпляре и хранит рассказы, которых нет больше нигде. Авторские рассказы работников нашей организации. Каждый внес в нее частичку души... Но никто, даже Ниимура, не читал эту книгу от начала и до конца. Если она вас заинтересует, то вы станете единственным, кто прочтет ее. - Рассказал я, а парень напротив слушал меня настолько внимательно, что даже рот приоткрыл. В глазах плескалось дикое желание прочитать ее прямо сейчас.
- Но... какова цена?
- Эта книга бесценна, молодой человек, - загадочная улыбка и эффектный тон, неожиданные слова... такое себе развлечение старого дядьки продавца-консультанта. Мне нравилось предлагать покупателям эту книгу, я откровенно забавлялся.
- Но... у меня нет столько... - как-то уж слишком поникнув, произнес он. - Спасибо, до свидания. - И направился к выходу.
- Перебивать нехорошо, молодой человек, я еще не закончил.

Он удивленно посмотрел на меня через плечо, но дальше не пошел.

- Посмотрите, - я указал на объявление, прикрепленное к боковой стенке шкафа. - Вам ведь не горит?
- Но какая скидка, когда она бесценна?
- От вас я хочу за эту книгу то, что вы сами сможете мне предложить. То, что мне нужно. Возможно даже то, чего мне не хватает. И я продам ее вам.
- Но... откуда мне знать?
- Если захотите - узнаете. Буду ждать вас в субботу, если не передумаете. До свидания.
- Да... до свидания! - Он быстро поклонился и снова убежал, а я неторопливо перевернул табличку на двери и вернулся за прилавок. Спрятал чашку, сел в кресло... и тут шальной поток мыслей чуть не сбил меня с ног. Почему этот парень всегда убегает? Зачем я предложил ему эту книгу? И что за безумную плату выдумал... Что вообще со мной в последнее время творится?! Искренне не понимал. Я был ошарашен. Таких порывов у меня не было уже очень и очень давно. Что же тогда происходит? Но, с другой стороны, ничего глобального пока не произошло, так что, можно не кипишевать. Глубоко вдохнув, я успокоился. Да, "прошлый я" порой пробивался сквозь эту отчужденность и холод, но я научился его спокойно контролировать и запихивать обратно.

Зайдя вечером в кафе, я сразу отметил за привычным столиком Тоору и, попросив у официанта кофе, прошел к столу.

- Ниимура, пляши!
- Ниикура, играй! - В тон мне ответил друг, мы засмеялись. - Что там у тебя?
- Я нашел достойного, на мой взгляд, покупателя для нашей книги. - Гордо доложил я.
- Да?! - Воскликнул Тоору. - Кто она, какая, как зовут?
- А с чего ты взял, что это она?
- Но ведь...
- Знаешь, когда я искал даму, меня преследовали неудачи в этом деле. А тут, парень сам нашел меня.
- И кто он?
- Я не знаю.
- Как так, Ниикура?! Ты продаешь книгу непонятно кому?
- Тоору, я с ним флиртовать, как с теми дамами, не буду.
- Хм... А ты флиртуй по-другому! Может, тебе с парнями повезет больше? Может, влюбишься?
- Заткнись, а?
- Каору, прошло почти восемь лет. Пора начинать новую жизнь. Чего ты боишься? Старых ошибок, Каору? Их не будет - ты вырос.
- Будут другие. - Положив на стол купюры, я, так и не притронувшись к кофе, ушел к гитаре, чтобы выплеснуть свои переживания и эмоции. Сдержанно, красиво, но выплеснуть. Однако ощущение того, что за мной наблюдают, мешало сосредоточиться. Сначала я был уверен, что это Ниимура, но потом поднял взгляд на него и понял - нет. Тогда кто? Я начал осматривать посетителей. Многие смотрели на меня, но этот взгляд принадлежал не им. Он мог бы принадлежать потенциальному покупателю моей книги, но его я нигде не видел. А жаль, ведь у меня тогда был бы шанс узнать его имя... Я не знал, что, в отличие от меня, ему было прекрасно все видно - парень стоял на улице, заглядывая в окошко. На посещение кафе он решался около двух недель. Ранее же только следил за моими руками через стекло, представляя, какие звуки они извлекают из гитары... Но об этом мне известно не было.

Отыграв еще несколько песен, я ушел гораздо раньше обычного. Я был чертовски вымотан, хотелось расслабиться. Придя домой, я набрал ванную, включил тихую музыку, взял вино и сигареты, и погрузился в релакс. Было так хорошо просто лежать в теплой воде, лениво покачивая ногой в ритм, потягивая сигарету и запивая вином. Я не помню, как добрался до кровати, но уснул почти мгновенно. А ночью мне снился сон…

Маленькая темная квартирка, скупо обставленная, холодная и нуждающаяся в ремонте. Да, но мне жарко. Безумно жарко, душно, я задыхаюсь! Горячие губы на моей шее, нежные руки на спине, срывающийся шепот в ухо… Я слышал свои собственные стоны и тихие ответы, я целовал человека рядом с собой, я ласкал его, любил во сне… И честно думал, что снится мне Савако, как такое часто бывает. Думал, пока "Савако" не начала, черт возьми, брать меня в анал!

Проснулся в холодном поту. Что за черт?! Мне снился секс – понять можно, ведь я веду почти монашеский образ жизни, но то, что сексом я занимался с мужчиной… Хотя, всегда логичный я нашел и этому объяснение: все вино и Тоору! А еще этот непонятный парень, потенциальный покупатель… откуда он взялся вообще на мою голову? Я успокаивал себя мыслью, что парень получит себе книжицу и уйдет, а я пойду изощренно убивать своего горе-начальника и, его счастье, если не в анал! Против однополых отношений я ничего не имел, но, честно, не очень-то верил в их продолжительность и надежность, да и себя в роли гомосексуалиста категорически не представлял… по крайней мере, до сегодняшней ночи. Сейчас же просто тупо не верил, хоть со стороны это смотрелось весьма впечатляюще, надо сказать… так, Ниикура, что за мысли?! Рывком поднявшись с кровати, я пошел в душ. Надо было собираться на работу. Но, черт, как же не хотелось… а надо.

Неделя прошла относительно тихо и спокойно. Я готовился к празднику, что-то придумывал, закупал продукты и украшения, передвигал мебель, подбирал репертуар, разрабатывал систему скидок и… гадал, что же парень предложит мне за книгу. За день до Рождества я украшал и готовил все к празднованию, решил даже в кафе не идти. Вдруг хлопнула входная дверь, и я вспомнил, что забыл ее закрыть.

- Прошу прощения, но мы уже закрыты, - обратился я к вошедшему, даже не спускаясь с лестницы.
- Ниикура-сан… я по другому вопросу. – Снова этот уже въевшийся за неделю в мозг неуверенный тон. Я зацепил за карниз последний шарик, спустился с лестницы и повернулся к парню.
- Чем могу быть полезен?
- Ну… я тут мимо проходил и заметил… вы украшаете магазин, да?
- Верно, - я чуть склонил голову на бок. К чему он клонит?
- Может быть… я мог бы вам помочь?
- Хм, думаю, я буду рад помощи. Проходите, пожалуйста, - я чуть улыбнулся и подошел, чтобы запереть дверь. Отворачиваясь, я успел заметить радостную улыбку, слегка тронувшую припухшие губы. – Предлагаю сначала выпить по чашечке кофе, а потом уже приступить к работе – а то я отключусь прямо здесь и прямо сейчас. – Усмехнулся я, включая чайник.
- Бессонная ночь?
- О, да! Кстати, нечестно получается: вы мое имя знаете, а я ваше – нет.
- Простите, - он виновато опустил голову. – Хара Тошимаса.
- Хара Тошимаса… - Повторил я. - Очень приятно. Ниикура Каору, - я протянул ему руку для пожатия, а в следующий миг удивился тому, какая нежная кожа и крепкая хватка… - Впрочем, вы уже знаете. – Я отпустил руку и взялся за приготовление кофе. – Кстати, откуда я вам знаком?
- Мм, все дело в том, Ниикура-сан, что вы были первым, кого я увидел в этом городе. И… решил проследить за вами… а вы пришли в то кафе и стали играть на гитаре. Это было месяц назад. Мне очень-очень понравилась ваша игра, поэтому я стал наблюдать за вами из-за стекла каждый раз, когда вы играете… у меня нет денег на то, чтобы ходить в кафе, ведь в таких заведениях нужно подобающе выглядеть. А в последний раз я решился и пришел, чтобы рассмотреть вашу гитару, а потом подошли вы, начали играть, а потом… - Его дыхание сбилось, парень нервничал.
- Понятно, - я чуть улыбнулся. Довольно странная история, да и сам Тошимаса… но, несомненно, он был интересным человеком. Возможно, я не ошибся, решив продать именно ему нашу книгу… - Вы тоже занимаетесь музыкой?
- Я хотел бы, очень… для того и приехал сюда. Но, вот, прошел уже месяц, а я еще ничего не добился. А хотел доказать… Ну, это неважно, - он чуть улыбнулся, немного нервно, и взял чашку в две руки, чуть-чуть отпил и продолжил. – Я бы на бас-гитаре очень хотел играть. Но у меня нет возможности. – Он снова горько улыбнулся и замолк.
- Поэтому вы ночами торчите под окнами в кафе, а днем мешаете сосредоточиться своим внимательным взглядом? – Чуть прищурив глаза, я с улыбкой наблюдал за его реакцией.
- Простите, пожалуйста, Ниикура-сан! Я просто…
- Да ладно, ничего страшного. Просто, если ты хочешь чего-то, не нужно смотреть, как этого добиваются другие. Добивайся сам, иди к цели, старайся… ой, прошу прощения, я так…
- Ничего, можно "на ты".
- Мм… не думаю. – Не хотелось, конечно, расстраивать парня, но желания продолжать знакомство не было. Мало ли, к чему приведет… невольно вспомнился сон, но я постарался как можно быстрее выкинуть его из головы. – Вы не против? – Спросил я, доставая сигареты, и, заметив разрешающий жест, подкурил.
- Быть может, мне уйти? Я мешаю? – Хотелось сказать, мол, да, вали, но эти нотки вечной печали, которые, как мне казалось, стали возвращаться… И я солгал.
- Нет, наоборот, - я чуть улыбнулся. – Просто я немного не в духе.
- Вы не любите Рождество?
- Ну, почему же… люблю. Просто, еще восемь лет назад оно было совсем другим. – Я снова улыбнулся, пытаясь не позволить осадку воспоминаний всплыть на поверхность, затушил сигарету в кружке и обошел прилавок. – Ну что, приступим? – Подмигнув своему неожиданному помощнику, я включил музыку и достал остальные коробки с украшениями.

Честно, я уже и не рассчитывал, и даже не мечтал, что подготовка к Рождественскому празднику когда-нибудь еще будет проходить так легко и весело! Но с Харой было до безумия классно. Мы смеялись, подпевали, дрались дождиками и обматывались гирляндами… будто знаем друг друга, как минимум, всю жизнь. Весь вечер я старался наблюдать за Тошимасой, все-таки, он больше знал обо мне, и мне отчего-то остро хотелось восполнить этот пробел со своей стороны. Но я каждый раз одергивал себя – я не собирался продолжать общение. И каждый раз я снова наблюдал… Тошимаса был взрослым ребенком. Искренне радовался, улыбался солнечно, хохотал заливисто, смущался мило… Когда-то и я таким был, наверное. Только волосы у меня были другие – все-таки, я любил показуху, а он – то, что внутри. Я старался всем показать, какой я, а он – угодить, в первую очередь, самому себе. Интересно, а у него есть кто-то? И только я хотел задать этот вопрос, как заметил, что Хара, усевшись в кресле за прилавком, мирно спит… И вот что мне делать, а? А он так красиво спал… пухлые губы чуть приоткрыты, веки легко подрагивают, волосы раскиданы по плечам, пальцы чуть сжимают перила… Красив в свете гирляндных лампочек. Ох, Ниикура, что за мысли, черт тебя дери?! Как раз в этот момент Хара резко распахнул глаза, я аж моргнул – неожиданно.

- Ой… я уснул. Простите, пожалуйста!
- Все в порядке. – Я чуть улыбнулся. – Но я уже уезжаю, поэтому могу или оставить вас здесь или нагло выпроводить.
- Хорошо. – Тошимаса поднялся на ноги, надел свою куртку, плотно закутавшись в нее, и пошел к выходу. Я выключил свет и пошел за ним. На пороге мы оба застыли.
- Здесь никогда не было так красиво, - поделился я.
- Я думал, у вас традиция такая…
- Да нет, это меня только в этом году черт дернул, еле упросил Ниимуру на это все – он праздники не любит. Мрачный кавайный тип, - я фыркнул. Тоору ненавидел, когда я его так называл, и сразу лез с кулаками. А мне нравилось.
- Ниимура – это владелец?
- Ага. Честно, я даже не представляю, что тут будет завтра происходить.
- Наверное, будет здорово… Думаю, это Рождество будет хорошим. Оно просто обязано быть хорошим!

Я рассмеялся, кивнул и первым вышел на улицу. Давно не было такого снегопада, практически вьюга…

- Подвезти?
- Нет, спасибо, я сам. До свидания!
- Спасибо за помощь. До завтра.
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:20 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
03.

Утреннее просыпание было на удивление легким и приятным. Я встал, включил музыку, подпевал в душе и даже немного "накатил" с утра пораньше... праздник же, так что, можно. Улыбаясь и постукивая по рулю в такт льющейся из колонок музыке, я ехал на работу. Давненько у меня такого хорошего настроения не было! Но я предвкушал вечер, музыку, улыбки людей... Все-таки, это была хорошая идея. Но я дико волновался. Не знал, как вести себя и чего ждать, как, куда, кому, что... Единственное, в чем я был уверен на все сто процентов, - Тошимаса Хара. Он придет и будет поддерживать меня, хотя, в принципе, в этом я никогда не нуждался, но было очень приятно вчера вечером, когда он помогал мне, советовал что-то... я бы, конечно, и сам пришел к этому, но только когда? А Тошимаса как будто понимал, чувствовал и дополнял. Быть может, из этого общения я извлеку нечто важное? Может, обзаведусь еще одним хорошим другом? Все-таки Тоору и так меня терпит уже больше пятнадцати лет.

За размышлениями я не заметил, как оказался возле магазина. Припарковав машину, я стал разгружать ее, занося внутрь миски с печеньем собственного приготовления, бутылки с напитками, бокалы, музыкальное оборудование... в общем, в моей машине сегодня было все, что должно было сделать этот вечер десяткам людей.

Вперемешку с приготовлениями я обслуживал редких посетителей и, искренне улыбаясь, желал им счастливого Рождества, не уделяя особого внимания удивлению на их лицах. Пиршество должно было начаться в шесть часов. К четырем у меня внутри уже все сворачивало и скручивало от переживаний, но я держался молодцом и ничем не выдавал себя, как обычно. Ровно в пять часов вечера колокольчик на дверях зазвенел, и в магазин просочился Хара. Смущенно кусая улыбающиеся губы, он мялся у двери.

- Добрый вечер, - первым поприветствовал его я.
- Добрый вечер, Ниикура-сан! Я... не помешаю?
- Нет-нет, что вы! Проходите, пожалуйста. - Я радостно улыбался, переживания немного отступили.
- Ниикура-сан, вам очень идет такая улыбка, - смущенно пролепетал мой новый знакомый.
- Какая такая?
- Ну... искренняя... - Он еще больше покраснел и опустил голову. Надо бы его немного расслабить и раскрепостить, а то смущается все время... он слишком милый, чтобы я позволил ему так нагло каваить строгого и вечно холодного меня! И так сегодня уже слишком расслабился.
- Спасибо, - улыбнулся я. - Хара-сан, не желаете ли выпить немного?
- А можно? - Он искренне удивился.
- Нужно! - Наблюдая, как Тошимаса смущается, я присел на корточки за прилавком и открыл дверки шкафа. - Вино, коньяк, мартини, виски, даже шампанское... - Перечисляя, я немного удивлялся ассортименту - многое я сюда не приносил. Ниимура? Вот гад, спаивает меня?! Ну, я ему устрою... будет стонать, как девственник при двойном проникновении! И тут до меня донесся звонкий хохот из-за прилавка. О, черт... Поднявшись на ноги, я увидел заливающегося смехом Тошимасу. Ну точно ребенок! Но меня терзал один вопрос... - Я что, сказал это вслух? - Осторожно спросил я, вызвав еще одну волну смеха. - Понятно. Вы простите, я на самом деле не извращенец и не... но Ниимура... Ну чего вы смеетесь?! - Я сам невольно улыбнулся, а через несколько мгновений мы уже вместе умирали от смеху. Это, наверное, нервное, но было просто здорово! Успокоились мы только спустя десять минут. Я еще раз попросил прощения и, уверившись в том, что Тошимаса не считает меня старым извращенцем, еще раз предложил выпить. Хара выбрал белое вино и мне чрезвычайно симпатизировал этот выбор. Разлив алкоголь по бокалам, я пододвинул один к Тошимасе, а свой чуть приподнял, предлагая тост. - Мы ведь так и не выпили за знакомство. Предлагаю наверстать упущенное, мм?
- За знакомство, - Тошимаса с улыбкой кивнул и на мгновение коснулся своим бокалом моего, образуя волшебный перезвон. Мы выпили до дна. Вот. Теперь назад дороги нет, Хара уже проник в мою жизнь. - Мм, Ниикура-сан, на счет книги...
- Да, Хара-сан?
- Я так подумал... эта книга мне не по карману.
- Так быстро сдаетесь?
- У меня есть только я и зачуханная полуразвалившаяся квартирка. Мне нечего вам предложить, к сожалению.
- А вам бы сильно хотелось получить эту книгу?
- Очень! Но...
- Отдыхайте, Хара-сан, расслабляйтесь. Утром поговорим. - Кивнув, я ушел заниматься первыми вечерними гостями.

Людей пришло невероятно много. Каждый нашел себе книгу по вкусу, каждый угостился, каждый сказал пару теплых слов. Было так приятно, так хорошо. И петь, аккомпанируя себе на гитаре, чувствуя внимательный взгляд немного опьяневших раскосых глаз... Интересно, смогу ли я потом когда-нибудь играть, не чувствуя этого взгляда? Хотя, с чего это такие мысли, ведь Тошимаса не так важен, да и не уходит никуда. А если будет уходить?.. Бред! Тряхнув головой, я отогнал дурацкие мысли и заметил, что большинство гостей уже разошлось. Остался Хара и еще пара дамочек, выбирающих себе литературу. Ну вот, наконец-то относительный покой... Однако радовался я не долго. С громким жалобным звоном входные двери распахнулись и на пороге появились те, кого я вообще никак не ожидал увидеть! Я аж играть прекратил.

- Суги? Йо? Офигеть! - Все еще шокировано, но уже радостно воскликнул я, снимая гитару и подходя к гостям. - Ребят, сколько лет! - Я по очереди обнял их.
- Здравствуй, Као-кун! Как ты тут?
- Да ничего, потихоньку. Вы какими судьбами в Японии?
- А до нас тут слухи дошли, что Ниикура угощает...
- А мы подарки привезли!
- Ребят, да ваш приезд - лучший подарок!
- Ой, да брось. Лучше налей.
- Йо-чан, тебе лишь бы выпить!
- Суги-чан, ты ханжа!
- С какой это радости?!
- Хорош, голубки, - я улыбнулся, доставая виски и бокалы. - Хара-сан, не составите нам компанию? - Улыбнувшись, предложил я, выискивая нужный ключ на связке. Тошимаса удивился, но противиться не стал, молча поднялся и пошел за Сугизо в подсобное помещение, переоборудованное за несколько лет в неплохой чилл-аут. Потом я поменял табличку на двери, объявив перерыв, и вернулся к своим гостям, включил музыку и разлил алкоголь. - Кстати, Тошимаса Хара, Юнэ Сугихара, Йошики Хаяши... мм, Каору Ниикура, если Йо-чан слишком пьян...
- Я еще не пьян!
- Йошики, когда напьется, забывает мое имя и упорно лезет знакомиться, - объяснил я Тошимасе. - Суги ревнует.
- А они?..
- Ага, вместе! - Влез Сугихара.
- Уже семнадцать лет, кстати! - Подхватил его Йошики, положив голову на плечо любимого.
- С ума сойти!.. - Тошимаса был удивлен и восхищен, а я чуть не уплыл в грустные воспоминания... Наверное, Савако так же гордилась бы сейчас, представляя Тошимасе нашу дочку... а, может, не случись тогда того инцидента, мы бы и не встретились с ним...
- Као-кун, что не так? - Обеспокоенно спросил Сугихара.
- Ничего. Простите, я вас покину на минуту, - я чуть улыбнулся. - Не обижать мне Хару-сана! - Я попытался разрядить ситуацию, и, кажется, удалось, но изнутри сердце ломало ребра. Выйдя на крыльцо, я закурил. Воспоминания потихоньку всплывали на поверхность сознания, причиняя боль.
- Као-кун, - на плечо легла широкая теплая ладонь. - Ты без куртки. Простудишься.
- Спасибо, Юнэ. - Я надел заботливо принесенную другом куртку и подкурил новую сигарету.
- Что случилось?
- Там Йошики Тошимасу не изнасилует?
- Нет, они о барабанах говорят... Ну, точнее, Йошики говорит, а этот твой Тошия слушает, широко раскрыв рот! Я не выдержал, - он усмехнулся. - Так как?
- Та... Что с Савако, мм? - Неожиданно вырвалось у меня.
- Савако... - Сугихара тоже закурил. - Она жила у нас где-то год, а потом заболела. Мы сделали все возможное...
- С ней все в порядке?
- Я сожалею, но...
- Она мертва, да? Савако... мертва?! - Голос срывался на нервный шепот. Этого ведь не могло быть... не могло, не могло, не могло!
- Да, Каору. Савако мертва.

Не было лишних криков и воплей. Не было ничего. Я просто затушил сигарету и вернулся в чилл-аут. Отцепив ключ от магазина, я вручил его Сугихаре и попросил закрыть магазин в восемь утра.

- Хара-сан... прошу прощения, но я не могу остаться. Спасибо вам за все. Приятного вечера. - Поклонившись, я вышел из магазина. Не хотелось видеть удивленных и взволнованных больших глаз... было стыдно, но я не мог ничего поделать. Пару кругов по району на полной скорости и домой, напиваться... все, что я сейчас хотел.

*****

- Сугихара-сан, что случилось?
- Тошия-кун, он рассказывал вам о событиях семилетней давности?
- Он ничего мне не рассказывал... мы вообще знакомы всего месяц, лично - неделю.
- А вы дома у него были?
- Не был.
- Ниикура важен вам?

Молчание. Сугихара ждал от Тошимасы немедленного ответа, а тот не знал... Почему его так тянет к Ниикуре? Почему он следит за этим мужчиной? Почему сейчас так переживает? Почему подолгу заглядывается, почему засыпает и просыпается с мыслями о нем... Столько вопросов и ни одного ответа. Но, наверное, важен, раз занимает столько места в повседневности Хары. Глубоко вдохнув, мужчина кивнул.

- Тогда вот вам адрес его квартиры. - Сугихара протянул ему листик.
- Но зачем?
- Сейчас Каору не помешала бы поддержка. К тому же, Рождество... Йо-кун, как думаешь, Тошии под силу вернуть Ниикуре праздник?
- Если он узнал то, о чем я подумал, то, во-первых, ты труп, а во-вторых, зная Ниикуру...
- Тошия-кун, езжайте уже! - Перебил любимого Сугихара и, когда Хара выбежал, поспешно натянув куртку, положил голову на плечо Йошики. - А я думаю, что под силу. Тебе не кажется, что из них получилась бы хорошая пара?
- Ну, Суги, это не нам решать...
- Но мы можем им помочь, ты как?
- Авантюрист хренов.
- Ага!
- Чертова сваха.
- Ага!
- Юнэ, ну не надо. Пусть сами разбираются.
- Думаешь?
- Каору умный кот, не упустит вкусной рыбки.
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:20 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
04.

Кого могло принести ко мне в такую рань, я не мыслил но, так как сидел напротив двери у стенки, а дверь была не на замке, просто пнул ее, распахивая, чуть не ударив посетителя. А потом мои глаза удивленно расширились. Вспомнил солнце - вот и лучик. Откуда у него мой адрес и что он здесь делает? Но решительный шаг внутрь дал мне ясно понять, что Тошимаса не уйдет. Усмехнувшись, я снова приложился к горлышку бутылки, что сжимал в руке, краем глаза наблюдая, как Хара замыкает дверь и садится на пол напротив меня... еще и в упор смотрит мне прямо в глаза. Под этим тяжелым взглядом я почувствовал себя провинившимся ребенком. Отставив бутылку на пол, я закурил.

- Ну чего вы так смотрите, Хара-сан? - Да, мой рассудок был светел, хоть выпил я солидно. Просто тело не слушалось, и язык немножко заплетался. - Да, вот такой вот я непутевый, сижу тут и заливаю горе алкоголем. А не могу я по-другому! Простите. - Отчаянно раздражался я. А Тошимаса молчал и смотрел... и все. Без осуждения, без жалости, без насмешки. Просто внимательно смотрел, ловя каждое мое пьяное слово. - Это почти как тогда... в июле, семь лет назад. Я чувствую свою вину. Я в этом виноват! Ведь мог уехать, мог поговорить, мог предупредить... но я не сделал, я был слишком увлечен своим горем. А сейчас я еще и зол! Мне сказали только сейчас, только через пять лет... Неужели Сугизо думал, что мне все равно? Кстати, это он вас послал? Стоп! Нет... Ну вот зачем вы пришли, а? Я даже придаться горю нормально не могу!
- Я мешаю вам?
- Вообще, да.
- Мм, что ж... Тогда я пойду в другую комнату. - Поднявшись с пола, он снял ботинки на платформе, куртку и прошел в гостиную. Я просто офигел. Не ожидал от этого вечно смущающегося парня такой категоричности... Что Сугихара ему уже навешал там? Поднявшись, я поплелся в кухню. Пить уже не хотелось.
- Чай черный или зеленый?
- Зеленый, пожалуйста, - в голосе я расслышал улыбку и не смог не улыбнуться тоже. Вот что за черт? Чему я радуюсь, когда Савако мертва? Но печалиться я уже просто не мог. Не получалось. Сделав чай, я позвал Тошимасу на кухню и напоил чаем с печеньем. - Ниикура-сан, это вы все готовили для праздника?
- Да, я.
- У вас руки золотые... - И снова это смущение.
- Спасибо, - я улыбнулся и убрал со стола пустую посуду. - Знаете, что, Хара-сан?
- Что?
- Пойдемте спать! Я устал.
- Я, наверное, домой...
- Нет, вы не домой, а в гостиную.
- Хорошо, Ниикура-сан, как скажете, - улыбнулся он. Я расправил в гостиной диван для Тошимасы, но уйти в спальню не мог еще долго, мешая гостю раздеться и лечь уже.
- Хара-сан... спасибо вам большое. Мне стыдно, но спасибо.
- Не стоит, все в порядке. - Он чуть улыбнулся и отвернулся к окну. Через некоторое время он, наверное, подумал, что я ушел... Глубоко вдохнув и выдохнув, он снял свой тонкий свитерок, отвернулся от окна и застыл, смотря на меня. - Ой, простите... я думал, вы уже...
- Нет-нет, это вы меня... Доброй ночи! - Поклонившись, я поспешно вышел. Почему, ну почему от вида полуобнаженного Хары в свете рассветного солнца меня так резко кинуло в жар?! Это все алкоголь, он виноват. Все! Нельзя больше пить, нельзя так напиваться... Против своих мыслей, я достал из бара бутылку виски и ушел в свою спальню. Сонливость как рукой сняло. Откуда же у меня взялись такие замашки?

Я снял с себя футболку и джинсы, надел халат и уселся на подоконник. Когда половина новой пачки сигарет была выкурена, а половина бутылки - выпита, в голову полезли настолько дурные мысли, что это был почти ад. Никогда не думал, что когда-нибудь мне так остро захочется секса! Еще и с незнакомым парнем... Но теперь картинка из сна стала чуть яснее, теперь я мог хоть чуть-чуть представить его тело, и я представлял... почти девичья талия, острые ребра, обтянутые тонкой кожей, бусинки сосков, ошеломляющие ключицы, тонкая шея, плавная линия подбородка, пухлые губы, округлые щеки, огромные немного косые глаза, высокий лоб, прямые волосы до плеч... Выдохнув горький дым, я прикрыл глаза и уткнулся макушкой в стену. Я старался избавиться от глупых мыслей, но у меня ничего не получалось. Мысль о том, что Хара Тошимаса сейчас лежит на моем диване в моей гостиной, соприкасаясь теплой кожей с прохладными простынями, въелась в мозг накрепко. Нельзя было выдавать себя. По-хорошему, сейчас было бы уместно лечь в постель и вырубиться до обеда, но я не мог. Я мастерски контролирую себя на людях, да и вообще, но во сне... Я совершенно не знал, что происходит со мной, пока Тошия мучает меня во снах. Мысли о том, что это мог быть кто-то другой, даже не проскользнуло. Тошия…

- Ниикура-сан, - тихий голос раздался со стороны двери, заставив меня подорваться с подоконника. - Ой... я вас разбудил?
- Нет. А вы чего не спите?
- Сон не идет... Я хотел попросить у вас сигарету.
- Курите?
- Да, балуюсь иногда... Но редко.
- Прошу, - я протянул ему раскрытую пачку, но с места не сдвинулся.
- Знаете... раз нам обоим не спится, предлагаю продолжить посиделки, мм?

О нет, Хара Тошимаса, ты издеваешься надо мной?! Но я не отказался.

- Тогда предлагаю переместиться на лоджию. - Кивнув, я вышел и, прихватив пару бутылок и сигареты, провел гостя на лоджию. Усевшись на татами, я похлопал рядом с собой, приглашая Тошию сесть рядом. Он устроился на уголочке, а я нахмурился и, схватив за талию, с совершенно невозмутимым видом повалил рядом с собой, убрал руки и подкурил две сигареты, одну протянул Харе.

- Предложение о "на ты" еще в силе? - Чуть улыбнувшись, я наклонил голову на бок, рассматривая его удивленное лицо. То ли он еще не отошел от моего выпада на счет татами, то ли уже удивлялся над вопросом...
- В силе.
- Отлично! Тогда мы с тобой официально переходим "на ты" с этого момента и пьем за это, да? - Бодро подвел я. Тошия только кивнул и взял в руки протянутую бутылку.
- Из горла?
- Имеешь что-то против?
- Нет, - он вдруг задорно улыбнулся и, стукнув своей бутылкой об мою, приложился к горлышку.
- Вызов принят! - Усмехнувшись, я последовал его примеру. Через несколько мгновений Хара опустил бутылку и принялся судорожно закуривать выпитое. Потом он забыл о сигарете, во все глаза таращась на меня.
- Нихрена ты пьешь! - Воскликнул он, я лишь пожал плечами и продолжил. Вот так залпом я выпил чуть ли не половину бутылки. Честно, сам не ожидал от себя такого. Просто хотел произвести впечатление. Что ж, я его произвел! Отстранившись, я вдохнул через рот воздух и выдохнул через нос. Закуривать сразу не стал.
- Ну, а теперь поговорим о делах насущных. - Я все-таки достал сигарету.
- О каких?
- У меня к тебе предложение.
- Деловое?
- Не делай из меня извращенца! - Я засмеялся, а в голове мелькали мысли типа "Ну да, Ниикура, не извращенец, как же! А в спальне о чем думал?", но спалиться я не мог. - Так вот. В последнее время я заметил, что бизнес разросся, а я перестал так хорошо контролировать его. Тоору собирается заключить сделку с еще двумя издательствами, а значит, книг будет еще больше! К тому же, он говорил, что у него ко мне тоже есть какое-то предложение... но это детали, я пока не знаю всего. Так вот, я предлагаю тебе устроиться ко мне в магазин помощником. Таким образом, нагружать тебя сильно я не буду, а деньги у тебя появятся. Ну, а если уж ты не ленивый и к работе готов, то могу устроить тебя официантом в кафе, где я пою. К сожалению, это все, что я могу тебе сейчас предложить, но, думаю, для начала - немало.
- Ниикура-сан... мне как-то... неудобно... я...
- Тсс. Я хочу тебе помочь. Твое, конечно, дело - принимать ее или нет, но мое дело... Сам понимаешь, - я развел руками и снова приложился к горлышку. Хара усердно соображал, взвешивал все "за" и "против". Я не торопил его, просто полу-лег и расслабился, выпуская дым в потолок. В итоге он выдохнул и еще ниже опустил голову.
- Мне очень неудобно тебя напрягать, но от предложения я отказаться просто не могу.
- Напрягать? Ты что! Наоборот. Я взвалю на тебя кучу своих обязанностей и буду строгим начальником... - Я во всю улыбался.
- Я сделаю все, что ты скажешь!
- А если скажу спрыгнуть с крыши? - Я усмехнулся, но потом резко распахнул прикрытые глаза... "Иди ко мне, кнопочка!"... Сев, я нервно подкурил и затянулся. - Я не скажу так. Прости, пожалуйста. Бред несу... Чувствую, напиться у меня сегодня не получится, - перевел я тему.
- Это плохо?
- Ну, смотря с какой стороны зайти...
- Хм... Давай попробуем вот с этой, - он скрестил ноги по-турецки и, взяв бутылки в руки, принялся переливать алкоголь из одной в другую. Потом сделал один глоток и передал бутылку мне. - Раз.
- Лесенка?!
- О, да... - На его лице появилась озорная улыбка, а я приложился к горлышку.
- Два!
- Три!
- Четыре!

Бутылка ходила по кругу, лесенка возрастала, а я уже ненавидел алкоголь. И Тошию с его дурацкой идеей. Но было чертовски весело! Оба, кстати, уже были без кофт... Ну, как... Хара без кофты, а я со спущенным халатом – пролил на себя из бутылки. По-хорошему, уже нужно было закончить и сходить в душ, но так не хотелось, было так хорошо и весело...

- Ну же, еще всего семь глотков, и ты победишь! - Восклицал он, пока я давился алкоголем. Потом с пафосным причмоком я отлепился от бутылки и швырнул ее в угол. Пустая. Я выиграл. - Ну вот... пьянь ты!
- Есть такое, ага, - усмехнулся я, подкуривая и откидываясь на спину. Хара лег рядом. - Так, это с меня теперь желание, да?
- О неет!
- О даа! Тошимаса, ты продул мне!
- Черт... ну, давай, загадывай... - Он обреченно вздохнул, а я рассмеялся.
- Да ладно тебе, я ж не монстр! А мое желание... сходи за еще одной бутылкой!
- О, ты монстр! Выпить бутылку виски лесенкой и загадать такое желание! Ты меня удивляяешь.
- А каким должно было быть желание?
- Ну, не знаю... как минимум, поцелуй!
- И это еще я пошлый?!
- А я и не говорил...
- Поцелуй, значит... как минимум, да? А ты так хочешь? - Я чуть прищурился. Если он сейчас скажет, что хочет, то я просто наброшусь на него и затрахаю до полусмерти. От этой мысли стало смешно. Конечно же, ничего подобного я делать не собирался.
- Ниикура-сан! - С укором воскликнул он и спрятал краснеющее лицо в ладонях.
- Прости, прости, - я улыбнулся и, обхватив его руки за запястья, убрал от лица. - Предлагаю больше не пить, мм?
- Почему?
- Я не хочу, чтобы мы с тобой лежали на соседних койках с алкогольным отравлением! - Оба засмеялись.
- Тогда что, просто полежим и поболтаем?
- Ага. Расскажи о себе?
- Та, и рассказывать нечего... родился, учился... Заноза в заднице родителей, - он как-то невесело усмехнулся. - Рокер, алкоголик, курящий, гей, писатель, романтик... еще и страшный до жути! Но они не теряли надежды, что я одумаюсь. Ни-чер-та. Едва стукнуло двадцать три, уехал на Окинаву. Два года тыкался сюда-туда... потом приехал в Киото на месяц. Сейчас, вот, здесь... Ты единственный человек, с которым я за это все время так хорошо общаюсь. Остальные все смеялись, унижали и били или просто не замечали, игнорировали, словно и нет Тошимасы Хары. Но, в принципе, я не виню их. Когда я выбирал себе дорогу, я понимал, что такие через центр города не идут.
- Знаешь, а я больше люблю объездные. – Улыбнулся я, не особо задумываясь над двусмысленностью слов. - Ты очень интересный и хороший человек. Пусть у тебя в жизни все сложится наилучшим образом. - Для чего я это говорил? Для чего сжимал в руке влажные пальцы? Для чего вообще это все?
- Так говоришь, будто прощаешься... - Он чуть улыбнулся, а мне захотелось убрать эту грусть из такой светлой и красивой улыбки... но я понимал, что это все алкоголь. Алкоголь и только!
- Нет, что ты... мы же только познакомились.
- Да... Только познакомились... - Он шумно выдохнул сквозь приоткрытые губы, взволнованный взгляд упирался прямо в мои глаза, а я пытался не потерять голову. Парень был расслаблен и, пожелай я его сейчас прямо здесь взять, наверняка отдался бы... Ох, черт! Эта мысль заставила меня выпустить запястья Тошии и, сев, закурить. Он снова рвано выдохнул и последовал моему примеру. Воцарилось неловкое молчанье.

Как мы уснули, я не помню. Помню только доверчиво прижимающееся ко мне тело и теплое дыхание на шее.

Ночью мне снилась Савако... И аэропорт... Только во сне я не поленился и перешел дорогу. Мы встретились, мы были счастливы, мы отдыхали, смеялись и веселились... А потом я умер. Неожиданно так умер... А Савако осталась с дочерью, выдала ее замуж, нянчила внуков и была верна мне...

Проснулся в холодном поту и... в теплых объятиях Тошии. Хотелось выть, но я молча стиснул зубы, подкурил сигарету и ушел в спальню. Савако хранила бы верность, а я повелся на первого неплохого парня, что посмел приблизиться ко мне. И кто я после этого? Изменщик! Но как на него не повестись, когда выходя из ванной ты чувствуешь запах свежезаваренного кофе и гренок... Чертов Хара Тошимаса, какого хрена появился в моей жизни?! Но при виде его, еще сонного и с похмельем, уголки губ невольно ползут вверх... Может, просто переспать с ним и все пройдет? Но я понимал, что так не выйдет. Меня в этом человеке привлекало не только тело. Он был неповторимым и одним таким на весь мир, перед ним непростительно было устоять! Но Савако бы не изменила.
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:20 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
05.

- Доброе утро, Ниикура-сан, - смущенно пролепетал Тошия, сдерживая улыбку.
- Утро. - Я не мог разделить его энтузиазма. - Мм, как спалось?
- Хорошо спалось. А... тебе? - Замялся парень. Он был не уверен, имеет ли право на трезвую голову обращаться ко мне "на ты", и я бы перебил его, забрал бы свои слова обратно, но воспитание не позволяло.
- К утру замучили кошмары, а так, неплохо. А ты завтрак приготовил, да?
- Да, Ниикура-сан, я подумал...
- Тогда мы кушаем и по своим делам. Оставишь мне номер, чтобы я позвонил тебе после разговора с Тоору на счет должности, идет?
- Я не могу...
- Мы же вчера, кажется, договорились? Или на трезвую голову ты не такой сговорчивый?
- Нет, дело не в том! У меня просто нет телефона.
- Ах, это... Одну минутку, - я кивнул и вышел в гостиную. Через несколько минут копания в ящичках я вернулся в кухню и протянул Харе один из своих древних телефонов. - Держи. Там карточка стоит моя старая, но на нее звонить никто не должен.
- Но Ниикура-сан!..
- Никаких "но". Садись за стол - у меня не так много времени.
- Хорошо...

Завтракали в полной тишине. Было вкусно, но я не мог выдавить из себя и слова, хоть это и было признаком дурного тона. Потом Тошия ушел в душ, а я - собираться. У меня была заслуженная неделя отпуска, которую я собирался провести в Осаке у матери. Триста лет уже там не был, но тут потянуло... Конечно, мы с мамой созванивались и подолгу болтали, но ведь этим не заменить живого общения. Подсчитав, я вспомнил, что в последний раз был там около восьми лет назад. С семьей. Давно... но моя мама была понимающей женщиной и, хоть сердце ее болело и переживало за непутевого сына, на приезде она не настаивала.

- Ниикура-сан...
- А? - Я повернулся на голос со стороны двери и увидел Тошию. И снова он без футболки... и с влажными волосами. Воплощение невинной сексуальности. Он притягивал, манил, порождал желание раскрыть, развернуть его, как книгу, спрятанную в красивой упаковке, и читать, взахлеб читать, впитывая каждый символ... Ох, ну что за наваждение!
- Я... мне очень неудобно наглеть, но... не могли бы вы... - Его голос подрагивал и затихал. Концовку предложения я практически прочитал по губам. И не смог не улыбнуться.
- Хорошо, Тошия, нет проблем. Сложи свою кофту в пакет, а я пока найду что-нибудь подходящее.
- Спасибо, Ниикура-сан! - Кивнув, он убежал на кухню за пакетом, а я кинулся искать кофту для Хара. Какую-нибудь потеплее и получше, чтоб не мерзнул, и чтобы по размеру подходила... Найдя то, что нужно, я вышел в коридор, где на меня буквально налетел Тошимаса.
- Ой, простите! Я...

И почему мне в голову пришла мысль о том, что это идеальный момент для первого поцелуя? Еще и Тошия смотрел так выжидающе и с надеждой... Но ведь это бред! Сивой кобылы.

- Вот, свитерок. Подойдет? - Ниикура, ты просто мастер облома! Поздравляю.
- Спасибо большое! - Не смотря на долю разочарования и грусти, Тошия улыбался и искренне благодарил. Надев свитер прямо передо мной, он стал вертеться возле зеркала в коридоре.
- Тебе идет, - фыркнул я, пытаясь не рассмеяться - слишком уж Хара напоминал девушку, вертясь перед зеркалом. Но... - Все, ты готов? Мне ехать уже.
- Ты уезжаешь куда-то?
- К маме на каникулы, - я усмехнулся.
- А надолго?
- Я вернусь в пятницу, встречусь с Ниимурой и позвоню тебе. Телефон не забудь, кстати.
- Хорошо. Спасибо большое! И... извини, пожалуйста.
- За что?
- За то, что... вот так вот лезу... в твою жизнь... - И снова взгляд в пол.
- Иди уже, недоразумение, - я улыбнулся, подавив вздох. Еще миллион раз поблагодарив и извинившись, Тошимаса наконец-то ушел.

Стараясь сильно не задерживаться в доме, я окончил сборы и вышел на лестничную клетку. Замкнув квартиру, я спустился на улицу, сел в машину и уехал.

В Осаке мама уже ждала меня, накрыв праздничный стол и приготовив мою старую комнату. Но радость от встречи притупляли мысли о Харе и воспоминания о предыдущем визите в этот дом. Я старался не показать переживаний, но мама видела все. На третий день она зашла перед сном в мою комнату и обнаружила меня курящим в форточку. Неодобрительно покачав головой, она села на краешек кровати и молча стала ждать, пока я получу свою дозу никотина на сегодня - днем я не курил, чтобы маму не волновать, зато до глубокой ночи отравлял воздух в спальне горьким дымом, выкуривая одну за другой. И что-то мне подсказывало, что сегодня моя ночь пройдет иначе. Докурив сигарету, я достал другую, но под строгим взглядом мамы, спрятал ее обратно и лег рядом на кровать. Тут же моя голова переместилась к маме на колени. Подавив желание отстраниться, я устроился поудобнее и попытался расслабиться.

- Каору, мальчик мой, что происходит с тобой? - Заботливо поинтересовалась мама.
- А что со мной происходит? - Упал на дурочку я.
- Каору. - В ее голосе послышались стальные нотки, и я без особых усилий в который раз признал, в кого я такой уродился. Мы с мамой были до безобразия похожи!
- Ох, мам... Мне не удастся отвертеться от вечера откровений?
- Нет. Давай все по порядку.
- Да там и рассказывать нечего... В моей жизни творится что-то невообразимое. На днях я узнал, что Савако умерла из-за болезни еще пять лет назад. Самое странное, я не смог, просто не смог даже нормально расстроиться по этому поводу! Пришел Тошия... мам, неделю назад к нам в кафе зашел парень, он рассматривал мою гитару, мы перекинулись парой фраз, он меня похвалил и убежал. Через некоторое время он появился в моем магазине, пожелал что-нибудь особенное, ну, я и предложил ему нашу с Ниимурой книгу. Пожелал за нее невообразимую плату, но не в денежном эквиваленте, не думай... Еще я устраивал рождественский праздник в магазине, ну и, под предлогом скидки, пригласил Тошию. Я хочу, чтобы именно он ее прочитал. За вечер до мероприятия он напросился украшать магазин... мам, это был прекрасный вечер! Мы смеялись, дурачились, пели вместе... магазин получился удивительно красивым, я тебе фотки потом покажу, если захочешь. А потом Тошимаса пришел на Рождество, и ты просто себе не представляешь, что произошло... я пел для него, искал в толпе его, наблюдал за ним, болтал с ним... А потом неожиданно приехали Йошики с Юнэ и мы вчетвером решили выпить. Я вышел покурить, и Сугизо рассказал мне о Савако. Я уехал домой, начал напиваться, а Тошия узнал мой адрес, приехал и остался со мной на ночь. Нет, мы не переспали, мы просто пили вместе, разговаривали, он рассказал о себе, а я предложил ему работать со мной - у него проблемы с деньгами... и с родителями. Черт, мама, он такой... мало того, что невыносимо красивый, так еще и интересный... я не знаю, как описать... он невероятный. Как ребенок, такой искренний, такой хороший... его хочется защищать и оберегать, хранить, как величайшую драгоценность... - Честно, я уже перестал контролировать то, что говорю. С мамой можно быть откровенным, мама не предаст.
- Каору, мальчик мой, - женщина впервые перебила сына, ласково улыбаясь и поглаживая его по голове. - Конечно, я не сторонница таких отношений, но ты влюбляешься в этого Тошию, тебе так не кажется? Чего я не пойму, так это почему ты так говоришь об этом? Как о чем-то невообразимом.
- Мама, во-первых, мы знакомы от силы неделю, во-вторых... это не правильно. Я не хочу изменять Савако. Она оставалась бы верна мне. А я предаю ее, думая о нем...
- Ниикура Каору! Что за чушь ты несешь? Вас с Савако уже давно ничего не связывает, кроме общего прошлого - максимум. К тому же, Савако мертва. Отпусти ее, сынок. Отпусти свое прошлое. Ты же жизнь свою загубишь. У тебя еще все впереди, а ты живешь прошлыми ошибками. Не совершай глупостей, Каору! Не противься, раз он задел что-то внутри тебя.
- Но мам, я не могу, как ты не поймешь...
- Это ты не поймешь! - Да, я уже и забыл, как моя мама умеет ругаться... - Не можешь действовать, хотя бы не отталкивай. Плохой совет, но смирись с тем, что ты чувствуешь к нему. Потом ты поймешь свои чувства, главное, чтобы не было поздно.
- Мама...
- Каору, ты у меня умный мальчик, и я в тебя верю. Я всегда с тобой, поддержу и подскажу. Ничего не бойся. - Мама поднялась, уложила меня, накрыла одеялом и ласково поцеловала в лоб. - Не кури сегодня. Выспись, отдохни. Пусть тебе приснятся добрые сны, сынок. - Она улыбнулась и вышла. Странно, но я уснул практически моментально. А сны были действительно чудесные...

Мне снилось, будто я приезжаю домой, еду в оставленный на Сугизо магазин, а там вместо Юнэ нахожу Тошию. Он радостно улыбается и говорит, что соскучился, называет по имени... "Каору" - так мое имя еще никто не произносил! Потом картинка меняется.
Мы в моем импровизированном чилл-ауте сидим и пьем чай, а потом Тошия вдруг садится близко-близко ко мне и, внимательно заглядывая в глаза, медленно приближается. Его взгляд начинает метаться от глаз к губам, дыхание сбивается, сердце трепещется, как загнанный в клетку воробушек. Судорожно вдыхая воздух, он наконец-то касается моих губ. Так осторожно и нерешительно, он боится, волнуется, но не может противостоять этому чувству, которое согревает сердце. И я не могу. И я отвечаю ему, так же осторожно и ласково, будто это мой самый первый поцелуй в жизни. Хотя, по сути, так и есть, ведь девушки на одну ночь доступа к моим губам никогда не имели. А мне всегда казалось, что губы могут выразить истинные чувства. Я чувствовал себя ребенком, влюбленным юношей, но целоваться с Тошимасой было так правильно...
А потом я вдруг проснулся. Проснулся с улыбкой на все лицо. Настроение было настолько прекрасным, что я готов был летать! Непонятное счастье переполняло. В кухню я практически вбежал, мама готовила у плиты завтрак.

- С добрым утром, мамочка, - я обнял ее со спины и поцеловал в щеку. - Я сейчас помогу. - Отойдя от мамы, я принялся накрывать на стол, напевая под нос какую-то песенку.
- Кто-то проснулся в хорошем настроении?
- В очень хорошем, мамочка!
- Ну, я очень рада. - Мама разложила еду по тарелкам и села за стол.
- Мамуль, я сейчас уезжаю уже.
- Так рано?
- У меня неотложные дела возникли...
- Ох, ну хорошо, хорошо, езжай. - Она лукаво подмигнула мне, на что я закатил глаза, но улыбки не сдержал. - Только осторожнее на дороге и не теряйся, а то опять пропадешь на несколько лет, а я все-таки не девочка уже.
- Ну что ты, мам, - улыбнувшись, я поблагодарил за завтрак и ушел к себе собираться. Через пятнадцать минут я уже стоял возле машины, а мама желала мне удачи.
- Буду ждать вас, - добавила она уже когда я сидел в машине, а мне не составило особого труда понять, кого она имеет под "вас". Улыбнувшись и коротко кивнув, я уехал. Выжимал из бедной машинки самый максимум, хотя бедной назвать ее было нельзя. Домой решил не заезжать, сразу поехал в магазин.
Когда я увидел за прилавком Тошию, моему удивлению просто не было никаких границ. Только умение держать эмоции под контролем помогло мне.

- Хара-сан? - Ну идиот, да, что с меня взять? - Вы решили времени впустую не терять, пока меня нет? Что же, похвально. Но только лишь в том случае, когда это инициатива, а не самодеятельность. Любая идея должна быть одобрена начальством. Но, что уж тут поделать... да и вина в этом не ваша, а Сугихары, поэтому на первый раз прощаю. - А вот это что, а? Я наехал на него, а потом сам же и оправдал? Черт! - Сегодня вы можете продолжать работу, а я найду этого хмыря и наставлю ему рогов. Благодарю за внимание. - Кивнув, я развернулся и направился в сторону книгохранилища, доставая на ходу мобильник. Тошимаса так и не решился сказать мне слова. Но вдруг в моей голове появилась гениальная идея. Повернув, я вошел в чилл-аут, а оттуда через неприметную дверку выбрался в книгохранилище, где за главной дверью и обнаружился Сугихара.
- Угадайте-ка, Юнэ-сан, кто сейчас отгребет по полной программе? - Ласково пропел я ему на ушко и толкнул на дверь, та распахнулась, позволяя Юнэ упасть. - Что за самоделка, Сугихара? - Спокойно говорил я, наклоняясь над ним. Тошия замер за прилавком, жадно следя за мной. Да, такой Ниикура-сан был ему незнаком. - Я же просил закрыть магазин.
- Као-кун, не кипишуй! Это все Ниимура. Приехал и дал мне пизды за то, что...
- Я, кажется, уже предупреждал тебя, и не раз, что материться в моем магазине строго запрещено! - Я чуть повысил голос и, наклонившись, схватил друга за волосы. - И поэтому ты предпочел не позвонить мне, а оставить магазин на незнакомого тебе человека, да?
- Као-кун...
- Тебе так мало Йошики в Лос-Анджелесе, что ты и в Японии не можешь не трахаться с ним сутки напролет?
- Каору...
- Почему ты не позвонил? Хотя, нет, молчи! Все просто: ты - эгоист.
- Я эгоист?! - Вот с этим я уже на самом деле перегнул палку. Убрав мою руку со своих волос, он с легкостью поднялся и прижал меня к дверному косяку. А я особо и не сопротивлялся. - Я эгоист, Каору? А ты? Ты не эгоистично поступил со своей матерью, а? Ты не приезжал к ней восемь лет, Каору, из-за своих гребаных переживаний! Да, они не пустяковые, согласен, но это не повод вгонять женщину в могилу! Когда ты будешь отцом...
- Заткнись. - Тихо и безэмоционально. Это лишь маска, но должный эффект произвела. - И не лезь в мою жизнь. - Вырвавшись из ослабшей хватки, я направился на крыльцо покурить, но посреди магазина остановился и повернулся к Сугихаре. - Вон. - Спокойно приказал я и вышел. Вернулся я внутрь, параллельно разговаривая по телефону с Ниимурой. - Хорошо. Нет, Тоору, я не хочу! Ох, ладно. Подожди. - Зайдя за прилавок, я взял листик и, глянув на Тошию, показал, что мне нужна ручка, попутно выслушивая Ниимуру. Когда ручка оказалась у меня в руках, я благодарно кивнул и принялся записывать время, на которое Тоору назначил нам с Харой встречу. - Сегодня, да? Нет, Тоору, до понедельника не потерпит. Равно так же, как и ты не потерпел, приказав Сугизо открыть магазин. Оправдываться будешь потом. Понял? Нет? Иди в задницу. Нет, это не приглашение. До встречи, мать твою! - Отключив звонок, я тяжело вздохнул и, включив чайник, буквально рухнул в кресло рядом. - Вот только не надо на меня так шокировано смотреть. Понимаю, да, много удивлений за полчаса, но, в конце концов, я не святой, окей? - Все это я говорил не смотря на Хару, а, закончив, поднял на него голову и застал как раз момент смены настроений на его лице. С удивленного оно становилось лукавым.
- Ниикура-сан, а вы на Юнэ-сана наругались за мат, а сами крепенько выражались! - Смеющимися глазами он смотрел на меня с высоты своего... точнее, моего рабочего стула.
- А я в своем магазине имею полное право хоть сексом под прилавком заниматься. - С вызовом ответил я... на свою беду, ибо мысленному взору тут же предстал вид полуобнаженного Тошимасы на этом самом полу. Хорошо, что в этот момент Хара офигевал и искал новые слова, поэтому не заметил, как я закусил губу, прогоняя из головы картинки.
- А как вы с начальником разговариваете? И, разве это не магазин Ниимуры-сана?
- В этот магазин я вложил многим больше, чем он. Да и какой из этого кавайного гнома начальник? Сами увидите вечером, Хара-сан. И, предупреждая следующий вопрос, скажу: вам со мной нельзя разговаривать, как я с Ниимурой. - Я заварил нам обоим чай и удалился в книгохранилище с намерением проработать там до конца рабочего дня.

- Ниикура-сан... Ниикура-сан, проснитесь. Ниикура-сан? - Звал меня Тошимаса, осторожно теребя за плечо. А мне так не хотелось уходить из сна. Сна, в котором был...
- Тошия... - Пробормотал я, и только потом проснулся. Постепенно до меня доходило, что я только что по жесткому спалился, а Хара, надеюсь, не понял этого - наверное, поэтому замер сейчас с совершенно необъяснимым выражением на лице. А у меня внутри тупо разрасталась паника. Я не знал, что делать. Напустить холод и безразличие, тем самым проявив трусость? Наделать глупостей, но узнать какие на вкус его губы? Ох, Тошия... - Спасибо, что разбудили, Хара-сан. - Я кивнул и глянул на часы. - Сейчас я соберусь, и поедем к Ниимуре. Вы ведь не передумали?
- Нет! Ни в коем случае, Ниикура-сан.
- Ну, мало ли... вдруг вас напугало мое поведение. - Я замолчал, а продолжил уже только в машине. - Хара-сан, прошу прощения за сегодняшнее... Все-таки надо было поехать сначала домой и отдохнуть, я этого не сделал, вот и сорвался на Сугихаре, а после вообще уснул.
- Все хорошо, Ниикура-сан. Я все понимаю. - Эта простая фраза вызывала улыбку. Тошия понимает... Но я не мог ее показать. Все развивалось чересчур стремительно. Я не люблю спешки. Хотя с Савако у нас все так и было. Возможно, именно поэтому я так медлил сейчас? Не хотел повторять ошибок? Но, означает ли это, что я принял свои чувства к Тошимасе? И какие они - чувства? Столько вопросов, аж голова кругом...
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:21 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
06.

Встреча была назначена на девять вечера в том кафе, где играл Ниикура вечерами. Усадив меня за столик, за которым сидел обычно, он отошел к барной стойке, но уже скоро вернулся. Он спросил, что я хочу, но, видя мое стеснение, усмехнулся и снова куда-то ушел. Обведя кафе взглядом, я остановился на стеклах. Да, оттуда, откуда я раньше наблюдал за Ниимурой, меня видно не было. Зато мое внимание привлек мужчина, стоявший около двери с сигаретой. Он без капли смущения смотрел прямо на меня каким-то чересчур заинтересованным взглядом. Чего он на меня так сморит?! Неужели, в этой роскоши я выгляжу настолько неуместно, чтобы надо мной можно было насмехаться? Я низко опустил голову как раз в тот момент, когда Ниикура вернулся. Он поставил передо мной чашку с душистым чаем и сел рядом.

- Ниикура-сан, может, я лучше пойду? - Тихо спросил я, не поднимая головы.
- Почему? Ты все же передумал?
- Нет, но... я боюсь, что не вписываюсь в обстановку заведения, да и вообще... вон, как тот господин на меня... - Я поднял голову, кивая в сторону окна, но замер, с недоверием уставившись на приближающегося к нашему столику низкорослого блондина. Это он наблюдал за мной, это он каждый вечер приходил сюда послушать игру Ниикуры, это он - Ниимура Тоору. Сердце ухнуло в пятки, когда Ниикура подтвердил мою догадку, улыбнувшись и поднявшись на ноги, здороваясь. Я замешкался, но все же поднялся вслед за ним и почтительно поклонился.

- Это тот самый покупатель книги? - Даже не успев сесть, спросил Ниимура.
- Это тот самый новый работник моего магазина. - Холодно ответил ему Ниикура.
- Нет, Као, ему ты хочешь продать книгу? - Он все же сел и придвинул к себе чашку Ниикуры.
- Эй, это мой чай! - Вознегодовал тот, но блондина это, кажется, вовсе не волновало. Он сделал пару глотков и поставил чашку на стол, но из рук не выпускал.
- Ты еще не пил из нее, во-первых, а во-вторых, почему ты мне не заказал?
- Не маленький уже. - Бросил Ниикура и поднялся из-за стола. Кажется, он начинал раздражаться.
- Ты уже придумал, что предложишь Каору за книгу? - Обратился ко мне потенциальный начальник.
- Боюсь, мне нечего ему предложить.
- Ошибаешься, - он усмехнулся. - Као продаст ее тебе. Только тебе. - Он хмыкнул и снова приложился к своей чашке. А у меня в голове медленно, но верно стали роиться вопросы. Почему именно мне? Почему только мне? И почему продаст, когда мне нечего предложить? И почему Ниимура не верит мне? Поток вопросов перебил Тоору-сан. - Почему ты хочешь работать с Каору? - Вопрос был неожиданным. Даже слишком.
- Он предложил.
- Хм, даже так? - Скорее, констатация факта. И снова эта странная улыбка. Вообще он странный человек. Но почему Ниикура назвал его кавайным гномом, которого нельзя воспринимать как начальника? Ведь он достаточно успешный, да и вполне серьезный. - А почему ты не хочешь найти другой вариант?
- Но у меня ведь есть этот... зачем искать другой?
- Верно, - довольно протянул Тоору-сан. Как раз в этот момент вернулся Ниикура.
- Ты привез документы? - Хмуро спросил он.
- А если я не возьму твоего Тошимасу на работу? - Он снова отпил из чашки. А я смутился и опустил голову.
- Тогда я уволюсь. - Просто сказал он, а я вскинул голову, ошарашено уставившись на него.
- Почему?! - Вырвалось у меня.
- Потому что. - Он пожал плечами. Казалось, он сам не знал, что заставило его сказать об увольнении. А Ниимура, зло поставив чашку на стол, поднялся и вышел. Я чувствовал себя отвратительно, не столько из-за того, что меня не взяли на работу, как потому, что Ниикура поссорился с Ниимурой. Пока я занимался самобичеванием, Ниикура тоже встал из-за стола и куда-то ушел. Он тоже злится на меня? О нет... Вот что со мной не так?! Почему ж мне так не везет все время? Нечестно же! Глаза предательски защипали. Я собирался уже подняться и уйти, но тут заметил на периферии взгляда какой-то маячивший черный предмет с серыми узорами. Нерешительно подняв голову, я увидел открыто и совсем по-доброму улыбающегося Ниимуру Тоору, тянущего ко мне папку. Такую картину и застал Ниикура, когда вернулся с тремя бокалами вина.
- Тоору, ты козел. - Улыбнулся он.
- Я знаю, - довольно кивнул он и обратился уже ко мне. - Еще не передумал?
- Нет, конечно! - Я улыбнулся, на миг забыв о своем смущении, зараженный всеобщим весельем. Господи, я уже думал, все, конец! Как же хорошо, что я ошибся.
- Чуть не довел Хару-сана до белого каления! - Сердито пробубнил Ниикура.
- Ой, а сам-то? Такой весь хмурый и серьезный. Старый хрен!
- Так, а ну не подрывай мне репутацию! И не выражайся, необразованность.
- Зато теперь Тошимаса вдвойне рад.

Я слушал перепалку мужчин и улыбался. Они были хорошими друзьями и, наверняка, дружили уже не первый год. Наверное, столько всего пережили вместе... А я был, действительно, очень рад. Теперь у меня будет дело, деньги и, главное - Ниикура рядом. В смысле, теперь можно будет общаться с ним, наблюдать за ним, узнавать ближе. Может, когда-нибудь я даже смогу стать для него другом, не как Тоору-сан, конечно, но все же. Очень некстати вспомнилось наличие того события, произошедшего семь или восемь лет назад. Наверное, Ниимура знал о нем, наверное, был рядом и поддерживал. Жаль, что меня тогда не было в жизни Ниикуры. Я бы не допустил или просто помог бы и сейчас мог бы так же общаться с ним.

- Тошия, а ты чего притих?
- Простите, Ниимура-сан, я задумался...
- О чем? - Пытливый Ниимура не сводил с меня взгляда. А я смутился. Ну, не рассказывать же ему, что думал я о Ниикуре! Еще и в присутствии самого предмета размышлений. - О Ниикуре мечтаешь, что ли? - Усмехнулся он, а я еще ниже опустил голову.
- Тоору, не смущай человека, извращенец чертов! - Одернул его Ниикура.
- Но Као, он же так мило смущается, разве не замечаешь? Такой кавайный.
- Это ты кавайный, тебя в этом никто не переплюнет!
- Я не кавайный! - Возмутился Тоору-сан.
- Кавайный-кавайный, и не спорь.
- Ниикура, ой, нарываешься...
- А что ты мне сделаешь, гном?
- Задницу надеру! И я не гном.
- Мм, подставить?

Я думал, что просто сгорю от стыда и смущения. Они так странно шутили... Это было слишком непривычно! Ой, а вдруг они... не просто... друзья? Странно, но эта мысль была мне неприятна.

- А вы, что?.. - Тихо подал голос я.
- О нет! Чтобы я да с Ниикурой? Ни за что!
- Почему? Он такой плохой?
- А ты уже присматриваешься? - Он усмехнулся, а я отчаянно пожелал провалиться сквозь землю.
- Хана тебе, Ниимура. Хара-сан, дело в том, что этот кавайный гном считает меня редкостным идиотом и вообще козлом. К тому же, я не в его вкусе. Он предпочитает красноволосых чертей.
- К слову о красных волосах! Думаю, Тошимасе бы пошло.
- Нет, с ума сошел? Не красный, точно. Вот синий – да, это еще можно, но красный! Только твоему Даю он идеально подходит.

Я сглотнул и отпил из своего бокала. Это же чистой воды безумие! Не зря его Ниикура извращенцем называет... Я снова сделал несколько больших глотков из бокала.

- Эй, не пей столько! Ниикуре тебя еще домой везти.
- Но я сам могу...
- Да нет, к чему такие жертвы? Мне не сложно. - Ниикура улыбнулся.
- Так, ладно. Хорошо с вами, но меня Дай уже заждался, наверное. Подписывайте скорее документы, и я поеду уже.
- А Дай это...
- Угу. - Ниикура кивнул, ставя подписи на документах, и передал их мне. Я расписался и закрыл папку, протянул ее Ниимуре.
- Ну, ладно. Као объяснит тебе что да как, а в понедельник я заеду, проверю, как идут дела.
- Хорошо. Спасибо, Ниимура-сан! - Я поднялся и поклонился.
- Пожалуйста. - Он пожал плечами и тоже поднялся. - Всего доброго. - И ушел.
- Ну, все нормально?
- Да. Спасибо вам огромное, Ниикура-сан! Надеюсь, я смогу удержаться на этой работе дольше, чем на предыдущих. И сделаю все, чтобы не подвести вас! - Выпалил я, а Ниикура тихо засмеялся.
- Еще по бокальчику?
- Я же тогда ключом в замок не попаду! - Я тоже засмеялся.
- Я помогу. Или ко мне поедешь. - Он перешел "на ты", а я улыбнулся шире, заметив это.
- Но не могу же я у вас поселиться. Да и пить так много нельзя.
- Хорошо, тогда поехали. - Он кивнул и поднялся.
- А как... вы же выпили. - Дошло до меня уже когда мы сели в машину.
- Боишься со мной ехать?
- Боюсь, чтобы мы в аварию не попали.
- Не бойся.
- Хорошо...

Он улыбнулся, кивнул сем себе и завел мотор. Машина с тихим урчанием поехала по дороге, а я понял, что не назвал адрес, но потом решил, что Ниикура спросит сам, если что, и расслабился, получая удовольствие от езды.

- Предлагаю немного покататься по городу, ты как?
- Поехали.
- Одежда теплая?
- Да.

Довольно улыбнувшись, он нажал на какую-то кнопку, и с тихим жужжанием крыша откинулась назад. Вопрос: как?! Это, вроде, не кабриолет...

- Мне удалось тебя шокировать?
- В очередной раз! - Засмеялся я. Отчего-то стало настолько радостно и весело, как-то легко. Ниикура тоже улыбался, периодически поглядывая на меня. А мне, наверное, вино ударило в голову? Ниикура вел быстро, но плавно, ветер ласкал тело, трепал волосы, создавалось ощущение, что мы не едем, а летим над дорогой. Я терялся в ощущениях. Столько удовольствия сразу... разве это возможно, тем более, в моем случае? Но я мысленно одергивал себя - нельзя, чтобы такое хорошее настроение испортилось какими-то глупыми мыслями. Но скоро машина остановилась. Я открыл глаза и сложил до того расставленные в стороны, как крылья, руки.

- Пойдем.
- Куда?
- Выходи давай, сейчас увидишь.

Я послушно вышел из машины, Ниикура закрыл ее и пошел вперед, навстречу лесу. Мы шли, постепенно ускоряя шаг, а потом и вовсе побежали, спотыкаясь, и хватая друг друга за руку. На опушку выбежали, держась за руки, и тут же я поскользнулся на влажной траве. Я бы непременно упал вниз, полетел бы с обрыва на скалы, если бы Ниимура не схватил меня крепче и притянул к себе. От страха я закрыл глаза, а, когда открыл, понял, что мы стоим в обнимку почти на самом краю обрыва. Ниикура смотрел серьезно, но все равно с легкой улыбкой. Я тоже чуть улыбнулся. Оба старались привести дыхание в порядок, но получалось плохо. А еще все было странно. Ночь, лес, обрыв, тяжелое дыхание, безумные глаза, сильные горячие руки на талии, судорожно сжимающие меня. Ниикура так близко... А потом он вдруг потянулся рукой к моему лицу и осторожно убрал с глаз прядь. Но почти тут же отстранился.

- Красиво, правда? - Спросил он, указывая рукой на огоньки Токио вдали.
- Правда. Ты часто сюда приезжаешь? - Мне показалось, что "вы" в этой почти интимной обстановке прозвучит неуместно, к тому же, в прошлый раз Ниикура мне разрешил.
- Да нет, не очень. Так, когда подумать хочется или просто отдохнуть от города.
- А сейчас чего хочется?

Ниикура глубоко задумался. Пару раз открывал рот, чтобы что-то сказать, но только качал головой и как-то грустно улыбался.

- А сейчас я с тобой. - Наконец изрек он.
- И что?
- И мне захотелось показать тебе эту красоту.
- Почему?
- Не знаю. - Он повернулся и стал смотреть мне прямо в глаза. Я начинал смущаться, но прервать зрительный контакт не мог.
- У вас глаза красивые. - Отчего-то хрипло сказал я, а он чуть улыбнулся.
- Спасибо. - Он продолжал смотреть мне в глаза, и что-то в них было... Но я даже не знаю, что. Зато я понял: второго такого взгляда в природе категорически не существует! Потом Ниикура как-то печально поджал губы и отвернулся, а потом улыбнулся, достал сигарету и закурил. Хотел бы я знать, вокруг чего сейчас крутятся мысли этого восхитительного человека... - Ну что, поехали? - Через время произнес он.
- Поехали.

Медленно бредя через лес, мы добрались до машины, сели в нее, но уехать никуда не смогли.

- Черт, идиот!
- Что случилось?
- Бензин, черт бы его побрал! - Достав телефон из кармана, он стал кому-то звонить, периодически комментируя. - Ниимура, гребаная секс-машина! - Злился он. - Вот слышит же, засранец, наверное, но не отвечает козел. Как же, ведь Дайске обидится. - Снова звонок. На этот раз ответили. - Ошикава? Привет. Такое дело, я за городом, у меня бензин закончился. Не могу выбраться. Черт. А завтра она уже будет у тебя? В восемь? Хорошо. Я там, где ты показал мне когда-то. Да-да, лес, обрыв. Хорошо, Йоши, жду. Спасибо. - Он отключился и посмотрел на меня. - У меня плохие новости.
- Нам придется ночевать тут?
- Угу. - Он хмуро кивнул. А мне нравился такой расклад!
- Романтика, - хихикнул я.
- Тебе романтики хочется? Ну, подожди, я тебе сейчас как устрою такую романтику, неделю помнить будешь! - Он говорил весело и задорно, а потом подмигнул мне, открыл багажник и вылез из машины. Я сидел, низко опустив голову и улыбаясь от уха до уха. Зачем я это ляпнул? Кто меня тянул за язык? Стыдно, с одной стороны, а с другой - жутко интересно! Для меня раньше никто романтики не устраивал, а в исполнении Ниикуры это должно быть впечатляюще! Ну, если, конечно, это не шутка или подкол. Минут через двадцать Ниикура снова вернулся в машину. - Ну, готов к романтике? - Улыбнулся он. А я снова засмущался.
- Готов.
- Хорошо. - Он снова вышел из машины, обошел ее, открыл дверцу и подал мне руку. Он помог мне выбраться из машины, закрыл дверцу и прикрыл мои глаза руками.
- Что ты делаешь? - Тихо спросил я, волны дрожи проходили по моему телу.
- Тсс, я ничего плохого не сделаю. - Поддерживая меня, он повел вперед. Я аккуратно переступал ногами, стараясь идти быстрее. - Не спеши. - Шепнул он. Я продолжал идти, но вдруг споткнулся и вскрикнул, испугавшись, но Ниикура крепко прижал меня к себе. - Не бойся.

Скоро мы пришли туда, куда Ниикура меня вел, и остановились. Он снова осмотрел результат своих стараний и, довольно улыбнувшись, переложил свои руки с моих глаз на плечи.

- Можно открывать? - Шепотом спросил я.
- Да, открывай.
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:21 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
07.

Я поднял веки и не смог сдержать восхищенного выдоха. На поляне горел небольшой костерчик, рядом был расстелен красный клетчатый плед, на котором стояла корзинка с фруктами, двумя бутылками вина и бокалами. Еще немного в стороне лежала его гитара. Неужели сегодня Ниикура будет играть только для меня? Представив это, я задержал дыхание.

- Нравится?
- Нравится. Очень-очень!
- Ну, тогда я очень рад и приглашаю тебя к нашему импровизированному столу.

Я улыбнулся и аккуратно присел на краешек пледа. Ниикура рядом прилег, достал из корзинки вино и бокалы, открыл и налил.

- Предлагаю выпить за твою новую работу и моего нового сотрудника. - Он в очередной раз улыбнулся и отсалютовал мне бокалом, а я залюбовался этой улыбкой. Такая красивая, светлая, открытая, добрая... Я тоже улыбнулся и отпил из своего бокала, но в голову пришла мысль, что моя улыбка и в подметки не идет к улыбке Ниикуры. Но...
- Тошия, у тебя чудесная улыбка. - Неожиданно произнес он.
- Спасибо, - я смутился еще больше. - Мне нравится ваша улыбка. - Тихо проговорил я, неосознанно обращаясь в уважительной форме.
- Спасибо, - он тоже, кажется, смутился, но поспешил скрыть это за суетой. - Смотри. - Он достал из корзинки ножик и нарезал яблоко дольками, потом из той же чудо-корзинки, в которой было, наверное, все, изъял какие-то длинные металлические спицы, нанизал на них дольки и ткнул в огонь, периодически вращая спицу в руке. Потом он поднес ее к лицу и стал дуть на поджаренные яблоки, затем аккуратно подцепил одну дольку зубами, стянул со спицы и скушал. - Я, конечно, свежие фрукты люблю больше, но иногда можно. Это вкусно. Попробуй. - И он протянул мне яблоко, спицу и нож. Меня охватила паника - ножом пользоваться я боялся, после одного случая в жизни.
- Н-нет, спасибо... я так, свежие.
- Почему?
- Нуу... - Я не знал, что сказать. Очень не хотелось выглядеть в глазах Ниикуры трусом. Но он улыбнулся.
- Нарезать? - Он внимательно проследил за тем, как я смутился и потупил взгляд. Улыбнулся и нарезал яблоко, нанизал его, поджарил и протянул мне.
- Спасибо, - пробормотал я, принимая спицу и пробуя кусочек поджаренного яблока. Странно, но мне понравилось, даже очень. - Да, правда, очень вкусно! - Я улыбнулся.

Кивнув, Ниикура достал из корзинки салфетку и несколько яблок, нарезал их и спрятал нож. Затем он снова наполнил бокалы и устроился поудобнее. Немного подумав, я тоже прилег и попробовал нанизать на спицу фрукты. Получилось. И даже получилось поджарить вкусно. Я чувствовал какую-то гордость и радость, что смог сделать что-то сам!

Первая бутылка скоро была опустошена, а к яблокам добавились бананы и еще какие-то фрукты. Мы их зажаривали и кушали, периодически пили вино, но почти не разговаривали, впрочем, было и так хорошо, видя его улыбку и несмело улыбаясь в ответ, ловить странные взгляды и смущаться... Это было странно, но восхитительно. Я был счастлив в этот момент.

Но, видимо, я много выпил, потому что очередную спицу нанизал с трудом. Стал жарить и не рассчитал. Пальцы обняло огнем, а с губ сорвался вскрик. Выронив спицу с фруктами, я стал судорожно дуть на пальцы. Меня остановило осторожное прикосновение к здоровой руке. Подняв голову, я увидел взволнованное лицо Ниикуры.

- Болит? - Спросил он, а я кивнул. Вдруг в его глазах появилась лукавинка. - Давай поцелую, чтоб не болело? - Он чуть улыбнулся.

Я был удивлен, слишком удивлен, чтобы противостоять тому, как Ниикура легко и ненавязчиво потянул обожженную руку к себе. Он аккуратно расправил мои пальцы и, мимолетно взглянув на меня, осторожно коснулся своими губами обожженных подушечек пальцев. Я следил за его действиями, замерев, стараясь даже не дышать, весь обратился в чувство. А Ниикура целовал мои пальцы, чуть прикрыв глаза. Длинные волосы спадали на лицо, касаясь моего запястья. Время, кажется, замерло и в то же время невероятно ускорилось. Я даже не заметил, как на лицо опустились несколько тяжелых холодных капель. А вот Ниикура, кажется, это почувствовал. Оторвав голову от моей руки, он раскрыл глаза и посмотрел на небо, закинув голову. Длинные волнистые волосы рассыпались по плечам и спине, вызывая у меня восторженный выдох. Быстро я поспешил отвести взгляд, тоже подняв голову. Но мысли то и дело возвращались к красивой шее, идеальным локонам, поцелуям на коже… Черный бархат поглощал любые признаки дождя, но я теперь чувствовал капли на своем лице.

- Нужно идти в машину.
- Хорошо.

Поднявшись, мы молча собрались, решив не тушить костер - дождь сделает это за нас. Ниикура не позволил мне ничего нести, взял все сам, еще и приказал мне держаться за него. До машины практически добежали, так как дождь уже разыгрался во всю силу. В салон забрались мокрые, запыхавшиеся и улыбающиеся. Было весело, но где-то царапала мысль, что послушать, как Ниикура играет для меня, мне не удастся. И снова я ошибся! Стянув с себя лиловые боты и пальто, он разложил сидение, замкнул машину и улыбнулся.

- Продолжаем банкет? Или ты устал?
- Нет, продолжаем!
- Хорошо, - мы засмеялись. - Только сначала... - он перегнулся и достал из бардачка какой-то тюбик. - Вот. Дай руку. - Он снял крышечку с мази, а я протянул ему обожженную руку. Аккуратными движениями он намазал мои пальцы жирным кремом и снова улыбнулся. - Чудесное средство. Рука быстро перестанет болеть и ожогов не останется.
- Спасибо. - Я улыбнулся и, последовав его примеру, разулся, снял куртку и разложил кресло. Ниикура снова наполнил бокалы и, привычно отсалютовав мне, осушил свой. Я снова последовал его примеру. А он взял наконец-то в руки гитару.

О, какое же счастье – слышать, как Ниикура Каору играет! Прям верх блаженства. Я бы хотел слышать его вечно... Чтобы Каору играл только для меня, чтобы тихо подпевал, чтобы изредка улыбался, тепло поглядывал, дурачился, строил забавные рожицы... только для меня. Но тут я зажал себе рот руками. Осознание пришло поздно, но когда пришло, меня в который раз за сутки охватила паника. Почему я так думаю? Как я смею хотеть такого от совершенно чужого человека? Почему назвал по имени, хоть и просто в мыслях? Кто он мне, кто я ему? Всего лишь знакомые. Теперь сотрудники. Но это ведь не значит... у нормального человека не могут появляться такие мысли! Господи, что со мной не так?! Что не так... Самое страшное - это то, что внимательный Ниикура заметил смену настроения.

- Тошия, - тихо позвал он, а я зажмурился, закрывшись волосами. Было нестерпимо стыдно, особенно за то, что при мыслях о таком мне становилось хорошо. Это же уже совсем ни в какие ворота! - Эй, Тошия, - он легко коснулся рукой моих волос, скользнул на шею, оттуда - на подбородок, поднял его пальцами. - Тошия, открой глаза, пожалуйста. - Тихо попросил он. Ох, ну как я могу отказать, когда так по-человечески просят? Вздохнув, я разлепил тяжелые веки. Я боялся, что в моих глазах Ниикура увидит тени тех мыслей. - Спасибо. Что случилось, расскажешь?
- Мм, - я облизал сухие губы. - Ничего особенного. Просто думать вредно...
- Не всегда. Хотя, смотря о чем думать. В каком-то плане я с тобой согласен. Но иногда думать о вредном все же надо. Главное, чтобы мысли не поглотили слишком глубоко. – Он на миг задумался о чем-то, но потом решительно кивнул и снова посмотрел на меня. - А почему вдруг? Ты сидел, вроде все хорошо было, а потом так внезапно смена настроения...
- А, та... Это все музыка.
- Сыграть что-нибудь беззаботное и доброе? - Он улыбнулся.
- Пожалуйста.
- А ты мне подпоешь?
- О нет, я не умею петь!
- Да брось, я же не заставляю тебя перед огромным залом выступать. Тут только я.
- Ну, хорошо. - Смотря на его улыбку и слушая уверенные интонации голоса, я сдался. Правда, я бы лучше перед тысячью людей выступил, чем облажался перед Ниикурой. - Но только если знаю слова.
- Я думаю, ты знаешь эту песню. - Он снова улыбнулся и заиграл.

The Beatles! Yellow Submarine! О, конечно же, я знал эту песню, хоть и не был таким уж ярым фанатом творчества Битлов. Скоро я и вправду начал подпевать сначала шепотом, потом в полголоса и, наконец, я расслабился и пел с ним наравне. Снова мы смеялись, сбивались, пели, пили. А за окном хлестал сильнейший ливень, завывал ветер, сгибая деревья к земле. Погода бушевала, а нам было хорошо! Но усталость брала свое, и скоро Ниикура отложил гитару. Он достал плед и протянул его мне.

- А как же ты?
- А мне под пальто тепло будет.
- Точно?
- Угу. Ложись давай.

Улегшись, я накрылся пледом и уставился на укладывающегося Ниикуру. Он лег и тоже стал смотреть на меня. Снова глаза в глаза. Его взгляд такой спокойный, теплый, уверенный, умиротворенный. Я не смог сдержать улыбки, но зато попытался проигнорировать сбившееся дыхание. Взгляд гипнотизировал.

- Ну вот, ты солгал мне. – Ворчливо сказал он, пряча улыбку за оттопыренной губой.
- Когда?! – Я в упор не помнил и был ошарашен.
- Когда сказал, что не умеешь петь. Ты умеешь петь и твое пение по-особенному красиво, потому что ты поешь душой. – Он говорил очень серьезно, а я в очередной раз смущался. Таких комплиментов мне никто и никогда не говорил… быть может, потому, что мне вообще не делали никогда комплиментов?
- Спасибо.
- Тебе спасибо. Хотя… о, я придумал!
- Что?
- Я хочу услышать, как ты играешь на басу! У меня есть друг, который раньше был басистом в моей группе, поэтому я мог бы попросить у него ее на какое-то время одну из гитар.
- Но ведь это его… кто я ему, чтобы он мне давал свою гитару?
- А почему обязательно нужно быть кем-то, что-то значить? Мне кажется, нет. Тем более, в нашей компании. Если попал к нам, не стоит заморачиваться над такими пустяками как "кто я и что значу". По себе знаю, в кампании всегда найдется тот, для кого ты не просто "кто-то", для кого действительно значишь. Я в свое время тоже был кем-то непонятным и чужим, да все так были! Но мне, вот, Тоору помог, для него я стал другом, как и он для меня. Я тоже долгое время пытался найти такого человека, которому хотел бы помочь. Знаешь, кажется, я нашел его. - Снова эта невероятно добрая улыбка. А я не знал себя от счастья. Каору поможет мне, разрешит стать другом, стать таким, как он! Разве может в жизни быть что-то лучше внимания Ниикуры?! Я в это не верю. Поджав ноги к груди, я улыбался, пряча лицо под пледом, пока Ниикура не сдернул его с меня наполовину. – Хочу видеть твою улыбку! – Капризно заявил он, а я рассмеялся. Оказалось, очень даже заразительно, потому что, прыснув, Ниикура скоро присоединился ко мне. Но потом замолчал, смотря на меня. – Так что? Я могу надеяться на то, чтобы услышать твою игру?
- Ох, ты и мертвого уговоришь!
- Ты, правда, согласен?
- Согласен, согласен.
- Спасибо. А теперь давай спать, мм?
- Давай. – Я кивнул и, подвинувшись на край сидения, накрыл Ниикуру другим концом пледа, перевернув тот горизонтально. Странно, но Ниикура не протестовал. Просто тоже подвинулся ближе к краю и улыбнулся.
- Спасибо.
- Доброй ночи.
- Доброй.

Я закрыл глаза, а через несколько секунд почувствовал легкий поцелуй в макушку. Улыбнулся… в который раз за сутки? Но открывать глаз не стал.
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:22 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
08.

Разбудил меня тихий мат и мерное качание со стороны в сторону. Не открывая глаз, я попробовал вспомнить, что вообще было. Воспоминания заставили улыбнуться. Ниикура даже из происшествия сделает нечто волшебное! Надеюсь, мне это все не приснилось… Но, вслушавшись в бубнеж, я понял: не приснилось. Спрятав улыбку, я раскрыл глаза.

- Черт, Йоши! Ну не мог я встать в другом месте. Да сам знаю, что мудак. Я ж не думал, что будет такой сильный дождь! Заткнись уже и вытащи меня, а то сейчас своим трепом… - Он повернулся в мою сторону. – Ну вот, Йоши, из-за тебя я разбудил Тошию. Блять, Ошикава! Ты вытаскивать меня собираешься или как? Угу. Жду. – Положив телефон, он поправил волосы и уже с улыбкой повернулся ко мне. – Выспался?
- Кажется, да. Никогда еще не спал в машине.
- О, так я у тебя первый?! – Усмехнулся Ниикура, а я отчаянно пожелал провалиться сквозь землю. – Ох, черт, прости. Я идиот. Я забыл, прости. – Он взял меня за запястья и убрал мои руки от лица. – Прости меня, Тошия. – Он был предельно серьезен. А еще взял вдруг и заправил мне за ухо волосы, за которыми я от него еще секунду назад прятался. – Эй, посмотри на меня, пожалуйста. – Совершив над собой усилие, я все же приоткрыл плотно зажмуренные глаза. И еле удержался от того, чтобы сей же миг не закрыть их обратно. Ниикура находился совсем рядом, взволнованный и раскаивающийся, он нервно покусывал свою губу, продолжая держать мои руки.
- Ничего страшного, Ниикура-сан, я привыкну… - Промямлил я, стараясь не смотреть на его губы. Но, черт, они же у него такие… такие… Мы сидели, смотря друг другу в глаза, пока тишину не разрезала громкая мелодия сотового – Ниикура аж вздрогнул. Поспешно отвернулся, выпустил мои руки и, чуть не выронив телефон, ответил.
- Ошикава, ты там цепляешься? – Он повернулся назад и посмотрел в заднее стекло. – Угу, быстрее давай, мне домой надо. Нет, Йоши, я не хочу сегодня оставаться у тебя. Потому что я устал, мать твою, неужели сложно понять? К тому же, мне еще работать надо – меня неделю не было… О, ну прекрасно! Всегда мечтал, чтобы ты мне рот затыкал. – Ниикура снова отложил телефон и тяжело вздохнул. – Йоши хотел позвать нас к себе, чтобы познакомиться с тобой. Ты как? Или тебя домой отвезти?
- Не знаю, - или знаю? До безумия хотелось провести еще время с Ниикурой, познакомиться с его другом, однако я очень не хотел надоедать и навязываться, но… - Дома мне нечего делать, но ведь тебе нужно отдохнуть, да и я надоедать не хочу. – Не солгал я, а он только улыбнулся и взял в руки телефон.
- Ошикава, твое предложение все еще в силе? Да-да, Йоши, мы не против. Да. Ты там скоро? Ладно, старайся. – Он отключился и снова посмотрел на меня. – Дождь был слишком сильный, и машина намертво застряла в грязи, к тому же, правое переднее колесо отчего-то не работает. Но Ошикава - гений во всем, что касается машин! Поэтому скоро мы уже будем сидеть у него на кухне и пить что-нибудь. Зная Ошикаву, могу сказать, что это будет не чай. Ох, ты совсем со мной сопьешься! – Болтал он, а я счастливо улыбался, внутренне трепеща и дрожа от восторга. Черт, он невероятный! Единственное, что меня смущало – это собственное желание поцеловать. Оно сводило с ума, и мне было все сложнее бороться с ним. А еще до одури хотелось ответить что-то в духе того, что с ним я и спиться готов, и состариться. Но я постарался избавиться от глупых мыслей, по крайней мере, при самом Ниикуре. Нужно взять себя в руки. Но тут машину особо резко дернуло, и она практически вылетела со своего плена, как пробка из шампанского. - Ну наконец-то! - Воскликнул Ниикура и выскочил из машины. Я улыбнулся и последовал его примеру.
- Мать твою, Хара?!
- Вот черт...
- Да-да, именно он! Ты где шляешься? Твои родители тебя обыскались уже, даже морги обзванивали.
- Ох, какая забота.
- Не дерзи мне.
- Не указывай мне.
- Позвони домой.
- Мой дом там, где я захочу.
- Хара!
- Зенджи!
- О, ты невыносим.
- Спасибо за комплимент.
- Эй, ребят? - Подал голос Ниикура. Вот черт... что это я тут устроил? Закатил истерику Зенджи при Ниикуре... идиот! - А вы знакомы?
- Ха! Я женат на его двоюродной сестре.
- Ого, как тесен мир.
- Ниикура-сан, извините, пожалуйста, но не могли бы вы подвезти меня до дороги? Я домой поеду.
- Да-да, садись, я отвезу тебя. - Он подождал, пока я сяду, что-то сказал Ошикаве, они пару раз обнялись, и Ниикура вернулся в салон. - Давай адрес. - Он повернулся ко мне, я продиктовал адрес, немного смутившись. - О, да это же совсем рядом со мной! И как это я тебя раньше не замечал?
- Вы обычно проходили мимо, разговаривая по телефону. - Я окончательно смутился.
- Эй, хватит мне выкать. Не такой уж я и старик.
- Хорошо, прости. И прости, что планы твои испортил...
- Да ничего, я и машину помыть, и выпить у себя могу.
- Может, тебе помочь?
- Выпьешь со мной?
- Машину помыть! - Я засмеялся. Даа, Ниикура выпить любит.
- Помоги, я только за. - Улыбнувшись, он, наконец, выехал на трассу и повел машину к городу. - Знаешь, мне кажется, ты должен позвонить маме.
- У меня нет номера.
- Возьми у Ошикавы.
- Нет. Понимаешь, у нас не такие отношения в семье, чтобы я звонил им или приезжал к ним в уик-энд.
- Рано или поздно тебе понадобится их помощь.
- Например?
- Например, перед свадьбой.
- Я не собираюсь жениться.
- Ну, знаешь ли... Сугизо тоже не собирался, после первого неудачного опыта.
- Что?! У Сугихары-сана и Хаяши-сана была свадьба?!
- О, еще какая! А из Йошики получилась восхитительная невеста.
- Очуметь! Вы ненормальные!
- Что-то не так?
- Нет, что ты, это же здорово!
- О, ну спасибо. - Ниикура засмеялся, а я заслушался этим восхитительным звуком. Ниикура... он идеален! - Эй, Тошия, ты еще здесь?
- А? Ой, прости, я... задумался. - И снова я позорно краснею, а он лишь понимающе улыбается. Неужели меня так легко раскусить?..
- Ничего страшного. Скажи, а у тебя когда-нибудь были девушки? - Покусывая губу, спросил он. Сказать, что я был удивлен этим вопросом - ничего не сказать.
- Нет, у меня никогда не было девушек. Была одна подруга в средней школе, но она уехала куда-то и больше я о ней ничего не слышал. А матери она нравилась. Мать все хотела поженить нас, - я засмеялся, вспоминая.
- А когда ты понял, что ты гей?
- Да не знаю... - Меня удивила легкость, с которой он говорил об этом. - Просто однажды я влюбился.
- И как оно?
- Он был идеалом, а я - никем. Впрочем, с тех пор мало, что поменялось.
- Но все-таки ведь поменялось.
- Что?! Я о нем больше не слышал, а касательно себя... как был ничтожеством, так и остался.
- Ты ошибаешься, Тошия. Ты совсем не ничтожество. Ты очень хороший и интересный человек, быстро учишься, да и вообще... Блять, я не умею делать комплименты, но ты ни в коем случае не ничтожество. И мне очень хочется узнать тебя настолько хорошо, как ты позволишь. - Он говорил тихо, смотря на дорогу и совсем не улыбаясь, а я ловил каждое его слово. Такого мне еще никто и никогда не говорил.
- Ты правда так думаешь?
- Тошия, я никогда не лгу, да и смысл?
- Спасибо...
- За правду не благодарят. Выброси из головы весь этот бред, пожалуйста. А сейчас... - Он наконец-то улыбнулся. - Станция петушки, выгребай свои мешки.
- Что?
- Приехали, говорю. - Он засмеялся. - Выходи. Сейчас пойдешь в душ, а я пока что-нибудь покушать приготовлю. Потом пойдем машину мыть. Идет?
- Да, хорошо. - Улыбаясь, я вышел из машины и направился за Ниикурой, невольно рассматривая его. Спину, попу, ноги... Рассматривал и смущался своей наглости и бесстыдности, но поделать с собой ничего не мог. Все с точностью так, как тогда... я влюбился в идеал, а сам... но ведь Ниикура сказал, что я хороший... хочется верить ему. Он надежный и сильный.
- Тошия, ну ты заходишь?
- Ой... я снова задумался.
- Думать вредно. - Он подмигнул мне и скрылся за дверью в спальню. Пока я разулся и снял пальто, он вышел и вручил мне полотенце и чистую одежду. - Давай в душ и на кухню.
- Спасибо. - Я улыбнулся, взял из его рук вещи и направился в ванную. Там я разделся и осмотрел свое тело. За месяц все синяки почти по проходили, и кожа снова стала как новая. Я принял душ, обмотал бедра полотенцем и снова стал к зеркалу, пытаясь уложить влажные волосы, чтобы они правильно высохли. Вдруг полотенце соскользнуло с бедер, и как раз в тот момент дверь за моей спиной открылась.
- Блять! - Ниикура громко выругался, но вышел не сразу. Обвел меня взглядом и только потом вылетел из ванной, бахнув дверью и тихо матеря себя. Я сначала стоял, словно громом пораженный, а потом меня вдруг пробрало такое веселье! Я тихо смеялся, надевая выделенную мне одежду и зачесывая волосы. Когда я вышел, Ниикура сидел за столом в кухне при выключенном свете и курил. Я тихо встал в дверном проеме, любуясь силуэтом, впрочем, недолго… - Ты прости, я просто… ну, не привык к кому-нибудь в моем доме. Если же у меня кто-то и ночует, то к друзьям я спокойно вхожу в душ. – Он тихо хохотнул, а у меня в груди заскребли кошки. – Нет, ты только не подумай, я не извращенец, нет… - Тут уж засмеялся я.
- Ты так часто говоришь о том, что ты не извращенец, что создается совершенно обратное впечатление! – Смеялся я, а потом вдруг перевел взгляд на Ниикуру, и хохотать резко перехотелось. Он смотрел на меня… заинтересованно? Смущенно я опустил взгляд.
- Ну, знаешь, на самом деле я очень хороший. - Он чуть-чуть нахмурился. Так умеет только он!
- Верю. – Взял и ляпнул, а он так странно посмотрел на меня…
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:22 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
09.

Ниикура накормил Тошимасу обычной лапшой и рыбой, напоил чаем с печеньками, закинул его одежду в стиральную машинку, вручил Харе ведро со щеткой и повел его на улицу. Еще раз взглянув на машину уже отошедшим от впечатлений взглядом, мужчины впали в глубокий шок. Едва ли можно было различить, какого она цвета! Вся в грязи, в пыли, в ветках… Каору аж похолодел внутри, а Тошии стало по-настоящему страшно. Вдруг Ниикура-сан посчитает, что это из-за него его машина теперь страшнее атомной войны выглядит. Но Мужчина удивил Тошимасу – он придирчиво осмотрел ее, а потом вдруг рассмеялся.

- Слушай, вот всякое бывало, но такого! Такого еще никогда не было! Погоди, это надо сфотографировать. – Достав из кармана телефон, он начал фотографировать свою машину, а в пару кадров даже Тошия случайно попал, отчего немало смутился. Затем Каору попросил Хару сфотографировать его, и это затянулось еще на полчаса, ибо фотографировал Хара плохо. Наконец, вдоволь на фотографировавшись, они приступили непосредственно к мытью машины. Ну, а куда же в этом деле без обливаний, валяний в пене и грязи, как без смеха? Верно, никак. Вот и наши герои не могли спокойно и просто помыть машину, не запачкавшись с головы до ног и не наделав под сотню фотографий, попутно чуть не лишив Ниикуру телефона. Но, не смотря на все это, в квартиру мужчины вернулись абсолютно счастливые. Хара первый пошел в душ, так как был грязнее и мокрее, да и, как сказал Ниикура-сан, организм у него менее устойчив к вирусам. Впрочем, Тошия не тот человек, который полезет за словом в карман – взял, и назвал мужчину заботливой мамашей, за что получил от "мамаши" по голове и был вынужден согласиться составить Ниикуре компанию и этой ночью и снова напиться с ним.

Наскоро помывшись и переодевшись в свою уже чистую одежду, Хара пустил в душ Ниикуру, а сам, захватив пару бутылок вина, ушел на балкон. Впрочем, к вину он до прихода Каору так и не притронулся, хоть и открыл.

- Что ты, пьяненький уже? – Поддел Каору.
- Нет, я только открыл.
- Меня ждал?
- Угу.

Возникло неловкое молчание, которое Ниикура постарался разбавить, подкурив сигарету. Тошия последовал его примеру. Все так же без слов Каору взял одну бутылку и, соприкоснувшись ее донышком с горлышком бутылки Тошии, нехило отпил. Пронаблюдав за его действиями, Тошимаса тоже начал пить. В полной тишине было выпито примерно по две трети бутылок, потом Каору вспомнил про фотки.

- Я сейчас! – Подскочив с татами, Ниикура помчался куда-то. Вернулся минуты через три с запасом алкоголя подмышкой и ноутбуком. – Таак, сейчас посмотрим, что у нас тут получилось… - Бормотал он, бродя по папкам, попутно допивая свое вино. Потом он открыл две бутылки чего-то покрепче и включил слайд-шоу. Просмотр то и дело прерывали то приступы умиления Каору, то жалобный скулеж Тошии, то наоборот, то их общий смех… Было весело. Тошия очень радовался, что Ниикура наделал столько фотографий. Он даже попросил у него несколько распечатать, на что Ниикура ответил согласием. Потом они уже просто сидели, пили и курили, делились своими впечатлениями о последних днях, планами на будущее…
- А вот я очень благодарен тебе, что ты научил меня запекать на огне фрукты!
- Да, но ты обжегся. Прости меня, пожалуйста.
- Ну, не ты же мою руку в огонь засунул! Что за глупости?
- Все еще болит? – Ниикура взял руку Тошии в свою.
- Ну, разве что совсем капельку.
- Давай поцелую, быстрее пройдет. - Наклонившись, Ниикура аккуратно коснулся ожога губами.
- Не нужно, ты уже целовал...
- Повторение - мать учения. - Совершенно не в тему ляпнул Каору. А в голове его уже роились пьяные самодовольные мысли на тему того, что Тошия не хочет, чтобы он целовал его потому, что сам Ниикура ему нравится, но он боится потерять самообладание и раскрыть свой секрет. Дальше пошли еще более глупые мысли о том, что можно и самому предложить себя, нужно лишь только сменить губы и поцелуи - ртом, языком и посасываниями. Мысль была глупой, но Каору начал возбуждаться, неосознанно вспоминая свой сон, рисуя новые картинки. От этого стало смешно.
- Чего ты?
- Да так... - Ниикура таинственно улыбнулся и вернулся от длинных пальцев к горлышку бутылки.
- Кот! – Вдруг воскликнул Тошимаса.
- Мм?
- Ты. Как кот. Большой довольный кот, который уже заранее знает, что с этого стола ему достанется самая вкусная рыбка. Вот, как ты улыбаешься. – Под конец своей речи Хара смутился и снова опустил свою голову. Он не видел, как хитро Ниикура посмотрел на него. И, уж точно, не знал, что сейчас в своих мыслях Каору сравнивает с рыбкой его – очаровательного черноволосого Тошию с раскосыми глазками, полными энтузиазма и самых разных желаний, мечт.
- Хм… я не знал, что у тебя кудрявые волосы. – Сменил тему Ниикура. Тошия даже оказался сбит с толку. – Можно? – Не дожидаясь ответа, он нежно коснулся рукой Тошиных волос и начал аккуратно перебирать. – Мягкие… - Тошимаса сначала очень смущался, а потом просто начал наслаждаться ласковыми прикосновениями.
- Ну вот, а еще говоришь, что я кот.
- А что?
- Сам же чуть не урчишь! – Улыбнулся он, а смущенный Тошия обиженно надулся и отполз от мужчины подальше. Впрочем, Ниикуру это вовсе не оскорбило и даже ни минуты не отрезвило. Наоборот, отпив еще немного, он сел совсем рядом и начал провоцирующе смотреть. Тошимаса сначала пытался не обращать на это внимания, но скоро улыбка тронула его уста, и он сдался.
- Ну чего ты так смотришь? – Спросил он, повернувшись. Лицо Каору оказалось совсем близко. Повисло молчание. Ниикура не отвечал, чем пьяненький, но все еще соображающий Тошимаса и решил воспользоваться. Все-таки, если что, можно будет спихнуть все на алкоголь.

Подавшись вперед, Тошия нерешительно коснулся губ Ниикуры своими. Такого поворота Каору уж точно не ожидал, рассчитывая на то, что сам сделает "первый шаг", так как Тошия очень нерешительный. Ан-нет, он сам спасовал! Но шанс упускать нельзя. Улыбнувшись, Каору ответил на поцелуй, чуть приобнимая Тошимасу. А Хара не ожидал ответа. Сказать, что он удивился – ничего не сказать. Но оторваться от таких желанных губ сил не было. Вместо этого Хара тоже обнял Каору, привлекая еще ближе к себе. И это сейчас было правильным! Долго еще они не могли перестать целоваться, жадно переплетая языки и руки, прижимаясь друг к другу, сжимая в объятиях.

Потом Каору захотелось большего. Потянув за собой Тошию, он упал на спину, продолжая целовать и попутно пытаясь стянуть с него футболку. Тошия против не был, поэтому с энтузиазмом помог ему снять свою футболку, а потом и его. Ниикура замялся, не зная, что делать. Хара быстро разгадал это и перенял инициативу в свои руки, спускаясь поцелуями к шее, параллельно поглаживая ладонями торс мужчины под собой. Ниикура тяжело дышал, запрокинув голову назад. Глаза его были закрыты, а губы – наоборот – приоткрыты в наслаждении. Тошимаса целовал все ниже и ниже, переходя к соскам, поочередно лаская их губами, языком, легонько прикусывая, а потом зализывая, дуя на разгоряченную кожу. Ниикура тихонько постанывал, запуская руку в кудрявые волосы Тошии. Вдоволь наигравшись с сосками, Тошимаса спустился к пупку, проникая языком в ложбинку, дуя на живот.

Совершенно неожиданно Каору потянул Тошию вверх, усаживая. Сам сел рядом и, притянув обратно к себе, снова впился в его губы, попутно расстегивая его джинсы. Хара понимал, что, не будь Ниикура пьян, он бы ни за что себе такого не позволил, и сейчас следовало бы остановиться, собраться и уйти, но, опять-таки, Тошия не мог. Поэтому, просто взяв пример с Ниикуры, принялся за его штаны. Когда оба были полностью обнажены, Ниикура снова понял, что теперь-то точно не знает, что делать, ибо всю свою сознательную жизнь имел дело только с девушками. Но и тут Хара пришел на помощь, осторожно укладывая его на спину. Подобравшись поближе, он наклонился к паху мужчины, но приступить почему-то не решался. Помогла рука Ниикуры, опустившаяся на его колено. Ниикура как бы успокаивал Хару, добавлял уверенности, осторожными поглаживаниями. И Хара решился, чуть прикрывая глаза, взял головку в рот. Ниикура застонал уже от этого, что придало Тошии уверенности. Уже почти не смущаясь, он брал в рот так глубоко, как мог, облизывал, посасывал, заставляя Ниикуру сходить с ума. И как-то так получилось, что Ниикура однажды словил взгляд Тошии на своем лице, пока он сосал. Одурманенный, пьяный, безгранично преданный… Внутри него все будто с ног на голову перевернулось. Все кричало: "Останови это, прекрати!", но Каору не смог. Он решился вытерпеть эту пытку наслаждением до самого конца. Единственное, он не знал, что делать утром, но он подумает об этом утром. А сейчас он с полной отдачей отвечал на нежные поцелуи Тошии.

Когда же дело дошло непосредственно до полового акта, Ниикура испугался. Тоору как-то жаловался, что после первого раза вообще еще долго не мог ходить нормально. Неужели и он скоро вот так вот будет жаловаться своему другу? И, видимо, это отразилось у него на лице, потому что Тошия снова улыбнулся и, наклонившись, легко поцеловал в уголок губ.

- Не волнуйся, я не сделаю тебе больно. – Прошептал он, перекидывая одну ногу через тело Ниикуры.

От того, что происходило дальше, Каору был в шоке. Тошия сам стал медленно насаживаться на его член, непрерывно целуя. Каору не знал, что он таким образом пытался отвлечься от боли проникновения без подготовки, но исправно отвечал, аккуратно поглаживая по спине. Его очень тронуло такое отношение, поступок. Сейчас внутри него был огромный комочек благодарности и необъяснимой нежности. Он всячески пытался эту нежность проявить, целуя, поглаживая, обнимая. Тошия тем временем уже более-менее привык к ощущениям и начал постепенно двигаться. Он был крайне сосредоточен. Но еще через некоторое время обоим просто снесло крышу. И совсем не в том плане, что страсть их не знала границ. Наоборот – они сходили с ума от нежности, ласки и удовольствия. От тепла поцелуев, от взгляда глаза в глаза, так близко, от ощущения единения… Как безумцы, переплетали пальцы, целовали друг друга, стонали, шептали имена друг друга… Ниикура называл Тошию "Тотчи", а Хара звал Каору по имени, чего прежде не случалось никогда, и это еще больше сближало их в эти мгновения.

После бурного и яркого оргазма оба лежали плечом к плечу, не решаясь теперь ничего делать. Оба окончательно протрезвели и теперь каждый их жест будет подвергаться позднейшему детальному обмозгованию. Когда Ниикура встал, Тошия по-настоящему испугался, что сейчас его выгонят. А он даже подняться не сможет нормально. Тело болело, при чем, не хило. Но страхи его не оправдались. Каору вернулся с пледом, лег на место и накрыл и себя, и Тошию им. А Хара тогда понял, что, наверное, если он сейчас обнимет Ниикуру, то ничего страшного не произойдет. В конце концов, для себя он уже давно понял и признал то, что любит этого мужчину. Что такого в том, что и предмет его чувств будет осведомлен об их наличии. Зажмурившись, он прильнул к Каору, обвивая его рукой, утыкаясь носом в его плечо. Чуть улыбнувшись, Ниикура обнял Хару в ответ, позволяя устроить кучерявую голову на своей груди. Засыпал Тошимаса, слушая удивительный звук бьющегося сердца Ниикуры Каору.
 
KsinnДата: Четверг, 08.08.2013, 15:23 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
10.

Проснулся я один и в своей квартире. Шальное солнце из единственного окна светило мне прямо в лицо. А еще жутко болело все тело. Поднявшись, я доковылял до душа и, устроившись под еле-теплыми струями, принялся вспоминать события прошлой ночи. Помню фотки, машину Ниикуры, вино, что-то там еще, а потом... Осознание пришло неожиданно, заставив замереть меня на несколько секунд. Мы переспали. Черт возьми, мы переспали! И, кажется, он был не против, а даже за. И, не успел я даже обрадоваться, как до меня дошло, что засыпал я у него и, уж точно, никак не мог оказаться у себя... Впрочем, узнать все точно я решил у самого Ниикуры. Позавтракав и собравшись, я пошел к нему домой, но дверь была заперта, и никто не спешил ее открывать. Тогда я пошел в магазин, но вместо Ниикуры я встретил там Тоору-сана.

- О, Тошия-кун, а я тут как раз тебя жду. – Пробормотал он, не отрываясь от чтения какой-то книги. Интересно, почему он думает, что это я, а не Ниикура?
- Здравствуйте, Ниимура-сан. Чем обязан?
- Подпиши. – Он кивнул в сторону стола, за которым я обычно сидел. Обойдя его, я заметил черную папку с серыми узорами. Сев в кресло, я взял ее в руки и углубился в чтение. Дочитав, я не мог вымолвить и слова. Все, на что меня сейчас хватало – это на то, чтобы во все глаза таращиться на Ниимуру. – Тебя что-то не устраивает? – Заботливо поинтересовался он. – Если что, то мы можем внести незначительные коррективы…
- Нет-нет, с договором все в порядке. Просто…
- Где Каору?
- Да, черт возьми!
- Дело в том, что мой магазинчик развивается, и теперь у меня появился шанс вынести бизнес за пределы Азии.
- Он уехал, да?
- Да, Тошия, он уехал.
- А когда он вернется?
- Никогда. – Тоору безразлично пожал плечами, и я просто очумел.
- Как это?! Но… вы же друзья! Почему вы отправили именно его?
- Потому что ровно год назад мы заключили пари. Он утверждал, что ничего хорошего в этом городе его не ждет, а я – наоборот. В итоге он пообещал мне, что через год он абсолютно ни о чем не жалея, уедет.
- То есть… это все для него не имеет никакого значения?
- Имеет. Као рассказал мне о том, что между вами было. Поверь, ему очень тяжело было уехать…
- Тогда почему он это сделал?!
- Много причин есть, как он считает. Я же считаю, что он просто идиот. Так ты подписываешь? – Перевел тему Ниимура. Делать нечего. Глотая боль и обиду, пришлось подписать. Теперь настала моя очередь жить ради этого магазина.
- Умница, Тошия. Теперь ты официально становишься моей правой рукой. – Радостно объявил Тоору-сан, в который раз сбивая меня с толку.
- Вы доверяете мне?
- Я доверяю Каору, а он уже – тебе. Соответственно, я могу целиком и полностью тебе доверять. А ты можешь смело обращаться ко мне "на ты". – Он протянул руку для пожатия, и я, улыбнувшись, пожал ее. – Думаю, ты быстро вольешься в коллектив.

*****

Пять лет прошло уже с того дня, как мы с Ниикурой в первый и последний раз были близки. Завтра будет пять лет, как он уехал. Странно, но я все еще надеюсь на то, что он вдруг приедет. Наивный дурачок, знаю. У него новая жизнь, в которой мне делать нечего. С чего бы ему тогда возвращаться?

Отогнав унылые мысли, которые, к тому же, приносили немало боли, я заварил себе кофе и подкурил сигарету прямо в магазине, забыв даже перевернуть табличку. Наконец, раздался долгожданный телефонный звонок – это Кё, он всегда звонит мне в обеденный перерыв.

- Хай! – Радостно поприветствовал его я. Я действительно был рад его слышать. – Как ты? Как Дай?
- У меня все, как всегда. – Меланхолично отозвался мой дражайший начальник. - А наш красный бес, прихватив с собой Кису, мчит к тебе.
- Что им из-под меня надо-то?
- Да хрен его. У них какие-то наработки появились… всю ночь, идиоты, мне спать мешали.
- Ах, какая жалость! Ну, спи тогда, а я постараюсь задержать этих ненормальных на подольше.
- Спасибо тебе, Тотчи-кун.
- Пока-пока, Тоору-сан.

В трубке раздался тихий смех нашего вокалиста, и я отсоединился. Пока я болтал по телефону, мое одиночество было нарушено невысоким мужчиной в шляпе и очках. Руки его были в татуировках, накачанные. Небольшая бородка и пробивающиеся усы. Лично мне мужчина вселил бы ужас, встреть я его где-то на улице, а не в собственном книжном магазине. Хотя, честно, я совершенно не мог представить его мирно читающим зимним вечером книгу у камина. Чуть улыбнувшись, я затушил сигарету. Выставлять такого за дверь не хватило смелости.

- Прошу прощения, чем я могу вам помочь? – Я вышел из-за прилавка к нему навстречу. Мужчина снял свою шляпу.
- Понимаете ли, я ищу нечто необычное. – Его голос показался мне смутно знакомым. Очень красивый, надо сказать. Мужчина с таким голосом как-то сразу переставал восприниматься как монстр, и я снова улыбнулся своим мыслям.
- К сожалению, я на данный момент не могу вам предложить ничего стоящего особого внимания.
- Хм… быть может, я не так выразился? Это не обязательно должна быть книга. Я ищу то единственное, чего больше нигде не найти.
- Боюсь, вы обратились не по адресу. – Опустив голову, я вернулся за прилавок.
- А мне наоборот, кажется, что только здесь мне могут помочь. – Услышал я прямо над ухом его вкрадчивый тон. – Можно, я объясню? Я тебя ищу, Тотчи… - Он снял очки. Его лицо оказалось совсем близко к моему, хоть и находились мы через прилавок друг от друга. Такой знакомый запах… я поднял на него глаза и чуть не рухнул на пол. Эти глаза невозможно забыть!
- Каору? – На всякий случай решил уточнить я. Мало ли, вдруг, уже крыша поехала… Вместо ответа он лишь решительно коснулся своими губами моих. Он целовал так нежно, как в тот раз, только теперь к коктейлю из чувств добавилось еще и отчаянье. Я отвечал на его поцелуи, одной рукой крепко обнимая за шею, другой – путаясь в волосах. Ничего сейчас не имело значения, кроме того, что он здесь, рядом. А допросить я его еще успею, ибо отпускать больше не собираюсь. Я уже был прижат к одному из стеллажей, а его руки во всю хозяйствовали под моей футболкой, когда дверной замочек оповестил о посетителях. Разорвав поцелуй, я уставился на дверь – Дай с Кисаки.
- Ой… мы позже зайдем, ок? - Им хватило всего лишь одного взгляда, чтобы все понять.
- Только Кё спать не мешайте. – Успел проговорить я до того, как снова был вовлечен в поцелуй, а, со временем, утянут в чилл-аут. Я очень надеялся, что Даю хватило мозгов перевернуть табличку на двери. Как оказалось позже, он не только перевернул ее, но и вообще закрыл магазин своим ключом. Тем временем, Каору повалил меня на диван и устроился сверху.
- Тотчи… я так скучал. – Шептал он, целуя мою шею.
- И я, Каору. Чуть с ума не сошел, к чертям собачим! – В тон ему отвечал я, а потом отстранился. – Но, если ты собираешься еще раз вот так вот исчезнуть, то тебе лучше сделать это прямо сию минуту. - Абсолютно серьезно попросил я.
- Никогда в жизни, Тотчи. – Его тон тоже был серьезен… - Сделай меня своим.
- Что?
- Возьми. Я хочу тебя в себе. Пожалуйста…

От этого одурманенного желанием взгляда мурашки шли по коже и, если бы я даже хотел, я бы не смог сдержаться.

*****

- Какого, мать вашу, хрена вы все творите у меня в магазине?! – Разъяренный Тошия ворвался в магазин, буквально сметая все на своем пути.
- Ну, знаешь… мы тут посовещались и решили, что, пока у нас нет реп-базы, мы могли бы довольствоваться и твоим магазинчиком. – Миссию сообщить Тошимасе "веселую" новость мы возложили на его лучшего друга – Дая.
- Тотчи, милый, ты же не сердишься? – Вставил свои "пять копеек" и я, легко приобнимая любимого за талию и целуя в щеку. По взгляду понял: мне лучше бежать, но ведь рокеры никогда не сдаются! – Прости, моя рыбка. Хочешь, накажешь меня дома этой ночью?
- Нет, котик мой. – Ой, не нравится мне этот хитрющий прищур… - У меня есть идея получше! – Наклонившись к моему уху, он начал кратко излагать мне свою идею. У меня чуть уши в трубочку не свернулись! Но, должен признать, будет бесценным опытом в нашей личной жизни. Единственное, что меня волновало…
- А ты не подумал, что я могу заболеть?!
- А ты забыл, что теперь у нас есть круглосуточная горячая вода?
- Будем вместе отогреваться?
- Будем.
- Хэй, голубки! Хватит уже шушукаться! – Прервал нас Тоору. Вот же гном кавайный.
- Итак, все по местам. – Скомандовал я, наблюдая за тем, как Тошия смотрит за каждым нашим действием. Вчера мы закончили работу над первой собственной песней, над которой трудились целый месяц почти со дня моего возвращения в Японию – первые три дня я был немного занят… В общем, песня эта была посвящена нашим любимым да и вообще любви в целом. Да, это, быть может, глупо – посвящать песни, тем более, не маленькие дети уже, но… все были счастливы и любимы. У меня был мой Тотчи, у Тоору – его Дай, ну, а Шинья внезапно открыл всем жуткую тайну о том, как уже больше десяти лет секретно встречается с Кисаки! В общем, начало весны, гормоны, все дела… Скоро лето, знаю. Но сейчас я счастлив. Разве не это самое главное?


От автора: Я долго мучился, но в итоге что-то получилось. Надеюсь, читатели не разочарованы. Лично я рад! Десятое число, десятая глава, конец фанфика, надо которым я работал... долго.) К тому же, у Безмозглого сегодня День рождения! Правда, мне не десять лет.)) Такой вот подарочек мне от меня любимого. *как обычно, порет чушь*
В общем, спасибо всем, кто был со мной, комментировал, читал, ставил плюсы. Всем добра ;*)
 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Выше, чем любовь. (R - Каору/Тошия [Dir en Grey])
Страница 1 из 11
Поиск:

Хостинг от uCoz