[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Ksinn 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Шёлковый путь (NC-17 - Rui/Byo [Sadie, Screw, And &-eccentric agent])
Шёлковый путь
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:18 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline

Название: Шёлковый путь

Автор: Ryuuri
Контактная информация: ICQ: 419106323
Соавторы: Li Ren

Фэндом: Sadie, Screw, And &-eccentric agent
Персонажи: Rui/Byo, Kazuki/Jin, Manabu/Ikuma, Mao, Tsurugi, Kei
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Экшн, AU
Размер: Макси
Статус: закончен

Описание:
у каждого свой Шёлковый путь.

Примечания автора:
дело было вечером - делать было нечего. :D
В итоге, Я идею предложила, Ли Рен (Li Ren) её поддержала и вуаля! Нас два автора, которые пишут сию прекрасную сказочно-романтичную историю, (с войной-кровью-смертями)-зачёркнуто. Наслаждайтесь. :З
Дисклеймер: права только на идею и текст.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:20 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
1 глава

Солнечные лучи скользили по белым стенам дворца, заглядывая в окна. Они отражались от зеркального каменного пола множеством солнечных зайчиков. Среди величественных стен был скрыт пышущий зеленью и жизнью сад. В тихо журчащем фонтане на дне каменной чаши, лениво шевеля плавниками, плавали ярко-оранжевые рыбки, но стоило тяжёлой капле воды из струи попасть в их стайку, как они тут же бросались в стороны, чтобы через пару мгновений снова собраться вместе.
На шёлковых подушках, разбросанных прямо на полу просторной веранды, восседал мужчина. Белые одежды с золотистыми вставками будто сияли в свете солнца, придавая ему сходство с бриллиантом в дорогой золотой оправе. Его светлые волосы трепал легкий ветер, снующий по веранде, но мужчина не обращал на это никакого внимания. В руках он держал свиток, внимательно изучая его содержимое, - один из его генералов докладывал ему об очередной удачной кампании.
Компанию ему составляли две девушки – одна из них сидела у него за спиной, разминая своему господину плечи, вторая расположилась у столика из слоновой кости, готовая в любой момент подать вазу с фруктами или налить вина в высокий прозрачный бокал. Девушки изредка переглядывались, обе бросали томные взгляды на мужчину и едва слышно вздыхали. Шах был слишком красив, чтобы рядом с ним оставаться равнодушной.
Рядом прошуршал подол халата, мелькнула чужая обувь, и на колени мужчине упал ещё один свиток:
– Тебе стоит взглянуть на это, Руи.
Мужчина поднял глаза, встречаясь взглядом с молодым человеком в чёрных одеждах, расшитых серебром. Откинув с глаз чёлку цвета воронова крыла, юноша кивнул на свиток.
- Посмотри.
Шах взял в руки новый свиток, разворачивая его и углубляясь в чтение. По мере продвижения к концу текста, его лицо озаряла довольная улыбка.
- Скажи, ты с самого начала всё это задумывал?
Руи жестом попросил обеих девушек удалиться и оставить их с юношей вдвоем. Как только за служанками закрылась дверь, мужчина поднялся с подушек, неторопливым шагом направляясь к перилам балкона.
- Не понимаю твоего недовольства, Манабу, - пожал он плечами. – Приедет кронпринц, мы с ним побеседуем и всё. Что в этом такого?
Тяжело вздохнув, Манабу остановился рядом с мужчиной, прислоняясь бедром к перилам и скрещивая руки на груди.
- Знаешь, мне даже странно, как после всех твоих гонцов с отказами о союзе, они ещё не отвернулись от нас.
Руи лишь усмехнулся, глядя вниз на работающих в саду слуг.
- Я не отказывал им в союзе. Я всего лишь сказал, что не собираюсь решать этот вопрос на бумаге. Если им так хочется, пускай приезжают сами.
- Они предлагали встретиться на нейтральной территории.
- Позволь тебе напомнить, что ближайшая нейтральная территория – это земли варваров на западе. Каковы были бы наши шансы выбраться оттуда живыми? – Руи прищурился и посмотрел на Манабу, который развел в ответ руками. – Я действую, исходя из своих принципов.
- Это больше похоже на капризы большого ребенка, - нахмурился Манабу. – Тебе повезло, что север слишком нуждается в союзе с нами, иначе войны было бы не избежать.
- Не говори глупостей. У меня многотысячная армия за спиной, а что есть у них? Никакой войны бы не было, они бы просто смиренно ждали, пока я сам не приду к ним, но уже с далеко не мирными целями.
Манабу снова вздохнул, наградив старшего брата упрекающим взглядом. Руи был слишком самонадеянным, слишком уверенным в своей власти и своём уме. Их покойный отец очень ценил эту уверенность сына, со спокойным сердцем оставляя страну в его руках. И только Манабу терзали нехорошие предчувствия о том, куда их может завести самоуверенность и амбиции шаха.
Увидев тень мрачных мыслей на лице Манабу, Руи светло улыбнулся, обнимая брата за плечи и слегка встряхивая.
- Манабу, прекрати переживать. Глядя на тебя, я сам начинаю сомневаться в своих действиях, - он покачал головой и снова улыбнулся. – Ты должен мне доверять и верить в меня, разве нет? Как же братская поддержка и все такое? Ты что, совсем не любишь меня? – правитель огромной державы по-детски надул губы, чтобы тут же рассмеяться вместе с Манабу, который не смог устоять перед наигранной невинностью брата.
- Я верю в тебя и доверяю, - отсмеявшись, заверил его Манабу. – Но всё же стоит быть осторожней, - он на секунду сжал запястье Руи, уходя затем из его объятий.
- Всё будет хорошо, не переживай. Когда приезжает Его Северное Высочество? – мужчина подошел к столику и взял в руки серебряный колокольчик для вызова слуг.
- Завтра вечером.
Кивнув, Руи позвонил в колокольчик. Дверь тут же открылась и на веранду заглянула одна из служанок.
- Позовите Исина, - распорядился мужчина. Поклонившись, девушка исчезла.
Буквально через две минуты дверь снова отворилась, впуская на веранду невысокого полного мужчину в фиолетовом халате. Почтенно поклонившись, он замер в ожидании распоряжений от шаха.
- Исин, завтра к нам приезжают почетные гости. Необходимо встретить их по всем правилам и подготовить им комнаты.
- Ты хочешь, чтобы они остались? – удивился Манабу.
Посмотрев на него через плечо, Руи странно улыбнулся, насторожив тем самым брата ещё больше.
- Они приедут с севера. Пускай немного порадуются солнцу и теплу. Ты все понял, Исин?
- Да, господин, - склонил голову мужчина.
- Тогда ступай.
Откланявшись, слуга покинул веранду. Руи проводил его взглядом, а затем, хлопнув в ладоши, заставив при этом Манабу вздрогнуть, повернулся к брату.
- Как на счёт обеда? Я жутко голоден.
- Я не… - договорить Манабу не дали. Снова обняв брата за плечи, Руи повел его в соседний зал, где для них уже был накрыт роскошный обед.

***
Горячий воздух маревом поднимался над песками. На случайно затерянном островке из камней, среди бескрайнего раскаленного моря пустыни, грелась сытая змея, провожая своими недвижимыми глазами путников.
Группа людей быстрым шагом продвигалась за проводником, который указывал им путь к Гунешу - столице Южных земель. Высокий мужчина, гордо восседая на верблюде, лишь изредка проводил шёлковым платком по лицу, стирая выступающую от жары влагу.
- Невозможно поверить, что люди могут жить в столь безжизненном месте.
- Люди живут у тех крошечных оазисов, которые существуют в этом месте. Игуру, ты сам рассказывал мне это в детстве.
Молодой человек, полностью укутанный в иссиня-чёрную ткань, ехал на верблюде, увлечённо рассматривая саблю, купленную на южном базаре днём ранее.
- Казуки, Вам не жарко в этой одежде?
- Она очень тонкая, - парень поднял свободно свисающий край одеяния, и направил его против лучей. – Видишь? Пропускает воздух и защищает от солнца.
- Как кронпринц, Вы должны быть одеты по этикету, когда мы прибудем во дворец.
- Я всегда подозревал, что ты хочешь убить меня самым мучительным способом.
Казуки по-детски надул губы, скрещивая руки на груди. Он считал, что в этих землях, его почётные ордена и дорогая ткань севера, ничего не значат, а при такой температуре воздуха, ещё и приносят неудобство.
- Принц, Вы будущий правитель нашей страны, - мужчина покачал головой, потирая пальцами свой висок, слегка тронутый сединой. – Вы должны быть серьёзным, когда будете решать вопрос о подписании мира.
- Перестань так меня называть, Игуру, – Казуки нахмурил брови. – И я помню, зачем мы туда едем. Но я хочу побыстрее расправиться с делами и немного отдохнуть.
- Что Вы имеете в виду? – опекун подозрительно смотрел на парня, который хитро улыбался.
- Ты прекрасно знаешь, о чём я: невероятно вкусные южные яства, вина и пышные гаремы.
Принц сиял счастьем предвкушения. Он читал много книг о южных странах, и почти с детства мечтал увидеть эти сказочные места. Его поток мыслей был прерван, когда большая ладонь мужчины опустилась на его руку.
- Казуки, будьте благоразумны, - в глазах мужчины читалось предостережение, - не берите более того, что Вам предложит шах. Нам не нужны неприятности.
Ветреный характер принца был хорошо известен среди обитателей его родного Фригуса. У правителя столь холодной страны было очень горячее сердце. Будучи очень одарённым молодым человеком, преуспевающим во многих науках, он так же хорошо справлялся на поприще сердечных дел. Многие дамы пытались добиться его внимания, а многие отцы прятали своих дочерей, в то время как мужчины не раз вызывали принца на дуэли. Игуру прилагал немало усилий, чтобы держать принца в рамках приличия, и хорошо, что парень был достаточно разумен, чтобы его слушаться и не влезать в проблемы.
- Всё будет хорошо, - Казуки накрыл своей второй рукой ладонь опекуна и улыбнулся. – Я обещаю вести себя как хороший мальчик.
Рассмеявшись, он посмотрел на Игуру, который улыбнулся и покачал головой. Он точно знал, что молодой человек выполнит своё обещание на треть и уже сочинял речь, с которой будет извиняться перед хозяином дворца.
- Господин, - проводник, идущий впереди, окликнул принца. – Вы можете увидеть дворец шаха во всём его великолепии.
Караван остановился, и Казуки, слегка привстав в стременах, посмотрел вперёд. Белый дворец мерцал золотыми шпилями в лучах садящегося солнца. Как огромный белый бриллиант на синей ленте реки, он мерцал среди песков множеством граней.
- Итак, это точно не оазис, - хмыкнул Казуки. – Но он величественен по красоте и размерам. Хочу такой же.
- Господин, нам стоит поторопиться, - проводник махал рукой, призывая возобновить путь. – Надвигается песчаная буря, мы должны успеть во дворец до её начала.
- Наконец-то я слезу с этого неприятно пахнущего животного, - Игуру снова обтёр лицо платком.
- А мне они нравятся, - Казуки почесал своему верблюду макушку, на что тот довольно фыркнул.
Путники тронулись с места, с каждым шагом приближаясь к незнакомому миру.

Проехав улицы города, гости приближались к дворцу. Навстречу им вышел Исин, одетый в свой лучший расшитый халат и шаровары. Когда гости спешились, он спустился по ступеням и начал сильно кланяться гостям, приветствуя их, восхищаясь их величием и приглашая войти во дворец великого шаха.
- Проходите, гости дорогие, - слуга, продолжая кланяться, рукой показывал в глубину коридоров. – Для вас приготовлены роскошные покои. Там вы сможете отдохнуть и набраться сил после дальней дороги, чтобы в хорошем расположении духа вечером побеседовать с нашим великим шахом.
- Нам не хочется надолго оттягивать момент переговоров, - Игуру хмуро смотрел на Исина.
- О, уважаемый господин, я всего лишь покорный слуга и не могу перечить приказу своего шаха, – мужчина посмотрел на Казуки. - Он велел устроить гостей, а вечером пригласить их к ужину.
- Игуру, отстань от него, - молодой человек положил руку на плечо опекуна. – В любом случае, мне нужно где-то смыть с себя дорожную пыль и переодеться. Ты же не хочешь, чтобы кронпринц Фригуса появился перед шахом в таком виде.
Казуки потряс подол галабеи, с которой посыпался песок. Игуру согласно кивнул, и гости проследовали за слугой по коридорам в свои комнаты.

***
Кронпринц рассматривал себя в огромном зеркале, обрамлённом искусно вырезанной рамой из чёрного дерева.
Из неизвестного путника, искавшего в песках сказочный дворец, он вновь стал наследником северных земель. Мундир был увешан множеством орденов его юношеских заслуг, а вышитая лента пересекала грудь, свисая золотой кистью на конце.
Поправив ворот, Казуки прикрепил фамильную саблю, которую он получил от матери, когда она провожала его в путь.
- Я готов, - грустно вздохнул он, - ведите меня к своему правителю.
Исин, покорно ожидавший у дверей, поклонился и засеменил шёлковыми тапочками по мраморному полу.
- Вы похожи на своего отца в молодости, - Игуру внимательно смотрел на кронпринца.
- Я не хочу ничего слышать об этом.
Опекун прекрасно знал, какие чувства обуревают принца, когда он слышит об отце. Он очень его любил, и ужаснее всех переживал его смерть. Всё, что делал Казуки, он посвящал покойному отцу. Добиваясь успехов в чём бы то ни было, он лишь хотел стать таким же великим человеком, как и умерший король.

Огромные полотнища шёлковой ткани скрывали от посторонних глаз роскошный сад в центре дворца, закрывая все балконы и окна двух этажей. Люди, идущие по коридорам, могли лишь угадывать в тенях и звуках то, что происходило в его глубине.
- Знаешь, Игуру, книги обманывают.
- Почему Вы так решили?
- Пока мы ехали по городу, я не видел ни одной восточной красавицы. Тут все женщины укутаны в паранджу так, что видно только глаза и кисти рук, - принц вздохнул.
- Вы перепутали сказки с историей, - усмехнулся мужчина. – Религия этой страны не позволяет женщинам демонстрировать свои прелести.
- Эта страна многое теряет, - Казуки рассмеялся. – Хотя глаза местных женщин завораживают.
Подойдя к входу в сад, Исин вновь низко поклонился гостям.
- Дальше я не имею права идти, - осторожно отодвинув занавес, он пригласил мужчин войти.
Казуки, довольно улыбаясь, смело прошёл внутрь. Сад искрился ночной влагой, в которой плясали отсветы пламени светильников. Пройдя по тропинке, они увидели множество шикарных ковров, которые были заставлены всевозможными яствами, которые манили своей сочностью и необычным видом.
- Добро пожаловать в Гунеш – столицу всех Южных земель.
Внимание мужчин привлёк молодой человек, стоящий по противоположную сторону от них. Его одеяние мерцало множеством дорогих украшений, а подол его чёрного халата был расшит золотыми нитями, изображая небесные светила и мифических существ, парящих среди них.
- Кронпринц северных земель, правитель Фригуса, - Казуки слегка наклонил голову, в учтивом поклоне. – Мой опекун, генерал Игуру.
- Я рад нашей встрече, - мужчина тоже слегка поклонился.
- Рад принимать столько дорогих гостей в своём доме, - молодой человек сел на подушки, приглашая гостей за стол. – Присаживайтесь, вы верно проголодались.
Казуки слегка прищурившись, опустился на подушки. Что-то его настораживало, и он пытался разобраться в мыслях, которые беспокойно роились в его голове.
- Почему Вы не едите? – Хозяин дома удивлённо изогнул брови. – Неужели Вы думаете, что еда отравлена?
- Я просто не могу начать есть, пока не узнаю ответ на свой вопрос, - Казуки приветливо улыбнулся.
- Полно, дела подождут. Испробуйте ужин – наши лучшие повара его готовили.
- Нет, мой вопрос совсем не касается дел, - Казуки приподнял ладонь, прося хозяина не перебивать его. – Я хотел узнать, понравился ли Вам мой подарок?
Темноволосый юноша молчал. Казуки заметил, что его взгляд скользнул куда-то в сторону, затем он улыбнулся, и ответил на его вопрос.
- Понравился.
- Так почему же Вы к нему даже не прикасаетесь?
Хитрая улыбка Казуки говорила хозяину о том, что молодой человек догадался о его плане.
- Вы не шах, - Манабу, вздохнув, кивнул, в то время как принц продолжил. – Вы даже не знаете, что я подарил вашему Господину. И ваша одежда расшита таким образом, что говорит скорее о том, что Вы учёный человек. Должно быть, Вы советник шаха.
- Я же говорил, что он догадается, - Манабу улыбнулся, посмотрев в сторону дерева, в тени которого мужчины заметили чей-то силуэт.
- Что и следовало ожидать от кронпринца - умён не по годам.
Мягкой походкой, шах вышел на свет из своего укрытия. Подол его белого одеяния мягко шуршал по садовой траве, переливаясь радужными искрами драгоценностей, отражающими пламя в чашах.
- Рад приветствовать вас в моём доме, - мужчина вежливо поклонился. - Шах Руи, правитель Южных земель.
- Моё приветствие забрал ваш визирь. Но Ваша шутка мне понравилась, потому мне не жалко поприветствовать Вас с большим уважением, - Казуки встал с подушек и поклонился ниже обычного. - Вы умеете развлечь гостей.
Руи заговорщицки переглянулся с Манабу, жестом приглашая Казуки сесть обратно. Манабу уступил шаху его место, усаживаясь подле него на большую подушку.
- Никогда не знаешь, чего ожидать от своих гостей, - произнес Руи. - И поэтому я рад, что Вы оценили нашу маленькую шалость.
- Почтенный шах Руи, после столь забавного развлечения, могли бы мы обсудить детали договора о союзе? - Игуру слегка склонил голову и внимательно посмотрел на правителя. - Мы проделали столь длинный путь ради важной цели.
- Конечно, мы всё обсудим, но вы ведь только с дороги и, несомненно, голодны, поэтому, - Руи пару раз хлопнул в ладоши, - предлагаю начать трапезу. Но для начала выпьем вина за нашу встречу.
Манабу с сомнением покосился на Руи, явно не одобряя его тактику, но перечить не смел.
Послышалась тихая музыка. К месту трапезы стали подходить слуги: стройные девушки с кувшинами спешили обслужить господ, наполняя их золотые бокалы рубиновым вином, другие же наполняли золотые блюда яствами и подносили гостям.
Казуки как заворожённый следил за каждой из красавиц, которые окружали его. Тонкие ткани струились по их телам, держась на тонких лентах, которые будто едва выдерживали тяжесть украшений, пришитых к материи. Все они мило улыбались и скромно опускали глаза, не смея посмотреть на красивого гостя из другой страны, о которой многие из них даже не знали.
- А вот и Ваша сказка, принц, - Игуру посмеивался над парнем, внимательно наблюдая за его реакцией.
Руи тоже тихо посмеивался, глядя с каким восхищением Казуки разглядывает девушек. Произвести впечатление на заморского гостя определённо удалось. Взяв из рук подошедшей служанки два бокала, Манабу протянул один из них шаху.
- Попробуйте вино, принц, - Руи чуть приподнял руку с изящным бокалом. - Его готовили из самого лучшего винограда в нашей стране, больше такого Вы нигде не испробуете.
- Тогда я произнесу тост, - Казуки приподнял бокал. - Выпьем за вашу прекрасную богатую страну. Долгого ей процветания.
- Вы определённо знаете, какими словами порадовать, - улыбнулся Руи. - За вашу и нашу страны.
Все присутствующие последовали примеру принца и шаха, подняв свои бокалы, наполненные рубиновой жидкостью.
Время летело незаметно, и после очередного бокала Казуки заметил, что его голова кружится. Заметно захмелев, парень слегка покачивался, сидя на подушках, вторя миру вокруг, который тоже медленно плыл в его глазах.
Стало жарко, и принц начал расстёгивать верхние пуговицы, стирая испарину со своего лба шёлковым полотенцем для рук.
- Игуру, мне жарко, - пожаловался он мужчине.
Руи подозвал к себе одну из девушек и, что-то тихо ей сказав, жестом позволил уйти.
- Снимайте свой мундир, принц. Пора уже оставить все церемонии, - с легкой усмешкой сказал Руи. - Почему Вы не надели ту одежду, что мои слуги оставили Вам в комнате?
Казуки, сфокусировав взгляд на шахе, кивнул и слегка заплетающимся языком ответил:
- Я наследный кронпринц - мне положено носить парадную одежду на приёмы. Пункт три точка пять, параграф семь книги делового этикета.
Молодой человек вновь отпил из бокала, закусив сладким фиником.
- Как печально, - вздохнул Руи, разглаживая складки на своем шелковом одеянии. - Но как только наш вечер закончится, советую Вам переодеться, иначе теплового удара Вам не избежать. К тому же, мне кажется, что наша традиционная одежда очень подойдет такому привлекательному молодому человеку.
Сидевший рядом Манабу улыбнулся, глядя на смутившегося Казуки, который от слов шаха раскраснелся еще больше.
Дальний занавес приподнялся, впуская в зал несколько молодых людей с опахалами из страусиных перьев на длинных деревянных ручках.
- А вот и долгожданная прохлада для принца.
Сбросив мундир, который вдруг стал казаться намного тяжелее, Казуки с большим удовольствием ловил прохладный ветерок, создаваемый опахалом. Расслабившись, он разлёгся на подушках, положив голову на руки, покоящиеся на самой большой из них.
- Я последую Вашему совету завтра, - он добродушно улыбнулся. – Сейчас мне уже настолько хорошо, что делать ничего больше не хочется.
- Простите, что прерываю вас, но мы здесь собрались для обсуждения одного очень важного вопроса, - отодвинув свой бокал, Манабу перевел взгляд с расслабившегося принца на Руи. - Думаю, стоит уже начать, пока...
- Манабу, прошу тебя, не занудствуй, - чуть поморщился Руи. - Не видишь, наш гость уже не хочет ничего обсуждать.
- Прошу меня извинить, - Игуру посмотрел на молодого человека, который уже был готов уснуть от блаженства, а затем вновь посмотрел на правителя. - Да, принц сейчас не в том состоянии, чтобы вести переговоры, но у меня есть полномочия решать любые вопросы государственной важности вместо него. И я вынужден заметить, что очень разочарован. Не думал, что Вы, достопочтенный шах, так легкомысленно отнесётесь к цели нашего визита.
Младший брат Руи с благодарностью посмотрел на мужчину, который вежливо, но всё же постарался вернуть с небес на землю блаженствующего Казуки и чересчур повеселевшего шаха. Но всё же его обвинение заставило его напрячься и бросить быстрый взгляд на Руи. Мужчина покручивал в руках пустой бокал и улыбался каким-то своим мыслям.
- Я думаю, что Вы зря обвиняете меня в легкомыслии, - нарушил он затянувшуюся паузу. К нему подошла девушка с кувшином вина, но Руи качнул головой, отказываясь от новой порции. - Принц, достопочтенный Игуру, посмотрите на этого человека.
Руи жестом указал на одного из молодых людей, обмахивающих шаха и его гостей опахалами. Светловолосый юноша в жилете и шароварах из темного атласа, заметив, что взгляды всех присутствующих обращены к нему, сильнее стиснул деревянную ручку и опустил глаза.
- Это принц Джин, правитель древнего государства Лалин, что когда-то было на западе. Бывший принц, - добавил Руи, а Джин лишь сильней опустил голову. - Ему и его стране не хватило благоразумия согласиться на союз со мной, вместо этого они решили воевать и поплатились за это. Вы же, господа, поступили мудрей: сейчас вы сидите в моём доме, а не начищаете свое оружие, готовясь к войне. Я очень ценю то, что вы приехали сюда. Но уже поздно, вы с дороги, а путь у вас был не близкий. Поэтому я предлагаю вам немного расслабиться и отдохнуть, а завтра, будьте уверены, мы обязательно всё обсудим и решим все наши дела.
- Я очень надеюсь, что мы придём к общему соглашению, которое устроит обе стороны. - Поклонившись, мужчина помогал своему захмелевшему принцу встать. - Тогда, прошу нас извинить.
Повиснув на шее опекуна, Казуки всё равно продолжал сильно шататься. Вино оказалось намного крепче, чем он ожидал, да и ранее он не выпивал за вечер столько, сколько осушил бокалов сегодня.
- До завтра, Ваше Высочество, - приложив руку к груди, парень кивнул головой. - Доброй Вам ночи и прохлады. Надеюсь, я сегодня не умру от теплового удара.
- Не волнуйтесь, Ваше здоровье для нас очень важно, - встав со своего места, Руи склонился в поклоне. Манабу тотчас тоже поднялся, кланяясь гостям. - Джин, - шах посмотрел на бывшего принца, - пойдёшь с ними, проследишь, чтобы господину Казуки не стало ночью дурно.
- Да, господин, - склонив голову, Джин поспешил следом за гостями, уже скрывшимися за занавесом.
Вскинув руки, Руи с наслаждением потянулся, разминая затёкшие конечности.
- Что же, думаю, нам тоже уже пора спать, Манабу? - Руи посмотрел в глаза брату, заметив на его лице тень недовольства.
- Я очень надеюсь, что завтра ты не станешь предлагать ему вина, - с трудом скрывая раздражение, произнес он. - Спокойной ночи.
Не дождавшись ответа шаха, Манабу развернулся, взмахнув полами своего черного халата, и покинул зал, поспешно направившись в восточное крыло дворца, где располагались его покои.

Шёлк приятно холодил разгорячённую кожу. Казуки довольно заворочался в постели, пытаясь не пропустить ни один сантиметр ткани, который сейчас был приятен телу. Рядом стоял слуга, медленно обмахивая господина опахалом. Слегка приоткрыв глаза, принц внимательно наблюдал за Джином, который смотрел в пол, слегка хмурясь своим мыслям.
- Джин, значит? – пробормотал Казуки.
- Да, господин? - перестав махать веером, молодой человек склонился над принцем. – Вам что-то требуется?
- Сон. Я хочу спать.
- Засыпайте принц, я буду рядом.
- Спокойной ночи, - еле проговорил Казуки, проваливаясь в сон.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:22 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
2 глава

Голова гудела так, будто по ней ударили молотом. Казуки сидел на краю кровати, ожидая, когда шум утихнет, а картинка перед глазами перестанет плыть. Ранее парень не позволял себе столько пить, а если и случались весёлые вечера, вино было не настолько крепким, чтобы на следующее утро ощущать себя живым мертвецом.
Джина, которого накануне приставили к принцу обмахивать веером, не было. Однако он заметил, что ему были приготовлены чистая восточная одежда и завтрак. Умывшись, Казуки почувствовал себя заметно лучше. А вот еда совсем не вызывала аппетита, и скорее отвращение, но принц заставил себя поесть, после чего одевшись, решил пройтись по дворцу.
Гулять по дворцу было огромным удовольствием. Белые стены, украшенные росписью и инкрустированные всевозможными дорогими материалами, манили к себе, и Казуки скользил по ним ладонью, чтобы прикоснуться к великолепной работе мастеров. Он вновь чувствовал себя тем ребёнком. Когда-то давно он так же исследовал свой родной замок, что казался ему огромным миром, в котором было не страшно заблудиться.
Прохладный ветерок коснулся влаги, и молодой человек услышал шелест воды. Пройдя по коридору, Казуки вышел через фигурную арку, очутившись в круглом сквере. Обойдя большой круглый фонтан, он увидел впереди каменную тропу, по которой неспешно прогуливался шах. Временами Руи останавливался, вглядываясь в гладь воды и улыбаясь своим мыслям. Затем он вновь неспешно продолжал свой путь.
- Ваше Высочество! – окликнул его Казуки, поспешно направляясь к мужчине. – Вы позволите присоединиться к Вам, во время Вашей прогулки?
Вернувшись на землю из мира своих мыслей, Руи приветливо улыбнулся Казуки и кивнул ему, когда принц подошел ближе.
- Разумеется я не против. Идемте, - Руи взмахнул рукой, приглашая следовать за ним. - Как спалось на новом месте? Не жарко было?
- Всё было замечательно. Ваш слуга очень ответственно выполнял свою работу.
Молодой человек смотрел на воду, в которой плавало много разных видов рыб. Несмотря на то, что солнце было высоко, прогуливаясь вдоль бассейнов, Казуки ощущал себя намного лучше, чем накануне: жара больше не изматывала его.
- Кстати, я хотел спросить, - принц улыбнулся. – А где сейчас Джин? Я хотел отблагодарить его за хорошую работу, если Вы позволите.
- Джин? - шах на мгновение задумался, подняв глаза к небу. - Ах да, он сейчас работает в саду. Знаете, принц, у нас не принято благодарить слуг. Их можно только наказывать.
- Мы тоже не благодарим слуг. Я просто подумал, - Казуки пристыженно опустил глаза, – он же принц. Мне бы хотелось оказать ему большее почтение, но думаю, простая благодарность была бы уместна.
К концу слов его голос почти сошёл на шёпот. Принц вдруг осознал, что его слова совсем не уместны. Джин ранее был принцем, но его войско было разбито и, теперь, он потерял титул, став обычным слугой как многие другие. Теперь никого не интересовало, что этот молодой человек знатных кровей.
Руи задумчиво смотрел на Казуки, который, кажется, смутился от собственных слов. Все же принц был весьма занимательной личностью. Шах поймал себя на мысли, что был бы не против познакомиться с ним поближе.
- Вы встретите его сегодня за ужином, - Руи лучезарно улыбнулся, когда Казуки вскинул на него удивленный взгляд. - Если не будете упоминать его бывший титул, то, думаю, Ваша благодарность будет ему приятна.
Принц благодарно закивал, улыбаясь шаху в ответ. Он был рад, что столь неосторожные слова не разозлили гостеприимного хозяина.
- Достопочтенный Руи, но сейчас я, всё же, хотел бы обсудить с Вами договор союза. Наша сторона очень заинтересована в этом, - принц очень серьёзно смотрел на мужчину.
- Я понимаю, - кивнул шах. - И у меня есть к Вам одно предложение.
Руи остановился, и Казуки только сейчас заметил, что они дошли до конца каменной тропы. Поглаживая пальцем оправу одного из своих многочисленных перстней, Руи внимательно посмотрел на принца.
- Вам нужен союз, а мне - уверенность в своих союзниках. Уверен, Вы слышали о городе Имбара, что находится в горах к востоку отсюда?
- Да, я видел его издалека, когда наш корабль проплывали вдоль тех берегов. Он находится высоко в горах. Почему Вы упомянули о нём?
- Думаю, Вы так же слышали о том, что это единственный город, который никак не хочет покоряться моей армии. И вот мое предложение: если Вам удастся захватить его, то мы сразу же в день Вашего возвращения заключаем союз.
Казуки задумчиво молчал. Прекрасно понимая, что при любом исходе договора война неминуема, он готов был согласиться на подобное предложение. Но на кону были жизни его подданных, и принц всеми силами пытался оградить свой народ от страданий, лишь поэтому он решился отправиться к шаху с предложением о союзе.
- Вы хотите использовать только мою армию, для осаждения Имбара? - Молодой человек скрестил руки на груди. – Я не могу сразу дать Вам ответ – мне нужно подумать.
Шах понимающе кивнул.
- Разумеется. - Мужчина свел руки за спину, поворачиваясь лицом к белым стенам дворца. - У Вас есть время до ужина. Обдумайте все и примите верное решение, принц. А сейчас простите, но меня ждут дела. Отдыхайте - мой дворец и мои слуги в Вашем распоряжении.
Легко ступая по дорожке из камня, Руи покинул Казуки, оставив его наедине со своими мыслями.

***
Оставшуюся часть дня, принц провёл в бесцельной прогулке по дворцу, обдумывая предложение шаха. Ближе к вечеру, он обсудил эту новость с Игуру, который был не в восторге от подобной идеи. Времени на решение было очень мало, потому затягивать с ответом возможности не было.
- Вы - наследный принц Фригуса, - вздохнув, Игуру устало опустился в кресло. – Судьба нашей страны в Ваших руках. Если кронпринц считает, что это лучшее решение, то так тому и быть.
- Люди верят в меня, и я их не подведу, - мягко улыбнувшись, принц положил руку на плечо опекуна.
- Я тоже Вам верю.

Следуя за Исином, Казуки всю дорогу поправлял своё одеяние. Он немного нервничал, но общество Игуру заставляло принца держать себя в руках. Он должен был доказать всем и себе лично, что готов стать достойным правителем своей страны.
Слуга провёл гостей в большой круглый зал и официально объявил их приход. Руи встретил их радушной улыбкой, отвлекаясь от беседы с Манабу, который что-то подробно ему объяснял. Мужчины поклонились друг другу, и с позволения шаха, сели за стол.
- Прежде, чем мы начнём ужин, мы бы хотели объявить о своём решении, - Игруру перевёл взгляд с принца на шаха.
Манабу непонимающе нахмурился, бросая взгляд то на Казуки, то на Руи, который лишь с улыбкой кивнул, позволяя принцу продолжить.
- Мы Вас внимательно слушаем.
- Я принимаю Ваше предложение, - озвучил принц. – Мои войска пойдут на осаду Имбара, но при одном условии.
Молодой человек внимательно смотрел на шаха, лицо которого осталось беспристрастно. Он по-прежнему спокойно смотрел на молодого человека, ожидая, когда тот закончить свою речь. Зато визирь заметно забеспокоился. Казуки вдруг показалось, что Манабу удивлён тому, что сейчас услышал.
- Вы просите победу для себя, значит, я считаю нужным, чтобы Ваши войска заняли почётное место бок обок с моими солдатами. Это союз и я хотел бы видеть два флага, над одной армией. Люди Имбара должны знать, кто станет их правителем.
Сердце колотилось как сумасшедшее, и принцу до последнего казалось, что ему не хватит воздуха сказать столь длинную и значимую речь.
В зале воцарилась тишина, прерываемая лишь потрескиванием огня в факелах. Манабу замер, не находя слов, чтобы выразить те изумление и шок, которые он только что испытал. Он медленно повернулся в сторону шаха и сжал в пальцах свое шелковое одеяние, когда увидел довольную улыбку на лице брата.
Взяв в руки бокал, Руи поднялся со своего места, не отрывая глаз от взволнованного Казуки.
- Вы меня приятно удивили, принц. - Руи провел пальцем по тонкой стенке бокала. - Но Ваше решение меня устраивает, и я его принимаю. Шлите гонца в свою страну.
- Игуру, я могу тебя попросить выслать гонца сегодня же?
- Да, Ваше Высочество, - мужчина встал и, поклонившись мужчинам, удалился из зала.
- Уважаемый шах Руи, пока мои войска прибудут к осаживаемому городу, пройдёт целый месяц, - Казуки внимательно рассматривал стоящий перед ним бокал. – Могу ли я просить позволения, остаться в стенах Вашего прекрасного дворца? За это время, я хотел бы воспользоваться Вашей библиотекой и теми сведениями, которые есть у ваших солдат, относительно Имбара. Нам нужно разработать правильную стратегию нападения.
- Конечно, Манабу покажет Вам нашу библиотеку. И, разумеется, Вы можете, нет, Вы должны у нас погостить, - лицо Руи снова озарила улыбка. - И раз уж Вы остаетесь...
Поставив свой бокал на стол, шах несколько раз хлопнул в ладони. В ту же секунду раздались шаги, и зал вошло несколько слуг.
- Джин, подойди сюда.
Бывший принц отделился от остальных слуг и, не смея поднять головы на своего господина, направился к нему. Казуки попытался ободряюще ему улыбнуться, но юноша даже не смотрел на него.
- Раз уж Вы остаетесь, то пускай Джин станет на время Вашим слугой, - заметив, как округлились глаза принца, шах тихо засмеялся. - Думаю, Вы не будете против.
- Спасибо – это широкий жест, - Казуки слегка поклонился, в знак благодарности.
Он смотрел на юношу, который продолжал стоять, склонив голову. Впервые молодой человек растерялся, не зная, как вести себя с прислугой. Он не мог забыть тот факт, что Джин правитель древней страны, потому не мог заставить себя приказать ему что-либо сделать. Но, так же, кронпринц помнил, что шах велел ему не упоминать титул Джина, ни при каких обстоятельствах. Отблагодарить юношу его за отличное выполнение приказа, значит высмеять его происхождение в присутствии всех.
Казуки заметил, что Руи слегка нахмурился. Мысли принца затянулись, лишая присутствующих господ отличного вечера, потому он, собравшись с силами, громко отдал приказ.
- Джин, отправляйся в мои покои, приготовь мне постель и вечернюю ванну.
Юноша склонился ещё ниже, и не поднимая головы, вышел из зала.
- Думаю, стоит начать трапезу? - негромко предложил Манабу. Он выглядел растерянным, но быстро взял себя в руки, спрятав лишние эмоции от посторонних глаз.
- Да, пожалуй, - согласился Руи, с удобством устраиваясь на подушке. - Принц, сядьте ближе, нам с Вами стоит кое-что обсудить. И Вы тоже, господин Игуру, идите к нам, - шах посмотрел в сторону опекуна Казуки, только что вернувшегося к общему столу.
Воздух в зале наполнился ароматом вина и изумительным запахом блюд южной кухни. Разговоры и смех не стихали до позднего вечера, пока шах не предложил всем пойти спать.

***
Как только гости скрылись в одном из многочисленных коридоров дворца, Манабу, скрестив на груди руки, резко повернулся к брату, отчего полы его халата слегка приподнялись над полом.
- Может, ты объяснишь мне, что это было? – хмуро спросил он.
Шах наблюдал, как слуги принимаются убирать со стола. Одна из девушек, поймав случайный взгляд своего хозяина, смущённо улыбнулась и едва не выронила блюдо. Старшая служанка тут же прикрикнула на неё и подтолкнула к другому концу стола.
- Это был хороший вечер и не менее хороший ужин, если ты не заметил. И, похоже, принц опять слегка перебрал, - добродушно хохотнул Руи. – Идем спать, Манабу.
- Когда вы успели принять решение об атаке Имбара? Зачем ты вообще ему это предложил? И почему я об этом не знал?
Руи поморщился, стоило Манабу чуть повысить голос. Коснувшись плеча брата, он кивком головы указал на широкий балкон.
- Ты в курсе, что посылаешь его на верную смерть? – снова накинулся на шаха Манабу, когда они вышли наружу.
- На смерть? – Руи поежился от прохладного ночного воздуха. – Я не заставляю его воевать за меня до потери собственной жизни. Я всего лишь хотел проверить, на что способен этот мальчишка. Заодно я убедился, что ради союза с нами он пойдёт на что угодно. Пожертвовать несколькими сотнями жизней ради сотен тысяч, разве это не благородно?
- Это безумно, - Манабу сжал пальцами виски, на секунду прикрыв глаза. – Ладно, делай что хочешь, но не удивляйся потом, когда один гонец принесет тебе голову принца, а второй – объявление о войне. Спокойной ночи, брат.
Взмахнув полами халата, Манабу развернулся и покинул балкон, оставив шаха одного. Руи проводил своего визиря задумчивым взглядом, а затем вдруг улыбнулся, поднимая глаза к усыпанному бриллиантами звезд темному шелку неба.
- Зря ты переживаешь, Манабу. Принц ещё покажет нам все свои таланты.

***
Переминаясь с ноги на ногу, Казуки не решался войти в свои покои. Чувство уважения и сочувствия к Джину, мешало ему нормально себя чувствовать в его присутствии. Поверженный принц выглядел младше Казуки, но обладал большим мужеством противостоять захватчику, не желая идти с ним на переговоры, хотя кронпринц и находил это слишком необдуманным и поспешным поступком. Так или иначе, теперь Джин был слугой, которым молодому человеку предстояло командовать. Это было неправильно, и принц решил, что исправит ситуацию. Глубоко вдохнув, он зашёл в комнату.
В масляных чашах колыхалось пламя, придавая комнате оттенок благородного металла. Кровать под балдахином была аккуратно застелена, готовая принять уставшее тело принца после бурного веселья. Казуки очень хотел рухнуть на мягкие подушки, но прежде он надеялся отблагодарить Джина, как задумал ещё утром.
Пройдя через спальню, он заметил юношу в смежной комнате. Он сидел на корточках рядом с большой ванной, и заталкивал кочергой новые поленья в огонь, поддерживая нужную температуру воды. Услышав шаги, Джин вздрогнул и повернулся к входу. Когда он встретился глазами с Казуки, юноша испугался и быстро поклонился, касаясь лбом мраморного пола.
- Прошу простить мне мою дерзость, - пробормотал он в пол.
Казуки ужасно смутился. Даже его слуги в королевстве никогда так низко не кланялись, ведь они были не рабами, а законными гражданами со своими правами. Подойдя к юноше, принц преклонил колено и коснулся его плеча.
- Пожалуйста, поднимись.
Джин не пошевелился. Казуки ожидал это и, взяв слугу за плечи, заставил того сесть.
- Для меня ты остаёшься принцем, я не хочу, чтобы ты вёл себя как раб, - Казуки сжал пальцами ткань шёлкового жилета. – Посмотри на меня - я не стану тебя наказывать.
Джин слегка приподнял голову, но смотреть в глаза своему временному хозяину всё же не решался. Как потомок южных народов, он знал законы этих земель и даже добрый чужеземец, склонившийся перед ним, не мог так просто переубедить его поступить иначе. Коснувшись пальцами лица Джина, Казуки приподнял его за подбородок, и юноше ничего не оставалось, как с испугом посмотреть в глаза принца.
- Я хотел поблагодарить тебя, - Казуки улыбнулся. – Если бы ночью ты не обмахивал меня веером, я сварился бы вкрутую.
- Пожалуйста.
Щёки Джина окрасил лёгкий румянец. Он вновь смотрел в сторону, сжав руками белую ткань шаровар, перепачканную сажей.
- Значит, эту ванну ты приготовил для меня?
- Да, Ваше Высочество.
- Стоп, - Казуки предупредительно выставил руку вперёд. – Давай сразу договоримся.
Юноша вздрогнул и вновь согнулся в поклоне.
- Первое: прекрати вытирать полы, - принц потянул Джина за плечо, заставляя его встать с колен. – Второе: когда мы наедине, ты можешь называть меня по имени.
- Я - раб, Ваше Высочество, - Джин слегка нахмурил брови, продолжая смотреть в пол. – Вы должны понять, я не могу быть равным Вам. Таковы законы этой страны.
- А какие законы были в Лалине?
- Это не важно. Её больше нет.
Казуки стало стыдно за то, что он задел столь печальную тему. Перед ним стоял человек, который потерял всё что любил и защищал. Принцу страшно было представить, что подобное могло случиться с ним. Он очень хотел как-то подбодрить юношу, но не находил нужных слов.
- Вода остывает, Ваше Высочество, - Джин слегка поклонился. – Позволите помочь Вам раздеться?
- Я приказываю тебе называть меня по имени, - строго произнёс Казуки.
- Вы упрямы, мой Повелитель Казуки, - Джин слегка улыбнулся.
- Всё равно будет по-моему, выполняй.
- Как пожелаете, - юноша поклонился. – Хотите принять ванну самостоятельно?
- Это не сложно, - фыркнул Казуки, развязывая пояс и расстёгивая многочисленные застёжки.
Джин продолжал улыбаться, глядя в пол. Вскоре вся одежда лежала у его ног, а принц забирался в каменную ванну, шипя от того, что вода была слишком горячей.
- Осторожно, не поскользнитесь.
Предупреждение было напрасным, так как именно в этот момент послышался громкий всплеск, и вода полилась через бортики. Принц, вынырнув из горячей воды, пытался отдышаться, убирая мокрые волосы с лица.
- Нечего смеяться надо мной, – бурчал он, пока Джин собирал разбросанную по полу одежду.
- Как пожелаете, Господин Казуки.
Принц заметил, что за всё то малое время, которое он знал Джина, он впервые чувствовал, что этот человек счастлив. Впереди был целый месяц, и Казуки обещал себе, что завоюет его доверие.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:35 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
На балконных перилах сидела пара экзотических птиц, которые пели утреннюю песню. Казуки проснулся, прислушиваясь к их чириканью: он боялся пошевелиться, чтобы не вспугнуть пернатых певцов, которых видел сквозь слегка колыхающиеся шторы.
Лучи солнца скользили по потолку, и принц понял, что проснулся ранним утром. Приподнимаясь на подушках, он осмотрелся, заметив Джина у дальней стены мирно спавшего на кушетке. Свесив одну руку, юноша обнимал другой подушку, свернувшись клубочком под тонким покрывалом. Ночи пустыни были довольно холодными, и стены дворца успевали остыть к утру. Сейчас воздух внутри был прохладным, и принц поёжился, растирая озябшие плечи. Встав, он снял тёплое одеяло с кровати, осторожно накрывая им спящего Джина и пряча под него свисающую руку, которая была холодной. Оставшись не замеченным, принц вышел в соседнюю комнату.
В шкафу было много одежды, и Казуки никак не мог выбрать, что ему надеть, особенно учитывая то, что он даже не знал, как правильно её носить. Через какое-то время он всё же отобрал то, что ему больше всего понравилось, и попытался вспомнить, в каком порядке вчерашний слуга подавал ему одежду.
Стоя у зеркала, Казуки услышал топот. В комнату вбежал перепуганный Джин.
- Доброе утро, Джин, - принц улыбнулся.
- Господин Казуки, Вы должны были меня разбудить.
- Ты так крепко спал, и я решил, что буду ужасным человеком, если разбужу тебя. К тому же, смотри, я сам неплохо справился.
Казуки, упираясь кулаками в бока, повернулся, демонстрируя итог своей утренней битвы со шкафом. Джин пытался сдержать улыбку, закусив нижнюю губу.
- Что? Плохо получилось? – расстроено поинтересовался принц. Юноша в ответ замотал головой. – Обманщик, ты же сейчас лопнешь, сдерживая смех.
- Прошу меня извинить, - Джин поклонился. Его плечи слегка подрагивали от сдерживаемого смеха.
- Ладно, я сдаюсь! – Казуки начал развязывать пояс. – Лучше помоги мне нормально одеться, вместо того, чтобы смеяться.
- Как пожелаете.
Джин, взяв себя в руки, начал помогать принцу, переодеваться. Он улыбался своим мыслям - это очень радовало Казуки, и было абсолютно не важно, что юноша мог продолжать смеяться над его рассеянностью.
- Вот, закончили.
- Да – это намного лучше, чем было у меня, - Казуки осматривал себя в зеркало.
- Спасибо за одеяло, Господин.
Встретившись в зеркале глазами с принцем, Джин смущённо посмотрел в сторону. Он никак не мог привыкнуть, что к нему впервые за долгое время относятся так хорошо. Даже сейчас, когда он отблагодарил Казуки за его поступок, в сердце всё равно копошился какой-то мерзкий червячок стыда за то, что он вызывал беспокойство у своего господина.
- Постель! – вдруг опомнился слуга, убегая в соседнюю комнату.
Принц, вздрогнув от такой резкой смены настроения, проследовал за Джином. Тот бегал вокруг кровати, поправляя простынь и подушки, и накрывая покрывалом.
- Ваша доброта плохо влияет на меня, Господин, - Джин, запыхавшись, переводил дыхание.
- Будто меня беспокоит то, что кровать весь день будет перевёрнута вверх дном.
- Это может побеспокоить меня.
Казуки вдруг осознал, насколько он был неправ, что вел себя так неосторожно. Шах распорядился Джину ухаживать за гостем, но не подарил его Казуки. Любая оплошность в работе слуги - и его могли наказать, даже принц ничего не смог бы с этим поделать. Закусив губу от досады, он смотрел в пол, когда заметил шаровары Джина, ещё со вчерашнего вечера перепачканные сажей.
- Тебе нужно переодеться.
- Вы правы, Господин, - юноша рассматривал пятна. – Я сходу сменить одежду и заодно распоряжусь приготовить Вам завтрак.
- Ничего подобного, - Казуки взяв Джина за руку, потащил его к выходу. – Я иду с тобой. Дворец огромный и я хочу увидеть все его уголки.
- Вам нельзя со мной!
- Перестань упираться, или я прикажу тебе отвести меня туда, куда ты собираешься пойти.
- До чего же Вы упрямы, Господин Казуки.
- И я это знаю, - Казуки широко улыбался, подталкивая Джина к выходу.

Принц ходил взад вперёд перед входом в крыло слуг, из-за приоткрытой двери в которую, доносились неземные ароматы еды. Джин наотрез отказался впускать его внутрь, так как повара могли до полусмерти испугаться того, что такой почтенный гость спустился к ним. В животе начало урчать от голода, когда слуга наконец-то вернулся.
- Сейчас я отведу Вас в сад. Там Вы скоротаете время, пока я переоденусь, а повара приготовят Вам завтрак.
- Я хочу пойти с тобой.
- Пожалуйста, побудьте в саду, Господин, - Джин грустно смотрел на Казуки. – Вы можете не жалеть меня, но прошу Вас за других слуг. Их могут наказать, если Вас заметят в этом крыле для прислуги.
- Хорошо, - принц кивнул, понимая, что слова юноши не лишены смысла.
Через какое-то время Казуки даже был рад, что его оставили в саду. Музыканты играли прекрасную песню, ублажающую слух, а глаза радовали девушки, которые собирали виноград неподалёку. Их лица принц плохо видел, но ему было достаточно того, что он замечал, как время от времени они смотрят в его сторону и перешёптываются, мило улыбаясь.
На деревянный столик слуги опустили блюда с горячей едой, а Джин принёс кувшин с вином. Когда все ушли, юноша обратился к Казуки.
- Господин, Ваш завтрак остывает.
- Какая еда, когда тут такие милые девушки собирают виноград.
- Там никого нет, Господин Казуки.
Когда принц спустился с небес на землю, он заметил, что уже давно созерцает пустоту. Он взял бокал, который Джин тут же наполнил вином.
- Садись рядом, позавтракаешь со мной.
- Спасибо Вам за такое почтение, но я не голоден.
- Ну, конечно, - Казуки потянул за рукав юноши, отчего тот, не удержав равновесия, плюхнулся на подушку и едва не расплескал вино. – Не заставляй меня приказывать тебе.
Обречённо вздохнув, Джин принял тарелку из рук принца, в которую тот стал накладывать всевозможные вкусности. Такой еды слугам не доводилось пробовать, и юноша был ужасно рад наконец-то вспомнить вкус пищи, которой он был лишён.
- Я вижу, тебе нравится, - Казуки с большим удовольствием наблюдал за Джином, который уплетал за обе щёки. Он слегка испуганно посмотрел на принца, перестав жевать, но тот лишь похлопал его по плечу. – Ешь-ешь, не отвлекайся.
Медленно попивая вино из бокала, Казуки продолжал смотреть на виноградные лозы, ожидая, что садовницы вновь придут за урожаем. Джин, закончив трапезу, протёр руки полотенцем и посмотрел на принца.
- Господин, Вы должны быть осторожнее, - когда тот повернулся, юноша слегка нахмурился. – Я не знаю, кого Вы видели в саду, но если Вы посягнёте на собственность шаха – это для всех плохо кончится.
- Я не маленький ребёнок и знаю о последствиях своих поступков, - Казуки вновь посмотрел на виноградники, и с радостью заметил там пропавших девушек с корзинами. – Вон они!
Джин выглянул из-за плеча принца, который закрывал собой весь обзор. Удивлённо вскинув брови, он посмотрел на принца, но тот перебил его вопросом.
- Скажи, кто из них тебе нравится? - молодой человек улыбнулся.
- Мне, как-то неудобно об этом говорить, - щёки слуги окрасил румянец.
- Перестань, - Казуки повернувшись к нему, положил руку на его плечо. – Это так просто, просто скажи с кем из них, ты бы хотел провести ночь? Или может со всеми?
Принц увидев, как Джин пытается закрыть ладошками свои ещё сильнее покрасневшие щёки, рассмеялся.
- Я… мне, правда, неудобно… я не уверен… Нельзя об этом говорить, - от стеснения юноша не мог связать слов. – Конечно, это не красавицы из первого гарема, но шах будет не в меньшей ярости, если мы посмеем тронуть этих наложников.
- Прости, что ты сказал? – глаза Казуки округлились от удивления. – Это мужчины?
- Они слишком далеко, чтобы Господин мог увидеть их лица, - Джин нервно сжимал полотенце в руках, - а одежда слишком свободная, чтобы Вы могли увидеть фигуру.
Казуки молча, смотрел на наложников, которые вновь принялись за работу. Как и ранее, они продолжали иногда посматривать его в сторону. Принцу было досадно, что он оказался таким не внимательным, зато его забавляло то, как Джин смутился от его вопроса.
- Значит, у его величества шаха есть и подобный гарем? – вкрадчиво спросил он, пока слуги собирали грязную посуду, а Джин вновь наполнял бокал вином.
- Вас это удивляет, Господин?
- Нет, я читал о подобном в книгах, но думал, что это сказки. Просто в Северных землях и гаремов нет, только публичные дома.
- Южные страны отличаются особым нравом, - кивнул юноша. – А в Вашей стране в домах терпимости есть мужчины?
- Да, есть, - Казуки слегка покраснел, и чтобы скрыть смущение, начал поправлять подушки, на которых сидел.
- Господин… не сочтите за дерзость, – Джин снова густо покраснел, продолжая скручивать полотенце в замысловатые фигуры. – Могу… я могу задать Вам один личный вопрос?
- Конечно, - принц заинтересованно смотрел на слугу.
- А Вы… Господин Казуки, Вы когда-нибудь проводили ночь с мужчиной?
Столь прямолинейный вопрос застал молодого человека врасплох. Отчасти потому, что он не был лишён правды: были вещи в жизни принца, которые он скрывал даже от своего приближённого опекуна. Говорить о необычном увлечении, молодому человеку было не с кем, потому он хранил всё в тайне.
- Нам пора в библиотеку.
Казуки нервно поднялся на ноги, поправляя складки на одежде. Он осмотрел сад, пытаясь вспомнить, откуда они пришли и направился в ту сторону. Джин поспешил за ним, тихо посмеиваясь над тем, как просто он смог смутить принца.
Стук каблуков эхом катился по коридору. Навстречу Казуки и Джину шёл опекун с мешком за спиной.
- Игуру, ты уже уезжаешь?
- Ваше Высочество, - мужчина слегка поклонился. – Наши войска будут ждать меня. И разве, не Вы просили меня командовать нашими солдатами?
- Да, конечно, - Казуки было грустно расставаться с опекуном, но его помощь на втором фланге была необходима. – Значит, до встречи на Узком берегу.
- Мы будем ждать Вас, принц Казуки.
Молодой человек, игнорируя все рамки приличий, обнял Игуру. Этот человек был рядом с ним всегда. И после смерти короля, именно этот мужчина вернул принцу желание жить.
- Полно Вам, - опекун погладил принца рукой по голове и, поклонившись, продолжил свой путь.
Всю дорогу к библиотеке Казуки молчал. Джин видя, как тому грустно, не решался заговорить. Когда же тишина стала не выносимой, юноша задал вопрос, который его очень интересовал.
- Скажите, Господин Казуки, Вам не страшно оставаться во дворце одному?
- Нет. А должно быть? – Казуки слегка улыбнулся.
- Вы не думаете, что в любой момент шах может бросить Вас в темницу?
- Если бы он желал этого, то взял бы меня под стражу ещё тогда, когда я вошёл во дворец.
- Вам не интересно, зачем он вообще согласился на Ваше предложение? – Джин остановился, с беспокойством смотря в глаза принца.
- Как раз это я и пытаюсь выяснить, - Казуки подмигнул ему, – одновременно пытаясь защитить свою страну.
- Но…
- Кронпринц Казуки, - Манабу перебил разговор молодых людей, медленно выходя из дверей библиотеки. Джин сразу же упал на колени, касаясь лбом пола.
- Визирь Манабу, - Казуки слегка поклонился.
- Джин, можешь встать, - после слов визиря, юноша поднялся, по-прежнему смотря в пол. – Вы направляетесь в библиотеку?
- Да, я должен как можно скорее разработать план нападения на Имбару.
- Принц, Вы знаете, что слугам не разрешено посещать библиотеку? – Манабу посмотрел на Джина, слегка приподняв одну бровь.
- По слухам, книг в библиотеке шаха Руи больше, чем песка в пустыне, - учтиво улыбнулся Казуки. – Мне потребуется помощь, чтобы самые найти нужные из них. Мне очень повезло, что Ваш Правитель дал мне слугу, умеющего читать.
- Хорошо, - визирь снова смерил Джина взглядом. – Ответственность за этого человека, отчасти лежит на Ваших плечах. Надеюсь, Вы понимаете, что делаете.
- Не сомневайтесь, Ваше Святейшество, - Казуки учтиво поклонился, одаривая Манабу улыбкой.
- Весь материал, который у нас есть о Имбаре, лежит на столе возле статуи слона. Если будут какие-то вопросы, я всегда к Вашим услугам, - визирь поклонился и оставил молодых людей.
- Какой подозрительный, - хмыкнул Казуки. – Идём, Джин.
Взяв юношу, который по-прежнему не поднимал головы, за плечо, принц повёл его за собой.
Библиотека была поистине огромной. Высокие стеллажи, которых было великое множество, были заставлены книгами. Каменные ниши изобиловали рукописными свитками, а у центрального стола лежали большие карты, на которых изображалась та часть мира, которую Казуки знал.
- Господин, оказывается, Вы не льстили когда сказали, что у шаха огромная библиотека, - Джин был поражён размером комнаты.
- Признаться, я и сам удивлён.
Принц, рассматривая стопки книг на столах, направлялся вглубь зала, пока не увидел статую слона. Рядом стоял стол с чистыми письменными принадлежностями, в то время как вокруг было разложено множество свитков и пара стопок книг.
- Что же, пора приступить к работе, - принц уселся за стол, открывая первую книгу в ветхом переплёте.

Когда Казуки впервые оторвался от изучения книги, он заметил, что солнце начало клониться к горизонту. Джин сидел рядом на низком табурете и, опустив голову, читал книгу, которая лежала перед ним на полу. Принц опустил руку ему на плечо, и юноша, вздрогнув, посмотрел на него.
- Тебе удобно так читать?
- Господин, Вы же знаете – слугам читать нельзя. Я просто рассматривал фреску на полу.
- Конечно, - подмигнув, Казуки наклонился очень низко, прошептав Джину на ухо, - если хочешь, я возьму для тебя любые книги. Будешь читать их в моей спальне, там тебя никто не побеспокоит.
Глаза юноши заискрились радостью, и он закивал, готовый с радостью принять предложение принца, но вдруг осекся.
- Если кто-то узнает, нас обоих накажут.
- Тебя часто наказывали?
Джин сжал свои плечи. Воспоминания были очень неприятными, и Казуки в очередной раз ругал себя за неосторожные вопросы.
- Прости, я не хотел напоминать…
- Всё в порядке, Господин, - с грустной улыбкой, Джин посмотрел в глаза принцу. – Прежде, чем они сломили мою волю, прошло много времени, и было много наказаний.
У Казуки сжалось сердце. В Северных странах, даже когда король был повержен и взят в плен, его либо сразу казнили, и хоронили с почестями, либо отпускали с мечом и огнивом по миру. Принц не мог понять, почему в Южных землях такие ужасные законы, и кто создал их. Сейчас он всем сердцем возжелал только одного: вернуть поверженному принцу свободу.
- Господин? – Джин осторожно коснулся колена Казуки, привлекая его внимание. – Вы побледнели. Вам плохо?
- Всё в порядке, - принц потёр виски пальцами. – Так, мы остановились на выборе книги. Что бы мне взять почитать перед сном?
Казуки внимательно смотрел на Джина. Юноша не сразу сообразил, что тот ожидает от него совета, чтобы взять те книги, которые слуга сможет потом прочитать. Джин рассеяно бегал глазами по полкам, пытаясь решить, что из этого великого множества историй может его заинтересовать.
- Господин Казуки, Вы скучаете по дому? – хитро улыбнувшись, юноша смотрел на принца. – Может Вам стоит взять книги о Северных странах?
- Я лучше любой книги знаю историю своих земель и могу предаваться воспоминаниям когда угодно. Может, посоветуешь что-то другое?
- Мне очень интересно узнать о Вашей Родине.
- Думаю, книги не понадобятся, - Казуки наклонился, пока его глаза не оказались на одном уровне с глазами Джина, - пока у тебя есть я.
Юноша улыбнулся и кивнул, с радостью предвкушая, как вскоре узнает о неведомой стране, о которой только слышал в детстве.
- Но, кое-что я все же заберу с собой.
Объяснив Джину, что именно его интересует, Казуки принялся искать необходимые книги. Слуга ему помогал, с лёгкостью забираясь по лестнице на верхние полки в поисках нужных трактатов. Спустя какое-то время на столе были собраны две небольшие стопки книг, которые молодые люди взяли в руки и понесли в спальню.
- Господин, Вы думаете, они Вам потребуются?
- Любая книга по-своему полезна, нужно только раскрыть её и понять, что именно тебе нужно. – Казуки снял пару книг со стопки Джина, которые закрывали ему обзор.
- Надеюсь, они Вам пригодятся, ибо они очень тяжёлые и пыльные.
- Кто это тут жалуется?
- Я просто не хочу второй раз менять одежду. Прачка меня погонит метлой, если я так часто буду к ней приходить.
Казуки рассмеялся, представляя большую тучную женщину, которая выметает голого Джина из комнаты. Принц смутился. Его удивляла мысль о том, что он представил именно обнажённого юношу. Успокаивая себя мыслью о том, что одежда Джина в стирке, как бы глупо это не казалось, он зашёл следом за ним в свои покои.
- Это не смешно, - юноша положил стопку книг на стол. – Она страшная женщина.
- Наверно такая же, как моя гувернантка в детстве, - принц опустился в кресло, устало вытягивая ноги. – Чтение всегда утомляло меня сильнее всего.
- Позволите мне пойти распорядиться, чтобы Вам приготовили ужин? Затем я вернусь, чтобы приготовить ванну.
- Да, конечно, - слегка махнул рукой Казуки. – Я тебя тут подожду, прямо в этом кресле. И ещё: передай прачке, чтобы она тебя не трогала и дала чистую одежду.
- Я постараюсь.
Когда Джин скрылся за деревянной резной дверью, принц откинул голову, разглядывая потолок. Солнце ещё не село, а он уже утомился так, будто весь день загонял дикого зверя верхом на коне. Его отец любил охотиться и всегда возвращался во дворец с добычей. Воспоминания плавно перетекли в сон, и Казуки уснул, проваливаясь в эфемерный мир.

***
Последние пятнадцать минут Джин сидел на полу, положив голову на ручку кресла, в котором спал принц. Юноше совсем не хотелось прерывать сон, который сейчас снился Казуки, поэтому он, молча, продолжал рассматривать его спокойное лицо. Джин считал принца красивым, и хорошо понимал тех служанок, которые, увидев гостя ранее, говорили о нём без умолку.
Еда на столе дымилась, а дрова в печи под ванной тихо трещали, наполняя комнату приятным ароматом сандала. Юноша, осторожно коснувшись плеча принца, слегка сжал его.
- Господин, просыпайтесь. Всё готово.
- Я уснул? – Казуки потёр ладонями глаза. – Какая досада, теперь я всё ночь буду бодрствовать.
Он сел за стол. Как и ранее, потянув Джина за руку, принц усадил его рядом с собой и подал ему тарелку. Юноша молчал и слушал, как Казуки рассуждает о восточной кухне, о странных обычаях этих земель. Затем он вдруг начал говорить о книгах, которые прочитал сегодня и на какие мысли они его натолкнули.
- Ты почему молчишь? – Казуки вопросительно изогнул брови, пока Джин задумчиво отрывал виноградные ягоды с ветки.
- Вас слушаю.
- Ты какой-то странный, - прищурился принц, – даже не возмутился, когда я снова заставил тебя есть вместе со мной.
- Простите, Господин, - Джин, улыбаясь, склонил голову. – Вы хотите, чтобы я возмутился?
Подпирая рукой голову, Казуки растерянно смотрел на слугу. Он совсем не понимал, что сейчас происходит, но результатом был доволен.
- Нет, я хочу в ванну.
Раздеваясь на ходу, он шёл к каменной чаше. Прежде, чем забраться в неё в этот раз, он опустил руку в воду, чтобы опробовать её температуру. Удостоверившись, что сейчас там не кипяток, он забрался в ванну, погружаясь с головой под воду. Когда он вынырнул, то увидел, как Джин аккуратно складывает его одежду на сундук.
- Господин, - начал юноша, опускаясь на низкий табурет, - простите мне мою дерзость, но Вы обещали мне рассказать о своей стране.
- Что, прямо сейчас?
- Вам неудобно? – Джин слегка наклонил голову набок.
- Не в этом дело, - он растерянно посмотрел в сторону. – Ладно, обещал, значит начну.
Немного подумав, принц начал свой длинный рассказ, который Джин с удовольствием слушал не один последующий вечер.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:39 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
3 глава

Каждый новый день для Казуки был наполнен событиями. Не было ни одного часа, который бы он тратил впустую, а компания Джина только бодрила его ещё больше. Этот человек становился всё дороже сердцу принца, и, если бы не вынужденные формальности в рамках дворцовых стен, они бы давно стали близкими друзьями. Но уши и глаза были всюду, и Джин упрямо продолжал обращаться с глубоким почтением к Казуки, как тот ни просил его вести себя иначе.
В перерывах между изучением материалов об Имбаре и древних трактатов о походах великих полководцев принц с удовольствием продолжал рассказывать Джину о своей стране и узнавал много нового о Лалине. Никогда раньше не видя тех земель, он успел влюбиться в пейзажи, которые так тщательно передавал словами его слуга. Страна пленяла своей мистической атмосферой, наполненной светом луны, которой поклонялись жрецы Лалины.
- Господин, - Джин сел на край кровати рядом с принцем, - Ваш король опять проиграл.
Очередная партия шахмат закончилась для принца неудачей. Он расстроенно толкнул своего маленького шаха пальцем, и он со стуком упал на клетчатую доску.
- Я никогда не научусь этой игре, - Казуки отодвинул игровое поле боя и устало лёг, положив голову на колени Джина.
- Вы прекрасный стратег, Господин Казуки, - юноша собирал фигуры, разбросанные на покрывале. – Эта игра лишь имитация боя. Тут есть свои правила, и нужно им следовать, чтобы привести своего шаха к победе. В реальной жизни правил нет.
- Да, мой план невозможно отыграть на шахматной доске.
- Верно, потому я уверен, Вы победите: Имбара падёт к Вашим ногам.
Казуки смотрел в глаза Джина, чувствуя, что слова этого человека вселяют в его сердце куда больше отваги, чем две армии которые будут помогать ему в осаде.
- Скажите, Господин, - слуга обеспокоенно всматривался в горизонт за окном. – Вам не страшно думать о возможной смерти?
- Лишь глупец её боится, тогда как воин почтёт за честь умереть в бою.
Джин продолжал печально глядеть вдаль, молча переживая ужасно тоскливое чувство в груди. Почувствовав, как прохладные пальцы коснулись его щеки, он слегка наклонил голову, глядя на принца. Жест Казуки его смутил, о чём говорил лёгкий румянец, но Джин не мог отвести глаз.
- Я всегда обвинял всех богов в том, что они не забрали мою жизнь тогда, когда я сражался за свою страну. Два года меня угнетают рабство и мысли о том, что наши прекрасные города разграблены, а Великая пустыня поглощает то, что осталось.
Принц резко встал. Сжимая Джина в объятиях, Казуки пытался успокоить своё сердце, которое дикой птицей билось в его грудной клетке. Слегка повернув голову, он очень тихо, но уверенно прошептал то, что осознал однажды.
- Я обещаю тебе, мой дорогой друг, я помогу тебе. Не знаю как, но я добуду для тебя свободу.
Джин мягко обнял Казуки, пряча глаза в прядях его волос на плече.
- Мы оба знаем, что шах никогда меня не отпустит, - вздохнул он, - но у меня есть надежда, которую ты мне подарил, мой друг.
Принц вздрогнул, услышав слова, которые, как он думал, никогда не будут произнесены вслух. Слегка отстранившись, он увидел хитрую улыбку Джина, который приставил палец к губам. Казуки кивнул, соглашаясь держать тайну близких отношений между друзьями.
- Уже поздно, - молодой человек поднялся, направляясь в смежную комнату, - я приготовлю Вам ванну и одежду для завтрашней встречи с Его Высочеством шахом Руи.
Когда Джин вышел, Казуки расслаблено откинулся на спину. Он улыбался внезапной мысли, которая только что осенила его сознание и могла помочь исполнить данное обещание.

***
Унизанные перстнями тонкие пальцы скользили по начищенному до болезненно-ослепительного блеска лезвию, ощупывая его на предмет мелких рубцов. Но лезвие было идеально – ни одного изъяна на гладком изделии из стали. Крутанув запястьем, Руи вскинул руку с мечом, с тихим свистом рассекая прохладный воздух. Лезвие напряженно зазвенело, оно рвалось в бой, словно чувствуя сильную руку хозяина. Созданная для битвы сабля с рукояткой из дорогого металла хотела поскорей вонзиться в тело врага и испробовать вкус крови.
Руи довольно улыбнулся, в очередной раз оглядывая оружие со всех сторон.
- Превосходно, - тихо сказал он сам себе.
Заслышав шаги, Руи опустил сверкающий меч на красный атлас и повернулся к двери. В дверном проеме стоял Казуки, замерший на месте при виде оружейной сокровищницы шаха. Его распахнутые в восторженном изумлении глаза и по-детски приоткрытые губы вызвали улыбку на лице Руи.
- Принц Казуки, - приветливо кивнул головой шах. – Как вижу, здесь Вам еще не удалось побывать?
- Шах Руи, - Казуки, собрав своё растерянное самообладание, кивнул в ответ. - Без Вас я бы не посмел зайти сюда.
Принц скользнул пальцами вдоль чёрного блестящего древка копья, висящего на стене. Оружие вызывало в сердце молодого человека поистине детский восторг.
- В моём дворце тоже есть большая оружейная комната, но у Вас есть такое необычное оружие, которого я раньше не видел. Допустим, это.
Казуки указал на меч, который имел красивый изгиб, напоминающий ногу лани. Его лезвие отличалось тем, что сверкало золотом и было заточено с обеих сторон.
- У кронпринца замечательный вкус, - подойдя к стене, на которой висел заинтересовавший Казуки меч, Руи снял его, сдувая скопившуюся пыль. - Этот меч изготовлен мастерами Лалина. Поистине уникальная вещь, сейчас таких практически невозможно найти.
Казуки продолжал любоваться оружием, которое сверкало в руках шаха. Такое изящество в столь опасном для жизни предмете он видел впервые, и это завораживало ещё сильнее.
- Ваше Высочество, - Казуки перевёл взгляд на шаха, - я как раз хотел попросить Вас об одной услуге.
- Я слушаю, - вернув меч на место, Руи повернулся к Казуки, заводя руки за спину и награждая принца внимательным взглядом.
- За чтением книг я забыл о самом важном: уже целый месяц я не держал меч в руке, - Казуки сжал кулаки, напрягая мышцы. – Мне нужно поупражняться в фехтовании, и я пришёл просить у Вас разрешения выдать тренировочную саблю моему слуге.
Шах, слегка нахмурив брови, сузил глаза. Это предложение ему не нравилось, и принц поспешил объяснить свой выбор.
- Мои слуги, как и Ваши, не смогут быть достойными соперниками. Любой из них под страхом страшного наказания будет бояться драться в полную силу. Но я уверен, что Джин не такой, как другие и будет лучшим выбором для соперника в тренировке.
Продолжая сверлить Казуки недовольным взглядом, Руи поднял руку и задумчиво потянул светлую прядь волос. Казуки едва сдержал смешок: столь легкомысленного жеста от великого шаха он не ожидал.
- Почему именно слуга? К вашим услугам часть моей армии, выбирайте любого и тренируйтесь, пока усталость не свалит вас на тренировочном поле. Уж поверьте, многих из них ничуть не смутит, что Вы - принц, - на последних словах Руи перестал хмуриться, но Казуки все еще видел неодобрение в его глазах.
- Я не успел сказать Вам ещё кое-что, - глаза Казуки искрились хитростью. – Джин необходим мне при осаде Имбары. В плане, который я разработал, он играет важную роль.
Если бы рядом находился кто-нибудь из вельмож, они бы поклялись своей семьей, что еще никогда не видели шаха в таком изумлении. Тонкие брови вскинулись вверх, а губы дрогнули, словно желая издать возглас удивления. Руи даже не пытался взять себя в руки, он продолжал лишь пораженно смотреть в хитрые глаза принца.
- Слуга? - наконец произнес он. - Зачем Вам слуга? У Вас в подчинении армия. Нет, две армии, а Вы говорите, что в помощь Вам нужен простой раб?
- Уверяю Вас, войска мне тоже понадобятся, - Казуки прошёлся вдоль стены, разглядывая алебарды, - но я нападу на город столь тонко, что возможно потери солдат будут минимальны. Это будет возможно в том случае, если Вы пойдёте мне навстречу и дадите всё необходимое.
Замолчав, принц повернулся к шаху. Его взгляд был серьёзным и уверенным в своей правоте, а главное – в преимуществе, которое у него было в грядущем сражении.
- Вы же понимаете, принц, что мое доверие к Вам не бесконечно, - Руи задумчиво провел пальцем по лезвию одного из мечей. – И я очень надеюсь, что Вы его оправдаете, если я позволю Вам сделать так, как Вы хотите.
- Уверен, мой план Вам придётся по душе, - Казуки дружелюбно улыбнулся, - а Ваш народ будет прославлять Ваше благородство и заботу о нём. В этом дворце есть глухие комнаты? Я посвящу Ваше Высочество в детали, чтобы не быть голословным.
- Когда уши есть повсюду, без таких комнат не обойтись, - взяв в руки колокольчик, коих было великое множество по всему дворцу, Руи позвонил в него. В оружейную комнату тут же зашел охранник. - Запри за нами, - велел ему шах. - Идемте, - кивком головы Руи попросил Казуки следовать за ним.
Едва переступив порог, принц бросил через плечо взгляд на изогнутый меч, привлекший его взгляд с самого начала. Лезвие блеснуло в свете факелов, и Казуки понял, какой выбор он сделает.

***
Солнечные лучи упорно щекотали ресницы. Казуки, недовольно перевернувшись на другой бок, накрылся одеялом с головой, но неожиданно подскочил, вспомнив кое-что важное.
Джина в комнате не было, и принц досадно вздохнул, ведь в его планах было встать раньше друга. Выбираясь из-под одеяла, Казуки прошлёпал босыми ногами к шкафу, в котором принялся суматошно выбирать вещи. В то время, когда он завязывал пояс, в комнату заглянул Джин.
- Ваше Высочество? – следом за юношей молчаливо вошёл помощник, опустив голову. – Доброе утро. Вы проснулись неожиданно рано. Попросить подать Вам завтрак?
Казуки вопросительно кивнул в сторону слуги.
- Мы пришли забрать бельё в прачечную, Господин, - Джин улыбнулся.
- Я буду завтракать в саду. Когда закончишь тут, мне потребуется твоя помощь в одном деле. Советую надеть одежду, которую не жалко будет испортить.
Брови юноши вопросительно изогнулись. Он даже не мог предположить, какого рода помощь нужна была принцу, но Казуки всегда был непредсказуемым человеком. Чтобы зря не ломать голову над бесчисленным количеством догадок, Джин поклонился и сказал, что скоро всё будет исполнено.
Пока слуги работали в комнате, принц побежал в сторону дворцовой кузни. Как и было велено накануне, его уже ожидал кожаный чехол с готовыми мечами. Кузнец поклонился Казуки, который, сияя от счастья, продолжил свой путь в сад.
На низком столике уже стояли фрукты и восточные сладости, которые принц с удовольствием начал есть, пока музыканты заполняли тишину спокойной мелодией.
- Не перебивайте себе аппетит, Господин Казуки, - Джин и пара слуг, опускали горячие блюда на стол.
Принц махнул рукой, заставляя других удалиться. Как только слуги скрылись, Джин сел рядом с Казуки и начал заполнять его тарелку едой.
- Не налегай на еду, - усмехнулся принц. – Нам с тобой ещё фехтовать.
- Это не мне… Прости, что делать?
- С сегодняшнего дня, получив официальное разрешение от шаха, ты будешь помогать мне упражняться в фехтовании.
Джин растерянно посмотрел на Казуки, который развел руки в стороны и торжественно огласил новость.
- Ты не рад?
- Казуки, но у меня нет оружия, - вздохнув, Джин поставил тарелку на стол. – Или мы сделаем сабли из деревяшек, как в детстве?
- Закрой глаза и протяни руки. У меня есть для тебя сюрприз, - Казуки хитро улыбался.
- Кажется, меня посещают смутные подозрения.
Усмехнувшись, Джин закрыл глаза, протягивая руки перед собой. Он слышал, как что-то металлическое лязгнуло, ударяясь друг о друга, а затем, нечто холодное и тяжёлое вложили в его ладони. Юноша открыл глаза, увидев не заточенный меч.
- Как тебе? На что это похоже? – принц явно ожидал какой-то реакции.
- Даже не знаю, что сказать.
- Перестань, - Казуки легонько толкнул друга в плечо. – Ты же знаешь.
- Если ты о том, что это хопеш, то это самый уродливый меч, который я когда-либо видел.
Джин рассмеялся, видя как лицо Казуки, расстроенно вытягивается: он явно ожидал положительной реакции.
- Казуки, - Джин положил ладонь на колено друга, – спасибо. Пускай, это ненастоящий меч, но мне приятно, что ты заказал его специально для меня.
- Кузнец шаха сделал его, как смог, - принц достал из чехла второй меч.
- Какое интересное оружие. Такой же тонкий, как шамшир, но его лезвие более изящно изогнуто.
- Мы называем его саблей, - Казуки приставил рукоять к глазу, отслеживая угол изгиба лезвия.
- Итак, ты хочешь, чтобы мы тренировались с разным оружием в руках?
- Да, - Казуки серьёзно кивнул. – Хопеш большая редкость: я сам впервые увидел его в оружейной шаха Руи. Я не владею техникой боя с противником, в чьих руках подобный меч, поэтому хочу быть готовым к любым сюрпризам.
Джин внимательно оглядывал грубое лезвие тренировочного хопеша. Его намётанный глаз находил десятки изъянов в этой копии, и юноша грустно вздохнул.
- Это будет бессмысленная тренировка. Внешне этот меч может и похож на хопеш, но я чувствую, насколько сильно он отличается от оригинала.
- Но ты же мастер в искусстве владения этим оружием, - Казуки взял друга за запястья. – Ты сможешь мне показать приёмы даже с этим кривым куском железа. Ведь так?
Джин смотрел в глаза принца, который мысленно почти умолял, так по-детски и наивно, будто просил старшего брата о помощи.
- Хорошо, я помогу тебе с тренировкой, - он кивнул. – Выжму из этого обрубка всё, что только возможно.
Казуки заметил, как глаза друга как-то загадочно блеснули. Улыбаясь своим мыслям, юноша убрал мечи в кожаный мешок, в мыслях прокручивая воспоминания своих старых тренировок. Нужно было выбрать подходящие приёмы, которые были бы и необычными и полезными, и, конечно, Джину хотелось использовать пару движений, которые он однажды придумал сам.
Внимательно следя за лицом друга, Казуки пытался понять какие именно мысли роились в его голове. Ему очень нравилось видеть, как Джин ожил внутренне, когда согласился помочь принцу. Тот не прогадал в выборе партнёра для тренировок, ведь он мог привнести новое умение в боевой запас принца.
- Давай, ешь быстрее, и мы направимся в конюшню, - Казуки вручил другу полную тарелку. – Мне не терпится увидеть тебя в деле.
- Поспешишь – людей насмешишь.
Джин не торопясь ел плов, запивая свежим нектаром из фруктов.
- Если будешь есть медленно, будешь тренироваться голодным, - Казуки, смеясь, ткнул вилкой юношу в плечо.
- Ай! – Джин потёр уколотое место. – Ладно-ладно, я буду есть быстрее.
Завтрак затянулся почти до обеда, пока молодые люди веселились за столом. Они открыли сражение на серебряных вилках, не дойдя до тренировочного поля. Но когда солнце поднялось достаточно высоко, Джин напомнил принцу, что пора заняться делом, тем более в саду невозможно было находиться в полдень.
Отдав указания слугам убрать со стола, Джин последовал за Казуки в сторону западного крыла дворца, где принцу было позволено проводить свои тренировки.

***
Круглое песчаное поле было предназначено для лошадей, которых надлежало объезжать. Сейчас оно было ровное, с лёгкими бороздами от специальных грабель, которым выравнивали почву.
- С чего начнём? – Джин смотрел на Казуки, который повесил мешок на крючок для узды.
- Пробежим кругов десять по периметру, - принц снял жилет. – Моё тело задеревенело после трёх недель лени.
- После Вас, Ваше Высочество.
Усмехнувшись, Джин шутливо поклонился, позволяя принцу начать первым, но тот схватил друга за руку, заставляя его бежать рядом с собой. Он очень любил тренировки с Игуру. Было большим удовольствием заниматься сейчас самостоятельно, следуя тому плану, к которому его приучил опекун. Казуки подзадоривал Джина, который уверенно следовал за ним, совсем не выбиваясь из сил: постоянные работы во дворце закаляли тело не хуже военных тренировок.
Переводя дыхание после длительного бега, Казуки полез в кожаный мешок, извлекая пару тренировочных мечей. Вручив искусственный хопеш другу, он прошёл в центр площади. Джин стал напротив него.
- Итак, правила простые, - принц покрутил кистью, заставляя меч очертить пару кругов в воздухе. – Сражаться честно и не поддаваться.
- Что, совсем нельзя поддаваться?
Казуки покачал головой, понимая, что друг откровенно подшучивает над ним. Но всё же он волновался, что Джин действительно не будет драться в полную силу, всё ещё волнуясь о том, что их дружеские отношения раскроются. Думать о том, что тот побоится его ранить, принц даже не собирался, считая себя отличным бойцом способным отразить любые атаки.
- Начали!
После этих слов Казуки резко бросился в атаку, проведя несколько рубящих движений вверх и по бокам. От неожиданности Джин едва не получил удары по рёбрам, чудом успев отклониться от них, а при последнем верхнем ударе просто прогнулся назад и, не удержав равновесия, упал на песок.
- Не спи, - принц, улыбаясь, подал ему руку, помогая встать.
- Ты слишком стремителен, - юноша оттряхивал песок со спины. – Я ничего не успел понять.
- А ты не должен думать головой, нужно сражаться сердцем и глазами.
Казуки приложил ладонь к груди друга. Сердце Джина отбивало бешеный ритм, и молодой человек не принял это во внимания, учитывая то, как резко он напал на друга. Тот стоял, опустив голову, и смотрел на острие меча, пытаясь собрать хаотично расползающиеся мысли.
- Давай ещё раз попробуем. Только на этот раз не считай ворон.
Принц отошёл, и Джин облегчённо выдохнул. Ему было сложно сражаться с другом и причин, препятствующих нормальной тренировке, было множество. Но самая весомая была та, что он не мог атаковать человека, который был ему дорог, пускай и в шуточном бою. Не важно, что беспокоило Джина: страх ранить Казуки или чувство вины за то, что нужно считать его врагом - в любом случае было сложно начать драку.
- Джин, ну что ты как маленький?
- Я собираюсь с мыслями, - громко проговорил юноша с противоположного конца площади.
- Пока ты будешь думать, я состарюсь.
- Ладно, нападай.
Джин повернулся к принцу почти спиной, смотря на него через плечо. Он держал меч наготове, едва касаясь загнутым острием песка.
- Ты уверен, что с этой позиции ты сможешь защищаться? – скептический голос принца заставил юношу улыбнуться.
- Нападай!
После громкой команды Казуки сорвался с места. Он очертил саблей изящный полукруг в воздухе, направляя удар лезвия в чётком горизонтальном положении. Металл лязгнул, ударяясь о железную преграду. Пару мгновений Казуки удивлённо смотрел на хопеш, который замер вертикально, отражая удар. Одно движение вверх, и сабля дрогнула в руках принца, но он удержал её, отклоняясь назад от следующего удара противника.
- Слишком тяжёлый, - Джин грустно смотрел на свой грубый меч.
- Настолько неудачная копия?
- Я же говорил – отвратительная. Наши мечи лёгкие и тонкие, потому есть возможность проводить особенные удары, которые другими мечами сделать невозможно.
- Тогда мы будем просто тренироваться, - резко вскинув саблю, Казуки проворно повернулся и шлёпнул Джина клинком по ягодицам.
- Эй! – юноша хмурился, потирая ушибленное место. – Ты что вытворяешь?
- Тебя что-то не устраивает? Так давай, попробуй наказать меня за такую дерзость.
- Пытаешься меня дразнить?
- И понимаю, что тебя проще отшлёпать, чем заставить драться.
Принц снова хотел повторить свой удар, но встретил блок. Лезвия жалобно заскрипели потираясь тупыми краями друг о друга.
- Всё, ты напросился, - Джин хитро улыбался.
В глазах мелькнул едва заметный опасный блеск, который предвещал интересное продолжение, и Казуки закусил губу от предвкушения. Оттолкнув соперника от себя, Джин стал разминать руку, выписывая плавные фигуры хопешом в воздухе. Несколько мгновений, и рука привыкла к весу и вибрации тренировочного меча. Нацелив острие на Казуки, юноша рукой призывал его нападать. Почувствовав, что серьёзный бой начался, принц с радостью ринулся в атаку.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:41 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Успевший прогреться к обеду ветер обдувал лицо стоящего на балконе Руи, который опирался о каменные перила. Мужчина редко приходил сюда – западное крыло дворца было мрачным и неуютным, по коридорам постоянно гуляли сквозняки, и кроме складов здесь практически ничего не было. Но сегодня у шаха была особенная причина, чтобы наведаться в нежилую часть дворца. С балкона открывался вид на конюшни и небольшую круглую площадку, на которой обычно объезжали лошадей. Сегодня же эту площадку, где еще никого не было, облюбовали двое мужчин для своей утренней тренировки.
Послышалось тихое цоканье коготков по камню, и на перила легко запрыгнула миниатюрная пятнистая кошечка. Легко пробежав вперед, она потерлась головой о щеку мужчины, вызывая у него ласковую улыбку на губах.
- Доброе утро, Мару, - почесал он кошку за ушком. Животное довольно заурчало в ответ, подставляя под ладонь другое ухо.
- Что ты здесь делаешь? – раздался голос Манабу за спиной Руи. Шурша полами жемчужно-серого халата по полу, визирь подошел к шаху. Мару тут же перебралась ближе к нему, напрашиваясь на новую ласку.
- Могу спросить тебя о том же, - Руи выпрямился и, поправив рукава, сел на край перил.
- Искал тебя. Приехал гонец из Имбары. Я хотел найти принца, чтобы вы вместе выслушали известие, но отыскать его мне не удалось.
- Юный принц решил потренироваться, - увидев, как Манабу удивленно вскинул брови, Руи кивком головы указал на площадку. – Посмотри сам.
Манабу шагнул ближе к краю балкона, упираясь ладонями о перила.
Казуки внимательно следил за движениями Джина, который уже полностью отбросил все лишние мысли и полностью погрузился в их битву. Он уже не просто защищался – слуга позволял себе делать выпады в сторону принца, который отражал их с видимым усилием. Наблюдая за ними, Руи про себя отметил, что, даже не держа в руках меч столь долгое время, Джин не растерял свои навыки воина.
Когда принц что-то в очередной раз крикнул ему, Джин, с легкой улыбкой глядя принцу в глаза, плавно опустил меч и, едва Казуки оказался рядом, перебросил его в другую ладонь, резко вскидывая руку вверх. Если бы принц - натренированный боец с прекрасной реакцией – не успел увернуться или оказался бы на шаг ближе, меч легко бы вспорол ему живот до самого горла. Но у Джина была другая цель – лишь немного поумерить пыл заигравшегося Казуки.
Схватив еще не опустившуюся руку за запястье, принц ловкой подножкой свалил Джина на песок и с победной улыбкой уселся сверху, приставляя лезвие тренировочного меча к шее слуги.
- Он довольно-таки неплох, - признал Манабу, с интересом наблюдающий за схваткой.
- Подожди, представление еще явно не закончилось, - почесывая Мару за ухом, усмехнулся Руи.
Что сказал Казуки Джину, мужчины не услышали, но увидели, как слуга перехватил повыше меч, все еще находившийся у него в руке, и несильно ударил Казуки под лопатку. Вскрикнув от неожиданности, Казуки свалился на песок рядом со смеющимся Джином.
- Я же говорил, - засмеялся шах, отворачиваясь от поля. – Джин отнюдь не так прост. Все же свою столицу он защищал до последнего.
Руи неосознанно поднял руку, потирая плечо. Глядя на брата, Манабу едва заметно нахмурился – старые раны не беспокоили шаха уже давно. Поднявшись со своего места, Мару прошлась по перилам балкона и, остановившись, потерлась головой о локоть Руи.
- У меня есть идея, - отбросив мрачные мысли, Руи вскинул на Манабу пылающий загадочным предвкушением взгляд. – Идем. Давно я уже не держал в руках меч, - уже тише добавил он.
К несчастью для Манабу, он услышал слова брата.
- Постой, но… Но зачем тебе я? – Манабу попытался увернуться от руки шаха, но та всё же крепко уцепилась за его запястье.
- Мне же надо с кем-то потренироваться.
- Н-но я же визирь! Я не тренировочная кукла! – возмутился Манабу, но Руи его уже не слушал. – Руи! Гонец! – попытался вразумить шаха мужчина. Не обращая внимания на протесты брата, шах с довольной улыбкой увел его с балкона.
Оставшись в одиночестве, Мару лениво потянулась и спрыгнула с перил, направившись в сторону кухни, где кошке Его Высочества всегда доставалось что-нибудь вкусное.

***
Казуки без сил лежал на кровати, уткнувшись лицом в покрывало. Слегка приподняв голову, он посмотрел на Джина, который в соседней комнате пытался затолкать дрова в печь.
- Джин, - протянул принц, - я умираю.
- Потерпи немного. У меня самого руки дрожат – я два года не держал в руках меч.
- Лжец!
Усталость Казуки как рукой сняло. Он приподнялся на кровати и, не отрывая глаз, смотрел в затылок Джина, ожидая, когда тот повернётся и скажет ему, что он пошутил.
- Твой взгляд сейчас прожжёт во мне дыру, - Джин справился с поленом и закрыл печку. – Я не шучу.
Юноша повернулся и сел на пол, скрестив ноги. Он внимательно смотрел на принца, который едва ли не вполз на пол с кровати, направляясь в его сторону. Усевшись напротив друга, Казуки продолжал выпытывающе смотреть в его глаза.
- Перестань, неужели ты думаешь, что мне, в прошлом великому войну и царю, дали бы оружие в руки?
- Ты прав, - принц смотрел в пол. – Тогда откуда в тебе столько силы? Ты совсем не растерял навыки.
- Ну, - юноша замялся, – я вытачивал из дерева оружие и тренировался с ним, пока никто не видел. Я надеялся, что однажды смогу сбежать отсюда.
- А ты хитрый.
Казуки легонько стукнул кулаком друга в колено. Джин смущённо улыбнулся и поднялся, чтобы попробовать температуру воды в ванне.
- Готово. Можешь залезать и расслаблять свои уставшие мощи.
- После тебя.
- Что? – Джин как-то нервно усмехнулся. – Я туда не полезу.
- Полезешь, - Казуки настойчиво напирал на юношу.
- Нет, и не вздумай приказывать, всё равно я этого не сделаю.
- Ну что же, - принц грустно вздохнул. – Я попытался.
Джин смущённо смотрел на друга. Казалось, Казуки и правда очень сильно расстроился, что он не составил ему компанию, но юноша сильно ошибался. Когда Джин хотел коснуться плеча принца, тот резко схватил его за руку и перекинул через себя прямо в ванну. Раздался громкий всплеск, и вода с шумом перелилась через бортики, растекаясь большими лужами по полу. Недолго думая, принц, не раздеваясь, прыгнул следом, вытесняя из каменной чащи ещё одну часть воды, которая медленно превращала пол в озеро.
- Дурак! – Джин, вынырнув, хватал воздух ртом и протирая лицо.
- Как тебе не стыдно обзывать Королевское Высочество?! – принц надавил на плечи друга, заставляя того снова уйти под воду.
- Тебя нужно отшлёпать и поставить в угол.
Юноша, смеясь, отталкивал Казуки, чтобы тот снова не окунул его с головой. Принц хохотал довольный тем, что его шутка удалась.
- Что, не можешь мне до сих пор простить, что получил саблей по заднице?
- Я тебе это припомню!
Джин, зачерпнув воды в ладони, брызнул ею в лицо принца. Пока он, смеясь, пытался протереть глаза, юноша дёрнул его за ногу, отчего Казуки с головой ушёл под воду. Борьба в ванне продолжалась ещё какое-то время. Наконец-то оба парня устали, и побросав мокрые вещи на пол, лениво откинулись на ботики ванны.
- В следующий раз лучше сразу соглашайся, - Казуки довольно улыбался.
- Такого упрямого человека я вижу впервые.
- Это хорошее качество.
- А зазнайство – плохое, - Джин щипнул принца в плечо.
- Ай! Какой ты злой, - состроил грустное лицо тот.
- Ты намочил мою одежду.
- Она тебе завтра не понадобится, - Казуки хитро улыбнулся. – Чтобы пойти в город, нам потребуется что-то более незаметное.
- В город? – Джин напрягся, смотря испуганным взглядом на друга. - Ты с ума сошёл! Если шах узнает…
- Не узнает, я всё продумал.
Юноша продолжал недоверчиво смотреть на Казуки, и тот решил развеять все сомнения друга.
- Сегодня ночью шах Руи и его визирь выезжают в соседний город. Там живёт дальний родственник Манабу. Могу точно сказать, что несколько суток их не будет.
- Кто же останется следить за дворцом?
- Генерал, - Казуки водил ладонью по воде. – Этот человек способен охранять дворец, но сейчас он занят подготовкой армии. Мы его интересуем меньше всего.
- Звучит хорошо, но, - Джин взял друга за запястье, - если нас поймают, головы нам не сносить. Мне точно.
- Не волнуйся, я же с тобой, всё обойдётся.
Юноша покачал головой: Казуки был по-прежнему очень самоуверен. Джин понимал, что у него нет другого варианта, кроме как согласиться, иначе ему грозило попасть в город в мешке. Принц мог придумать что угодно, лишь бы заставить друга почувствовать себя более свободным после двух лет заключения.
Остальная часть вечера была полностью посвящена обсуждению того, чем парни могли заняться в городе. Хотя Джин всё равно не удержался и позвал слуг, которым пришлось вытирать залитый водой пол. Они изредка косились на юношу, одетого в более дорогую одежду, которая к тому же была слегка ему великовата. Когда комната опустела, Джин приглушил масляные светильники, создавая в комнате полумрак, чтобы было легче уснуть.
- Посиди со мной, - Казуки обнял согнутые ноги, облокачиваясь на подушки.
- Хорошо, - Джин присел на край кровати.
- Могу я спросить у тебя кое-что личное?
- Спрашивай.
- Откуда у тебя шрам на груди?
Джин рефлекторно приложил ладонь к груди чуть ниже ключицы. Запустив пальцы в вырез, он обвёл ими круглый шрам, задумчиво смотря в окно, будто решая, стоит ли рассказать принцу об этом.
- Ты действительно хочешь услышать эту долгую историю?
- Главное ты не усни, пока будешь её рассказывать, - Казуки, взяв друга за плечо, заставил его полностью забраться на кровать. Словно ребёнок в ожидании страшной сказки, он сжал подушку в объятиях, с предвкушением ожидая, как Джин начнёт рассказывать.
- Четыре года назад, в землях Лалин началась засуха. Эти годы мора очень сильно ослабили мой народ. Мы тратили всё наше золото на то, чтобы купить воду и еду у караванов. Мы не могли платить кочевникам, чтобы они охраняли наши южные границы. И племена ушли ещё дальше на юг, пересекая пустыню в поисках воды и пищи для себя.
Мы разоряли наши дома и храмы, и соседние государства использовали нашу слабость себе в выгоду. И, однажды, нам нанесли решающий удар. Шах Руи выжидал два года, когда Лалин ослабеет настолько, чтобы взять его почти без боя. Он позволял небольшим армиям нас атаковать, чтобы мы выбились из сил быстрее, а большие государства захватывал сам, расширяя границы Гунеша. Вскоре на шахматной доске остались две пары фигур, и Руи пошёл в прямое наступление. Наши города один за другим сдавались ему в плен, так как люди ослабели к тому времени настолько, что даже отказывались держать мечи в руках, чтобы не тратить лишние силы.
В столице собрались последние воины, которые были готовы защищать родные земли. В порту нас ждали корабли: мы собирались уплыть, но решили хорошенько потрепать армию шаха напоследок. Но мы не ожидали того, насколько яростно он нападёт на город. Ранее Руи использовал малую часть армии, а при атаке Лалина он зашёл с трёх флангов.
Я приказал кораблям отчаливать, не хотел, чтобы враги навредили мирным жителям. С оставшимися воинами мы укрылись во дворце, так как вырваться из города у нас не было возможности. Мы знали, на что идём, и хотели перед смертью вдоволь залить земли Лалина кровью врагов. Наш отпор был сломлен, и армия Руи вторглась во дворец. Ранее я никогда не видел шаха, но узнал его сразу, как только он вошёл в тронный зал. Сражение измотало меня, но ярости во мне хватило на то, чтобы сразиться с ним и ранить в плечо.
Я помню это мгновение. Шах не мог держать шамшир, он был ранен и безоружен, и я уже решил, что одним ударом хопеша изменю всю историю. Но я совсем забыл про солдат Руи. Один из лучников, пробравшись на второй этаж, выстрелил в меня. Стрела вошла в грудь, чуть выше сердца, разбивая все мои надежды…
Джин замолчал. Он приложил ладонь к глазам, пряча выступившие слёзы. Воспоминания, которые он прятал в самых потаённых глубинах своего сознания, сейчас причиняли куда большую боль, чем иногда ноющий шрам на груди. Казуки обнял друга, очень сожалея о том, что заставил его рассказывать о столь ужасных событиях. Потянув за собой, принц опрокинул юношу на подушки, по-прежнему не выпуская из своих рук.
- Прости меня, - тихо сказал он. – Я не должен был спрашивать.
Крепко обняв Казуки в ответ, Джин замотал головой, пытаясь сказать ему, что он не виноват. Они оба понимали, что подобной темы они однажды коснулись бы, потому нужно было просто принять это. Принц накрыл обоих одеялом, не позволяя Джину выбраться из объятий.
- Засыпай, завтра твои печали уйдут с утренним туманом
Казуки мягко гладил рукой друга по спине, пока сон не одолел сознание обоих принцев.
***
Солнце ещё не встало, но горизонт розовой полосой разрезал тёмную синеву неба.
Джин открыл глаза. В груди болело, но боль была из тех, которые невозможно залечить ничем, кроме вина. Рядом мирно спал принц, который перевернул жизнь юноши с ног на голову за столь короткий период времени, и вселил в сердце надежду на то, что Джин сможет покинуть эти ненавистные стены. Легонько коснувшись плеча Казуки, он тихо прошептал.
- Вставай, соня. Нам пора отправляться в город.
- Нет, ещё часик.
- Через час солнце будет так высоко, что нас с другого конца пустыни будет видно.
- Всё-таки ты злой человек, - пробурчал Казуки и начал лениво выбираться из-под одеяла.
Джин, посмеиваясь, стал доставать из шкафа дорожные вещи принца, которые были сложены в мешок. Песок посыпался на мраморный пол, а юноша вопросительно посмотрел на Казуки.
- Что? Я специально спрятал одежду. Наверное, я предполагал, что она мне понадобится.
Без лишних слов, парни быстро переоделись и вышли в коридор. Нужно было пробраться к западному крылу дворца незамеченными, что в такое раннее утро было не сложно. Закрепив верёвку так, чтобы её было не видно с любого угла обзора, молодые люди бесшумно спустились по ней, оказываясь вне стен дворца. Преодолев ров с водой, который окружал дворец, парни оказались в апельсиновом саду. Местные садоводы выращивали тут фрукты для продажи в городе, потому можно было продвигаться среди деревьев, не боясь встретить стражу дворца.
Чем ближе молодые люди приближались к жилым домам, тем громче становились слышны голоса местных жителей. Обычные люди вставали раньше своих господ, и жизнь в городе уже бурлила. Проходя между двух высоких домов, Джин схватил Казуки за руку.
- Я паникую.
- Не стоит. Никто не узнает, что мы сбежали, - принц легонько подталкивал друга к оживлённой улице.
- Учти, если меня в итоге убьют, то я стану бесплотным духом, и до конца жизни буду являться тебе ночью.
- Договорились.
Солнце болезненно резануло по глазам, когда парни вышли из тени на улицу. Вокруг шумел народ: люди куда-то спешили или неторопливо прогуливались, мужчины курили трубки и играли в шахматы, а женщины делились сплетнями, сидя на плетёных стульях, иногда дети пробегали мимо, весело смеясь и играя в мяч.
Казуки учтиво интересовался у встречных, как им пройти к главному базару. Люди с подозрением осматривали незнакомцев, но заметив их пыльную одежду, принимали за путешественников и рассказывали, как лучше пройти к нужному месту. Через какое-то время парни вышли к главному фонтану в центре города, за которым открывался огромный базар. Казуки зачерпнул воду в ладони и умылся.
- Вне стен дворца довольно жарко, - пожаловался он.
- Тише, Казуки.
Джин дёрнул его за край тёмно-синей ткани и тот сел на край фонтана, пропуская пару солдат, патрулирующих город.
- Давай лучше займёмся делом. Ты хотел что-то купить на базаре?
- Я хочу найти что-то необычное для своей мамы.
- Ты шутишь? – Джин сдвинул брови. – Мы выбрались в город, чтобы купить твоей маме подарок? Казуки, ты мог попросить об этом шаха – он преподнёс бы такие дары, которые этим людям только снились.
- Руи в любом случае отправит дары моей маме, но я хотел подарить ей что-то от себя.
- Прости, я не должен был злиться на тебя, - юноша положил руку на плечо друга. – Я просто всё ещё нервничаю.
- Давай лучше прогуляемся по базару. Чем быстрее справимся с покупками, тем раньше вернёмся во дворец, чтобы ты не нервничал.
Вопреки ожиданию принца, их покупки складывались совсем неудачно. Базар оказался намного больше, чем он предполагал, и они совсем ничего не могли выбрать.
- Так, нужно действовать иначе, - Казуки повернулся к Джину, – мы разделимся. Каждый пройдёт свою половину и запомнит места, которые могли бы быть полезны. Встретимся с тобой у главного фонтана через час.
- Это плохая идея.
- Перестань, - Казуки похлопал друга по плечу. – Всё будет нормально. Вот держи, на всякий случай.
Принц протянул кинжал. Джин обеспокоенно смотрел другу в глаза: он очень сомневался, что это предложение было правильным. Но переубедить Казуки было невозможно, поэтому юноша молча кивнул и взял кинжал.

Через полчаса желудок Джина жалобно заурчал, и он купил несколько фруктов на те монеты, которые ему ещё во дворце вручил Казуки. Тогда юноша очень сильно сопротивлялся, но сейчас понял, что принц был весьма дальновидным и будто предугадывал события. Утолив голод, Джин пообещал себе поблагодарить друга, когда они встретятся.
Нужно было возвращаться к фонтану, да и та часть базара, по которой прогуливался юноша, кончилась ещё пару кварталов назад. Когда Джин развернулся, ему случайно бросилась в глаза табличка на стене. На ней были выбита надпись «Хранилище», которая была написана иероглифами его страны. Стрелка указывала вглубь переулка, и юноша, не задумываясь, направился в указанную сторону.
Очутившись у двери с такой же надписью, Джин осторожно открыл её. Она тихо скрипнула, оповещая хозяина о приходе гостя. Где-то в глубине дома что-то тихо стукнуло, и послышались шаги.
- Неужели у меня гость?
Бодрого вида старичок, опираясь на кривую клюку, зашёл в торговый зал.
- Добрый день…
Джин едва смог поздороваться с хозяином. Сердце в его груди бешено колотилось, а дышать стало сложнее, когда его глаза, привыкнув к темноте, разглядели товар. Повсюду, на каждой полке, в каждом углу, стояли товары выполненные мастерами Лалина. Даже большая ваза, в которую мог полностью забраться Джин, была родом из этой страны. Юноше показалось, что у него закружилась голова. Качнувшись, он опёрся на стоящую посередине зала балку, которая подпирала крышу.
- Мне казалось, я старый, - старик тихо хохотнул. – А, оказывается, молодёжь уже не может удержать себя на ногах.
Он зацепил клюкой стул и, подвинув ближе к Джину, кивнул ему в ту сторону.
- Садись, парень. Я принесу тебе бодрящий чай.
Когда юноша допил отвар, он почувствовал, что ему стало намного лучше. Тряхнув головой, он потёр виски, ощущая как мысли снова становятся ясными.
- Скажите, - он посмотрел на пожилого мужчину, – откуда у Вас столько вещей, изготовленных мастерами Лалина?
- Какой любопытный посетитель, - старичок хитро прищурился.
- Эта страна была повержена два года назад. Я думал, что все её сокровища были разграблены и уничтожены.
- Места знать нужно, - старик продолжал хитро посмеиваться.
- Вы нашли тайные сокровищницы?
- Возможно.
Пожилой мужчина перестал улыбаться и замолчал, внимательно приглядываясь к Джину.
- Но если Вы их нашли, то должны были знать, как они открываются, или кто-то рассказал Вам об этом.
- Парень, ты же знаешь, что жители Лалина либо мертвы, либо в плену, и лишь часть счастливцев сбежала.
- Значит те, кто сбежал, могли вернуться в родной край, - Джин закусил губу, хмуро осматривая товар в магазине.
- Вряд ли они оставались там долго. Города поглотили пески, а южные сухие ветра изуродовали стены города. Теперь там живут только пустынные твари.
Старик грустно вздохнул. Юноша не мог разглядеть лицо старца, но заметил, как его глаза слегка заблестели. Какие-то внутренние подозрения терзали сердце Джина. Он заметил, что хозяин дома обут в позолоченные сандалии, а его сухие морщинистые руки украшены дорогими перстнями и браслетами с символом месяца.
Положив ладонь поверх сложенных на клюке рук старика, Джин наклонился вперёд, сердито сдвинув брови.
- Вы родом из Лалина. И не смейте меня обманывать.
Старец слегка вздрогнул, когда его так уверенно обличили. Он слегка наклонился навстречу Джину, вглядываясь в его лицо, освещённое солнцем сквозь щель в ставнях.
- Царевич Джин..?
Юноша в испуге подскочил со стула, ударяясь спиной о балку. Он не представлял, что ему теперь делать, когда его раскрыли.
- Тише-тише! – замахал руками старик. – Я никому не скажу, успокойтесь.
Отпив из носика чайника, старик положил руку на грудь, переводя дыхание. Реакция Джина явно испугала его больше, чем самого юношу. Пожилой мужчина снова тихо хохотнул.
- Напугали меня, едва ли не до смерти. Да к тому же, чуть не обвалили мне крышу.
- Простите меня, - он склонил голову, - я очень нервничаю, находясь в городе.
- Царевич, народ думал, что Вы умерли. Как Вам удалось спастись?
- Последние два года я провёл в плену шаха – никто не знает, что я жив. - Джин подсел ближе к старику и начал свой длинный рассказ.
Хозяин внимательно слушал, задумчиво покручивая перстни на пальцах. Когда юноша закончил, старик поведал ему свою историю чудесного спасения.
- Значит, Вы отец Аме? Он был лучшим хранителем сокровищницы.
- Да, он спрятал меня внутри неё, когда армия шаха вторглась во дворец, и обещал вернуться, старик утёр слезу. – Но когда в городе стало совсем тихо, я осознал, что никто не вернётся за мной.
- Хорошо, что сын поведал Вам, как выбраться из сокровищницы.
- Я жил отшельником в городе, когда на третий растущий месяц, корабли Лалина вернулись. Жители были глубоко опечалены Вашей смертью, царевич.
- Главное, что люди остались живы, я очень рад это слышать.
- Далеко на юге они построили небольшой город, но междоусобные войны отравляют сердца жителей, потому я вернулся. Я не хотел видеть, как гордые ныне люди, убивают друг друга ради вымышленного трона.
- За что боги наказывают нас? – Джин спрятал лицо в ладонях.
- Царевич, Вы можете всё исправить. Вы должны вернуться к своему народу и сплотить его! Идёмте!
Старик хватил юношу за запястье, и повёл за собой в заднюю комнату. Порывшись в ящике, он достал тяжёлый мешочек, а из-под половицы он достал сложенный папирус и вручил всё Джину. Ведя его дальше за собой, пожилой мужчина вывел его в конюшню. Снимая узду с крюка, он стал проворно запрягать коня.
- На папирусе нарисована карта, как добраться до города. Если Вы поскачите сейчас, то к вечеру доберётесь до небольшого города на границе камня и песка. Сможете купить провиант и отправиться дальше.
- Я не могу сбежать, - старик остановился, удивлённо смотря на Джина. – Они казнят его.
- Какое Вам дело до этого принца, который предпочёл гнуть спину перед шахом?
Юноша бросил на землю мешочек и карту.
- Он пожертвовал своей гордостью ради своего народа. Возможно, это я был не прав, когда решил дать бой.
- Царевич, Вы не виноваты.
- Посмотри, что случилось с моей страной и моими подданными? Они потеряли свои дома и родных. Ослеплённые страданием, они убивают друг друга, чтобы заглушить боль в своей груди. Они мстят своим ближним за то, чего лишил их я.
Джин упал на колени, закусив палец, в то время как из его глаз текли слёзы.
- Я не могу предать ещё одного человека, который доверяет мне свою жизнь.
Старик присел рядом, обнимая царевича одной рукой. Его правитель был честен и мудр, и отрицать это мужчина не мог. Джин выбрал путь, по которому решил пройти до конца, какое бы испытание ему не выпало. Так было и с древнейшей страной Юга: она тоже подверглась испытанию, и сейчас её жители сами должны были решить, хотят ли они двигаться дальше к правильной цели, или разрушат то последнее, что осталось от Лалина в их лице.
- Скажи, старец, ты продашь нам часть своих сокровищ? - Джин вытирал тканью щёки.
- Я готов отдать вам всё даром, - мужчина кивнул.
- Тебе нужны деньги, не отпирайся.
- Хорошо, ведите сюда своего друга.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:41 | Сообщение # 7
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Казуки нервно мерил шагами землю у фонтана, то и дело, вглядываясь в лица людей, которые проходили мимо него. Уже час он ждал друга, но тот никак не появлялся. В голове принца всплывали предостерегающие слова Джина, и молодого человека с ужасом бросало в дрожь от мысли, что его могли поймать. Но городская стража вела себя абсолютно спокойно, и никто не кричал с постамента, что нужно изловить принца Казуки за измену государству.
- Может… - молодой человек обессилено опустился на борт фонтана, - может он сбежал? Да ну, какая глупость!
Казки махнул рукой, считая это самой бредовой идеей, которая могла прийти ему в голову. Но противный осадок чувствовался в горле. В желобках между камнями маршировали муравьи, занятые своей работой. Принцу подумалось, что у этих насекомых точно нет таких проблем, как у людей. Подняв голову, он увидел Джина, который виновато переминался с ноги на ногу.
- Я … - пробормотал он, - заблудился. Зато нашёл хороший магазин…
На последних словах у юноши перехватило дыхание. Казуки сжал его в объятиях так крепко, что тот едва мог вздохнуть. Принц молчал, а у Джина затекла спина, так как он боялся пошевелиться.
- Я думал, ты сбежал… - прошептал Казуки.
- Иногда, когда ты слишком зазнаёшься, мне хочется это сделать, - отшутился юноша, осторожно выпутываясь из цепких объятий. – Идём, моё блуждание принесло свои плоды.
Взяв принца за руку, Джин повёл его по знакомому пути в дом старца. По пути он рассказывал, как долго блуждал среди одинаковых домов, пока не догадался оставлять себе подсказки, чтобы не сворачивать в те же переулки, в которых он был ранее. Затем он упомянул о доме старика, в который случайно попал и о том, какой товар он нашёл внутри.
- Это всё из Лалина? – Казуки с восторгом рассматривал всё, что окружало его в магазине.
- Господину нравится, - старик кивал, - Ваш слуга не ошибся в выборе.
Мужчина и Джин подмигнули друг друга, продолжая разыгрывать спектакль для принца.
- Я узнал, что Ваше Высочество ищет подарок для любимой мамы, - старик достал из ящика свёрток. – Это ожерелье когда-то принадлежало древней царице Лалина.
Принц рассматривал поистине великолепную драгоценность, которую никогда раньше не видел.
- А ещё у меня есть великолепные ткани из легчайшего хлопка, - продавец умело старался привлечь внимание Казуки. – Смотрите, какая она тонкая – словно паутина.
Принц высыпал из своих мешочков все монеты и драгоценные камни, которые у него были, и старик позволил ему брать всё, что тот пожелает, пока он не скажет ему остановиться. Пока Казуки осматривал остальной товар, Джин следил за ним: молодой человек был счастлив, и ему было довольно сложно выбрать подарки для королевы.
- Здесь душно, я постою на улице.
Как только его друг скрылся за дверью, принц подошёл к старцу и тихо шепнул ему на ухо.
- У тебя есть хопеш? Я хочу его купить.
- Дорогой принц, у меня есть всё, что Вы пожелаете, - старик поклонился. – Но оружие я подарю Вам просто так, в знак уважения и благодарности за Ваши покупки.
- Но я прошу тебя спрятать его в этой ткани так, чтобы мой слуга ничего не заметил.
- Будет исполнено, – хитро улыбаясь, мужчина кивнул.
Когда все свёртки лежали у входа, Джин заглянул внутрь.
- Господин, нам пора возвращаться во дворец. Вы готовы?
- Да, - Казуки закидывал некоторые свёртки себе на плечи. – Хватай эти и пошли.
- Вам не стоит утруждать себя - я справлюсь со всем самостоятельно.
- Молча взял то, что осталось и шагом марш за мной, - прищурился Казуки.
- Как прикажете, - раскланялся Джин и закинул оставшийся товар себе на плечи.
- Доброго Вам здравия, - принц слегка поклонился торговцу.
- И Вам не хворать, Ваше Высочество, - старик поклонился в ответ, а затем тихо добавил, когда дверь закрылась за посетителями. – Позаботьтесь о царевиче.

Приближался полдень, и все городские жители прятались в свои дома, чтобы переждать самое жаркое время дня в тени. Пробраться во дворец было намного сложнее, чем выйти из него. В саду отдыхали крестьяне, а на стенах дворца патрулировала стража. Двигаться с поклажей было намного сложнее, но голод заставлял парней идти вперёд, так как Казуки потратил всё, что у него было, и купить себе обед в таверне было невозможно.
В конюшне толпились солдаты, которые только что закончили тренировку и уходили в казармы, чтобы получить заслуженный обед. Как только в западном крыле наступила тишина, молодые люди спустились с крыши конюшен и, что есть сил, помчались в спасительные покои принца.
- Ты… плохо… всё продумал… - запыхавшийся Джин пытался перевести дыхание.
- Да ладно… тебе… - Казуки пил нектар из кувшина, иногда прерываясь, чтобы вдохнуть воздуха. - Всё могло быть… куда хуже.
Он обессилено рухнул на кровать, раскидывая руки в стороны. Его грудь беспокойно вздымалась, пока дыхание вновь не выровнялось.
- Теперь можно и поесть.
- Ты слеплен из пыли, - усмехнулся Джин. – По тебе уже и не скажешь, что ты принц.
- Намёк понят, - Казуки встал, стаскивая с себя иссиня-чёрную ткань. – Сначала ванна, потом еда.
- Нет уж, сначала обед. - Джин приложил ладонь к животу, который недовольно заурчал от голода. Парни рассмеялись и решили, что обед после такой выматывающей прогулки всё же был необходимее.

***
Казуки лежал на животе, свесив руки с кровати, и наблюдал за Джином. Уже более получаса его друг молчаливо сидел на балконе, вглядываясь в закат. Он хмурился и порой грустно вздыхал, качая головой. Принц был уверен в том, что его друга мучают очень противоречивые мысли, которые не давали ему покоя.
Размышляя на эту тему, Казуки вдруг вспомнил, что он сам забыл спросить у друга нечто важное, что с недавних пор стало беспокоить самого принца. Он всё подготовил, но найти в себе смелость спросить Джина до сих пор не мог. Поэтому Казуки действовал тайно до сегодняшнего дня.
Свесившись с кровати, принц достал из-под неё большой свёрток. Осторожно развязав его, он проверил свой подарок, который приготовил другу. Древнее заточенное оружие тихо пело, когда по его лезвию проводили пальцами. Казуки показалось, что уже тысячу лет оно томилось в сокровищнице и теперь будто впитывало лучи багряного заката.
- Джин, подойди сюда! - принц накрыл хопеш тканью.
Юноша вздрогнул, услышав своё имя. Мысли настолько захватили его сознание, что он не заметил, как солнце, коснувшись его лица в последний раз, спряталось за горизонтом. Поднявшись, он расправил складки на шароварах и вошёл в комнату.
Казуки сидел на кровати, скрестив ноги, и жестом пригласил Джина сесть напротив него. Юноше стало очень интересно, что задумал принц, пряча что-то под тканью, и чтобы поскорее раскрыть эту тайну, он запрыгнул на кровать.
- Итак, что ты придумал на этот раз?
- Я попрошу тебя, - Казуки предостерегающе выставил ладонь вперёд, - не перебивать меня.
- Хорошо, – Джин беспокойно заёрзал, чувствуя серьёзность друга.
- Сегодня днём я усомнился в тебе, - голос принца оборвался. Он глубоко вздохнул, успокаиваясь, и затем продолжил, - но, как оказалось, напрасно. Ты вернулся, и мне стало стыдно, что я подумал о тебе дурное.
Джин открыл, было, рот, но так ничего и не сказал, заметив жест принца, напоминающий о молчании.
- Я хочу извиниться и преподнести тебе этот подарок, - Казуки откинул ткань, обнажая золотой хопеш.
Дрожащими пальцами Джин водил по рукояти и лезвию, боясь дышать, будто прикасался к пугливой лани, готовой сорваться и убежать в любой момент. Символ его страны и величие мастеров его народа, всё это было в этом изящном куске драгоценного металла. Хопеш был невероятно красив, и юноша вспомнил его, как только увидел: будучи ребёнком, прогуливаясь по сокровищнице, он видел этот меч в руках статуи, изображающей его дальнего предка.
- Это символ, - Казуки взял Джина за руки, - моего доверия к тебе. И это же вопрос: когда я буду захватывать Имбару, я хочу чтобы ты был рядом со мной. Ты согласен?
Юноша молчал. Его лицо было спокойным и беспристрастным, хотя напряжённые мышцы на скулах выдавали его внутреннюю бурю чувств. Вдруг Джин нахмурил брови, и принц судорожно вдохнул: этот взгляд предвещал что-то неприятное.
В воздухе, у самого лица сверкнул золотой луч, от которого Казуки инстинктивно отклонился назад, падая на спину. Пара мгновений, и Джин сидел на принце верхом, плотно прижимая коленями его руки к телу. Холодное лезвие упиралось в горло: одно неверное движение, и меч мог разрезать шею. Казуки едва дышал, пытаясь привести свои испуганные мысли в порядок.
- Доверие, - процедил Джин. - Знаешь, Казуки, а ведь сегодня у меня действительно была возможность бежать. У меня было всё для этого и даже осознание того, что мой народ меня ждёт. Впереди меня ждала не пустая неизвестность, а шанс восстановить величие своей страны.
- Почему же ты остался? – прошептал принц, чувствуя, как хопеш сильнее упирается ему в горло, пуская тонкую паутинку крови.
- Из-за тебя.
Рука Джина дрогнула, и он убрал меч, отбросив его в сторону. Металл мелодично зазвенел, задевая шёлк ткани и стих. Юноша смотрел сверху вниз на принца, тяжело дыша и пытаясь успокоить безумно стучащее сердце.
- Многое произошло за последние два года. Я успел смириться, но ты ворвался в мою жизнь и перевернул всё вверх дном! – Джин навис над Казуки, глядя ему в глаза. – Ты вернул мне веру. Теперь, я пойду за тобой до самого конца, потому что для меня уже нет другой жизни, без тебя.
Колени Джина больше не прижимали руки, и Казуки смог поднять их, обнимая юношу за шею и наклоняя к себе. Облизнув губы друга, принц сорвал его рваный вздох, а затем с жадностью поцеловал его. Джин задыхался, целуя давно желанные губы, с томным удовольствием ощущая, как языки ласкают друг друга. Слегка потянув за волосы на затылке, Казуки заставил юношу откинуть голову, выставляя желанную шею навстречу его поцелуям. Рисуя языком влажные узоры, он спускался ниже к ключицам, которые начал покусывать, оставляя красные следы.
Джин отстранился: держа Казуки за руку, он помог ему встать. Принц снова завладел его губами, нежно покусывая их, отчего они ещё больше покраснели. Пальцы юноши медленно расстёгивали застёжки рубахи Казуки. Упираясь лбом в подбородок принца, Джин переводил дыхание, скользя ладонями по горячей обнажённой груди любовника. Он чувствовал, как у того безумно колотится сердце, в унисон его собственному.
- Чего же ты ждёшь? – прошептал Казуки.
- Я наслаждаюсь.
Принц усмехнулся в губы Джина, вновь страстно целуя их. Толкнув его назад, Казуки вжал юношу в кровать, лишая того возможности вырваться. Принц, развратно ухмыляясь, поёрзал на бёдрах Джина, чувствуя сквозь тонкую ткань, как его член твердеет. Юноша тихо застонал, наслаждаясь этим лёгким удовольствием.
- Я слишком долго ждал, - шёпот прошелестел у его уха.
Ловко расправляясь с поясом и приспустив шёлковый жилет с плечей Джина, принц начал жадно покрывать его кожу поцелуями, прикусывая её и скользя языком ниже к пупку. Податливое тело изгибалось навстречу губам, требуя ещё больше страсти и ласки. Принцу хотелось слышать больше, ощущать ещё ближе человека, который так незаметно завладел его сердцем. Скользнув рукой под ткань шаровар, Казуки сомкнул пальцы вокруг напряжённого члена Джина и утонул в дурмане голоса любовника, наполненного сладострастной истомой. Задвигав рукой вдоль напряжённой плоти, Казуки вдыхал каждый стон, срывающийся с губ Джина, который беспорядочно скользил руками по его спине. Порой принц целовал желанные губы, сухие из-за частого дыхания, покусывая их и лаская языком.
В паху скопилось напряжение, которое стало выматывать принца, пока он сдерживал его. В последний раз проведя рукой по основанию члена любовника, он остановился, целуя его оголённую грудь. Как только Джин слегка пришёл в себя, Казуки поцеловал его нежно в губы, долго наслаждаясь прикосновениями их языков.
- Казуки?.. – хриплый голос было едва слышно.
- Перевернись.
- Но я…
- Переворачивайся, - прорычал Казуки, кусая Джина за шею.
Когда юноша повернулся спиной, принц обнял его, зарываясь носом в его взмокшие на затылке волосы.
- Не бойся, - лёгкие поцелуи покрывали плечи, - доверься мне.
Казуки снял жилет, который был всё ещё на Джине, и раздражённо сбросил его на пол. Юноша упирался локтями в кровать, отчего его спина плавно изгибалась, и принц скользнул руками вдоль позвоночника вверх. Плотно прижимаясь всем телом к спине любовника, Казуки, удерживая себя одной рукой, второй вновь обхватил член Джина. Юноша выгнулся, упираясь ягодицами в напряжённую плоть принца. Тот охнул от неожиданности и затем плавно задвигал бёдрами, сводя себя с ума такой игрой.
- Перестань изводить нас обоих, - слегка повернувшись, одной рукой Джин притянул принца за затылок ближе к себе, проводя языком по его губам.
Казуки хмыкнул, разгибаясь и смотря на любовника сверху вниз. Скользнув руками по его пояснице, принц сжал ладонями ягодицы юноши, к сожалению, не увидев, как тот покраснел. Зацепив пальцами край ткани, Казуки одним движением сдёрнул её, оставляя Джина обнажённым перед собой на коленях. Он немного напрягся, чувствуя свою полную беззащитность. Нагнувшись, принц целовал поясницу любовника, по-прежнему ловя его тихие стоны, пока сам расправлялся со своими штанами.
Казуки затаил дыхание, упираясь головкой члена в анус любовника. Джин слегка качнул бёдрами, вызывая покалывающее чувство удовольствия в паху и призывая его начать. Держа юношу за бёдра, принц начал медленно вводить член. Джин зашипел от боли, сжимая покрывало в кулаки, но не пытался вырваться из рук Казуки, пока тот не вошёл в его тело до самого основания. Когда принц почувствовал, что юноша расслабился, он задвигал бёдрами.
Стоны боли плавно сменились стонами наслаждения, и Джин судорожно вдыхал, теряясь в поволоке наслаждения. Казуки нагнулся, вновь соприкасаясь с его горячей спиной, покрытой испариной. Он целовал плечи и спину юноши, с наслаждением слушая стоны и своё имя, которое срывалось у того с губ. Снова водя пальцами вдоль напряжённого члена Джина, принц продолжал ускорять темп, двигая бёдрами. Волны удовольствия туманили мысли, и Казуки будто приходил в себя после длительного сна, несущего блаженство.
Напряжение в паху росло, и движения стали более рваными, в то время как Джин, полностью избавившись от боли, толкался бёдрами навстречу. Казуки чувствовал, как член юноши слегка подрагивает в руке, а стоны любовника стали более томными и умоляющими. Пара быстрых движений пальцами, и Джин кончил в ладонь принца, удовлетворённо простонав. Больше не сдерживаясь, Казуки быстро задвигал бёдрами, чувствуя, что сам близок к пику удовольствия. Джин продолжал тихо шептать, требуя войти глубже и двигаться грубее, получая особенное удовольствие от ощущения того, что Казуки теряет контроль от этих слов. Несколько рваных толчков, и принц с протяжным стоном выгнулся, чувствуя, как его тело получает долгожданное расслабление.
Было ужасно жарко и горячее дыхание принца опаляло спину, но из его крепких объятий Джину совсем не хотелось выбираться. Поясница начинала предательски ныть от разрастающейся боли, а сон медленно завладевал сознанием, после столь насыщенного дня. Последнее, что Джин видел перед тем, как уснуть, был золотой хопеш, на лезвии которого танцевали отблески пламени.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:42 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
4 глава

- Что всё это значит?
Услышав за спиной быстрые шаги и знакомый голос, Руи вынужден был остановиться. Мужчина едва слышно вздохнул и махнул рукой охранникам, чтобы те шли вперед.
Манабу стоял у брата за спиной и, скрестив руки на груди, ждал ответа на свой вопрос. На этот раз он действительно злился и, гневно хмурясь, сжимал в пальцах ткань своего черного одеяния.
- Опять какие-то тайны. Снова ты не посвящаешь меня в свои планы. Что происходит, Руи?
- В чем дело, Манабу? – Руи не любил, когда его всегда дружелюбный брат доходил до такого состояния, но в этот раз понимал, что виноват во всем сам.
- Зачем ты отпустил Джина с принцем? Это же возмутительно и перечит всем правилам!
В коридор, привлеченный голосами, заглянул один из слуг, но Руи раздраженно качнул головой, приказывая ему уйти.
- Не вижу в этом большой проблемы, - пожал плечами шах. – Принц Казуки взял на себя всю ответственность за него. И к тому же, Манабу, они поехали на войну. Если его там убьют, - Руи замолчал на секунду, - то для нас будет даже лучше. По крайней мере, я смогу спать спокойно, не беспокоясь, что когда-нибудь Джин соберет восстание.
С каждым словом шаха гнев Манабу постепенно сходил на нет, и взгляд мужчины смягчался. Но все же он был чем-то обеспокоен, и Руи это видел. Подойдя ближе, он положил руку на плечо брата, чуть сжимая в ладони черную шелковую ткань.
- Я решил не говорить тебе, чтобы не беспокоить еще больше. Ты в последнее время стал более замкнутым и чаще ходишь в его бывшую комнату…
Шах не успел среагировать, как тонкие пальцы сжали ткань халата у него на груди. В глазах Манабу снова полыхал гнев, но теперь к нему примешивались горькая обида и мучительная тоска. Мужчина кусал губу, пытаясь подобрать нужные слова, чтобы выразить хоть часть тех эмоций и чувств, что терзали его.
- Не смей жалеть меня, - прошептал он. – Мне не нужна ваша жалость, мне ничего от вас не нужно.
Всего лишь минутная слабость и Руи, прекрасно всё понимая, простил ему это. Мужчина мягко положил ладони на запястья Манабу, опуская вниз его руки.
- Я не жалею. Я беспокоюсь о тебе. И, как твой брат, я имею на это полное право, – на мгновение он сжал ладонь Манабу в своей, тут же отстраняясь. Затем он кивнул головой в сторону выхода:
- Идем, нас уже ждут.
У выхода их ждала охрана, тут же поспешившая открыть двери, выпуская шаха и его визиря наружу.
Толпа людей, собравшихся у дворца и образовавшая живой коридор до самой площади, зашумела, стоило Руи появиться со стороны ворот. Охрана тут же обступила Руи и Манабу. Как бы шах не любил свой народ – безопасность была превыше всего.
Манабу шел рядом с братом, улыбаясь и приветственно кивая всем, кто встречался им на пути. Мужчина всегда умело скрывал все, что его тревожило, и лишь наедине с Руи позволял себе снять все маски. Но сейчас он должен был собраться. Им всем необходимо было быть серьезными и сосредоточенными в этот ответственный момент.
На площади перед дворцом, окружённой толпой людей, стоял Казуки, о чем-то переговариваясь с генералом армии шаха. Чуть поодаль, подкармливая приготовленного для Казуки верблюда финиками, молчаливо стоял Джин.
Казуки, глаза которого сверкали от предвкушения нового приключения, повернулся к подошедшим Руи и Манабу.
- Что же, принц, вот и настал этот знаменательный момент, - c улыбкой произнес Руи, подходя ближе к Казуки. – Вы готовы к победам?
- К победам я готов всегда, Ваше Высочество, - Казуки улыбнулся в ответ, поправляя закрепленную на поясе саблю. – И будьте уверены, победа будет нашей.
- Не сомневаюсь в этом. Тогда желаю вам удачи, принц Казуки, - сложив руки на груди, Руи низко поклонился, и за ним тут же последовали Манабу, стоявшие здесь же вельможи, охранники и простой люд, многие из которых даже не знали, зачем здесь собралось столько людей. Но всё же кланялись вместе со всеми, видя, что шах уважает молодого мужчину, стоящего перед ним. Склонился и Джин, чем тут же смутил Казуки, но никто этого смущения не заметил.
Выпрямившись, Руи с удивлением увидел перед собой протянутую руку кронпринца.
- Давайте попрощаемся так, как мы делаем это у нас в Северных землях, - Казуки хитро улыбнулся, заметив замешательство шаха.
- Надеюсь, это не станет Вашим посмертным желанием, - Руи шагнул вперед, пожимая протянутую руку.
- Вы слишком плохо обо мне думаете, шах, - засмеялся Казуки. Слуга подвел к нему верблюда, и принц ловко забрался к нему на спину. То же самое рядом проделал Джин. – Вы еще будете должны мне приветственные объятия.
Смех Руи и его кивок были ответом на столь дерзкое заявление Казуки.
- Будьте осторожны, принц, - Манабу встал рядом с братом. Казуки поклонился ему, и Манабу перевел взгляд на слугу. – И ты тоже, Джин, - тихо добавил он, но слуга услышал его слова и кивнул, не поднимая глаз на мужчину.
- Едем, - сказал Казуки генералу и, толкнув верблюда в бока, потянул поводья.
Две армии, собранные под одним флагом, уже ждали их у выхода из города.

***
Верблюды медленной вереницей входили в город через огромные ворота. Люди с любопытством разглядывали путников, которые вели своих навьюченных животных в сторону замка. Когда гости пересекли городскую площадь, на другой стороне их остановила стража.
- Доброго дня, почтенные гости, - капитан вышел вперёд и учтиво поклонился главе каравана. – Жители Имбары приветствуют вас.
- Достойные люди живут в этом городе, - молодой человек ловко спрыгнул с верблюда и поклонился мужчине. – Мы рады быть вашими гостями.
- Что привело ваш караван в наши края?
- Мы пришли просить покровительства у вашего короля. Я прошу его принять меня.
Капитан внимательно разглядывал незнакомца. Юноша выглядел молодо, но в нём чувствовался человек, который обладал силой правителя. Его ясный взгляд не внушал подозрений, и мужчина подозвал к себе одного из своих подчинённых. Получив указание от капитана, солдат побежал в сторону замка.
- Король узнает о вашей просьбе встретиться с ним. Если Его Высочество позволит, мы проведём вас во дворец к ужину. А пока что, - капитан отступил в сторону, пропуская гостей вперёд, - вы можете отвести ваших животных в королевские стойла.
- Большое спасибо за гостеприимство, - юноша поклонился и ловко забрался своему верблюду на спину, после чего караван вновь двинулся дальше, приближаясь к замку.

***
Тёмный камень стен дворца будто поглощал блики огня факелов. Джин в сопровождении слуг и наложницы, одетой в паранджу, торопливо шагал за посыльным короля, который принёс приглашение на ужин для гостей. Юноша нервничал и постоянно поправлял свою одежду, которая казалась ему то ли нелепой, то ли слишком вычурной.
Тронный зал был богато украшен резным деревом и чёрным матовым камнем с белыми прожилками. Комната казалась холодной в своей монохромности, и только огонь в больших железных чашах придавал ей жизненный оттенок.
- Добрый вечер, дорогие гости, - бородатый рыжий король вышел навстречу вошедшим. – Я король Имбары, моё имя Торин.
- Моё имя Джин, - юноша слегка поклонился. – Благодарю, что позволили незнакомым путникам остаться в стенах Вашего замка.
- Присаживайтесь, - король жестом приглашал гостей к столу. – Ваша спутница имеет право разговаривать?
- Нет, она лишь сопровождает меня, - улыбнулся Джин. – По законам моей страны, она может быть рядом, но в мужских разговорах участия не принимает.
- Если бы была жива моя королева, я думаю, Вашей жене было бы веселее в стенах этого унылого замка.
- Простите, что наше появление навевает столь грустные воспоминания.
- Не волнуйтесь, - Торин наблюдал за служанкой, наполняющей его бокал вином. – Лучше поведайте мне, что происходит за стенами моего замка?
- Мир изменился. Торговать в Южных землях стало опасно из-за шаха Руи.
- Этот подлец продолжает устраивать набеги?
- Почти все свободные земли уже пали от его меча, но шах желает большей власти.
- Я слышал, что какой-то принц из Северных земель предложил ему союз, - Торин нахмурился.
- Вы не ошиблись, Правитель, - Джин кивнул. – Цель шаха расширить свои земли на юг, потому он принял предложение принца.
- Вы бежали из своей страны, чтобы избежать войны?
- Я торговец, - Джин улыбнулся. – У меня нет короля или иного правителя. Мой удел либо потерять свой товар, когда солдаты Руи атакуют мой караван, либо бежать туда, где меня и моих слуг смогут защитить.
- Вы выбрали лучшее место, - усмехнулся король. – Войска шаха не раз осаживали город, но терпели неудачу. Мы рады тем, кто считает Руи своим врагом.
- Я не забуду Ваше гостеприимство, - Джин хлопнул в ладоши.
Двое слуг, стоящих у стены, подняли сундук и поднесли к королю. Низко склонившись, они подняли крышку, открывая взору Торина драгоценности и дорогие ткани, которые доверху заполняли сундук.
- Это наш скромный дар за Вашу доброту, - Джин поднял бокал. - Выпьем же за Ваше долгое и славное правление.
Торин был очень доволен своим решением пустить в город столь богатых и щедрых гостей. Сейчас его сердце согревало осознание того, что ряды его соратников пополнились, обогащая своим присутствием и его казну. Осушив свой кубок, король протянул его для очередной порции вина.
- Скажите мне, Джин, Вы что-нибудь знаете об этом Северном принце?
- Немного, - юноша усмехнулся. – Одно точно известно: он очень вздорный, самоуверенный и наглый. Он слишком юн, чтобы достойно вести бой.
Джин едва успел закончить свою мысль, как дверь в тронный зал с шумом открылась. Дерево в стальных скобах жалобно загудело, ударяясь о каменные стены. В комнату, с прохладным воздухом коридоров, быстрым шагом вошёл высокий юноша. Его тёмные волосы волнами опускались на плечи, переплетаясь с мехом на вороте мантии, на котором медленно таял снег.
- Что всё это значит?!
Глаза юноши злобно поблёскивали исподлобья, отражая языки пламени. Скрестив руки на груди, он стоял напротив короля, ожидая ответа на свой вопрос.
- Здравствуй, Бё, - Торин расслабленно откинулся на спинку своего деревянного стула. – Ты оскорбляешь наших дорогих гостей своим вздорным поведением.
- Гостей? – юноша бросил быстрый взгляд на Джина. – С каких пор мы пускаем незнакомцев в стены нашего города?
- Джин – торговец и человек, лишённый своей страны. Он пришёл просить нашей защиты от шаха.
Бё, сорвавшись с места, подошёл к столу, ударив ладонями по столешнице. Посуда жалобно зазвенела.
- Я вижу, золото полностью ослепило твою осторожность, отец.
- Прекрати там со мной разговаривать, юнец, - Торин сжал кулак, грозно смотря на сына. – Наш город прославлен далеко от тех мест, где ты бывал. Люди приходят сюда просить защиты. Ты должен гордиться этим.
- Я горжусь своими людьми, - Бё сузил глаза, - но твои поступки меня очень расстраивают, отец.
- Сопляк, не тебе меня учить уважению.
- Моё почтение Вашему сыну Король Торин, он прав, - Джин смотрел на мужчину. – Я раньше не видел столь преданного своему народу принца. Нет ничего удивительного, что он так беспокоится из-за появления незнакомцев в стенах Имбары.
- Как замечательно, что Вы заметили это, - усмехнулся Бё. – Как долго Вы собираетесь гостить у нас и трепать мои нервы?
- Недолго.
Джин медленно пил вино из бокала, стараясь избегать прямого взгляда в глаза Бё. Его очень обеспокоил этот юноша, но царевич никак не мог уловить ту мысль, которая скреблась в двери его сознания.
- Вы красноречивы.
- Бё, отправляйся к себе в комнату, - голос Торина был похож на тихий рык. – На сегодня достаточно меня позорить перед гостями.
Принц молча рассматривал профиль Джина. Хотя гость внешне выглядел невозмутимым, было заметно, как напрягаются мышцы на его висках. Юноша не смотрел в сторону Бё, что вызывало ещё больше подозрений, зато спутница следила за принцем почти не скрывая своего внимания. Её красивые подведённые глаза скользили взглядом по лицу Бё, пока не встретились с его глазами. Принц видел ранее женщин в парандже, и знал, когда они улыбаются. И вот сейчас было заметно, как взгляд незнакомки слегка искрился улыбкой.
Усмехнувшись, Бё поправил свой меховой воротник и стряхнул капли растаявшего снега с плеч. Одарив девушку последним прямолинейным взглядом, принц похабно облизнул губы, замечая растерянность в её взгляде.
- Убирайся вон!
Торин не выдержал, бросая кубок в сына, от которого Бё ловко увернулся, и смеясь вышел из зала.
- Несносный ребёнок, - король тяжело вздохнул. – После смерти матери совсем отбился от рук. Джин, простите нам наше неуважение.
- Молодые люди бывают весьма импульсивные. Король Торин, Вам не стоит беспокоиться по этому поводу.
- Вы по-прежнему согласитесь составить мне компанию за ужином?
- Конечно, - Джин добродушно улыбнулся, приподнимая кубок.

***
Тускло освещая комнату, на столе горела свеча. Мягкий свет обрисовывал в темноте силуэт Джина, который медленно разворачивал свёрток дорогой ткани. Тихо звеня лезвием, хопеш отбрасывал блики на лицо царевича, когда он поднёс лезвие ближе к глазам, чтобы проверить заточку.
Казуки бесшумно подошёл к Джину, обнимая его. Прижавшись всем телом к его спине, принц зарылся носом в волосы на его макушке. Пока ладони мягко скользнули в вырез рубашки Джина, лаская его тёплую кожу, губами Казуки оставил пару горячих поцелуев на шее юноши.
- Значит, я вздорный самоуверенный хам?
- Всё верно, - усмехнулся Джин, откидывая голову назад на плечо принца. – Ни одна воспитанная наложница не придёт к господину без разрешения среди ночи.
- Ах, вот ты как заговорил? – наигранно возмутился принц. – Наверное, твоей наложнице лучше уйти к принцу Бё, который такой же наглый и вздорный.
- Вы убьёте друг друга.
- Неправда, - Казуки провёл пальцами по плечам Джина. – Он ясно дал понять чего хочет, когда облизывался, смотря на меня в тронном зале.
- Кстати, о Бё, - Джин повернулся к принцу. – Он меня беспокоит. Его лицо кажется мне знакомым.
- Возможно, ты путаешь его с кем-то.
- Я сомневался, но теперь точно уверен, что видел его раньше.
- Как это возможно? – Казуки прищурился. – Ты два года никого не видел, кроме дворцовых слуг и шаха с его братом.
- Я думаю, это было намного раньше.
- Не волнуйся, - принц обнял Джина. – Даже если это правда, ваша встреча была давно.
- Ты не понимаешь, если я могу его вспомнить, то не исключено, что он меня тоже.
- Этого не случится. У него просто не будет времени.
Казуки медленно развязывал пояс на шароварах Джина. Царевич взял его за руки.
- Перестань.
- Почему?
- В любой момент мы можем пойти в атаку. Нам не стоит расслабляться.
- Пока не пришёл капитан, у нас точно есть время.
Требовательные поцелуи Казуки прервал тихий сигнальный стук в дверь.
- Тебе повезло, - усмехнулся принц, отстраняясь от Джина и помогая ему встать с постели, на которую только что повалил его.
- Воображала.
- Который рвётся в бой, - усмехнулся Казуки, закутываясь в паранджу.

***
Бё нервно прохаживался вдоль книжных полок, листая на ходу старую книгу. Ему не давала покоя мысль о том, что гость был ему знаком. Но по какой-то причине вспомнить этого Джина, было очень сложно.
В коридоре что-то стукнуло, упав на пол. Бё прислушался к шороху. Голос девушки тихо и рассеянно причитал, что фрукты снова придётся мыть. Принц вернулся к полкам, небрежно забрасывая просмотренную книгу на верхний ярус. Внимание принца тут же привлёк корешок, на котором в лунном свете поблёскивал изогнутый серп месяца. Снимая книгу с полки, Бё прочитал название.
- «Лалин. Тень луны».
В голове вдруг зашевелилась какая-то хаотичная мысль, заставляя сердце биться от предвкушения осознания правды, которую принц искал. Лихорадочно пролистывая страницы на ходу, Бё подошёл к канделябру, висящему на стене, когда наконец-то открыл нужную. Со страницы на него смотрел Джин в прекрасном белом одеянии расшитом золотыми нитями. Его шею и запястья украшали массивные изящные украшения, а золотистые волосы были заплетены в длинную косу. Прочитав подпись под нарисованным портретом, Бё выругался.
Сорвавшись с места, принц побежал в сторону опочивальни отца, чтобы предупредить его об истинном облике их гостя. Двери вновь тихо загудели, когда Бё с размаху открыл их. В комнате всё было перевёрнуто вверх дном и короля в ней не было.
- Дерьмо.
Поскальзываясь на гладком гранитном полу, принц бежал по коридорам на крышу замка. В окна замка он увидел, что во дворе толпились люди, которые связывали солдат короля и занимали обзорные посты. Сердце Бё бешено колотилось от ужаса и гнева. Перескакивая через несколько ступеней, он лихорадочно пытался придумать, как помочь горожанам и выгнать захватчиков из города.
Открыв единственную дверь в конце лестницы, принц вышел на крышу, поёжившись от ночного прохладного воздуха. Пол чердака был усыпан перьями и запачкан птичьим помётом, а под ногами хрустели малочисленные косточки каких-то мелких животных. Из углубления в стене на принца смотрела пара больших круглых глаз, поблёскивающих в темноте.
- Ко мне, - Бё надел перчатку и вытянул руку.
Пару раз хлопнув крыльями, бесшумной тенью к принцу подлетел огромный филин, впиваясь когтями в кожаную перчатку. Юноша почесал его макушку, отчего птица довольно ухнула и взъерошила перья. Бё сорвал с шеи чёрную ленту, на которой висел клык хищника.
- Я рассчитываю на тебя, дружище. Отнеси это брату.
Осторожно привязав ленту к лапе филина, принц поднёс птицу к краю крыши и подбросил её в небо. Бесшумно скользя по воздуху, филин растворился в ночной темноте, унося послание на запад.
Где-то внизу послышались крики и лязг оружия. Бё очнулся от своих мыслей и помчался обратно по лестнице вниз к выходу из дворца. По дороге он успел десять раз проклясть себя за то, что забыл меч в своей спальне, когда отправился в библиотеку. Сейчас было важно добраться до оружия, чтобы у него были хоть какие-то шансы отражать нападение противника.
В его комнате всё было в таком же беспорядке, что и у отца. Меч отсутствовал, как и топоры, которые украшали стены, и лук, который всегда висел над камином. Усмехнувшись, Бё отодвинул тяжёлый стол к другой стене и ногой выбил доску, которая послушно подскочила одним концом вверх. Убирая её в сторону, принц опустил руку в дыру и извлёк из темноты большой свёрток. Развернув его, он с улыбкой посмотрел на два меча, которые были идеально заточены и ждали часа, когда ринутся в бой вместе с хозяином.
- Ваш сюрприз мне не понравился, господин гость, - Бё, расстегнув, сбросил мантию на пол. – Поэтому мой подарок, вам тоже не придётся по душе.
Надев чёрную накидку, принц тихо выскользнул в коридор. Факелы медленно догорали, создавая в коридорах длинные вязкие тени в которых Бё без труда прятался. За очередным поворотом, он увидел впереди себя наложницу, которая медленно и осторожно шла по коридору. Бесшумно, подобно своему филину, юноша быстро пробежал расстояние, разделяющее их, и приставил меч к шее девушки.
- Если пикнешь, перережу горло, как курице, - прошипел он. – Веди меня к Джину, и я оставлю тебе жизнь.
Наложница кивнула и указала рукой в сторону коридора, который уходил вбок и вёл к тронному залу. Бё толкнул девушку в ту сторону и, держа её за плечо, медленно пошёл следом, временами настороженно оглядываясь назад.
Посреди тронного зала связанный Торин стоял на коленях перед Джином и Игуру, который докладывал ему последние новости с поля боя.
- Имбара повержена, - отчитался солдат. – Без лишнего шума нам удалось снять всю охрану короля и занять её позиции. Наши войска в городе, тогда как армия шаха у подножия горы, готовая в любой момент прийти нам на помощь.
- Отличная работа, господин Игуру, - царевич кивнул. – Пленных солдат и войска Его Высочества Казуки вывести за город, а солдатам шаха можно позволить занять город. Теперь это его владения.
- Будет исполнено.
Опекун учтиво поклонился и вышел из зала.
- Шакалы, - Торин плюнул в сторону Джина. – Напали ночью и ударили в спину – какая трусость.
- Чтобы Вы не говорили, король Торин, прав всегда тот, кто победил.
- Это мы ещё посмотрим.
Джин резко повернулся в сторону второго выхода из тронного зала. Бё вышел из тени, ведя перед собой наложницу, в спину которой упиралось острие его меча. Царевич усмехнулся.
- Ты не в том положении, чтобы смеяться, принц забытого королевства Лалин.
- Ты узнал меня.
- С самого начала твоё лицо не давало мне покоя, - Бё нахмурился. – Я думаю, последний раз мы виделись, когда были подростками. Но я навсегда запомнил твой профиль и твои глаза – от большой ненависти.
- А я тебя почти не помню, - Джин усмехнулся, - наверно ты был настолько незаметным, что не произвёл на меня никакого впечатления.
- Довольно обмениваться любезностями, - Бё надавил на плечо девушки, заставляя её стать на колени. – Отпусти моего отца, иначе я одним движением перерублю её голову пополам.
- Бё, ты знаешь законы Юга?
Джин злорадно ухмыльнулся, отчего Бё стало не по себе.
- Ни один мужчина не поменяет победу на жизнь женщины, особенно когда она – мужчина.
Один чёткий удар ногой по руке, и меч полетел в сторону, втыкаясь в спинку резного кресла. Бё, теряя равновесие из-за подножки, рухнул на пол, ударяясь головой о гранитную поверхность. Когда звон в ушах утих, а темнота в глазах рассеялась, принц почувствовал холодное острие, упирающееся в горло. Сняв паранджу с головы, Казуки откинул её в сторону, мило улыбаясь принцу.
- Привет, красавчик.
- Казуки, прекрати, - пробурчал за его спиной Джин.
- Жаль, что мы не успели познакомиться поближе, - принц повернул кончиком сабли лицо Бё, который хмыкнул:
- У тебя есть шанс.
Резко дёрнувшись в сторону, принц сбил Казуки с ног и откатился к столу. Подскочив на ноги он, слегка шатаясь, тряхнул головой, чтобы привести мутное сознание в порядок. Выдернув меч из спинки стула, Бё отразил удар Казуки. Когда в глазах перестала плыть комната, принц бросился в атаку, нанося быстрые точные удары.
Джин, затаив дыхание, напряжённо наблюдал за развернувшимся сражением, готовый в любой момент прийти на помощь. Но Казуки был искусным воином и не уступал Бё. Металл звенел и скрипел, ударяясь друг о друга, а парни медленно отходили к столу. Казуки был увлечён боем и с торжествующей улыбкой наносил всё новые удары в сторону противника, пока Бё не упёрся спиной в стол, понимая, что его загнали в тупик. Золотой кубок стоял рядом и, схватив его, принц выплеснул вино в глаза Казуки. Юноша отпрянул назад, размахивая саблей и пытаясь протереть глаза, которые щипало вино.
Одним точным ударом Бё выбил саблю из рук принца, которая зазвенела, падая на пол. Казуки почувствовал лёгкое дуновение прохладного ветра и горячий ожог, который пересекал по диагонали всю его грудь. Шатаясь, он отступил назад, когда острая боль в левом боку заставила его согнуться. Опустив руку, Казуки ощутил пальцами холодный клинок, который торчал в его боку.
- Можешь попрощаться со своей жизнью, - насмешливо прошептал Бё.
Боль в боку вновь обожгла нервы, когда лезвие меча резко вышло из раны. Один глухой удар и по тронному залу прокатился звон меча, упавшего на гранит. Через мгновение послышался приглушённый грохот, будто на пол упал большой мешок.
- Казуки! – испуганный голос Джина тараторил у самого уха. – Ты меня слышишь?! Тебе очень больно?! Нужно скорее показать тебя врачу.
- Прекрати так быстро говорить, у меня голова от тебя кругом идёт.
Принц медленно оседал на пол, не в силах держать себя на ногах.
- Нет, не теряй сознание! – Джин тряс принца за плечо. – Держись!
Проваливаясь в холодную темноту, Казуки слышал как голос, зовущий его, постепенно стихает, превращаясь в ветер, звенящий в зелёных кронах деревьев.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:42 | Сообщение # 9
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Пальцы невесомо скользили по лицу, вырисовывая его черты. Казуки не спешил открывать глаза, боясь, что этот приятный сон тут же улетучится. Ласка прекратилась, и принц почувствовал дыхание на своей щеке.
- Казуки, – послышался встревоженный голос, – ты меня слышишь?
- Воды, - голос сипел.
Джин откупорил фляжку, стоявшую рядом. Приподнимая голову Казуки за затылок, юноша помог принцу утолить жажду. Он морщился, когда вода обжигала своей прохладой его иссушенное горло, но продолжал жадно глотать влагу, чувствуя, как внутри спадает болезное напряжение.
- Я пропустил всю официальную часть? – усмехнулся Казуки, наблюдая за Джином, который, свернув одеяло, начал рассматривать бинты на груди принца.
- Ты был без сознания два дня.
- Ай! - царевич вздрогнул от вскрика Казуки. – Ты садист.
- Извини...
Джин, краснея от смущения, осторожно поправил бинты, стараясь не встречаться с принцем взглядом. Казуки понял, что Джин ужасно зол и винит себя за то, что ранее в тронном зале он так поздно среагировал на неожиданную атаку Бё. Эти два дня его не переставая, мучил ужас от осознания того, что Казуки мог умереть по его вине. А сейчас, когда принц очнулся, Джин не мог найти слов, которыми мог бы вымолить прощение у человека, которого подвёл.
- Иди ко мне, - Казуки потянул царевича за руку, заставляя лечь рядом, и обнял его.
Перебирая мягкие золотистые волосы, принц чувствовал, как подрагивают плечи Джина. Напряжение за два дня наконец-то нашло выход, и сейчас юноша тихо всхлипывал, бормоча какие-то извинения и слова о своей глупости и рассеянности. Казуки улыбался и продолжал пропускать пряди между пальцев, чувствуя, как его плечо стало влажным от слёз.
- Джин, я всё равно люблю тебя.
Царевич приглушённо выдохнул. Несмотря на то, что их жизни уже некоторое время были тесно переплетены, подобных слов от принца он ранее не слышал. Джин сам не раз напоминал Казуки о том, что теперь его жизнь принадлежит этому человеку, который был для царевича олицетворением надежды на иное будущее. Подобные слова дарили умиротворение, но в то же время вселяли панику. Страшнее всего было думать о том, что скоро пребывание принца в Гунеше будет бессмысленным, и Джин может никогда больше его не увидеть.
- Я надеюсь, ты не убил принца Бё?
- Бё? – Джин вздрогнул, когда его беспокойные мысли прервал вопрос. – Он жив.
- Отлично. Пусть его приведут ко мне, а ты помоги мне сесть.
Казуки попытался встать, но простонав от боли в боку, рухнул обратно на подушки. Рана была ещё достаточно свежей, чтобы совершать подобные действия самостоятельно. Джин отдал указание солдату, заглянувшему в палатку удостовериться, что на принца никто не нападает, и, вернувшись, накрыл оголённые плечи Казуки одеялом.
- Тебе ещё нельзя вставать.
- Не буду же я лёжа принимать своего горе-противника.
- Ты помнишь, что прав тот, кто побеждает? – усмехнулся Джин.
- В данном случае – это ты.
- Значит, ты будешь меня слушаться и лежать.
- У меня спина затекла, - пожаловался Казуки, грустно изгибая брови. – Хоть пару подушек затолкай мне под спину, чтобы я не лежал ровным бревном, как умирающий.
- Упрямец.
Джин бурчал, и старался осторожно приподнять принца, чтобы устроить его поудобнее перед встречей с Бё. Казуки морщился и улыбался, стараясь скрыть боль, которая каждый раз ножом врезалась в нервы, когда он напрягал мышцы на животе или неудачно поворачивался.
За дверью послышалось лязганье цепей, и голос солдата объявил, что привели пленника. По команде Джина Бё втолкнули в шатёр, и он упал на песок, не в силах удержать равновесие с завязанными глазами. Царевич дёрнул за край ленты и она упала на пол, вынуждая Бё зажмуриться, пока он привыкал к свету.
- Что у него с лицом? – Казуки с подозрением посмотрел на Джина.
- Я перестарался.
Юноша, закусив губу, смотрел на Бё, у которого красовался большой синяк на скуле и была разбита губа.
- Ты его избивал?
- Нет, губу он расшиб сам, когда упал без сознания от моего удара.
- Ты точно садист, - усмехнулся Казуки. – испортил такое красивое лицо.
- Паршивые гиены, - процедил Бё. - Трусливо прокрались ночью, победив обманом.
- Не тебе говорить о честном бое, - Джин, хмурясь, прожигал пленника взглядом.
Парни, не отводя глаз друг от друга, будто вели молчаливый бой. Бё просидел в деревянном ящике двое суток, но по-прежнему гордо держался, надменно смотря на своих врагов.
- Джин, перестань мучить нашего пленника, - Казуки рассмеялся. – Мало того, что ты его избил, так теперь и попрекаешь.
- Веселись калека, пока можешь, – Бё сплюнул на край кровати Казуки. – Как только я доберусь до тебя, сдеру с тебя кожу.
- Какой кровожадный принц, - усмехнулся Казуки. – Жаль ты не узнаешь, что мы делаем со своими врагами.
- Отчего же мне такие почести?
- У меня на тебя другие планы, - коварная ухмылка искривила губы принца.
Джин опасливо покосился на Казуки, с беспокойством пытаясь понять, что тот задумал. Как ветер, принц был абсолютно неожидан в своих поступках, и его злорадство лишь ещё больше говорило о том, что он задумал невероятный план.
- Стража, уведите пленного.
Казуки расслабленно откинулся на подушки, наблюдая как двое высоких мужчин уводят вырывающегося Бё из шатра.
- О чём ты думаешь? – Джин, сощурившись, смотрел на принца.
- Я думаю, нам пора возвращаться к шаху с победой.

***
Громкий вскрик эхом отскочил от каменных стен, звуча словно колокол в тишине все еще спящего дворца. Комкая в пальцах покрывало, Манабу сел, упираясь взглядом в гобелен на стене и с трудом переводя дыхание. Сердце в груди бешено стучало, словно хотело птицей вырваться на свободу. Мужчина тяжело вздохнул, прикрывая глаза, и тут же открывая их, когда в дверь коротко постучали.
- Все в порядке, - хриплым голосом успокоил он охранника, проводившего ежедневный утренний обход по дворцу.
Графин с водой стал для него спасением. Выпив пару бокалов, Манабу почувствовал, что успокаивается.
«Опять этот кошмар, - отставив бокал, мужчина прижал ладонь ко лбу. – Как долго он еще будем меня мучить?»
Вдруг странный звук привлек внимание Манабу, отвлекая от невеселых мыслей. Визирь прислушался – словно где-то вдали гудел рог. Подбежав к окну, Манабу прищурился, пытаясь разглядеть что-то в утренней дымке. Дворец находился на возвышенности, и это позволяло видеть город и пустыню за его пределами.
«Неужели это…»
Плохое зрение часто подводило Манабу, но все же он сумел разглядеть войско и различить цвета их флага. А знакомый гудящий звук, раздавшийся снова, лишь подтвердил его догадку.
Сорвавшись с места, Манабу кинулся к двери, распахивая ее, но тут же снова захлопывая обратно. Мужчина вовремя подумал, что негоже королевской особе бегать по коридорам в ночной одежде. Манабу схватил свой черный шелковый халат и, накинув его на плечи, вышел в коридор.
По дороге ему встречались слуги, уже приступившие к своим обязанностям, которые тут же опускались на колени, стоило им заметить Манабу, но визирь не обращал на них никакого внимания, спеша в комнату к брату.
У дверей опочивальни шаха сидела Мару. Кошка терпеливо ждала, когда кто-нибудь впустит ее внутрь. Увидев Манабу, Мару встала и, мяукнув, потянулась, выгибая спинку изящной дугой.
Улыбнувшись при виде кошки, Манабу без стука толкнул дверь, заходя в комнату. Раздался тихий женский вскрик. Молодая наложница, поспешно запахнувшись, опустилась на пол и склонила голову. Манабу недовольно вздохнул и приказал девушке выйти, отворачиваясь от нее и направляясь к постели, на которой, уютно завернувшись в одеяло, спал Руи.
- Руи, просыпайся, - Манабу потряс брата за плечо. – Принц Казуки с войском возвращается.
На кровать запрыгнула Мару и тотчас улеглась на подушку Руи, складывая передние лапы ему на голову и слегка выпуская коготки. Шах чуть поморщился во сне и, глубоко вздохнув, открыл глаза. Манабу мысленно поблагодарил кошку. Он понимал, что сам бы не добудился шаха еще долгое время.
- Ты слышишь меня? Принц скоро будет здесь, - повтор Манабу, снова тряхнув брата за плечо.
- Слышу, - выдохнул Руи, перекатываясь лицом на подушку. – Дай мне полчаса.
Манабу сомнительно усмехнулся и, пригрозив брату, что если его не будет через полчаса, он лично придет его одевать, вышел из комнаты.
Удивительно, но ровно через полчаса дверь в комнату шаха открылась, и оттуда вышел Руи во всем своим блеске. Манабу, тоже успевший переодеться, ждал его у двери.
- Идем, - кивнул Руи и первым направился в тронный зал, где собирался ждать Казуки и его свиту.
Поправив рукава своего одеяния, Манабу поспешил за братом.

***
Люди в городе ликовали, когда победители проходили стройными рядами по улицам города, направляясь к дворцу. Со всех сторон летели лепестки цветов, устилая пыльную дорогу красивым разноцветным ковром, а молодые девушки протягивали солдатам ветви апельсинового дерева, символизирующие победу.
Джин ехал в повозке вместе с Казуки, который был очень бледен, но продолжал улыбаться и махать жителям города рукой. Путь через пустыню плохо сказался на состоянии его здоровья, и сейчас он боролся с жаром, не считая того, что сам воздух был раскалён солнцем.
Когда повозка остановилась у дворца, Джин выпрыгнул из неё, и поставил небольшой ящик рядом, чтобы Казуки было легче спуститься.
- Какая ирония, - принц опирался на плечо друга. – Я захватил целый город не пролив ни капли крови, но вернулся победителем с дырой в животе.
- Бога Войны обмануть нельзя, - Джин подал Казуки саблю, на которую тот опирался другой рукой. – Он всё равно взял свою дань кровью.
- У тебя кровожадный бог.
- Я молился ему о нашей победе, и он услышал меня.
- Мне больше нравится верить в свои силы.
Джин, тихо посмеиваясь, вёл принца по прохладным коридорам дворца. Казуки сложно было идти, и в один момент он споткнулся о конец сабли, и едва не упал. Джин вовремя успел подхватить его, крепко сжимая в объятиях.
- Тебе стоит отдохнуть.
- Успею, - принц выпрямился. – Подарю победу Руи и буду зализывать раны.
- Упрямый, как всегда.
Джин положил руку Казуки себе на плечо, и повёл его дальше.
В тронном зале было светло, и тихо играла музыка. Шах скучающе восседал на подушках, но его нетерпение выдавали пальцы, которыми он стучал по ножнам своей сабли. Манабу то и дело бросал взгляд на брата или на вход в зал, ожидая каждую минуту увидеть солдат во главе с принцем.
Мужчин привлёк стук железа от удара о камень, когда Казуки переставлял свою саблю, чтобы с новым шагом опереться на неё. Руи в лёгком нетерпении привстал на подушках, выпрямляя спину, а визирь слегка заёрзал, обеспокоенный болезненным видом принца.
- Рад видеть Вас в добром здравии, шах Руи, - Казуки поклонился, слегка отталкивая от себя Джина, чтобы тот перестал его держать.
- Зато Вас, я вижу, знатно потрепали в Имбаре. Садитесь, а то Вы еле на ногах стоите.
Руи взмахом руки подозвал слугу, и юноша тотчас взбил одну из больших подушек и пододвинул к ней несколько маленьких, приготовив сидение для раненного принца.
- Меня потрепала пустыня, - тихо посмеиваясь, Казуки, хмурясь, опустился на подушки, пока Джин поддерживал его за другую руку. – Но сейчас важно другое. Наши войска одержали победу.
Хлопнув в ладоши, принц начал наблюдать за тем, как солдаты стали входить в зал из коридора, внося все военные трофеи: сломанный флаг с гербом Имбары, королевское оружие, сокровища, шкуры и меха. Завершали процессию пленённые Торин и Бё, которые гремя цепями, вошли в зал, бросая гневные взгляды на всех, кто встречался с ними глазами.
- Король Имбары, Торин, - представил мужчину Казуки. – Я передаю Вашему Высочеству этого пленника, тем самым даря победу над этим городом. Теперь Вы, шах Руи, полноправный правитель Имбары.
Не сдержав радостной улыбки, Манабу посмотрел на брата, который едва заметно, но довольно усмехнулся. Мужчина поднялся со своего места и неторопливым шагом направился к трофеям. Не проронив ни слова, он обошел все дары, привезенные Казуки, и остановился напротив Торина. Правитель Имбары, даже будучи закованным в цепи, не терял своей гордости и смотрел прямо в лицо шаха, награждая его взглядом со смесью ярости и презрения.
- Думаю, для работы в конюшне ты вполне сгодишься, - прервал своё молчание Руи, скрещивая руки на груди.
- Лучше убей меня, сын гиены. Я никогда не буду тебе служить, - грозно выдохнул Торин, качнув цепями. Один из солдат поспешно отвел поверженного короля подальше от шаха.
- Зачем же убивать, - покачал головой Руи. – Я лучше полюбуюсь, как ты будешь унижаться в конюшне до конца своих дней, - одарив взбешенного Торина ласковой улыбкой, Руи повернулся к Казуки. – Что же, принц, поздравляю с победой. И Вас, и себя.
- Спасибо, - Казуки слегка поклонился. – Шах Руи, я надеюсь, Вы помните о своём обещании?
На секунду задумавшись, Руи улыбнулся, скрещивая руки на груди.
- Вы о нашем союзе? Разумеется, я помню. Но позвольте предложить Вам сначала немного отдохнуть. Вы ранены, поэтому не стоит сразу же с головой бросаться в государственные дела. Залечите раны, а потом мы с Вами обо всём поговорим.
Казуки пристально посмотрел в глаза Руи, пытаясь найти в них какой-либо намёк на обман или уловку, но шах лишь добродушно смотрел в ответ и улыбался.
- Я постараюсь как можно скорей вернуться к нашему разговору.
Встать было куда сложнее, и тут принцу пришлось мириться с тем, что Джин помогал ему подняться с подушек. Качнув головой в сторону выхода, Казуки подал сигнал солдату, державшему цепь Бё. Мужчина склонил голову в поклоне и, дёрнув кандалы, повёл пленника в коридор.
- Принц, кажется, Вы прихватили из Имбары что-то и для себя?
Солдат, держащий цепь, остановился. Не сводя глаз с лица Бё, Руи подошел ближе. Плененный принц был ничуть не хуже своего отца – презрение, с которым он смотрел на шаха, нельзя было описать словами. Когда Руи протянул руку, чтобы дотронуться до щеки пленника, Бё резко дернулся вперед, и от укуса шаха спасла только его быстрая реакция. Манабу вскочил со своего места, а стражник потянул цепь на себя, но Руи опередил его. Изловчившись, он схватил Бё за подбородок, больно сдавив его пальцами.
- Какой дерзкий, - усмехнулся шах, глядя в серые глаза Бё. – Так что, принц, это Ваш трофей?
- Мой, - Казуки ухмыльнулся. – Этот мерзавец проделал мне дырку в животе. У меня к нему свои счёты.
Джин обеспокоенно посмотрел на принца, в глазах которого играли какие-то искорки, выдавая хитрые помыслы хозяина.
- Ясно.
Руи осторожно отпустил Бё и отступил на шаг, все так же не сводя с него глаз. Пленник скривил губы в ядовитой усмешке и гордо вскинул голову, но когда солдат снова потянул его за цепь, злобно зашипел что-то на неведомом никому, кроме короля Торина, языке.
- Отдыхайте, принц. Пока Вы не окрепните, не советую Вам покидать свою комнату, - развернувшись, Руи снова принялся обходить дары, которыми был уставлен пол в зале.
- Я последую Вашему совету, Ваше Высочество.
Казуки кивнул, хотя шах уже был полностью поглощён изучением подарков. Махнув рукой солдату, принц, опираясь на плечо Джина, последовал за ним и своим особым трофеем.

***
Джин задумчиво хмурился, перевязывая раны принца. Бинт постоянно пытался выскочить из рук, и юноше приходилось сильно его сжимать, чтобы не выронить рулончик ткани. Казуки с интересом наблюдал за Джином, который нервничал и что-то беззвучно бурчал себе под нос. Когда он закончил с перевязкой, слуги помогли ему вымыть руки и убрали грязные бинты, оставляя молодых людей наедине.
Как только комната опустела, Джин переставил большую чашу ближе к постели Казуки и взял чистое полотенце и кувшин. Вода умиротворяюще журчала, пока юноша переливал её в пустую чашу. Опустив полотенце в воду, Джин намочил его, а затем, взяв Казуки за руку, стал тщательно обтирать её.
- У тебя руки дрожат, - заметил принц.
- Тебе кажется.
- Ты злишься на меня?
- Нет, - Джин со всей силы выжал полотенце рукой.
- Точно злишься.
Не выдержав, царевич вспылил, и бросил мокрую ткань в чашу. Брызги фонтаном выстрелили вверх, намочив его рукав. Тихо ругаясь на своём языке, Джин стал расстегивать рубашку, чтобы переодеться в другую.
- Хопеш мне под ребро! – вспылил юноша, не в силах распутать одну из застёжек.
- Какая муха тебя укусила? – принц абсолютно ничего не понимал.
- Скажи мне, - Джин забрался на кровать, нависая над Казуки, отчего тот вжался в подушку, – зачем тебе Бё? Что ты задумал?
- Я уже говорил, у меня к нему личные счёты.
- И поэтому ты приводишь его сюда, даёшь ему чистую одежду, и отправляешь купать в баню?
- Почему тебя это так волнует? – Казуки подозрительно прищурил глаза.
- Это не правильно, - Джин замялся. – Он едва тебя не убил, а ты относишься к нему столь дружелюбно.
- Джин, ты ревнуешь?
Принц тихо рассмеялся, когда щёки юноши залились краской и он от досады, спрятал лицо в складках покрывала. Обняв Джина рукой, Казуки прижал его к себе и поцеловал в макушку.
- Даже если так, ты же всё равно не уберёшь его отсюда?
- Верно, - принц приподнял голову юноши за подбородок. - Но мне никто не нужен кроме тебя.
Приподнимаясь на руках, Джин подался вперёд, с жадностью целуя любимые губы.
- Ты задумал что-то невероятное, раз не говоришь даже мне, - выдохнул он, когда закончил поцелуй.
- Тебе понравится моя идея, - улыбнулся Казуки. – Впрочем, как и все предыдущие.

 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:43 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Руи быстрым шагом шел по пустому коридору, сопровождаемый одним охранником. Шах помнил озадаченный взгляд Манабу, когда он внезапно встал с места и вышел из комнаты, прямо посреди их разговора об очередной удачной военной кампании. Но медлить ему не хотелось, поэтому шах решил воплотить свою идею в жизнь сейчас.
Из головы все никак не шел тот мальчишка, которого Казуки привел на цепи вместе с королём. Как позже узнал Руи, это был сын короля Торина – Бё. Дерзкий, гордый, вспыльчивый и красивый, не смотря на размазанную пыль на лице и порванную одежду, он вызывал смешанные чувства и смог занять слишком много места в мыслях шаха.
Дойдя до нужной двери, Руи выждал пару секунд и постучал. Конечно, это был его дворец, и мужчина мог без стука войти в любую комнату, но всё же, шах решил быть вежливым по отношению к принцу – победителю и раненному в бою воину.
Короткое «войдите» послужило сигналом, и Руи, приказав стражнику ждать у двери, зашел внутрь.
Казуки лежал на кровати, устроив голову на коленях Джина, сидевшего рядом. Увидев шаха, Джин попытался встать и поклониться, но Казуки удержал его, вместо этого попросив помочь ему сесть. Руи удивленно вскинул брови, но ничего не сказал по поводу столь вольного отношения к слуге.
- Добрый вечер, Выше Высочество.
- У меня есть к Вам разговор, принц, - Руи сразу перешёл к делу, присаживаясь на стул с резной спинкой, украшенной золотом и драгоценными камнями.
- Я вас внимательно слушаю, - Казуки придвинул к себе поближе подушку. – Должно быть, разговор очень важный, раз Вы не смогли отложить его до завтра.
- Можно и так сказать, - уклончиво произнес Руи. – Я пришел поговорить о Вашем пленнике.
Казуки едва сумел подавить победную улыбку, едва не озарившую его лицо. Вместо этого он попытался изобразить удивление и озадаченно посмотрел на шаха.
- Вы о принце Бё?
- Да, о нём. Где он?
- На балконе. Сказал, что отказывается находиться с нами в одной комнате, и потому сейчас замерзает под ночным холодным ветром, - Казуки с усмешкой бросил взгляд в сторону просторного балкона. – Джин, приведи его.
Джин послушно встал с кровати и, отодвинув прозрачный занавес, поднял с пола цепь и потянул на себя, кивая кому-то головой. Бё появился в комнате не сразу, лишь когда Джин в третий раз потянул цепь и потянулся за кинжалом, лежавшем на ближайшей тумбе.
На этот раз на Бё вместо рваной и грязной одежды, в которой его привели из родного города, была традиционная одежда Южных земель. Пурпурная ткань прекрасно сочеталась с его темными волосами, крупными локонами спадающими на плечи, делая из него не угнетённого пленника, а знатного принца. Без размазанной по щекам пыли, юноша выглядел совсем иначе, и шах лишний раз убедился в том, насколько Бё красив.
Руи поймал себя на мысли, что он опять не может отвести от него взгляда. Эти надменные серые глаза зачаровывали его, а губы, изогнутые в презрительной ухмылке, манили к себе, заставляя желать прикоснуться к ним.
- Так о чем вы хотели поговорить? – голос Казуки вернул Руи из лабиринта своих мыслей в реальность.
Бё уселся в углу комнаты, облокачиваясь спиной о тумбу, так как цепь не пускала его дальше этого места. С трудом найдя в себе силы отвернуться от пленника, Руи сцепил руки в замок, внимательным взглядом осматривая Казуки.
- Отдайте мне его, принц, - ровным голосом произнес Руи.
- Отдать? Но послушайте, уважаемый шах, я уже говорил Вам, что у меня к нему личные…
- Личные счёты, – передразнил его Бё. – Лучше бы убил на месте. Зачем тащил через пустыню? Чтобы прикончить на глазах у этого верблюжьего отродья?
Бё с презрением посмотрел в сторону Руи, который, казалось, даже не заметил нелестного отзыва о своей персоне. Шах лишь улыбнулся, покручивая на пальце перстень с рубином.
- Что Вы хотите за него? Золото? Оружие? Женщин? У меня есть всё, берите, что пожелаете.
Казуки сделал вид, что задумался, хотя ответ уже давно был готов, и почти срывался с языка.
- Боюсь, Вам не понравится цена, которую я за него предложу, - Казуки проводил задумчивым взглядом Джина, который поднялся, чтобы налить принцу воды.
- Я не товар! Как вы смеете торговаться за меня? – снова подал голос Бё, но шах поднял руку, приказывая ему замолчать. Бё был из тех, кто подчинялся только себе, и потому Руи услышал лишь его рычащий ответ. - Не приказывай мне, сын гиены.
- Я обменяю его на свободу Джина.
Звон бокала, упавшего на каменный пол, раздался в повисшей тишине железными раскатами грома. Джин замер на месте, ошарашенно смотря на Казуки и не веря собственным ушам. Он не мог поверить, что Казуки произнёс эти слова. Опешил не только Джин, но и Руи – мужчина изумленно распахнул глаза, пытаясь понять, не померещилось ли ему.
- Что? Вы просите взамен пленника свободу моему слуге?
- Вы не ослышались, именно этого я и хочу.
Джин внутренне сжался под мрачным взглядом шаха, брошенным в его сторону. Руи крепче сжал ладони вместе и нахмурился, буквально прожигая Казуки глазами.
- Принц, не кажется ли Вам, что вы слишком многого требуете? Вы всё-таки не в своей стране, и за такие просьбы я могу бросить Вас в тюрьму.
- Неужели я прошу так много? – поморщившись, Казуки усмехнулся, смотря на Джина, который, казалось, не дышал, стоя у тумбы. – Он лишь слуга.
- Он бывший принц.
- В обмен Вы получите другого бывшего принца, не так ли, Бё? – Казуки обернулся и лукаво улыбнулся Бё, который заскрипел зубами от злости.
- Надеюсь, что бог солнца выжжет тебе глаза, и ты умрешь в мучениях, - сквозь зубы прошипел он.
Руи был в замешательстве. С одной стороны – ему ужасно хотелось заполучить себе Бё, но с другой был Джин, даровать свободу которому было опасно. И Руи чувствовал, как соблазн перевешивает здравый смысл.
- Где гарантия, что завтра он не воткнёт мне нож в спину, получив долгожданную свободу? – предпринял последнюю попытку Руи.
Казуки понял, что он почти победил.
- Как и прежде, я беру всю ответственность на себя. Малейшая провинность с его стороны, и Вы можете казнить меня.
- Казуки, нет, - в ужасе прошептал Джин.
- Хорошо, я согласен.
Наконец-то Казуки мог позволить улыбке заиграть на его губах. Посмотрев на Джина, он кивнул в сторону Бё, который рассеянно смотрел на мужчин, не веря, что его обменяли как какую-то вещь.
- Он ваш, достопочтенный шах, - Казуки слегка поклонился, когда Джин вручил Руи цепь, закреплённую на ошейнике Бё. – Желаю удачи.
- Будьте вы прокляты, сыны вонючих мулов, - Бё упирался ногами, но Руи оказался сильнее и беспрепятственно притянул бывшего принца ближе к себе.
- Доброй ночи, принц. И помните, что Вы мне обещали.
Поклонившись на прощание, Руи вышел из комнаты, увлекая за собой упирающегося Бё. За дверью он вручил цепь стражнику и отправил вперед, сам вставая рядом с бывшим принцем, который цеплялся пальцами за ошейник и бормотал что-то на своем языке.
- Окажешься в своей комнате, и я сниму его, - протянув руку, Руи коснулся сначала ошейника, а потом и гладкой кожи на шее, от чего Бё с рыком дёрнулся в сторону.
- Тебе не удержать меня тут, - выдохнул он.
- Зря ты так думаешь, мой прекрасный житель гор.
Руи приказал стражнику остановиться и, повернувшись к Бё, попытался прикоснуться к его лицу, но получил в ответ звонкий шлепок по ладони и взгляд, полный ярости. Рассмеявшись, Руи подхватил длинный рукав одеяния Бё и прижал к губам.
- Спокойной ночи. Завтра я зайду к тебе, - улыбнулся он. – Когда будешь уходить, проверь решётки на всех окнах и выстави почасовую охрану, - велел шах солдату.
Безмолвный страж кивнул и увел Бё в одну из комнат, находившихся недалеко от опочивальни Руи. Шах проводил их взглядом и, улыбнувшись своим мыслям, скрылся в своих покоях.

***
Джин обнимал согнутые колени, сидя на небольшом мягком табурете у противоположной от кровати стены. Казуки с грустной улыбкой следил за тем, как из глаз юноши медленно, очерчивая скулы, текут прозрачные слёзы.
- Ты стал много плакать, - попытался заполнить тишину Казуки. – Ты же мужчина…
- Когда ты придумал это? – перебил его Джин, шмыгнув носом.
- Я же обещал тебе.
- Почему ты решил, что я не пожелаю убить шаха?
- Джин, - Казуки протянул руку, приглашая юношу подойти. Немного помедлив, он встал и, подойдя к принцу, забрался на кровать.
Сжимая холодную кисть в своих тёплых ладонях, Джин думал о том, что никогда не сможет пожертвовать жизнью этого человека, который так бесстрашно сражался за его свободу и которого он безгранично полюбил. Его глаза будто видели больше других, а сердце подсказывало верный путь, и Джин однажды решил довериться Казуки и не прогадал.
- Я понял, - он наклонился и поцеловал руку принца.
- Теперь ты свободен, - Казуки улыбнулся. – Что будешь делать?
- Сейчас подумаю, - юноша нахмурил брови, пытаясь изобразить глубокие размышления.
- Останься со мной навсегда.
Шёпот Казуки был похож на крик в ночной тишине, который оглушил Джина. Он улыбнулся, и мягко откидывая принца на спину, поцеловал его в губы. Он не желал уходить, и точно знал, что Казуки его не желает отпускать, потому его жизнь обретала какой-то смысл.
- Куда ты от меня денешься, – рассмеялся Джин, зарываясь носом в волосы принца.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:43 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
5 глава

Руи сидел за небольшим столом на балконе, почесывая разлёгшуюся на подушке Мару и просматривая письмо, доставленное гонцом несколько минут назад. Стол перед ним был уставлен блюдами с различными кушаньями, вазами с фруктами и кувшинами с вином – было время обеда.
Шах, увлеченный письмом, к еде не прикоснулся и был удивлен, когда увидел, что его спутники тоже ничего не съели. Бё в ошейнике с цепью и со скованными руками с презрением смотрел на роскошную посуду и источавшую тонкий аромат пищу и пил лишь воду, изредка оттягивая пальцами ошейник, к которому крепилась цепь. Манабу же пристально смотрел на Бё, недоумевая про себя, как его брату пришла в голову мысль пригласить пленника на обед.
- Почему вы не едите? – поинтересовался Руи, откладывая в сторону свиток.
- Пожалуй, я лучше умру от голода, чем буду есть с тобой за одним столом, - урчание в животе Бё тут же разрушило эффект от презрительной фразы. Руи с трудом сдержал смешок, когда Бё с пылающими щеками снова вцепился в стакан с водой.
- Боюсь, что голодная смерть настигнет тебя очень скоро, если ты будешь так продолжать, - покачал он головой. – Поешь хоть немного.
- Нет.
Руи печально вздохнул и, оставив Бё в покое, повернулся к Манабу.
- А ты почему не ешь? Снова собрался проводить какой-то ритуал, перед которым неделю нельзя ни крошки брать в рот? – с улыбкой спросил Руи, кивком головы подзывая к себе служанку, чтобы она наполнила его бокал.
- Почему он сидит с нами? – высказал свой вопрос Манабу.
- Потому что я так захотел.
- Он же пленник! – возмущенно воскликнул визирь.
- Он не пленник, Манабу.
Визирь вопросительно поднял бровь. Заинтересовавшись разговором братьев, Бё чуть повернул голову в их сторону.
- Тогда кто же он?
- Хм, - Руи провел рукой по лицу, задумываясь на секунду. На губах его заиграла улыбка, и он посмотрел на Бё. – Часть моего гарема.
- Что?! – сдвоенный вскрик Манабу и Бё заставил слуг вздрогнуть, а Руи чуть поморщиться.
- О, великие боги гор, за что мне это? - звякнув кандалами, простонал Бё. – Я не желаю быть в твоем гареме! Я не женщина!
- Поверь мне, это не такая большая проблема.
От лукавой усмешки шаха Бё стало совсем худо. Допив свою воду, он вскочил с места и, потянув цепь вместе с охранником, державшим ее, ушел на другой край балкона, где вцепился пальцами в перила и попытался привести свои мысли в порядок.
- Мне кажется, ты совсем помешался на этом мальчишке, - Манабу наградил брата недовольным взглядом. – Зачем он тебе? Тебе не хватает женщин в своем гареме? Или мужчин среди наложников?
Руи лишь улыбался в ответ и ничего не говорил, разглядывая худую спину Бё, скрытую за темной тканью одежды.
Покусав губу, Манабу, так и не дождавшись ответа, придвинул к себе тарелку и принялся за еду.
- Можно мне погулять по дворцу? – спросил Бё, вернувшись обратно к столу.
Манабу едва не выронил бокал из рук от такой наглой просьбы.
- Разумеется нель…
- Конечно, можно.
Визирь про себя подумал, что ничуть не удивлен такому решению брата.
- Стража покажет тебе все красивые места по дороге в твою комнату, - Руи улыбался, а Бё едва ли не скрежетал зубами от бессильной злости. – Еду отнесут тебе в комнату. Раз не хочешь есть с нами, будешь есть один.
Получив приказ, трое охранников обступили Бё и увели его с балкона.
- Похоже, здравый смысл в тебе все же остался, - не глядя на брата, произнес Манабу.
Руи тихо рассмеялся и приступил к обеду.

После ужина, который прошёл на удивление спокойно, юношу снова отвели в его комнату, где его уже ждал поднос с едой. Бё подумал, что совсем отказываться от пищи не стоит, ведь для выполнения своего плана ему нужны были силы.
План Бё был прост, как и всё гениальное. Юноша много читал: о собственной стране, о Северных и Южных землях, обо всем. Но даже большим знатоком быть нет нужды, чтобы знать, что в любом дворце или замке в каждой из комнат должен быть тайный ход. В своём родном замке Бё знал все тайные тоннели и был уверен, что во дворце шаха есть точно такие же лазейки.
Просидев весь день в комнате, Бё с трудом удалось обнаружить тайный проход.
«Глупый шах, неужели он думал, что я не найду второй выход?» - усмехался Бё, осматривая статую, за которой и пряталась небольшая дверца.
С десятой попытки тяжелая статуя девы с кувшином, стоящая в нише, поддалась, и у Бё получилось сдвинуть её немного в сторону. Дерево, тщательно замаскированное под камень, легко отскочило, стоило Бё лишь надавить на него ладонью. Перед глазами принца предстал узкий ход, ведущий сквозь стены дворца. Бё мысленно возликовал и вернул дверцу и статую на место. Оставалось лишь дождаться ночи и можно бежать.
Покончив со своим ужином, юноша принялся избавляться от кандалов. Он не снял их раньше из опасения, что кто-нибудь зайдет проверить, почему Бё так расшумелся. Но удача была на его стороне, и в комнату никто не заходил.
В детстве Бё и его старшие братья часто играли в солдат и пленников, и Бё, как самому младшему, нередко доставалась роль пленника. Но если в руках у мальчишки был нож, то никакие цепи не могли его удержать. Два ножа Бё стащил за ужином и теперь с их помощью пытался открыть замки. Замки долго не поддавались, но и Бё не собирался сдаваться.
Спустя пару часов шаги и голоса в коридорах затихли, и дворец погрузился в сонную тишину.
Спрятав ножи в рукаве и убрав сброшенные цепи под кровать, Бё проскользнул в проход, вернул деревянный заслон на место и поспешил вперед.
Тоннель оказался довольно длинным – спустя двадцать минут Бё стоял у сплошной стены, на которой виднелась деревянная заплатка, играющая роль импровизированной двери. Бё чуть отодвинул заслон, который образовал небольшую щель, и посмотрел наружу. Ход привел его в один из многочисленных коридоров дворца. Деревянная дверь тайного хода также находилась за спиной некой статуи. В этот момент по коридору прошёл охранник, и Бё отпрянул от щели, вжимаясь спиной в стену и затаив дыхание. Ничего не заметив, мужчина скрылся за углом.
Юноша выждал еще десять минут, но в коридоре больше никто не появился. Тогда он сильней отодвинул заслон, бесшумно выскальзывая в коридор. Места между статуей и дверью было мало, но Бё был достаточно худым, чтобы протиснуться через него.
Бесшумно он пробирался вдоль стены, стараясь всё время оставаться в тени. Сориентировавшись в пространстве, Бё понял, что находится довольно далеко от главного входа, но где-то наверняка должен быть один из многочисленных запасных выходов.
Впереди послышались шаги и приглушенные голоса. Бё огляделся и нырнул в нишу, в которой разместилась статуя воина со щитом. Охрана прошла мимо, не увидев ничего подозрительного. Дождавшись, когда стражи уйдут подальше, Бё выбрался из укрытия и продолжил свой путь.
Юноше казалось, что боги сжалились над ним и послали ему крылатую удачу – на пути Бё не встретил ни одного стражника. Но рано радовался бывший принц неожиданному везению.
Спиной к нему, разглядывая что-то в оконном проеме, стоял страж. Бё быстро отметил, что этот участок коридора хорошо освещен, поэтому проскользнуть незамеченным не удастся. Достав из рукава один из ножей, Бё, легко ступая, подобрался к стражу и, зажав ему рот ладонью, быстрым движением перерезал горло. Мужчина захрипел, и на его одежду песочного цвета полилась алая кровь. Ноги перестали его держать, и он стал заваливаться на бок. Стараясь не шуметь, Бё опустил охранника на пол и, схватив его меч, бросился бежать по коридору.
Коридор вывел Бё к арочному проходу между двумя частями дворца. Навстречу ему бежали два солдата, которые, едва заметив Бё, вскинули мечи и быстрей устремились вперёд. За спиной послышался топот ног, говоривший о том, что сюда спешит еще несколько стражей.
Решив не тратить на них много времени, Бё быстрым ударом раздробил одному стражу ключицу, а второго ударил рукоятью в лицо и нанес ногой удар в живот. Юноша плечом оттолкнул от себя раненого, и поспешил дальше.
У арочного прохода не было стен, он словно завис в воздухе, установленный на нескольких толстых колоннах. Заметив на другом конце перехода еще троих мужчин, Бё смело прыгнул вниз, ловко приземляясь в кусты. Жизнь в горах научила его не бояться высоты.
Оглядевшись, Бё понял, что оказался в саду. Крадучись он двинулся сквозь заросли деревьев, не решаясь выходить на каменную тропинку, чтобы не быть замеченным. Из дворца до него донеслись выкрики и чей-то громкий голос, отдающий приказы.
«Кажется, я поставил на уши всю охрану», - усмехнулся юноша.
Когда Бё все же вышел из укрытия садовых деревьев, то у фонтана его окружили трое охранников. Один из них сделал резкий выпад, но Бё сумел отбить его, тут же нанося удар и оставляя багровый след у мужчины на предплечье. Страж, несомненно был сильнее, поэтому Бё решил на время забыть о честном бое. Увернувшись от очередного удара, Бё что есть силы толкнул мужчину в плечо. Запнувшись о невысокую чашу фонтана, он упал в воду, позволяя Бё, прыгнувшему следом, нанести последний удар точно ему в сердце. Выскочив из фонтана наполненного кровью, Бё побежал по дорожке, уже даже не пытаясь прятаться.
И всё же удача покинула его окончательно. Свернув на другую тропинку, Бё едва не сбил с ног Манабу. Визиря опять мучила бессонница, поэтому он решил пройтись по саду, даже не подозревая, что его ожидает.
Визирь чуть не потерял равновесие из-за столкновения, но успел ухватиться за ствол дерева. Бё замер, лихорадочно соображая, что делать дальше.
- Вот из-за кого весь этот шум, – Манабу грозно сузил глаза.
- Если тебе дорога твоя жизнь, то лучше уйди с дороги, - предупредил Бё, вытаскивая ножи из рукава.
Манабу с усмешкой посмотрел на оружие Бё и поправил съехавший с плеча черный халат.
- Если тебе тоже дорога твоя жизнь, то убери свои железки, - спокойно произнес он, кивком указывая на ножи.
- Что ты сможешь сделать мне, книжный червь?
Ответом на его вопрос послужил болезненный удар в скулу. Удар был неожиданным, но Бё всё же сумел устоять на ногах. Перехватив нож, он вскинул руку, чтобы вонзить острие в плечо визирю, но получил резкий удар под дых, заставивший его согнуться, а от следующего удара локтем между лопаток Бё свалился на каменную плитку, больно ударяясь головой и выпуская ножи из рук. Оттолкнув оружие ногой, Манабу надавил подошвой сандалии Бё на горло, склоняясь над юношей. Бё и предположить не мог, что в щуплом брате шаха может быть столько силы.
- Этот книжный червь может с легкостью переломить тебе шею или сломать челюсть, - тихо произнёс он. – А еще… - в лунном свете блеснуло серебряное лезвие кинжала. – Еще он может вспороть тебе живот, как паршивой свинье.
Бё дёрнулся, но Манабу чуть сильней надавил ему на горло и прижал кинжал к щеке.
- Но брат что-то в тебе нашел, поэтому я не буду тебя калечить. А просто усыплю, - улыбнувшись уголком губ, Манабу убрал ногу с шеи Бё.
- Усыпишь?.. – юноша попытался приподняться, но не успел.
Пальцы визиря болезненно надавили на точку на шее Бё, и принц, закатив глаза, упал на пол без чувств. Манабу выпрямился, окинул Бё насмешливым взглядом и отправился за охраной. Бё не проснется еще в течение трёх часов, а самому ему до нужного места его не донести.

Очнулся Бё в незнакомом ему помещении – сыром и темном. В нос ударил зловонный запах, от которого Бё тут же зашёлся кашлем, прижимая рукав к лицу. В комнате царила темнота, но Бё чувствовал, что в помещении он не один: вокруг кто-то копошился и перешёптывался.
Чья-то рука коснулась его ноги, заставив Бё испуганно дернуться и вжаться спиной в стену. В этот миг из-за облаков выглянула луна, и ее свет, проникнув сквозь маленькое зарешеченное окошко под потолком, тускло осветил комнату. Бё сжал ладонь, впиваясь ногтями в кожу, и с ужасом понимая, куда он попал.
Помещение было большим, и на выход вела одна единственная дверь у противоположной стены. И всюду были люди – пожилые, молодые, совсем дети. Это были нищие, оборванцы и мелкие воришки, отбывавшие здесь своё наказание. На их фоне Бё выделялся в своей чистой одежде, именно поэтому к нему были прикованы все взгляды. Какой-то мальчишка, сидевший ближе всех к Бё, ухватился за его запястье, но был тут же отброшен подальше. Все пленники зашептались, бросая взгляды в сторону принца, а тот едва сдерживал слезы от едкого зловонного запаха.
И вдруг висок Бё пронзила жуткая боль, в глазах на мгновение потемнело, а на горле сжались чьи-то пальцы. Когда зрение вернулось к нему, Бё увидел, что парень примерно одного с ним возраста сверлит его диким взглядом и сдавливает пальцами его горло.
- Ты обидел моего брата, - выдохнул парень, и Бё едва не задохнулся от его противного дыхания.
- Пускай не приближается ко мне, - просипел он. Незнакомец вцепился в него второй рукой и сильно тряхнул, приложив затылком о стену.
- Такие неженки как ты здесь надолго не задерживаются. Дохнут дня через два, - парень хрипло засмеялся. – И ты тоже сдохнешь.
Краем глаза Бё заметил, что в их сторону идут еще двое и понял, что дело совсем плохо. Даже если ему удастся вывести из строя одного из них, то оставшиеся двое забьют его до смерти. Впервые в жизни Бё, королевский наследник, оказался на самом дне, и впервые в жизни, он не знал, что ему делать.
Дверь в помещение с противным скрипом открылась, и внутрь вошла стража. Трое охранников тут же отогнали парней от Бё, пригрозив им скорой виселицей. Следом за стражей вошел шах, к которому тотчас кинулись женщины, падая на пол и моля о пощаде. Стража прогнала их, но Руи не обращал на нищенок никакого внимания, его взгляд был прикован к лицу Бё.
- Я предлагаю лишь один раз, - произнес он. – Ты идешь со мной, мирясь со своей участью и оставляя все попытки сбежать, либо остаешься здесь и думаешь о своем поведении. Но, по правде говоря, долго думать тебе не дадут, - мужчина многозначительно посмотрел на троих парней, которые злобно скалились, глядя на Бё.
Принц молчал. Принять предложения шаха, значит наступить на горло собственной гордости и показать этому мужчине свою слабость. Но и умирать в тюрьме, как какому-то бродяжке, Бё совсем не хотелось.
- Что же, вижу, эта компания тебе нравится куда больше. В таком случае, прощай, - насмешливо поклонившись, Руи вышел из мрачного помещения.
Едва за последним охранником закрылась дверь, как парни поднялись со своих мест и, похрустывая пальцами, направились к Бё.
Проклиная себя за слабость, Бё вскочил на ноги и, оттолкнув одного из своих новых знакомых, бросился к двери.
- Стой! Я согласен, я пойду с тобой! – выкрикнул он.
Чужие руки схватили его за плечи и повалили на грязный пол. Бё увидел, как один из парней заносит кулак, и зажмурился, готовясь к позорной смерти.
Во второй раз, дверь открылась, и Бё услышал голос Руи:
- Заберите его.

Бё поместили в другую комнату, она была меньше размером и менее роскошная, чем предыдущая. В небольшое окно с трудом пробивался свет, а узкая кровать была жесткой. Потирая грудь, которая всё ещё болела после удара Манабу, Бё попытался встать с кровати, но цепь на его ошейнике была настолько короткой, что ему удалось лишь сесть. Руки и ноги уже привычно сдавливали оковы.
Бё устало откинулся на ноющую от боли спину и устремил взгляд в потолок. «Кажется, шах разозлился», - подумал он.
Чудом избежав смерти в тюрьме, Бё впервые задумался, что ему делать, если у него получилось бы выбраться на свободу. У него нет денег, нет лошади, нет даже одного из этих вонючих животных, на которых ездит местное население. Родной дом в горах захвачен врагами, а брат слишком далеко.
«Интересно, он получил мое послание?» - Бё чуть нахмурился и провёл пальцами по шее, где раньше висело украшение в виде клыка. Ответить на этот вопрос ему никто не мог, оставалось лишь ждать.
Перевернувшись на живот, Бё упал лицом на подушку. Повернув голову, он сквозь зарешеченное окно посмотрел на едва видимый кусочек луны, чей тонкий луч света проникал в комнату, оставляя на полу серебристое пятно. В его голове созрел очередной план. На этот раз – последний. Бё дал себе слово, если ничего не получится, он сдается. Раз шаху так хочется выиграть, то он подарит ему эту победу.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:43 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Руки по-прежнему сводило от тяжести железа, а на одной ноге звенела цепь-повод, закреплённая на голени. Бё в очередной раз поправил тёмные кудри и ускорил шаг, стараясь не отставать от охранника, тянувшего его за собой. Демонстрируя полное смирение, Бё сам попросил отвести его к шаху и не сопротивлялся, когда его грубо дёрнули за цепь, выводя из комнаты.
Шах расположился на своем любимом балконе, откуда открывался прекрасный вид на сад и город за дворцовыми стенами. От него только что ушел Манабу, унося с собой подписанные свитки с приказами, и теперь Руи читал книгу, сидя в одиночестве, если не считать двух девушек-служанок. Заслышав шаги, Руи поднял голову и усмехнулся, увидев в проходе Бё.
- Надо же. Ты снова придумал какой-то план и надумал сбежать, не дожидаясь ночи?
Руи запнулся, увидев, как Бё потупил взгляд, а на его щеках вспыхнул румянец. Видевший прежде лишь наглого и колючего принца горного королевства, Руи опешил, когда перед ним предстал совсем другой Бё.
- Я… Я хотел поблагодарить, что ты не дал этим ублюдкам меня убить, - кое-как выдавил из себя Бё.
Удивленно моргнув, Руи тихо рассмеялся и подозвал Бё, указывая на место рядом с собой. Бё, скрипнув зубами от такого обращения, послушно опустился на подушку.
- Если бы ты не сбежал, то и спасать тебя бы не пришлось, - Руи придвинулся чуть ближе и едва заметно усмехнулся, когда заметил, что Бё попытался отодвинуть свою подушку.
Бё не отрывал взгляда от цепей на своих запястьях, а Руи рассматривал профиль принца, улыбаясь своим мыслям. Придвинувшись ближе, шах поднял руку и двумя пальцами подхватил тёмный локон Бё. Юноша вздрогнул, но головы не поднял. Руи ласково перебирал его волосы, наблюдая за тем, как снова краснеют щёки Бё. Опустив руку, он провел пальцами по краю ошейника, прикасаясь кончиками к мягкой коже. Щёлкнула застежка, и Бё почувствовал, что его шею больше ничего не сдавливает.
Руи снял ошейник с цепью и перебросил его стражнику. Охранник, поклонившись, отошел назад, замирая за спинами у мужчин. Бё удивленно моргнул, не понимая, что задумал шах.
- Тебе ведь так будет удобней, не так ли? – мягко улыбнулся он, едва ощутимо касаясь пальцами красной полосы на шее юноши. В этот момент к мужчинам подошла служанка с подносом, на котором стояло блюдо с фруктовым десертом. Когда тарелка оказалась на столике, Руи придвинул ее ближе к Бё. – Думаю, на этот раз ты не откажешься?
Бё не стал отказываться от предложения и, показывая полное смирение, взял в руки серебряную ложечку. Живот неприлично громко заурчал в предвкушении пищи, заставив шаха негромко рассмеяться. Не обращая на это внимания, Бё гордо вскинул голову и принялся за еду. Он буквально кожей ощущал на себе внимательный изучающий взгляд шаха.
- Почему ты такой худой? – неожиданный вопрос Руи настиг его в конце трапезы, от чего Бё едва не подавился.
- Я не худой, я подтянутый, - прокашлявшись, ответил он.
Руи покачал головой и наклонился вперед, протягивая руку.
- Нет, всё-таки худой. Посмотри, какая у тебя спина, - ладонь скользнула вверх по позвоночнику. – И руки, - пальцы погладили по предплечью и тыльной стороне ладони. – И ноги такие же, - шустрая ладонь шаха по бедру спустилась к колену и замерла.
Тёплые губы Руи прижались к уху Бё, а пальцы чуть сжали колено.
- Но мне нравится, - жарко шепнул он, придвигаясь вплотную, и по спине Бё пробежал табун мурашек.
Выронив ложку, он резко встал, пряча за темными локонами румянец.
- Я наелся, - выдохнул принц и быстрым шагом направился к выходу. Его тут же нагнал охранник, подхватывая с пола конец цепи, которая была пристёгнута к ноге Бё.
- Я хочу, чтобы сегодня ты был с нами на ужине, – смеясь, крикнул ему вслед Руи.
Бё ничего не ответил. Оказавшись в своей комнате, он рухнул на кровать, громко выдыхая и чувствуя, как бешено бьётся его сердце.
- Это было безумие, - пробормотал он, переворачиваясь на спину.
Запустив руку в широкий рукав, Бё достал оттуда небольшой кинжал, сверкающий самоцветами на рукояти. Безумие или нет, но часть своего плана Бё выполнил блестяще.

***
Огонь факелов тихо потрескивал, сверкая бликами на золотых спинках стульев и на украшениях, лежащих на бархатной ткани. Отпустив слуг, Руи остался один в своей комнате, готовясь отойти ко сну.
В дверь тихонько поскреблись, и мужчина, услышав знакомый звук, поднялся с кровати и открыл дверь, впуская внутрь пятнистую кошку. Словно хозяйка, она запрыгнула на постель, устраиваясь на подушках. Усмехнувшись, Руи опустился рядом, погладил кошку по пушистой спине и принялся за чтение свитка. Родственник по линии отца прислал весть о том, что народ в его городе пытался бунтовать, недовольный политикой правителя. Хмурясь, Руи мысленно сделал себе пометку, что надо бы лично съездить в тот город и усмирить бунтовщиков.
С подушек Мару перебралась к Руи на колени, мурча и подставляя голову под ладонь.
Уютную тишину нарушил стук в дверь. Руи удивленно вскинул голову, не понимая, кто мог прийти к нему в столь поздний час.
- Проходите, - пригласил он, убирая в сторону свиток.
Дверь приоткрылась, и в комнату скользнул Бё. Когда он вышел из тени, у Руи невольно перехватило дыхание от внешнего облика принца. Темные волосы рассыпались по плечам, шелковый халат струился по его телу, а в широком вырезе виднелись тонкие ключицы и обнаженная грудь. Страж, державший в руках цепь, остался за дверью, не смея войти. Хриплым голосом шах приказал ему оставить их.
Дождавшись, когда закроется дверь, плавной походкой Бё подошел ближе и, звякнув цепями, опустился на широкую кровать. Заметив на коленях у Руи Мару, он протянул скованную цепью руку и кончиком пальца почесал кошку за ухом. Мару настороженно следила за ним, а Руи почувствовал, как животное напряглось.
- Господин шах любит кошек? – вкрадчивым шепотом спросил Бё, наклоняясь вперед.
Шах сглотнул, не находя ответа и глядя в серые глаза Бё. Этот божественно красивый юнец имел над ним полную власть.
Быстрым жестом Бё согнал Мару с колен Руи, отчего кошка недовольно зашипела и тенью проскочила к стулу, притаившись там.
Облизав губы, Бё улыбнулся как можно похотливей и потерся щекой о плечо Руи. Обомлевший шах не шевелился. Едва сдерживая дрожь в руках, и мысленно твердя себе, что так надо для дела, Бё подался вперед ещё сильней, проводя кончиком языка по скуле Руи, а затем прижимаясь носом к его шее.
Вернув себе способность снова шевелиться, Руи осторожно погладил Бё по узкой спине, чувствуя, как она выгибается по направлению его ладони. Бё ловко развернулся, укладываясь на колени Руи, оказываясь лицом к нему. Бё не мог отрицать того, что шах был очень красив, но даже это не помогало унять ту дрожь, от которой содрогнулось его тело, когда ладонь Руи скользнула в вырез шелкового халата.
- Предлагаешь себя сам? – тихий шепот раздался близко к уху. – А днем так стеснялся.
- Днем было слишком светло, - промурлыкал Бё. – И днём у меня не было этого.
Поймав лезвием огненные блики, кинжал уперся в шею Руи рядом с сонной артерией. Бё толкнул шаха в грудь, поднимаясь с его колен и удерживая кинжал около его шеи.
- Так вот куда делся мой кинжал. Почему ты все никак не успокоишься? – с грустью вздохнул шах. – Тебе так нравится испытывать моё терпение?
- Ты не оставляешь мне выбора.
- В таком случае прости, но моё терпение иссякло.
Рука шаха больно сжала запястье руки, сжимавшей нож, а вторая ухватила Бё за горло. Издав хриплый вздох, Бё выронил кинжал из онемевших пальцев. Резким движением Руи повалил его на кровать, нависая сверху.
- Не стоит угрожать мне, - его тихий голос бил по нервам, как плеть. – Котёнок.
Пальцы сжимали шею принца настолько, что едва хватало воздуха. Все грубые слова, которые он хотел сказать шаху превращались в тихое свистящее шипение, и Бё почувствовал, что у него кружится голова. Он хаотично хватался руками за запястья Руи, чувствуя, что медленно теряет сознание.
Заметив, что Бё ослабел, мужчина отпустил его горло и подтянул цепь, сковывающую его руки, заводя их над головой принца. Пару раз обматывая звенящие путы вокруг колонны, держащей балдахин, шах полностью обездвижил руки пленника. Лезвие кинжала заскрипело, когда вошло в кольца цепи, закрепляя путы.
Когда сознание вернулось к Бё, он увидел, что шах сидит между его согнутых ног. Его ладони мягко скользили от колен к бёдрам, и принц дёрнулся, пытаясь увернуться от ласки: у него сводило скулы от омерзения, но скованные руки над головой лишь больнее саднило от любого движения.
- Убери руки, тварь!
Лёгкие панические нотки слышались в голосе Бё. Он с ужасом думал о том, что с ним может сделать этот человек, улыбка которого холодила душу. Руи медленно развязывал пояс тонкого халата принца, мучая себя сладкой истомой и доводя жертву до отчаяния. В свете ламп бледная кожа Бё мягко мерцала на фоне тёмной ткани. Шах почти задыхался от предвкушения. Наклонившись, он с жадностью припал губами к нежной коже, покрывая её страстными поцелуями.
Бё казалось, что его тело немеет всё сильнее с каждым новым поцелуем Руи. Он изгибался и выворачивался, пытаясь уйти от поцелуев и прикосновений мужчины, с ненавистью проклиная шаха до пятнадцатого поколения самыми грубыми словами.
Руи поморщился. Громкая ругань принца раздражала его слух, и, сняв свой пояс, он туго завязал Бё рот, целуя его в губы сквозь складки ткани. Юноша прожигал шаха взглядом, когда он, выпрямившись, снял халат со своих плеч. Бё в очередной раз удостоверился в том, что мужчина был прекрасно сложен и явно вскружил голову не одной девушке.
- Я вижу, тебе нравится.
Шах с усмешкой следил за принцем, щёки которого предательски покрыл румянец, но он продолжал гневно мычать оскорбления, не проникающие сквозь повязку. Прохладная кожа Бё обжигала бёдра Руи, и он терялся в поволоке этих возбуждающих ощущений. Не было больше сил терпеть.
Принц с ужасом в глазах следил за шахом, который приподнял его ноги и завёл их за свой торс. Бё попытался сжать колени со всей силы, чтобы сломать шаху рёбра, но лишь получил сильный шлепок по ягодице. Опешив от такой унизительной наглости, Бё посмотрел в глаза Руи, который покачал головой в знак осуждения.
Вновь пальцы заскользили по коже, заставляя принца выгибаться под их прикосновениями. Руки шаха опускались ниже, очерчивая линии тела. Горячая ладонь сжала член Бё, заставляя его задохнуться своим стоном. Он презирал себя за порочную слабость, в то время как каждой клеточкой кожи ненавидел Руи.
Ладонь скользила вдоль члена, с каждым новым движением возбуждая его всё сильнее. В какой-то момент Бё забылся и начал тихо постанывать от ласк, получая какое-то особое удовольствие. Беззащитное положение, в котором он находился, смущало его, но одновременно доставляло ему какое-то необычное наслаждение. Наблюдая за принцем, Руи едва сдерживался, чтобы не прервать ласку, хотя сам был уже возбуждён до предела. Подцепив пальцами край ткани, скрывающей губы Бё, шах сдёрнул её. Юноша жадно хватал воздух ртом, в то время как его стоны, ничем не сдерживаемые, стали ещё громче.
Руи проклял про себя ту мистическую власть, которую этот человек имел над ним, и выпустив возбуждённый член из ладони, скользнул влажными пальцами между ягодиц Бё. На принца это движение подействовало отрезвляюще.
- Что ты делаешь?
Почти глотая слова в паническом страхе, он скользил взглядом по Руи, который опустил голову и не смотрел пленнику в глаза. Когда пальцы надавили на плотно сжатые мышцы ануса, Бё рвано вдохнув, дёрнулся в сторону.
- Убери руки! – теперь скрывать свой страх было бесполезно, так как он понял, что шах вовсе не шутил. – Не трогай меня!
Руи уже не раздражали крики. Его сознание было полностью направлено получить то, что он страстно желал всем телом. Головка члена шаха упиралась в анус Бё, который по-прежнему извивался, пытаясь высвободиться из пут. Грубо сжимая худощавые бока пленника руками, Руи толкнулся бёдрами вперёд, срывая его вскрик.
Бё сжался от ужаса и боли, которая ножом врезалась в его тело ниже поясницы. Глаза заслезились, и юноша зажмурил их, стараясь сдержать приступ отчаяния, который комом подкатывал к горлу. Закусив губу, принц пытался терпеть, когда Руи отклонившись назад, начал извлекать член из его тела, чтобы еще раз вскрикнуть, когда он снова подался вперёд. В этот раз шах не собирался останавливаться, медленно двигая бёдрами. Боль усиливалась с каждым толчком, и Бё казалось, что в него заливают раскалённое железо.
Растрепавшиеся по простыни кудри намокли от слёз, а принц, забыв о гордости, просто молил шаха прекратить эту адскую боль. Но Руи, одурманенный страстью, лишь набирал темп, теряясь в шуме пульсирующей крови, эхом звучащем в ушах. Он чувствовал себя безумцем, а ощущение власти над беззащитной жертвой разогревало в нём возбуждение.
Выгнувшись дугой, Руи кончил, болезненно сжимая пальцами бока Бё. Отстранившись от принца, шах обессилено откинулся на спину, пытаясь отдышаться. Повернув голову, он посмотрел на Бё, который тихо лежал рядом. Тёмные локоны скрывали часть лица принца, прилипнув к влажным от слёз щекам, губы были искусаны в кровь, а взгляд казался каким-то пустым, будто юноша был слеп. Его грудь едва поднималась, и с первого взгляда шаху показалось, что Бё совсем не дышит.
Протянув руку, Руи вытащил кинжал из колец цепи. Убирая волосы с лица принца, он поймал на себе взгляд холодных глаз, которые тут же наполнились слезами. Бё отвернулся, перекатываясь на бок. Цепь громко зазвенела, скользя по золотой колонне, когда Бё попытался встать. Со стоном боли он рухнул на холодный мраморный пол, цепляясь за край кровати. Руи подполз к краю и, взяв Бё за плечо, попытался помочь ему встать.
- Нет! – Бё шарахнулся в сторону, отползая к тумбе.
Его халат лежал на полу, и он, схватив его, путался в его складках, пытаясь прикрыться. Что-то сжалось в груди Руи от этого зрелища. Шах встал и, одевшись в свой халат, велел стражнику войти.
- Отнеси его в комнату, - холодным голосом скомандовал он.
Он пытался не смотреть в глаза принцу, которые покраснели от слёз и будто стали бесцветно белыми. Без пререканий Бё позволил стражнику взять себя на руки, осознавая, что сам он не в силах стоять.
Как только дверь закрылась, Руи тяжело вздохнул, садясь на край кровати. Он думал о том, что допустил ошибку, а лежащий рядом шёлковый пояс Бё был только лишним болезненным напоминанием.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:46 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
6 глава

***
Жаркое южное солнце поднялось над горизонтом, прогоняя остатки сонной ночи с города и прогревая остывший за ночь воздух. Город и дворец постепенно просыпались, снова возвращаясь к активной жизни. Едва открыв глаза, Руи закрыл их обратно, морщась от солнечных лучей, пробравшихся в комнату сквозь окно. Мужчина не помнил, когда в последний раз он просыпался в настолько плохом настроении. Весёлое чириканье птиц за окном раздражало, несмотря на то, что раньше по утрам шах с удовольствием слушал щебетание пернатых певцов.
Руи поднялся с кровати и, набросив на плечи халат, толкнул двери балкона, впуская в комнату свежий утренний воздух. Наполнив свой бокал водой из кувшина, мужчина вышел на балкон, присаживаясь на широкие перила. Внизу в саду расположилось несколько девушек из гарема шаха. Под надзором своей надсмотрщицы они о чем-то переговаривались, смеялись и ели фрукты. Раньше бы Руи непременно окликнул их, заставив всех девушек смущенно заулыбаться, но сейчас ему этого совершенно не хотелось.
Сделав большой глоток, Руи вздохнул и бросил взгляд в комнату на свою кровать. Перед глазами тут же возникли воспоминания о сегодняшней ночи, заставившие Руи задумчиво нахмуриться. Мужчина признался сам себе, что их ночь с Бё он представлял совсем не так. Разумеется, он хотел заполучить его, но совсем не таким способом. Руи качнул головой и снова отпил воды из бокала. Мальчишка сам вывел его, в очередной раз устроив представление с плохим финалом. Возможно, если бы он смирился со своей участью и пожил немного в замке без своих попыток сбежать или убить Руи, то всё могло бы произойти по обоюдному согласию. Правда, успев познакомиться с характером Бё, Руи в этом сомневался. Но насилия всё же можно было избежать.
«Зря я сорвался».
Руи спустился на каменный пол и, оставив бокал на перилах, вернулся в свою комнату. По звону колокольчика в покои Руи зашли три служанки, в чьи обязанности входило помогать шаху одеваться.
Поправив рукав своего одеяния цвета слоновой кости, Руи приказал служанкам прибраться и покинул комнату, направляясь в восточное крыло, откуда был выход в другой сад, где находился один из самых красивых фонтанов дворца. В коридорах витал аромат пищи, но Руи совершенно не хотел есть. Аппетита не было, и мужчина решил немного прогуляться.
В саду было тихо, будто он находился в каком-то другом мире, где нет людей, а есть лишь тишина и покой. Здесь не пели даже птицы, лишь в центре сада умиротворяюще журчал фонтан, к которому и шел Руи. Но уединение шаха было нарушено голосами, звучавшими со стороны фонтана. Удивившись, кто так рано может гулять по саду, Руи пошел на голоса.
- Казуки, завтрак готов.
- Джин, - грустно протянул принц, – помоги мне встать.
Юноша сидел на краю фонтана, наслаждаясь его прохладой. В вырезе его халата виднелись бинты, которые туго перевязывали его раны.
- Прекрати притворяться, - Джин потянул его за руку, помогая встать. – Ты уже в состоянии передвигаться самостоятельно.
- Мне нравится, когда ты обнимаешь меня.
Обняв юношу, Казуки прижал его к себе, скользя руками по спине. Выздоровление отнимало много сил, однако они сейчас возвращались, потому и он не мог упустить возможности пообнимать своего недотрогу, который во время болезни следил за постельным режимом принца.
- Казуки, перестань, - Джин смущённо улыбался, отклоняясь назад, чтобы Казуки не щекотал носом его шею.
- Я соскучился по тебе.
Принц целовал юношу в уголок губ, когда за своей спиной услышал шорох ткани.
Свернув с выложенной мелким камнем тропинки, Руи вышел к фонтану, не сводя глаз с мужчин у каменной чаши.
- Доброе утро, принц, - шах с едва заметной улыбкой поклонился Казуки и с прохладцей в голосе поприветствовал своего бывшего слугу. - Доброе утро, Джин.
- Доброе утро, Ваше Высочество, - Казуки поклонился шаху.
Джин последовал примеру принца, но предпочёл молчать. Ему абсолютно не нравилось общество шаха, и это было взаимно, но ради Казуки юноша готов был терпеть Руи сколько угодно. Чтобы лишний раз не раздражать шаха, Джин осторожно убрал руку принца с бедра, и отошёл к столу, чтобы наполнить тарелки едой.
- Вы уже завтракали, шах? – добродушно улыбаясь, поинтересовался Казуки.
- Нет, и, признаться, мне не хочется сейчас есть, - Руи оглянулся на Джина, суетящегося у стола. – Но я бы не отказался выпить вина.
Казуки рукой пригласил Руи к имитируемому столу. Взяв в руки золотые бокалы, Казуки протянул их Джину, чтобы тот налил в них вино. Когда рубиновая жидкость наполнила их до краёв, принц передал один бокал шаху.
- Выпьем снова за Вашу победу, - провозгласил Казуки, обращаясь к Руи, когда Джин тоже взял свой бокал.
Подняв бокал, Руи сделал небольшой глоток.
- Как Ваше здоровье, принц? – спросил он, водя пальцем по золотым узорам на стенках бокала. – Вижу, что постельный режим Вы уже не соблюдаете, раз вышли на свежий воздух.
- Обо мне хорошо заботятся, - Казуки протянул руку, касаясь волос Джина, который задумчиво смотрел на вино в своём бокале. Юноша слегка вздрогнул от неожиданного прикосновения, но затем слегка улыбнулся, продолжая изучать красную жидкость. Он пока не совсем привык к тому, что теперь был в статусе свободного человека, и вольности Казуки заставляли его слегка нервничать.
- Как Вы себя чувствуете шах? – поинтересовался принц, внимательно рассматривая слегка напряжённое лицо Руи.
Руи покачал головой и попытался улыбнуться, но губы словно сами собой сжались в тонкую нить. Шах отставил бокал и подхватил с блюда ярко-оранжевый апельсин.
- Всё в порядке, всего лишь плохо спал ночью, - покрутив плод в руках, шах поднял взгляд на Казуки. - Мне нужно идти. Прошу прощения, что потревожил вас.
- Не смею Вас задерживать.
Казуки слегка озадаченно смотрел на шаха, который поднялся и, склонившись ещё раз в вежливом поклоне, направился в сторону выхода из сада.
Джин коснулся пальцами щеки принца, привлекая его внимание к себе.
- Всё хорошо? – он выглядел обеспокоенно.
- Конечно.
Перехватив руку Джина, Казуки поцеловал его ладонь, после чего вновь сгрёб его в объятия. Лучшее средство, которое поднимало принцу настроение и улучшало здоровье, - это были румянец на щеках Джина и его мягкие губы, которые Казуки так любил целовать.
Руи шел по дорожке и внезапно остановился. Не поборов своего любопытства, он обернулся и едва сдержал изумленный вздох. Сквозь фруктовые деревья он увидел, как Казуки обнимает Джина и с нежностью целует его, а бывший принц, ничуть не сопротивляясь, обнимает его в ответ и с жаром отвечает на поцелуи.
В этот момент в памяти шаха возник образ Бё, и мужчина закусил губу, вспоминая, как грубо он с ним обошелся. Отведя взгляд от Казуки и Джина, которые, увлёкшись, не замечали ничего вокруг, Руи быстрым шагом пошел прочь.

***
Манабу быстрым шагом шел по коридору, сжимая в руке свиток, доставленный гонцом десять минут назад. Охрана почтительно вытягивалась в струнку, завидев визиря, но мужчина вихрем проносился мимо них, не удостоив даже взглядом. Впереди замаячила дверь библиотеки, и Манабу, недолго думая, открыл ее и зашел в комнату, заполненную сухим воздухом.
- Руи, - окликнул он, заметив шаха, склонившегося над столом и разглядывающего карту.
Мужчина в светлых одеждах поднял голову, удивленно глядя на серьезного Манабу, вставшего рядом с ним и положившего поверх карты пыльный свиток.
- Прочитай, - кивнул Манабу на свиток. – Это доставили только что.
Руи внимательно пробежался глазами по строчкам, и с каждым словом он все сильней хмурил брови, а взгляд его темнел.
- Я должен поехать туда, - пальцы, украшенные перстнями, сжали желтоватую бумагу.
- Нет, Руи, - покачал головой Манабу. – Там слишком неспокойно. Отправь лучше кого-нибудь из генералов, пускай они устранят нарушителей и наведут порядок в городе.
Но шах был непреклонен. Бросив свиток на стол, он положил ладонь на плечо Манабу, чуть сжимая его.
- Я разберусь сам, - твердо произнес мужчина. – В конце концов, я глава этого государства и вся ответственность за него лежит на мне.
Манабу вздохнул и покорно кивнул, понимая, что с упрямством брата сейчас не поспоришь. Если он что-то для себя решил, то будет идти до конца.
- Я напишу Садэ, что ты едешь к ним, и сообщу генералам, пускай собирают воинов.
Поклонившись, Манабу покинул библиотеку. В коридоре он окликнул одного из стражников и приказал привести к нему командующего армией.
Руи снова взглянул на карту, изображавшую всю его страну и все те территории, которые в данные момент находились в осаде его войсками. Взяв перо и обмакнув его в чернила, шах провел черную линию через земли горной Имбары. Отбросив писчий инструмент, Руи быстрым шагом вышел из библиотеки.
Со времени инцидента с Бё прошло уже два дня. Принц заперся в своей комнате и ухитрился сломать замочную скважину, из-за чего никто не мог попасть к нему. Но никто из слуг или стражи не пытался этого сделать – шах велел всем оставить Бё в покое и не соваться к нему. Поначалу из-за запертой двери были слышны шум и грохот, но затем все стихло, и всех начали терзать сомнения, а жив ли ещё принц Имбары.
Прихватив с собой пару стражников, Руи уверенно шел к покоям Бё. Перед тем как покинуть страну, шах решил сказать юноше пару слов.
Дверь все так же была заперта. Дернув пару раз за ручку, Руи отошел в сторону и кивнул на поверхность из темного дерева.
- Ломайте, - приказал мужчина, скрестив руки на груди.
Не смея ослушаться приказа, один из стражников, схватившись двумя руками за алебарду, обрушил ее лезвие на дверь. Затрещало дерево, щепки полетели во все стороны. К своему напарнику присоединился и второй страж.
Спустя некоторое время Руи, придерживая свое одеяние, перешагнул через обломки двери и оказался в комнате.
«Признаться, сломанная дверь очень соответствует нынешней обстановке», - шах скользнул взглядом по полу и стенам.
Комната напоминала поле битвы – стол и стулья были перевернуты, рама единственной картины была сломана, а само полотно лежало на полу. Всюду были разбросаны перья из подушек и клочки ткани. Большое зеркало было разбито, на полу валялись острые осколки. Руи дал Бё два дня, чтобы тот успокоился, и Бё старался не сдерживать себя.
Принца Руи обнаружил на кровати в окружении разорванных подушек. Забившись в угол, Бё методично выдергивал нитки из покрывала, не замечая ничего вокруг. Руи заметил, что его ладони были в порезах и пятнах засохшей крови. На шее принца Руи разглядел длинную царапину с подсохшими красными капельками. Бросив взгляд на большой осколок зеркала, валявшийся на противоположной стороне кровати, шах невольно ужаснулся. Своим поступком он чуть не довел юношу до самоубийства, но что-то, к счастью, остановило его. Шах медленно подошел к кровати, морщась от хруста осколков под ногами, и опустился напротив Бё.
- Издеваться пришел? – тихо, но язвительно спросил Бё, не поднимая головы. – Понравилось насиловать меня?
- Нет, я пришёл поговорить.
- Поговорить? О чем теперь можно говорить?!
Бё отшвырнул в сторону покрывало и в приступе дикой ярости бросился на Руи, сбив его с кровати на пол. Вскочив на ноги, Бё принялся хватать всё, что попадалось ему под руку, и швырять этим в шаха. Забыв на время о своем положении, Руи захотелось забиться под кровать и переждать бурю там. Среагировав на шум, в комнате появились стражники, но шах, кое-как поднявшись на ноги, махнул им рукой, приказывая выйти. Прикрывая руками голову, Руи решил, что усмирить Бё, пока тот не уничтожил в комнате всё, что еще не успел сломать, включая самого шаха, мужчина сможет и сам.
Бё на секунду замер, оглядываясь, что еще можно отправить в полёт, и Руи воспользовался его заминкой. Оказавшись рядом, он обхватил Бё за пояс и забросил себе на плечо. Проклиная шаха на всех языках, которые он знал, Бё пытался вырваться, бил мужчину руками по спине и пытался попасть коленями в живот. Руи быстро добрался до кровати и сбросил на мятую простынь свою ношу, забираясь следом. Нависнув над Бё, он сжал коленями его бёдра, а руки прижал к кровати над головой. Оба смотрели друг другу в глаза и тяжело дышали. Руи почувствовал, как по виску стекает тонкой струйкой кровь – Бё всё же удалось его зацепить.
- Отпусти меня, - прошипел Бё, дёргаясь и пытаясь вырваться.
- Лежи спокойно, - Руи слегка встряхнул его и сильней прижал его руки к кровати.
Удерживая запястья Бё одной рукой, Руи пальцами провел по раскрасневшейся щеке юноши. Бё мотнул головой, но Руи ухватил его за подбородок, заставляя смотреть на себя.
- Завтра утром я уезжаю, - начал шах. Бё снова дернулся, но Руи больно сдавил его подбородок пальцами. – Слушай меня и перестань дергаться, - нахмурился мужчина. – Я уезжаю. И я не стану приказывать заковать тебя в цепи и удерживать здесь до моего приезда. Ты можешь ходить, где угодно. Я знаю, что ты обязательно попытаешься сбежать…
Бё насмешливо фыркнул.
- Но прежде, чем ты попытаешься сделать это, я предлагаю тебе подумать – хочешь ли ты сгинуть в жарких песках пустыни, или же тебе больше по вкусу жизнь во дворце в роскоши и без особых проблем.
Руи отпустил запястья принца и, воспользовавшись его замешательством, наклонился и легко поцеловал Бё в щёку, затем поднявшись с кровати. Бё остался лежать, осмысливая то, что ему предложил Руи.
- Тебя переселят в другую комнату, - Руи остановился у сломанной двери. – Во дворце по ночам гуляют сильные сквозняки.
Приподнявшись, Бё увидел мягкую улыбку Руи. Шах улыбался ему, словно не было недавней истерики и попытки убить мужчину.
- Подумай о том, что я тебе сказал, - произнёс Руи, перед тем, как покинуть комнату.
Бё проводил взглядом спину шаха, скрывшуюся в дверном проеме. Звук шагов стих, и Бё рухнул обратно в ворох разорванных подушек. Слова Руи заставили его крепко задуматься, но уставшие глаза закрывались, и Бё сам не заметил, как оказался в темном царстве бога сна.

***
Дни сменяли друг друга, и Бё казалось, что дворец шаха будто находится вне времени, настолько здесь всё происходило медленно. Почти неделю он беспрепятственно гулял по дворцу и кажется, изучил его полностью, но теперь эти знания были ему абсолютно не нужны.
Побег, который назойливой мухой крутился в голове юноши, настолько надоел ему, что Бё мысленно прихлопнул это насекомое. Буквально он отказался от неминуемой смерти, которая грозила ему за стенами дворца в длинной беспощадной пустыне. У принца не было ни денег, ни коня, чтобы совершить столь длительное путешествие, а главное, что продолжало его держать в красивых стенах, это отец, с которым он никак не мог встретиться.
Во дворце оставались лишь три места, в которые Бё по-прежнему не пускали. Сокровищница была притягательным местом, но оружейная куда больше интересовала юношу. Конечно же, туда он попасть не мог, как и в гарем, обитатели которого, к слову, ходили за ним попятам.
На третий день отсутствия шаха, Бё заметил за собой слежку. Девушки всегда держались поодаль, перешёптывались и изучали иноземного раба. Попытки подойти и познакомиться с наложницами были бесполезными, так как стража всегда находилась возле девушек. Лица красавиц были скрыты расшитыми покрывалами, и принц видел лишь хмурые взгляды. Девушек можно было понять: они до конца своей цветущей молодости были рабынями, которые беспрекословно исполняли любой каприз господина, иначе их ждала смерть. Они были лишены свободы и лишь изредка, в сопровождении стражи, могли выходить и гулять в саду или в тени дворцовых аллей. Бё же, будучи пленённым, получил снисхождение шаха - он стоял всем костью в горле, так как имел волю даже уйти из дворца.
Очередной день клонился к завершению. Солнце медленно плыло по небу по направлению к западному горизонту, а Бё, лёжа на траве в саду, наблюдал за темнеющим небом сквозь тонкие листья пальм. Поблизости зашуршала листва кустов и Бё услышал женские голоса.
- Посмотри на него, сама беззаботность.
- Я бы сказала, его высочество большая наглость.
- Почему он получил такую привилегию? - вмешался в разговор третий мужской голос.
- Не забывайте, что господин у нас особенный - он любит таких вот слащавых мальчишек.
Бё нахмурился, но решил не реагировать и закрыл глаза стараясь притвориться спящим.
- В его комнате полный порядок, - захихикала девушка.
- Мне это надоело, - послышался тот же грубый тон. Кусты зашуршали, а потом принц почувствовал, как его стукнули ногой в бок. - Гадкий сын горной шавки!
Бё открыл глаза и увидел перед собой большую толпу. Юноши и девушки точно были из гарема, так как их одежда выглядела богато и едва прикрывала обнажённые тела. Принц отчасти порадовался тому, что наконец-то увидел лица красавиц, которые сейчас, к сожалению, были злыми. Смерив всех взглядом, Бё хмыкнул и снова погрузился в свой имитируемый сон.
Но жители обоих гаремов явно не собирались оставить принца в покое, это он осознал тогда, когда его с головы до ног облили водой. От неожиданности он вскочил. Грязная жидкость, которая отвратительно пахла конюшней, ручьями стекала с его одежды. По красному шёлку расплывались жёлтые пятна, которые казалось, разъедали красивый цвет не только своим мерзким оттенком, но и запахом.
Ища в разбегающейся толпе виноватого, Бё яростно отжимал воду и придумывал самый страшный способ убийства для того, кто сделал подобную гадость. В саду становилось всё темнее, а факелы, в отсутствии шаха, тут не зажигали, потому Бё не заметил, как к нему подкрались за спиной. Его окликнули, а затем в лицо полетел пепел. Он прилипал к мокрому телу и лицу Бё, превращая его в человека, напоминающего раба горных рудников. Глаза щипало, а протереть их грязными руками было невозможно. Смех вокруг не прекращался во время этого самосуда, но сквозь него юноша слышал где-то сбоку журчание фонтана и направился в его сторону.
Звон металла затмил все остальные звуки. Боль большим пульсирующим пятном расплывалась по затылку и Бё, потеряв равновесие, упал на колени, упираясь руками о землю. Ударили его сильно настолько, что было сложно сконцентрировать мысли, которые словно испуганные птицы, метались и ударялись друг о друга в его голове, доставляя ещё большую боль.
- Что здесь происходит?! - послышался голос где-то на задворках оставшегося ясного сознания. - Ядовитые змеи! Отправляйтесь в свои комнаты, фурии!
Бё различал испуганные голоса, которые удалялись, смешиваясь со стрекотом сверчков, которые приветствовали наступающие сумерки.
- Красиво тебя уделали, - совсем близко Бё услышал насмешливый голос Манабу.
- Это было нападение в спину, - рыкнул принц.
- Это стадо завистливых людей - они никогда не будут бить в лицо.
- Какой хозяин, такие и слуги, - буркнул Бё, который не мог забыть взятие его дворца.
- Что ты там бормочешь? - Манабу дёрнул юношу за ткань на плече, вынуждая его подняться. - Топай вперёд.
Принц потирал свою ушибленную голову, чувствуя, как там набухает болезненная шишка. Визирь подвёл его к фонтану и велел умыться. Постепенно глаза перестало щипать и Бё открыл их. Сад был погружён во тьму, и только факел в руке Манабу создавал небольшой яркий остров.
- Ты выглядишь, как сын свинопаса, - саркастично заметил визирь.
- Скажи спасибо своему положению, иначе я бы из тебя выбил душу за эти слова.
Манабу шёл следом за разъярённым принцем на тот случай, если гарему вздумается устроить ещё одну атаку. Но это было лишним, ведь когда они дошли до комнаты Бё, они обнаружили там бардак. Зеркала были разбиты, шёлковые занавески порезаны, перья из порванных подушек снегом устилали всё вокруг. Статуэтки, шкатулки, картины и драгоценности уже совсем не напоминали той красоты, которая была в них до этого погрома.
- Ты сильно задел их, - усмехнулся визирь.
- Возможно, другой бы гордился этим. Но моё положение, лишь вызывает у меня отвращение.
Бё пнул кусок подушки с перьями, который улетел под кровать, ещё больше рассыпав содержимое по полу.
- Идём, я прикажу подготовить тебе другую комнату.
Пока они шли по холодным коридорам, Бё успел пожалеть, что отказался от обуви, которая сейчас бы очень ему пригодилась. Впереди поспешно шёл визирь, полы которого развевались на ночном ветерке, который гулял в стенах огромного дворца.
- Визирь, я могу тебя спросить о моём отце?
- В зависимости от того, что ты хочешь о нём узнать, - отозвался Манабу продолжая идти.
- Какая судьба его постигла. Он жив?
- Да, твой отец жив.
- Он во дворце?
- Теперь нет.
- Что это значит? - Бё посмотрел в лицо Манабу который, отдав приказы слугам, повернулся к нему.
- Как ты знаешь, шах Руи отбыл по делам. Твой отец сопровождает его свиту, в качестве конюха.
Манабу открыл дверь комнаты и пропустил принца внутрь.
- Тебе приготовят ванну и чистую одежду. Впредь около тебя будет постоянная охрана. Доброй ночи.
- Ага, - буркнул Бё, стягивая с себя грязную одежду.
Новость об отце его слегка воодушевила, ведь принц понял, что решение остаться во дворце всё же временно оказалось верным.
 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:48 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Столкновение гарема и Бё стало главной темой разговоров на ближайшие пару дней. Манабу чувствовал взгляды слуг спиной и будто слышал их непрекращающийся шёпот. Его мало волновали сплетни, но он не мог сконцентрироваться на работе, постоянно чувствуя чужое присутствие. В поисках укромного места, Манабу забрался на дозорную башню, где его одиночество нарушал лишь один солдат, смотрящий на юго-восток. Визирь старался туда не смотреть, ведь земли тех краёв навевали на него плохие воспоминания.
Перо тихо скрипело о пергамент, когда дверь открылась, и на крышу вышел Джин.
- Добрый день, - улыбнулся он.
- Добрый, - кивнул Манабу, не скрывая своего удивления. - У вас что-то случилось?
- Нет-нет, - поднял руку Джин. - Я просто искал здесь уединения, но вижу что опоздал.
Визирь усмехнулся. Не один он уставал от постоянного окружения людей. И хотя Джин чаще находился лишь с Казуки, его старая привычка осталась, и он заходил сюда, как ранее, когда был слугой.
- Я вижу, ты перестал ходить сюда ночью, - Манабу вновь вернулся к пергаменту, заканчивая предложение.
- Что поделаешь, теперь мои дни намного беззаботнее ночей.
Юноша облокотился о перила, всматриваясь в горизонт. Визирь не смог сдержать тяжёлого вздоха, понимая, что когда-то он потерял то, что сейчас есть у Казуки и Джина.
- Вы продолжаете приходить сюда, - начал юноша, - хоть это по-прежнему причиняет Вам боль.
- Людская память играет злую шутку с хозяевами. Она заставляет нас помнить всё.
- Он действительно бесследно исчез? Неужели нет никаких следов?
Манабу вздрогнул, когда встретился с грустным взглядом Джина. Он знал, что некогда раненный принц долго оправлялся от ран, и дворцовый лекарь стал ему не только спасением, но и хорошим другом. Но Манабу даже не подозревал, что Джин подобно ему не забывает этого человека и надеется на его возвращение.
- Нет, никаких следов, - голос визиря слегка дрожал. - Я боюсь себе признаться, что уже не жду Его.
- В нашем суровом мире, я не могу сказать Вам, что не стоит думать о плохом. - Джин подошёл к Манабу и присел рядом, смотря в его глаза. - Но надежда, это всё что у нас есть. Не переставайте думать о Нём.
- Я слишком добр для того человека, который должен подписывать смертные приговоры государствам, - вздохнул визирь. - Вот и сейчас, я очень сожалею о многом содеянном нами, но вернуть ничего нельзя, как и мою потерю в том городе.
- Думайте о будущем, - юноша встал и направился к входу, - ведь именно эти мысли помогали мне жить.
Петлицы скрипнули, и Джина скрыла дверь, оставив Манабу наедине со своими тяжёлыми мыслями. Он собрал свою волю в кулак и заставил себя посмотреть в горизонт: где-то, где соединялись небо и земля, виднелась маленькая чёрная точка, и Манабу вдруг захотелось, чтобы это был человек, которого он давно ждёт.

***
Утренний туман был очень густой. Одежда дозорных солдат промокла насквозь, но они стойко выжидали смены караула. Пелена была настолько плотной, что невозможно было что-то разглядеть далее фруктовых садов окружающих дворец.
В безмолвных коридорах дворца послышался топот и лязганье лат: испуганные слуги прижимались к стенам, пропуская двух солдат, которые быстро бежали к покоям визиря.
- Ваше Высочество! - Они ворвались без стука и сразу упали на колени. - Шах попал в беду!
Манабу едва не упал с кровати, когда попытался быстро встать с постели и запутался в одеяле.
- Что вы несёте?!
- Прибыл гонец, - один солдат поднял голову. - Он ранен, и едва может говорить. Но его сил едва хватило на то, чтобы сказать, что войско шаха Руи попал в засаду.
- Он ранен! Возможно, он бредит!
Сердце Манабу сжалось от ужаса. Он пытался одеться дрожащими руками, и отказывался верить тому, что его брат потерпел неудачу. Это было невозможно! Одинокий город на юго-западе всегда был беспокойным местом, но Руи смог его подчинить своей воле и долгое время удерживал там порядок. И вот сейчас, отправившись пресечь очередной бунт, разве мог Руи попасть в осаду этих дикарей?
Сердце продолжало биться в груди с ужасной скоростью, а в ушах оглушительно звучал какой-то звон. Манабу был визирем, вторым после шаха, он должен был держать себя в руках, но правда, которую он не знал, пугала его и выедала неизвестностью душу.
Раны гонца были с точностью нанесены так, чтобы он мог двигаться, и достиг места раньше того, как умрёт. Сейчас над ним трудились лекари, обрабатывая порезы и забинтовывая уже чистые раны.
- Мой господин, - тихо прошептал он, когда увидел Манабу.
Визирь присел рядом с ним и низко наклонился к солдату.
- Шах Руи... мы в ужасной беде... - мужчина едва мог говорить и постоянно прерывался, чтобы отдышаться. - Враги у наших стен... нас никто не спасёт...
Едва договорив, раненый потерял сознание, не в силах больше выдерживать боль и слабость своего тела.
- Что с территорией вокруг замка? – Манабу не отводил взгляд от закрытых глаз гонца и обратился к страже.
- В долине густой туман, - начал главный стражник. – Боюсь, мы ничего не увидим, пока не взойдёт солнце.
- Так отправьте патруль! - Визирь вскочил с кресла. – Усильте охрану во дворце и у его стен! Объявить боевую тревогу!
Стража испугалась Манабу и бросилась к выходу. Никто никогда не видел его в такой ярости. Даже тогда, когда он понял, что потерял дорого человека, он позволил лишь стенам услышать своё горе. Сейчас он мог потерять последнего, кто остался у него в жизни, и потому скрывать свою ненависть к судьбе визирь не стал.

Казуки, который имел привычку спать до обеда, сейчас проснулся и сидел на кровати, прислушиваясь к дыханию Джина и шуму в коридорах. Во дворце что-то происходило, и судя по ощущениям, принц точно мог сказать, что это было плохое происшествие.
Он хотел бесшумно сползти с кровати, чтобы одеться и выйти узнать, что происходит, но Джин удержал его за руку.
- Хитрюга, ты не спишь, - Казуки лёг рядом с юношей и сгрёб его в объятия.
- Куда ты собрался?
- Слышишь шум в коридорах? - Принц снова прислушался. – Случилось что-то плохое.
Джин притих, кажется, даже перестал дышать, вслушиваясь в голоса. Отдельные фразы заставили его нахмуриться, и он привстал.
- Нам нужно найти визиря и узнать, не нужна ли наша помощь.
- Ты прав, - согласился Казуки, который быстро спрыгнув с кровати, начал одеваться.

Манабу мерил шагами пьедестал, на котором стоял трон Руи и его кресло. Он не мог сидеть на месте, пока ожидал возвращения патруля отправленного за стены. Казуки боялся отвлечь визиря от его гнетущих мыслей, потому просто стоял и ждал, когда его заметят.
- Принц Казуки? - Манабу выглядел растерянным и будто не узнал гостя.
- Да, это я, - юноша направился в его сторону. - Что происходит?
Мужчина молчал. Сцепив руки за спиной, он смотрел сквозь принца, решая, что стоит говорить, а что нет, и вообще достоин ли он знать всю правду. Осознав мысль, что Казуки единственный, кто сейчас был на его стороне, Манабу опустился в своё кресло и заговорил.
- Сегодня прибыл гонец - он был сильно ранен. С гнусным умыслом его замучили ровно настолько, чтобы его послание достигло наших ушей, - визирь закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла. - Шах Руи попал в засаду. Его дальнейшая судьба не известна, а все мы в большой беде.
- Что это значит? Какая беда?
- Гонец сказал, что враги у наших стен. Из-за тумана их невозможно увидеть, поэтому я отправил небольшой отряд, который должен разузнать обстановку.
- Значит, нам остаётся только ждать? - Джин вышел из-за угла, где скрывался всё это время, подслушивая разговор.
- Да.
Повисла тягучая тишина. Казалось туман, поглощает все звуки, делая всех глухими к реальности. Казуки перебирал длинные пряди волос Джина, которые он отрастил за то время, которое был свободен. Принц настоял на этом, и юноша согласился, хотя давно отвык от длинных волос.
Тишину вновь разрезал звук лязгающего металла и топота множества ног. Почти одновременно в тронный зал вбегали солдаты, лица которых были бледны, но военная выправка заставляла их держать себя в руках.
- Патруль не вернётся, - начал главный по званию. - Туман начал рассеиваться, и дозорный увидел мёртвые тела.
- Но это не всё! - Не выдержал младший солдат. - Вокруг нашего города, сколько позволяет увидеть эта проклятая пелена, вражеские войска.
- Они повсюду, - продолжил главный в строю. - Они окружили нас кольцом.
Манабу обессилено рухнул в кресло. Город в осаде, которая может в любой момент превратиться в открытую атаку. Союзники далеко и нет никакой возможности связаться с ними. Шах потерпел поражение, и эта новость завершала всю ужасную картину настоящего.
- Господин, что Вы будете делать? - Казуки обратился к визирю, который кажется, потерял всякую связь с реальностью.
В тронный зал вошёл ещё один солдат. Все повернулись к нему, ожидая самых страшных новостей.
- Ваше Высочество, у меня послание от правителя вражеских войск. Он предлагает переговоры.
Никто не проронил ни слова, все ожидали только одного, что же ответит Манабу - все глаза были прикованы к нему.
- Мы принимаем предложение. - Все солдаты облегчённо выдохнули. - И приведите пленника.
Мужчины поклонились и вышли из тронного зала. Впереди всех ждала встреча, которая несла либо мир, либо смерть.

***
Бряцанье доспехов и лязг оружия гулким эхом отдавался по коридорам затихшего дворца, обитатели которого замерли в ожидании своей участи.
Манабу сидел на троне своего брата, нервно покусывая нижнюю губу и постукивая пальцами по резному подлокотнику. Его хваленая сдержанность пропала без следа, сдавшись под натиском страха за брата и народ Гунеша.
Рядом с троном, укрывшись за охранниками, стоял Бё. Принц не успел толком проснуться и посмотреть в окно, чтобы понять, что происходит, когда мимо его покоев пробежали сначала солдаты, а затем раздались встревоженные голоса Джина и Казуки. Решив узнать, что же случилось, Бё покинул свою комнату. Теперь же он странно щурил глаза, вслушиваясь в звуки шагов и звон металла. Юноша словно что-то знал, но на него никто не обращал внимания, взоры всех были обращены к главному входу в тронный зал.
Казуки и Джин стояли чуть поодаль, оба держали в опущенных руках мечи, готовые при малейшей опасности пустить их в ход.
Первыми в зал зашли охранники, держащие наготове копья и мечи, а следом за ними вошли и те, кого Манабу ожидал увидеть меньше всего.
- Приветствую Вас, почтенный визирь.
Впереди толпы людей, вооруженной до зубов, одетой в пестрые одежды из тяжелой ткани и голодным взглядом рыскающей по богато украшенному залу, стоял невысокий мужчина. Его светлые волосы и одежда были покрыты песком и пылью, а на мече виднелись засохшие капли крови. У ног его сидел зверь, напоминающий собаку, но таких больших собак Манабу раньше видеть не доводилось, и скалил зубы. Он готов был броситься на любого, стоило только хозяину приказать. Погладив зверя по голове, мужчина сделал несколько шагов вперед и, не скрывая насмешливой ухмылки, отвесил поклон.
- Позвольте спросить, хан Мао, что ваши кочевые племена забыли на нашей территории? – отбросив все церемонии, спросил Манабу.
Хан изобразил печаль на лице и покачал головой, одновременно с этих жестом подзывая к себе одного из своих людей.
- Как же так, визирь? Вы даже не догадываетесь о цели нашего визита? В таком случае, Вы будете удивлены, узнав, что наша цель стоит недалеко от Вашего трона.
Манабу резко развернулся, безошибочно находя взглядом Бё. Скрестив руки на груди, юноша ядовито улыбнулся визирю, тем самым подтверждая его догадку.
- А еще я хотел отдать Вам это. Тсуруги, где ты там?
Рядом с мужчиной возник высокий гибкий юноша с шальным взглядом и немного диковатой усмешкой на губах. Протянув Мао длинный предмет, замотанный в мешковину, он отошел на шаг назад, останавливаясь рядом с блондином, который скучающе оглядывал всех собравшихся.
Размотав ткань, Мао откинул ее в сторону, а следом бросил на каменный пол меч с золотой рукоятью, в которую был вставлен крупный драгоценный камень. У Манабу сжалось сердце, когда он разглядел на камне знакомый герб, а на лезвии – капли крови. Следом за мечом по полу покатилось золотое кольцо, которое также нельзя было не узнать.
- Что с шахом? – вместо голоса из горла вырвался надломленный хрип. Манабу стиснул пальцами ткань одежды на груди, с трудом отрывая взгляд от меча и переводя его на Мао. – Что с моим братом?!
- Разве Вы еще не поняли, достопочтенный визирь? – прищурился Мао. – Не беспокойтесь, он недолго мучился. Две стрелы в сердце сделали свое дело.
Жуткое осознание случившегося снизошло на всех, кто был в зале. Джин схватил Казуки за руку, тут же чувствуя, как она дрожит. Казуки не сводил глаз с Мао, который прекратил паясничать, и взгляд его стал серьезен.
- Со мной опасно связываться, визирь Манабу.
Манабу медленно поднялся с трона. К нему подошел один из стражников, подавая руку, но Манабу оттолкнул протянутую ладонь и шагнул вперед. Он не верил в то, что только что узнал. Сердце предательски кололо и отказывалось верить, но разум твердил, что предводитель дикого и столь жестокого племени не стал бы шутить с такими вещами.
Не выдержав всеобщего напряжения, молодой стражник, вынув из ножен меч, вихрем подлетел к наблюдавшему за всем происходящим Бё. Лезвие со свистом рассекло воздух, перед тем, как опуститься на шею принца. Лишь чудом тот успел увернуться, и удар пришелся на плечо, раздробив ключицу. Рубиновая кровь брызнула в стороны. Взвыв, Бё здоровой рукой выхватил у замешкавшегося солдата меч и вонзил его точно тому в грудь. Юноша захрипел и, цепляясь пальцами за воздух, грузно осел на пол.
Повисшую в зале тишину нарушали лишь хриплое дыхание Бё и рычание зверя у ног Мао.
Манабу с ужасом оглядел Бё и мертвого стражника, а затем медленно повернулся к Мао. Казалось, над ханом сгустились тучи. Вытащив из ножен свой меч, он направил его точно на визиря.
- Убить их всех, - голос его был тих, но он словно гром обрушился на всех собравшихся.
С дикими воплями, сопровождаемые лязгом оружия, войны Мао бросились на обитателей дворца. Слуги с криками кинулись в стороны, но путь им преградили враги. Мечи легко рассекали прикрытые тонкими тканями тела, которые падали на пол, как подкошенные.
Схватив свое оружие, Манабу кинулся к центру зала, куда хан бросил кольцо и меч брата. Обе вещи лежали на месте, лишь чудом их никто не затоптал. Отразив удар напавшего на него воина, Манабу оглядел комнату, заполнявшуюся все новыми трупами с безумной скоростью. Картина, открывшаяся его взору, была ужасной. Стражники с трудом сдерживали напор бойцов хана. Манабу показалось, что он видел людей из личной гвардии принца Казуки, часть которой осталась вместе с принцем в замке.
В гуще людей не было видно Мао, вместо него Манабу разглядел Джина, отбивавшегося от врагов алебардой, возможно, отобранной у кого-то из мертвых стражников. Рядом с ним стоял Казуки, прикрывая спину Джина. Оба отважно и умело сражались, но Манабу понимал, что силы слишком неравные и надолго мужчин не хватит.
Чья-то тень мелькнула рядом, и Манабу резко обернулся, как раз вовремя, чтобы отразить подлый удар со спины. Невысокий блондин, тот самый, что откровенно скучал на переговорах, наносил резкие удары, надеясь найти брешь в защите Манабу. Быстрым движением спрятав кольцо Руи в складках одежды, Манабу вскинул второй меч, одним защищаясь, а другим пытаясь достать своего противника. Блондин был ловок и быстро перемещался вокруг Манабу, словно стараясь сбить его с толку молниеносными движениями. Но Манабу знал этот трюк, Руи часто применял такой во время их тренировочных боев. Боль от смерти брата плетью ударила по сердцу, заставив визиря действовать жестче. Противник двигался по часовой стрелке, просчитав это, Манабу резко развернулся в противоположную сторону и нанес скользящий удар блондину по ногам. Почувствовав неожиданную боль, парень не устоял на ногах и рухнул на пол.
- Кей! – раздалось у Манабу за спиной.
Через плечо мужчину увидел, как Казуки сражается с Тсуруги, отражая его колющие удары. Именно он выкрикнул имя блондина, на секунду отвлекаясь от Казуки, чем тот и решил воспользоваться. Один удар, и Тсуруги упал к ногам принца, раненный мечом в грудь.
- Манабу, нам надо уходить! – громкий голос Джина ударил по ушам, заставив Манабу вздрогнуть. Юноша был ранен в плечо и с трудом удерживал оружие в руках, но все же продолжал отбивать атаки своих противников.
Лезвие чужого меча пронеслось в сантиметре от лица Манабу, от чего они с Джином отпрянули друг от друга.
- Не отвлекайтесь, визирь!
С усмешкой на лице и безумным огнем в глазах Мао напоминал демона из старинных легенд. Его удары были полны ярости, и Манабу едва успевал отбиваться от них. Даже с двумя мечами он мог лишь защищаться, теряя всякий шанс нанести удар самому.
- Ты отправишься вслед за своим братом, - Мао выбил один меч из рук Манабу и приставил острие своего оружия к горлу мужчины.
- Не стоит торопить события.
Знакомый мужской голос раздался совсем рядом, а затем Мао вдруг выронил меч и упал на пол, как подкошенный. За его спиной стояли Игуру и кто-то еще закутанный в серый плащ и с лицом, закрытым платком.
- Визирь, уходим, скорее! – крикнул Игуру и махнул рукой Казуки, который, ухватив ладонь Джина, побежал к своему опекуну.
Незнакомец в плаще сжал в своей руке ладонь Манабу и потянул за собой, сквозь толпу людей.
- Догнать! Убить! – прозвучал им вслед голос пришедшего в себя Мао.
Вдоль всего коридора шло сражение. Тут и там виднелись трупы своих и чужих. Манабу боялся даже думать о том, что сейчас происходит снаружи.
Казуки потянул на себя Джина, спасая того от неожиданно атаки вражеского воина. Ударив того рукоятью меча в лицо, принц перехватил меч и подрубил нападавшему ногу. Воин вскрикнул, падая на пол, и в тот же миг его голова покатилась по полу коридора, оставляя за собой кровавый след. Джин рвано выдохнул, и потянул Казуки за руку, стараясь не смотреть тому в глаза, в которых плескался гнев за то, что кто-то посмел напасть на дорогого ему человека.
- Через тайный ход, - запыхавшись, произнес Манабу. – Там, за вторым поворотом гобелен…
- Я знаю, - ответил ему незнакомец в капюшоне, удивив визиря своим ответом.
Топот ног позади, говорил о том, что их преследуют. В этот момент из-за поворота выбежала небольшая группа солдат Казуки, тут же кинувшаяся наперерез преследователям.
- Принц, бегите, я помогу солдатам задержать их, - Игуру остановился, подхватывая с пола чужую саблю с пятнами крови на лезвии.
- Игуру, нет! Это опасно! – выкрикнул Казуки, бросаясь к мужчине, но тот легко оттолкнул его назад, позволяя упасть в объятия Джина.
- Вы должны выжить, принц, любой ценой.
Улыбнувшись на прощание, мужчина кинулся на подмогу солдатам, сдерживающим натиск врагов.
Закусив губу, Джин крепче сжал ладонь Казуки и повел его за собой, бегом догоняя Манабу и незнакомца, бегущих впереди.
Небольшой закуток, где на стене висел гобелен, был пуст, основное сражение шло около тронного зала. Манабу кинулся к гобелену, цепляясь за него пальцами и приподнимая тяжелую ткань.
- Сюда, быстрее!
Джин первым юркнул в проход, увлекая за собой Казуки. Следом проскользнул незнакомец, Манабу зашел последним, возвращая ткань на место.
- Куда ведет этот ход? – спросил идущий впереди Джин.
- В город, - опередил Манабу незнакомец. - На рынок.
- На рынок? – переспросил Джин. – Тогда я знаю, где мы можем укрыться.
Сквозь толщу каменных стен доносились звуки боя, крики и грохот. За пределами тайного хода творился Ад, в котором гибло все живое.
- Никогда не думал, что доживу до такого, - едва слышно пробормотал Манабу.
Шедший рядом с визирем мужчина, чуть обернулся и, протянув руку, ухватил Манабу за ладонь. Визирь удивленно вскинул голову, встречаясь взглядом с незнакомцем. Что-то удивительно знакомое было в этих глазах, но вот что – Манабу не мог понять.
Тайный ход вывел мужчин к торговым рядам, расположенным прямо у стен дворца. Вчетвером они столкнули с места каменную плиту, зацепив корзины с фруктами, стоявшие прямо у входа.
По рынку шныряли войны Мао, заглядывая за каждый прилавок в надежде найти там что-нибудь, чем можно поживиться. Присев за мешками с капустой, Казуки огляделся, выискивая более безопасный путь, а затем подозвал к себе Джина, спрашивая того, куда же он собрался их вести.
- Ты помнишь ту лавку, где мы купили подарок для твоей матери? – прошептал Джин.
- Помню, - удивленно произнес Казуки. – Но зачем нам туда.
- Ее хозяин – человек из Лалина. Он укроет нас у себя.
- Ты знал, что он из твоей страны! – воскликнул Казуки, тут же втягивая голову в плечи и обеспокоенно озираясь. К счастью, их не заметили. – И не сказал мне об этом!
- Мне кажется, сейчас немного не то время, чтобы выяснять отношения, - прошипел Манабу, присевший рядом. – Далеко до этой лавки?
- Далековато, - Джин провел рукой по взъерошенным волосам, - но если будем пробираться между прилавками, а потом перебежим через маленький сад, то может нам удастся добраться туда незамеченными.
Манабу и Казуки кивнули в ответ, а их напарник в плаще промолчал, лишь опустил ресницы в знак согласия. Дождавшись, пока ближайшие к ним войны уйдут, мужчины двинулись вперед.
Путь через прилавки прошел спокойно. Мужчинам удалось незаметно пройти мимо вражеских воинов и добраться до сада. Но здесь удача повернулась к ним спиной – двое вооруженных мужчин стояли под кронами пальм и что-то обсуждали.
- У кого-нибудь есть кинжал? – шепотом спросил Казуки.
Ответом ему послужили три отрицательных кивка. Вздохнув, Манабу отдал Казуки меч Руи и, приказав оставаться всем на месте, осторожно пошел вперед, скрываясь за стволами деревьев. Оказавшись за спинами у воинов, мужчина бесшумно подошел ближе и двумя точными ударами ребром ладони по точкам на шее заставил противников рухнуть на землю. Повернувшись к остальным, Манабу махнул им рукой, подзывая к себе.
- Веди дальше, - кивнул он Джину.
Стоило им сделать несколько шагов, как в ближайшее к Манабу дерево воткнулся тонкий шип. Чуть левее, и шип бы вошел точно в шею визирю. Один из воинов очнулся и, не вставая с земли, метнул отравленный шип. Казуки и Манабу вскинули оружие, но их опередили. Точным ударом ноги в лицо, незнакомец в сером оглушил мужчину, и тот снова оказался на земле.
- Идемте быстрей, пока второй не очнулся, - поторопил всех Джин и первым зашагал через сад.
Когда незнакомец приблизился, Манабу вскользь коснулся его плеча и произнес тихое «спасибо». Губ мужчины не было видно, но по глазам Манабу понял, что он улыбается.
- Пришли, - оповестил Джин спустя какое-то время.
Улочка, на которой находилась лавка торговца из Лалина, была пуста. Схватив Джина за руку, Казуки бегом кинулся через улицу и, достигнув двери, несколько раз постучал в нее. Открыли не сразу, было слышно, как кто-то тихо ходит по помещению, а затем дверь слегка приоткрылась, и в щелочку выглянул пожилой мужчина.
- Кто там?.. Царевич Джин!
Торговец распахнул двери отошел в сторону, пропуская мужчин внутрь.
- Что происходит, скажите мне? Кто эти люди и почему они грабят город? Они забрали у меня почти все, – запричитал старик, оглядывая четверых беглецов.
- Это враги. Кочевники из соседнего государства, - ответил ему Манабу. – Простите, но на более подробные объяснения времени нет. У вас есть место, где мы можем спрятаться?
Старец сощурился, разглядывая лицо Манабу, а затем в глазах его мелькнул испуг, когда он узнал в мужчине великого визиря.
- Есть подвал, там я храню непроданный товар. Спрячьтесь там.
Сдвинув мешки и коробки с утварью, оставшейся в лавке, в сторону, мужчины открыли люк в деревянном полу. Первым вниз прыгнул Казуки и помог спуститься Манабу и мужчине в сером. Джин на секунду повернулся к старцу и сжал его морщинистую ладонь в своей.
- Прошу, не выдавайте нас, - попросил он.
- Ни в коем случае, царевич.
С помощью Казуки, Джин оказался внизу, и старик, приложив все усилия, вернул крышку люка на место и задвинул ее обратно мешками и коробками.

 
KsinnДата: Среда, 07.08.2013, 17:48 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Друзья
Сообщений: 3885
Награды: 20
Статус: Offline
***
Столкновение гарема и Бё стало главной темой разговоров на ближайшие пару дней. Манабу чувствовал взгляды слуг спиной и будто слышал их непрекращающийся шёпот. Его мало волновали сплетни, но он не мог сконцентрироваться на работе, постоянно чувствуя чужое присутствие. В поисках укромного места, Манабу забрался на дозорную башню, где его одиночество нарушал лишь один солдат, смотрящий на юго-восток. Визирь старался туда не смотреть, ведь земли тех краёв навевали на него плохие воспоминания.
Перо тихо скрипело о пергамент, когда дверь открылась, и на крышу вышел Джин.
- Добрый день, - улыбнулся он.
- Добрый, - кивнул Манабу, не скрывая своего удивления. - У вас что-то случилось?
- Нет-нет, - поднял руку Джин. - Я просто искал здесь уединения, но вижу что опоздал.
Визирь усмехнулся. Не один он уставал от постоянного окружения людей. И хотя Джин чаще находился лишь с Казуки, его старая привычка осталась, и он заходил сюда, как ранее, когда был слугой.
- Я вижу, ты перестал ходить сюда ночью, - Манабу вновь вернулся к пергаменту, заканчивая предложение.
- Что поделаешь, теперь мои дни намного беззаботнее ночей.
Юноша облокотился о перила, всматриваясь в горизонт. Визирь не смог сдержать тяжёлого вздоха, понимая, что когда-то он потерял то, что сейчас есть у Казуки и Джина.
- Вы продолжаете приходить сюда, - начал юноша, - хоть это по-прежнему причиняет Вам боль.
- Людская память играет злую шутку с хозяевами. Она заставляет нас помнить всё.
- Он действительно бесследно исчез? Неужели нет никаких следов?
Манабу вздрогнул, когда встретился с грустным взглядом Джина. Он знал, что некогда раненный принц долго оправлялся от ран, и дворцовый лекарь стал ему не только спасением, но и хорошим другом. Но Манабу даже не подозревал, что Джин подобно ему не забывает этого человека и надеется на его возвращение.
- Нет, никаких следов, - голос визиря слегка дрожал. - Я боюсь себе признаться, что уже не жду Его.
- В нашем суровом мире, я не могу сказать Вам, что не стоит думать о плохом. - Джин подошёл к Манабу и присел рядом, смотря в его глаза. - Но надежда, это всё что у нас есть. Не переставайте думать о Нём.
- Я слишком добр для того человека, который должен подписывать смертные приговоры государствам, - вздохнул визирь. - Вот и сейчас, я очень сожалею о многом содеянном нами, но вернуть ничего нельзя, как и мою потерю в том городе.
- Думайте о будущем, - юноша встал и направился к входу, - ведь именно эти мысли помогали мне жить.
Петлицы скрипнули, и Джина скрыла дверь, оставив Манабу наедине со своими тяжёлыми мыслями. Он собрал свою волю в кулак и заставил себя посмотреть в горизонт: где-то, где соединялись небо и земля, виднелась маленькая чёрная точка, и Манабу вдруг захотелось, чтобы это был человек, которого он давно ждёт.

***
Утренний туман был очень густой. Одежда дозорных солдат промокла насквозь, но они стойко выжидали смены караула. Пелена была настолько плотной, что невозможно было что-то разглядеть далее фруктовых садов окружающих дворец.
В безмолвных коридорах дворца послышался топот и лязганье лат: испуганные слуги прижимались к стенам, пропуская двух солдат, которые быстро бежали к покоям визиря.
- Ваше Высочество! - Они ворвались без стука и сразу упали на колени. - Шах попал в беду!
Манабу едва не упал с кровати, когда попытался быстро встать с постели и запутался в одеяле.
- Что вы несёте?!
- Прибыл гонец, - один солдат поднял голову. - Он ранен, и едва может говорить. Но его сил едва хватило на то, чтобы сказать, что войско шаха Руи попал в засаду.
- Он ранен! Возможно, он бредит!
Сердце Манабу сжалось от ужаса. Он пытался одеться дрожащими руками, и отказывался верить тому, что его брат потерпел неудачу. Это было невозможно! Одинокий город на юго-западе всегда был беспокойным местом, но Руи смог его подчинить своей воле и долгое время удерживал там порядок. И вот сейчас, отправившись пресечь очередной бунт, разве мог Руи попасть в осаду этих дикарей?
Сердце продолжало биться в груди с ужасной скоростью, а в ушах оглушительно звучал какой-то звон. Манабу был визирем, вторым после шаха, он должен был держать себя в руках, но правда, которую он не знал, пугала его и выедала неизвестностью душу.
Раны гонца были с точностью нанесены так, чтобы он мог двигаться, и достиг места раньше того, как умрёт. Сейчас над ним трудились лекари, обрабатывая порезы и забинтовывая уже чистые раны.
- Мой господин, - тихо прошептал он, когда увидел Манабу.
Визирь присел рядом с ним и низко наклонился к солдату.
- Шах Руи... мы в ужасной беде... - мужчина едва мог говорить и постоянно прерывался, чтобы отдышаться. - Враги у наших стен... нас никто не спасёт...
Едва договорив, раненый потерял сознание, не в силах больше выдерживать боль и слабость своего тела.
- Что с территорией вокруг замка? – Манабу не отводил взгляд от закрытых глаз гонца и обратился к страже.
- В долине густой туман, - начал главный стражник. – Боюсь, мы ничего не увидим, пока не взойдёт солнце.
- Так отправьте патруль! - Визирь вскочил с кресла. – Усильте охрану во дворце и у его стен! Объявить боевую тревогу!
Стража испугалась Манабу и бросилась к выходу. Никто никогда не видел его в такой ярости. Даже тогда, когда он понял, что потерял дорого человека, он позволил лишь стенам услышать своё горе. Сейчас он мог потерять последнего, кто остался у него в жизни, и потому скрывать свою ненависть к судьбе визирь не стал.

Казуки, который имел привычку спать до обеда, сейчас проснулся и сидел на кровати, прислушиваясь к дыханию Джина и шуму в коридорах. Во дворце что-то происходило, и судя по ощущениям, принц точно мог сказать, что это было плохое происшествие.
Он хотел бесшумно сползти с кровати, чтобы одеться и выйти узнать, что происходит, но Джин удержал его за руку.
- Хитрюга, ты не спишь, - Казуки лёг рядом с юношей и сгрёб его в объятия.
- Куда ты собрался?
- Слышишь шум в коридорах? - Принц снова прислушался. – Случилось что-то плохое.
Джин притих, кажется, даже перестал дышать, вслушиваясь в голоса. Отдельные фразы заставили его нахмуриться, и он привстал.
- Нам нужно найти визиря и узнать, не нужна ли наша помощь.
- Ты прав, - согласился Казуки, который быстро спрыгнув с кровати, начал одеваться.

Манабу мерил шагами пьедестал, на котором стоял трон Руи и его кресло. Он не мог сидеть на месте, пока ожидал возвращения патруля отправленного за стены. Казуки боялся отвлечь визиря от его гнетущих мыслей, потому просто стоял и ждал, когда его заметят.
- Принц Казуки? - Манабу выглядел растерянным и будто не узнал гостя.
- Да, это я, - юноша направился в его сторону. - Что происходит?
Мужчина молчал. Сцепив руки за спиной, он смотрел сквозь принца, решая, что стоит говорить, а что нет, и вообще достоин ли он знать всю правду. Осознав мысль, что Казуки единственный, кто сейчас был на его стороне, Манабу опустился в своё кресло и заговорил.
- Сегодня прибыл гонец - он был сильно ранен. С гнусным умыслом его замучили ровно настолько, чтобы его послание достигло наших ушей, - визирь закрыл глаза и откинул голову на спинку кресла. - Шах Руи попал в засаду. Его дальнейшая судьба не известна, а все мы в большой беде.
- Что это значит? Какая беда?
- Гонец сказал, что враги у наших стен. Из-за тумана их невозможно увидеть, поэтому я отправил небольшой отряд, который должен разузнать обстановку.
- Значит, нам остаётся только ждать? - Джин вышел из-за угла, где скрывался всё это время, подслушивая разговор.
- Да.
Повисла тягучая тишина. Казалось туман, поглощает все звуки, делая всех глухими к реальности. Казуки перебирал длинные пряди волос Джина, которые он отрастил за то время, которое был свободен. Принц настоял на этом, и юноша согласился, хотя давно отвык от длинных волос.
Тишину вновь разрезал звук лязгающего металла и топота множества ног. Почти одновременно в тронный зал вбегали солдаты, лица которых были бледны, но военная выправка заставляла их держать себя в руках.
- Патруль не вернётся, - начал главный по званию. - Туман начал рассеиваться, и дозорный увидел мёртвые тела.
- Но это не всё! - Не выдержал младший солдат. - Вокруг нашего города, сколько позволяет увидеть эта проклятая пелена, вражеские войска.
- Они повсюду, - продолжил главный в строю. - Они окружили нас кольцом.
Манабу обессилено рухнул в кресло. Город в осаде, которая может в любой момент превратиться в открытую атаку. Союзники далеко и нет никакой возможности связаться с ними. Шах потерпел поражение, и эта новость завершала всю ужасную картину настоящего.
- Господин, что Вы будете делать? - Казуки обратился к визирю, который кажется, потерял всякую связь с реальностью.
В тронный зал вошёл ещё один солдат. Все повернулись к нему, ожидая самых страшных новостей.
- Ваше Высочество, у меня послание от правителя вражеских войск. Он предлагает переговоры.
Никто не проронил ни слова, все ожидали только одного, что же ответит Манабу - все глаза были прикованы к нему.
- Мы принимаем предложение. - Все солдаты облегчённо выдохнули. - И приведите пленника.
Мужчины поклонились и вышли из тронного зала. Впереди всех ждала встреча, которая несла либо мир, либо смерть.

***
Бряцанье доспехов и лязг оружия гулким эхом отдавался по коридорам затихшего дворца, обитатели которого замерли в ожидании своей участи.
Манабу сидел на троне своего брата, нервно покусывая нижнюю губу и постукивая пальцами по резному подлокотнику. Его хваленая сдержанность пропала без следа, сдавшись под натиском страха за брата и народ Гунеша.
Рядом с троном, укрывшись за охранниками, стоял Бё. Принц не успел толком проснуться и посмотреть в окно, чтобы понять, что происходит, когда мимо его покоев пробежали сначала солдаты, а затем раздались встревоженные голоса Джина и Казуки. Решив узнать, что же случилось, Бё покинул свою комнату. Теперь же он странно щурил глаза, вслушиваясь в звуки шагов и звон металла. Юноша словно что-то знал, но на него никто не обращал внимания, взоры всех были обращены к главному входу в тронный зал.
Казуки и Джин стояли чуть поодаль, оба держали в опущенных руках мечи, готовые при малейшей опасности пустить их в ход.
Первыми в зал зашли охранники, держащие наготове копья и мечи, а следом за ними вошли и те, кого Манабу ожидал увидеть меньше всего.
- Приветствую Вас, почтенный визирь.
Впереди толпы людей, вооруженной до зубов, одетой в пестрые одежды из тяжелой ткани и голодным взглядом рыскающей по богато украшенному залу, стоял невысокий мужчина. Его светлые волосы и одежда были покрыты песком и пылью, а на мече виднелись засохшие капли крови. У ног его сидел зверь, напоминающий собаку, но таких больших собак Манабу раньше видеть не доводилось, и скалил зубы. Он готов был броситься на любого, стоило только хозяину приказать. Погладив зверя по голове, мужчина сделал несколько шагов вперед и, не скрывая насмешливой ухмылки, отвесил поклон.
- Позвольте спросить, хан Мао, что ваши кочевые племена забыли на нашей территории? – отбросив все церемонии, спросил Манабу.
Хан изобразил печаль на лице и покачал головой, одновременно с этих жестом подзывая к себе одного из своих людей.
- Как же так, визирь? Вы даже не догадываетесь о цели нашего визита? В таком случае, Вы будете удивлены, узнав, что наша цель стоит недалеко от Вашего трона.
Манабу резко развернулся, безошибочно находя взглядом Бё. Скрестив руки на груди, юноша ядовито улыбнулся визирю, тем самым подтверждая его догадку.
- А еще я хотел отдать Вам это. Тсуруги, где ты там?
Рядом с мужчиной возник высокий гибкий юноша с шальным взглядом и немного диковатой усмешкой на губах. Протянув Мао длинный предмет, замотанный в мешковину, он отошел на шаг назад, останавливаясь рядом с блондином, который скучающе оглядывал всех собравшихся.
Размотав ткань, Мао откинул ее в сторону, а следом бросил на каменный пол меч с золотой рукоятью, в которую был вставлен крупный драгоценный камень. У Манабу сжалось сердце, когда он разглядел на камне знакомый герб, а на лезвии – капли крови. Следом за мечом по полу покатилось золотое кольцо, которое также нельзя было не узнать.
- Что с шахом? – вместо голоса из горла вырвался надломленный хрип. Манабу стиснул пальцами ткань одежды на груди, с трудом отрывая взгляд от меча и переводя его на Мао. – Что с моим братом?!
- Разве Вы еще не поняли, достопочтенный визирь? – прищурился Мао. – Не беспокойтесь, он недолго мучился. Две стрелы в сердце сделали свое дело.
Жуткое осознание случившегося снизошло на всех, кто был в зале. Джин схватил Казуки за руку, тут же чувствуя, как она дрожит. Казуки не сводил глаз с Мао, который прекратил паясничать, и взгляд его стал серьезен.
- Со мной опасно связываться, визирь Манабу.
Манабу медленно поднялся с трона. К нему подошел один из стражников, подавая руку, но Манабу оттолкнул протянутую ладонь и шагнул вперед. Он не верил в то, что только что узнал. Сердце предательски кололо и отказывалось верить, но разум твердил, что предводитель дикого и столь жестокого племени не стал бы шутить с такими вещами.
Не выдержав всеобщего напряжения, молодой стражник, вынув из ножен меч, вихрем подлетел к наблюдавшему за всем происходящим Бё. Лезвие со свистом рассекло воздух, перед тем, как опуститься на шею принца. Лишь чудом тот успел увернуться, и удар пришелся на плечо, раздробив ключицу. Рубиновая кровь брызнула в стороны. Взвыв, Бё здоровой рукой выхватил у замешкавшегося солдата меч и вонзил его точно тому в грудь. Юноша захрипел и, цепляясь пальцами за воздух, грузно осел на пол.
Повисшую в зале тишину нарушали лишь хриплое дыхание Бё и рычание зверя у ног Мао.
Манабу с ужасом оглядел Бё и мертвого стражника, а затем медленно повернулся к Мао. Казалось, над ханом сгустились тучи. Вытащив из ножен свой меч, он направил его точно на визиря.
- Убить их всех, - голос его был тих, но он словно гром обрушился на всех собравшихся.
С дикими воплями, сопровождаемые лязгом оружия, войны Мао бросились на обитателей дворца. Слуги с криками кинулись в стороны, но путь им преградили враги. Мечи легко рассекали прикрытые тонкими тканями тела, которые падали на пол, как подкошенные.
Схватив свое оружие, Манабу кинулся к центру зала, куда хан бросил кольцо и меч брата. Обе вещи лежали на месте, лишь чудом их никто не затоптал. Отразив удар напавшего на него воина, Манабу оглядел комнату, заполнявшуюся все новыми трупами с безумной скоростью. Картина, открывшаяся его взору, была ужасной. Стражники с трудом сдерживали напор бойцов хана. Манабу показалось, что он видел людей из личной гвардии принца Казуки, часть которой осталась вместе с принцем в замке.
В гуще людей не было видно Мао, вместо него Манабу разглядел Джина, отбивавшегося от врагов алебардой, возможно, отобранной у кого-то из мертвых стражников. Рядом с ним стоял Казуки, прикрывая спину Джина. Оба отважно и умело сражались, но Манабу понимал, что силы слишком неравные и надолго мужчин не хватит.
Чья-то тень мелькнула рядом, и Манабу резко обернулся, как раз вовремя, чтобы отразить подлый удар со спины. Невысокий блондин, тот самый, что откровенно скучал на переговорах, наносил резкие удары, надеясь найти брешь в защите Манабу. Быстрым движением спрятав кольцо Руи в складках одежды, Манабу вскинул второй меч, одним защищаясь, а другим пытаясь достать своего противника. Блондин был ловок и быстро перемещался вокруг Манабу, словно стараясь сбить его с толку молниеносными движениями. Но Манабу знал этот трюк, Руи часто применял такой во время их тренировочных боев. Боль от смерти брата плетью ударила по сердцу, заставив визиря действовать жестче. Противник двигался по часовой стрелке, просчитав это, Манабу резко развернулся в противоположную сторону и нанес скользящий удар блондину по ногам. Почувствовав неожиданную боль, парень не устоял на ногах и рухнул на пол.
- Кей! – раздалось у Манабу за спиной.
Через плечо мужчину увидел, как Казуки сражается с Тсуруги, отражая его колющие удары. Именно он выкрикнул имя блондина, на секунду отвлекаясь от Казуки, чем тот и решил воспользоваться. Один удар, и Тсуруги упал к ногам принца, раненный мечом в грудь.
- Манабу, нам надо уходить! – громкий голос Джина ударил по ушам, заставив Манабу вздрогнуть. Юноша был ранен в плечо и с трудом удерживал оружие в руках, но все же продолжал отбивать атаки своих противников.
Лезвие чужого меча пронеслось в сантиметре от лица Манабу, от чего они с Джином отпрянули друг от друга.
- Не отвлекайтесь, визирь!
С усмешкой на лице и безумным огнем в глазах Мао напоминал демона из старинных легенд. Его удары были полны ярости, и Манабу едва успевал отбиваться от них. Даже с двумя мечами он мог лишь защищаться, теряя всякий шанс нанести удар самому.
- Ты отправишься вслед за своим братом, - Мао выбил один меч из рук Манабу и приставил острие своего оружия к горлу мужчины.
- Не стоит торопить события.
Знакомый мужской голос раздался совсем рядом, а затем Мао вдруг выронил меч и упал на пол, как подкошенный. За его спиной стояли Игуру и кто-то еще закутанный в серый плащ и с лицом, закрытым платком.
- Визирь, уходим, скорее! – крикнул Игуру и махнул рукой Казуки, который, ухватив ладонь Джина, побежал к своему опекуну.
Незнакомец в плаще сжал в своей руке ладонь Манабу и потянул за собой, сквозь толпу людей.
- Догнать! Убить! – прозвучал им вслед голос пришедшего в себя Мао.
Вдоль всего коридора шло сражение. Тут и там виднелись трупы своих и чужих. Манабу боялся даже думать о том, что сейчас происходит снаружи.
Казуки потянул на себя Джина, спасая того от неожиданно атаки вражеского воина. Ударив того рукоятью меча в лицо, принц перехватил меч и подрубил нападавшему ногу. Воин вскрикнул, падая на пол, и в тот же миг его голова покатилась по полу коридора, оставляя за собой кровавый след. Джин рвано выдохнул, и потянул Казуки за руку, стараясь не смотреть тому в глаза, в которых плескался гнев за то, что кто-то посмел напасть на дорогого ему человека.
- Через тайный ход, - запыхавшись, произнес Манабу. – Там, за вторым поворотом гобелен…
- Я знаю, - ответил ему незнакомец в капюшоне, удивив визиря своим ответом.
Топот ног позади, говорил о том, что их преследуют. В этот момент из-за поворота выбежала небольшая группа солдат Казуки, тут же кинувшаяся наперерез преследователям.
- Принц, бегите, я помогу солдатам задержать их, - Игуру остановился, подхватывая с пола чужую саблю с пятнами крови на лезвии.
- Игуру, нет! Это опасно! – выкрикнул Казуки, бросаясь к мужчине, но тот легко оттолкнул его назад, позволяя упасть в объятия Джина.
- Вы должны выжить, принц, любой ценой.
Улыбнувшись на прощание, мужчина кинулся на подмогу солдатам, сдерживающим натиск врагов.
Закусив губу, Джин крепче сжал ладонь Казуки и повел его за собой, бегом догоняя Манабу и незнакомца, бегущих впереди.
Небольшой закуток, где на стене висел гобелен, был пуст, основное сражение шло около тронного зала. Манабу кинулся к гобелену, цепляясь за него пальцами и приподнимая тяжелую ткань.
- Сюда, быстрее!
Джин первым юркнул в проход, увлекая за собой Казуки. Следом проскользнул незнакомец, Манабу зашел последним, возвращая ткань на место.
- Куда ведет этот ход? – спросил идущий впереди Джин.
- В город, - опередил Манабу незнакомец. - На рынок.
- На рынок? – переспросил Джин. – Тогда я знаю, где мы можем укрыться.
Сквозь толщу каменных стен доносились звуки боя, крики и грохот. За пределами тайного хода творился Ад, в котором гибло все живое.
- Никогда не думал, что доживу до такого, - едва слышно пробормотал Манабу.
Шедший рядом с визирем мужчина, чуть обернулся и, протянув руку, ухватил Манабу за ладонь. Визирь удивленно вскинул голову, встречаясь взглядом с незнакомцем. Что-то удивительно знакомое было в этих глазах, но вот что – Манабу не мог понять.
Тайный ход вывел мужчин к торговым рядам, расположенным прямо у стен дворца. Вчетвером они столкнули с места каменную плиту, зацепив корзины с фруктами, стоявшие прямо у входа.
По рынку шныряли войны Мао, заглядывая за каждый прилавок в надежде найти там что-нибудь, чем можно поживиться. Присев за мешками с капустой, Казуки огляделся, выискивая более безопасный путь, а затем подозвал к себе Джина, спрашивая того, куда же он собрался их вести.
- Ты помнишь ту лавку, где мы купили подарок для твоей матери? – прошептал Джин.
- Помню, - удивленно произнес Казуки. – Но зачем нам туда.
- Ее хозяин – человек из Лалина. Он укроет нас у себя.
- Ты знал, что он из твоей страны! – воскликнул Казуки, тут же втягивая голову в плечи и обеспокоенно озираясь. К счастью, их не заметили. – И не сказал мне об этом!
- Мне кажется, сейчас немного не то время, чтобы выяснять отношения, - прошипел Манабу, присевший рядом. – Далеко до этой лавки?
- Далековато, - Джин провел рукой по взъерошенным волосам, - но если будем пробираться между прилавками, а потом перебежим через маленький сад, то может нам удастся добраться туда незамеченными.
Манабу и Казуки кивнули в ответ, а их напарник в плаще промолчал, лишь опустил ресницы в знак согласия. Дождавшись, пока ближайшие к ним войны уйдут, мужчины двинулись вперед.
Путь через прилавки прошел спокойно. Мужчинам удалось незаметно пройти мимо вражеских воинов и добраться до сада. Но здесь удача повернулась к ним спиной – двое вооруженных мужчин стояли под кронами пальм и что-то обсуждали.
- У кого-нибудь есть кинжал? – шепотом спросил Казуки.
Ответом ему послужили три отрицательных кивка. Вздохнув, Манабу отдал Казуки меч Руи и, приказав оставаться всем на месте, осторожно пошел вперед, скрываясь за стволами деревьев. Оказавшись за спинами у воинов, мужчина бесшумно подошел ближе и двумя точными ударами ребром ладони по точкам на шее заставил противников рухнуть на землю. Повернувшись к остальным, Манабу махнул им рукой, подзывая к себе.
- Веди дальше, - кивнул он Джину.
Стоило им сделать несколько шагов, как в ближайшее к Манабу дерево воткнулся тонкий шип. Чуть левее, и шип бы вошел точно в шею визирю. Один из воинов очнулся и, не вставая с земли, метнул отравленный шип. Казуки и Манабу вскинули оружие, но их опередили. Точным ударом ноги в лицо, незнакомец в сером оглушил мужчину, и тот снова оказался на земле.
- Идемте быстрей, пока второй не очнулся, - поторопил всех Джин и первым зашагал через сад.
Когда незнакомец приблизился, Манабу вскользь коснулся его плеча и произнес тихое «спасибо». Губ мужчины не было видно, но по глазам Манабу понял, что он улыбается.
- Пришли, - оповестил Джин спустя какое-то время.
Улочка, на которой находилась лавка торговца из Лалина, была пуста. Схватив Джина за руку, Казуки бегом кинулся через улицу и, достигнув двери, несколько раз постучал в нее. Открыли не сразу, было слышно, как кто-то тихо ходит по помещению, а затем дверь слегка приоткрылась, и в щелочку выглянул пожилой мужчина.
- Кто там?.. Царевич Джин!
Торговец распахнул двери отошел в сторону, пропуская мужчин внутрь.
- Что происходит, скажите мне? Кто эти люди и почему они грабят город? Они забрали у меня почти все, – запричитал старик, оглядывая четверых беглецов.
- Это враги. Кочевники из соседнего государства, - ответил ему Манабу. – Простите, но на более подробные объяснения времени нет. У вас есть место, где мы можем спрятаться?
Старец сощурился, разглядывая лицо Манабу, а затем в глазах его мелькнул испуг, когда он узнал в мужчине великого визиря.
- Есть подвал, там я храню непроданный товар. Спрячьтесь там.
Сдвинув мешки и коробки с утварью, оставшейся в лавке, в сторону, мужчины открыли люк в деревянном полу. Первым вниз прыгнул Казуки и помог спуститься Манабу и мужчине в сером. Джин на секунду повернулся к старцу и сжал его морщинистую ладонь в своей.
- Прошу, не выдавайте нас, - попросил он.
- Ни в коем случае, царевич.
С помощью Казуки, Джин оказался внизу, и старик, приложив все усилия, вернул крышку люка на место и задвинул ее обратно мешками и коробками.

 
Форум - J-rock, Visual kei - J-rock группы - J-rock фанфики » Фанфикшн. Фанфики j-rock, j-pop » R (Restricted), NC (No Children) » Шёлковый путь (NC-17 - Rui/Byo [Sadie, Screw, And &-eccentric agent])
Страница 1 из 212»
Поиск:

Хостинг от uCoz